capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson sotha sil
Солнце гаснет. Приближается тьма. Она наступает бесшумно, почти незаметно; крадется по улицам и тротуарам, липнет на стекла окон и дорожные фонари, вползает сквозь щели в комнаты, наполняя собой коридоры...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Ceasefire [Got]


Ceasefire [Got]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

CEASEFIRE [GOT]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.pinimg.com/originals/95/d9/a5/95d9a5d3e12fe0bc56eae50c1fe78069.jpg
Puscifer – Green Valley

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Jaime Lannister, Doran Martell (Rey)

300г, Водные сады, Дорн

АННОТАЦИЯ

О сложностях принятия на работу, если ты Цареубийца, а твой наниматель - Правитель Дорна.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

[nick]Doran Martell[/nick][status]рты зашиты тенью самшита[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GeNw.gif[/icon][sign]Если некуда душу деть -
https://78.media.tumblr.com/8dc339aea23c5e642e8c930f22cb4687/tumblr_nqpu5kKKJu1qcv6i8o5_400.gif
Продай мне
[/sign][lz]Доран Мартелл, 52
Принц в змеином гнезде
[/lz]

Иногда запах, к которому привыкаешь, становится невыносимо навязчивым. Так пахнет Дорн. Иногда его вонь можно терпеть, порой от него хочется убежать. В Солнечном Копье эта вонь усиливается трижды и каждый раз под предлогом невыносимой боли, Доран собирает слуг, детей и свиту - уезжает в Водные Сады. На какое-то мгновение одиночество кажется приукрашенным, а вонь, распространившаяся, как гнильцо погибшего и гниющего под песками Василиска - слабее. Доран знал, что обманывает себя самого, но ничего не мог с этим поделать вовсе не из-за моральной и духовной слабости, как принято считать в народе, а лишь потому, что подобный самообман позволяет ему быть сильнее, нежели он сам по себе был. И хотя некоторые считают, что Дорану не хватает крепости руки его брата, Принц Дорна предпочитает быть крепким совсем по-другому. Пусть даже для этого придется регулярно сбегать в свой маленький замок, где звон и перелив воды успокаивает нервы и душу, а аромат переспевших апельсинов - вонь погибающей страны.
Никто не замечает, как Дорн на протяжении последних сто лет, будто бы какой-нибудь Уроборос, съедает сам себя. Да и кому на это смотреть? Дорнийцы всегда были слишком гордыми, чтобы признавать свои ошибки. В их характере мстить за справедливость, нежели согласиться с поражением. А остальным нет дела до золотого песка. Даже для закадычных южан здесь слишком жарко, даже для жителей Королевской Гавани - страшно ходить голыми ступнями по песку.
Доран считал, что справедливой карой за запоздалую месть Оберина было бы какое-нибудь смертельное ранение, за которое Доран и копейки не выставит Королевской Гавани, тем не менее, его брат вернулся целым и невредимым, как это всегда бывало, когда тот безрассудно кидался на озлобленного льва или дракона с совершенно голыми руками. В какой-то степени, Доран завидовал своему брату. В его безрассудной храбрости - показательной черте характера любого, родившегося в пустыни. Но этому краю нужна не храбрость, кою можно с избытком найти в любом ныне живущем дорнийце. Этой земле был нужен человек, способный мыслить даже в пору ослепительного солнца и невыносимой жары, от которой у некоторый точно оранжевый шифер шуршит. И пока в Королевской Гавани разбираются с тем, как теперь жить при деснице-карлике и отравленном Тайвине, Дорн должен сделать некий выпад, который раз и навсегда вернет его на прежнее место. Хотя и у этой медали было неудобное ребро.
И все было бы ничего, если бы междоусобная борьба королей и их десниц не переливалась в дипломатию и тонкую игру политики, мешая и без того не слишком понятную палитру взаимоотношений. Дорн слишком долго жил в изоляции и теперь, пожалуй, когда Доран смотрел на возню молодых и старых в часы полуденной сиесты, он думал, что этому краю нужно еще немного подождать.
Трусливое решение, скажут одни.
Но Дорану нет никакой важности слушать мнения. В конце концов, правит он. И пока будет править он, Дорн не станет вмешиваться в стайную грызню.
Змея, кусая, расточает яд.
О том, что корабль с серыми парусами встал на прикол в Солнечном Копье, он тоже знал. Не потому, что Доран стремился знать обо всех деталях жизни его любящей подковерность страны, а потому что не на каждому борту на их землю заносит таких гостей, как Джейме Ланнистер, который совершенно внезапно для горделивого льва, поступился своею же гордостью. Нет, наверное, думал Доран Мартелл, все-таки люди склонны однажды смотреть на вещи под иным углом, и, наверное, даже при этом умнеть, но насколько можно подобный пример примерить на представителя Ланнистеров?
Дело тут вовсе не в мешающей думать трезво вражде, отраву которой так хорошо используют дорнийцы в своих высушенных на солнце и точных, как копье на их гербах, суждениях. Доран никогда не считал семью Ланнистеров глупой, однако все то, чего они добились - это лишь доказательство их наглой предвзятости. Тайвин, если Богам будет угодно, уцелеет. Серсея, если будет угодно богам, выживет. А порочная кровь так и будет сидеть на Железном Троне.
Но, как показывает практика...
Богам зачастую бывает скучно.
Доран медленно поковырял ножом в ногтях, выказывая удушливость скукоты. Солнце в сиесту палило особенно сильно и даже вездесущая прохладная вода Садов не спасала от того, как бы грузно не закашляться. Принц видел, как торопится изнуренная лошадь и как настороженно готовятся принять у гостя стражники. Он отмахнулся от вопроса, как от жужжащей над ухом мухи.
- Нет, не надо. Пусть войдет так. В Дорне не принято бояться оружия чужаков.
Как и вообще какого-либо оружия. Но чужаки об этом не знали, а дорнийцы о подобном не говорили. Носить оружие каждый день в резных ножнах было столь же нормальным как у женщин, так и мужчин, будто бы опасливое лезвие не несло в себе никакой угрозы и было лишь поводом снова сверкнуть своим положением.
Давнее поверье уже не работало.
Оружие носили все, кому не лень. А те, кто его заслужил по-настоящему оставляли у входа перед тем, как ступить перед Принцем.

+1

3

Чем ближе был Дорн, чем жарче светило солнце в безоблачном небе, чем менее глубокими становились воды в темном море, тем больше Джейме понимал, насколько его идея была… Непродуманной.
Скорее крик отчаяния, чем взвешенное решение человека, решившего кардинально изменить свою точку зрения и будущее, которое его ожидает.
Да, он покинул Королевскую Гавань, воспользовавшись помощью брата и Оберина Мартелла, все еще со здоровой настороженностью относившемуся к сыну своего злейшего врага, который теперь находился в глубокой коме, и даже Квиберн, который казался куда более прозорливым и талантливым мейстером, чем Пицель, отказывался давать какие-то обнадеживающие обещания. Но почти достигнув своей заветной цели, жаркого солнечного города, выстроенного из камня, чьи внутренние сады утопали в зелени, апельсинах и вине, Ланнистер наконец понял, что его там никто не ждет.
Он никому не нужен, кроме, разве что, своей племянницы и дочери, которая и так увлечена новой культурой, двором, и что самое – таким же молодым, как и она сама, сыном Правителя, так что вряд ли девушка ждет гостя в лице родственника, никогда особо не участвующего в ее жизни из-за полной запретов и лишений службы королевским гвардейцем.
По правде говоря, в Дорне ему будут не рады. Среди Марттеллов, двора правящего Принца, среди всех этих песчаных змей ему опасно находиться.
Глупый лев, решивший сунуть морду в змеиное гнездо.
***

Жаркий, но приятный бриз моря сменяется почти что невыносимой, удушливой жарой Солнечного Копья. Но словно в плохой шутке, Джейме узнает, что необходимый ему Принц, а конкретно – Доран Мартелл, глава дома Мартелл и Правитель всего южного региона, находится… в другом замке. Путь до него занимает много времени, которое мужчина провел верхом на коне, под палящим солнцем, так толком и не отдохнув после долгого морского путешествия.
                                                                                                                       
Ланнистер спрыгивает с коня, сразу отдавая поводья загорелому юноше, ошарашенно глядевшему на бледного гостя с Севера, но ничуть не удивляется, когда к нему с важным видом, в длинном расшитом кафтане подходит такой же смуглый и черноволосый, как и практически все население Дорна, мужчина, интересуясь личностью прибывшего скорее для вида, чем от незнания.
Джейме и не сомневался в том, что Правитель Дорна уже прекрасно знает о прибытии одного из Ланнистеров в свою резиденцию.
О Доране Мартелле тоже ходили слухи. Не такие интересные, правда, как о его младшем брате – он не спал на обещанной другому наследнице богатого Дома, не пропадал в таинственном и опасном Эссосе, не побеждал раз за разом в бойцовских ямах.
И все же, даже из разговора с Аспидом, Джейме понял, что с Правителем Дорна стоит быть более, чем просто осторожным. Уже стареющий мужчина был уже долгие годы болен, но его сила была вовсе не в теле, а в разуме – пытливом и на удивление терпеливом.

Молодой лев следует за приставленным к нему провожатым, подмечая, что через несколько метров к ним присоединилось еще и двое стражей в традиционной здесь легкой броне желтого цвета. Это даже… льстило. Дорнийцы славились тем, что были коварными, искусными войнами, хотя и предпочитали мечам копья, маневренные и быстрые в своих ударах. И все же, Ланнистера они считали… опасным противником.
Тенистые аллеи, коротенькие мостки через пруды, загнанные в гранитные лабиринты ручьи… процессия бодрым шагом быстро продвигалась к дворцу в самом конце обширной территории. В отличие от портового, а значит, все же крайне неароматного Солнечного Копья, здесь пахло цветами и лимонами.
Широкая лестница между двумя рядами ярко-зеленой живой изгороди ведет его к главному входу во дворец.
Он медлит перед тем, как войти, хотя створчатые двери перед ним уже начали раскрываться. Что он скажет сейчас этому человеку? Вернуться назад он уже просто не может, слишком поздно, слишком… унизительно будет возвращаться обратно в Королевскую Гавань.
К Серсее. К Королю, который больше не желал его видеть в рядах Королевской гвардии, от чего и сослал в Утес Кастерли. Быть новым Лордом Ланнистером.
Нервно сглотнув, мужчина мазнул взглядом по стоявшим с обеих сторон от входа стражам все в той же легкой и пестрой броне и, крайне неохотно отстегнул ножны с мечом, прикрепленные к широкому кожаному ремню.
Правила – есть правила. Но он чужак в этом жарком змеином мире, и подобный жест будет воспринят как еще одно доказательство его совсем не злых намерений. Он здесь не для того, чтобы требовать, а чтобы наконец забыть о чертовой львиной гордости, которая раз за разом подводила его семью, и просто попросить.
-Лорд Мартелл, - уверенно приветствует Правителя Дорна Джейме, наконец пройдя в богатую, испещренную узорами залу со множеством разномастной мебели.
Это место действительно не было похожим на традиционный дворец, и уж явно не имел ничего общего с Большим Залом Красного Замка, но даже несмотря на то, что Доран Мартелл сидел не на возвышении, Джейме все равно казалось, что тот смотрит на него свысока.

+1

4

[nick]Doran Martell[/nick][status]рты зашиты тенью самшита[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GeNw.gif[/icon][sign]Если некуда душу деть -
https://78.media.tumblr.com/8dc339aea23c5e642e8c930f22cb4687/tumblr_nqpu5kKKJu1qcv6i8o5_400.gif
Продай мне
[/sign][lz]Доран Мартелл, 52
Принц в змеином гнезде
[/lz]

Доран Мартелл ни на секунду не выпускает из мысли о том, что Джейме Ланнистеру некуда убегать и некуда возвращаться. Он прочел это вовсе не по глазам, которые должны принадлежать только беглецу, забравшемуся на самый край Семи Королевств, он понял это по логике поступков того, кто еще недавно гнул собственные пальцы под напором белоснежных ножен, золотой плащ которого точно его личное знамя, было прекрасным дополнением красным стенам королевского замка. Не надо быть кем-то особенно умным, чтобы понять, что от подобных привилегий человек никогда не отказывается по собственной доброй воле. И настолько увязнув в зыбучем песке выбирается вовсе не своими усилиями, находясь по пояс в утягивающей земляной трясине. Так часто дышит не предатель, сколько человек, сбежавший от предательства. Человек, которому помогли тогда, когда он этого не ожидал.
Но во взгляде Принца только некоторая скука. Он махнул ладонью, чтобы подали вина. Не слишком густого и не слишком алкогольного, легкий запах и привкус спирта - то, что нужно настоящему фруктовому вину, так думал Доран. Он ненавидел крепкие напитки, называя их дешевыми и вульгарными.
Отпив несколько глотков, Доран не торопился заводить разговор. Его гостю необходимо несколько минут, чтобы собраться с мыслями и сформировать то, о чем хочет попросить. Ведь ради дани уважения Джейме Ланнистер точно не пересек бы дюны и не приехал бы сюда. Если он загнал коня, значит, дело горит, как высохшая бумага на солнце. Иначе дождался бы визита в Солнечном Копье. Если, конечно, он был уверен в том, что там безопасно для него.
Только сдержанность и манерность Дорана Мартелла удержали его от того, чтобы не улыбнуться собственными мыслями. Как он и думал, даже жители Королевской Гавани боятся ступать босыми ногами по их песку. Всюду притаилась змея. А эти существа чувствуют чужой страх на кончике раздвоенного языка.
Чужие разговоры на нижней террасе нисколько не мешали Дорану принимать тут гостей и говорить о делах государственной важности. Шебутные звуки человеческого пребывания всегда несколько успокаивали его растерзанную вынужденным одиночеством душу. Он никогда не создавал видимость толпы, настоящему правителю это не требуется, чтобы вокруг него всего были люди. Но он тянулся не к гаму рынков, не к звону солдатских голосов, а к чему-то другому. К женскому оклику детей, к их строгой просьбе не шалить в воде.
- Сир Джейме Ланнистер, - ответил Доран, смакуя бесшумно последние капли на языке. Абрикосовое вино отдавало горчинкой. Видимо, его передержали в дубовой бочке.
Беглый взгляд по походной одежде. Он не переодевался с корабля, посему так сильно отдает мужском потом и въевшейся в кожу и волосу морской солью. Он не замечает того, как обгорел и из бледного южанина превратился в существо, покрытое некрасивой, почти противной солнечной коркой, а вместо загара получил только красные ожоги. Он никогда не привыкнет к этому климату. Он слишком слаб для местного солнца.
- Ваш визит абсолютно лишен церемониальности - Доран перевел на него полные каштана глаза. Он подумал, что Ланнистер, пожалуй, поймет контекст. По какому поводу он здесь, если не узнать состояние Мирцеллы? И, чтобы не делать ни из кого предмет насмешки, добавил: - Мирцелла Баратеон в полной безопасности и, не боюсь судить, счастлива. Как и любой ребенок.
Ее тут, разумеется, нет. Доран редко куда-то выбирается со своими детьми, предпочитая общество семей своих охранников и слуг. Он никогда не навязывал сыну себя, а сын никогда об этом не просил. Всех устраивала эта игра в самостоятельность и состоятельность.
- Вам еще два дня пути - чтобы не показаться приватным, сказал Доран. - Не вижу ни одной другой причины, чтобы вы неслись сюда так, будто бы вашего коня ужалила гадюка.
Сказано это вовсе без шутки и даже никто не позволил себе улыбнуться уголком губ.
То, что весь Север подозревает опасность со стороны Дорна - ни для кого не секрет. И дайте северянам волю, они каждый день будут запускать сюда людей, которые загонят весь табун Дорна до смерти, чтобы убеждаться в том, что Мирцелла Баратеон в полной безопасности, беззаботно проживает свои лучшие дни в теплой тени дорнийских садов. В обществе лучших людей, каких только можно найти.

Отредактировано Rey (12-05-2018 21:07:41)

+1

5

-Ничуть в этом не сомневаюсь, Лорд Мартелл, - сразу же отвечает Джейме.
Он благодарен Принцу за то, что тот не требует от него сразу перейти к делу, хотя мог бы.
Пекло, Мартелл мог бы вовсе не пускать его за стены Водных садов, и все же – он стоит здесь, посреди главного зала, едва склонив голову в уважении и общается с Правителем Дорна.
-Полагаю, недоверие в этом деле могло бы расцениваться как оскорбление великого Дома.
Все это игра. Игры, он сбежал от одних, чтобы его тут же настигла новая, на этот раз, касающаяся непосредственно его жизни, хотя раньше он всегда ощущал себя… где-то позади, на периферии событий, хоть и непосредственным их участником. У Джейме за спиной, помимо белого плаща, всегда был кто-то еще – Барристан Селми, Король Баратеон, от которого все равно не было особого толка, кроме «приказа» и «слова» короля, тот же отец. Кто-то, чьи приказы он выполнял, но сейчас он остался в одиночестве. Один на один с правителем чужой страны, и исход этого разговора зависел только от него, и важен был только для его жизни и безопасности. Пожалуй, и для Мирцеллы.
Неожиданно… приятное чувство. Распоряжаться собственной жизнью. Быть обязанным только себе и отвечать только перед самим собой. Пьянящее. Оно ему нравилось, отпускать его не очень хотелось, но о верности, чести и долге перед кем-то или самим собой он порассуждает чуть позже, когда его положение перестанет быть настолько неопределенным.

Доран Мартелл прекрасно знает, что он здесь не ради Мирцеллы, с чего ему вообще тогда останавливаться в Водных Садах? Лично поздороваться с Принцем и обсудить торговлю с Эссосом? Чушь. Собирается ли Джейме сразу раскрывать перед мужчиной все карты, признавая свою беспомощность и жалкость? Ни в коем случае.
Пока Ланнистер проигрывал самому себе бой в своих же мыслях, Мартелл казался… неторопливым. Плавность движений и речи выдавали очевидную скуку, но теплые карие глаза были необычайно цепкими, внимательными.
Почему-то Джейме сразу вспомнил взгляд отца, только их зелень была наполнена каким-то обжигающим холодом и высокомерием, даже когда тот смотрел на своих собственных детей, лично его заставляя ощущать себя маленьким мальчиком, впервые серьезно провинившимся.
-С вашего позволения, я отправлюсь проведать племянницу Мирцеллу, - мягко сказал Ланнистер, наконец окончательно успокаиваясь. – Но позднее.
Подобная абсолютная умиротворенность, сопровождаемая лишь легкой заинтересованностью в результате, возникает, когда внутренне ты уже… решился. Либо устал грузить себя мыслями о том, что проконтролировать уже не в силах.
-Я здесь для того, чтобы просить вас о… деликатной услуге, - нотки его голоса становились непроизвольно чуть мягче и какими-то усталыми. - Полагаю, услуге, выгодной нам обоим. Мне лично, и, пожалуй, всему Дорну. Не без некоторых рисков, конечно же.
Он в невыгодном положении. Это будет не соглашение, не обмен, даже не договоренность – а просьба на грани мольбы. Его ничуть не удивит, если Принц Доран потребует с него какую-нибудь запредельную цену, с которой не справятся не один из золотых рудников Ланнистеров.
Помимо золота, Джейме и предложить-то ему особо нечего, кроме своего меча и верности, хотя наличие Лорда Утеса в Дорне, по факту – в качестве добровольного заложника, присягнувшему на верность дорнийскому Принцу – весьма интересно. 
-Я хотел попросить вашего разрешения мне остаться в Дорне.

Отредактировано Jaime Lannister (12-05-2018 21:50:38)

+1

6

[nick]Doran Martell[/nick][status]рты зашиты тенью самшита[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GeNw.gif[/icon][sign]Если некуда душу деть -
https://78.media.tumblr.com/8dc339aea23c5e642e8c930f22cb4687/tumblr_nqpu5kKKJu1qcv6i8o5_400.gif
Продай мне
[/sign][lz]Доран Мартелл, 52
Принц в змеином гнезде
[/lz]

Принц Великого Дома. Как только не называли люди Дорана Мартелла только чтобы в очередной раз выказать ему свое уважение. Каждый - по своему собственному делу. Люди, такие уж они существа, никогда никого не уважают просто так. Всюду они ищут выгоду, не зря придумали торговлю и ради денег готовы вырезать народы. На фоне людей пресловутые змеи, кусающие лишь тогда, когда их трогают или пугают, мирные существа, не несущие никакой угрозы. И Ланнистер ярко демонстрирует это. Его учили общаться с королями, этого у рыцаря (если можно было о нем еще так говорить) не отнимешь. Однако сколько бы он не лил лести, факт остается фактом - одного короля он убил точно. Так чего же по-настоящему стоят слова цареубийцы? Предательство, оно и в Дорне предательство. Только тут подобную отраву пьют, как змеиный яд.
Мартелл уже не таит и не глушит тяжелый, почти обреченный вздох. Внимательно выслушать, не перебивая и лишь однажды блеснуть глазами, будто бы выдавая вполне логичный и закономерный вопрос. Трудно представить услугу, которую Дорн может попросить от дома Ланнистеров. Голову Тайвина? Все они когда-нибудь поплатятся за совершенные грехи. Разве что кто-то просто не доживет до этого. Но в одном сир Джейме был прав, а Доран просто чувствовал это, деньгами он не откупится. Доран Мартелл был кем угодно, только не торгашом.
И торговаться с Дорном вовсе не стоило. Во-первых, не нашлось еще такого купца, у которого достаточно денег, а во-вторых, Дорн не страдает от бедности и пока что хорошо справляется сам. Ему не нужны подкупы и тем более, ему не нужна выгода от того, чтобы скрывать людей. Удивительно, до какого абсурда некоторые могут дойди в своем намерении спрятаться. Или же Ланнистер на полном серьезе думает, что за какую-то там символическую цену Доран приставит ему армию и даст замок где-нибудь в людном месте? Ланнистеры, как уже было сказано, отличались горделивостью, но глупцами никогда не слыли. Даже если один из их семьи карлик, а другой цареубийца, и, что вероятно, спал на ложе своей сестры.
Впрочем, в Дорне нет грехов, за которые можно было осудить Джейме Ланнистера, кроме одного - он был Ланнистером.
И выраженная скука вовсе скукой не была. Доран обдумывал его слова, но не хотел, чтобы это показалось слишком очевидным. С его стороны было бы лучше отослать Ланнистера прочь, пригрозив, что следующий корабль, который надумает привезти его в Солнечное Копье, будет сбито, не достигнув берегов. Но Доран медлил с выводами. Кое-что другое казалось ему странно очевидным. Кое-что, что выбивалось из общей картины.
Связь Ланнистера с его братом Оберином. Разумеется, от Аспида стоило ожидать чего угодно в Королевской Гавани, но то, что он каким-то образом повяжется с Джейме Ланнистером - это было для Дорана неприятной новостью. В конце концов, интуитивные решения брата никогда не приносили ничего хорошего. И если бы ни божественная удача, которую Оберин испытывает раз за разом, он бы остался лежать там, в красных камнях. Но, в конечном итоге, когда-нибудь, Обери где-нибудь останется лежать. И это будет вовсе не дорнийская земля.
- Значит, моя услуга заключается в том, чтобы разрешить Вам остаться и не выдворить первой же торговой лодкой - Доран заметно сжал кожаный подлокотник, приятный стягивающий звук как будто вернул его в эту галерею, к этому человеку. Солнце плохо влияет на желание вообще о чем-либо долго рассуждать.
Он специально выдержал долгую паузу. Если Джейме Ланнистер волнуется, то пусть покажет это, не стесняется. В результате раскаленный песок все равно разовьет в нем это ощущение жизни с распахнутой душой. Любить, как в последний раз, ненавидеть до гробовой доски, мстить сладко и долго. Если, конечно же, Доран Мартелл поступится всем, чем знает и разрешит ему остаться. У него не было поводов отказать, как и не было никакого резона согласиться.
Впрочем, этот разговор еще не был закончен.
- А Ваша услуга мне в чем заключается? - Доран мог говорить вот так - по-простецки в лоб, даже не пытаясь выразить свои мысли как подобает правителю. Он повозился на своем месте, наклоняясь в правую сторону, будто бы тело затекло сидеть в одном положении. Отчасти так и было. Тело его постоянно ломило и болело, в этом Доран нисколько не преувеличивал значение своих недугов.
Но были вещи, которые тревожили его побольше затекших конечностей, с которых к вечеру не снимешь украшения.
- Признаюсь честно, - он отвел взгляд, будто бы их разговор обрел некий дружеский характер - это всего лишь пыль в глаза. Доран отвел глаза от собеседника в разгар разговора лишь потому, что делал это всегда. Беседа, считал Мартелл, должна быть в удовольствие. Она не должна напрягать, даже если перед тобою заклятый враг твоего дома.
У него ведь есть власть перерубить Ланнистера пополам и закончить этот никчемный разговор об услугах.
В его власти вообще очень многие вещи, но жаль, что многие из его окружения не понимают, что власть и ответственность идут нога в ногу.
- Я не вижу ни одной выгоды для Дорна в том, чтобы содержать Вас здесь, - от закравшегося в резное окно луча солнца Доран слегка сощурился и снова вернулся к Ланнистеру каким-то более обновленным. - Мы не на рынке, сир Ланнистер. Переходите к делу. Змея не кусает дважды.
Старая дорнийская поговорка.
Каждый понимает ее, как хочет.
Кто-то - как угрозу. Кто-то, как знак доверия.
Но не каждый знает о том, что у поговорки есть второе дно.
Змея кусает наверняка.
Должно быть, он, и правда, начинает стареть, раз тянется к старому.

+1

7

Ланнистер выслушивает Мартелла совершенно спокойно и тихо, на первый взгляд, на самом деле лишь пытаясь сообразить достойный ответ.
Соврать или придумать что-то он не мог. Он и так устал от всей этой дворцовой лжи, интриг, секретов и обманов, которые вихрем крутились по коридорам, залам и покоям Красного Замка. Постоянные тайны, хитросплетения интриг, недомолвки и лживые слова, ото всех. И ребенок, и кухарка, и шлюха в борделе Петира – доносят все услышанное хозяину. Понятно, конечно, что оно почти везде так, кроме какого-нибудь консервативного, варварского Севера, сейчас тоже растерзанного на куски между оставшимися Домами, когда-то верными окончательно исчезнувшим после свадьбы Сансы Старкам.
Но Джейме больше не выносил ни предательства, ни своей семьи. Свора львов ничем не лучше была кишащего клубня шипящих змей, завязывающихся в узлы.
Не хочет он, чтобы его новая жизнь в Дорне, если ему все же позволят остаться, началась с чего-то подобного. Да и Доран Мартелл не выглядел хотя бы человеком, который спокойно мирился с обманом и лестью. Все же он змея. А даже неядовитая может укусить очень больно.

-Верно. Ей достаточно лишь одного укуса, если она ядовита, - Джейме склонил голову набок, внимательно глядя на мужчину. Пусть он и не знал местных выражений, но глупцом не был. И был все-таки… осторожен, хотя его семья не согласилась бы с этим утверждением. Ланнистер вновь поразился разительному различию отношения к себе между сестрой и братом. Если Тирион считал его скорее храбрецом, то Серсея видела в нем лишь недальновидного, несерьезного… глупца, пожалуй. Который все же иногда ей был нужен.
-Вы правы, выгоды для вас нет никакой. Кроме того, что я, наследник и фактический Лорд Кастерли Рока, котов присягнуть вам на верность, потому что все, что я могу вам предложить – это я сам, - Ланнистер развел руки в стороны, перенося вес на одну ногу. – Но кому нужна верность Цареубийцы?
Как же он все-так устал. Правда, только сейчас, когда его вновь начало охватывать напряжение от не самого простого разговора, мужчина начал наконец замечать, насколько неважно себя чувствует в своем же собственном теле. Разгоряченном, обгорелым на солнце в море, с песком и пылью, прилипшими от пота к коже. Очень хотелось окунуться в прохладную воду, позволить ей заскользить в волосах, смывая грязь, усталость и дурные мысли, которым не место в голове, где и так тесно.
Яркий луч солнца проходит сквозь резные листья пальм, окно, ударяя прямо по глазам, и Джейме лишь едва морщится от неприятного ощущения, которое неожиданно отрезвляет.
-Мне не нужны ни ваши пески, ни люди, ни замки. Я бежал из Королевской Гавани не ради чего-то здесь, а от того, что было там.
Ланнистер скользит вновь взглядом по мужчине, будто решаясь, есть смысл говорить все так, как есть.
-Вы знаете мою семью. Ненавидите ее со дня смерти вашей сестры, хотя все началось еще раньше, когда умерла моя мать, из-за чего наши семьи так и не смогли породниться. Ненавидите ее ничуть не меньше, чем весь остальной Вестерос, хотя корона платит тем золотом, которое добывают Ланнистеры, - золотоволосый прерывается. - Представьте себе, каково это – вдруг понять, что прав не ты, а все остальные. Что вся эта ненависть – заслуженно, а ты мало того, что являешься членом семьи, так еще и убийцей короля?

Отредактировано Jaime Lannister (12-05-2018 23:07:27)

+1

8

[nick]Doran Martell[/nick][status]рты зашиты тенью самшита[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GeNw.gif[/icon][sign]Если некуда душу деть -
https://78.media.tumblr.com/8dc339aea23c5e642e8c930f22cb4687/tumblr_nqpu5kKKJu1qcv6i8o5_400.gif
Продай мне
[/sign][lz]Доран Мартелл, 52
Принц в змеином гнезде
[/lz]

Ланнистер был удивительно простым человеком. У него был ни один день путешествия по воде, чтобы придумать кучу различных предлогов, обещаний, клятв, но он не прибег ни к чему, кроме усталого, практически отчаянного жеста честности. В их время, надо признать, это большая редкость - прямолинейная тупость. Но Дорану это нравилось. Джейме Ланнистер не всегда был таким и изменения оставляли на нем шрамы, которые он сам ничем не замазывал и, наверное, даже не замечал. Из мальчишки в золотом плаще он превратился в мужчину, который бежал от мнимой несправедливости своей семьи. Доран Мартелл назвал бы это глупым поступком. В его интересах вернуться в Кастерли Рок и поставить семью на ноги, изменить ее, начиная с корней, но вместо этого лев бежит. Задушенный ошибками, которым нет ни прощения, ни изменения.
- Человек, нашедший в себе храбрость убить короля, способен на многое, - Доран постучал пальцами по подлокотнику кресла. Этот стул был больше похож на изукрашенный столовый стул, нежели какой-нибудь трон. И выглядел Мартелл совсем не как принц. Тяжелая одежда утомляет его, драгоценные камни он носить не мог, потому что его мучили отекающие конечности и даже кольца снимать вечером было затруднительно. Он был похож скорее на богатого Лорда, нежели на правителя Дорна.
И каждый обманывался этим видом, считая, что Дорн заслуживает трона и сильного Принца на нем. Человека, который метнет копье в своего врага с пятнадцати метров. Оберин Мартелл был таким, но с такими королями появляются и такие, как Джейме Ланнистер - ненавистники, готовые прикончить тебя на ступенях твоего собственного дворца. И заявить об этом как о благороднейшем поступке.
- Сядьте, Ланнистер - Доран редко позволял себе фамильярность, но буря, которая обуяла Джейме ему не нравилась наравне с его горячим, приправленным утомительным путешествием и ожиданием характером. - Мне не нужен мальчик на побегушках. У меня за спиной стоят сильные люди, настолько же верные мне, а то и намного более верные, чем вы себе можете представить. И среди них всегда есть змея, которая кусает первой. На то они змеи - они сливаются в песок и делают выпад именно тогда, когда ты ожидаешь этого меньше всего. Змея - коварный хищник, который идеально подгадывает момент. Змея не способна долгую погоню, она не кровожадна и не жестока, как лев или кабан.
- Я скажу Вам одно,- начал Доран, снова приказывая ладонью подлить им обоим вина. В горле пересохло - всё это нескончаемая, изнуряющая жара - совсем не та погода, чтобы вести светские беседы или решать судьбу государства. - У меня нет времени на ненависть. То, что было тогда, давно приправлено песком.
Он сделал терпеливый, глубокий, долгий голоток.
- Это не значит, что я простил вашу семью - он впервые запоздало выказал свою усталость. Доран не путешествовал по морю и никуда ниоткуда не сбегал, но он понимал, насколько устало чувствует себя Джейме Ланнистер. Не только физически, но и морально.
- Я всегда считал, что в Дорн людей приводит или глупая мечта или глухое безумие. И то и другое, сир, зовется отчаянием, - его голос был сухим и низким, как подобает человеку со статусом. Тем не менее, Доран редко чувствовал, что его слушают вот так - по-настоящему. Не каждый день он решает чью-то судьбу и не то, чтобы это казалось ему веселой авантюрой, для которой ему даже не придется вставать с кресла и бегать по галерее, просто само ощущение важности этого момента не отпускало его с самого начала и до конца.
- Мы живем в смутное время и мы, как никогда, нуждаемся в ясности мыслей. Он опять опустил паузу и допил свое вино. Хороший напиток, который помогает не просто размышлять, но и делать это результативно. К счастью для Джейме Ланнистера, Доран Мартелл не обладал горделивостью своего брата и даже рядом не стоял с темпераментом Оберина. Потому что, сиди здесь Оберин, Джейме Ланнистеру не позволено было бы даже войти. И наверняка месть случилась бы куда раньше.
- Должно быть все это - науськанье моего брата? - За все время их скоропостижного разговора Доран впервые позволил себе слегка улыбнуться. - Посоветовать Вам отправиться сюда - это его месть Вам. Предложить Вам обратиться ко мне - очередная шутка надо мной.
Доран чуть напряг руки и пододвинулся к краю кресла. И этот вздох уже не означал ничего, кроме смиренного, прямого согласия. Но ведь торг есть торг? Они оба встретились друг с другом, чтобы выдвинуть условия...
- Я позволю Вам остаться здесь.  Но мне не нужна война, которую вы за собой ведете - голос стал тише, ниже. - И всё, чему Вы были свидетелем не интересует Дорн. Поэтому рекомендую Вам как можно скорее позабыть об этом.
Улыбка стерлась с лица, но глаза Дорана на мгновение улыбнулись снова. Джейме Ланнистеру вряд ли составит труда забыть то, от чего он старательно убегал. И терпел морскую болезнь, солнце и разъедающую соль на теле. Теперь ему придется привыкать совсем к другим реалиям. Но, как уже было сказано, для Дорана это вовсе не игра и не авантюра. У него не было привычки играть с человеческими судьбами.
- Ваша дочь сейчас в Звездопаде, они с Тристаном гостят у Дейнов, - Доран Мартелл встал первым и снова повел рукой за собой, осторожно ступая на своих двоих. Подобное зрелище было настолько редким, что никому из ближайших слуг Дорана это не довелось увидеть. Его единственная тайна, смысл которой скрыт под семью замками так, словно бы от этого зависела его жизнь сейчас была раскрыта человеку, которого еще вчера они все называли врагами.
И пусть Оберин был во многом похож на самовольного глупца, в одном он всегда был безошибочно прав - он умел разбираться в людях. И Доран Мартелл безукоризненно доверял в этом брату.
- Мы можем навестить их послезавтра. Когда вы перестанете выглядеть, как общипанная курица. Вам нужен отдых от дорнийского солнца. Поверьте, вы еще трижды проклянете этот час, когда попросили меня услужить вам милость.

+1

9

Со многими высказываниями Мартелла Джейме, в силу характера и не лучшего расположениях духа в этот момент, не был согласен. Он привык к тому, что «Цареубийца» будет его клеймом на всю оставшуюся жизнь, неважно, что он еще в своей жизни успеет сделать. Если уж никого и никогда не интересовало, почему он решился на такой поступок, то нечего было рассчитывать на хоть сколько-нибудь объективное отношение к себе от большинства людей, с самой Стены и до жаркого Дорна. Ланнистер всегда знал, как его воспринимают, что шепчут за спиной или говорят порой в лицо, знал, какие мысли кроются в головах недоброжелателей, глупых сплетников, дворцовых дам, да вообще кого угодно. И делал вид, даже для самого себя, что смирился.
Поэтому выслушал Принца он на удивление спокойно, насколько вообще мог, не перебивая, глядя скорее устало, чем настороженно или даже возмущенно на очередные выпады в сторону его чести и верности. Хотя что может знать о верности человек, который, допустим, никогда не стоял перед выбором и возможностью нарушить эти клятвы? Не ощущал веса ответственности за свои поступки, просто бездумно веря в истинность своих действий и побуждений?
Ничего.
Никто из них никогда не стоял перед выбором убить своего короля или позволить сгореть в огне целому городу. Джейме всем им завидовал. Но не думал требовать хоть какой-то благодарности или почтения, хватило бы просто… отсутствия осуждения.
С Принцем Дорнийским он не мог себе позволить фамильярностей или сколько-нибудь неучтивого поведения, поскольку и так обратился к нему за помощью, и как ему казалось еще с момента прибытия в Водные сады, тот вполне был готов протянуть спасительную руку, чтобы не говорил об огромном количестве верных ему людей или золоте.
Северяне высоко ценили пленного льва, настолько, что Робб Старк приказал приставить стражу к своей матери, которая отпустила его. Лев, который пришел добровольно к своему гораздо более старому врагу, у которого были все поводы перегрызть льву глотку, с просьбой о защите и крове, был и вовсе бесценен.

— Я позволю Вам остаться здесь.  Но мне не нужна война, которую вы за собой ведете.
Дальше Джейме почти не слышал, что говорит мужчина, потому что облегчение, накрывшее его и прокатившееся по телу, закружило голову, и Ланнистер даже не сдержал эмоций, позволив себе сделать чуть более глубокий вздох, чем раньше.
Он остается. Здесь, среди зноя, песков, смуглых и развратных дорнийцев, но в покое. И с Мирцеллой поблизости. 
-Спасибо, - лишь хрипло отзывается, чуть склоняя голову в знак почтения, но Доран вновь его удивляет.

Он был так поражен видом спокойно идущего Принца, что едва не пропускает мимо своего внимания фразу, брошенную мужчиной.
Дочь. Не племянница, именно дочь.
Ланнистер резко опрокидывает в себя потеплевшее вино, к которому он за все это время так и не притронулся, будто оно действительно могло расслабить в миг напрягшиеся мышцы, резко поднимается со своего места, все еще пристально смотря на спину собеседника.
У него теперь столько вопросов к этому мужчине, начиная от старых слухов и историй, заканчивая тем, откуда знал о том, что Мирцелла никакая не Баратеон, а Ланнистер. С момента коронации Джоффри каких только слухов не было, но почему именно Мартелл был в этом так уверен?
Но не попытался разорвать договоренности между домами, которые собирались породниться через союз Тристана и Мирцеллы, ведь способов сделать это было довольно много, да и сама же Серсея была бы рада подобному исходу, изначально настроенная против отправления единственной дочери в дикий Дорн. Но Доран, произнося сказанное, совсем не выглядел оскорбленным или хоть как-то задетым открывшимися ему обстоятельствам.
Почему?
Как хорошо, что у Джейме теперь будет возможность задать все эти вопросы. Он узнает и научится у этого мужчины очень многому.

Отредактировано Jaime Lannister (15-05-2018 19:49:27)

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Ceasefire [Got]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC