пост недели Arthas Menethil Артас двигался в выбранном им направлении – медленно, но верно. Все те, кто ранее служил ему, все те, кто пали вместе с ним – они были его первостепенной целью. Без союзников даже он ничего не значит теперь, когда уже не обладает той силой. Любой встречный герой посчитает за великое достижение ещё разок отправить в тёмные земли того, кто когда-то причинил этому миру столько боли.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #147vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Look into my eyes. It's where my demons hide. [Marvel]


Look into my eyes. It's where my demons hide. [Marvel]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

LOOK INTO MY EYES. IT'S WHERE MY DEMONS HIDE.
When your dreams all fail
And the ones we hail
Are the worst of all
And the blood's run stale
I want to hide the truth

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s8.uploads.ru/Ie7u9.gif  http://sh.uploads.ru/ADqHV.gif
http://s8.uploads.ru/nCz3e.gif  http://s9.uploads.ru/JNG8C.gif

CHVRN - Delirium

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Clarice Ferguson, Anthony Stark

После Гражданки, разрушенный Нью-Йорк.

АННОТАЦИЯ

Когда ты уверен в своей правоте и закрываешь глаза на реки крови, текущие под твоими ногами, меньше всего хочется, чтобы появился кто-то, кто скажет, что ты оступился и идешь по неверному пути. Разум отказывается признавать ошибку, ведь если твоя правда оказалась ложью, то все эти смерти напрасны, а ты не герой, а убийца, тиран и деспот. Ты демон, что прикрывался человеческой оболочкой и твои глаза разучились плакать. Но что, если тот, кто придет и протянет руку помощи, будет лить слезы за тебя? И в этих слезах ты увидишь то, от чего так старательно бежал все это время.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Clarice Ferguson (01-07-2019 00:44:28)

+1

2

Акт о регистрации мутантов был принят и в настоящее время являлся обязательным. «Гражданская война» подавлена и выиграна, зачинщики и поддерживающие с сопереживающими надежно упечены за решётки.
Поначалу все шло так, как было задумано. Старк буквально расцветал на глазах. А как же? Он ведь жертвовал своими талантами и личным временем во благо остальных. И, казалось вначале, не зря.

Мир должен был стать лучше.
Но остальные не ценили.

Мутанты продолжали сопротивляться. То тут, то там вспыхивали локальные сражения, очень быстро принимающие вид настоящих боевых сражений, с настоящими смертями и настоящими потерями.
С исчезновением большинства Мстителей со сцены многие боевики и террористы словно сорвались с цепи: все чаще гремели взрывы, множились жертвы среди мирного населения. Старк разрывался между горячими точками, как умел, и все равно не мог успеть везде и разом.
Конечно, ему помогали. Конечно, и у него были сторонники. И все они старались, как могли.
Но — потом случилось страшное.
Питер Паркер погиб на одном из заданий. Умер страшной, показательной смертью мученика, в наказ остальным. И что-то внутри Тони надломилось. Паук был ребёнком, втянутым во все это по его милости. Как бы силён тот не был и как бы Старк не старался за ним следить, итог оказался печальным.
Тони не знал, как объясниться с тетушкой Мэй. Не знал, как прийти на похороны пустого гроба, в который не набрали даже ошмётков.
Чувство вины было слишком тяжелым. Поначалу он пытался пить. Замкнуться. Уединиться. Спрятаться от всего мира. Но миру этого казалось мало, мир продолжал нарываться. Мир продолжал отнимать у него ещё и ещё, не только у него - весь мир пенился и волновался, уничтожая сам себя.
И Тони вынужденно вернулся. Сперва просил, после - устал. И стал требовать. Прекратить теракты. Остановить воины. Сложить оружие. Не допустить больше напрасных смертей.

Никто его не слушал.

Пеппер Поттс погибла на его глазах от рук очередных экстремистов всего спустя полгода, и он ничего не сумел сделать. Оказался не готов, хотя божился и клялся сам себе ещё после первой потери, что никогда не допустит подобного.
Теперь у Пятницы не было голоса. Расчудесная умненькая система отныне  была нема, как рыба, потому что просто не имела права говорить этим голосом - да и любым другим тоже.
С тех пор много воды утекло. Произошло множество смертей и потерь. Но эти двое накрепко засели в мозгу. Все верили, что Тони Старк не уязвим и не победим; иногда он и сам в это верил. Но смириться и пережить потерю так и не смог, как бы не уговаривал себя. Поэтому ему пришлось сделать то единственное, что он мог в подобной ситуации: ожесточиться. Раз никто не мог его услышать и понять, он собирался заставить их сделать это.
И, похоже, эта стратегия оказалась более выигрышной. И начала, наконец, давать свои плоды.

***
[Два года спустя.]
Укрывшаяся за обвалившимся, посеченным крупнокалиберными пулями обломком стены группа людей продолжала сопротивление и вяло отстреливалась. У них заканчивались боеприпасы. Старк с наслаждением отсчитывал каждый рык автомата с хлестким «тра-та-та» и мысленно минусовал то, что по его подсчетам оставалось в руках террористов.
Позиция у них была незавидная. Сдаваться они не хотели, их целью изначально была самоубийственная миссия с попыткой унести как можно больше безвинных жизней. Но Железный Человек им того не позволил: отсек от толпы, зажал в переулке и теперь лениво, будто играющий с мышью кот, обстреливал их укрытие быстрыми маленькими ракетами или короткими очередями из заплечной пушки. Признаться, он ощущал от этого почти физическое удовольствие. Наслаждение разливалось по телу горячечным теплом от кончиков пальцев до корней волос.
«Так им, — подначивало изнутри. — Око за око, зуб за зуб.»
На самом деле он уже почти не помнил, кому и за что мстил. Однажды у него что-то отняли. Однажды кто-то очень дорогой для него погиб. Но все это осталось далеко позади. Все прошлые эмоции притупились, потухли, стёрлись. Теперь он старался лишь во благо мирового порядка, который сам же и придумал. И все же.. Все же ему было очень приятно наказывать этих ублюдков, словно за всех ублюдков мира, ощущая их страх и медленно стягивая петлю веревки у горла.
«Сейчас?»
Кружок прицела молчаливо забегал перед глазами, выискивая критичную точку, всего одно попадание в которую закончит весь этот цирк.
Справа, на самом крае видимости, нарисовался световой всполох, распространил вокруг мягкие фиолетовые искры и мгновенно затих. Подмога у этих негодяев? Затаившивэйся снайпер? Нет. Все тихо. Старк почти не отвёл взгляда от обломка стены, за которым сжались четверо мужчин, вооруженные пустыми автоматами. Они давно могли бы подорвать сами себя, облегчив ему задачу, но отчего-то до сих пор предпочитали сопротивляться. Чудаки. Знали же, что случалось с подобными им. Смерть. На месте. Без суда, без следствия, они виновны - и точка.
«Сейчас, - с удовлетворением подумалось. - Пора.»
Из нагрудного пласта, накопив энергию, вырвался широкий яркий луч, фирменный выстрел Железного Человека со времен глупых игр в команду и Мстителей, и мгновенно ударил точно в группу людей, обугливая все на своём пути.
И вот — облегчение. Наконец.

+1

3

Кларис было весело. И пугающе страшно. Она тонула в эмоциях, захлебывалась в собственных ощущениях и с головой ныряла в следующее приключение. Казалось, фиалковая никак не могла насытиться, чтобы почувствовать, наконец, что устала и пора возвращаться. И каждый раз, оборачиваясь назад, уже готовясь сделать шаг, находилось что-то еще, что тянуло за руку, отвлекало и манило новым и неизведанным. Этому невозможно было противиться. И она снова отдавалась водовороту событий, кружащему ярким вихрем, простреливающим электрическими разрядами в пятки, словно подстегивающим и шепчущим:

"Ну, давай же, ты еще не все видела. Ты так много можешь. Останься. Вернуться всегда успеешь".

Но в какой-то момент ей показалось, что она предала самого дорого человека. Бросила его там, поглощенная красочным великолепием и опасностью Космоса. Забыла о самом главном, и когда поняла это, сердце болезненно заныло и  запросилось домой. Будто чуя неотвратимую беду, оно в тревоге сжималось за того, кто остался на Земле. Кого Кларис просто не успела взять с собой.
Все случилось слишком внезапно и неожиданно, как в самом большом приключении в жизни, будто открылась единственно верная дверь, в которую если не шагнешь, то будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.
Но теперь это решение не казалось таким уж верным и правильным. Тревога, нарастающая с каждым днем, следовала за ней неотвратимым спутником, повисая серой тенью за плечами, молчаливой и жуткой. Она ширилась и росла, становясь все темнее. И наконец, Кларис не выдержала.

Она так стремилась обратно. Она рвалась к нему. Увидеть вновь как от мягкой, едва заметной улыбки, лучиками бегут морщинки от уголков глаз, делая лицо таким невыносимо родным. Услышать голос, немного ворчливый и недовольный. Ведь он непременно станет ее попрекать за это очередное смертельно опасное безрассудство, в которое фиалковая ринулась как всегда без раздумий. Ей хотелось услышать смех, чуть подернутый хрипотцой, но такой теплый. Поймать взгляд карих глаз, уловить в них ехидную червоточинку и понять, что он на нее не сердится.
Ей хотелось рассказать обо всем, что произошло, попросить прощения за то, что исчезла так внезапно. Рассказать об огромной космической станции Знамогде, на которой собралось такое количество представителей разных рас, что землянам такого и не снилось даже в самых дерзких фантазиях. Посмеяться вместе, когда она поделится с ним историями о кулинарных изысках, которые вряд ли захочется взять в рот, так отвратительно они выглядят; о крышесносных коктейлях, когда кажется, что у тебя в впрямь голова улетит в космос. И о том, как она удирала от жутких охотников за головами, перепутавших ее с какой-то высокооплачиваемой беглянкой. А потом пряталась на корабле, который принадлежал воинствующей расе Крии. Конечно же, непременно похвалится, что познакомилась со Старлордом и совершенно очаровательнейшим, но ругающимся как портовый грузчик, Реактивным Енотом, и всей остальной командой величающей себя Стражами Галактики.

Кларис скучала по Тони. И уже возвращаясь обратно, она поняла, что все это великолепие приключений было бы гораздо ярче, будь рядом с ней Железный человек. Чего уж лукавить, скорее всего, они были бы куда опасней, окажись рядом Старк, но фиалковая никогда не бежала от трудностей. А когда рядом близкий друг – все становится куда легче.

Большое Яблоко встретило фиалковую ощерившись выбитыми кусками асфальта, обгоревшими стенами домов и гулкой несвойственной тишиной, прерываемой лишь воем сирен от проносящихся мимо полицейских машин и бронированных хаммеров, да кое-где клекотом автоматных очередей. Поначалу Кларис решила, что это какой-то дурной сон. Театр военных действий, развернувшийся прямо на улицах города, ей приснился не иначе. Или же ей только показалось, что она вернулась домой, а на самом деле кто-то зло над ней пошутил.
Даже воздух здесь пропах гарью и болью, и Блинк поспешила в единственное место, казавшееся нетронутым в этом хаосе – в башню Старка.
Холл встретил ее прохладой и такой же мучительной тишиной. На секунду Рисе показалось, что и здесь все брошено и забыто, но в этот же миг перед ее носом зажглась виртуальная панель и Пятница поприветствовала ее, поинтересовавшись, желает ли гостья, чтобы она сообщила о своем прибытии мистеру Старку. Его сейчас нет, но наверняка он будет рад узнать, что с мисс Фергюсон все в порядке. Кларис отказалась, с удивлением подумав о том, что ИИ молчит, общаясь с ней посредством ярких, загорающихся на панели букв.
У Тони новый фетиш? Он настолько погрузился в себя, что перестал общаться с окружающим миром? У него настолько сложная разработка, что любой малейший звук извне может разрушить тонкую настройку механизма?
Фиалковая терялась в догадках, но все же попросила чашку кофе и позволения узнать последние новости, так как отсутствовала на Земле длительное время. Пятница долго молчала, если конечно, тишину, в которой рисовались буквы на голограмме, можно было назвать общением. Кларис даже подумала, а не сообщала ли она в этот момент Старку о непрошеных гостях. Но нет, спустя какое-то время дисплей вновь загорелся, выдавая положительный ответ, а шуршащие по мраморному полу колесики возвестили о том, что кофе и приятная компания будут через несколько секунд.
- Привет, Балда, - Кларис с благодарностью приняла кружку, наполненную лишь наполовину, поскольку услужливый робот так спешил, что успел расплескать часть напитка. От сознания того, что Тони не разобрал лапу-хваталку, становилось тепло на душе.
Оставив на несколько минут без внимания ушуршавшего за тряпкой Балду, Блинк присела на диван, пролистывая на электронной панели, загоревшейся прямо перед ней, интересующую ее информацию. С каждым открытым файлом и развернутой вкладкой новостей в поисковике, лицо мутантки бледнело, становясь серовато-фиолетовым, а глаза расширялись от ужаса.

Кружка выпала из рук, разлетаясь на мелкие осколки, брызги кофе окрасили коричневым безупречный бежевый мрамор, а Кларис исчезла в ярком сполохе портала. Вернувшийся с тряпкой услужливый помощник не обнаружил гостью и ушуршал обратно, забыв убрать мусор и грязь.
На виртуальном экране остались гореть две панели, пересеченные черными полосами, возвещающие о смерти Пеппер Потс и Питера Паркера со скупыми комментариями от Тони Старка касаемо этих трагедий.

Розовые сполохи рвали улицы Нью-Йорка на части, Кларис металась по городу, словно загнанный зверь, силясь понять, уловить ускользающее, словно шелковые алые нити сквозь пальцы, происходящее. Голова гудела от переполнявших ее событий и новостей, которые она успела узнать, пока находилась в башне.
Совсем рядом раздались автоматные очереди, и в воздухе пронесся знакомый силуэт. Блинк рванула туда, открывая портал и сталкиваясь, нос к носу с совсем юным, не больше восемнадцати лет, мальчишкой, сжимавшим автомат, с таким застывшим ужасом в глазах, что у Кларис внутри все похолодело. Она поднялась, обернувшись, силясь понять ситуацию и с ужасом обнаружила Старка, поднимающего руку с репульсором, направленную прямо сюда. Времени думать совсем не оставалось. Фиалковая открыла портал как раз в тот момент, когда яркая вспышка пропорола траншею, выжигая все на своем пути.
- Уходите отсюда, - скомандовала, когда поняла, что в соседнем полуразрушенном здании так же не безопасно, к тому же тепловизор в шлеме Железного Человека обязательно распознает живых за короткий срок.
- Ты тоже из Сопротивления? – голос мальчишки дрогнул, но он взглянул на Кларис с надеждой.
- Уходите, - еще раз повторила Блинк, - я отвлеку его на себя, - и открыла портал, оказываясь прямо перед Старком.
- Тони! – она раскинула руки в стороны, будто желая защитить, только вот непонятно кого. То ли мужчину от всего остального мира, то ли мир от него, - Что же ты натворил, Тони? – уже тише, дрожащим голосом спросила, вглядываясь в прорези железного шлема.

Отредактировано Clarice Ferguson (12-06-2018 13:04:45)

+1

4

Луч, что должен испепелить террористов, попадает в чёрный провал портала - и отскакивает куда-то очень далеко, не причинив никому особого вреда. Люди кидаются врассыпную, и на яростно мигающем мониторе множатся огоньки прицелов. Он мог прихлопнуть всех их разом, а теперь придётся догонять каждого и добивать по одному!
Как проблематично.
Старк в лютой ярости. Никто не смеет ему мешать! Вскидываясь внутри костюма, он судорожно просчитывает наилучший вариант для того, чтобы добить виновных, но..
Раскинув руки, обзор преграждает некогда знакомое лицо. Оно скачет по каждому экрану, множится среди проекций, что выдаёт умная система внутри брони. Тони видит ее одновременно со всех ракурсов, эта фигурка буквально втиснулась к нему в костюм и теперь в отчаянии кричит изо всех динамиков. Зовёт его. Называет по имени.. Как давно никто не решается этого сделать.

Железная броня тяжело, грузно пикирует вниз. С грохотом, будто весит с десяток танков, врезается в асфальт, выдавливая под собой трещины. Конечно же, для ведения полномасштабных боевых действий, она была модернизирована, приобрела новые возможности и заимела передовое оружие, раздулась будто обжирающийся без меры толстяк и вестимо прибавила пару сотен тысяч фунтов.
Грудь костюма разрывает косой шрам открывающегося люка, распахиваясь наружу. Из темноты, будто из берлоги, тяжело хватаясь за железо, нехотя выбирается Старк. Грязный, небритый, изможденный, с больными воспалёнными глазами, порядком постаревший. Он не помнит, когда в последний раз покидал свой костюм, почти сросшись с ним. Слишком много дел ожидает его прямого участия. Слишком небезопасно отныне быть просто человеком без надежной брони. В этом мире его хочет убить даже брошенный котёнок в подворотне; что уж говорить об активистах Сопротивления.
- ...Кларис? - хрипло зовёт, почти отвыкнув говорить, едва ли он общался в последнее время с живыми людьми, а умный костюм давно научился воспроизводить звуки согласно его текстовым указаниям.
Это имя звучит непривычно.. почти забыто.. и, конечно же, не вызывает бури прежних эмоций. Ему приходится покинуть свой надёжный уютный мирок-внутри-брони, чтобы проверить, не обман ли то зрения, не ошибка ли сенсоров, не подводит ли его собственный разум. Эта фиолетовая мутантка была чём-то почти забытым из светлого беззаботного прошлого, которое совсем стерлось из его памяти. Было ли оно на самом деле? Тони едва ли помнит. Но, увидев ее на своих мониторах, почти сомневается в своей адекватности. Внутри втагода все начисто выжгло затянувшейся войной, не оставив светлых воспоминаний, а эта девчонка так давно исчезла из его жизни, что казалась каким-то мороком. Ее смеющийся образ, что поддерживал его первое время, постепенно поблек и погас, и сейчас ему с трудом удаётся вспомнить хотя бы имя. Он так долго ее ждал, чтобы утешиться, но она не возвращалась, так что в какой-то момент он начинает считать ее по умолчанию погибшей. Старк и не надеется однажды встретить ее. И уж тем более - не здесь, не в таких условиях.

Почти вываливаясь из брони, на непослушных ногах мужчина делает пару шагов в ее сторону. Кажется, сейчас упадёт, колени подгибаются. Но когда он вцепляется в ее плечи, чтобы встряхнуть, силы в нем оказывается все ещё достаточно.
«Где ты была? Почему оставила меня? Я так долго ждал! Ты понятия не имеешь, что здесь произошло. Тебя не было, чтобы помочь, чтобы утешить, чтобы направить.. Но я справился. Так какого черта ты явилась сейчас, будто чертов призрак прошлого?»
Что-то внутри трепещет, сжимается, больно колется. Ему хочется плакать и кричать, обвиняя ее во всех случившихся несчастьях. Хочется выпустить, наконец, скопившуюся боль и забыться в ее объятиях. Кларис обязательно поймёт, она всегда понимала. Найдёт для него нужные слова, обережет и утешит. Простит его.. Подарит ему прощение за целый разрушенный мир.
Но его лицо остаётся холодным и невыразительным, он давно разучился ощущать хоть что-то, кроме извращённого удовольствия от акта отомщения. Тони сжимает хрупкие плечи лишь сильнее и грубо встряхивает.
- Ты понимаешь, что натворила? - его голос чужой, хриплый, грудной. - Ты помешала мне и позволила им уйти. Это измена.
Она так растеряна и испугана. Смотрит на него с тревогой и опаской, взгляд скачет в попытке зацепиться хоть за что-то знакомое. Но внутри увядающей оболочки не осталось ничего от того человека, которого она раньше знала. Со временем она убедится в этом сама, а пока - Кларис не ждёт подвоха, и Старк пользуется этим - легко защёлкивает на ее шее анти-мутантский ошейник, который дюже усовершенствовал в последнее время. Полезная была вещь, прекрасно помогала против всяких недовольных со способностями.
- У меня нет выбора, Кларис.
Броня буквально притягивается к нему, поглощая обратно. В закрывающемся люке всего на мгновение видно утопающее во внутренней темноте железного бункера лицо, озаряемое лишь привычной подсветкой от мониторов, делающей его похожим на мертвеца. Тони проводит внутри брони 24 часа в сутки, сложно не свихнуться при таком графике от монотонного мерцания экранов.

Ошейник сидит крепко, его не снять без должной сноровки и посторонней помощи. А ещё начисто лишает способностей, так что теперь от ловкой мутантки с талантом к ярким порталам в пространстве остаётся лишь напуганная остроухая девчонка. Железный робот протягивает ладонь и смыкает пальцы вокруг Блинк, неумолимо поднимает в воздух, не давая выскользнуть. Ловить разбежавшихся крыс восстания теперь бесполезно, но у него хотя бы есть пленница, и Старк несет ее к башне, где планирует разобраться, как то и полагается с военными преступниками. А пока - помещает в прозрачную камеру по прибытию в углу просторной основной залы. Таких камер здесь много, но все они пустуют. Видимо, Тони предпочитает не брать военнопленных - и эта мысль обжигающая и удушливая. Когда в этой башне в последний раз появлялся живой человек? Он не может вспомнить.
Пятница услужливо проецирует военные сводки прямо в воздухе, торопливо оповещая хозяина о произошедших изменениях. Она лишь искусственный интеллект, но даже словно она - боится гнева своего создателя. Тем опаснее делается ситуация, когда броня со Старком внутри наступает на осколки разбитой кружки и лужу кофе вокруг. Подобный беспорядок не допустим! Тони недоумевает, отчего до сих пор не разобрал эту бесполезную лапу-хваталку, что не способна поддерживать должный порядок уже слишком давно.. Неужели он сентиментален? Все это очень лениво прокручивается в сонном усталом мозгу, покуда огромный железный костюм, повинуясь его импульсам, без сожалений комкает подручного-на-колесиках, окончательно превращая в груду бесполезного металлолома. Балда жалобно скрипит, в отчаянии скрежеща трёхпалой рукой-хваталкой, а после что-то искрится, перегорая - и сооружение затихает. Старк оставляет его прямо здесь, в неубранной луже разлитого кофе, и что-то набирает на виртуальной панели: за покорёженной тушкой вскоре приезжают другие электронные помощники, маленькие быстрые роботы, которые увозят собрата на переплавку. Теперь это старьё станет частью чего-то более полезного, давно пора было это сделать, Старк отчаянно нуждался в ресурсах, потому что чертово Сопротивление частенько портило ему карты.
К слову, о повстанцах.
- Итак, - оборачивая оцарапанную и сколотую маску костюма к старой знакомой, электронным голосом гудит броня. - Ты теперь террорист. А террористы подлежат эвтаназии незамедлительно. Скажешь что-то в своё оправдание?

Отредактировано Anthony Stark (12-09-2018 11:47:43)

+1

5

Огромная железная броня, уродливая и неповоротливая, зато надежно скрывающая внутри своего хозяина, спикировала вниз как коршун. Она не была похожа ни на одного из Марков, и даже Халкбастер казался детской игрушкой на ее фоне. Глядя вверх на этого могучего исполина, Кларис почувствовала, как внутри что-то глухо ухнуло вниз, как будто ее собственное сердце оборвалось и скатилось в пятки. Земля дрогнула под тяжелыми железными ногами и вздыбилась, асфальт лопнул как яичная скорлупа. Сильный порыв ветра от репульсорных двигателей бросил в лицо фиалковой мелкое крошево и пыль, вынуждая заслониться  и опустить руки.
Среди общей разрухи и остатков когда-то прекрасного города фиалковой казалось, что она осталась одна. Одна напротив этого гиганта способного одним только пальцем проломить ее собственный череп. Старк никогда не делал ничего подобного, он предпочитал маневренность и эффективность вместо мощи и грузности. Всегда соблюдая баланс и творя как художник, вынашивая каждое свое детище с заботой и желанием превзойти самого себя раз за разом.
Этот же монстр скорее напоминал в спешке собранного Франкенштейна.
Огромный. Мощный. Он походил на убийственного и тупого великана, стремящегося все разрушить и уничтожить вокруг себя. Как бы странно это ни звучало, но Кларис не чувствовала в этой машине души ее творца. Она была мертва снаружи и изнутри. И от осознания этого факта по спине пробежал холодный липкий озноб, стягивающий на затылке кожу и сковывающий страхом.
Казалось целую вечность ничего не происходило и Кларис начала уже нервничать, решив было, что броня пуста и ее хозяин управляет ей извне, но ведь она была в Башне, тогда где может быть сам Старк? Но нет, броня замершая немым изваянием распахнула свой зев, выпуская наружу Тони.

В нем почти не осталось жизни. Кларис смотрела на него и не узнавала в нем своего друга. Нет, вот он все же тот, кого зовут Старк, но не ее Тони. Скулы и нос заострились, глаза запали и из них исчез тот задорный блеск, что вспыхивал в глубине зрачков. Морщинки у глаз стали жестче и ярче, и явно не от извечной ехидной ухмылки, которая раньше практически не сходила с лица.
Худой, взъерошенный он походил на привидение. На эхо самого себя. Он стал таким же бездушным механизмом, что стоял теперь позади него, перемигиваясь диодами на командной панели с трудом различимой с места, где стояла Блинк.
- Тони, - она вздрогнула, когда крепкие руки схватили ее за плечи и встряхнули. Глаза стали предательски влажными и нижняя губа задрожала. Кларис заглянула в карие глаза, словно пыталась отыскать в них все ответы на невысказанные вопросы. Она хотела бы верить, что еще не все потеряно, что все возможно изменить, но в глубине некогда теплых и родных глаз ее встретила пустота, глубокая бездонная пропасть без проблеска надежды и возможности искупления своих грехов. Эта чернота затягивала, сжималась вокруг, желая поглотить целиком, превращаясь в мертвенно цепкие тиски, и фиалковая закрыла глаза не в силах противиться. Ей показалось, будто в нее вонзили острое как сталь отчаяние, и оно проворачивается внутри медленно, забирая все тепло, что так трепетно оберегалось столько лет.
- Тони, - первые слезы скатились по подбородку, и разомкнутые губы ощутили соленую влагу, - Тони, прости меня, - он разозлился, но голос остался так же сух и безжизнен. Тусклый отсвет от былого яркого света, что согревал ее все годы. И сейчас она плакала и извинялась перед ним не за то, что помешала ему в данный момент, а за то, что не смогла уберечь и за то, что бросила. Понял ли он? Вряд ли. Слезы горячими обжигающими дорожками катились по пыльному лицу Кларис, размывая очертания Старка, все еще крепко держащего ее за плечи. Его руки походили на ледышки.
- Что? – фиалковая не успела понять. Ошейник защелкнулся с тихим шуршанием и в мозг вдруг резко и ощутимо ввинтились иглы боли, взывая перед глазами радужные круги. Слезы высохли мгновенно, очищая взор.
Кларис дернулась вбок инстинктивно стремясь спастись но, уже осознавая, что произошло. Искры на пальцах полыхнули прощальным огнем и дали осечку. Портал не раскрылся и Блинк, поднятая вверх огромной железной лапищей, испуганно закричала, понимая, что попалась в ловушку.

Прозрачное стекло камеры походило на банку. Кларис казалось, будто она сверчок, пойманный непутевым мальчишкой для того, чтобы потом быть насаженной на иголку. И тем сильнее все это походило на какой-то дешевый и криповый фильм, который только и смотреть тайком пробравшись на задние ряды кинотеатра. Она с ужасом наблюдала за Тони не в силах вымолвить ни слова. Смотрела, как бегут по электронным экранам отчеты и немая теперь Пятница яркими буквами уточняла детали дальнейших миссий.
Кларис хотелось бы чтобы это был сон. Дурной, страшный и совершенно неправдоподобный сон. Когда проснувшись поутру в липком холодном поту, перестаешь быть его заложником, потому что это попросту ночная марь, которую разогнало солнечное утро.

- Тони, - голос тихий, едва слышный шепот, - Тони, позволь мне помочь, чтобы ни случилось, я уверена, что во всем можно разо… - Балда захрустел под огромной железной лапой бездушного монстра, сжал свою клешню судорожно, будто пытаясь спастись, надеясь, что еще можно остаться в этом месте неуклюжей лапой-хваталкой, - НЕТ! НЕ СМЕЙ ТРОГАТЬ ЕГО!
Кларис не узнала собственный голос, он походил больше на истерический вопль безумной чайки, противный, высокий и царапающий слух. Фиалковая бросилась на стеклянную стену, стуча в нее кулаками в надежде, что прочный бастион сдастся, но все впустую. Осознавая это, но все равно продолжая биться как пойманная в капкан, желая избавиться от ненавистных оков. Вцепившись руками в ошейник, ломая ногти и захлебываясь слезами, она игнорировала яркие, будто испуганные, мигающие сообщения на прозрачной стене ее личной тюрьмы.
- КЛАРИС, ОСТАНОВИСЬ! ТЫ УБЬЕШЬ СЕБЯ, ЕСЛИ ПОПЫТАЕШЬСЯ СНЯТЬ ОШЕЙНИК САМОСТОЯТЕЛЬНО! ПРОШУ, ПЕРЕСТАНЬ! У ТЕБЯ ИСТЕРИКА!
Пятница тоже боялась. Хотя может быть Кларис казалось так по старой памяти, когда она еще будучи рядом со Старком оживляла все его изобретения, наделяя их своим собственным разумом и смеясь доказывала Тони о том, что существуют случайные сегменты кода, которые скомпоновавшись образуют непредвиденные протоколы, формирующие поведение. А Старк фыркал и рекомендовал поменьше читать Азимова. Это были годы, когда ничто не предвещало беды.

Кларис опустилась на пол своей хрустальной тюрьмы и заплакала беззвучно, горько. Ее собственный голос ее не слушался, а внутри образовалась такая дыра, будто ее выжгли репульсором, пробуравив насквозь, оставив с уродливыми опалившимися и обугленными краями, окунув в пустой зев кромешной черноты, что смотрел на нее из глаз Старка. Ей казалось, что ее растоптали, прижали к земле и выбили весь дух, не оставив ничего взамен. Только холод и боль одиночества смешанную с тягучим морозным шлейфом тоски.
Поджав под себя ноги и раскачиваясь из стороны в сторону, обхватив руками с кровоточащими пальцами себя за плечи, фиалковая поняла, что бесконечно долго возвращалась к Тони и потому опоздала. Ее встретило пепелище из разбитой и исковерканной жизни, брошенной в жерло проблем с которыми в одиночку справиться было невозможно. Никто не смог бы.
- Тони, - в какой-то миг Кларис замерла, перестав играть в китайского болванчика, и подняла полные слез глаза на Старка. Он все еще в броне и она гудела механическим голосом, как железная бочка. Чужим голосом, не его. И Блинк осеклась, словно ей дали пощечину, и поджала губы.
- Если у тебя хватает смелости обвинять меня, то сделай это хотя бы сам, не прячась за своим железным монстром. Глядя мне в глаза.
Ей хотелось попросить его выпустить ее и дать обнять себя, выслушать все то, что накопилось в душе за эти черные годы. Сказать, что ей нет прощения, что она предала его и потому сейчас он брошен и раздавлен. Но все же, даже если нельзя повернуть время вспять, всегда есть способ найти другую дверь, через которую откроется иной путь, потому что не бывает безвыходных ситуаций. Бывает лишь тот, кто не видит выхода. А она, Кларис, обязательно поможет ему найти этот выход, она знает, что они смогут вместе справиться со всем. С чем угодно.
Но фиалковая молчала, зная, что сейчас все ее слова разобьются об холодную сталь бронированной машины, за которой спрятался как в раковине Старк. Сейчас не время.
И потому она ждала. Она надеялась на то, что если не тепло воспоминаний, то хотя бы гордость побудит Тони покинуть свой кокон, чтобы еще раз взглянуть на ту, кто бросила его, оставив наедине со жгучей болью.

Отредактировано Clarice Ferguson (11-11-2018 17:44:08)

+1

6

Кларис бьется за стеклянной перегородкой. Руку протяни - и коснёшься. Они так отчаянно давно не виделись, им бы кинуться на шею друг другу и все отпустить, рассказать, покаяться, просить прощения и прощать.
Но теперь - все иначе. Тони смотрит из костюма на чужого человека и не узнает. Ее анализируют десятки датчиков, где-то в углу монитора скачет кривая пульса и дыхания. Она на взводе, у неё форменная истерика. Испугана потерей сил, в ужасе от ареста? Тони даже в голову не приходит, что Кларис может питать ностальгические чувства к почившей железяке. О Балде ли ей волноваться в подобном положении? Бред. Фарс. Все это игра. Но что она задумала? Вот в чем вопрос.
Блинк не оправдывается вопреки его ожиданиям; обычно каждый пытается его уговорить, убедить, ну или на крайний случай - уязвить, оскорбить и успеть проклясть весь род до десятого колена. Глупости, все это пустое. Его пленница же, напротив, требует, просит, провоцирует его покинуть броню. Снова. Новый хитрый план? Дважды на одну удочку его не поймать, да и не жалует Старк личных встреч более; ему приходится ожидать подлянок и предательств даже от самых близких, однажды его пытался придушить собственный костюм.. С тех пор он усовершенствовал свою систему безопасности, а ещё перестал верить даже пушистым котятам у порога.

И все же.. В обычное время он бы обязательно послушался ее. Но - не сейчас. Поэтому остаётся недвижим в своей броне, словно непоколебимый айсберг, неприступная гора. Смотрит на пленницу сквозь прорези в шлеме, недоумевая: почему она плачет? Раньше он бы знал. Понял. Догадался бы. Но теперь ему невдомек. Чужие слёзы давно ничего не означают для него, ничто в этом мертвом мире не способно поколебать его уверенность.
- У тебя все ещё есть шанс. Я слушаю, - чужим голосом гудит броня. Старк поднимает ладонь с пульсирующим в центре дулом лазера. У неё буквально три секунды, чтобы убедить его в случайности произошедшего, иначе выстрел пронзит ее быстрее, чем испуганное сердечко отобьёт ещё пяток ударов.
Обычно он казнит виновных на месте. Обычно. Но сейчас медлит, а после и вовсе опускает руку. У него резко портится настроение. Пожалуй, отложит линчевание до завтра.
- Повезло тебе, - глухо скрипит из своей брони и отворачивается. - Погасить свет, установить охрану. Не кормить. Не общаться. Выключить звук.
Отдавая быстрые четкие команды, железный костюм вместе со своим хозяином внутри покидает главную залу. Лишь стоит ему выйти, кругом гаснет свет и зажигаются лазеры, способные порезать как живое, так и неживое при малейшем контакте. Тут бы и Чёрная Вдова не пробралась, слишком плотная сетка; она и не пробралась, к слову.

Тони покидает костюм лишь запершись в своей комнате. Комнатой это называется по старой памяти, скорее это бункер: стены из армированной стали, многослойная железная дверь, тяжелый засов, это место выдержит прямое попадание ядерной ракеты. Из мебели здесь кособокая кровать да тумба, все остальное пространство занимают мониторы и обширный терминал, из которого он может подключиться к любой точке дома и любому костюму. Да и не только. Годы войны мотивировали его совершить скачок в электронике, технике, оружие и сопутствующих технологиях. Сидя здесь Тони Старк буквально всевидящ и неуязвим.
Но сейчас его не интересует обстановка в мире и события фронта. Он подключается к темной центральной комнате, подключает датчики ночного видения. Следит за мечущейся пленницей, которая беззвучно что-то кричит в своей банке. Она пробует все, стучит в прозрачные стены, сбивая ладони, снова и снова дергает ошейник, который после ряда модернизаций просто невозможно снять, пытается воззвать к Пятнице, к совести самого Старка, а после устало затихает в своём углу. Мужчина приближает изображение. Просто смотрит. Наблюдает. Пытается понять. Что-то давно забытое, потерянное возникает внутри его головы, когда он смотрит на неё. Но чувства то совсем не мирные, скорее - наоборот. Он злится. Не может простить, понять, смириться. Почему она бросила его? Зачем вернулась? Отчего помогла террористам? И она предала его?
Его голову разрывала сотня вопросов, один тяжелее другого. Слишком много времени прошло, чтобы он поверил во что-то.. во что-то старое, что было между ними прежде. Дружба? Доверие? Симпатия? Взаимное притяжение? Понимание? Диалог на уровне взглядов? Вечерние посиделки и глупые, подростковые шуточки? Тони давно забыл. Он не помнит - как это - верить кому-то, улыбаться, смотреть не отрывая глаз. И хотя сейчас он смотрит на неё через маслянистые глазки камер, увиденное лишь больше подогревает в нем подозрительность и неприязнь. Нет больше прежнего Старка, как нет и прошлой Кларис. Она здесь для чего-то.. Она что-то задумала.. Он должен уничтожить ее первым.

Но сперва - выведает ее планы.

Тони оставляет пленницу в темной, молчаливой, прозрачной темнице на несколько дней. Без еды и воды, без общения и информации она быстро станет сговорчивее. И когда он появляется перед ней в следующий раз, его настроение не отличается радушием.
- Вставай, - мужчина, скрытый в облегчённом нутре железного костюма, пинает по прозрачной стенке, чтобы разбудить пленницу. - Отвечай на мои вопросы, и это подарит тебе быстрый конец.
Вокруг резко вспыхивает ослепляющий свет, который должен доставить несчастной достаточно дискомфорта после нескольких дней темноты. Шлем нового костюма не отличается индивидуальностью, теперь Тони делает типовое оружие, а не создаёт образы. Он не гонится за оригинальностью, нет больше лоснящихся разнообразных Марков.
- Как давно ты прибыла на Землю? Какова цель твоего возвращения? - не давая девушке опомниться, начинает свой допрос. Его голос нарочито отрывист и зол, он не позволит себе купиться на ее несчастное личико. - Что тебя связывает с оппозицией? Где их логово? Что ещё ты скрываешь?

+1

7

Она ошибалась. Уродливая, огромная, похожая на каменного тролля броня так и не разомкнулась. Ее слова теперь были пустым ничего незначащим звуком для него. Сердце Старка перестало биться тогда, когда он потерял близких ему людей, а ее не было рядом, чтобы успеть подхватить и не позволить ему разбиться, не дать упасть в эту бездну отчаянья, которая разорвала его душу на мелкие клочки и развеяла по ветру. Не осталось ничего, что способно было растопить этот лед, сковавший защитным коконом и не пускающий внутрь.

Голос, гудящий откуда-то изнутри механического монстра, холодный металлический, неживой вновь заставляет вздрогнуть и отпрянуть от стен своей стеклянной тюрьмы. Кларис во все глаза смотрит на то, что скрывает от нее человека бывшего когда-то самым дорогим другом, человеком, составляющим большую часть ее жизни, без которого она совершенно не представляла собственного существования. Так она думала, пока не попала в Космос и ее не захлестнула волна безудержных опасных и горячих приключений. Выходит, это она виновата в том, что забыла Старка? Что позволила себе хоть и ненадолго, но затмить, погасить его образ в своей душе, позволив новым ярким впечатлениям вспыхнуть красками внутри и пульсировать искрами на кончиках пальцев. Выходит он прав. Она предатель и ей нет прощения.
Кларис качает головой, а потом опускает взгляд. Если ей сейчас суждено погибнуть от пламени репульсора, она не станет сопротивляться, у Тони есть право на месть и гнев за то, что она его бросила.
- Прости, - тихо произносит она, все так же продолжая обхватывать себя за плечи руками, будто боясь, что если сейчас она их опустит, то сама рассыплется на мелкие осколки и их уже невозможно будет собрать обратно, - мне нечего тебе сказать. Я не знала, что здесь произошло и что с тобой стало.
Кларис вздрагивает вновь, когда тяжелая броня скрипит и разворачивается, чтобы уйти. Четкие сухие команды, отданные Пятнице, режут слух и впиваются болезненными иглами, будто под кожу их ввинчивают на самом деле.

Свет гаснет и сквозь темноту алыми росчерками вспыхивают лазерные нити, похожие на паутину какого-то огромного кровожадного паука, расставившего сети для своих новых жертв. Но Риса не собирается бежать, даже если бы могла, что у нее здесь осталось? Она вернулась на пепелище собственной жизни, которая обернулась зыбким миражом или мороком, привидевшемся в горячем бреду поутру. Все что существовало раньше, все чем она так сильно дорожила, исчезло в мгновения ока не оставив и следа. Чернильная пустота заполнила все вокруг, съедая звуки, отбирая силы и волю, не оставляя ни единого шанса на надежду.
И внутри что-то ломается и щелкает, прорываясь яростью и горячими разъедающими душу слезами, щиплющими глаза и вновь и вновь чертящими дорожки на грязном лице, Кларис с силой ударяет кулаками в стеклянные стены, остервенело рвется наружу, понимая, что сейчас это просто попытка отпустить свою истерику, страх и горечь наружу. А иначе она просто сойдет с ума. Или уже сошла? Раз за разом она зовет Тони, пытается отыскать глазок камеры, направленный на нее, она знает, что он есть, просто не видит его. Старк просто не может оставить без внимания ничего, а уж свою законную пленницу тем более. В попытках достучаться и дозваться своего друга, в бессмысленных воззваниях к его памяти и чувствам, Кларис теряет силы и опускается на пол, не способная больше сопротивляться происходящему. Прикрыв глаза, она прижимается лбом к холодному стеклу и прикрывает глаза, пытаясь хоть как-то привести мысли в порядок, стараясь забыть об алых росчерках по всему периметру. Ей нужно время, чтобы понять и решить для себя как поступать дальше. Она просто не может оставить все как есть. Не позволит себе сдаться, не совершив еще ни одного шага вперед.

Так проходит несколько дней. Они тянутся ленивой жвачкой, путая время и переворачивая сутки с ног на голову. Кларис путается, пытаясь понять какое сейчас число и сколько уже она здесь. Из-за голода, а еще больше от жажды, она совершенно не способна соображать адекватно, а потому, когда Тони возвращается к ней, встречает его появление равнодушно, почти безжизненно, как сломанная кукла. Мысли лениво ворочаются в голове, пытаясь собраться в стройную картину, но выходит совсем уж скверно. На пинок железной брони по прозрачной стенке камеры Риса даже не реагирует, хотя мозг на автомате делает заметку о том, что Старк перебрался из своего чудовища в обычный костюм, похожий на Марка, но уродливо обезличенный. Уже хорошо. Хотя черт его знает, что это  значит. Уверен в своей безопасности? Демонстрирует над ней превосходство? Мысли нынешнего Тони ей не угадать совсем.  Для нее он загадка покрытая мраком.
Кларис щурится, пытаясь разглядеть за железной мордой хоть что-то, но напрасно. Она подтягивает колени к подбородку и обхватывает их руками. Облизывает пересохшие потрескавшиеся губы и с трудом, не слушающимся голосом, отвечает:
- Я вернулась в тот день, когда нашла тебя в этом отвратительном громоздком костюме там, на улицах, когда ты пытался убить людей, - говорить тяжело, от голода и жажды ее мутит, но она упрямо продолжает, - Я вернулась, потому что хотела к тебе… поняла, что не должна была уходить без тебя. Должна была остаться…
Блинк замолкает и с трудом собирается с силами, чтобы продолжить.
- Террористы? Я спасла ребенка, который был не старше Питера. Напуганного ребенка, которого ты чуть не убил. Я ничего не знаю о террористах или кем они там являются. Если не веришь мне, спроси у Пятницы. Ей-то ты доверяешь или не веришь уже даже самому себе?
Она делает последнее усилие над собой, с трудом концентрируя внимание на мужчине, стоящем перед ней. В голове нарастает шум, в ушах звенит и Кларис понимает, что еще немного, и она  просто упадет в голодный обморок, не в состоянии противиться своему организму.
- Прости, что не оправдала твоих ожиданий, - уже почти одними губами шепчет, заваливаясь набок на холодный пол своей камеры.

Отредактировано Clarice Ferguson (30-06-2019 13:33:15)

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Look into my eyes. It's where my demons hide. [Marvel]