capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson sotha sil
Солнце гаснет. Приближается тьма. Она наступает бесшумно, почти незаметно; крадется по улицам и тротуарам, липнет на стекла окон и дорожные фонари, вползает сквозь щели в комнаты, наполняя собой коридоры...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Тiкай з Вiнтерфелла [asoif//got]


Тiкай з Вiнтерфелла [asoif//got]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

Тiкай з Вiнтерфелла
а её драконов ты тоже шпехал?
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s5.uploads.ru/t/LCcyJ.jpg
ленинград - кольщик

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

sara ryder as jon snow & olivia moore as sansa stark

Винтерфелл. Время возвращаться домой из великого плавания, Джон Слноу

АННОТАЦИЯ

Против воли лордов Севера, против воли Сансы он все же уехал к Матери Драконов. Первое время леди Севера не находила себе места, ждала от брата хоть одного слова, но он оказался более бесчувственным и черствым к своей семье. В меру злая и обиженная она продолжает ждать его возвращения, молится всем богам, чтобы самонадеянный брат уцелел, вернулся домой под ее любящее крыло и взял все в свои руки.
И кто бы знал, что этот глупец не только преклонит колено перед новой королевой, но еще и приведет ее в дом Сансы, уповая на милость сестер.
Тiкай з Вiнтерфелла, Джон Сноу.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Olivia Moore (07-06-2018 21:39:28)

+2

2

I STILL REMEMBER HOW IT ALL CAME BACK TOGETHER
JUST TO FALL APART AGAIN
MY DEAR, I HEAR YOUR VOICE IN MINE

Джон сидит верхом на чужом коне и смотрит на родной замок издалека. Рядом – укутанная в меха сира Джораха Дейенерис Таргариен, уже не такая статная и величественная, сбивчиво дышит от холода и щурится от летящего в глаза снега. Джон долгих шесть недель засыпал с мыслью о Винтерфелле, но сейчас насладиться возвращением домой и выдохнуть мешала дотракийская ругань за спиной. Дейенерис что-то обрывисто прогавкала своим «кровным всадникам» на их языке, а потом уставилась на Джона с лицом побитой собаки.

- Нечего стоять на одном месте, я замерзла. Давай поедем уже поскорее в замок.
- Конечно, - ответил он и пришпорил коня. Дейенерис держалась к нему поближе, и Джон с удовольствием заметил, что она нервничает, надеясь скрыть неуверенность дрожью от холода. – Ты ведь не забыла, что я говорил?
- Ты много чего говорил, - пухлый рот её искривился в милой улыбке.
- О северянах. Не забывай, что они увидят тебя впервые. Если хочешь править ими, заставь их себя полюбить, - говоря это, он чувствовал, как Дени закипает, и быстро сменил тактику. – Просто будь с ними такой же, как со мной наедине, и они быстро тобой проникнутся. Северяне – народ непростой…
- Если я буду вести себя с ними также, как и с тобой, то меня неправильно поймут, - засмеялась Дейенерис, а потом добавила уже серьезнее: - Дотракийцы, знаешь ли, тоже народ непростой, но мне не пришлось перед ними стелиться, чтобы завоевать их верность.
Джон крепко сжал поводья, и если бы не перчатки, ногти впились бы в ладони. Ему глубоко наплевать, полюбит ли Север Дейенерис или нет, но если она все испортит своей неукротимой заносчивостью, северные лорды поставят на Старках крест. Такой выходки ему никто никогда не простит.
- Одна только просьба: дай мне тебя представить. Миссандея отлично с этим справляется, но здесь тебе лучше довериться мне.
- Как скажешь, Джон Сноу, - она назвала его по имени тем сладким голосом, которым никогда не обращалась к Тириону, Теону Грейджою или даже сиру Джораху. Джон отвел взгляд, закрывшись от отдаленного говора дотракийцев и переключившись на бескрайние северные виды.

Шесть недель он томился на Драконьем Камне, терпел Королевскую Гавань, умирал за Стеной, пытаясь ублажить то одну королеву, то другую. Двенадцать дней он провел с Дейенерис на корабле, стелясь перед ней, как последний кобель – когда-то он чувствовал себя собакой, когда спал с Игритт под шкурами, на виду у всего лагеря одичалых, а сейчас приведет чужую ему женщину в дом своего отца, поставит её над своей семьей и будет послушно смотреть на неё влюбленными глазами столько, сколько того потребует война.
А там, в Винтерфелле, его ждут живые и невредимые Арья и Бран, которых он помнит еще малышами, которых учил уму-разуму, как умный и опытный старший брат. Сколько, интересно, презрения он уловит в их глазах? Сколько раз они плюнут ему под ноги? Сколько потребуется секунд, чтобы Арья бросилась на Матерь Драконов с кулаками?..
А о Сансе Джон и вовсе думать боялся. Слишком больно было.
Тяжелые ворота Винтерфелла с ревом отворились перед ними, и небольшая процессия двинулась во двор замка – Джон, Дейенерис, Джорах, Тирион, Миссандея, Давос и один из дотракийцев, чьи имена Джон не потрудился запомнить. Северяне встречали их каменными лицами, на которых Джон не мог прочесть ни радости, ни удивления, ни ненависти. Просто каменные статуи, безмолвные големы, и в завывании ветра Джон будто бы услышал их мысли: «Больше века на Севере не было Таргариенов, и дальше бы жили без них, если бы не бастард-дурак.»
Торрхен Старк тоже чувствовал такую ненависть к самому себе?

Джон остановил коня в центре двора и спешился, жестом призывая Дейенерис сделать то же самое. С коня она спрыгнула грациозно и умело – чувствовалось, что выросла в дотракийском кхаласаре, - но на своих двоих выглядела приземистой, к чему добавлял толстый меховой плащ. В книгах по истории Эйегона Завоевателя изображают златовласым богом, но Джону казалось, что в реальности он был такой же нелепый коротышка, как и его последний потомок.
На помосте второго этажа из тени выплыли две невысокие фигуры, при виде которых сердце Джона едва не выпрыгнуло из груди – он не мог тут же не узнать круглое личико Арьи, которая тотчас же бросилась ему навстречу, едва не перемахнув через перила. Джон не успел и слова сказать, как она врезалась в него снарядом, ткнулась носом куда-то в грудь и вцепилась в него обоими руками. Сильная стала, как взрослый муж, хотя все такая же малявка. Обнимая её, Джон вдохнул так, что по всему телу волной прошло. Сверху, с помоста, на них грустно смотрел сидящий в кресле Бран – поймав взгляд Джона, он лишь улыбнулся краем рта.
Джон смаргнул подступившие слезы.
А за спиной у него, под мерный стук шагов, с помоста спускалась леди Винтерфелла.
Высокая, тонкая, в черных мехах, сопровождаемая огромным белым лютоволком, который в Джоне, казалось, даже хозяина уже не признавал. При появлении Сансы оживился весь двор – она, как магнит, притягивала к себе всеобщее внимание. Джон чувствовал, что все присутствующие только и ждали её реакции на происходящее. Все до единого сейчас смотрели только на неё…
А он взял и начал первым.
- Леди Санса, позвольте представить Дейенерис Таргариен. Её величество согласилась помочь нам в грядущей войне в обмен на нашу верность. Ваше величество… Дейенерис… Это Санса Старк, леди Винтерфелла, её младшая сестра Арья Старк и их брат Брандон Старк. Моя семья.

[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

Отредактировано Sara Ryder (05-06-2018 21:49:41)

+1

3

. . . . . . . . . . . . . . .
you're always on my mind

http://s9.uploads.ru/85Whu.gif

http://s2.uploads.ru/W3Y9g.gif

but even closer to you, you seem so very far
. . . . . . . . . . . . . . .

Санса была уверена, что воссоединение с братом станет просветом в ее жизни.
Общими усилиями Старки вновь оказались в Винтерфелле, но за этим следовали очередные препоны - обе королевы решили напомнить о себе и политическом раздрае, который тянется с момента казни Эддарда Старка.
Тогда в ее голове назойливо мелькала лишь одна мысль - "только этого и не хватало". Дочь почившего Хранителя Севера устала. Устала от постоянных перепитий судьбы, круговорота смертей, проблем. Последние события настолько вымотали ее, что не хватало слов выразить свое состояние.

Когда Джон принял решение покинуть Винтерфелл и обратиться за помощью в войне с Королем ночи к законной королеве, - Таргариен - в душе что-то оборвалось. Север помнил, как жестоко с ними обошлись Таргариены в свое время, а сейчас новоиспеченный Старк, ведомый собственными идеалами, решил повторить ошибку своего предка; и, к сожалению, несмотря на усилия лордов Севера, он будет гнуть свою линию.
Наверное, это бич мужчин-Старков. Будучи уверенными в собственной правоте, они разобьются в лепешку и пойдут наперекор всем, чтобы кому-то что-то доказать.

Осуждала ли Санса Старка? Однозначно, да.
Не из вредности (свойственной Пташке много лет назад), а напротив - из желания уберечь сводного брата от ошибок. "Зачем наступать на старые грабли?" Каждая семья так или иначе записывала истории своих великих мужей ради сохранения памяти и, конечно, желания предостеречь более молодых и упертых - таких как Старк - от ошибок прошлого, но колесо фортуны беспощадно.

Кто бы что не говорил, он все-таки покинул Винтерфелл ради рандеву с очередной претенденткой на Железный трон. Леди Старк негодовала и не бросала попыток отговорить его от столь опасного путешествия, но не смогла сбить его пыл.
Покидая дом родителей, Король Севера всё передал ей. Джон был так уверен в Сансе, словно знал ее как облупленную, а вот она была не до конца уверена в своих силах.
Когда она представляла, что ей нужно сделать, сердце сжималось.
Меньше.
Меньше.
Еще меньше.
До размера сердца Пташки, коей ее и прозвали в Красном замке.
Ей было страшно, но страх нужно перебороть.

Вдоволь насмотревшись на жизнь бедных в Королевской Гавани, Санса поставила себе лишь одну цель: обеспечить свой народ всем. За рутинными проблемами, переходящими из одного дня в другой, она практически отрешилась от мыслей о Джоне, хоть и ждала от него ворона.
Где-то в глубине души теплилась лишь одна надежда - хоть бы он вернулся живым.
И она молилась. Молилась всем богам - старым и новым - чтобы ее брат вернулся домой живым и невредимым. За столь короткий срок она пережила достаточно. За столь короткий срок они перенесли достаточно бед, и если его не станет - она просто не вынесет этого.

Когда-то давно полноправной леди Винтерфелла была ее мать - Кейтилин Старк (урожденная Талли). Когда-то давно она точно также проходилась вдоль стен замка, принимала непосредственное участие в жизни северян, была опорой и поддержкой своему супругу - Эддарду.
Вернувшись в Винтерфелл в первый раз, ей было больно принять факт, что теперь хранители Севера - Болтоны. Болтоны, клявшиеся Старкам в верности. Болтоны, чей род теперь истреблен.
Несмотря на скорейшее приближение зимы, некогда бывшие сюзерены Старков практически не заботились о жизни вверенного им народа. Основной головной болью Русе и Рамси были лишь политические вопросы, требующие немедленного участия. Верность Ланнистерам в новых реалиях, видимо, обходится слишком дорого.

Анализируя события недавних дней, Санса серьезно подумывала пойти наперекор решению Джона относительно Амберов и Корстарков. "Неизвестно сколько жизней унесет эта зима", - рассуждала она, перебирая пергаменты, "куда важнее оказать посильную помощь более слабым и бедным".
В общем и целом, леди Винтерфелла запросто могла бы осуществить задуманное, но нежелание портить взаимоотношения с Джоном было для нее более насущным. Брат не поймет её действий, отчего начнется очередной конфликт. Нужно ли это ей? Нет. Поэтому, к огромному сожалению, ей придется занять его позицию.
Мягкое сердце брата, как и добропорядочность отца, могли создать массу проблем. Один из их предков уже поплатился головой на эшафоте. Ей не хотелось, чтобы он повторил судьбу их отца. Стараясь всеми силами удержать его от ошибки, она отдалялась от него все больше. Именно это и заставляло Сансу пересматривать свое отношение к Джону, его характеру, поступкам.
Наступая себе на горло, ей придется принимать его действия и соглашаться с ним, поскольку он даже не хочет слушать ее доводы. В такие моменты ей не хватало мудрости леди Кейтилин, которая могла найти подход к не менее упертому отцу.

http://37.media.tumblr.com/91b427e41e485009f053a24c653019c4/tumblr_n4bj1c4nml1qeijvdo4_250.gif

http://38.media.tumblr.com/cd708ae905a48099cf2b98bbf5114d01/tumblr_n4bj1c4nml1qeijvdo5_r1_250.gif

Джон и Дейенерис прибыли в замок практически на закате. К тому моменту Старки уже готовились к вечерней трапезе. Спустя более месяца Санса потеряла надежду дождаться Джона живым и невредимым, поскольку брат так и не нашел времени написать своей семье хоть слово.
Она старалась не злиться на него, найти хоть одно логическое обоснование, цеплялась за самые глупые домыслы. И даже сейчас, когда крик "- Открыть Южные ворота!" сотрясает воздух, она слабо верит в то, что это король Севера.
Нехотя поднимаясь из-за стола, заваленного пергаментами, она медленно выходит на веранду второго этажа и замирает, не веря своим глазам. Где-то в области солнечного сплетения все наливается теплом, которое растекается по всему телу. Она зла. Зла настолько, что готова кинуться на него с кулаками.

• Он так и не осмелился за все время написать своей семье.
• Он привел Таргариен в их дом.
• Он привел дотракийцев в ИХ дом.

Старк нервно сглатывает слюну, медленно выдыхает и спускается вниз, аккуратно придерживая полы платья одной рукой, а второй держась за перила. Скользко. Всем своим видом леди Санса старается держаться как можно более невозмутимо. Она обещала себе минимизировать конфликты.
Санса не улыбается, не бросается ему на шею с дикими криками, но и не рвет и мечет, едва брат переступил порог Винтерфелла. Прищурившись, девушка осматривает так называемую королеву; бывшего (несостоявшегося) супруга; сира Давоса; мужчину, похожего по описанию на Мормонта; чужестранку и дотракийцев. Компания, конечно, разношерстная и ну такая себе.
Складывалось ощущение, что свита Дейенерис собиралась с мира по нитке. Это не вызывало ни доверия, ни отвращения - просто комок смешанных эмоций, переплетающихся с размышлениями где и как разместить такое количество людей.
Сказать, что Пташка была сильно удивлена, увидев в рядах последователей потомка рода Таргариенов человека, с которым однажды судьба пыталась ее крепко связать, означает ничего не сказать. С Тирионом у нее были связаны теплые воспоминания, несмотря на калейдоскоп боли и страданий, что подстерегали ее в Королевской Гавани именно в тот период.
Несостоявшийся муж был добр с ней.
Кажется, пришло время отплатить ему добром в ответ.

Леди Винтерфелла переводит взгляд обратно на Джона и внимательно смотрит на него, подбирая необходимые слова для приветствия, но сводный брат берет всё в свои руки. Он представляет Дейенерис как королеву, перед которой преклонил колено весь Вестерос. Он представляет ее так, словно Север у ж е преклонил перед ней колено.
Опять же, не обращая внимание на все протесты, он пошел наперекор Лордам Севера.
"Что тобой движет, Джон?"
Удерживаясь от любых комментариев, Старк лишь склоняется перед гостями в легком реверансе, как и подобает любой хозяйке. - Рада приветствовать вас в Винтерфелле. Полагаю, вы устали с дороги? Я сейчас же попрошу приготовить для вас покои. - она обращается не к Дейенерис, а ко всем.

Около 5 лет назад, когда к ним с визитом приезжал король Роберт Баратеон, все было куда более помпезно. Когда приезжал король, их предупреждали. Когда приезжал король, обстановка была совершенно иной. Что же тогда стоит думать?

Давая ход эмоциям, она даже забыла о колющем морозе. Она забыла, что путники, наверное, не только устали, но и замерзли до дрожи. - Пока покои будут готовиться, попрошу к столу. Уже близится время ужина. - легкая улыбка касается ее губ, а рукой она указывает на не так давно восстановленный* Большой чертог, где обычно Старки принимали как гостей, так и северян.

________________________________

* Более года назад Рамси Болтон, чтобы отбить замок у Теона, устроил пожар, в котором уцелела только Богороща. Часть построек, спустя год после пожара, восстановил Русе Болтон, другую часть построек - Старки.

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

Отредактировано Olivia Moore (07-06-2018 21:48:13)

+1

4

Отрадно видеть, что Таргариена на Севере встречают не заточенными вилами, а горячим ужином. Санса держится хорошо – спокойно и учтиво, и как бы Джон ни стрался, он не мог уловить никаких тревожных ноток в её голосе, а ведь он хорошо научился различать её искреннюю вежливость от вынужденной. Она ведет себя также, как вела бы себя на её месте любая гостеприимная леди.
Но Дейенерис этого мало. Вместо неё, как обычно, наводить порядок взялась Миссандея:

- Вам следует преклонить колено перед Матерью Драконов и законной королевой Семи Королевств. Принятое обращение – Ваша Светлость.

После подобных выступлений обычно повисала гробовая тишина – что на Драконьем Камне, когда Джон увидел Дейенерис в первый раз, что в Королевской Гавани, под тихий скрежет челюстей Серсеи Ланнистер. Но не в этот раз.

Северяне зашептались, и Джон краем уха уловил хихиканье. Арья, все еще крепко стискивавшая его за ребра, вдруг отстранилась и тихо, словно тень, оказалась возле Сансы. С неё, в свою очередь, можно было писать картину: до того величественно она выглядела против погребенной под непривычными мехами Дейенерис, возвышаясь над ними обоими в своем длинном черном плаще.

Её ответная реплика на первый взгляд казалась простой, но Джон не мог выкинуть её слов из головы. С Драконьего Камня он отправил Сансе один-единственный свиток, в котором содержалось максимум информации в минимуме слов:

Санса,

Серсея Ланнистер пообещала предоставить свои силы для нашего дела, как и Дейенерис Таргариен. И если мы переживем эту войну, я пообещал свою армию Дейенерис, законной королеве Семи королевств. Мы оба собираемся организовать защиту королевства.

Джон Сноу. Хранитель Севера.

Над тем свитком он ломал голову полночи, прекрасно зная, что его письма читаются, а неправильно подобранные слова могут спровоцировать скандал. Со стороны могло показаться, что Король Севера безоглядно влюбился и потому вручил своей возлюбленной королевство, которое никогда ему по праву не принадлежало, но на самом деле единственное, что он ей вручил – это самого себя, не забыв слов Дейенерис о том, что «северяне примут меня своей королевой, если такова будет воля их короля». Но в Винтерфелл он вернулся не королем, а вассалом, и не ему теперь указывать северянам, кого короновать, а кого поднять на вилы.

Теперь все зависит только от Сансы, и Джон воспрял, когда понял, что она уловила все его намеки. Она всегда была слишком умна, чтобы упустить их из внимания – такой хитрости и наблюдательности её научила золотая клетка в Королевской Гавани. Она все поняла.

Или почти все.

В Великом Чертоге он вновь сделался услужливым кавалером, позаботившись о том, чтобы Дейенерис было тепло, удобно и комфортно. Она устроилась за высоким столом, как и подобает почетной гостье, но Джон сам предложил ей занять место в самом центре, между ним и Сансой. В основном затем, чтобы у неё была возможность пообщаться как с Хранителем Севера, так и с Леди Винтерфелла, а также затем, чтобы она всегда была под боком и под контролем. И затем, чтобы сам Джон не оказался к Сансе слишком близко, потому что на этом скромном пиру ему нужен был весь самоконтроль, который в нем остался.

Не нравятся соленые баклажаны, Ваша светлость? Отведайте рагу из кролика, или пирог с почками, который мы с Сансой, Арьей и Браном ели еще детьми. Вина у нас нет, не из репки же его жать! Вот вам кружка винтерфелльского эля – вы-то пили и забродившее лошадиное молоко, и брагу из трущоб Миерина. Если хотите, позовем певца. Все, что вам угодно, лишь бы кружащие над Винтерфеллом драконы вели себя спокойно.

- Признаться, Санса, я ожидала более теплого приема, - со скрытой угрозой в голосе сказала улыбающаяся Дейенерис. Джон вслепую нашел её руку своей и сжал у всех на виду. – Но, познакомившись поближе с вашим братом, я поняла, что северяне не торопятся в выражении… нежных чувств.

Она перевела взгляд на Джона, и в тускловатом свете свечей не было видно, что он побелел как смерть. Она резала по живому, не понимая, что делает, но деваться ему некуда – назвался груздем, полезай в кузов. Ответил он на это лишь вымученной улыбкой. Других у него для Дейенерис не было.

- Край у вас скромный, но, когда вы преклоните колено и Север вернется во власть Таргариенов, мы снова сделаем его процветающим. За такое я даже готова выпить – можете присоединиться.

Джон вдруг ощутил, как палец Дейенерис чиркает его по руке, словно в попытке успокоить, и понял, что стиснул её руку слишком сильно. Она удивительным образом умудрялась одной фразой оскорбить его виды видавшее эго несколько раз подряд: «Во-первых, Север больше, чем все другие шесть королевств вместе взятые. Во-вторых, Старки были королями на Севере еще тогда, когда первые Таргариены пасли овец в Валирии. В-третьих, я тебя сюда привез не за этим.»

- Процветания мы не увидим, если не выстоим в войне с Иными, - тихо напомнил он, пытаясь вставить это как можно скромнее, но вышло все равно угрожающе. – Северяне боятся ваших… вас, но если вы покажете, на что способна ваша мощь против врагов всех живых, мои соотечественники проникнутся к вам большой любовью.

- И я об этом помню, - уверила его Дейенерис. – Но сперва мне не помешает ванна с дороги. Я бы хотела, чтобы Король Севера меня проводил.

«Ну уж нет,» - ужаснулся Джон, поймав мертвецкий взгляд Сансы. Это был чуть ли не первый раз за все застолье, когда они заглянули друг другу в глаза. И внезапно Джон оглох, а мысли встали мертвым ходом – Матерь Драконов ждала услужливого «Да-да», а Джон так и не потрудился ответить.

«Как же я скучал по тебе,» - кольнуло у него в сердце. – «Верни меня назад. В те дни, когда здесь и в помине не пахло никакими драконами.»

- Джон? – раздалось тихо с другой стороны. Юноша с лицом Брана Старка смотрел на него так, как если бы перед ним был не родной брат, а древняя статуя. – Мне очень нужно с тобой поговорить. Наедине.

[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

Отредактировано Sara Ryder (10-06-2018 02:52:59)

+1

5

Её брат шёл ва-банк, когда обещал Дейенерис Таргариен золотые горы. Её брат старался обезопасить всех в Вестеросе от угрозы за стеной, но вместе с тем поставил в невыгодное положение их, чуть ли не добровольно отрекся от титула Короля Севера, а всё ради благой цели.
Выполняя которую, могут погибнуть все.
Но неприятности-то у них здесь и сейчас.

Перечитывая строки в свитке, Санса хваталась за голову и не знала куда деть накрывающую, тягучую панику. При любом проявлении неверности, при малейшем подозрении на отсутствие лояльности - о н и   в с е   о б р е ч е н ы.
Боги, ну за что им это?

В ту ночь - когда прилетел ворон со свитком - она так и не легла спать. Размышляла над посланием от брата, пыталась предугадать дальнейшее развитие событий, но кто же знал, что всё встанет с ног на голову?

● ● ●

Выскочек редко когда любят.
Ещё меньше любят выскочек несостоявшихся правителей. Дейенерис Таргариен ещё не заслужила доверия и преданности Севера и Королевой её, конечно же, тут не станут называть. Не так давно лорды Севера определили своего правителя, а вот если правитель - как в данном случае - не оправдал их доверия, то вопрос встает ребром.
Санса втягивает морозный воздух носом, поворачивается лицом к девушке, которая решила внести ясность в общение между Леди Винтерфелла и Матерью драконов, одной рукой отдергивая плащ, а второй сжимая хрупкую ладошку Арьи. - Миледи, не принято обсуждать политику на пороге чужого дома, - леди Старк старается говорить максимально отстранено. Она могла бы сказать "Север выбрал своего короля ещё до Вас" или "Вестеросом правит другая королева", но не стала. В такие моменты лучше держать язык за зубами. Лучше всего - осечь собеседника и также любезно пригласить за стол. Она - гостеприимная хозяйка. Она дает им кров. За ней последнее слово.
Было бы весьма уместно, чтобы Арья вела себя сдержано. Меньше всего хочется попрощаться с жизнью из-за неправильно сказанного слова; а пока идут приготовления к ужину, у Сансы есть немного времени, чтобы отвести сестру в сторону и проговорить с ней детали неожиданно светского ужина.

- Арья, - Санса завлекает сестру на кухню подальше от любопытных глаз, - я знаю, что ты сейчас будешь протестовать и я тебя пойму, но прошу тебя, - Старк вздыхает, убирает выбившуюся прядь за ухо, с огромной надеждой взирая на сестру, - не вмешивайся в то, что происходит в нашем доме. Я не хочу, чтобы эти... - на слове "эти" Санса делает особенное ударение, словно пытается вложить в него максимум отвращения, - ...люди вырезали нас, пока мы спим в наших постелях.
В ее голосе не было ни отчаяния, ни боли. Если бы Джон не привел эту заморскую королеву, он мог бы не вернуться домой вообще. Сейчас ее внезапно осенило. Он держался не_естественно почтительно. Он держался так, словно стелился перед ней. Преклонить колено, как они любят говорить, - не_достаточно. Картинка складывалась.
Теперь всей семье необходимо принять его игру.
«Во что ты нас втянул, Джон?»

- Нет! Это не честно, - Арья только начинает противоречить старшей сестре (и, в общем и целом, имеет на это полное право), но Санса сечас не готова разводить полемику. Пташка взмахивает рукой и дает ей понять "не возникай". Сейчас не тот самый момент. - Мы должны, Арья.
Вот и всё. Просто должны.
Остальное - потом.

Тяжело вздыхая, леди Винтерфелла дает распоряжение прислуге подготовить покои. -Особенное внимание необходимо уделить покоям Таргариен и Тириона Ланнистера. Тириону - много свечей и несколько кувшинов вина. Ей - горячую ванную и тоже много свечей, - честно говоря, Старк глубоко плевать на покои остальных. Да и на покои Таргариен, откровенно, плевать тоже; ей просто нужно показать себя радушной хозяйкой. Что она и делает.


. . . . . . . . . . . . . . . . . .
кончился день. не имеют значения цифры.
на лепестки рассыпался мак.
https://i2.wp.com/68.media.tumblr.com/6e16f7e66deafedac87092edfae1d63b/tumblr_nhyobbNmCN1qcv6i8o6_1280.gif https://i1.wp.com/68.media.tumblr.com/3fd506e8b15c6336b5dc53755d0a2f68/tumblr_nhyobbNmCN1qcv6i8o1_1280.gif
пой мне ещё.
рано заветную карту вытаскивать из рукава.
. . . . . . . . . . . . . . . . . .

Закончив с ценными указаниями, Санса с более или менее легким сердцем возвращается к гостям, натягивая на себя дежурную улыбку. Едва уловимо она скользит взглядом по Джону и Дейенерис, поджимает губы и аккуратно опускается рядом, расправив полы платья.

Когда им приносят ужин, Санса наконец понимает, что ей кусок в горло не лезет. То, что сейчас происходит под крышей её дома больше напоминает какую-то злую шутку. Изначально северяне не ждали последнего потомка рода Таргариенов и не ожидали, что их король так быстро сдастся и преклонит колено. Изначально она не ожидала, что ее методично и весьма аккуратно будут втаптывать в грязь чужестранки. Изначально она не ожидала, в конце концов, в числе последователей так называемой законной правительницы Вестероса... своего бывшего мужа. Ей не на что было роптать - когда они "расстались", она вместе с покойным Бейлишем отправилась на Север, а он - бог знает куда.
Радовало лишь то, что он жив.

Всё с той же дежурной улыбкой Санса не столько ест, сколько ковыряет вилкой еду в тарелке, изредка посматривая на своего брата. Он был слишком учтив с гостьей. Настолько учтив, что ее начинает подташнивать, но и это она упорно скрывает. Это сложно. Сложно, хотя бы потому что единственное, что она ощущает сейчас - отвращение и тошнота от происходящего.
И поскорее бы это всё закончилось.

- Приношу извинения, если не оправдали Ваших ожиданий, - надо же, она еще и что-то ожидала. Теплого приема, значит? С чего? Почему? - Нежные чувства на Севере проявляют лишь по отношению к близким и родным, - и, в общем, это и правда. Северяне по своей натуре весьма... жесткий народ. Грубый.
Северный народ не привык стелиться, заискивающе смотреть на кормящую руку, клянчить что-то. Несмотря на весьма суровые условия жизни, северяне - самодостаточны. Пока она - Дейенерис - не поймёт этого, она и не сможет найти признание среди жителей Севера. И ей нужно понять ещё одну вещь - даже будучи благодарными до безумия, северяне не_станут смотреть ей в рот и рукоплескать. Это. не. принято.

"Боже, о каком процветании она говорит? Север будет процветать до тех пор, пока в Винтерфелле находятся Старки. Практика показала, что при ином раскладе ситуация становится вопиющей - вплоть до убийства прислуги".

Пташка тактично молчит. Продолжает нехотя ковырять еду, а после отодвигает блюдо от себя и делает несколько маленьких глотков эля. Разговор между ними превращается в демагогию, которая не приведет ни к чему хорошему. Желая защитить себя и свой народ, она только навредит, а терпение у Пташки постепенно заканчивается.
Она ощущает себя не в своей тарелке и это слишком сильно давит.

- Миледи, для меня будет честью проводить Вас, - леди Старк не слепая и видит как увлеченно Бран что-то говорит Джону. Ей - леди Винтерфелла - не хочется, чтобы Джон так рано уходил из-за стола. Поэтому, да, она вызовется сама.
В конце концов, им же надо поговорить по-женски.
Пусть Дейенерис считает это добрым и широким жестом со стороны хозяйки замка. 

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

+1

6

Санса хорошо держится. Оглядываясь назад, Джон вспоминал свою первую аудиенцию у Дейенерис - если бы не Север, он бы сразу же развернулся и ушел, не в силах выслушивать надменные истории о том, как много несчастий пережила Матерь Драконов. Джон проникся, но ненадолго. Он знавал людей, которые пережили не менее страшные вещи, но при этом остались людьми - взять хотя бы Сэма Тарли, который при всей ущербности своей судьбы оставался одним из лучших людей, с которыми Джон был знаком. Да та же Санса - и её "продавали, как племенную кобылу, насиловали, предавали и оскверняли", а она выжила и выстояла, не имея ни драконов, ни армий, ни влиятельных поклонников. Никто не спешил ограждать её от обидчиков с аракхом наголо, никто не носился с ней, как с писаной торбой - она была одна в целом мире, окруженная только змеями и лжецами, но выстояла. И сохранила человеческий облик. Дейенерис же смела требовать от Тириона беспрекословного повиновения, даже если это значило бросить на смерть собственного брата - Джейме Ланнистер Джону никогда не нравился, но он мог себе представить свои чувства, прикажи Дейенерис ему обезглавить Робба, чтобы доказать свою к ней любовь. Дейенерис жизненно важно, чтобы все, кого она встречает, бросали к её ногам всё, что у них есть - просто потому, что она страдала. Просто потому, что она Таргариен.

Джона тошнит от неё. От того, что в её глазах все ей обязаны, от того, что она имеет наглость требовать беспрекословной верности просто за своё имя. Если бы существовала жизнь после смерти, седьмое пекло тряслось бы от смеха Станниса Баратеона и Манса Налетчика, которые жизни свои положили на то, чтобы заслужить верность своих людей. Власть дается тяжело, и Дейенерис не в состоянии этого понять. Всё, чего она добилась - это страх, но она неспособна разглядеть гигантскую разницу между страхом и верностью, как неспособна увидеть, что Джона подле неё держит прагматизм и расчётливость, а не неземная любовь.

Он лишь надеялся, что Санса быстро сориентируется в её буйном нраве, но наверняка при дворе Серсеи ей уже встречались подобные эгоцентричные женщины.

- ...Как и Сэму Тарли, - тихо добавил Бран.

https://78.media.tumblr.com/7efb392c8580ddc9efd2511e955e787a/tumblr_orlrfgGaxZ1uzp87ro5_500.gif

В богороще Джон ощущал себя чужаком. Знакомые лица не помогали. Бран смотрел на него отстраненно, будто бы Джон был не более, чем одним из чардрев, а Сэм... Джон обнял его, и только. Когда-то, в прошлой жизни, будучи желторотыми мальчуганами, они рассказывали друг другу всё, но эти времена давно прошли. Джон потерял право на искренность с ним еще тогда, когда стал Лордом-Командующим, и по глазам Сэма видел, что ему есть что сказать по поводу кое-какого джонова лукавства.
Но это все дела давно минувших дней.
- Я обязан спросить, как ты бросил Черный Замок? Твой брат говорит, ты стал королем.
- Не совсем так, - скривился Джон. - И это слишком долгая история. Как-нибудь в другой раз.
Сэм взглянул на него померкнувшим взглядом, и Джон только лишь тяжело вздохнул. Между ними лежит пропасть из времени, лжи, умалчивания, старых обид, и Джон не уверен, что когда-нибудь снова обретет в нем друга.
- Вы хотели что-то мне сказать?
- Да, Джон, - потусторонним голосом заговорил Бран. - Эддард Старк не был твоим отцом.

Сначала он думал, что ослышался, но слова осели в его сознании со временем. Бран и Сэм, то и дело перебивая друг друга, рассказывали ему о тете Лианне, о Рейегаре Таргариене, о способностях Брана, которые позволили заглянуть ему в прошлое - Джон слушал о том, как Нед Старк взял его, новорожденного, на руки, и как Лианна прошептала ему на ухо имя своего сына, и как за несколько месяцев Рейегар Таргариен взял её в жены на Острове Ликов. Бран с мертвецки спокойным лицом объяснял, что Джон никогда не был бастардом, и Старком тоже никогда не был, и братом не приходится ни ему, ни Сансе, ни Арье.

- Этого не может быть.

Он не слышал их голосов. Вместо этого он слышал Сансу, которая когда-то сказала Лианне Мормонт: "Я - Старк, и всегда буду Старком."
И еще он слышал отца. "Когда мы увидимся, я расскажу тебе о твоей матери."

Так вот почему его голос трещал, когда он заикался о матери Джона. Вот почему так резко обрубал все попытки о ней заговорить. Вот почему леди Кейтилин так ревновала отца к Джону и к его матери - он всё это время, все те четырнадцать лет укрывал в своем замке собственного племянника, и от этого слова сердце у Джона взвыло и треснуло, и он упал на древнее бревно, на котором много лет назад любил сидеть его отец.

- Ты - наследник Железного Трона, Джон. Тебя зовут Эйегон Таргариен.
- Нет. Это ошибка.
- Вовсе нет! - подхватил Сэм, присев с ним рядом, и сунул ему в руку какой-то свиток. - Смотри. Летопись из Цитадели. Рейегар Таргариен аннулировал свой брак с Элией Мартелл и взял в жены Лианну Старк. А потом у них родился ты.
- Рейегар Таргариен был уже мертв на этот момент, - поправил Бран.

Но Джон решил, что достаточно наслушался. Свиток Сэма он скомкал в руке и резко поднялся на ноги, глядя то на Брана, то на Сэма - мысли разбегались у него в голове, как муравьи, и вместо связной речи он только воздух ртом хватал, но в конечном итоге собрался и сказал:
- Вы будете держать это в тайне. Никто не должен знать.
Он развернулся и потопал в сторону замка, машинально стискивая в руке ни в чем неповинный пергамент, из-за которого вся его жизнь могла пойти прахом в считанные секунды.
Всю свою жизнь он был бастардом, твердо уверенным в том, что лорд Эддард Старк - его отец. Лучшего отца и желать было нельзя, и Джон никогда не перестанет быть ему благодарен за его доброту и его любовь, которой, как оказалось, лорд Эддард был ему не обязан. "Зачем ты сделал это, отец?" - Джон на ходу утирал лицо рукой в толстой перчатке, чтобы винтерфелльская челядь не увидела, как их бывший король плачет. Новость имела сотни, тысячи последствий, она меняла абсолютно все в текущем положении дел, но Джон только и мог, что чувствовать себя обездоленным, брошенным и потерянным. Он всю свою жизнь, сколько себя помнил, хотел стать Старком и с гордостью носить родовое имя отца. Он мог без конца отказывать себе в чем угодно, обходиться без чего угодно, но одно это желание никуда не уходило с годами - не имеющий права ни на землю, ни на титулы, сознательно отказавшийся от детей и семьи, он только и мог, что позволить себе одно лишь это желание. Оно упорно росло в нем, то и дело возвращаясь к нему в тот час, когда он на несколько мгновений зависал в состоянии полусна. В тех немногих снах, где не было Призрака, Джон становился Старком и растил в Винтерфелле своих законнорожденных детей. Старший сын всегда был похож на Робба.

Но этому не бывать никогда, сколько бы плащей с лютоволками Санса ему не сшила бы.

Захочет ли она говорить с ним, когда узнает? Кем он станет теперь в её глазах... В глазах всего Севера? Осушив целую кружку застоявшегося эля, Джон устроился на давно покинутом месте - в самом темном углу Великого Чертога, где сидел ребенком и дулся на весь мир, потому что ему не повезло родиться бастардом. Не знать было проще.
"Я не знаю Рейегара Таргариена. Ничего о нем не знаю. Каким он был? Был ли таким же надменным скотом, как его..."
Его сестра.
Джон уронил голову между колен и выблевал весь эль, едва не задохнувшись.
"Я переспал со своей теткой," - пульсировало в уставшем мозгу. - "С теткой."
Когда Дейенерис отдалась ему (еще один приступ тошноты), Джон закрыл глаза и не мог не думать о Сансе. Представлял, что в руках у него не белые кудри, а мягкие волосы цвета червоного золота, будто его талию оплетают длинные, тонкие стройные ноги с мраморно-белой кожей, будто целующие его губы чуточку меньше, будто смотрят на него не фиалковые глаза, а голубые, как льдинки - и ненавидел себя за все это, кипел от презрения к самому себе, которое Дейенерис принимала за жгучую страсть. Он гнал эти порочные мысли как мог, так сильно не хотел уподобляться Ланнистерам, а в итоге... Оказался еще одним Таргариеном, самым заурядным и типичным, вовлеченным в противоестественную, мерзкую связь.
И ему никак из этого дерьма не выбраться - чтобы Дейенерис не сравняла Винтерфелл с землей, он должен продолжать это притворство. Он видел, как она относится к тем, кто обманывает её доверие.

Нужно убраться отсюда, пока его никто не застал в этом позорном состоянии. Шатаясь, Джон побрел наверх, не забыв прихватить с собой кувшин эля.
[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

Отредактировано Sara Ryder (12-06-2018 22:21:05)

+1

7

http://78.media.tumblr.com/88e59cc2cc84a8759affac746f8dd9d6/tumblr_ogr12t2AsO1rnbxo9o6_r5_250.gif http://24.media.tumblr.com/adcb54a565061e01422df0bec1311d32/tumblr_n66vhvl7ms1sn22kzo6_250.gif

Когда Санса Старк осталась наедине с Дейенерис Таргариен, Волчица не была готова к любому проявлению неуважения или попыткам научить как себя вести с монаршими особами. Общество последнего потомка Таргариенов угнетало не только потому что между ней и человеком, которого любит леди Винтерфелла что-то... есть, а просто по наитию. Такое случается, когда видишь человека в первый раз. Такое случается, когда читаешь послания, связанные с ней. На интуитивном уровне уже закладывается зерно сомнения.
Пока они шли вдоль мрачных коридоров замка, леди Старк краем глаза посматривала на свою гостью и пыталась понять - чего она начнет требовать к себе сейчас, оставшись наедине? Рядом не было её прихвостней и выскочек, будет ли она такой же надменной и смелой сейчас? Если она наедине совершенно другой человек, возможно этим и проникался любимый ей человек. Если она такая же заносчивая эгоистка - Старк не знает что и думать.
Так называемый роман между Дейенерис и её братом выбивал из колеи.

- Ваши покои находятся в конце этого коридора, дверь справа, - тихо произносит хозяйка замка, едва улыбаясь, - уже готова ванна. Даже общение с так называемой королевой напоминает игру, в которой нужно как можно более осторожно и нейтрально подбирать слова. Именно поэтому Санса старается не обращаться к ней "миледи" или "ваша светлость". По этикету, конечно, так не должно быть, но... либо этикет и конфликт, либо попытка показать плохое воспитание.

Комната, предназначающаяся для столь особенной гостьи, была достаточно большой, но тусклый свет заметно уменьшал пространство. По левую руку от двери находилась большая свежезаправленная кровать, а практически напротив нее - уже приготовленная ванная. У окна - стол с пачкой пустых пергаментов и чернилами, чуть поодаль - шкаф и растопленный камин. У противоположной стены - небольшой столик с кувшином воды и двумя бокалами. Интерьер на первый взгляд не богатый, но достаточно уютный и приятный. Тут было всё необходимое для жилья.

- Леди Старк, Вы же знаете, что к королевским особам необходимо обращаться "Ваша Светлость"? Ваш брат преклонил колено. Преклоните и Вы, - взгляд фиалковых глаз словно пытается просверлить дырку где-то в области лба, а голос самопровозглашенной королевы звучит сладко-сладко, подобно пению птиц. Если бы Санса не ожидала таких слов, то, наверное, и испугалась бы. Сейчас слова так называемой королевы вызывали лишь робкую улыбку. Не время скалиться.
Белокурая мать драконов подает ей свой плащ с такой надменностью, словно она не находится в гостях у северян. Словно уже записала Сансу не в число вассалов, а прислуги. Старк это не нравится, но она не хочет разрушить тот хрупкий мираж, что возвел вокруг Дейенерис Джон.
Помедлив, она берет плащ Таргариен и вешает его на спинку стула. "Надеюсь, мне не придется снимать с нее платье".

- Леди Дейенерис, - медленно начинает Санса, подходя к бортику ванной, - мои родители меня хорошо воспитали, - она говорит спокойно и размеренно, но попытка научить светским обращениям заметно подстегивает леди Сансу и заставляет произнести слова, о которых она в дальнейшем сильно пожалеет, - но род Таргариенов был свергнут и королем был выбран Роберт Баратеон, - лицо Дейенерис искажается, - сейчас по праву наследования престол занимает его вдова.
Заявляя подобное, Санса сильно рискует, но других слов в ответ на фразу заморской гостьи она не находит. После восстания, Таргариенов свергли. Народ сам решил, кто будет их новым королём - так правомерны ли притязания Дейенерис?

Леди Драконьего камня еще не успела что-то сказать в ответ, а Санса уже всё понимает. Понимает, что ей не сдобровать. Некогда спокойное и умиротворенное лицо последнего потомка Таргариенов искажается злобой, Санса даже подмечает, как вздуваются венки на её висках. - На Севере всегда такие дикие нравы? Ваш брат, леди Санса, считает иначе. Роберт Баратеон - узурпатор, - голос блондинки дрожит, - подумайте над своими словами, иначе Вас постигнет участь Тарли. Я терпелива, леди Старк. Слава богам, Дейенерис не нужна помощь с платьем. Слегка дрожащими руками она сама снимает одеяние и подает Сансе, которая, в свою очередь, аккуратно вешает тяжелую одежду Таргариен в шкаф в углу тускло освещенных покоев.
В каждом движении любовницы ее брата читается... нервозность. Ей не нравится, что Санса не столь мягка, как хотелось бы. Ей не нравится, что волчица не падает ей в ноги и не целует пятки. Сансе, в противовес, не нравится, когда ей угрожают. В её же доме.

Подходя обратно к бортику ванной, леди Санса аккуратно собирает волосы Дейенерис и поднимает вверх, чтобы не намочить, пока та опускается в ванную. Наслышанная о том, что Таргариен не чувствует высоких темератур, леди Винтерфелла даже не удосуживается проверить воду. Ей хочется поскорее уйти.

- Я учту, - с большим трудом, но Старк произносит эти слова максимально сдержанно и спокойно, - а теперь позвольте мне оставить Вас, боюсь, остальные гости обидятся, не увидев за столом хозяйку замка.

Дождавшись в ответ короткого кивка, леди Санса быстрым шагом покидает покои Дейенерис, закипая от накатывающей злости.

/ / /
нет более скверного чувства, чем злость. она убивает мысли.

Северный народ всегда был крутого нрава. Признание северян никогда и никому не давалось так просто: даже когда в Винтерфелле обосновались Болтоны - казалось бы, такие же северяне как и остальные - их не приняли и, более того, посчитали предателями. Политика её брата была понятна - он не думает о войне между двумя королевами, его больше заботит вопрос войны с Королем ночи, но подобного рода разговоры под их крышей не приведут ни к чему хорошему. Хотя бы потому что ей - дочери Хранителя севера, сестре Короля севера - открыто угрожают и, более того, оскорбляют. Санса не оставит это так просто.

Прикрывая за собой дверь в покои Дейенерис, волчица прислоняется спиной к холодной стене и прикрывает глаза, тихо выдыхая. Она прекрасно осознает в какой они ситуации и именно поэтому на неё со всей силы наваливается ощущение безысходности. Старк шумно вдыхвает воздух через нос и пальцами сжимает складки юбки платья. Волчице сложно представить что именно может сделать с "неверным" Севером девушка, находящаяся за дверью. Отдаст на корм своим драконам подобно её же отцу или, напротив, уподобится Джоффри и повесит их головы на пики в назидание остальным?
Вариантов - масса. И каждый страшнее предыдущего.
Она понимает насколько сильно сжимала пальцами платье, лишь когда разжала кулаки. От холода озябшие руки сводило небольшой судорогой. Вздыхая, Санса пару раз сжимает и разжимает пальцы и направляется обратно в Великий чертог, теша себя надеждой, что Джон ещё там вместе с остальными.

От покоев Дейенерис до места пиршества идти не так долго, но ей кажется иначе. Назойливые мысли, переплетенные со злостью, не дают возможности продумать начало разговора с Джоном. Волчица не хочет кидаться на него с претензиями, но... иначе, скорее всего, не получится. Поглощенная собственными эмоциями, она даже не ощущает холода, что пробирается сквозь меха или жажды, что пришлась так кстати.

В Великом Чертоге, к счастью, оказывается и ее брат. Она находит его не сразу - он словно нарочно сел в наиболее незаметное место зала. Забирая со стола свой бокал с элем, она делает глоток на ходу и, под стук собственных каблуков и гомон самых стойких из всех гостей, направляется прямо к Джону, предпринимая последние попытки успокоиться.

- Я рада, что ты вернулся невредимым, - она произносит эти слова сквозь зубы, но и не скрывает правды, - я не хочу больше видеть её в нашем доме.

Увидев его - такого любимого и родного - ей становится чуть легче, злость отступает. Поэтому, наверное, она и не бросается сходу на него с кулаками и претензиями. Для начала леди Старк постарается спокойно всё обсудить с Джоном. И, конечно, узнать, что произошло с Тарли. Если их безопасности что-то угрожало, Старкам придется не легко.

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

Отредактировано Olivia Moore (17-06-2018 21:14:37)

+1

8

До верхних этажей Джон не дошел, а упал вместо этого в еще более темном углу Великого Чертога. Ноги не работают. Голова не работает. Он так долго провел в состоянии нескончаемого напряжения, следя за каждым своим словом, каждым своим взглядом, он кропотливо и выверенно составлял письма, подгадывал моменты, плясал под чужую дудку, унижался, тратил драгоценное время чуть ли не впустую, что теперь это все грозилось вырваться наружу - пьяный в стельку Джон сидел за столом и смотрел в одну точку, сжимая ручку кружки так, словно это рукоять меча.

Он окончательно запутался. Загнал сам себя в ловушку, в которой тесно и дышать невозможно - сейчас нужно протрезветь, навести опрятный вид и подняться наверх, к Дейенерис, чтобы уверить её в том, что Север принял её более чем гостеприимно. Он должен подняться наверх и поддержать её, иначе его долгое отсутствие она может неправильно понять.

Но ему самому нужен кто-то, кто его бы поддержал. Впервые за многие годы Джону нужен друг, родная душа, которая просто побудет рядом и соврет, что все не так плохо, как кажется... Да только куда уж хуже?

"Едва я родился, все вокруг начали лгать напропалую."

Когда он возвращался к мыслям о Лианне и Рейегаре, то будто проваливался в бесконечно глубокую бездну, и пол будто уходил у него из-под ног - он с самого начала, с первого своего вздоха был угрозой для Роберта Баратеона. И Нед Старк - у Джона сводило от этого зубы, - четырнадцать лет лгал своему лучшему другу, причинял боль своей жене, лишь бы чтобы Джон остался в живых. Честный, непогрешимый, благородный Нед Старк, который между правильным поступком и умным поступком всегда выбирал первое. Как же Джон его понимает сейчас! Если бы отец был рядом, если бы мог оправдаться, то понял бы, какого Джону приходится. Он-то понимал, что значит ранить близких людей ради общего блага, наступать себе на горло и носить за душой тайну, которая может в одночасье разрушить все, что ты так долго строил.

Когда рядом опустилась Санса, Джон посмотрел на неё замутненным взглядом, лишь угадывая очертания её лица в приглушенном свете свечей. Санса, Санса. То, что она красива как рассвет, ни разу не помогает.

"Я тоже не хочу", - хочется сказать ему. - "Но драконами управляет она одна. Больше они никого не слушают. И дотракийцы повинуются только ей, хоть толку от них здесь никакого."

Он мрачно усмехнулся и сделал пару глотков, чтобы не сидеть истуканом.
- Дейенерис может быть резкой и вспыльчивой, но со временем ты ею проникнешься.

The queen is in prison! I am the king, and there is NOTHING I can do.
...I love her. And there is nothing I can do.

"Что за ложь? Безэмоциональная, сухая, плоская, неправдоподобная ложь. Ты даже не стараешься."

Санса закипала у него на глазах. Как хотелось приобнять её и устроить её голову на своем плече, утешить, тихо шепнуть, что все это ложь, мерзкая ложь во благо, но здесь есть лишние глаза. Они не в том месте.

Джон резко встал, покачнулся и ударился бедром о край стола, тихо выругавшись, а потом взял Сансу за руку - не галантно протянул ладонь, а схватил её, - и нестройным кивком головы позвал за собой.

Он пошатывался, и не упасть на ходу было первоочередной задачей. В складках плащей не было видно, что они держатся за руки, а если даже кто-то это и заметил - плевать, плевать со всей силы. Должно же быть в этом замке хоть что-то, что он может себе позволить, в конце-то концов?!

Во дворе повсюду дотракийцы и одичалые - и те и другие быстро делают выводы, и Джон опускает голову, чтобы не отсвечивать злым волчьим взглядом, который выдает в нем всё. Поскорее убраться отсюда и подняться на стену, где завывает холодный ветер, который вмиг его отрезвит и выбьет у него из головы все ненужные слова, которые так и просятся на язык.

На крытых ступенях он едва не споткнулся, оборачиваясь к Сансе лицом - снял свой плащ и неуклюже набросил ей на плечи, чтобы не продрогла на ветру. Ему-то холод пойдет на пользу - сколько лун он держал его в трезвом уме на Стене?

Рядом с Сансой он делался неловким и становился сам не свой. Так всегда было - с тех самых пор, как она приехала в Черный Замок. Когда она рядом, он то заикается, то выражается слишком резко, перегибая палку, то шутит невпопад, то спотыкается; интересно, заметил ли это хоть кто-нибудь, кроме него самого?

Они стоят на северной стене, как стояли много раз до этого. Джон сунул ладони подмышки и насупился, пытаясь напустить на себя трезвый вид, а мысли все бегали, не желая становиться в ряд. Санса, седьмое пекло! Смотрит на него, прищурившись, закономерно ждет чего-то, явно не понимает, зачем он её сюда притащил. У Джона дергаются губы, и он едва не выпалил все как на духу, но прихлопнул рот и снова задумался.

Опасно делиться с ней новостью. Чем меньше людей знает, тем лучше, а свиток из Цитадели нужно вообще уничтожить! Кстати, где он?.. Сансе ничего открывать нельзя - так спокойнее, так ей будет легче. Да и все его признания, крутящиеся на языке, ничего не значат и ничего не поправят.

- Она тяжелый человек, - хрипло начал Джон, глядя, как с юга несется темная тень Дрогона. - Она требует внимания, и она наш лучший шанс пережить зиму. О чем вы говорили?

Вот, так-то лучше. Как будто и не было никаких свитков из Цитадели и видений из прошлого. Продолжай с того, на чем закончил.

[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

Отредактировано Sara Ryder (17-06-2018 23:43:46)

+1

9

Они прожили под одной крышей более десяти лет, но Санса так и не смогла узнать Джона и, соответственно, не до конца понимала его. Сегодняшний вечер расставил всё по своим местам и дал понять лишь одно - она должна понять своего брата. Однажды Санса уже зареклась себе, что постарается не конфликтовать с ним - пора сдержать свое обещание.
Леди Винтерфелла сидела вполоборота и внимательно наблюдала за уже изрядно набравшимся братом. Таким подавленным она его не видела и, честно признаться, не понимала что произошло - из-за чего на нём нет лица? Что-то случилось тут, в зале, во время их с Дейенерис отсутствия? Хотя, атмосфера в Великом Чертоге более чем дружелюбная. Санса делает несколько глотков эля из своей кружки и медленно выдыхает. На фоне стресса, алкоголь дает в голову чуть сильнее и она уже чувствует, как кровь приливает к щекам. Ей нужно было отвлечься. Выпить. Сменить обстановку. Разговор с Таргариен мог зайти слишком далеко и иметь далеко не позитивный исход.
- Почему ты так уверен, Джон? - тихо и несколько виновато произносит Санса, пока Король севера поднимается с облюбованного места. Плохая координация выдает его с головой - "да ты уже хорош, дорогой" - спешно она поднимается следом за ним, когда король хватает свою сестру за руку, и, опустив лицо, выходит из зала. "Куда ты меня ведешь?"

Ещё давно леди Винтерфелла старалась избегать своего брата. Мама никогда его не любила и, в принципе, это было понятно - её муж, любимый муж, изменил ей и посмел привезти ребенка от другой женщины в их дом. Он не узаконил Джона, но ставил его в ряд с остальными детьми. Насколько это возможно, Джон Сноу получал такое же образование, как и его братья, вместе с ними ездил на охоту, вместе с ними... да он практически всё делал вместе с ними.
А она продолжала его избегать, но узнав значение слово "бастард", убрала его из своего лексикона раз и навсегда. Ей не нравилась негативная окраска этого слова. Джон не бастард, он их сводный брат.
Когда-то Санса пыталась понять почему она избегала Джона, и не могла найти ответ на этот вопрос. Череда событий изменили их жизни раз и навсегда. Определенные события помогли им найти друг друга и связали.

Сейчас, глядя на Джона, ей становилось спокойнее. Даже такой - н е з н а к о м ы й ей пьяный брат, не совсем уверенно стоящий на ногах, казался ей той каменной стеной, которую она искала. Он стал для неё рыцарем, который сможет ради неё свернуть горы. А потом этот рыцарь уехал и вернулся домой с заморской гостьей.
Рухнул ли её мираж? Нет.
Джон оставался живым воплощением безопасности для Сансы Старк.

https://i.imgur.com/4dYpc4b.gif https://i.imgur.com/JQ0xbQJ.gif
I thought that love was a kind of emptiness

Несмотря на поздний час, даже во дворе кипит жизнь. Она посматривает через плечо на дотракийцев и одичалых, а после поспешно отводит взгляд и вновь опускает голову, понимая, что лучше остаться незаметными. Что-то в глубине души подсказывало Сансе, что он не просто так ведет её подальше от всех глаз - либо отчитать за разговор с Дейенерис, либо... что? - Джон, не стоит, - она отпускает полы платья и пытается отдать ему его же плащ, но всё тщетно. Забота подкупала и вместе с тем удивляла. Прислонившись плечом к каменной стене, с секунду она наблюдает за ним, а после поднимается следом, боясь лишь одного - одно неловкое движение и они вместе кубарем полетят вниз по ступенькам.
Для неё было загадкой как он ещё не свалился тут плашмя и не проехал подбородком по ступенькам? Этому тоже учат в Ночном дозоре?

Морозный воздух окончательно сбивает спесь и заставляет взглянуть на ситуацию под другим углом. Взглянуть на Джона под другим углом. Кутаясь в его плащ, Старк подходит ближе к брату и опускает руку на его предплечье, ловя себя на мысли, что они вдвоем забыли перчатки - кончики пальцев начинает покалывать от мороза.
Он выглядел слишком необычно. Ей хотелось стать для него человеком, с которым можно делиться всем. Так и хочется ему сказать: «я же твоя сестра, ты же можешь мне довериться!», но, нет. Видимо, не может, раз так долго решается на разговор, но даже несмотря на это, находясь с ним здесь и сейчас, она считает это лучшим моментом за день. Она соскучилась по своему брату и хочет близости: элементарно его обнять, опустить голову на плечо или просто взять за руку, но этого не сделаешь на глазах у всех (там, в Чертоге) - могут не так понять.

- Она требует преклонить колено, - на вздохе произносит Санса, - я ей сказала, что она ещё не стала королевой. В ответ прозвучала фраза... - Старк не сможет процитировать дословно; подбирая слова, она выдерживает паузу и продолжает, - что меня ждёт судьба Тарли. Что она имела ввиду?

Леди Санса смотрела на него с некоторым страхом, хоть и старалась сохранить невозмутимый вид. Находясь рядом с Таргариен, Джон мог бы внести ясность в столь тонкую угрозу, что исходила от потомка не_дружественного рода и, к слову, возможно скорректировать собственную политику. Старк не рассматривала это как основной рычаг воздействия на его планы, но понимала, что от этого могут быть хоть несущественные, но подвижки. Пусть они и произойдут по вине спесивой волчицы.

And at least I understood then the hunger I felt

Мейстеры обещали, что наступившая зима будет самой холодной из всех, что некогда своими снегами обрушивались на Семь королевств ранее.
После нашествия Грейджоев и Болтонов им пришлось восстанавливать всё с нуля: поднимать здания из руин, заново запасаться провизией, а также отливать латы и шить обмундирование.
Очередным холодным вечером она, сидя у камина, не знала куда себя деть. Шла вторая неделя без Джона - за это время они смогли худо-бедно восстановить некоторые башни замка, не менее усердно продвигались дела в пошиве. Тогда, чтобы люди не замерзли насмерть, она предложила обтягивать кожей нагрудники лат, а под шлемы шить шапки из шерсти. Одну такую она связала и для него за один вечер.

Тихо вздыхая и глядя на трясущегося от холода Джона, Санса заводит руку за спину и отстегивает его подарок - "не так я хотела его подарить тебе," - она проводит пальцами по ткани и, смахивая снежинки, протягивает небольшой подарок брату, робко улыбаясь.
- Я сшила её тебе, когда ты уехал. Она надевается под шлем, - от волнения волчица прикусывает нижнюю губу, потупив взгляд.

Подарок не выглядел богато. Там не было эмблем Старков или каких-то других отличительных знаков. Нет, просто шапка из тёмной шерсти, чтобы было теплее.

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

+1

10

- Су... Судьба Тарли? - Джон развернулся к ней лицом, оперевшись локтем о заснеженный поручень. - Судьба Тарли, ты сказала? Ты не ослышалась?

Конечно, нет - она же не какой-то пьяный баран. Если Дейенерис действительно пригрозила Сансе "судьбой Тарли", то... Что это, седьмое пекло, значит вообще? Сэм ведь здесь, жив-здоров! Или уже нет? Он что, снова побежал решать дела Джона у него за спиной, как в тот раз, когда подговорил весь Ночной Дозор избрать его Лордом-Командующим? Глупый, глупый Сэм Смертоносный. Не мог же ты побежать прямиком к Дейенерис Таргариен, рассказывая ей о тайной свадьбе её обожаемого брата... Не мог же ты оказаться таким глупцом?..

Но он не единственный Тарли. Его отец жив-здоров, хотя Джон сомневался, что Сэм стал бы по нему горевать. И, кажется, у Сэма есть еще и младший брат, которому маленький Сэм пел колыбельные когда-то. И сестры. И живая мать. И их не было на Драконьем Камне - разве успела бы Дейенерис что-то с ними сделать за то короткое время, что была в отъезде? На Драконьем Камне переговаривались о какой-то сокрушительной победе, которую Дейенерис одержала над своими врагами верхом на Дрогоне. А её враги, как она не раз ему напоминала - это Ланнистеры. При чем здесь Тарли?

Первые в битве.

Вспомнив девиз дома Тарли, Джон едва не упал на подкосившихся ногах.

- Первые в битве, - пробормотал он, больно шлепнув себя ладонью по лбу. Они наверняка были там. Наверняка поддержали Ланнистеров... На свои головы. - Послушай меня. Я знаю, ты гордая, но сейчас не время для этого. Говори ей то, что она хочет услышать. Не задирай её. Потерпи, я прошу тебя. Никто не разочаруется в тебе, если ты на несколько лун станешь ей подругой. Твои люди все равно любят тебя. Я все равно...

Санса прервала его, достав откуда-то из карманов что-то шерстяное. Он проморгался, пытаясь сфокусировать поплывший взгляд на кусочке шерсти у неё в руках, и на мгновение потерял нить происходящего.

- Я сшила её тебе, когда ты уехал. Она надевается под шлем.

Но я не ношу шлем, - машинально подумал Джон, когда ему защипало глаза, и медленно, как во сне, взял в руки шерстяную шапку.

Никто за всю его жизнь не думал за него о таких вещах. Никому никогда не было никакого дела до того, тепло ли ему, сыт ли он, отдохнул ли, никто не дарил ему плащей с лютоволками и шапок, чтобы не отвалились уши зимой. Лианна и Рейгар произвели его на свет и бросили одного, едва ли задумываясь о том, как он проживет свою никчемную жизнь, и никакая кормилица или септа не могла заменить ему того, чего он был лишен с рождения. Повезло, что был отец, который не бросил на произвол судьбы, привил ему понятия чести и благородства и научил всему, что должен знать мужчина, но он не мог дать Джону материнского тепла, каким бы хорошим человеком ни был. И в женщинах он только и знал, что бойких копьеносиц, для которых забота и нежность - проявление слабости, да ненасытных королев, которые за заботу считают право себя отыметь. А теперь, когда он вернулся в родной замок предателем, продавшим чужеземке королевство Старков, Санса только и думает, что о том, чтобы он не замерз.

Боги смеются над ним.

https://78.media.tumblr.com/a3f1ad00867d082057968b3a978cdf3d/tumblr_p9eu92C2TC1qbdycho4_400.gif
No one will ever marry me for love.
It's my claim they want, not me.

https://78.media.tumblr.com/e50527b466fe64b185b2d943d85c37df/tumblr_p9eu92C2TC1qbdycho7_400.gif
It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade.
A hunger... he could feel it.

Три месяца тому назад они стояли на этой же самой стене, беззаботно обсуждая, кому должны достаться покои лорда, и Джон позволил себе то, на что никогда не решился бы в прошлой жизни - также, как и сейчас, он положил Сансе ладонь на щеку и притянул к себе, чтобы поцеловать в лоб. Но в этот раз он не промахнулся, и, так аккуратно, как только мог, коснулся её губ своими. Ты возненавидишь меня, - думал он, но не мог даже подумать о том, чтобы остановиться. Он никогда бы её не заполучил, ни бастардом, ни законорожденным Таргариеном. Она всегда была уготована какому-нибудь Джоффри или Роберту Аррену - кому угодно, только не ему.

Но я люблю тебя. Со всеми твоими горестями и тревогами, с бесконечными ссадинами и шрамами, со всем твоим багажом, с твоими истериками и гордостью. Я всю жизнь бы провел при твоем дворе слугой, лишь бы не принадлежать никому другому. Я взял бы тебя в жены и был бы тебе лучшим мужем, чем любой высокородный выскочка, о которых ты вздыхала ребенком.

От неё не оторваться - сколько раз он засыпал с мыслями об этом, сколько раз таращился на её губы и представлял, какие они на вкус? Не счесть. Но ему нужно прерваться, чтобы не превратиться в её глазах в еще одного похотливого кабана.

[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

+1

11

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]
Глядя на него, она понимает, что готова отказаться от всех титулов и громких имён и сбежать прочь - туда, где никто не будет знать их в лицо, охотиться за их головами и чего-либо требовать. Ей хочется спокойствия и безмятежности, неведомых много лет. Отвлекаясь от воздушных замков, леди Севера понимает - такому не бывать. Вопреки всем светлым чувствам к сводному брату, Санса не сможет отказаться от народа, что с ретивой преданностью вернулся обратно под защиту воссоединившихся Старков. Если они предадут их доверие - кем же они станут? Подобным Грейджоям и Болтонам или того хуже?

Санса с опаской наблюдает за каждым действием Старка. Одно неловкое движение и он, перевалившись через низкие порожки стены, полетит в сугроб подобно тряпичной кукле - размахивая конечностями и проклиная чью-то рогатую мать. Столь печального завершения их разговора хотелось меньше всего, иначе как она без него? Куда она без него? Неровен час, еще и её сделают виноватой в возможной погибели брата, а она потом доказывай, что просто стояла рядом и пыталась, напротив, уберечь надравшегося Хранителя севера от неминуемой беды. Волчица медленно подходит к нему ближе и, прислоняясь бедром к выступающему краю стены, пристально наблюдает за его реакцией на слова о Тарли и медленно впадает в ступор.
"Так ты не знал..."
Рыжевласая нервно теребит пальцами край плаща и смотрит куда-то мимо Джона, пытаясь осмыслить услышанное. "Вы с ней с момента прибытия в замок ходите рука об руку - или она только сейчас так вцепилась в тебя?" В это сложно поверить. Дейенерис хоть и не смотрела на брата Сансы глазами ласковой лани, но всеми возможными способами показывала, что она имеет на него виды. Это раздражало. Так себя ведут дикарки. Леди не пристало показывать себя в таком свете в обществе.

- Джон, я не дура, чтобы путать фамилии, - раздраженно выпаливает Санса и осекается, завидев как король меняется в лице. Он понял о чем идет речь, но молчит - не говорит ей. Чего он пытается добиться таким образом? "В этом весь ты!" - мрачно про себя упрекает она брата, отшатываясь от него и поворачиваясь к нему боком. Складывая руки на груди, леди Старк вглядывается в линию горизонта, поджимая губы. Ей не нравится находиться в неведении. Это не тот случай, когда неведение - счастливое.
Если очередная самопровозглашенная королева ставит под удар жизни людей, выбравших другую сторону, - из-за чего ей еще кому-то вредить? - у большей части последователей Ланнистеров проблемы. Ровно как и у тех, кто придерживается нейтральной позиции в гонке за проклятый железный трон.

Волчица вновь разворачивается лицом к Джону и внимательно смотрит на него, не находя слов в ответ. Сейчас в Сансе борются две противоположности: одна готова последовать совету брата, поскольку знает о его мотивах и готова довериться ему, а вторая - отстаивать свое мнение. Леди Старк не спешит отвечать ему, а пытается обдумать оба варианта. Не играя в игру Таргариен, сестра короля севера рискует не только своей жизнью, но и жизнями близких им людей, северян и остальных, кого затронет по цепочке. Принимая правила игры матери драконов, у них появляется отсрочка и возможность обдумать что делать после войны с Королем ночи. Народ, земли и скот будут истощены. Не будет ни денег, ни припасов - что будет делать животворящая мать драконов? Продолжит разбивать оковы? Кружить верхом на драконе над своими владениями? Нести в массы проповеднические речи?
Что ты будешь делать, Дейенерис Таргариен, когда твои люди погибнут? Заявляя права на железный трон, ты должна будешь нести покой в семьи безутешных и заботиться о всех своих сюзеренах, как о родных детях.

Королева-регент Серсея Ланнистер многому научила Сансу - в том числе, принимать правила игры других. Живя в Королевской гавани, она стала заложницей своих собственных грёз и сейчас ситуация повторяется, но уже в её родном доме. Ей вновь приходится надевать маску покорности и следовать чужим заветам. Сансу тяготит происходящее в её доме, выворачивает наружу, заставляет морщиться от недовольства, но она пойдет на поводу у Джона и его так называемой любовницы.
- Хорошо, я сделаю это, - сухо произносит рыжая, прикрыв глаза на мгновение, - я скажу ей о лояльности Таргариенам. Эти слова даются очень тяжело - словно приходится наступать себе на горло перед тем, как произнести хоть звук. "Я делаю это ради тебя, Джон".
- Этот народ не мой, а наш. Они выбрали Тебя своим королем, - чеканя слова, леди Винтерфелла не пытается показать недовольство или обиду на брата из-за выбора других. Скорее, пташке неприятно, что таким образом Джон как будто отрекается от вверенных ему сюзеренов. Так не должно быть. Это н е п р а в и л ь н о. Он не имеет права так просто взять и отказаться от всего, что они собирали по крупицам.

even closer to you, you seem so very far
https://78.media.tumblr.com/2dde0d0087438fadcd9de1dc39579db7/tumblr_otr4lbhT191vb37c3o3_400.gif https://78.media.tumblr.com/f1eec20d0ea8c7c1d9deb0869c334b03/tumblr_otr4lbhT191vb37c3o6_400.gif
You're always on my mind

Вопреки всем обстоятельствам, Санса не перестанет любить Джона, переживать и заботиться о нём. Встретившись с ним после долгой разлуки, леди Старк нашла отдушину в своем брате и зареклась просто быть рядом с ним, оказывать посильную и непосильную поддержку, заботиться. Она никогда не стала бы требовать чего-то взамен с одной оговоркой: если это не касалось бы общего блага. Она не станет смотреть ему в рот или, например, беспрекословно следовать его желаниям - нет. Нужно понимать разницу между любовью и фанатичностью.
Улыбаясь, она наблюдает за его реакцией и не до конца понимает что он испытывает сейчас? Нет, не так. Она не может понять что в данный момент испытывает Хранитель севера, но искренне надеется лишь на одно - он не выбросит её подарок за стену, натянув на лицо маску невозмутимости. Она просто не поймет это и, скорее всего, сгоряча стукнет кулаком по крепкой груди.

Его действия оказываются громче любых слов. Сердце пропускает удар, когда он приближается и... целует её. Озябшими пальцами Санса скользит по волосам брата, зарывается в них, прижимается к нему крепче. Нужен ли был ей его поцелуй? Да. Однозначно - да. Даже в таких обстоятельствах, когда он вряд ли адекватно оценивает обстановку, а на утро либо не вспомнит, либо будет стыдливо отводить взгляд и размышлять: что пошло не так?

"Я люблю тебя, Старк".

Сансе глубоко плевать на последствия - будь то ошибка или нет. С ним она отрешается от всех проблем - даже если все звезды погаснут или непременно сейчас начнется война, ей не хочется, чтобы этот миг прекращался. Пальцы скользят по щеке юноши, а сама она несколько неумело и робко отвечает на подаренный поцелуй. Это похоже на помутнение - мгновенное, минутное, но такое сладкое. И ей не хочется с ним прощаться.

Отредактировано Olivia Moore (28-06-2018 00:00:40)

+1

12

Джон ждал одного - что Санса оттолкнет его, взглянет на него в последний раз исподлобья и больше никогда с ним не заговорит. Он ведь в ловушке, из которой только один выход - раз и навсегда забыть о том, чего ему по-настоящему хочется, в последний раз поступиться своими чувствами в угоду чему-то большему. Перспектива выложить Сансе всю правду о своем происхождении маячила только далеко-далеко на горизонте, затмеваемая войной с Королем Ночи и фигурой Дейенерис Таргариен, чья горячность нависала над ними в этот самый момент дамокловым мечом, поэтому если и был у Джона шанс на осуществление своей мальчишеской мечты, то совсем уж призрачный.

Но он не мог сейчас думать обо всем этом - в тот момент, когда её холодные длинные пальцы коснулись его щеки, когда она прильнула к нему поближе, всё, что стояло между ними, испарилось как по щелчку пальцев. Это можно было сравнить с той ночью, когда Джон впервые лег с Игритт - у него была в запасе тысяча "но" и еще столько же причин, по которым он не мог с ней быть, но когда Игритт сама ему отдалась, всё это вылетело из головы, как старый хлам через окно. Только сейчас в голове у него творился настоящий ураган.

Он стиснул её за талию, которая на деле оказалась еще тоньше, чем можно было вообразить, и целовал так долго, сколько позволял воздух в легких. От неё не пахнет лимонами или цветами - просто свежестью, шерстью, Винтерфеллом, отчего в глотке у Джона рождается низкий, довольный рык, и он понимает, что хочет её всю, что поцелуев ему мало, что он уже послал к черту и их мнимое родство, и остатки своей репутации, и желания Дейенерис Таргариен, и всех, у кого найдется хоть слово против.

Когда он оторвался от неё и взглянул ей в глаза, то с каким-то страшным трепетом понял, что между ними рухнула какая-то незримая стена, которая мешалась с того самого дня, когда Санса приехала в Черный замок. "Теперь ты знаешь, что было у меня на уме." Он не видел омерзения в её глазах, не видел растерянности или непонимания - напротив, она смотрит на него так, будто его жизнь вовсе и не перевернулась только что с ног на голову. Будто все идет так, как должно.

А у него горят уши. Потому что если очень долго грызть себя за подавляемые желания, то стыд за них не уходит просто так.

Все еще держа руку на её щеке, Джон чиркнул по ней большим пальцем, задев расцелованную, припухшую нижнюю губу и бесконтрольно дернул ртом, как лютоволк.

- Я наломал дров, - сказал он хрипло. - Но все будет хорошо. Обещаю.

Никакие другие слова сейчас смысла не имеют - Санса и так без слов его понимает, и, объясняясь с ней, Джон всегда чувствует себя идиотом под её всевидящим взглядом. Удивительная все-таки метаморфоза случилась с ней за все то время, что она была на юге - не зная её, невозможно себе представить, что происходит у неё под коркой, сколько она видит, сколько всего анализирует одновременно. Хорошо замаскированный под личиной совсем юной леди ум опасно сочетается в ней с обезоруживающей учтивостью, и все вместе это делает её опасным врагом. Джон бы вряд ли это осознал, если бы не утоп с головой в политике за последние три луны.

Она не подведет его - он чувствует это своими костями и ни в чем, пожалуй, не был так уверен уже слишком долго. Поэтому слова излишни.

Поэтому ему пора идти и снова ломать комедию, снова стать тем, кем он не является. "Сначала я был одичалым, теперь я стал предателем. Судьба моя такая, что ли?" - беззаботно подумалось ему, хотя он прекрасно понимал, что так оно и есть. Такова его судьба.

Санса тихо окликнула его, и Джон развернулся к ней лицом, не без удовольствия подмечая, как хороша она в его мехах - словно невеста, на которую он накинул плащ под чардревом. И понял, что если она попросит, то к Дейенерис он не пойдет, как бы опасно ни было бросать драконью королеву в одиночестве в её первую ночь в Винтерфелле. "Потому что не всё в этом мире вращается вокруг Дейенерис," - оскалился в нём незрелый, обидчивый мальчишка, которого он давным давно в себе убил. - "Потому что иногда звезды сходятся так, что прихоти Дейенерис становятся неважны."

Когда Санса позвала его к себе, Джон от удивления икнул, хотя думал, что давно уже протрезвел, но она быстро дала понять, что его пьяные мысли ускакали слишком далеко. Джон взял её зябкую руку в свою и повел в покои лорда, избегая широких освещенных коридорах, уворачиваясь от лишних глаз, крадучись, словно вор в чужом саду. Хотелось, конечно, гордо прошагать с ней рука об руку через весь замок, но это дешевое мальчишество ему навязал эль. Как-нибудь в другой раз.

Оказавшись в покоях лорда, Джон прислонился затылком к теплой каменной стене, лениво наблюдая, как с плеч Сансы падает его тяжелый плащ. Звенели цепи и застежки, она что-то говорила, но все летело мимо его ушей - он только наблюдал, как она избавляется от шерсти и вареной кожи слой за слоем, становясь все тоньше, постепенно обнажаясь. В какой-то момент он понял, что не слышит ничего, кроме сердцебиения в висках и собственного тяжелого дыхания - в штанах стало тесно, но Джон осознал, что где-то здесь пролегает черта, через которую он сегодня не переступит. Это Дейенерис можно иметь до потери пульса, не боясь заделать ей ребенка, но с Сансой он так ни за что не поступит. Она не заслуживает такого. Она заслуживает первой брачной ночи в таком виде, в котором она и должна происходить; она заслуживает не быть опороченной, и уж точно она не заслуживает бастарда в животе. И какова бы ни была причина, по которой Санса позвала его с собой, в её глазах Джон все еще приходится ей единокровным братом - и что же станется с её верой в людей, если "брат" не сдержит себя в руках сегодня?..

А еще Джон устал. Устал настолько, что вид широкой, покрытой мехами постели манил сильнее, чем женщина, о которой он думал слишком долго.

Он постепенно, корявыми спьяну движениями избавился от металлической горжетки, от тяжелого гамбезона из вареной кожи и сапог, и на постель упал в шерстяных штанах и льняной тунике, сделавшись непривычно легким.

- Иди сюда, - беззвучно произнес он, похлопав рядом с собой. На его груди, в его руках она устроилась так удобно, что Джон позволил себе улыбнуться, пока водил кончиками пальцев по её обнаженному плечу.

Хотя бы на один вечер можно притвориться, что всё происходящее совершенно нормально и естественно. Вреда не будет, тем более, что... Так оно и есть.

[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

+1

13

Когда она воссоединилась со Старком, в ее жизни что-то изменилось в лучшую сторону. Несмотря на желание Джона уйти от всех проблем, она только с ним видела возможность вернуться домой не на птичьих правах и дать северянам лучшего короля. Постепенно заново притираясь к Сноу, Санса ловила себя на мечтах, о которых не принято говорить вслух - особенно, когда предметом её влажных фантазий становится брат. Леди Старк всячески старалась заглушить свои чувства к белому волку, но они расцвели пышным цветом с его отъездом.
Сердцу не прикажешь.
Оказываясь в его крепких объятиях, ей не хотелось думать, что всё это делает плескающийся в нём эль. Где-то в глубине души Санса тешила себя хрупкой надеждой, что их чувства друг к другу взаимны - иначе какой смысл в происходящем?

Открывая глаза, она вглядывается в глаза брата и пытается понять что он ощущает. Она пытается предугадать его дальнейшие действия, но в тоже время боится ощутить на своей шкуре его отторжение. Она видела, что ему стыдно и неловко - и это понятно. В конце концов, они брат и сестра. Подобного рода взаимоотношения между родственниками недопустимы, если это не семья Таргариен, либо не Серсея и Джейме Ланнистеры, переросшие стеснение и стыд.

Находясь  его объятиях, ей становится легче и спокойнее. На какой-то миг она действительно смогла забыть о всех проблемах, что снежной лавиной сходят на них и пытаются дезориентировать. Он вселял надежду, что рано или поздно всё выправится. Проводя пальцами по выбившимся прядям черных курчавых волос, леди Старк ловит себя на мысли, что никогда и ни к кому не испытывала столь трепетных и нежных чувств.
При первом знакомстве Рамси не показался ей ублюдком. Наблюдая за признанным бастардом Руса Болтона, девушка ловила себя на мысли, что возможно всё наладится, у неё будет счастливый брак и не менее счастливые северяне под крылом Хранителя севера и его леди. Её мечты разбились в тот момент, когда он впервые поднял на неё руку. Ей потребовалась одна ночь, чтобы переосмыслить свой брак, отношение лорда Бейлиша к ней и, пытаясь защитить себя, закрыть свое сердце.
В очередной раз Санса стала разменной монетой.
Бывший Лорд-командующий Ночного дозора смог вдохнуть в неё жизнь, а затем, преисполненный решимости, исчез из её жизни на целых три луны. Сначала она страшно злилась и обижалась на него, не понимая, как он мог так поступить с ней - бросить одну в замке, переложить на её хрупкие плечи всю заботу о разбитых и разрозненных северянах, но постепенно обида и злоба сошли на "нет". Раздумывая над его мотивами, она постепенно начинала понимать его - в конце концов, он не единожды говорил об угрозе, что надвигается на Семь королевств из-за стены.

- Я верю, что всё будет хорошо, - она нежно улыбается, немного наклоняет голову вбок словно ластится к его теплой ладони. Санса не хочет отпускать Джона: рыжевласая прекрасно понимает, что если она его не остановит, он проведет ночь в покоях Дейенерис, бесконтрольно ублажая ту. Старк противна мысль, что он будет делить ложе с другой, и она предпримет хоть малейшую попытку перевесить чашу весов на свою сторону.
Леди Старк касается его плеча, а после приглашает в свои покои, не озвучивая предлога - да и Джону, наверное, он не нужен. Если алкоголь хоть малость, но выветрился из организма молодого короля, сейчас не самое лучшее время для обсуждения политических аспектов Севера. Санса не хочет рушить романтическую обстановку, в которой они находятся сейчас. Ей хочется хотя бы на ночь удержать столь хрупкую возможность побыть с ним.

Я был свидетель тому, что ты - ветер,
Ты дуешь в лицо мне, а я смеюсь

https://78.media.tumblr.com/f8b276feff1213b13b4648e8c92dfdf2/tumblr_p8ycsujQT71v9jfpso2_250.gif https://78.media.tumblr.com/dd8540602494c1e31a5595fdb62650ba/tumblr_p8ycsujQT71v9jfpso3_250.gif
Я не хочу расставаться с тобою без боя, покуда тебе я снюсь

Даже спустя столько времени, волчице было не очень комфортно в покоях лорда. Ранее эта комната принадлежала их родителям - здесь все напоминало о них, порой ей даже казалось, что тут сохранился их запах - ни Грейджоев, ни Болтонов. Временами ей становилось невыносимо больно и тоскливо от того, что так сложилась судьба их семьи и что даже при большом желании никому из ныне живых не исправить уже совершенного.
Пережив столько боли и страданий, леди Старк не ощущала себя взрослой или защищенной. В глубине души она ощущала какой-то подвох, опасность, но еще до приезда Дейенерис не знала откуда именно ждать беды. Казнив Пересмешника, сначала ей хотелось выдохнуть - он больше не посмеет начать плести интриги, но чувство облегчения выветрилось из ее головы спустя три дня. Временами она старалась убеждать себя в том, что испытываемые эмоции - лишь осадок после Королевской гавани, пропитавшейся интригами, сплетнями и смертельной опасностью.
Все попытки убедить себя в мнимости разрушились после встречи с новой претенденткой на трон. Нависающая опасность в лице Таргариен тяготила еще больше, чем обезумевшая львица в Королевской гавани.

Закрывая дверь в покоях, волчица поймала себя на липком, тягучем чувстве - страхе. Тревога в душе увеличивалась, не давала ей покоя. Леди Винтерфелла хотела поговорить об этом с Джоном, но ком предательски подходил к горлу, словно не давал ей возможности что-то вымолвить; да и подходящих слов она не находила. Не лучше ли оставить столь важные разговоры на утро? У них еще будет возможность все обсудить, если, конечно, завтра они не окажутся на плахе.

- Знаешь, мы смогли восстановить почти всё, что разрушили тут до нас, - тихо произносит девушка и медленно снимает тяжелый плащ Джона, затем расстегивает свой и оставляет их на спинке стула у камина. Подходя поближе к огню, она подставляет озябшие руки ближе к пламени. Кончики пальцев начинает потихоньку покалывать, огонь обдает её жаром, а она продолжает улыбаться, наблюдая за плясками языков пламени. Так ей становилось немного уютнее. - Если она действительно обещает золотые горы за верность, - хоть немного согревшись, Санса заходит за ширму и, шелестя юбками, медленно снимает с себя платье, оставаясь в хлопковой рубахе, больше похожей на ночнушку, - то, наверное, союз с ними может быть выгоден всем. Однако, где она найдёт эти золотые горы? Чем она будет доказывать свою верность всему Вестеросу? - перекидывая длинные медные волосы на плечо, Санса выходит из-за ширмы и расплывается в нежной улыбке, глядя на Старка.

Так хорошо набравшись, конечно, он её не станет слушать. И не слушал. Она не обижалась на него, напротив - её умиляла эта картина. Закусывая губу, леди Санса медленно подходит к постели, любуясь им, и укладывается рядом. Ткань сползает с плеча и оголяет кожу, но леди Старк не спешит поправлять одеяние. Она уверена, что Джон не похож на остальных мужчин по поведению и не переживает на этот счет.
В который раз леди Винтерфелла ловит себя на мысли, что ей комфортно с ним. Она не хочет даже думать, что взаимоотношения с ним - не_здоровые. Брат и сестра не должны так себя вести, но ей глубоко плевать на все правила поведения и пошатнувшиеся в их семье духовные скрепы.
Поднявшись на локте, Санса нависает над Джоном и свободной рукой проводит по щетинистой щеке и едва ощутимо касается губами его лба.

- Спасибо, что ты рядом, - её голос звучит настолько низко, что сначала она даже не узнает его, - я не знаю, что было бы без тебя, - большим пальцем леди Старк проводит по его скуле, улыбаясь. Оставшись с ним наедине - в замкнутом пространстве - ей хочется сказать Джону о большем, но она все ещё боится, что он уйдёт или воспримет тот поцелуй на стене как ошибку. Ей страшно и она не знает как бороться с этими страхами.
[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

Отредактировано Olivia Moore (30-06-2018 20:17:02)

+1

14

Как оно обычно и бывает с перепоя, Джон лежал, уставившись в потолок, и думал о том, какие повороты судьбы привели его туда, где он находится сейчас, и как так вышло, что самый далекий от него Старк стал настолько неотъемлемой частью его самого. Они ведь никогда не были особенно близки в детстве - Джон не пел ей песенок на ночь, они не делили учителей, комнат, ночных горшков и родительского внимания. Более того, они будто существовали на разных концах Винтерфелла - пока Санса проводила дни и вечера за вышиванием, уроками по этикету и мечтами о принцах и рыцарях, Джон учился владеть мечом, учил историю, пакостил на пару с Арьей и устраивал шуточные поединки с Роббом и Грейджоем. И так редко в его детских воспоминаниях появлялась Санса, что Джону трудно было осознать, как та милая, но далекая от него девочка вдруг превратилась в женщину, которая значит для него так много.

Пускай до его отъезда на Драконий камень они ругались, как кошка с собакой и спорили обо всем на свете по поводу и без - стоило только уехать от неё на другой конец материка, и Джон осознал, что без неё он как без рук, что ему трудно без её комментариев, которые когда-то казались неуместными и часто раздражали. "Не лезь", - думал он раздраженно порой, когда Санса решалась высказать свою точку зрения по тем или иным королевским решениям. - "Не встревай! Хотя бы не на людях!" Порой он думал, что Санса не держит язык за зубами потому, что считает его недостойным его титула, что она в глубине души обижена на него за то, что Джон-бастард полюбился северянам больше, чем она, законорожденная дочь Эддарда Старка, которая и выиграла Битву Бастардов. Отчасти поэтому он и вверил ей Север, когда уезжал, но по её глазам безошибочно понял, что Санса власти не рада. Она провожала его грустным кивком, который значил для Джона так много, что он не раз еще вспоминал потом этот её жест, который словно говорил: "Мне не нужна корона. Мне нужен ты."

Из размышлений его вырвал её голос - какой-то другой в этот раз, низкий и грудной, и от этого звука Джон едва ли не взвыл, лишь каким-то чудом держа себя в руках и благодаря всех богов за толстый слой меховых шкур, которые скроют что угодно.
Уставившись ей в глаза, он поймал её за запястье и приложился губами к центру её ладони, улыбнувшись одним только взглядом. Хотелось снова поцеловать её, но видят боги, это слишком опасно, даже когда... особенно когда на них никто не смотрит.
- Прости, что бросил тебя одну. Не было ни дня, чтобы я не жалел о том, что уехал, - её голова снова приятным весом легла на его грудь, и Джон потер её плечо, словно для того, чтобы согреть - хотя в самой теплой спальне Винтерфелла это без надобности. - В первый день на Драконьем камне я был в ужасе от того, какую ошибку совершил. И каждый день я думал о тебе. На Драконьем камне, в Королевской Гавани, за Стеной... Всегда.

Джон тяжело вздохнул и прижал её к себе крепче, отмахнувшись от того, как дешево прозвучали его слова. Не поверит - и ладно. В конце концов, она одна тащила на себе весь быт Винтерфелла, сосуществовала в этих стенах с Петиром Бейлишем (кстати, где он?), и наверняка в одиночку управлялась с северными лордами, которым опять не по душе пришлись решения их короля. Она, должно быть, думает, что все эти три месяца он только и делал, что кувыркался с матерью драконов в постели и восседал на уютных приемах со скучающей миной. И ведь расскажи ей о том, как они вместе с Псом и Джорахом Мормонтом ловили вихта за Стеной - рассмеется.

"Ты бы никогда такого от меня не потребовала," - думал он, поглаживая её по волосам. Там, где Дейенерис нужны были бесконечные подвиги и доказательства верности, Санса только давала поддержку, ничего не требуя взамен. Она спасла его жизнь в битве за Винтерфелл, долгое время была ему опорой и самым верным советником, и даже не думала заикнуться о том, что прав на Винтерфелл у Джона нет. И ему страшно хотелось отплатить ей той же монетой.

- Я не люблю её, - пробормотал Джон в рыжую макушку, бессильно прикрыв веки. Его мудрая королева и так уже догадалась, но часть его хотела верить, что Санса только этих слов и ждет. Между ними не должно быть секретов.

Интересно, отец тоже так себя чувствовал? Он любил свою леди Кейтилин, только слепой мог в этом усомниться. Глядя на них, Джон даже сквозь обиду на мачеху втайне мечтал, что когда-то у него будет такая же семья. Что у него будет жена, которая станет ему не просто любимой женщиной, а опорой и лучшим другом, от которого не придется хранить тайн. Что они будут засыпать вот так, держа друг друга, плодить красивых детей и учить их мудрости. Мечта казалась сейчас почти осуществимой - протяни руку, скажи несколько слов, поцелуй её еще раз и больше никогда не отпускай...

"Рано или поздно Бран или Сэм проболтаются," - шептал ему навязчивый голосок в голове. - "Просто скажи ей сейчас."

- Не хочу думать об этом, - подумал Джон. А может, сказал вслух. Мечтать можно сколько угодно, только от этого нет ни толка, ни пользы - мечты никого к добру не приведут. Джон мечтал стать хоть кем-то, мечтал прославиться в Ночном Дозоре - и умер за это. Санса мечтала выйти замуж за принца и стать королевой - а стала разменной монеткой под ногами у власть имущих. Бран мечтал стать рыцарем - стал калекой. Арья мечтала стать воительницей - стала убийцей. Дейенерис мечтала вернуться на свою родину и возродить дом своих предков - а стала сумасшедшим тираном. Мечтать, вопреки расхожей поговорке, все-таки вредно. Единственное, что имеет значение - это долг.

"Разве долг можно сравнить с женской любовью? И как чувство долга может превысить ту радость, с которой ты берешь на руки новорожденного сына… Ветер и слова. Ветер и слова. Мы всего только люди, и боги создали нас для любви. В ней и наше величие, и наша трагедия."

[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

0

15

Страхом пропитана вся её жизнь.
Даже после возвращения в Винтерфелл она боится за северян, Джона и жизни её семьи. Основания у страхов самые разные, они словно перетекают из одного в другой и сплетаются в один большой ком, что встает поперек глотки. Переживая за каждого из верных им людей, она постепенно выдыхалась, но находила в себе силы и идти дальше, заботиться о каждом из вверенных ей людей как о собственных детях, давать им самое лучшее.
Сейчас ко всему прочему добавляется еще один страх. Истинный, животный страх перед Дейенерис Таргариен. Ни она, ни кто-либо другой не сможет позаботиться о народе севера так, как Старки. Что теперь им делать?

Перевернувшись на живот, Санса упирается подбородком в грудь брата и, проводя пальцами по запутавшейся бороде, улыбается. Когда они не были так близки, она не видела в Джоне ничего особенного. Он был для неё просто братом, на чью долю выпало немало страданий. Изначально он был нелюбим и не обласкан мачехой, порой может даже затюкан. Натянутое отношение к Джону в семье нивелировалось за счет отца, Робба и Арьи, а что же в остальном?
Объединившись вновь, она часто вступала в словесные перепалки не потому что она Старк, родившийся от брака лорда и леди, а потому что она элементарно переживала за него. Когда он принял решение поехать на Драконий камень, она именно поэтому выступила против брата и всеми правдами и неправдами старалась убедить его не повторять ошибок предков.
Да, Джона там не сожгли заживо, - слава семерым! - но подкинули дополнительных проблем.

Касаясь губами его плеча, Санса прикрывает глаза и обнимает мужчину за торс. Осознавая ситуацию с Дейенерис уже под другим углом, рыжевласая ловила себя на эмоциях, что ранее ей были очень знакомы. Наличие в жизни конкурентки рвало душу леди Старк. Вскрытый нарыв чувств Джона и Сансы друг к другу здорово осложнял всё. Питая себя несбыточными мечтами, ей было неспокойно, но она точно знала - они никогда не столкнутся с конкуренцией на сердца друг друга. Они будут близки друг другу как брат и сестра, не больше. Новый виток их взаимоотношений давал призрачную надежду на "долго и счастливо", если убрать из любовного треугольника потенциальную королеву Семи Королевств. С ней - Дейенерис - они станут подобны Серсее и Джейме; этот союз точно также будет обречен на провал.
Леди Старк могла бы отстраниться от Джона, похоронить свои чувства, вернуться в исходную точку, но она не хотела этого. Очень сложно отрекаться от любимого и любящего человека. Король Севера стал для неё именно таким - родным, любимым, близким. Ей не хочется отпускать его и отдавать какой-то подстилке, прибывшей в их дом из-за Узкого моря.

Санса всегда была капризной.
Сейчас эта черта характера проявлялась сильнее, чем обычно.

- Всё хорошо, Джон, - мягко произносит Санса и нависает над ним, заключая его лицо в свои ладони. Большим пальцем девушка проводит по его бровям, щекам, подбородку. Тоскливым взглядом волчица всматривается в такие родные черты лица, хмурится, кусает губы. Второй рукой она проводит в области солнечного сплетения - словно намеревается разорвать грудную клетку и добраться до места, изнывающего от пульсирующей боли. Как же ей это знакомо. Эту же боль она ощущала, когда её избивали Джоффри и Рамси; когда над ней измывалась Серсея; когда казнили отца; когда она узнала, что вся её семья погибла от руки Фреев и Ланнистеров.
Леди Старк была уверена, что больше никогда не ощутит эту боль снова. Она ошибалась. В отличие от остальных мужей, к которым Санса проникалась светлыми чувствами, Джон старался её оберегать от всех горестей и печалей - это первое, что её подкупало. Второе - Джон хоть и старался идти наперекор ее словам и просьбам, он старался прислушиваться к ней; это чувствовалось в мелочах, а мелочи порой важнее того, что делается напоказ. Джон Старк не был подкаблучником, что точно также заставляло как минимум уважать его. Увидев вновь его взгляд, чувства расцвели пышным цветом. Это были чувства влюбленной женщины к мужчине.

Шумно выдыхая, леди Винтерфелла касается губами уголка губ мужчины и опускает голову ему на грудь, - я знаю, что ты её не любишь. Я не хочу отдавать тебя ей, - последние слова срываются с её губ едва слышно. Она не хотела бы говорить об этом, но как это часто бывает - стоит лишь немного выпить и алкоголь всё скажет за тебя.
Совершила ли она ошибку, сказав ему об этом? Лишь семерым известно.
Поднимаясь с постели, Санса подходит к небольшому столику почти в центре комнаты, берет два бокала и разливает по ним эль. Возвращаясь к мужчине, один бокал она протягивает ему, а сама садится рядом на край постели, делая большой глоток напитка. Расковыряв и без того свежую рану, она сейчас заведет разговор неведомо куда. Допивая эль за несколько глотков, она вновь возвращается в его объятия и вновь вздыхает.

Ты - мой, а я - твоя. Я хочу быть  т в о е й, Джон.

Пододвигаясь к нему ближе, Санса закидывает одну ногу на бедро мужчине и сильнее кутается в меха. Размышляла ли она о взаимоотношениях Джона и Дейенерис? Королевском быте? Делах, что связывали их на протяжении долгих трех лун? Размышляла, пыталась найти хоть одно-единственное обоснование столь долгому отсутствию, но в голову не шла ни одна адекватная причина близости самопровозглашенной королевы Вестероса и короля Севера. Именно поэтому вечером Санса держалась максимально сдержанно и не докучала Джона извечными расспросами.
Ей было достаточно того, что этот вечер он проводит в её постели. На этом она старается и успокоиться.

- О чем ты не хочешь думать? - голос любимого мужчины выдергивает девушку из размышлений, заставляет оторвать взгляд от пляшущих языков пламени в камине и наблюдать за брюнетом, - что тебя беспокоит? Ты можешь рассказать мне всё, Джон. Я умею хранить секреты, - мягко произносит Санса, робко улыбаясь.

Я сберегу твои секреты. Я буду твоим плечом, твоей опорой, кем угодно. Просто доверься мне.

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

+1

16

Её руки, кажется, везде - на его лице, на груди, на ребрах, и сердце бьется у него в висках. Джону вдруг показалось, что все это сон, что он просто надрался в стельку и уснул в Великом Чертоге, и сейчас просто бредит Сансой, будто бы его мозг решил сыграть с ним последнюю злую шутку. Он не может понять, зачем она так - почему не кричит на него, почему не возмущена, почему... Почему дает ему то, чего он хочет, вместо того, чтобы быть голосом его совести. "Мы с ума сошли?" - спрашивает он сам себя, глядя в её глаза так, словно видит её впервые. - "Это ты от переутомления? Слишком устала быть здесь одна?.."

Она взлетает с кровати и движется по комнате, как огромная белая летучая мышь - слишком уж похожа в своих длинных белых юбках, развевающихся от пробивающегося сквозь ставни ветра. Джон прикрыл глаза, и на веках отпечатался её образ - длинные медные волосы, вьющиеся после кос, сквозь тонкую ткань угадывается силуэт длинных стройных ног. Она слишком красива, и никакой Рамси Болтон не смог у неё этого отнять. Никто не сможет. Джону хочется прекратить валять дурака, утащить её под шкуры, взять её раз и навсегда, обвить свою талию её ногами и зажать ей рот рукой, чтобы никто не услышал, как она зовёт его по имени, пока он восполняет пробелы в достижениях её нелепых бывших мужей. А еще сильнее ему хочется влепить самому себе за это в челюсть.

Поэтому он ставит эль на прикроватную тумбу, едва задев подсвечник, и не притрагивается к нему. Он и так уже чересчур надрался. "Ты действительно многое переняла у Серсеи Ланнистер," - подумалось ему. - "Держишь выпивку в своих покоях, делишь с "братом" постель и не краснеешь. Или краснеешь?" Ощутив на себе приятный вес её бедра, Джон шумно втянул воздух ртом и тихо взвыл, откидывая голову назад - стукнулся макушкой о деревянное изголовье кровати. Сил нет уже никаких. Он взял её за подбородок и поднял её лицо на себя, уставившись на неё потемневшим, черным от желания взглядом, и попытался по её лицу понять, чего она добивается. На секунду что-то в нем оборвалось, как будто в лицо плеснули стакан ледяной воды - может, это подвох? Может, Бран давно уже всё ей рассказал, и она издевается теперь над ним, дразнит его, чтобы выгнать его из замка своего отца в самый опасный момент? Но нет, это выдумки больного уставшего мозга - Санса действительно раскраснелась и смотрит на него с самым настоящим, неподдельным сочувствием, с надеждой, будто ждет чего-то. Большой палец сам собой лег на её нижнюю губу, и это была ошибка.

«tear me to pieces, skin and bone
h e l l o ,  w e l c o m e   h o m e»
x

- Я тебе не брат, - шепнул он беззвучно - можно было перепутать с выдохом. Меж бровей Сансы пролегла неглубокая морщинка прямо перед тем, как он снова её поцеловал, на этот раз совсем иначе - жадно, неаккуратно, глубоко. Её ночная сорочка такая тонкая, что Джон не мог понять, скользит ли рукой по ткани или по коже её бедра. В эту минуту из головы испарилось все, о чем он думал этим вечером - не осталось в его голове ни будущих тревог, ни мучений, ни самобичевания, и вскрывшегося прошлого тоже не осталось. Ничего, кроме бешеного желания, утолять которое хорошо бы в покоях этажом повыше, но... в пекло. Она и так всё чувствует.

Она всё понимает.

- Прогони меня, - прорычал он, уронив лоб ей на грудь. - Пошли меня вон и я исчезну.
Его руки, скользящие по её ребрам, рассказывают совершенно другую историю. Она дышит тяжело и часто, и Джон тонет в горячем белом мареве, где они с Сансой из Старка и Таргариена превратились в безымянных мужчину и женщину, а единственной преградой между ними осталась только одежда. И всё-таки, если она сейчас оттолкнет его, Джон уйдет. Он так долго глушил свои собственные желания, но сейчас поступился бы ими только ради неё.
[nick]Jon Snow[/nick][status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ssv0m.png[/icon][lz]ДЖОН СНОУ
A SONG OF ICE AND FIRE

где же ты теперь, воля вольная? с кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь, ответь? хорошо с тобой да плохо без тебя, головы да плечи терпеливые под плеть, под плеть[/lz][sign]

солнце мое, взгляни на меня
моя ладонь превратилась в кулак

https://78.media.tumblr.com/8612b34bfa7dbb646fb89bf416678418/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/539dc4d05b04e4ae086eb36b7e501bc3/tumblr_ouylonRITs1qzlt9vo8_400.gifHe wanted it, Jon knew then. He wanted it as much as he had ever wanted anything. I have always wanted it, he thought, guiltily. May the gods forgive me. It was a hunger inside him, sharp as a dragonglass blade. A hunger... he could feel it.
— A Storm of Swords

[/sign]

+1

17

время - пыль. без тебя меня нет

[indent]- Ты не ушибся? - мягко произносит рыжевласая, касаясь его плеча. То, что сейчас происходило в покоях лорда - не укладывалось в ее голове. Нет, не так. Она и не могла представить, что всё будет именно так. Сейчас они были близки как никогда, но в тоже время она чувствовала, что между ними разрастается пропасть. Огромная, страшная пропасть, которая состоит целиком и полностью из недомолвок.
Как бы сильно Старки не пытались быть честными друг с другом, за кулисой их взаимоотношений оставались моменты, о которых лучше умолчать - либо из-за страха, либо из желания уберечь слушателя вестей, либо из-за нежелания выставить себя не в лучшем свете. За весь вечер Джон так и не рассказал чем занимался в отрыве от дома на протяжении трех лун и почему написал лишь одно послание. Единственное, что она знала: он спит с Дейенерис Таргариен и преклонил перед ней колено практически из-за драконов, способных помочь в войне с Иными, и любит ее - Сансу. Леди Винтерфелла, в свою очередь, умолчала о вынесенном приговоре Мизинцу, его нелепых речах про Джона и Железный трон. Один-один.
Тем не менее, навязчивое чувство недосказанности не покидало. Волчица была уверена, что есть еще что-то, о чем ей следовало бы знать, но только вот что? Или она накручивает себя из-за того, что сама утаивает правду от любимого мужчины?

[indent]От его слов про родство она трезвеет.

[indent]Санса ожидала, что её брат скажет ей всё что угодно - начиная "классная шутка была, правда?" и заканчивая поцелуем в лоб, пожеланием спокойной ночи и раскрытием планов подняться в покои этажом выше. Говоря об их родстве, он словно издевался над ней или, напротив, порол горячку. Сердце пропустило удар, а от удивления девушка даже поднялась на локте и выразительно смотрела брату в глаза. Он не выглядел слишком пьяным для сомнительных бредней, не шутил над ней, так что - он серьезно? Если да, то что произошло за время его отсутствия? Что она могла пропустить, находясь в их родном доме?
Не устояв перед поцелуем, она поддается вперед, - ближе к нему - отвечает на поцелуй и, казалось бы, на миг забывается. Столь трепетные и нежные моменты подобны краткосрочной амнезии, выдергивающей из мирских проблем и хитросплетений, в которых они сейчас оказались по воле случая. Нехотя леди Винтерфелла отстраняется от Джона и разрывает поцелуй, глупо улыбаясь и касаясь пальцами губ. Ей до сих пор сложно поверить в происходящее.
- Что ты имеешь ввиду? - смущенно спрашивает Санса и садится на постели, поджимая колени под себя. Он для неё безумно желанный и любимый, но пока она не услышит ответ на свой вопрос, Старк не отвяжется. Любопытство никогда не было у неё в крови, но на подобного рода заявления сложно реагировать иначе. Чуть наклонившись вперед, волчица касается пальцами ладони Джона и поднимает на него взгляд, всё еще улыбаясь. - Ты можешь довериться мне, Джон, - тихо произносит она, ведя подушечками пальцев от ладони до его запястья.

[indent]Хмельная голова соображает слишком туго. Постепенно она понимает откуда растут ноги у опровержения их родства, но ей нужно услышать гипотезу Брана своими ушами, несмотря на то что волчица боится этой правды. Мир, выстраиваемый их родителями, в этот момент рухнет. Если Джон, допустим, как и Теон представитель другой родовитой семьи Вестероса - почему это скрывалось и какие еще тайны хранят мертвые в крипте Винтерфелла? В этот момент леди Старк не держала зла на родителей и тех, кто раскрыл возможную правду - это никоим образом не исправить и время не повернуть вспять. Как бы ей не хотелось, ей придется принять правду Брана и Джона.
[indent]Леди Санса видит, что Джону тяжело дается недавно вскрытая правда. Она до сих пор считает его своим братом и, на свою голову, любит его всем сердцем - именно поэтому она не хочет на него давить, но раз их взаимоотношения перешли на новый уровень - он должен сказать ей то, что ему поведал их брат. В любом случае, если Джон Старк разделит с ней свою тайну, ему будет проще нести этот крест. Санса готова нести его и принять любимого мужчину таким, какой он есть.
[indent]Поддаваясь чувствам, целуя и деля с ним постель, леди Старк уже закрыла глаза на их родство, что по мнению большинства неправильно. Руководствовалась ли она этим мнением? Считалась ли? Нет. Впервые в жизни она поступила так, как ей велело сердце и она не прогадала. Идя на своеобразные жертвы и риск, Санса была готова принять и новую правду, касающуюся происхождения Джона.

[indent]Когда он просит прогнать его, сердце предательски сжимается. Нет, она никогда не прогонит его. Когда в ее жизни появился Джон, все перевернулось. Он прошел с ней рука об руку огонь, воду и медные трубы. Он помог ей вернуть Винтерфелл. Он не ставил себя выше её и видел в ней леди Винтерфелла, а не девочку для битья. Общее горе их сплотило, а дальше все пошло как по накатанной. Чувства к нему возникли словно по щелчку и не угасли до сих пор. Помня все, что он сделал для нее, как заботился и оберегал - она не откажется от него и не прогонит.
Я никогда не прогоню тебя - никогда и ни за что.
Ты не представляешь как сильно я переживала, когда тебя не было. Не представляешь, что успела себе надумать.
И даже если ты решишь уйти сам - я не захочу тебя отпускать.

Санса выгибается под руками мужчины и тихо выдыхает, прикрывая глаза. Каждое прикосновение воспринимается как слабый удар тока. За всю её жизнь ни один мужчина не прикасался к ней так нежно и ласково - ее либо били, либо грубо насиловали, не считаясь с её восприятием - куда уже говорить про чувства. Сначала волчице было даже непривычно. Она хотела нежности по отношению к себе, а когда получила ее - ощущала себя не в своей тарелке. Наверное, к этому необходимо привыкнуть. - Я люблю тебя, - шепчет она ему в ответ на просьбу прогнать его, проводя пальцами по щекам, плечам и торсу мужчины, податливо прижимаясь к нему ближе. Доходя пальцами до живота мужчины, леди Старк запускает руки под тунику и проводит пальцами по коже. Её действия неуклюжи и робки, но неужели это кого-то волнует?
Отдаваясь ему сейчас, она забывает о титулах, кровном родстве и проблеме по имени Дейенерис, чьи покои находятся так некстати выше. Она даже забывает о недавнем разговоре и вопросах, повисших в тишине. Он тянет её в омут, а она бросается в него с головой.

[nick]Sansa Stark[/nick][status]storm in teacup[/status][icon]https://i.imgur.com/Le9JJcS.png[/icon][sign]holy water cannot help you now
see i've come to burn your kingdom down

https://68.media.tumblr.com/7db1ff2f5c4198d0a43fbb4fab49b6d2/tumblr_opy59cHHri1wpx0jto1_250.gif http://66.media.tumblr.com/ca6f6435d2039288def8fe4a94e0bac9/tumblr_o796t4sAYk1s3ulybo6_r1_250.gif
and no rivers and no lakes can put the fire out
i'm gonna raise the stakes, i'm gonna smoke you out
[/sign][lz][a song of ice and fire]
санса старк... тихая, сладко пахнущая, любящая шелка, песни, воинскую доблесть и высоких, красивых, галантных рыцарей ©
но сердце отдано лишь белому волку.[/lz]

+1

18

[status]і вот моя душа складає зброю вниз[/status]
i still remember how the distance tricked us
and lead us helpless by the wrist into a pit to be devoured

Джон проваливается куда-то в темноту.

Они пьяны и Санса не знает всей правды. Они слишком долго были вдали друг от друга, разделившись в самый неподходящий момент. Санса не говорит этого, но Джон готов поклясться, что чувствует, как щемило её сердце все это время, как она тосковала по нему, как сильно он был ей нужен, как и она - ему. Но её тихий шепот всё равно застаёт его врасплох. Он никогда не слышал этих слов.

Джон поднял голову и посмотрел ей в глаза. Обычно ясные и светлые, они потемнели сейчас, то ли от желания, то ли от слёз, и глядя в них, Джон понимает, что происходящее – не ошибка, не следствие усталости, не безумие. Всё так, как должно быть.

Её пальцы робко прошлись по его животу, и Джон поймал её за запястье – «Спокойно. Тебе ничего не нужно делать».  Ему хочется разорвать её тонкую сорочку, но вместо этого он проводит ладонью по её бедру, задирая край все выше и выше, чтобы стянуть с неё вещицу через голову. Он не знает толком, что делал с ней Рамси, что происходило между ней и Тирионом, касался ли её хоть кто-нибудь до этого, но Санса заслуживает самого бережного обращения. Джон не хочет даже думать о сволочи, которой она досталась в жены, и еще сильнее не хочет быть на него похожим. В её объятиях он чувствует себя дикарем, когда огрубевшими руками с черной каймой под ногтями касается её белой кожи, покрытой выцветшими шрамами и следами старых синяков, когда, сам того не желая, царапает её своей бородой по подбородку, шее, груди и животу и внутренней стороне бедра.

Он довольно гудит, слыша её вскрик, и отпускает себя. Кажется, она вцепилась ему в волосы, но Джон почти не обратил на это внимания, только лишь стиснул её покрепче за бедра, чтобы не ерзала на постели, и сам не заметил, как побелели на пальцах костяшки. Он мог бы целовать её до самого утра, но вдруг застонал, не отрываясь от неё, когда Санса вскрикнула особенно тонко. Он хотел большего, он хотел её всю - и взял, не успев вытереть большим пальцем губы.

Он целует её снова, чтобы заглушить стоны, свои и её, и двигается медленно, как во сне, но только поначалу. Она распаляет, и сдерживаться у него уже нет ни сил, ни желания – быстрее, сильнее, так, чтобы полосы остались на спине от её ногтей. Спустя пару минут он на грани, но ему не хочется, чтобы все закончилось вот так – не хочется падать на неё потом обессиленным, не хочется, чтобы она запомнила его таким. Перехватив её поперек спины, Джон садится, устраивая её на себе верхом, и в глазах резко темнеет – на импульсе он кусает её губы, целуя по-волчьи, и заглядывает ей в глаза, принимая последний удар.

- Я твой, а ты – моя, - бормочет он потом, укрывая её мехами и прижимая к груди. В его руках она устраивается идеально, словно безукоризненно подогнанная под руку воина рукоять меча, и Джон отказывается верить, что то, что только что произошло – неправильно. Этого не может быть. Как бы там ни было, он останется с ней и будет любить её, беречь и ценить – её, никем не пригретую, всеми покинутую, потерявшую слишком много.

Санса тихо засыпает, лениво что-то мурчит, и у Джона в груди разливается полузнакомое тепло. Когда она проснется, они разойдутся по разным углам замка и займутся каждый своим делом, делая вид, что ничего не случилось – Джона ждет военный совет, а Сансу, скорее всего, счетные книги и беспокойные подданные. Когда-нибудь, когда все это закончится, Джон устроит так, что ей не придется больше столько работать, а пока… Пока что её от работы за уши не оттащишь, и Джон никогда бы не смог внятно признаться Сансе в том, как сильно он любит её за это. «После всего, что с тобой случилось, ты стала только лучше. Добрее, тверже, сильнее.»

Опьяненный снова, он уснул.

Отредактировано Jon Snow (21-07-2018 16:20:32)

0

19

зима будет долгой,
https://i.imgur.com/EUfijvO.png https://i.imgur.com/IFa1Yfd.png
но всё обойдётся

[indent]Кейтилин и Эддард Старк редко когда баловали своих детей. Им не позволялось долго нежиться в постели с утра даже в особенно холодное снежное утро, перечить родителям, няньке и всему окружению, самовольничать. Нет, они не ходили по струнке и не были паиньками, но определенные постулаты и нормы приличия навязывались излишне. Родители хотели, чтобы их дети выросли хорошими и порядочными людьми.
Санса с детства привыкла к столь жесткому режиму и старалась соблюдать его везде, где оказывалась - даже в Королевской Гавани, где после истязаний Джоффри не хотелось вылезать из постели, надевать платье и выходить в свет; когда она узнала о гибели родителей; когда солнце для неё померкло навсегда. Пересилив себя и выходя из комнаты ей было не по себе, но любая деятельность хотя бы на мгновение выдергивала её из круговорота самобичевания, слез и сочувствия к самой себе. Ей становилось лучше, когда она завтракала и гуляла с покойной Маргери или проводила время с Шаей.
Воспоминания об этих двух девушках грели душу леди Старк, несмотря на ненависть к проклятому городу, пропитанному помоями и нищетой.
[indent]Очередное хмурое утро.
Она просыпается, когда весь замок ещё спит и бросает недовольный взгляд в сторону окна, закрытого ставнями. Сквозь зазоры между деревянными пластинами пробиваются слабые отблески света, в которых кружат пылинки. В разожжённом вечером камине тлеют обугленные дрова, в покоях лорда стоит стойкий запах перегара, а за окном слышен вой ветра.
Типичное утро на Севере, если не считать любимого и любящего мужчины рядом. Джон перевернулся набок и запустил одну руку под подушку, тихо посапывая. Глядя на спящего короля Севера, по телу разливается тепло. Тонкими пальцами Санса проводит по жестким волосам человека, которого ещё вчера воспринимала как своего брата. Воспоминания о вчерашнем разговоре застают её врасплох. Старк не хочет думать о том, кем теперь является для неё Джон Сноу. Пташка в принципе не хочет думать о своем новом статусе относительно мужчины, что спит в её постели. Минувшая ночь однозначно что-то изменит между ними, но что? Кто она теперь для него? Сестра? Любовница? Ошибка?
Девушка переворачивается на бок и приобнимает Джона за торс, губами касаясь оголенного плеча. Кто он для неё? Был братом, стал любимым человеком; тем, ради которого она будет готова и в огонь, и в воду, и в медные трубы. Куда угодно, лишь бы быть рядом с ним, чувствовать его прикосновения, слышать его голос.

- Ты мой, а я твоя. Ты сам сказал это вчера. Скажешь ли сегодня?
Ей хотелось услышать эти слова. Хотелось знать, что он не такой как остальные мужи и видит в ней не только перспективную невесту (хотя, для него она как раз далеко не перспективная. Дейенерис, в наилучшем исходе, конечно станет для него идеальной партией). Рой мыслей в голове не дает леди Старк покоя. Нетерпеливость, свойственная Волчице, так и подталкивает разбудить его и начать выпытывать его мнение относительно сложившейся ситуации, но она старается отказаться от навязчивых мыслей и, наслаждаясь спокойствием, просто побыть с ним рядом. Возможно, в последний раз насладиться столь желанной близостью.
[indent]Мягко целуя юношу в щетинистую щеку, Волчица поднимается с постели и, ежась от прохлады, накидывает поверх ночного платья шерстяной платок и потирает глаза.
Зевая и прикрывая рот ладонью, леди Севера подходит к камину и кочергой перемешивает месиво из пепла и еще целых дров, ставит толстый железный прут на свое место и вытягивает руки к теплу, улыбаясь. Подушечки пальцев слегка покалывает, а всё тело ломит от ретивой любви Джона. Эта боль приятна, в отличие от последствий любви Рамси. Она слегка выгибается и тянется вверх, поднимая руки над головой. Бросая короткий взгляд на любовника и растекаясь в довольной улыбке, рыжевласая ловит себя на мысли, что он прекрасен и во сне. Вспоминая старые обиды и конфликты с ним, девушка не понимала как она могла усомниться в нём и его решениях.
Минувшая ночь дала пищу для размышлений. Ей хочется сказать ему о многом, обнять, утонуть в его нежности и заботе, но страх, поселившийся внутри, останавливает и заставляет подумать. Захочет ли он этого?
[indent]Старк вздрагивает, когда в дверь робко постучали. Скорее всего, это прислуга пришла с чистым полотенцем и кувшином теплой воды, чтобы леди смогла привести себя в порядок с утра. Внутри что-то сжимается - что подумают люди, увидев в её постели короля? Неспешно Санса подходит к двери и хриплым голосом интересуется кто её потревожил, а в ответ слышит тихий голос прислуги. Пару раз шмыгнув носом, девушка сетует на плохое самочувствие, просит оставить воду у двери и идти на кухню. Волчица сможет умыться, расчесать волосы и переодеться без посторонней помощи.
Вслушиваясь в удаляющиеся шаги персонала, Санса тихо приоткрывает дверь и забирает емкость с водой и полотенце, закрывая дверь на засов. От кувшина идет обильный пар, а на свежем полотенце видны потертости. В замке давно остановилась любая деятельность, в том числе - шитье. Осознавая, как много нужно наверстать на Севере, к горлу подступает ком. Уже проделанная работа воодушевляет, но заставляет спуститься с небес на землю. Чтобы вернуть былое процветание Северу, им понадобится не год, и даже не два.
Вчера Санса не успела умыться перед сном, поэтому на столе теперь стоят два кувшина с водой - один вечерний, а второй утренний, а также пустая пиала и целых два полотенца.
[indent]Вздыхая, она бросает ещё один взгляд на Джона и, подходя ближе, опускается на край постели и проводит озябшими пальцами по темной шевелюре юноши, - Джон, - произносит она, непроизвольно улыбаясь, - просыпайся, родной, - последнее слово звучит необычайно тихо и робко.
Ей страшно даже будить его, куда страшнее - увидеть взгляд, полный непонимания и презрения.

Отредактировано Sansa Stark (12-08-2018 15:47:21)

+1

20

Маковое зелье убаюкало его, и он опять оказался дома - он плескался в горячем пруду под огромным чардревом, с которого смотрел на него отцовский лик. С ним была Игритт. Она со смехом сбросила свои шкуры, раздевшись донага, и хотела поцеловать его, но Джон не смел заниматься этим на глазах у отца. В нем течет кровь Винтерфелла, и он брат Ночного Дозора. "Я не буду отцом бастарда", сказал он ей. Не буду. "Ничего ты не знаешь, Джон Сноу", - прошептала Игритт, растворяясь в горячей воде. Плоть сползала с неё, обнажив скелет и череп, а вода в бурлящем пруду стала густой и красной.
- Буря Мечей

В этот раз Джон не видел снов - он давно уже их не видит, с тех самых пор, как очнулся в Королевской Башне нагим, лежа на обеденном столе. С тех пор каждое пробуждение он переносит одинаково - его словно вырывают из тьмы чьи-то руки, черные и длинные, выбрасывают обратно в явь из темноты. И этим утром он предпочел бы не просыпаться вообще.

Он резко перевернулся на спину, разлепив глаза, и несколько мгновений тяжело дышал, глядя на Сансу так, будто она ему незнакома. Её рука повисла в воздухе, застыла, будто дым, и сама она будто бы боялась пошевелиться, хотя явно намеревалась его разбудить. В покоях лорда темно, как будто Джон придремал всего лишь на пять минут, но пробивающийся сквозь ставни слабый свет дает понять, что уже наступило утро. Тёмное и бессолнечное зимнее утро.

Джон сел на постели и откинул с лица свалявшиеся со сна волосы. Прошлым вечером он надрался так, как не надирался еще никогда в жизни, но, как назло, помнил всё до единой детали. Помнил, как его вырвало в Великом Чертоге, как он поскользнулся на южной стене, как он, пьяный баран, поцеловал Сансу прямо там, где его могли увидеть десятки слуг, солдат, Безупречных, дотракийцев, Дейенерис... И как спустя всего лишь какой-то час сладко стонала Санса в его руках, и как вся его жизнь перевернулась с ног на голову.

Ему нужно привести себя в порядок и скорее заняться делами, вернуться к королеве, от которой он вчера сбежал, как трус. Последствия этого побега не пугают его - Дейенерис подозрительна и склонна к паранойе, но он найдет к ней подход, как и всегда. Сперва нужно как-то свыкнуться с новой реальностью. И...

- Ты, должно быть, меня ненавидишь, - прохрипел Джон, едва ворочая сухим языком, и нашарил под шкурами свои бриджи. - Я допустил огромную ошибку. Прости меня.

Стараясь не замечать шока и боли в её глазах, Джон натянул бриджи, накинул тунику и выбрался из постели, преисполенный ненависти к самому себе. Он попытался смыть её теплой водой, но она никуда не делась. Задумчиво стягивая волосы в узел на затылке, Джон замер, встав перед непростым выбором.

Он может оправдаться в её глазах, рассказав ей правду. Правду, в конце концов, говорить легко и приятно, но приведет ли это к хорошим последствиям в конце концов? Его отец поставил на кон любовь своей жены, скрывая от неё правду о Джоне всю свою жизнь, и, думалось Джону, поступил правильно - раздели Эддард с кем-то эту тайну, Джона прибили бы еще младенцем точно так же, как его единокровных братьев и сестёр, рожденных Элией Мартелл. А он, рассказав Сансе всё как есть, рискует погубить и себя, и её, и их семью, и весь Винтерфелл. "Я - последний Таргариен, Джон Сноу," - как Дейенерис смаковала эти слова, с какой гордостью их выплевывала...

- Пойми меня правильно, - Джон убрал за ухо выбившуюся прядь и опустил руки, очень серьезно посмотрев на поникшую Сансу. Видеть её такой было невыносимо, и Джон едва ли не закричал. Последним, кем ему когда-либо хотелось бы стать, так это тем, кто окончательно уничтожит её веру в людей. И если боги и вправду существуют, если они уготовили ему какую-то участь, в которой ему не суждено быть ей мужем, о котором она мечтала с детства, Джон предпочёл бы вовсе не принимать никакого участия в её личной жизни.

Он ступил ей навстречу, осторожно опустился рядом с ней на край постели и поднял её лицо за подбородок на себя. От её разбитого взгляда на душе заскребли кошки, и Джон медленно выдохнул.

- Ты должна кое-что знать. Эддард Старк не был моим отцом. И единственная причина, по которой я этому рад, в том, что теперь я могу  любоваться тобой и не мучиться от стыда. Я и так слишком многого от тебя просил в последние месяцы, но пообещай мне, что никто не узнает. Особенно Дейенерис.

+1

21

[indent]Лучше бы она его не будила, а молча оделась и вышла из покоев, оставляя Джона наедине с собой и его чувством вины. В конце концов, в замке всегда много работы, которую Санса сможет разделить с прислугой (если отрываться от постоянных книг учета и прочей бумажной волокиты). С приходом зимы бумажная работа может потерпеть.
Она ожидала, что брат вскочит с постели как ошпаренный и постарается побыстрее уйти из покоев лорда, но не хотела этого. Леди
Волчица до последнего верила в лучшее, но неужели он оказался как все мужи? Воспользовался и ушел, фонтанируя извнениями, обещаниях вернуться или... просто ничего не говоря.
Горько. Невероятно горько.
Ютясь в ее постели, Джон говорил о высоких чувствах к своей сестре, рассыпался в извинениях, говорил насколько ей безразлична Дейенерис, а что теперь? Санса закрывает лицо руками и ставит локти на колени, слегка сгорбившись. Её жизнь превратилась в перманентное предательство и ложь, и она могла бы стерпеть это от Бейлиша или ещё кого-то, но не от Джона - человека, в чьих жилах течет также кровь Старков.
Старки не должны так обходиться друг с другом.

Инцест - ошибка. Вся прошлая ночь была ошибкой.
[indent]Шумно выдыхая, девушка выпрямляется и пристально смотрит на брата, стискивая зубы настолько сильно, что на виске проступает тонкая жилка. Когда-то с ней примерно точно также поступил Джоффри: осыпал комплиментами и был готов носить на руках, а после отдавал приказы зверски избивать её. Убирая шелуху из событий, суть остается той же: Джон, как и Джоффри, её предал.
Нападки Баратеона оставались безнаказанными, поскольку леди Винтерфелла, заклейменная как дочь государственного изменника, не могла дать ему отпор - ей оставалось лишь тихо обижаться и плакать в подушку от боли. С королем Севера все куда проще. Она может сказать ему всё, что думает - и обязательно скажет. Попросит убраться из покоев лорда, будет избегать и открыто вступать в конфронтацию.
Всё вернется на круги своя.
Джону достаточно будет оступиться один раз, чтобы разочаровать Сансу в себе, и наткнуться на каменную стену порицания - девушки, которая готова была поддерживать его во всех начинаниях.
[indent]- Я допустил огромную ошибку, - так вот кто я для тебя: ошибка. Ей хочется истерически рассмеяться ему в лицо, понимая насколько сильно Санса была близка к правде. Она для него не любимая женщина, не сестра, а всего лишь ошибка, которой можно было бы избежать, не позови она его в свои покои. Виновата ли Санса в сложившейся ситуации? Да, ровно как и её пьяный брат. - Надо было отправить тебя в покои Дейенерис в том виде.
- Ты сам сказал "я твой, ты моя" - это тоже ошибка? - выдавливает из себя дочь Хранителя Севера, поморщившись. Ей было больно смотреть на него. Девушка позволила разделить ему с ней ложе, а он, нагло воспользовавшись этим, сейчас медленно вкручивал нож ей в спину. Не хватало только вопроса "всё ли хорошо?". Конечно, хорошо. Всё просто великолепно.
[indent]Когда человеку больно, ощущается невероятная тяжесть в области солнечного сплетения. Когда человеку причиняют боль, говорят, что болит душа, а не уязвленное самолюбие. Так что на самом деле так тянет в области солнечного сплетения? Почему, оказываясь в неприятной ситуации, становится невыносимо? Почему накатывает безысходность?
На самом деле это болит душа или люди так сильно романтизируют одухотворенность?
Выдыхая, Санса опускает голову и быстрым движением руки смахивает с щеки единственную скупую слезу. К горлу подступал ком. Ей не хотелось слушать его оправданий и терпеть его присутствие в своей комнате. В голове пульсировала лишь одна мысль - уйди, пожалуйста, уйди, оставь меня одну. Занимайся своими делами, продолжай ублажать Дейенерис или любуйся её драгоценными драконами. Просто. Уйди.
[indent]Постель слегка скрипнула, когда рядом опустился Джон. Скрип выдергивает её из собственных мыслей, а от прикосновения его пальцев к подбородку передергивает. Леди Севера видела его обеспокоенность и страх, но не могла понять истоки чувств, обуревающих короля. В плане психологии Сансе всегда было тяжело. Она не понимала людей, хоть и стремилась быть прозорливой, как её мать.
Когда он начинает говорить о том, что они далеко не родственники, леди Севера хочется отмахнуться от оправданий Джона, а затем она вслушивается в его слова. Её лицо вытягивается, а в глазах по прежнему и читается обида. - Кто ты, если в твоих жилах не течет кровь Старков? Вздрагивая, рыжевласая убирает его руку со своего подбородка и отстраняется от юноши. Часть его фразы она пропустила мимо ушей, но основная суть откладывается на подкорке. Эти новости дают ей новую пищу для размышлений. Она не может принять как данность, что человек, которого она считала порядка 18 лет своим братом, для неё чужак. И нормально ли, что они короновали чужака? Это злая шутка или он действительно лоялен северу и дому Старков?
- Уходи, - хрипло произносит Санса, отводя взгляд и закрывая лицо руками, - пожалуйста, уходи.

+1

22

- Я помню все, что сказал вчера, и ничего не изменилось, - голос у Джона треснул, когда он увидел, как она поникла. Сам виноват - он не договорил до конца и не объяснил, что имеет в виду. Он не должен был распускать руки и поддаваться своим желаниям. Жизнь хорошо научила его их сдерживать, и ему не впервой отказываться от того, чего он хочет, просто вчера это было выше его сил. Джон очень смутно помнил, чем всё закончилось, и боялся даже подумать о том, что она может от него понести.

Можно было бы сказать, что Джон вчера думал нижним мозгом, а не верхним, но тут скорее вмешалось сердце.

Они выбрали неподходящее время. В ином мире всё сложилось бы иначе, лучше, правильнее - а Джон не сомневался, что и там бы нашёл её, узнал бы, выбрал и полюбил. Он взял бы её в жены и жил бы без стыда, но в этом мире, увы, правда настигла их в самый неподходящий момент, когда у него нет ни права, ни возможности дать ей то, чего она заслуживает по-настоящему - семьи, детей, счастья. Всё, что он может предложить ей в этом мире - несколько часов в этих стенах, тихая любовь под волчьими шкурами и слова, которые по-хорошему бы говорить, стоя с ней рука об руку под чардревом, а не шептать на ухо перед сном, притворяясь, будто они когда-либо сбудутся. И Санса не была бы собой, если бы её когда-либо удовлетворили такие крохи.

Джон никогда еще не видел, чтобы ей было настолько больно, но Сансе было невдомек, что он прекрасно чувствует всю её боль. И так было с тех самых пор, как они увидели друг друга в Черном замке. В тот же самый вечер, когда Санса объявила ему, что скорее покончит с собой, чем вернётся к Рамси, что-то заставило Джона прийти к Красной женщине и потребовать, чтобы дала ему окончательно умереть, случись ему проиграть битву - чтобы не пришлось видеть последствия, чтобы уйти в мир иной вслед за Сансой и всеми остальными Старками. Он пообещал беречь её от любого вреда, но никто на его памяти не причинял ей такой боли, как он сам.

Она, в целом, тоже хороша. Джон оробел, убрав руки, и по спине его поднялся неприятный холодок. Ему показалось, что он задыхается. Вчера новость о его происхождении сулила всего-то кризис личности и нехилые политические проблемы, но его успокаивала мысль о том, что для Арьи, Брана и Сансы он всегда будет если не Старком, то своим. Одним из стаи. Втайне он надеялся, что Санса отмахнётся от этой вскрывшейся правды и скажет, что это ничего не меняет, но, очевидно, что-то всё-таки изменилось.

Джон поднялся и прошелся по комнате в поисках своих сапог. Обнаружил он их с другой стороны постели, и уселся к Сансе спиной, вдруг перевоплотившись в лорда Сноу.

- Уйти-то я уйду, - он немного повысил голос, натягивая сапоги. - Нас обоих, в конце концов, ждут дела. К тому же, очевидно, я тебе больше не "родной", так? Ты меня, скорее всего, не слушаешь, но я повторю: я нисколечки не рад тому, что мне рассказали Бран и Сэм. Моей матерью была Лианна Старк. Рейегар Таргариен её не похищал. Она влюбилась и сама сбежала с ним на юг. Ей было четырнадцать. А отец нашёл её в Дорне, уже умирающей, забрал меня с собой и выдал за своего сына. Не знаю, зачем я тебе это говорю, но полагаю, ты имеешь право знать. Пойми меня правильно, - он почти что взмолился, особенно надавив на последние слова. - Если Дейенерис об этом узнает, всё пойдет прахом. Меня она испепелит первым. Потом спустит своих драконов на Винтерфелл и весь Север.

Он запнулся и поднялся на ноги, жалея, что не может открыть окно и глотнуть свежего воздуха - они тут же замерзнут. Тем не менее, ему было проще говорить, не видя её лица.

- Прошлой ночью я повёл себя бесчестно. Я ведь помню, как ты мечтала выйти замуж за принца и... Я был разбит, и ты была мне нужна. - говорил Джон, натягивая свой гамбезон, и ему казалось, будто он жует стекло. - Рядом с тобой всё встаёт на свои места. Я хотел этого, тебя, так долго, что и не объяснишь толком. И все ещё хочу, но ты заслуживаешь гораздо большего.

За его спиной она, наверное, полыхает от гнева - велела же ему убираться! Но если Джон Сноу что-то и знал в этой жизни, так это то, что если женщины чего-то требуют, то нужно делать всё с точностью да наоборот.

+1

23

[indent]Ничего не изменилось... Ничего.
Эти слова были подобны просвету в страшную грозу. На губах девушки даже проступает легкая улыбка и она начинает жалеть, что обошлась с братом так жестоко и грубо: не разобравшись в ситуации стала прогонять его и, пусть и внутри, обвинять во всех смертных грехах. Санса понимает свою вину, но пока что не спешит признаваться в этом. Девушка ощущает какой-то подвох в его словах.
Джон всем своим видом показывает, что не собирается терпеть истерики и обиды северянки. Кем бы он не был - бастардом, королем, лордом-командующим ночного дозора, - он остается человеком, которому не нужны нервотрепки, что так умело сейчас создает волчица, с которой он делил постель. Она не хочет этого понимать и практически всем своим видом кричит "останься!", но с губ это слово так и не сорвется.
Пресловутая гордость не позволяла ей наброситься на Джона с просьбами остаться здесь, поговорить с ней, постараться разобраться в ситуации. Каждый раз натыкаясь на мразей, она привыкла молча переносить все горести и тягости, даже не принимая попыток прояснить ситуацию. Для Сансы это была своеобразная самозащита - и ей было уютно в своем панцире.
Джон не был конченной мразью в её глазах (например, как Рамси), он до сих пор был её братом - близким и родным человеком, но... нет. Она боялась. Боялась услышать то, чего её брат никогда ей не скажет; боялась ещё сильнее уязвить собственное самолюбие.
- Если всё как раньше, почему ты себя ведешь так? Почему ты отталкиваешь меня? Делаешь это непроизвольно или нарочно? Я не понимаю тебя, Джон. Дай мне хотя бы подсказку!
[indent]Каждое его слово резало без ножа.
В глубине души леди Винтерфелла понимала, что Джон не желал ей зла, да и не желает сейчас. Между ними ничего не изменилось, ссора возникла на пустом месте. Она могла бы сказать ему об этом хоть прямо сейчас, но каждое слово, брошенное в контексте полумер или скрытых смыслов выбивало леди Старк из колеи.
Несмотря на возраст, северянка была неопытна в отношениях и не понимала намеков в подобных взаимоотношениях. Либо человек говорит прямо что чувствует, либо не говорит вообще. Джон, в свою очередь, изобилировал двусмысленными намеками. Ей хотелось закричать ему в лицо "говори прямо, не морочь голову", но она активно пыталась сопротивляться столь губящему порыву души. Она должна быть мудрее, сдержаннее, аккуратнее.
- Ты уверен, что перестал быть для меня родным? Глупый.
[indent]Северянка наблюдает за ним исподлобья, в который раз отмечая про себя насколько он хорош внешне. Ранее - в детстве - рыжевласая не воспринимала Джона как мужчину. Он был для нее братом, не более. Сейчас перед ней стоял не просто мужчина, а Король: сильный, могущественный, мудрый в государственных делах. Ей хотелось быть опорой и поддержкой для такого короля, но отсутствие взаимопонимания между ними испортит всё. Здесь и сейчас.
[indent]Сидя на постели, взгляд северянки сначала блуждает по деревянному полу, а после фокусируется на стене, заставляя отвлечься от длинного и эмоционального монолога Джона. Так нельзя. Если она сейчас не отреагирует на это, всё станет в разы хуже.
Поднимаясь с постели, девушка снимает с себя ночнушку и переодевается в камизу, следом натягивая черное платье, отделанное кожей на груди и талии. Она вовсе не стеснялась Джона - всё, что юноша хотел увидеть, он увидел ночью. Переодеваясь, она даже не посмотрела на него, словно он и не был достоин её взгляда в этот момент. Ей просто было страшно смотреть на Джона.
Чего он от неё хочет? Чего он сейчас добивается? Действительно ли она ему нужна?
Очередной монолог короля Севера выбивал волчицу из колеи. Порой ей казалось, что он противоречил себе, но на самом деле - он умудрился ее задеть. Кто он такой, чтобы делать выводы за Сансу и решать родной ли он ей или нет? Судорожно выдыхая и разглаживая складки юбки платья, девушка все же поворачивается к юноше и, перекидывая волосы на одну сторону, пристально смотрит на него.
- Перестань повышать голос, - срывающимся тоном произносит Санса, скрестив руки на груди, - и решать за меня тоже перестань. Ты как был для меня родным, так и остался. И, как видишь, я хотя бы не говорю об этом намеками. - Да, она должна была упрекнуть его в этом и, как обычно, прямолинейно.
Откровенно говоря, Санса не знает что сказать своему... двоюродному брату о том, что степень их родства не так велика, как говорил отец. Джон продолжил быть для леди Старк родственником и родным человеком, но опять же - как это воспримет широкая публика? Будет ли какое-то продолжение у их взаимоотношений? Станут ли они афишировать свои взаимоотношения?
Несмотря на свои мечты о прекрасном принце, волчица была готова и на обрывки клятвы в постели под волчьими шкурами с ним,  несмотря на Дейенерис Таргариен и её виды на Джона. Король Севера - не игрушка, которую может подобрать любая мимопроходящая женщина. Король Севера - личность, которая может сделать свой собственный выбор.
К черту это всё.
- Никто не узнает о твоей тайне до тех пор, пока ты сам не решишься сказать об этом всем, - тихо произносит Санса, подступая к нему ближе, - я не предам тебя. Ты это знаешь.

Отредактировано Sansa Stark (12-08-2018 22:42:23)

+1

24

- Прости, - он говорит это искренне, а не отмахивается, и втягивает голову в плечи, поднимая с пола дублет из вареной кожи, и натягивает его через голову. В текущих титулах можно путаться до бесконечности, но Джон безошибочно определяет, когда в Сансе начинает говорить леди Винтерфелла, и в такие моменты на него будто находит помутнение рассудка: тут же забываются все принципы, логические выводы, планы и попытки держать себя в руках, и непонятно, чего хочется больше - тут же извиниться за резкий тон или сразу прекратить все её попытки одеться, бросив её обратно на постель.

"Не хочу я быть тебе родным", - думает он со злостью. - "Это, честно, последнее, чего мне хочется."

Пока она занята своим платьем, Джон делает несколько шагов к двери, проверяя, что засов опущен - ему не нужно, чтобы в покои лорда сунулся сейчас какой-нибудь слуга, чтобы отнять у них последние на сегодня минуты, которые они могут провести наедине. Джон чувствует, что еще не всё ей сказал, хотя, казалось бы, языком он начесал сегодня уже достаточно.

Осушив наполовину её кувшин с водой, он шагнул ей навстречу, окинув её взглядом с ног до головы. Как он мог в ней усомниться?.. Они проделали такой долгий путь ко взаимному доверию, что теперь ему показалась простой смешной мысль о том, что Санса может хоть в чем-то его подвести.

Уголки его глаз тронула улыбка, когда он пропустил прядь её волос между пальцев. Она выглядит насупленной, обиженной в чём-то, в её взгляде сквозит холод под стать тому, что трещит сейчас за окном, но только лишь по тем причинам, которые никак не связаны с его родителями. Санса, которая громче всех кричала о недоверии к Таргариенам, нисколько не озабочена тем, что Джон оказался - только лишь по крови - одним из них. Значит, она не списала его со счетов.

- Я это знаю, - подтвердил Джон, размыкая замок из её сложенных на груди рук и притягивая её к себе, чтобы поцеловать в последний раз перед тем, как они разойдутся по разным углам замка, занимаясь каждый своими делами. Она тёплая со сна, еще не успела озябнуть, но уже достаточно пришла в себя, чтобы найти в себе силы сопротивляться. Не слишком, в общем-то, ретиво - Джон убрал руки с её талии и взял в ладони её лицо, словно пытался успокоить какого дикого зверька. Он целовал её медленно и ласково, будто просил прощения, будто пытался сказать ей всё, что носилось у него в голове с момента пробуждения и не нашло выхода в виде слов, и оторвался от неё с огромной неохотой.

- Когда-нибудь, - тихо, но твердо сказал он, глядя ей в глаза. - Когда-нибудь, я всё сделаю по-человечески. Но сейчас мне надо идти.

Покидая её покои, Джон как-то неловко склонил голову на прощание, и жест этот в подметки не годился манерам благородных южных лордов, но это было лучшее, на что он был способен в её присутствии. От неё подкашивались ноги, в голове выл ветер, а сердце преисполнялось храбростью. И так было всегда.

Джон выдохнул и ушел, втайне желая, чтобы Дейенерис сморозила сегодня какую-нибудь мерзость, которая оправдает всё, что Джон сделал у неё за спиной за последние сутки. Не то чтобы его так уж заботило её душевно-сердечное состояние, но сегодня его совесть требовала капитальной чистки.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Тiкай з Вiнтерфелла [asoif//got]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC