пост недели Arthas Menethil Артас двигался в выбранном им направлении – медленно, но верно. Все те, кто ранее служил ему, все те, кто пали вместе с ним – они были его первостепенной целью. Без союзников даже он ничего не значит теперь, когда уже не обладает той силой. Любой встречный герой посчитает за великое достижение ещё разок отправить в тёмные земли того, кто когда-то причинил этому миру столько боли.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #147vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Venomous poison


Venomous poison

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

VENOMOUS POISON
I hear you calling and it's needles and pins (and pins)
I wanna hurt you just to hear you screaming my name
Don't wanna touch you, but you're under my skin (deep in)
You're poison running through my veins

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://pmcvariety.files.wordpress.com/2016/03/spider-man-venom.jpg?w=1000&h=563&crop=1



УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Peter Parker (as Peter Parker), Anthony Stark (as Venom)

НЙ и куда нелегкая занесет


АННОТАЦИЯ

Симбиот всегда хотел себе подходящего носителя, однако у Паркера свои взгляды на эту историю.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••


[sign]https://media.tenor.com/images/7007cad4b6c9ab05f27e60358545f3a0/tenor.gif[/sign]
[icon]https://d.radikal.ru/d39/1805/ba/c6e6b0c5962b.jpg[/icon]
[lz]Marvel
Веном
Агрессивная космическая субстанция с ложноножками, сожрет твое лицо и высосет душу, любит откусывать головы человечкам на десерт и одержим идеeй завладеть идеальным носителем.[/lz]

Отредактировано Anthony Stark (06-07-2019 12:43:14)

+2

2

Шумные улицы, широкие проспекты, тонны гудящих машин и серые людские потоки. Даже ночью этот город не спит, зажигает фонари - и продолжает свой безудержный бег.

Безумный ритм мегаполиса действует на нервы, особенно в ярком дневном свете. Поэтому он предпочитает пережидать светлое время суток, забиваясь в углы подальше и источая там свой яд, а вот ночью - его время.
С приходом темноты в нем бурлит энергия и плещется сила; возможно, потому что за день носитель устаёт бороться и к ночи окончательно сдаёт позиции, уступая управление симбиоту.

Что ж, тем лучше, ведь у него масса планов.

Для начала - поменять тушку.
Ему приходится делать это раз в несколько дней, потому что все эти люди слабы и не приспособлены. Без сомнения, его роль, как симбиота, придать мощь даже самому тщедушному существу во вселенной, но к чему растрачивать энергию на бесплодные попытки слепить из дерьма конфетку? Ведь конфетка для него уже давно существует, сладкая и манящая, но покуда - недостижимая.

Он часто следит за ночными приключениями Паука, оценивая и анализируя. Долгих умозаключений не требуется, это тело - идеальный носитель для Венома.

Впрочем, не все сразу.

В прошлом он допускал неоднократную ошибку, кидаясь в бой без подготовки. Кто же мог подумать, что этот человечек сумеет дать отпор? Обычно ему никто не мог противостоять, но этот маленький землянин.. Точнее, они все маленькие, на его взгляд. Слабые, хилые, в целом неприспособленные, даже удивительно, как вообще выживали? Может, как раз из-за подобных Пауку. Те называли себя «героями» на разный лад и постоянно стремились оберечь убогих. Как скучно! Разве сила дана для этого?

Однако все это неважно.
Симбиоту требуется несколько часов, чтобы в очередной раз напасть на след цели. Он посещает несколько горячих мест, где орудуют банды негодяев - одни вычищают хранилище банка под покровом ночи, другие грабят припозднившихся прохожих в парке, но все это не то.
Веном выжидает, где же объявится его желаемый носитель. Спасёт бедолаг из разгоревшегося пожара на окраине города? Нет, сюда уже подоспел какой-то шут с носком на голове. Тогда, может, Паучок поймает этого идиота, балансирующего на парапете высотки и явно тронувшегося умом от своих житейских проблем? Нет, здесь уже «работает» кто-то из лиги посильнее, по лощеному костюмчику издалека видно.

Недовольно шипя себе под нос, симбиот отползает подальше от огней и сливается с темнотой. Сам процесс охоты, без сомнений, ему нравится. Но лишь встреча с целью доставляет неописуемое чувство удовольствия.
Часто и много сливаясь с разными носителями, он изучил страх, ужас, отчаяние и даже омерзение с ненавистью. Кто и что внутри него только не испытывал. Но удовольствие..? Вряд ли кто-то из его жертв мог подкинуть ему подобные ощущения.
Кажется, он научился этому самостоятельно.
Веном верит, что как только они с Пауком сольются, их симбиоз будет идеальным, и это будет финальным и законченным удовольствием, полным  и всепоглощающим счастьем.

Впрочем, откуда ему знать? Но он планирует в скором времени это выяснить. Потому что достаточно ждал, наблюдал и просчитывал. Самое время действовать!

Внутри все клокочет при виде красно-синего знакомого трико. Ничего, недолго Пауку носить эти тряпки.
Веном весь подбирается, будто хищник, и готовится к рывку. С мясистого вываленного языка набегает мутная слюна, длинные маслянистые когти скребут по бетону.
Терпение.
Терпение - добродетель. Нужно лишь выждать удобного момента, обмануть его паучье чутье, и тогда..

На заднем плане что-то взрывается, отвлекая молодого супергероя.

Вот оно, пора!

И симбиот кидается в атаку, пружиня с места и выставляя перед собой когти. Поймать, обездвижить, прижать к себе, будто мать любимое дитя, и никогда-никогда не отпускать! Он облепит его всего с ног до головы, поглотит и подчинит, и уж тогда...
Нет-нет! Сосредоточиться.
Сейчас не так и важно, что произойдёт в будущем. Сейчас важно лишь, среагирует паучье чутьё на взрыв или все же на атаку? В случае просчета Веном, конечно, не расстроится, и зайдёт на новый круг, просто ему хочется легкой победы да поскорее, слишком уж сильно искушение.


[nick]Venom[/nick][status]моя прелессссть[/status]
[sign]https://media.tenor.com/images/7007cad4b6c9ab05f27e60358545f3a0/tenor.gif[/sign]
[icon]https://d.radikal.ru/d39/1805/ba/c6e6b0c5962b.jpg[/icon]
[lz]Marvel
Веном
Агрессивная космическая субстанция с ложноножками, сожрет твое лицо и высосет душу, любит откусывать головы человечкам на десерт и одержим идеeй завладеть идеальным носителем.[/lz]

Отредактировано Anthony Stark (06-07-2019 12:43:56)

+2

3

Вздох. Выдох. Новый прыжок. Питер спасает одного бедолагу в переулке от грабителя, но не задерживается надолго. Взлет. Огни мегаполиса опьяняют. Он всегда любил вот так передвигаться по городу. Здорово, экстремально и прекрасно. Летать на паутине не то же самое, что летать без нее. Несмотря на то, что все его дежурства и прогулки заканчивались одним: спасением людей.
Его геройство не вошло в привычку, не сделало юношу более черствым. Питеру нравилось помогать, спасать и делать так, чтобы в этот вечер многие люди вернулись домой. Он не был таким один; на многие призывы о помощи отзывались и другие герои. Мир был переполнен ими. Это было хорошо. Питеру не приходило в голову, что кто-то из них может переметнуться, устать и банально иссякнуть. Сам он уже длительное время воспринимает эту “работу” как часть своей жизни.
Это правильно.
Этой ночью в Нью-Йорке неспокойно. То есть в разы спокойнее, чем обычно. На пятой улице разгорелась погоня, а в двух кварталах в небо поднялось ослепляющее пламя пожара. Питер ощущал, что не нужен там. В динамике наушника звонко отдавались чужие голоса, докладывая ситуацию.
“Мей снова будет волноваться”, — отстранено промелькнула мысль, а затем Питер запрыгнул на край здания, оглядывая местность. Уже было поздно, но большая часть преступлений и свершалось посреди ночи. Как будто зло выползает из-под кровати только под покровом ночи в свете серебряной луны. В этот день небесное светило ночи скрывалось за тучами. Но было достаточно светло из-за электрических огней.
И совсем рядом послышался оглушающий шум. Визг тормозов, мерзкий звук металла о металл и… Питер рванул вперед, как это было всегда. Всего лишь небольшая авария, но возле автомобилей опасно потрескивал огонь. В воздухе витал запах бензина, а люди мелькали, суетились и пытались сбежать от опасности.
Питер помог им, кого-то вызволил из машин, а кого-то пришлось гнать от места происшествия подальше. Он справился быстро, но сердце колотилось громко, бешено, словно все еще была опасность. Что-то угрожало. Что-то опасное все еще было рядом. Питер нахмурился, оглядываясь, а затем раздался взрыв. Машина таки подорвалась и огонь ослепил на миг Питера. Теплый  жар обдал с ног до головы, а от запаха гари ан миг перехватило дыхание. И в этот самый миг по телу прошлись мурашки, даже передернуло. Питер резко обернулся, уже не обращая внимание на пожар и крики. В ту же секунду ему просто пришлось отскочить чуть ли не прямиком в огонь, выпуская паутину, не надеясь, что от нее будет толк.
Черный человек напал на него, скалясь огромной пастью, словно крича о чем-то. Огромные глаза, большое тело, которое казалось состояло полностью из черного материала. Питер аж застыл, а затем рванул назад, тем самым избегая неожиданной атаки. Чудом, он не попался, но лишь чудом. Если бы не вспышка огня, то навряд ли он бы среагировал на нечто подобное. Бесшумная, тихая атака.
— Черт.
Что это за черт? Питер пытался разглядеть повнимательнее, что за фрукт на него напал. И чем больше смотрел, тем больше понимал, что это явно нечто неземное. Сама фигура была человеческой, мужской, но вот весь вид внушал тот ужас неизвестного. Питеру было страшно, но еще больше — любопытно. Его вновь передернуло. Ух.

+2

4

Автомобиль красочно взрывается, вонючие лужи бензина из пробитого бака вокруг полыхают. Жертвы аварии уже предусмотрительно доставлены на безопасное расстояние юным героем, но сам герой все ещё в эпицентре события - бдительно проверяет, не забыл ли кого в груде покорёженного металла и не оставил ли какой малыш своего зайку в полыхающем салоне, а то станет плакать.

Как заботливо. И как на руку самому Веному!

Скалясь, он срывается с места, точно навстречу громыхнувшему взрыву - и хотя он сам выбрал именно этот момент для атаки, яркий всполох пламени на краткое мгновение его ослепляет. Мгновение, столь малое, но достаточное для Паука, чтобы увернуться.
Веном пролетает мимо, цепляясь когтями за воздух, раздирая выплеснутую навстречу жиденькую паутинку. Не получилось! Он точно рассчитал момент, но рефлексы человека оказались выше. Желанное тело гибко изворачивается, моментально отпрыгивая в сторону, демонстрируя все свои лучшие качества: грация, сила, скорость и реакция. Внутри все голодно сжимается, существо испытывает физическое желание обладать этой оболочкой. Вместе они будут идеальны, паучьи способности и космическая мощь - никто не сравнится с ними.

Но ему стоит ждать. И быть терпеливым.
Промахнувшись, Веном ловко приземляется на все четыре - и тормозит когтями об асфальт, выбивая каменное крошево и оставляя глубокие борозды. Останавливается точно у полыхающей машины, медленно разворачивается и выпрямляется во весь немалый рост, с голодным клекотом хищника расправляет широкие плечи, нервно вздымая мускулистую грудь. Бьющийся позади огонь оттеняет его фигуру, делая непроницаемо чёрной, оттеняя лицо и отдельные черты, только пламя отблёскивает на маслянистых перекатах фигуры.

Веном не спешит. Позволяет себе насладиться моментом, наблюдает за выбранным человеком. Паук взволнован, существо чувствует его тревогу и страх, что разливаются вокруг него невидимыми кляксами; ему сложно понять, с чем он столкнулся, убогие человеческие инстинкты не способны оценить ситуацию и подсказать правильный вариант. Но это ничего.. Вскоре они сольются. И Веном избавит это идеальное тело от неприятных слабостей. Вместе они станут непобедимы, ничто не способно будет их одолеть.

Впрочем, момент упущен. Веном глядит выбеленными провалами глаз ещё секунду, а после весь напрягается и под пронзительный хищный писк мощным прыжком отскакивает в сторону - точно в толпу спасённых из аварии и случайных зевак. Глупые люди настолько примитивны, что не в состоянии осознать реальную угрозу, а потому продолжают толкаться совсем рядом, в зоне досягаемости, и бесконечно глазеть.
Что за тупое стадо!
Хватая парочку из них, не разбирая мужчин, женщин и детей, Веном швыряет их навстречу огню. Что с ними станет, ему безразлично, но Паук только что спасал их, а значит - не оставит вновь. И это прямой ему вызов на случай, если тот ещё не понял намерений нового знакомого.

Очередное спасение ненадолго займёт героя и даст Веному фору. Кидаться на него лоб в лоб прямо сейчас - глупо и безнадёжно, нынешний носитель внутри него едва дышит и не способен к длительным сражениям. Как жаль.. Ему срочно нужно новое тело, желательно - сильнее и выносливее.
Но пока он просто бежит. Нужно убраться подальше от огня и отвлекающих криков толпы.
Ловко вспрыгивает на ближайший карниз и карабкается выше, перескакивая в мощных прыжках со здания на здание, оставляя за собой дорожку из царапин, вмятин и липких чёрных луж. Пускай человечек побегает за ним, разогреется и выдохнется. К тому же, Веном чует других героев не так далеко.. посторонние им не нужны. Поэтому стоит увести Паука подальше, чтобы их вальсу не мешали.
А после.. После - они станцуют.

...портовые доки встречают влажной сыростью. Здесь холодно в любое время года, а ещё грязно и немноголюдно. Не то чтобы Веном часто забирался сюда, но сейчас это место подходит, как нельзя лучше. Он склонен доверять своим инстинктам. А инстинкты твердят о том, что эта ночь будет славной.

С глухим шипением чёрное существо ползёт между наставленными друг на друга контейнерами, гружёными чьим-то хламом. Ему нет дела до чужих ценностей, для него они пусты. Но в суматохе он упустил из вида Паука и теперь не уверен, из какой стороны тот придёт, но чутьё подсказывает: тот совсем недалеко.
Веном голодно облизывается вываленным языком. Впивается когтями в обшивку ближайшего контейнера с витиеватым логотипом и легко выдирает целый пласт железа. Дополнительное оружие ему не нужно, но ему хочется отвлечь Паука, чтобы без лишних проблем завладеть этим телом. Так что под неприятные звуки сминаемого железа он мнёт оторванный кусок в лапах, заостряя у краев, а после замечает быстрое движение сверху - и мощным броском отправляет железный лист точно в мелькающую тень. Как он и думал, герой пришёл по «хлебным крошкам» точно в его лапы, и уж теперь ему не отвертеться.

[nick]Venom[/nick][status]моя прелессссть[/status]
[sign]https://media.tenor.com/images/7007cad4b6c9ab05f27e60358545f3a0/tenor.gif[/sign]
[icon]https://d.radikal.ru/d39/1805/ba/c6e6b0c5962b.jpg[/icon]
[lz]Marvel
Веном
Агрессивная космическая субстанция с ложноножками, сожрет твое лицо и высосет душу, любит откусывать головы человечкам на десерт и одержим идеeй завладеть идеальным носителем.[/lz]

Отредактировано Anthony Stark (06-07-2019 12:44:41)

+2

5

Сердце будто замерло в груди. Питер не был уверен, что слышит его стук, ощущает его биение в груди. Горло сжалось, словно чьи-то сильные, невидимые пальцы сжали его, пытаясь задушить. Ах, да, простое волнение вперемешку со страхом. Он первые встретил кого-то столь... необычное, опасное и... Животное.
Мощная фигура, острые... когти? Существо кажется невообразимо больше, отчего из горла вырывается тяжелый вздох. Матерь Божья... Больше всего это нечто напоминает человека, но им явно не является. Впрочем, схожесть делает необходимое: Питер мешкает. Он не совсем ясно понимает с чем имеет дело, что выводит из равновесия. Из созданного мнимого спокойствия: все решаемо и подвержено логике. Даже магия доктора Стренджа напоминала схемы и формулы, а уже потом нечто необъяснимое и загадочное. Хотя, стоило признать, доктор ум тот еще кладезь волшебства — умеет удивлять. Но на короткий миг Питер поддался этой панической мысли: невообразимое.
В этом-то мире с пришельцами и мутантами!
А любопытно все еще было. Что за черт? — прямо олицетворение текущего момента. Питер бросается вперед, но чуть запаздывает. Незнакомец уже прыгнул в толпу, разгоняя ее. Слышаться крики, ужас и вопли. Где-то заплакал ребенок. От кромешной паники, где нельзя разобрать кого схватили, а кого убили, кровь стынет в жилах. И все же, в первую очередь необходимо спасти людей, защитить. Ведь ради этого Человек-паук здесь. Прыжок, еще один. Потом рывок и взмах руки: левой, правой. Кого-то Питер успевает поймать, а кого-то спасти при помощи своей паутины, но огонь, пусть и не расплавить ее, оставался опасным для людей. Обычные, совсем слабые, они едва ли были способны защититься или успеть среагировать на атаку. Тут бы даже натренированный боец застыл в ужасе, как недавно сам Питер.
Казалось бы,в действиях существа не были ни намека на логику или какую-то цель — он без особого разбора хватал всех ,кто попадался ему на пути. Питер успевает спасти всех, но едва ли следить за действиями нового врага. Ох, явно врага. Нет, конечно, едва ли можно надеется поговорить с этим существом, атм пригласить на чашку кофе и узнать ,что ему нужно. А было бы неплохо, если бы хоть один плохой парень попытался сначала поставить ультиматум, а затем бросаться в бой.
Но... соперник просто убегает. Огонь горит мощно, сильно. В воздухе витает запах бензина и жженого асфальта. Питер слегка рассеян, но берет в себя руки и начинает преследование. что за черт? — Нет, вопрос все еще вертится в голове, но встает на задний план. Не важно что, главное — остановить. В его ли это силах? Ох, а был у Питера выбор: драться с этим гавнюком или нет, хм! Порой, было бы неплохо иметь выбор, но не в его профессии.
Фигура почти теряется во тьме улиц, крыш. Слабое освещение фонарей и луны едва ли помогает в преследовании. Питеру помогает режим ночного зрения на дисплее его линз, а также — яркие следы побега. очень выразительные, четкие. Существо не пытается скрыться, оно ведет, заманивает и... То есть, решено поиграть? Но Питер не очень настроен на игры. Страх прошел, адреналин в крови немного отступил, и Паркер начал думать. Ведь не зря его оставили там, в центре аварии. Что движет его новым соперником: жажда немного поиграть в "жертву" или нежелание оставаться среди людей?

And everybody knows that it's now or never
Everybody knows that it's me or you


Доки встретили его холодным ветром, тухлым запахом и тишиной. относительно, конечно, но это отличалось от того, где Питер был полчаса назад. Погоня вышла крайне... изнурительной. Питер выдохнул, застыл и попытался найти своего нового товарища в догонялки. Он был игроком ужасным, а вот существо водить умело, играючи так. И, можно было поспорить на один хот-дог, ничерта не устало! Можно было взвыть от бесчестности, но когда злодеи поступали честно? Самое противное, в доках было темно, а среди черноты сложно отыскать цель такого же темного цвета, пусть и больше, массивнее, чем он сам.
Питер движется тихо и бесшумно. Он прыгает с контейнера на контейнер, на кран, но так и не находит следом врага. Может быть, ушел в другое место? под воду? У него отрасли жабры? Он умеет дышать под водой? В голове пронеслось много вопросов. Плохо не знать о своем враге ничего. Послышался скрежет. Шум металла буквально врезался в мозг, осел и заставил Питера сжать зубы. В такой тишине вообще несложно услышать этот противный скрежет. Фу. Как когтями по доске. По позвоночнику пробежала дрожь. Питеру неспокойно. Он рванул вперед и.. .еле успел увернуться. Чертова железяка все же достигал цели, оцарапав бок и бедро, разрывая костюм. Снова штопать!
Но не было времени ныть, Питер приземлился плавно, пуская паутину в контейнер для более мягкого приземления. Юноша вскинул голову ,встречаясь с темными глазницами... Они были белыми? Он видел?
— И тебе привет. Это у вашей расы такое приветствие? — Питер резко поднялся. игнорируя боль, и пустил паутину обеими руками, цепляясь в контейнер (в один из) между которыми засела тварь. Один мощный рывок, чтобы столкнуть груз вниз. — Фигово.

+2

6

Человек совсем близко.

Он слышит, чует, ощущает его буквально всем спектром чувств разом. Но едва ли четко видит в темноте, так что швыряет обломок металла наугад и, конечно же, совершенно не ждёт, что попадёт. Но все же попадает; острые края царапают Паука - и тот срывается с паутины, падает, теряя равновесие.

Веном завороженно следит за тем, как болезненно вздрагивает человеческое тело, ощутив повреждения, как беспомощно выгибается в воздухе без опоры, а после вдруг в один неуловимый момент гибко подбирается пружиной и выкидывает впереди себя моток паутины, чтобы остановить падение.
Доли секунды, за которые обыватель не способен придумать абсолютно ничего из-за паники, но достаточные для его избранника.
Совершенно точно этот Паук - не обычный человек. Он подходит ему, подходит! Радостная мысль бьется где-то в правом виске, но не занимает целиком; его больше волнует наблюдение за целью, любование и смакование: движения, фигура, даже голос, в нем идеально все.

Веном раскрывает пасть и в ответ пронзительно шипит. Угадал, маленький Человек-Паук, это всего лишь приветствие! Хотел бы - уже убил.
Но он нужен ему живым.
Печально даже видеть повреждения на этом идеальном теле, но это ничего: как только они сольются, симбиот все исправит.

Человек вскидывает руки.
Паутина летит выше цели, Веном ядовито щерится. Промахнулся! Пружинит лапы, готовый к прыжку, но тут сверху что-то пронзительно скрипит, отвлекая от цели. Он успевает лишь чуть повернуть морду в сторону шума, как сверху приземляется многотонный контейнер.

Грохот стоит нереальный, Венома корежит и ломает, едва не сгоняя с носителя - но он отчаянно цепляется обратно. Секундная заминка, когда кажется, что все закончено. Повсюду взмётывается пыль и грязь, но почти сразу оседает. Железо скрипит и стонет, поёт на разные лады, стремясь похоронить здесь и сейчас.
Не на того напали!
Случившееся выводит его из равновесия, но лишь на мгновение. Упирая когтистыми лапами в помятое железо, Веном неотвратимо распрямляется; контейнер скрипит под давлением, но ползёт вверх. Он мог бы разорвать его на части, но хочет показать своему избраннику силу. Ту силу, что есть в нем. Ту силу, что он подарит ему в момент слияния.

Симбиот выпрямляется в полный рост и вновь по-звериному ревет, в этот раз победно. Как тебе, Паук? Ты все рассмотрел как следует?

Поднимая в лапах неподъёмное для обычного человека, Веном легко отшвыривает помеху в сторону. И без промедлений прыгает на героя, хватит с него этих игр! Ему требуется лишь одно прикосновение, лишь крохотное..
Он тянется навстречу всем своим естеством, вперёд лап словно вытягивается отдельно живущая чёрная пленка.

Но не достаёт, конечно же, Паук, может, и поражён, но не обездвижен.

Идея приходит запоздало, и вместо когтей симбиот выпускает перед собой двойной сгусток «паутины», копирует то, что видел в своём избраннике - с одной руки, с другой, тонкие чёрные нити тянутся липкой жвачкой вслед за Пауком, пытаясь достать, поймать, оплести словно муху. Веном не против поиграть, но он голоден. Изголодался по силе и разуму, ему требуется перезарядка. И все, что он может видеть и желать, точно перед ним. Руку протяни и получишь! Поэтому он так нетерпелив, шипит и рычит, швыряя в оппонента все новые и новые комочки и нити слизи, заставляя метаться и уклоняться, не оставляя времени подумать и заметить, что плетёт вокруг него хитромудрую паутину, в которой они оба вскоре неминуемо запутаются. Но симбиота это устроит, уж он доберётся до цели, чего бы ему это не стоило.

[nick]Venom[/nick][status]моя прелессссть[/status]
[sign]https://media.tenor.com/images/7007cad4b6c9ab05f27e60358545f3a0/tenor.gif[/sign]
[icon]https://d.radikal.ru/d39/1805/ba/c6e6b0c5962b.jpg[/icon]
[lz]Marvel
Веном
Агрессивная космическая субстанция с ложноножками, сожрет твое лицо и высосет душу, любит откусывать головы человечкам на десерт и одержим идеeй завладеть идеальным носителем.[/lz]

Отредактировано Anthony Stark (06-07-2019 12:45:14)

+2

7

Питер кожей чувствует чужой взгляд; такой неприятный, пронизывающий, словно пытался заглянуть в самое нутро. Жутко, на самом деле. Легкий страх коснулся Питера, а потом немного отпустил. Нет, это едкое чувство не отпустило, но и не зажало в клешнях, чтобы совсем потерять ориентир в пространстве. И шипение, лишь укрепляет уверенность, что все очень плохо. То есть вот совсем. и Питер поджимает губы, вздыхает.
Получается, оно не умеет говорить, да?
Прямая речь со звуками и знакомыми буквами, словами не вырывается из жуткого рта. если бы вырвалось — было бы страшнее, если подумать. Существо разумно, прекрасно улавливает все изменения вокруг, анализируя и почему-то наблюдая. Конечно, сложно назвать бросок железа — лишь наблюдением, но он был послан будто бесцельно. В воздухе сложнее увернутся, не имея под ногами опоры. В такой ситуацию могли помочь лишь шутеры.
И в зеленом свете от ночного прибора, Питер яснее может увидеть фигуру существа. Он немного пожалел в том, что оказался прав. Действительно, нечто неземное и массивное. Сильное. Справится ли он? Хотя с другой стороны: А был ли Выбор? Скрежет железа, привкус пыли, которая забралась даже под маску... Существо восстает, когда, казалось бы, уже не встанет. Выбора нет. Даже удар в несколько тонн; если память не изменяет, этот был на двадцать тонн. Признаться стоит, это выглядит довольно эффектно и устрашающе. Сила, несгибаемая воля и явное намерение как-то "победить". Что именно входит в определение этого слова у существа — пока не ясно, но уж точно не смерть. Где-то под ложечкой что-то екнуло от громкого рева, словно зверь. Какой-то странный и неуместный клич. И Паркер задался вопросом, что ж ему так не везет то.
Контейнер летит, а Питер тихо плачет. Где-то у себя в душе.
резкий рывок, и эта черная субстанция рвется в бой. Питер был готов, несмотря на то, что пытался рассмотреть и проанализировать.. эм... тело. Пока ничего толком рассмотреть не удалось, чтобы могло помочь. Питер увернулся, юрко прыгая сначала вверх, а потом в сторону при помощи паутины, отталкиваясь ногами, руками и не теряя врага из виду. Вздох. И даже этого мало! В него летит... паутина. Или нечто похожее. Но па-у-ти-на!
— Это читерство! Придумай свою крутую технику сам!
Питер выкрикивает, уворачиваясь и слегка задыхаясь, но слова лично его едва ли отвлекают — привычка болтать, когда не надо. Но это правда было жутко обидно и нечестно: сражаться с ним его же самым клевым оружием! Избегая "черной паутины", которая к тому же была липкая со всех своих сторон (и внутри в самой структуре, думается, тоже была не самой приятной), Питер запоздало понял, что... его реально хотят поймать. Словно кокон, черных нитей вокруг стало слишком много, а прикасаться к ним нельзя. Приходилось уходить дальше, уворачиваться, а порой и перекрывать доступ к себе при помощи своих шутеров. Слишком много тратит запаса паутины, скоро нужно будет заменить. В итоге, юноша ощущал себя не Человеком-пауком, а несчастной бабочкой, которую в сетку хочет поймать "паук" покрупнее. И это тоже было обидно. Питер всегда догадывался, как раздражает его паутина врагов и противников различной степени (людей, мутантов там, инопланетян), а тут... вынужден был ощутить все на своей шкуре. Можно было сказать, что где-то зародилась гордость от своей же идеи, но вместе с ней пришла и досада: ее так легко скопировали!
— Фу, гадость, — не сдержался Питер, едва увернувшись от одной паутины, а потом... ощутил.
Что-то крепко схватило его за ногу. Что-то, кто-то... Живое!  Питер неприлично охнул, ибо вот этого вот совсем не ожидал. Он метнул взгляд вниз, обнаруживая на своей ноге черные нити, которые... постепенно обхватывают лодыжку и дальше вверх к икроножной мышце...
— А-а-а, нет,я же совсем не вкусный. Брысь!
Питер, конечно же, дернулся вперед, пытаясь вырваться, но было уже поздно. Вместо этого он упал, но равновесие сохранил. Хотя как... Почти лежа, с упирающимися руками и одной ногой в раздолбанный черный асфальт. Сила была просто колоссальной, но не такой уж пугающий, хотя от понимания — пойман! — сердце забилось чаще, а в горле что-то застряло. Страх? Крик? Вместо этого, конечно же, вырвался тихий смех. Нервный, думается. Никто и никогда не планирует в своей жизни стать закуской для инопланетного существа.
Питер с силой натянул захваченную бедную ногу на себя, попутно выпуская паутину для того ,чтобы удержаться и не быть окончательно связанным. Пришлось даже уворачиваться совсем по-смешному: буквально перекатываться по асфальту от других пут. Долго так не продержаться.
Ладно, окей. Посмотрим.
Рука дернулась вперед, пуская паутину в черную массу, попутно шутер пискнул, выпуская приличный заряд тока. По Питеру должно ударить тоже, но... чем черт не шутит? А вдруг подействует "горяченькая волна" электричества.

+2

8

Это как охотничий силок: чем больше трепыхается жертва, тем сильнее запутывается. Так и с этим мальчишкой: чем отчаяннее он сопротивляется, тем проще Веному его достать. И хотя захлопнуть ловушку не так просто, Паук сам же ему в этом помогает, прыгает вокруг и вертится волчком, но лишь туже затягивает на своей шее петлю. Точнее..

На ноге.

Веном не верит в свою удачу. Но уже очень ясно ощущает, как частица его ползет по вожделенному телу, бережно баюкает и пеленает.
Достал?
Петля из черной жижи затягивается туже, Паук катается по земле, уворачиваясь от атак существа, а заодно стараясь стряхнуть с себя налипшую гадость, но дело в том,  что он давно потерял над этим контроль. И Веном снова оглушительно ревет в ночи, содрагая окрестности, по-звериному выражая свое ликование. Попался! Теперь не уйдет!

В последней попытке справиться мальчишка стреляет ему навстречу своей паутиной, но Веном и не думает уклоняться. Напротив, он вдруг подается навстречу и раскидывает когтистые лапы в стороны, будто для объятий с добрым другом, соскучившись в разлуке. Удар паутины и разряд электричества приходятся по носителю внутри, черная жижа ловко раскрывается в самый последний момент и обнажает человеческое тело, оставляет его и волной кидается на Паука, теперь уж ему не увернуться.

Все происходит за считанные секунды. Веном пеленает мальчишку с головой, сопротивляться этому невозможно. Они сливаются моментально во вспышках общих чувств и впечатлений. Не остается помех и преград, нет отторжения. Они прекрасно подходят друг другу! Этот организм будто создан для симбиота в своей нелепой идеальности, Веном легко подключается к центральной нервной системе и забирается в чужую голову, будто картинки листает воспоминания и насыщается эмоциями. Школа, дом, любимая тетушка и друзья, потеря родителей и влиятельный покровитель, разномастные лица неприятелей вперемешку с лицами спасенных им за непродолжительное время геройствования. Зубастая оскаленная пасть на массивном маслянистом теле, вот каким малец запомнил самого симбиота. Растерянность и непонимание, укол боли.. И безграничное ликование,  которым уже сам Веном наполняет их тандем.
Человек внутри него на короткое мгновение отключается от нагрузки, но это ничего - вряд ли Паук.., Питер, так его зовут, теперь Веном об этом знает, - вспомнит что-то внятное после пробуждения. Что же, это его шанс поразмяться! Легко заставляя тело подняться на ноги, симбиот ведет его к воде, любуется их общим отражением. А после вскидывает руку и выпускает черную паутину прямо из костюма без помощи шутеров, в конце концов он сам и есть оружие, никакие вспомогательные примочки ему не нужны.

Веном пробует это тело, будто тачку на тест-драйве. Заставляет прыгать, кувыркаться и лететь на тонких нитях паутины. Сила, скорость, грация,  он наслаждается всем этим сполна. Но останавливается, когда слышит далеко внизу на улицах раскатистый звон банковской сигнализации; опять каким-то чудилам понадобились средства прилежных налогоплательщиков. В обычное время ему было бы все равно, но сейчас он плотно подвязан к мальчишке, чувство справедливости в котором сильнее подросткового пубертата, так что симбиот уступает. Нехотя втягивается под старый костюм и отдает бразды правления Пауку,  пускай тут себе развлекается. А он станет следить - и когда момент будет подходящий, он появится, чтобы показать себя в полной красе и убедить мальчишку в _необходимости_ их слияния.

[nick]Venom[/nick][status]моя прелессссть[/status]
[sign]https://media.tenor.com/images/7007cad4b6c9ab05f27e60358545f3a0/tenor.gif[/sign]
[icon]https://d.radikal.ru/d39/1805/ba/c6e6b0c5962b.jpg[/icon]
[lz]Marvel
Веном
Агрессивная космическая субстанция с ложноножками, сожрет твое лицо и высосет душу, любит откусывать головы человечкам на десерт и одержим идеeй завладеть идеальным носителем.[/lz]

Отредактировано Anthony Stark (06-07-2019 12:45:42)

+2

9

Рев, такой ликующий, радостный, раздался и прокатился по округе. Питеру впервые за долгое время [страшно]. Нечто радовалось так ярко, что поймало его, что это едва ли можно было описать. Даже прочувствовать ее. Питер просто понимал, что оказался как-то в такой жопе, из которой будет очень и очень трудно выползти. Чутье взбесилось. Оно не долбило болью или как-то еще. Просто дурное, плохое предчувствие с каждой секундой крепло. Он все делал неправильно, не так. Но что еще? Попытки сопротивляться это черной жидкости не увенчались успехом. Питер был как будто в болоте; застрял в трясине чужого плана сильнее и сильнее. Вот это и пугало больше всего. Ситуация, которую нельзя изменить.
Паутина попала (казалось бы) в цель. электричество поразило живой организм, но совсем не тот, что нужен. Монстр вдруг собрался и буквально нахлынул на него. Питер молча смотрел, не веря своим глазам. Человеческое тело — вот что скрывало это.. вот это вот. Жидкость, живая жидкость, вязкая, противная и крайне умная. Возможно, это открытие было бы нонсенсом, но вот только едва ли это было возможно. Пиетра накрыло с головой. Он ощущал себя не Пауком, а обыкновенной мухой, которую поймали в сеть.
Потом была вспышка. Питер едва ли понимал, что происходит. Просто острое чувство, что он теперь не один. Чужие эмоции. Ликование, например, небольшая искра боли, удивление и… снова ликование. Питер не ощущал всего этого. Он будто погрузился во тьму, не способный дышать и размышлять. Только… только вот это вот тьма и чьи-то эмоции. Последнее его воспоминание: как черная волна надвигалась на него, оставляя после себя человеческое тело, которое едва ли теперь было живо.
Слишком много всего: его чувства и чувства существа. Питер просто на какое-то время отключается и пребывает в блаженном неведении касаемо своего состояние и тела. Он не мог бороться, потому что едва ли знал с чем. Что ему делать? Ответа на этот вопрос не было ни в момент атаки внезапного противника, ни в тот миг, когда существо накрыло его с головой.
ЛУчше бы не просыпаться.
Но Питер резко вздыхает, оглядывается, ощущая легкую пустоту. Он был напротив банка, в который ворвались грабители. Внутри жжет от нетерпения поскорее остановить их и пресечь преступления. Потому что так надо. Твердое кредо, которое он сам себе воздвиг. Подросткам это надо. Питер ловко пикирует на соседнее здание банк, спускается и ищет вход, а затем, когда находит окно, и самих грабителей.
Он не помнит, как оказался здесь. Это немного волнует юношу. Что произошло? Ответа не было. Внутри — будто черная смола покрыла нечто важное. Последнее, что Паркер помнил: авария. Он помогал выжившим. А потом — все в тумане. Тревога нарастала, хоть чутье молчало. Питер не верил, не мог понять как.
— Да что за бред… Питер, ты еще слишком молод для амнезии… — бормотал он себе под нос, когда увидел грабителей.
В этот миг все его личные проблемы стерлись. Осталось лишь цель: остановить плохих парней. И Питер остановил, начиная со слов:
— Хей, ребят, мне кажется, это не ваши деньги… Ай, бластер?!
И понеслась по кочкам. В принципе, все прошло гладко. Питер связался преступников, дождался полиции и уже тогда отступил. Вокруг все было тихо. Тогда юный герой понесся вперед, наслаждаясь полетом. Он не сразу отвлекся, пытаясь вспомнить. Нечто тревожное и не его.. .Хм, что бы? Питер не мог сказать. Он как раз пролетал мимо пожарной части, в здании которого раздалась сирена. Уши резануло болью. Питер аж “споткнулся” и упал на соседнее здание. Уши нестерпимо жгло, внутри было еще больнее. Словно этот звук для него был непереносим… громкий, ужасающе вибрирующий… Словно самолет взлетел. Питер остался лежать на бетонной крыше, с единственной осознанной мыслью: надо домой. Домой, к тете.

+2

10

Веном уступает право вождения этим телом парнишке. Это достаточно просто, он лишь отпускает поводья и расслабляется. Ну как глаза закрыть.
Вдох. Выдох.
И вот его носитель уже самостоятельно управляет собственным организмом. Внутри него целый ураган эмоций, пацан копается в себе и судорожно ищет ответы, но они ему не нужны сейчас. Может быть - позже. Когда Питер осознаёт очевидные плюсы от их тандема, Веном позволит ему вспомнить, что именно случилось в их последнюю встречу. Но пока ему лучше забыть, слишком сильно в нем чувство противоречия, симбиот уверен - малец сумеет побороть и отторгнуть его уже сейчас, так что сперва он наберется сил и как следует вживится в это биологическое месиво, а уж после...

Малыш неплохо справляется. Несмотря на то, что противников больше и они лучше вооружены, они и в подмётки не годятся Питеру.
Веном получает искреннее наслаждение от происходящего. Сила, ловкость, скорость. У мальчишки всегда есть козырь в рукаве, даже если его прижали к стене - получай паутиной в глаза! Симбиот веселится от души, наконец, удовлетворённый своим носителем. Конец его поискам и беготне, он может обосноваться здесь прочно и надолго, постепенно настроить все под себя. Это как удобная машина, она хороша девственно новой из салона, однако всегда есть, что поправить.
Вот, к примеру, эта его человечность, граничащий с безумием принцип «не навреди». В них стреляют, а Паркер думает лишь о том, как выбить меньше чужих зубов. Это злит Венома, им пытаются причинить несовместимый с жизнью вред, а пацан все равно жалеет ублюдков! Как же так? Так дело не пойдёт. Пожалуй, это первое, что необходимо исправить.
Если уж борешься со злом, не просто останавливай - уничтожай с корнем.
Веном мягко шевелится внутри сознания мальчика, аккуратно касается своими отростками, гладит и ласкает, словно неосознанное дитя. Ну же. Убей их. Раздави их, они просто грязь, вирусный грибок, что необходимо уничтожить. Бактерия, вирусная болезнь, что будет воспаляться снова и снова, если не разобраться с ней здесь и сейчас.
Но Питер его будто не слышит. Упрямо завершает дело с минимальным уроном для стороны противника, его убеждения слишком сильны. Симбиот недовольно отступает, сворачиваясь обратно в колючий комок. Слишком рано.. Но это ничего. У него достаточно времени, чтобы расшатать принципы Паука и предложить ему иную истину.

На пути домой (забавно, у него - у них! - теперь есть место, которое Веном по умолчанию считает домом) случается нечто.. странное. Симбиот и раньше испытывал дискомфорт от звуков определённой частоты и колебаний, но в этот раз...
Пожарная сирена звучит слишком близко и слишком громко. Их обоих моментально скрючивает будто в приступе судороги. Паук падает, Веном не успевает поддержать оседающее тело, потому что его самого всего корежит и ломает.
Какого..?
Они сейчас слишком чувствительны к изменениям в друг друге. Новая связь требует отладки, они пока не готовы к таким потрясениям. Пацан едва не впадает в шоковое состояние и мало что соображает, неспособный унести их подальше от опасности. Как же хреново! Им нельзя сейчас быть здесь! Симбиот из последних сил выкидывает в сторону огромную и длинную, чёрную и маслянистую ложноножку, которая ловко подтягивает оглушенный болью организм и скидывает с крыши, гасит удар от падения у самой земли и, будто тащит пьяного товарища, оттягивает его немного глубже в переулок.
Здесь звук не такой активный, становится немного легче.
Веном заботливо пеленает мальчишку с ног до головы чёрной пеленой снова. Основной удар пришёлся по нервным окончаниям Паркера, пока те оголены и раздражены после слияния, но в следующий раз достанется симбиоту. Им во что бы то ни стало нужно избежать повторения ситуации! Что-то шепча и ворча себе под нос, он бездумно несёт носителя «домой», как тому и хотелось в последней своей здравой мысли. Все равно других вариантов нет, соображать сейчас получается крайне туго, так что приходится доверится рефлексам и интуиции Питера.

Домик некоей тетушки Мэй выглядит сонно и аккуратно. Веном роется в памяти носителя, чтобы найти что-то полезное, но кроме ярких вспышек бытовых мелочей и искренней светлой радости от воссоединения с родней ничего полезного не находит.
Что ж.. придётся рискнуть.
Веном карабкается на второй этаж, забирается в окно спальни. Он получил достаточно информации о внутреннем строении жилища, чтобы не ошибиться. Впрочем, незамеченным пробраться ему все равно не удаётся. Здесь столько мелкого хлама.. что-то ожидаемо падает, и под дверью незамедлительно загорается узкая полоса света. Слышатся стремительные шаги из коридора. Симбиот испытывает нарастающую тревогу, но это волнение его носителя. На короткое мгновение привычки Питера становятся так сильны, отработанные годами, что даже Веном не может их контролировать - и уступает, подчиняется импульсу скинуть костюм и нырнуть в кровать.
Как раз вовремя! Дверь моментально распахивается, женщина готовится крикнуть имя племянника, застигнутого врасплох, но Питер.. мирно спит в своей кроватке, у неё пропадают причины повышать голос и будить спящего.
Симбиот напряжённо замирает. Женщина все топчется на пороге, полная праведного возмущения, у неё заготовлены нравоучения и длинная воспитательная речь. Она даже делает пару шагов внутрь комнаты, и симбиот роится острыми иглами под пушистым мягким одеялом, готовый защищаться. Но тетушка обо что-то запинается в полумраке, бормочет проклятия себе под нос и все же уходит, боясь потревожить племянника.
- Не думай, что это сойдёт тебе с рук, Питер! - вполголоса обещает напоследок. - Поговорим об этом за завтраком.
Дверь с глухим щелчком закрывается. Свет в коридоре гаснет, и шаги отдаляются. Дом вновь погружается в тишину и темноту, в комнате тихо цокают часы с подсветкой. Веном облегченно расслабляется, теряет форму и устало втягивается в носителя через поры и кожу, затягивая мелкие ссадины и порезы, вылечивая синяки с ссадинами, заботясь о всех повреждениях, что Питер получил в ходе последних вылазок. Даже та рана, что досталась ему в недавнем сражении с симбиотом, тоже затягивается. Веном не позволит этому организму пострадать, не теперь, ведь хорошая форма носителя - его собственные сила и спокойствие.
А пока он тоже отключается на ночь, чтобы восполнить энергию и насытить пацана питательными веществами, будто козлёночка перед забоем. В конце концов, этот пацан нужен ему в хорошей форме и добром здравии. Пока что.

[nick]Venom[/nick][status]моя прелессссть[/status]
[sign]https://media.tenor.com/images/7007cad4b6c9ab05f27e60358545f3a0/tenor.gif[/sign]
[icon]https://d.radikal.ru/d39/1805/ba/c6e6b0c5962b.jpg[/icon]
[lz]M a r v el
В Е Н О М,  ± ∞
Агрессивная космическая субстанция с ложноножками, сожрет твое лицо и высосет душу, любит откусывать головы человечкам на десерт и одержим идеeй завладеть идеальным носителем.[/lz]

Отредактировано Anthony Stark (08-07-2019 15:53:01)

+2

11

Все было не так. Питер не может в точности сказать, что изменилось. После той странной ситуации в доках. Что именно произошло вспомнить не удается. Грозный рев, странное существо, цепкие черные путы и... вот он уже мчится над городом. Питер никогда не страдал амнезией, потерей памяти или чем-то иным; она у него была слишком хорошей, но как он победил того монстра? Вот это точно нельзя было бы забыть. Ничья? Оно уползло в неизвестном направлении, а Питер отключился? Нет, сплошная черная каша,
резкое помутнение, тошнота.
Эта боль от резкого звука напоминает моменты, когда силы только появились у Паркера, пробудились после укуса паука. Все невыносимо ярко, звонко и чувствительно; так непривычно и невыносимо, что захотелось забиться куда-то и не вылезать... Сейчас ощущение было такое, словно он переживает все заново, только в несколько раз сильнее. Невыносимо. Питер пытается отползти, где-то скрыться. Он тянется к спокойствию, подальше от этого странного и чуждого звука, но не ощущал в себе силы это сделать. Нечто тяжелое, чужеродное пригвоздило его к крыше, вниз.
Питер был будто в пьяном бреду, хотя ни разу не ощущал этого чувства. Он не понимал где он, зачем он, как он. В какой-то момент боль прошла, но все тело бросало в дрожь, подрывало на месте. Каждая клеточка отдавалась болью, мышцы сводило судорогой. Питер пытался дышать, но и это у него получалось едва ли. Противный хриплый стон. Понемногу стало легче, все состояние не состояние куда-то уходило. Питеру казалось, что он летит, словно в бреду. Он не принимал это всерьез. Где-то промелькнула логическая мысль, что все это — бред. От этого становилось и легче, и тяжелее. Где он лежит сейчас? Но мысль пришла и ушла, а жар остался. Да, было почему-то жутко душно, словно он закутался в одеяло.
Да, дальше, по крышам. Чуть левее. Родной район Питер знал лучше многих, не раз пролетая здесь на паутине. Потом еще раз направо, а вот здесь можно скрыться в густоте листвы нескольких одиноких деревьев, посаженные на четвертой улице... Потом стоит пройти по крыше прямо по девятиэтажному дому, такому мелкому... А затем, вот он, родной дом, окно, рама... рама не скрепит. Питер заранее ее смазал, чтобы не будить тетю.
Мей... Вот она с Беном вручает ему подарок на тринадцатилетие — первый велосипед, на котором Питер так и не научился ездить, ибо расшиб коленку в первую же попытку. Тогда он не был Человеком-пауком, а был обычным мальчишкой; слегка плаксой, таким слабым из-за астмы. В тот же день Мей обрабатывала его "боевые раны", как она это назвала, сидя на кухне. Бен готовил чай, посмеиваясь, а Питер хлюпал носом, стараясь не плакать. Нет! Но, в конце концов, заревел, когда дело дошло до финальной стадии. На той же кухне Питер видел Мей чуть позже. После смерти дяди. Она была такой грустной, такой сломленной... Ох, Мей... И каждый раз была истерика по поводу той или иной царапины Питера, о его поздних возвращениях домой... Не так часто, но уже ощутимо. Тогда Питер скрывался в комнате, обещая себе никогда больше не волновать тетю. Та же комната. Первые два месяца, как Питер стал супергероем. Он испытывал свои силы, а точнее — шутеры. Пулял паутиной, пытаясь приноровиться и стать более метким. В итоге, конечно, жилище не было усеяно паутиной, но отмывать собственное изобретение было ужасно долго. Каждый уголок облазил, чтобы не оставлять улик. Даже на потолок пришлось залезть и заменить лампочку.
Дома. Он дома. От этой мысли внутри сразу стало теплее и легче. Питер узнает, словно сквозь сон, свою комнату. Кажется, он что-то уронил, пока залезал внутрь? О, все Боги Асгарда! Нет-нет-нет! За дверью Питер успел заметить полоску света. Мей проснулась и услышала? Не спала? Но Питер был уверен в том, что она спит, когда покидал дом. Кажется, он уронил их с Недом собранную Звезду смерти; ну, ничего удивительного... Питер не думал долго, почти сразу же скидывая с себя костюм. Живот скрутило от страха, тело еще было так слабо, но упорство — залог успеха! Питер сумел в самый последний момент швырнуть костюм в шкаф, кубарем (тихо) упасть на кровать и завернуться в одеяло. Жутко не хотелось, все еще было так фигово, но Питер стойко вытерпел и притаился. Тихо. Тшшш...
шаги, шорох, тихая ругань. Мей грозиться серьезным разговором и уходит. А Питер замирает, не смея дышать, все еще долго не двигаясь в темноте.
Почему-то было так страшно.
Питер еще долго не может уснуть, ощущая смутную тревогу. Будто монстр под кроватью спрятался, готовый в любой момент выскочить и сожрать ребенка на кровати, но ведь на данной кровати спит уже давно не безобидный малыш в очках... и Питер давно перестал бояться несуществующих монстров. Он еще долго не мог уснуть, но от дикой усталости и слабости все еж проваливается в сон.

— Питер! Питер Паркер!
Питер подскакивает. Точно, ему же в универ! Он проспал?! Мей давно перестала его будить, ибо племянник обычно вставал сам, но не в этот раз. Питер буквально слетел с кровати, кубарем понесся по всей комнате собираться. Конечно, его было слышно даже на кухне, поэтому, когда он туда влетел и чуть не споткнутся, Мей встретила его строгим взглядом.
— Ты проспал.
— Да, Мей, я проспал. М, завтракать не буду. Я побежал.
Питер, схватив бутерброд, чмокнул тетю в щеку и унесся в коридор, обуваться и бежать по делам. Любимых кроссовок, конечно же, не оказалось (где он их оставил?!), поэтому пришлось надевать не очень удобные кеды.
— Мы еще поговорим о твоем поведении, — донеслось вслед, но Питер уже выбежал из квартиры.
Странно. Вчера ему было так плохо, а всего за одну ночь он восстановился полностью. На ура. Питеру казалось, что в том бою он повредил ногу, было множество синяков, ран и царапин. Кажется, ушиб ребро? Но наутро все так быстро исцелилось... Питер жевал бутерброд, думая, а еще ощущая, что дико голоден. Странно все это.
После пяти часов на парах, Паркер был свободен. Он успел лишь слегка перекусить, ибо вечно опаздывал, а поэтому пришлось зайти по дороге за сэндвичем, даже за парочкой. И с таким своеобразным обедом, он сидел на крыше и изучал поврежденные шутеры, а также карту, что возвела Карен на экране одного из шутера (уже проверенного). Он спокойно сидел в тени от любопытных глаз, накинув капюшон. Пока он не стремился выйти на улице в костюме, ибо забыл его дома. В принципе, пока на улицах было спокойно. Ни одного доклада о нападениях, грабежах или потерявшийся кошке.
"Кажется, профессор Легвольда задал сложную домашку... На завтра... Эх..."

Отредактировано Peter Parker (17-07-2019 16:39:46)

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Venomous poison