пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Dies irae, dies illa


Dies irae, dies illa

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

DIES IRAE, DIES ILLA
Если в лошади видишь чудовище, она будет чудовищем, если в чудовище увидеть лошадь, оно станет лошадью.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://preview.ibb.co/fT7GHS/image.jpg

[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Blaine DeBeers, Peyton Charles

22 августа 1876 года.

АННОТАЦИЯ

Викторианская Англия в преддверии Джека Потрошителя, темная и мрачная, пронизанная мистицизмом и смертью, едва ли не возводимой в культ. Время, когда люди верили в вампиров и призраков, устраивали спиритические сеансы и желали встретиться с потусторонними силами.
Убийство на узких, мощеных булыжником улочках Англии не редкость. Именно их вынуждены вместе расследовать двое совершенно разных людей не только по мировоззрению, но и по отношению к закону.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Peyton Charles (15-04-2018 20:15:09)

+1

2

[nick]Blaine DeBeers[/nick][icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]
Серую слякоть будних дней едва ли разбавляло степенное созерцание прогресса этого неоднозначного периода. Например, Блейн периодически посещал берег Темзы, чтобы насладится видом пока еще недостроенного Тауэрского моста. Вот уже на протяжении целых пяти лет люди бегали вокруг сложных конструкций, суетились, что-то привинчивали, ломали и опять строили во благо эстетики нового времени и банальной разгрузки транспортных линий. Это был великий гениальный проект, совмещавший в себе воздействие свежих умов и консерватизм замшелых политических устоев, он грозился закончиться лишь спустя долгое-долгое время. Ибо метод проб и ошибок читался здесь как нельзя лучше - слишком много смертей из-за оплошностей, слишком много недочетов, исправляемых прямо на месте.
Блейн скрестил руки на плаще из грубой шерсти и немного повел плечом в сторону, чтобы пропустить мимо спешащего прохожего и не соприкоснуться с ним. Он даже едва не пропустил зачинающийся ливень, известивший о своем присутствии парой редких капель, но вовремя раскрыл зонт-трость. Вскоре резкая морось превратилась в непроглядную стену из длинных блестяще-серых нитей, спускающихся с самых небес. Погода в Лондоне была переменчива, но частым завсегдатаем был дождь во всех своих немыслимых ипостасях: ливень, затяжной, кратковременный, солнечный, с градом, но всегда сезонный, ибо время для выпадения осадков на Биг-Бен было всегда, вне зависимости от суток или прочих условий времени года. Это слегка напрягало, так как вот уже месяц ДеБирс занимался одним из ряда вон выходящим делом и не приблизился к его разгадке ни на четверть кроны, а дожди стали лить все чаще и чаще, портя след, настроение и улики.
Возможно, если речь шла об очередном проходимце, решившим поживиться на Туманном Альбионе, то Блейн и взглядом бы не одарил эту историю, но ее корни шли куда глубже. Всех жертв находили без какой-нибудь части тела в собственных кроватях. Врачи констатировали остановку сердца. Чуть позднее тела с аналогичным отсутствием глаза или кисти руки стали находить и вовсе на улицах Лондона. Все бы ничего, но там было несколько людей Блейна, поэтому тут была личная заинтересованность - требовалось выяснить, кто и зачем пришел на его территорию, может быть это знак, а может, банально, маньяк, не знающий пристанища души. ДеБирс клятвенно обещал помочь найти ему это самое пристанище на том свете.
В очередном выпуске «Lloyd's» вещалось о душегубе, который резал жертв не зависимо от их происхождения в темных переулках ножом для колки льда, и каре небесной, вытаскивающей душу на Последний суд. Все это со стороны, если закрыть глаза на трупы, выглядело так, как будто кто-то что-то потерял и теперь усиленно искал, не взирая на возможные последствия, ибо вещь эта была слишком ценна, чтобы просто так забыть о ее существовании и бросить все затеи с ней связанные. Она не была заурядна, но сливалась со всеми из-за неприметного облика. Отличало эту самую желанную вещь только внутреннее содержание, до которого и хотел докопаться искомый маньяк. Однако тогда возникал логичный вопрос - зачем ему части тела? Для коллекции?
Блейн прекрасно знал все ответы на вопросы выбора, где на чашах весов были две противоположные по существу, но такое равнозначные вещи, слышал звуки совести, видел порывы загладить какую-то вину... Тем не менее, без созерцания конкретной личности, в голове которой можно было бы покопаться и уловить идею поступка, это не представлялось возможным. Пока было неизвестно неизвестно, кем окажется этот индивидуум, в прелестных мыслях которого предстояло найти ответ о лазейке, через которую Блейн смог бы выйти на маньяка — закоренелым преследователем идеалов тьмы или же банальным обывателем, коротающим жизнь без явного на то смысла. Но все по порядку — проблемы следует решать по мере их поступления.
Дождь до селе барабанивший по округе, стал утихать, превращаясь в слабые отголоски недавнего буйства стихии, которые вздрагивали крупными каплями под малейшими порывами ветра и скатывались вниз к черной земле. Деревья стояли мокрыми голыми оглоблями, все черные от дождя, и двусмысленно навевали в памяти какие-то странные сравнения с адом и всевозможной живностью там обитающей. Небо заволокло легким туманом, сквозь который прогалинами бились солнечные лучи. Жаль они не капали прожжённой краской вниз, смешиваясь с черным лоском деревьев и темно-зеленой травой, образуя немыслимые цветовые сочетания, которые при первом взгляде вызывали бы отвращение и нестерпимое желание проблеваться от такого зрелища где-нибудь в ближайшей канаве, где явно было чище, чем вокруг. Дело в том, что потоки водяной стихии разметали по пространству вокруг ближайшую свалку, куда рабочие скидывали все излишки производства от строительства моста. Это придавало толику аромата сельской жизни. И только моргнув, со второго пристального осмотра территории, открывалась какая-то неуловимая прелесть повседневной гадости, стекающей вместе с обертками от сэндвичей все ближе к Темзе. В целом и общем картина была весьма занятна - разносторонняя, не похожая на другие, со своей прелестью и со своей гадостью. Размытая и грязная, как и весь Лондон.
Блондин достал карманные часы и, щелкнув крышкой, глянул на циферблат. Судя по стрелкам, внеочередной раут восхваления жены Тоби Тьюиса уже начался, а, значит, большая часть гостей уже собралась под одной крышей. Это был прекрасный шанс напитаться очередными слухами и, что более важно, встретиться с тем загадочным свидетелем, информацию о котором принесли ему накануне подельники. Конечно, на таком приеме еще можно было бы встретиться с приглашенным медиумом смеха ради. Блейн во всю эту чушь не верил, но дамы трепетали от восторга при виде сверхъестественного. Ибо восхваление смерти тут, казалось, достигло своего апогея. Все началось с королевы Виктории, которая после гибели в 1861 году принца Альберта до сих пор не снимала траур. Это возвели в культ и теперь женщины могли по четыре года ходить в черном. Было особо модно фотографироваться с недавно откинувшимся на тот свет трупом. Такие фотографы были в особом почете и брали за свои услуги не малые деньги, так что встретить их было можно только среди именитых домо- и заводо-владельцев. Но самые богатые из оных позволяли себе настоящее сокровище - медиума. Считалось за особую честь и развлечение для избранных призывать к душам почивших родственников и вести с ними беседы о чае с молоком или без него.
Мужчина вздохнул и, спрятав часы в недрах пальто, отправился к месту приема почетных гостей. Насладится вдоволь красотами Тауэрского моста сегодня было не суждено, поэтому он по пути оглядывал улицы с плотно стоящими домами и снующих по своим чрезмерно-важным делам людей. За следующим поворотом, согласно инструкции, любезно прикрепленной к приглашению на светский раут, его встретил крошечный палисадник с дорожкой, выложенной мелкой ровной плиткой, ведущей к трехэтажному дому с окнами, выступавшими эркером на фасаде. Блейн ускорил шаг, стремясь скорее оказаться в компании напыщенных идиотов и леди, выставляющих напоказ свое безумно дорогое и такое бесполезное образование. Рядом со входом находилась вычурная скамейка из чугуна, отливавшая неестественным блеском, когда солнце все же показывалось сквозь густые тучи. Она почему-то привлекла внимание ДеБирса своей неестественной отполированной чистотой, и блондин еще пару мгновений покрутился рядом, но, не найдя ничего подозрительного, шагнул на крыльцо.
В дверях его тут же встретил дворецкий, который помог снять пальто, принял мокрый зонт и жестом указал куда следует пройти, чтобы не заблудиться в огромном имении. Сразу после дворецкого к нему выпорхнула служанка и, тупя глазками в пол, преподнесла поднос с несколькими бокалами шампанского. Этакий комплимент от хозяев сего вечера. Один бокал Блейн осушил сразу, а второй прихватил в дорогу, последовав указаниям предыдущего слуги. Узкий холл, с вымощенной на полу плиткой причудливого сиреневого орнамента, вел напрямую к гостиной, где уже слышались возгласы и смех. Стены там были на две трети высоты от пола покрашены с помощью трафарета простым узором, а выше – бордюр, начиная от которого до потолка ровно были наклеены полосато-тисненые обои. В интерьере царило золото геометрического и растительного орнаментов. Все картины на стенах были обрамлены исключительно в золотые рамы. Здесь и правда были собраны те самые "сливки" общества, и Блейн невольно заулыбался, когда окунулся в гомон с головой. Он с нескрываемым интересом рассматривал строгие наряды, украшенные дорогими тяжелыми брошками, курительные трубки с вырезанными пожеланиями на день рождения ее обладателя, шуршащий шелк и атлас, массивные серьги с обилием драгоценных камней. Но больше, чем все великолепие красного дуба и бордовых портьер, Блейна влекло поведение гостей. Именно оно могло выдать свидетеля до начала развлечения сегодняшнего вечера - спиритического сеанса.

+1

3

[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]О Лондонских дождях можно было слагать легенды и песни, но почему-то этого никто не делал. Зато каждый человек, нищий или богатый, здоровый или больной, образованный или нет знал все виды дождя, какие только существовали. Дожди в Лондоне продолжались — жестокие, нескончаемые, нудные, изнурительные: ситничек, косохлёст, ливень, слепящий глаза, хлюпающий в сапогах; дождь, в котором тонули все другие дожди и воспоминания о дождях. Они кромсали листья деревьев, одежду, проникали за шиворот дразня холодом, сыпались твердыми, стеклянными каплями. О Лондонском дожде можно было говорить часами, перебирая разные истории произошедшие под дождем и испорченные сапоги и туфли, вспоминая, как дождь смывал нечистоты с улиц, делая их чище и с таким же успехом прогонял нищих, жаждущих укрыться в каком-нибудь теплом и сухом месте, чтобы сберечь крохи здоровья. О дожде можно было говорить, но никто не говорил, разве что вскользь.
Сезон уже подходил к концу и приемы устраивали все реже, только богатые дамы могли себе позволить такую роскошь как еще один последний — этот уж наверняка последний — прием в этом сезоне чтобы похвастаться очередным платьем, сшитым специально для неё портными по эскизу, который она сама нарисовала вдохновившись какими-нибудь цветами или птицами. Лондонские леди были горазды на выдумки такого рода и пытались перещеголять друг друга.
В этом мире ничего не менялось. Мода правила женским миром и ей следовало подчиняться, а если кто-то шел против течения, то её принимали прохладно, а если не посчастливилось удачно выйти замуж, то вовсе прекращали приглашать на приемы. Статус мужа, а в данном случае отца одной из девушек, приглашенных только потому, что мистер Чарльз был выдающимся адвокатом играл существенную роль. Сама мисс Чарльз пошла по его стопам, изучая уголовное дело и даже посещая занятия в университете, но к сожалению, не могла получить диплома. Разрешение на посещение лекций не давало ей права на адвокатскую практику, что очень расстраивало молодую особу, которая спешила на один из приемов. Кэбмен не торопился, пропускал замешкавшихся у него на пути грузчиков, переносивших под начинавшимся дождем последние мешки в лавку. Его лошадь недовольно фыркала и била копытом ожидая команды двигаться. Она, как и пассажирка кэба хотела пробежаться. Разница была в том, что лошадь хотела смыть с себя пыль и размяться, а Пейтон побыстрее попасть на прием. Но не из желания показать свое темно-синее платье расшитое жемчугом, девушка боялась не увидеть медиума. Её чрезвычайно интересовал спиритический сеанс, который ей довелось увидеть лишь единожды, но увы, было не так впечатляюще, как она надеялась и смахивало на обман. Колеса кэба катились по вымощенной камнем улице, кабину немного трясло и Пейтон постукивала каблучками туфель в такт цоканью копыт, а в раскрытое окно кэба проникали запахи: лошадей, пряностей, когда они проезжали мимо лавки, свежей выпечки, нечистот, но по обыкновению, все они тонули в дожде так же, как гомон толпы, спешащей по своим делам.
Тпру! — кэбмен остановил лошадь и раскрыл перед Пейтон дверцу и раскрыл над головой зонт. Отец позаботился о собственном экипаже и внимательном кэбмене, который попросту не позволил бы хозяйской дочери промокнуть хотя бы на минуту. — Приехали, мисс. Осторожнее, тут навоз.
Пейтон вежливо улыбнулась, приняла помощь мужчины выходя из экипажа и ловко перепрыгнула кучу, подобрав юбки, чтобы не запачкать их в какой-нибудь луже, девушка прошла по дорожке.
Я буду на конюшне, — сообщил кэбмен, когда она ступила на крыльцо. Попрощавшись с кэбменом, Пейтон вошла в дом Тьюиса, сразу же попадая в лапы прислуги, окруживших её. Не отказавшись от бокала шампанского, Пейтон не спеша прошла по дому, к другим гостям.
Лети птичка, лети! — справа от Пейтон взвизгнула какая-то женщина в сиреневом с черным кружевом платье и кочергой сшибла со шляпки другой женщины чучело птицы. Её белокурые кудри и светлая кожа ярко констрастировали и встреть такую в темноте, возможно, Пейтон уверовала бы в призраков. Но это была всего лишь миссис Эленор Брэдли. Её супруг владел парфюмерной фабрикой и только из-за его статуса умалишенную приглашали на рауты. Пейтон с сочувствием посмотрела на Эленор и поспешила к ней, передав прислуге свой бокал с шампанским, из которого она так и не успела выпить и ловя у первых ступеней лестницы. — Ты свободна, птичка!
Миссис Брэдли, — Пейтон обняла её за плечи, не позволяя подняться, пока другие женщины с возмущением смотрели на испорченную шляпку и виновницу этой беды. — Боретесь за права пернатых? — мягким, но уверенным жестом Чарльз забрала у женщины кочергу, передав её прислуге. Не дай бог миссис Брэдли еще кого-то ударит. Пострадавшая между тем снимала свою испорченную шляпку и вместе со стайкой сочувствовавших ей женщин пыталась как-то починить безнадежно испорченное чучело птицы.
Я всего лишь выпустила её на волю, — пролепетала Эленор, цепляясь пальцами в белых перчатках за руки Пейтон. Ну точно призрак, подумала Чарльз, глядя на контраст со своими руками в черных перчатках. Может быть именно с такими и связывались медиумы?
Безусловно это благое дело, господь вас отблагодарит, — помня набожность миссис Брэдли кивнула Чарльз и усадила Эленор в кресло. Её пустой взгляд шарил по комнате и натыкался на перья чучела, разбросанные по дорогому ковру. — Сколько шампанского вы выпили?
Мне хочется еще, вы не будете так любезны?..
Минутку, посидите тут, — Чарльз погладила её по щеке и выпрямилась. Шампанское не крепкое, но много ли нужно такому слабому организму, как у Эленор? Пейтон чувствовала, что должна найти слугу и отправить миссис Брэдли домой, пока она не натворила еще больших бед. О ней и так все говорили как о дурочке, которая видит ангелов, а её выходка с птицей и вовсе стала апогеем. Пейтон не сомневалась, что о ней будут говорить так же много, как о медиуме, а может даже больше. Спиритические сеансы устраивали чаще чем местные благовоспитанные сумасшедшие сшибали с чужих таких же благовоспитанных голов птиц.
Мисс Чарльз, какое счастье, что вы здесь, — её встречали теплее, чем Эленор. Может, потому что она не сбивала кочергой чужие шляпки, а всего лишь пыталась получить образование как мужчина? Хозяйка дома заулыбалась, бросая настороженные взгляды на Эленор, сидевшую на стуле и считавшую птиц на картине на стене. — Спасибо...
О, ну что вы, — перебила её Пейтон. — Уверена, вы поступили бы так же. Миссис Брэдли плохо себя чувствует.
Да, вы правы. Я уже послала за её кэбменом. 
Как раз кстати. Я скажу, что муж послал за ней и хочет видеть её дома, а ему передайте это через кэбмена, — Чарльз увидела на столе чернильницу и бумагу. Перо быстро скользило по бумаге, его тихий скрип тонул в общем гомоне, только усилившимся после выходки миссис Брэдли. Закончив записку, Чарльз помахала ей в воздухе, чтобы чернила высохли и свернула пополам, отдавая прислуге.
Да, мисс, — прислуга испарилась так же, как и появилась: незаметно. Этот прием начинался не так, как обычно. Хозяйка, как Пейтон и ожидала, решила не устраивать скандала. Кому он нужен? Эленор была права — вечер только начинался. Перемолвившись с хозяйкой еще парой фраз, Пейтон вернулась к Эленор, а миссис Тьюлис к пострадавшей.
Шампанское закончилось, но ваш кэб будет готов через минуту.
Мой кэб?.. Но вечер в разгаре! — она взмахнула рукой и нелепо рассмеялась.
Ваш муж послал за вами, — не вдаваясь в подробности отозвалась Пейтон. С облегчением она увидела прислугу, юрко пробравшуюся к ней через толпу гостей. Взгляд Пейтон уцепился за новое незнакомое лицо с белыми волосами. Этого мужчину она раньше не встречала. Мимолетный интерес к его персоне овладел ей, но она еще не закончила с Эленор и передала её в чужие руки. Чарльз с облегчением вздохнула и огляделась в поисках шампанского. Может Эленор перебрала, а ей очень хотелось выпить чего-то холодного.

Отредактировано Peyton Charles (16-04-2018 23:52:46)

+1

4

[icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]Урожденный МакДонаф, а ныне ДеБирс из-за не разглашаемых общественности противоречий с отцом, смерил взглядом разыгрывающуюся сцену с мертвой птицей. Он чуть запрокинул голову и наблюдал за происходящим как бы свысока, что подчеркивало явное пренебрежение ко всем, кто в этом нехитром действе был замечен. Особенную усмешку вызвала леди в темно-синем платье, стремящаяся помочь сумасшедшей, в то время как остальные дамы брезгливо отворачивались и перешептывались между собой. Один из таких занятных диалогов произошел прямо рядом с Блейном.
- Эта дочь адвоката... такая выскочка. - Сморщив длинный нос с горбинкой проговорила одна из женщин, облаченная в вычурное серебристо-серое платье с огромным шлейфом, который выметал пыль из тех углов, до которых не смогли добраться смуглые руки служанки дома Тьюисов, и она комком теперь мимикрировала под пышные кружева.
- Да-да, строит из себя добренькую. - Вторила ее подруга, выпивая бокал шампанского за раз почти залпом, оставляя на дне жалкие капли.
- А эта ненормальная? Её давно пора отправить в «Уайтингем». Почему с ней все носятся? - Сразу за фразой последовало недовольное цоканье языком и вздох, призванные сказать как же тяжело живется светским дамам, когда случается такое вопиющее недоразумение.
- Абсолютно с вами согласна, моя дорогая. Она требует к своей персоне слишком много внимания. И я сейчас говорю о мисс Чарльз. Смотрите, как ею стали стали интересоваться. Будто прием организован в ее честь.
Пока достопочтенные мадам фыркали и поднимали брови в недоумении, прислуга добралась до защитницы чучел и вывела ее за пределы особняка. Послышались облегченные вздохи и несколько джентльменов поспешили к мисс Чарльз справиться о ее здоровье, откровенно рассчитывая тем самым на запись в ангажементе. Кто-то из них даже ловко перехватил поднос у обслуги и преподнес девушке бокал. Естественно, список танцев был лишь условностью, так как в нынешнее время интерес к ним почти иссяк. Родители еще могли рассказать о бесконечных мазурках, шоттише, редова и польках, но более младшее поколение предпочитало сплетни, обсуждение нарядов королевы Виктории и Апрельское восстание, оставив редкие перемещения по отполированному паркету под звуки вальса или тустепа. Особенный интерес вызывали заголовки газет с фотографиями с мест убийств. Преднамеренными и жестокими. Это будоражило кровь и неокрепшие умы "золотой молодежи" на ровне с почтенным поколением, которое, закатив глаза, высказывало свое очень важное мнение на этот счет, строя догадки о предполагаемых мотивах. Часто такие обмены мнениями перерастали в горячие споры о том, чья догадка более правдоподобна.
Сегодня был как раз тот день, когда газеты, раздаваемые мальчиками в кепи на узких улицах, пестрили картинками с изображением асфальта, где был меловой след от обведенного трупа. Полицейские старались убрать тело с места преступления как можно скорее, чтобы не быть застигнутыми прессой врасплох, и в этот раз им это удалось. Разочарованные журналисты увидели лишь удаляющихся в задумчивости следователей и черный экипаж.
Блейн с нескрываемым интересом наблюдал за возросшим после содеянного вниманием к фигуре единственной дочери адвоката Чарльз, сулящим только легкое развлечение накануне серьезного дела. Он ни на секунду не забывал зачем пришел сюда, хоть и выглядел весьма расслабленно, изредка улыбаясь и кивая дамам, заставляя их тем самым прятать кокетливые улыбки за веерами. Несколько гостей опасливо обходили его стороной и как будто боялись смотреть в сторону ДеБирса. Они знали кто он и какие место занимает в теневом Лондоне, эти люди уже сталкивались с блондином в весьма неблагополучных для себя обстоятельствах, которые старались усилиями воли забыть как можно скорее. Мистер Тьюис прекрасно знал кого приглашал на порог свое дома, ибо было время, когда Блейн помог ему в одном щепетильном вопросе и теперь не выслать конверт из плотной бумаги с местом проведения раута тому, кто в буквальном смысле спас ему жизнь, не позволяла честь. К тому же большинство присутствующих даже не подозревало о преступном мире, где заправлял искомый гость, так что недоверие и испорченный вечер были исключены.
- Вечер добрый, мистер Хайз. - Салютовав бокалом поприветствовал ДеБирс одного из усиленно скрывающих взгляд гостей. Он специально подошел к нему, видя, как тот не хочет сталкиваться с Блейном и отходит в дальние углы просторной залы лишь бы не пересекаться. - Как поживает миссис Хайз?
В тоне чувствовалась усмешка, от которой у бедного мужчины пошел холодный пот. Он сдержанно кивнул и достал платок из внутреннего кармана, чтобы промокнуть выступившие на лбу капли.
- Благодарю за интерес к моей жене, мистер ДеБирс, с ней все в порядке, слава Богу. Не передать словами, как я рад, что все закончилось на столь благословенной для нашей семьи ноте. О, простите, кажется, меня кто-то зовет. Всего наилучшего, мистер ДеБирс.
- Конечно-конечно, идите. Не забудьте после вечера провериться у врача, слух нынче вас подводит. - Бросил в спину поспешно удаляющемуся мужчине Блейн.
Небольшая слабость в виде издевательства пошла и без того прекрасному настроению блондина только на пользу. Впечатление о контингенте было неоднозначное, но вполне пригодное для исследования. Тут присутствовали как знакомые лица, так и те, кого он ранее никогда не встречал. Несколько известных физиономий из своего мысленного списка потенциальных свидетелей он сразу вычеркнул, ибо мать троих детей, выбирающаяся раз в пятилетку на подобные мероприятия, или пожилой владелец небольшой текстильной фабрики, приходящий подцепить молоденьких профурсеток, вряд ли были той персоной, которая была нужна Блейну. Глава дома, степенно созерцающий вид за окном, заурядная дама с высокой накрахмаленной прической, пьющая за двоих так, что слуга едва успевал приносить ей шампанское, мужчина в коричневом сюртуке, вальяжно прогуливающийся между гостей и измеряющий взглядом лиц женского пола на вдовство и состояние банковских счетов - также были убраны и ознаменованы полной потерей интереса. На задворки сознания отправились таким не хитрым способом еще около десяти самых разных личностей. Все потому, что у них был вполне очевидный мотив пребывания на данном рауте, в отличие от тех, кого блондин имел счастье лицезреть впервые. С них-то он и решил начать мягкое прощупывание почвы. Первой на примете оказалась та самая дочь адвоката, яро обсуждаемая дамами после прецедента с местной сумасшедшей.
Из их разговора он узнал, что девушка из разряда тех, кто пытается освоить мужскую профессию, вопреки диктовкам общества. В Лондоне, да и вообще в Великобритании, женщине, имеющей притязания больше, нежели выйти удачно замуж, было довольно сложно. Даже при наличии светлого прагматичного ума и способностей ей не позволялось проявить себя в какой-либо другой роли, которая отходила от канонов стереотипного поведения. Однако некоторые представительницы прекрасного пола уже осваивали мужские профессии, где они могут руководить, конкурировать, чинить сложные системы, разрабатывать архитектурные проекты, но таких были единицы. И одну из них убили буквально вчера. Тело было найдено за письменным столом без глаз. Создавалось впечатление, что их аккуратно вынули, а глазницы прижгли и обработали, чтобы не кровили.
ДеБирс слегка потеснил одного из молодых людей, который, по его мнению, докучал излишним вниманием мисс Чарльз.
- А вы слышали легенду про доппельгангеров? - Игнорируя начавшееся возмущение отодвинутого от барышни конкурента,  начал блондин вместо банального "здравствуйте, позвольте угостить вас шампанским". - Это такие призраки, которым требуется часть тела, чтобы мучить живых людей, если те задолжали им крупную сумму денег.

Отредактировано Blaine DeBeers (25-04-2018 22:06:17)

+1

5

Передавая миссис Бредли в руки прислуги, больше всего Пейтон боялась, что та закатит какой-нибудь скандал, вроде того, какой она устроила год назад, отбиваясь от чернокожих дьяволов, пришедших за ней. Негры не были виноваты в том, что родились чернокожими, тем не менее, цвета их кожи хватило, чтобы Эленор впала в истерику. Пришедшие за Эленор горничные были англичанками. Мисс Чарльз проводила взглядом женщину и не успела сделать нескольких шагов, как её остановил молодой и высокий — даже слишком высокий, крепкого телосложения человек. Его темные волосы на затылке скрепляла темная лента, конец которой виднелся из-за уха, а сам он, чтобы не казаться огромным сцепил и за спиной, но это мало помогло.
Мисс Чарльз! Я знал, что именно вы сможете справиться в этой нелепой ситуацией, — будущий адвокат, посещавший те же занятия, что и Пейтон, Джеймс Лейн смотрел на однокурсницу сверху вниз, с высоты своего роста. Без улыбки он смотрел на Пейтон, и она нутром чувствовала, что он уже строил последующие фразы, которыми мог бы подчеркнуть нелепость и безрассудство миссис Эленор.
Ну что вы, любой бы смог. Надо было только начать, простите, — Пейтон не стала поднимать головы, отвечая больше его шейному платку, который был закреплен красивой золотой булавкой-лисицей, чем самому владельцу. Всякий раз, когда она и Джеймс пересекались в коридорах он начинал свою речь с комплимента, а заканчивал тем, что неодобрительно отзывался о женщинах, желавших получить мужскую профессию. Он часто говорил, что занятия умственным трудом вредят деторождению и женщинам категорически нельзя учиться. К счастью, не смотря на дружбу их отцов, мистер Чарльз не разделял мнения младшего Лейна. Пейтон протиснулась между увлеченно разговаривавшими джентльменами и маленьким столиком, на котором стояла дымящаяся от плохо потушенной сигареты пепельница; бронзовая голова коня, в гриве которого тушили сигаретный бычок. Джеймс не последовал за ней с намерением продолжить разговор и её угостили шампанским более приятные кавалеры. Взгляд мисс Чарльз задержался на пепельнице. Дым медленно поднимался вверх и один из внимательных мужчин, принесших ей бокал шампанского затушил бычок окончательно, не дав ему тлеть. Пепел припорошил бронзовую гриву и конь, будто бы недовольный этим, свирепо блеснул глазом, когда газовые светильники чуть потускнели на мгновение.
...весьма необычное увлечение для молодой леди. Что вас толкнуло к изучению такой сложной науки? Я всегда думал, что женщинам ближе медицина. Знаете, я бы нисколько не удивился узнай, что вы посещаете лекции по медицине и изучаете анатомию.
Анатомию я знаю превосходно, по крайней мере животных, — к счастью, никто не стал её спрашивать откуда она знает анатомию животного мира, иначе их ждал бы еще одна шкирующая новость. Пузырьки в шампанского поднимались вверх, напиток тихо шипел. Френсис Миллер продолжал говорить и даже пошутил. Сквозь пышные усы мужчины не было видно улыбки, но его глаза сужались всякий раз, когда он растягивал губы.
Юриспруденция, биология, мода, светские рауты... мисс Чарльз, вы весьма занятная особа. Бьюсь об заклад, вы не ограничиваетесь только этим. Что же еще входит в сферу ваших интересов? — Миллер сунул руку в карман, мельком глянув на часы, должно быть, решила Пейтон, он куда-то спешит.
Театр. Я без ума от новых постановок, особенно в театре ужасов, — Пейтон мечтательно отвела глаза, глядя куда-то вверх, на потолочную люстру.
Это тот, где актеры изображают сцены убийств чудовищами?
Полно вам, они только исполняют пьесы, не боясь испачкать костюмы в бутафорской крови! — парировал другой джентльмен, защищая интересы леди, рассмеявшейся его словам. Мужчина с темными искрами в глазах улыбнулся в ответ. — Еще шампанского, мисс Чарльз?
Она еще не успела допить первый бокал, но от тепла её пальцев тот уже нагревался и она кивнула, отдавая теплый напиток мистеру Такеру.
В театре скоро будет премьера новой постановки, о французских оборотнях, — деловито сообщил Миллер.
Так вы тоже поклонник? —  Пейтон с изумлением наклонила голову. За пару минут их знакомства Френсис произвел впечатление человека прагматичного, далекого от искусства и уж тем более театра ужасов.
Я постеснялся говорить об этом при мистере Такере, но да. Ужасы всегда привлекали меня. Особенно исследования в области психологии. Вы были в Бедламе? Там настоящие ужасы, скажу я вам. И если хотите, могу вас сопровождать.
В театр или Бедлам? — чуть щурясь уточнила Пейтон. Такер куда-то пропал, так и не принеся ей шампанское.
А куда вы хотите? — Миллер придвинулся ближе, а потом повернул голову в бок и потеснился. Выражение лукавства на его лице сменилось неподдельным возмущением и Пейтон невольно улыбнулась и обратила свое внимание на интервента с белыми волосами. Тот самый мужчина, что несколькими минутами ранее, как заметила Пейтон, свысока смотрел на её беседу с миссис Эленор Брэдли.
А вы слышали легенду про доппельгангеров? Это такие призраки, которым требуется часть тела, чтобы мучить живых людей, если те задолжали им крупную сумму денег.
На мгновение она растерялась и моргнула, рассматривая лицо мужчины. Френсис, о котором она уже забыла еще немного потоптался за спиной блондина и отошел, признавая свой провал и решив не начинать скандала. Одного с чучелом на вечер было достаточно.
Вам кто-то задолжал, раз вы интересуетесь такими созданиями? [icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

Отредактировано Peyton Charles (26-04-2018 22:27:00)

+1

6

[icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]Мисс Чарльз приняла предложение к беседе, явно показав остальным джентльменам, что их общество ей больше не интересно.
- Мне часто кто-то должен. - Признался Блейн то ли в шутку, то ли всерьез. По его лицу нельзя было сразу понять, что именно он подразумевает в разговоре. - Однако я был бы не прочь, если бы они оказались реальностью, а не страшилкой. Должники часто злоупотребляют моей добротой, так что воздействие доппельгангера пришлось бы очень кстати.
ДеБирс согнул руку в локте и предложил девушке ухватиться. За спиной послышались крайне недовольный вздох и колкая фраза, обращенная в пространство, но с явным намеком на конкретную личность. Будь Блейн котом, то удосужился подобное высказывание отметить презрительным поворотом уха в сторону источника звука, но он лишь проигнорировал данное действо. Победа в виде благосклонности столь популярной девушки уже была у него, а самоутверждаться подобным методом было абсолютно не в чести.
Впрочем развернуть светский диалог с барышней Блейну не позволили неожиданно притихшие гости. Проследив за взглядом остальных, он заметил женскую фигуру, облаченную во все черное, которая остановилась в арочном проходе и явно не спешила выходить из тени под свет засаленных свечей.
Свет, кстати, будто специально приглушили, проворно убрав несколько канделябров, на что блондин едва скривил губы и почти фыркнул, созерцая то, с каким придыханием уважаемые леди и достопочтенные джентльмены склонили головы в поклоне, когда медиум, плывя по паркету к столику, едва касалась их своей юбкой.
- Мисс Чарльз, вам не кажется, что подобное явление слегка переоценено публикой? - Беря бокал с ближайшего подноса и передавая его Пейтон, Блейн в искреннем недоумении приподнял брови.
Как дань уважения, он все же кивнул причине затихших сплетен и болтовни о том, какой цвет шляпок сейчас в моде, когда та поравнялась с их парой. На ясновидящей было тяжелое черное платье в пол без каких либо кружев и изысков. Единственное украшение в виде огромного в тон гардероба камня, крепилось на бархотку и немного разбавляло мрачный ансамбль.
Само представление с предсказаниями и общением с душами умерших было заявлено на гораздо позднее время. А значит, это был практически визит доброй воли, чтобы развлечь толпу и познакомиться с особо-почетными гостями. Хотя по лицу мистера Тьюиса нельзя было сказать, что выход медиума так рано был запланированной акцией. Прибытие медиума вообще считалось чем-то запредельным и иррациональным в умах английского общества, будоражащим сознание и кровь, и появление оного столь неожиданно - так вообще заставили достопочтенных мисс и миссис усиленно обмахивать веерами раскрасневшиеся от волнения лица, а некоторым мужчинам - промокнуть платком лоб.
Однако в любом случае сам Блейн был излишне прямолинеен и совершенно не верил в иные миры, кроме прогнившего настоящего. Все, что делает человек напрямую отражается на его образе и последующих событиях с ним происходящих. Здесь будет более уместна теория про "эффект бабочки", нежели какие-то мистические способности, которые оповещают податливые к обману умы о дате смерти. Это сродни программе, вбитой под слоем доверчивости и приправленной страхом.
Взаимосвязь пресловутой силы мысли и происходящих с нами событий достойна бОльшего внимания. Люди привыкли ее обесценивать, полагаясь на штамповое явление под названием «воля случая». Но так ли эта воля случайна, как кажется сначала? Блейн четко считал, что нет. В нынешнем времени достаточно было не знать, а верить. Знание ограничивало, а вместе с ограничением приходила несвобода. Только, в отличие от прочих несвобод, эта являлась собственноручно созданной фантазией, где каждый камешек в кладке был лично проверен стереотипами и предубеждениями, чтобы ни одна картинка воображения или слово, отклоняющееся от принципа земной жизни, не могло проскользнуть сквозь выстроенную стену, - тюрьма. И охрану для нее каждый индивидуум набирал сам. Получалось, что каждый строил лучшую на всем свете тюрьму для одного единственного человека, которого знал лучше всего – для себя. Оказавшись в ней, не так просто будет выбраться наружу, так как тюрьма, оказывается, облеплена помимо собственных принципов-убеждений, еще и убеждениями других людей, которые умудряются строить рвы вокруг крепости, не выходя из своих не менее прочных тюрем. Так вот и живут, повинуясь клетке и людям из других клеток, но только не себе, называя все это «воля случая». А как же тогда предсказания карт, гадалок и прочих провидцев? А очень просто. Все они вместе взятые ориентированы лишь на установку человека, которая находится «здесь и сейчас», читают ее и, следуя ей, взращивают его судьбу. То есть, по сути человек сам ее выбрал, но услышав подтверждение опасений от стороннего наблюдателя или от авторитетных карт, еще больше убеждается в том, что делает все правильно, раз «даже они так все говорят!». Нацеленные на состояние предметы и люди не в силах сделать лишь одного – предсказать как может измениться настроение, состояние, приоритеты завтра. Или послезавтра. Что, в общем-то, и может, в конечном счете, изменить и перечеркнуть все, что они тут нагадали и разрисовали. Но опыт подсказывал, что люди сами не желают вырываться с этого нарисованного пути – естественно, он ведь уже ясен и понятен, чего дергаться и додумывать какие-то другие варианты, они все буду плохи. И плохи не потому, что они окажутся потом гораздо хуже того, что был предсказан, как раз возможно лучше. А в том, что этот-то уже известен и предсказуем, даже если со стороны это кажется шагом в неизвестность. Но другие пути и решения  – это еще большая неизвестность. Чем больше неизвестность, тем больше овладевает страх перед ней. Накапливающиеся предубеждения подкрепляют страх и, вауля!, ты уже на протоптанной гадалками дорожке.
Медиум остановилась напротив и проскользила взглядом сквозь тонкую вуаль, закрепленную на широкой ленте, удерживающей высокую прическу.
- Мистер ДеБирс... Вам следовало бы не ходить сегодня ночью по темным переулкам. - тихо проговорила женщина и размеренно пошла дальше.
- Конечно. - Хмыкнул Блейн. - И всем остальным тоже. А то вдруг кирпич упадет.

+1

7

Пейтон неуверенно улыбнулась неожиданному интервенту, отпугнувшего всех её кавалеров, когда он ответил совершенно не зная, как реагировать на такую откровенность. Говорить о таком вслух было так... необычно. Девушка не поняла, в шутку он это или всерьез, учитывая недавние преступления, потрясшие общественность. В высшем свете о них не говорили, дома отец старался избегать разговоров о работе и тем более совершавшихся преступлениях, только просил её быть осторожнее, если ей приходилось возвращаться затемно, а для таких случаев был личный кэб. Мисс Чарльз слышала об убийствах, но мельком и только из газет. Судья Чарльз не подпускал дочь к незакрытым преступлениям, опасаясь, что её энергичная натура и жажда приключений толкнет её в опасное расследование. Впрочем, его опасения были не напрасны. Она хотела расследовать, изучать дела если не как детектив — то как юрист. Перспектива стать первой женщиной-судьей грела душу, но увы, пока была несбыточна.
Секунду помедлив, девушка приняла предложение блондина опереться на его руку и ухватилась за локоть, сжимая тонкими пальцами в гипюровой перчатке дорогую ткань его костюма. Он не представился и Пейтон до сих пор не знала его имени, тогда как он вполне был осведомлен о том кто она и это наводило её на определенные мысли.
Я бы не хотела быть вам должной, — она наклонила голову на бок, всматриваясь в его лицо. Острый на язык, мужчина будоражил любопытство и не смотря на его странную речь, Пейтон не хотела прерывать начавшееся знакомство. Взяв шампанское, девушка проследила взглядом за мужчиной и увидела медиума. Та самая женщина, которую она уже видела в прошлый раз, стояла в проходе и которая вызвала у неё множество вопросов, отвечать на которые медиум отказалась. Может быть сегодня она сможет с ней поговорить? От избытка чувств Пейтон сильнее сжала локоть своего кавалера и тот не замедлил отреагировать.
Даже странно, что вы не верите в сверхъестественные вещи, — резонно удивилась Пейтон, — не вы ли только что сокрушались о доппельгангерах? — не преминула поддеть собеседника Пейтон, поднимая голову, чтобы посмотреть в чужие глаза. — Всегда есть возможность, что они существуют, — обронила она словно между прочим, наудачу кидая наживку. — Стоит только вспомнить недавние события.
Может, это и вовсе ваших рук дело?
Она умолкла, наблюдая за плывущей к ним грозовой тучей. От одного взгляда на медиума у Пейтон скручивало все внутри. Эта женщина давила на неё и окружающих так же, как грозовая туча давит на все вокруг, застилая небо. Чарльз стало зябко. Она бы запахнулась в шаль, если бы та была на ней, но все, что было у неё — это рука блондина, которую она продолжала сжимать крепче, чем следовало. Медиум несла с собой холод и какую-то потустороннюю мрачность, даже воздух рядом с ней был тяжелым и... Пейтон сделала вдох глубже, принюхиваясь. Может, это были какие-то благовония? Она слышала что где-то в Индии шаманы —  или жрецы? — накуривали помещения благовониями, чтобы вызвать дурман у простых людей. Так было легче вводить в состояние транса, а один из друзей отца даже привез им такие благовония и сейчас они хранились где-то в доме. По возвращении домой, быстро решила Пейтон, она непременно их найдет.
Тем временем, тяжелый взгляд из-за вуали изучал гостей, некоторые нервно перетаптывались на месте, Пейтон попыталась поймать его, но ей не удалось. Когда она обратилась к блондину, кто-то возбужденно зашептал за спиной у Пейтон, свистящим шепотом рассказывая, как предыдущее предупреждение сбылось. И кроме её кавалера, который, кстати, не представился, медиум еще ни к кому не обратилась. И она знала его имя, возможно они уже были знакомы? Пейтон посмотрела на скептично настроенного ДеБирса, пытаясь понять его намерения. Его лицо не выражало собой ничего, что могло бы дать ей подсказку.
Впрочем, я могла бы злоупотребить вашей добротой. Или мне так только кажется? — как только обычный гомон вновь воцарился в зале спросила мисс Чарльз; прищурилась, она отвечала ему в том же тоне, продолжая прерванную медиумом светскую беседу и следуя правилам игры, которую затеял блондин и совершенно не представляя, во что она играет.
Пейтон отпила из своего бокала, ледяной глоток шампанского взбодрил её, приподнял завесу таинственности над медиумом, чья фигура была не очень далеко от них. Прислуга приглушила свет нарочно, из-за этого у неё возникла ассоциация с грозой, раскрытые окна — мокрый воздух и этот флер мистики, окутывающий даму не хуже платья. Девушка допила шампанское, поставила бокал на стол и чуть скривила губы, рассматривая медиума. Кем она была, шарлатанкой или действительно обладала даром говорить с умершими? Если так, то, что скрывалось по ту сторону жизни, было слишком опасно. И задумываться о таком страшно, ведь в этом случае могло существовать все: вампиры, оборотни и прочая нежить, о которых писали на желтых страницах и пугали няньки. Пейтон отвела своего кавалера в сторону от медиума, чтобы та, если обернется, не увидела их на прежнем месте.
Мистер ДеБирс, — она не слышала его имени раньше, но обязательно спросит у отца. — Вы знакомы с медиумом?[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

Отредактировано Peyton Charles (03-06-2018 23:18:41)

+1

8

[icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]- Нет. Вижу ее впервые. - Блейн последовал за Пейтон, не отрывая взгляда от медиума. - Но надеялся поговорить. Вдруг она раскроет мне еще какие-нибудь тайны кроме опасности в темных переулках неспокойного Лондона.
В этот момент таинственная дама будто бы начала задыхаться и просить отвести ее к окну. К ней тут же подпорхнул с десяток желающих помочь, предлагая руку, веер и отвлекающие от духоты разговоры, которые, казалось, были еще душнее, чем воздух в зале, не смотря на открытые окна.
- Огонь... огонь... - тихо шептала медиум, перебирая в руке кружевной платок, взятый у подоспевшего первым джентльмена в сером гауне с откидными от локтя рукавами.
По мере приближения к окну медиум говорила громче, тем самым привлекая и без того огромное количество внимания к своей персоне. Последний метр ее буквально несли на руках, а барышни рядом причитали и сетовали на плохую проветриваемость помещения, что даже такие леди, как достопочтенная гостья, не могут перенести сухого воздуха. Все послушно соглашались, что доставили медиуму неудобства и из-за их любопытства ей стало плохо. Одна дама в сиреневом платье с жемчужной вышивкой в виде лилий даже всплакнула и тихо прилегла щекой на плечо своего мужа, оставляя на его рукаве мокрые от слез пятна.   
ДеБирс смотрел на разыгрываемый спектакль (в том, что это был именно он, мужчина не сомневался ни на йоту, хотя события произошедшие буквально спустя каких-то несколько минут заставили его усомниться в собственной логике) с плохо скрываемым ехидством. Он со спутницей остался в стороне от очередной волны воздыханий по женщине в черном и явно завышенных к ней ожиданий. Блейн действительно не верил в чертовщину, предпочитая взвешивать факты, доверять жесткой логике и исключать домыслы. Особенно, потусторонние. Именно поэтому его так заинтересовал случай с убийствами, где не были ни единой улики, указывающей на состав преступления, а местные газеты тут же уцепились за возможность повесить преступления на мстящего призрака. К медиуму у него же была весьма прозаичная цель. Нет, не предсказание будущего или связь с почившими родственниками, чтобы те рассказали о зарытых где-нибудь сбережениях, а информация. Он разумно предполагал, что на всяческого рода мистических сеансах люди открываются медиуму гораздо лучше, чем в следственном участке под надзором двухметрового охранника с дубинкой.
- Огонь!... - срывающимся хриплым голосом закричала медиум и с силой оттолкнула от себя женщину, да так, что та потеряла равновесие и упала спиной на один из круглых столиков с закусками.
Битое стекло и шпажки с оливками полетели на пол, под сапоги забегавших мужчин, которые кинулись на помощь прекрасной половине человечества - кто к зачинщице беспорядка, кто к пострадавшей, а кто успокаивать своих дам сердца. Все, кроме Блейна. Он по-прежнему невозмутимо стоял с бокалом шампанского и сделал небольшой глоток напитка, оценивающе оглядываясь вокруг. Только встретившись взглядом с хозяином поместья, он понял, что ни одно действие не было запланировано и все начинало выходить из-под контроля. Мистер Тьюис, весь в красных от нервов пятнах на шее, раздавал указания прислуге; впрочем, более примечательно было то, что на его лице было неподдельное выражение страха.
Стихия за окном, казалось, тоже не желала отставать от суеты, воцарившейся на званном вечере, и усилила ливень, заливая через открытые окна персидские ковры и дубовый паркет.
- Уходим. - Блейн залпом допил игристое вино и, практически закинув бокал на поднос пробегавшего мимо слуги, перехватил руку Пейтон за ладонь.
ДеБирс легким движением прощупал внутренний карман жесткого камзола, проверяя наличие револьвера за пазухой, и стал пробираться к выходу, следя, что девушку за его спиной никто не оттесняет и ее рука не выскальзывает из его пальцев.
Медиум тем временем стала биться в припадке, выкрикивая чьи-то имена. Она упала на пол и стала колотить руками и ногами по полу, ее последние слова больше походили на вой какого-то раненого зверя, чем на человеческую осмысленную речь. Кажется, она откусила себе кусочек языка на последнем слоге из-за чего крик перешел в яростное пугающее шипение.
- Все умрете! Умрете!
Сверкнувшая за витражными окнами молния заставила вскрикнуть большую часть дам и, подхватив юбки, побежать скорее к единственному выходу. Те стойкие, что еще оставались у окон тут же об этом пожалели, ибо вместе с громом разом захлопнулись все витражи и даже дверь в коридор. Это уже не было похоже на чреду случайностей или театральное представление. Люди внутри в панике забегали, они падали и оказывались растоптанными такими же несчастными, которые метались в попытке найти выход.
Блейн заслонил собой Пейтон, пятясь к декоративной портьере, где, по его расчету, находилось меньше всего обезумевших гостей.
Слишком быстро они свихнулись...
Джеймс Лейн начал стучать кулаком в запертую дверь, но, как только понял, что попытки успехом не увенчаются, достал пистолет, чем заставил отшатнуться от себя таких же бравых джентльменов, думающих пробить дубовые створки подручными средствами. Он сделал несколько залпов. Какая-то барышня своевременно упала в обморок, однако, на ее счастье, оказалась подхвачена одним из ухажоров мисс Чарльз и усажена на стул с бархатной обивкой.
Слишком натурально для представления ради привлечения прессы...
От куда-то из-под потолка повалили густые клубы дыма и стала тлеть штукатурка. Тяжелая портьера занялась алым пламенем, которое довольно быстро начало скользить вниз, пожирая ярко-золотую бахрому по краям.

Отредактировано Blaine DeBeers (24-06-2018 19:41:11)

+1

9

Как завороженная, Пейтон наблюдала за разыгрывавшейся у неё на глазах сцене, забыв о своем кавалере: мисс Чарльз готова была поверить в её припадок — так натурально он выглядел, но вдруг испугалась того, что кто-то в действительности мог предвидеть события будущего, говорить с духами... ведь тогда получалось, что мертвые правда говорили с живыми, ждали правосудия, искупления, может быть они жили... где-то там, по ту сторону? Значило ли это, что все живые находились под бдительным присмотром мертвых? Холодные и влажные от усиливавшегося дождя порывы ветра, врывавшиеся в раскрытые окна нагнетали, заставляя думать об ужасном, вспоминать давно забытое. Из Индии, Африки и Китая её отцу привозили не только сувениры и подарки, но и истории, от которых леденела кровь в жилах. Под стук дождя мигом всколыхнулись все старые, забытые сказки, которые рассказывали друзья отца вечерами у камина, чтобы потешить её интерес. После них Пейтон боялась ночами спать, вспоминала страшные маски и засушенные головы, злых китайских духов, индийского человека с головой слона, легенды о каннибалах из Африки. Но то были всего лишь слова, не подкрепленные ничем, кроме замысловатых вещиц привозимых из других стран, которые до сих пор хранились в их доме, надежно запертые в шкафах. И тем не менее, медиум в эту минуту словно шагнула за невидимую грань, о которой так много говорили друзья её отца — женщина как будто начинала переживать то, что произойдет в будущем. По коже поползли мурашки, указательным пальцем руки, державшей бокал с шампанским Пейтон коснулась щеки, стирая их.
Женщине становилось все хуже, она уже хрипела и определенно была не в себе; Пейтон не стала пытаться помочь ей: она совсем не была альтруисткой, что бросалась на помощь каждому, кто в этом нуждался, да и желающих помочь такой важной даме было много, а с неё вполне хватало одной миссис Брэдли, вставшей на защиту чучел. Чарльз ахнула, увлеченная зрелищем буйства медиума, но по прежнему осталась в стороне, прижимая к щеке холодный бокал с шампанским и наблюдая за тем, как мадам Келли отряхивала платье от закусок. Платье было безвозвратно испорчено, ей теперь будет совсем нечем хвастаться на следующем рауте. Пейтон подняла глаза на своего кавалера, подмечая его презрительную усмешку, неужели он был доволен происходящим? Разгоралось что-то уж совсем невероятное, а погода, кажется, была в доле с Тьюисом и медиумом, подыгрывая и распаляя чужое воображение. Ветер и дождь, гомон голосов и всхлипов вторили её крикам, дополняя сцену и заменяя собой целый оркестр. Мисс Чарльз перевела взгляд на медиума и её свиту.
Что, о чем вы?.. — на самом интересном? Кто-то задел Пейтон локтем и она выронила запотевший от теплых пальцев бокал. Липкое шампанское расплескалось по полу и юбкам, мгновенно впитываясь, хрупкий бокал попал кому-то под ноги, но Пейтон, увлекаемая мужчиной куда-то в сторону от действа, не стала оборачиваться. Пожалуй, если бы его горячая рука не сжала её хрупкую ладонь, переплетая пальцы, она осталась бы у окна, досматривая действо. В какой-то момент мисс Чарльз обернулась, придерживая свободной рукой свою юбку, чтобы поспеть за ДеБирсом и увидела, что губы медиума в крови. На лицах окруживших её людей был неподдельный ужас. Женщина нуждалась в докторе, а его, наверняка, среди гостей не было. Прогремевший на улице гром словно был сигналом к началу всеобщего действа: обезумевшая, опьяневшая от зрелища и собственных домыслов толпа кинулась к дверям. Стеклянные ставни захлопнулись, на пол полетели цветные стекла, горящие как драгоценные камни, внешние, деревянные — закрылись следом, лишая гостей дневного света и оставляя в полутьме газовых светильников. ДеБирс ловко оттеснил девушку к портьере, закрывая собой и все еще держа её за руку. Неподалеку прозвучал выстрел: из-за плеча мистера ДеБирса девушка заметила Лейна, палившего в дверь. Идея была не так плоха, если он прострелил замочную скважину, то они свободны.
Нас заперли? — Пейтон крепче сжимала его руку, прижимаясь к спине: за ним было безопасно. Кто мог это сделать? прислуга, по приказу мистера Тьюиса?.. Пейтон отсекла этот вариант как невозможный, сам хозяин был тут, рядом, бледный и потный от страха. Его прием потерпел полный крах. Вряд ли кто-то еще придет к нему, какое бы развлечение он не предлагал... Каким-то чудом мисс Чарльз сохраняла самообладание, не позволяя себе впасть в панику, вместе с остальными. Она читала о безумствах и истерии и понимала, что если сейчас сохранит самообладание, то и, возможно, свою жизнь. Кто бы их не запер, он рассчитывал на грандиозное завершение вечера. И... был ли он врагом медиума, а может быть, самого Тьюиса? — Вы чувствуете дым?..
Она обернулась, отыскивая взглядом источник огня, греша на упавшую свечу и занявшийся пламенем ковер или, быть может, шторы, но огонь был ближе: горела портьера у которой они стояли. Еще метр и огонь займется её платьем, а ДеБирс крепко стоял на ногах, оттесняя толпу от неё и зажимая в ловушке. Тьюис толкался неподалеку, в толпе своих гостей, рвущихся к двери, что-то крича прислуге. На раскрасневшемся лице блестел пот, а на виске пульсировала жилка. Его, кажется, никто не слушал.
Мистер ДеБирс, портьера горит! — Пейтон одернула мужчину, ловко выскользнув из-за его плеча и повлекла за собой, к стене, прочь от двери, в которую стрелял Джеймс. Ей хотелось крикнуть Лейну: "кто дал тебе оружие, Джеймс?" но такая подначка вряд ли была бы оценена под достоинству в такой опасный момент. Она боялась подходить близко к двери, опасаясь шальной пули или напуганной толпы. Мисс Чарльз так и не выпустила руки блондина из своей, опасаясь потерять в суматохе. Этот вечер должен был закончиться не так!
Её возглас привлек внимание не только блондина, но и других гостей: паника только усилилась.
Кажется предсказание медиума сбылось, — она попыталась улыбнуться больше для себя, чтобы не падать духом. Мне страшно. Девушка посмотрела в глаза мужчины, надеясь увидеть там уверенность в том, что им удастся выбраться из горящего дома Тьюиса. Глубокий вздох для успокоения совсем не помог: от дыма и волнения закружилась голова, но она даже не думала падать в обморок.
[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

Отредактировано Peyton Charles (29-06-2018 10:10:51)

0

10

[icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]Абсурд ситуации продолжал расти вместе с паникой людей в запертом пространстве. В одночасье светские львы и львицы из уважаемых всеми господ и леди превратились в обычных ничем ни примечательных личностей, готовых сломя голову нестись куда-то в сторону, как только где-нибудь слишком громко скрипнет дверь или на пол упадет медный кувшин. Маски были сброшены и на первый план вышел животный страх и инстинкт самосохранения. Если раньше джентльмен подавал руку даме и пропускал ее вперед, то теперь он же грубо отпихивал барышню локтем или тянул назад за регилиновую ленту на юбке, высвобождая себе путь. Были и те, кто пытался сохранять самообладание и по-прежнему следовал манерам и этикету, хоть смотрелось это наигранно и нелепо в сложившейся ситуации. Однако для людей мыслящих это действительно больше напоминало театр абсурда - все вокруг кричало о планомерности возгорания и весьма четких целях поджигателя. Каких - следовало бы узнать, найдя хоть какую-то зацепку, а вместе с ней и намек на мотивы преступника, ибо за любыми потусторонними силами, даже если условно допустить их существование, скрывалась банальная человеческая мысль.
Мисс Чарльз, похоже, была одной из тех редких людей, которым удавалось держать свой разум в холоде даже в критических моментах. Как только девушка заметила горящую портьеру, то тут же перехватила инициативу в свои руки и оттащила Блейна в сторону. В сторону от очага, беснующейся толпы и закрытых дверей, в которые палили из револьверов в жалкой надежде, что те начнут играть в поддавки и рассыпятся на щепки от пуль. Или же неведомый кукловод неожиданно сжалится и выпустит задыхающийся бомонд на свежий воздух. Но ни первому ни второму не суждено было сбыться - в этом ДеБирс отдавал себе отчет, как и в том, что Пейтон боялась упустить его руку в беспорядке и поэтому сжимала свою ладонь все крепче. Будь вокруг иной расклад и обстановка, то блондин непременно бы воспользовался сим знаком внимания.
Как только они отошли на почтенное расстояние и встали у дальней стены залы, созерцая снующих туда-сюда людей с округлившимися глазами, Пейтон вновь упомянула медиума.
- Не верьте в россказни кисейных барышень, мисс Чарльз. Ставлю сто фунтов, что как только в этой истории появится рациональное зерно, то вы первая распутаете клубок, цепляясь за любой факт и отметая сказки. - Усмехнулся мужчина.
Его бравую подачу прервал свист ветра, прорывающийся сквозь закрытые окна и крик женщины в черном, который перекрыл своей гласностью стихию:
- Мертвецы уже среди нас!
Кажется, это были последние слова медиума, так как сразу после них она обмякла на руках держащих ее людей и грудь, стянутая корсетом, перестала подниматься в такт дыханию. Глаза закатились, а из уголка рта потекла вспененная струйка крови.
И только сейчас Блейну стало не по себе. Мурашки подняли волосы на руках дыбом и он начал судорожно соображать на тему, как выбраться из этого ада в миниатюре живыми и, желательно, здоровыми. Надо отметить, что именно эта фраза почему-то произвела на ДеБирса впечатление, хотя аналогичные выкрики он привык игнорировать и осуждающе смотрел на тех, кто поддавался на провокации такого рода. Кроме того, доверие к его персоне Пейтон тоже возымело свой эффект - и теперь в плане побега фигурировал не только он, но и девушка.
Первым делом блондин все же высвободил руку, а вторым - взял стоящую рядом вазу, возвышающуюся на уровне его головы с помощью витиеватой подставки с украшением в виде виноградных лоз. Он приценил вес вазы, подкинув ее на одной ладони и поймав другой. Она казалась слишком легкой, чтобы разбить витраж, но Блейн все же кинул ее в окно, находящееся неподалеку от них. Ваза при соприкосновении со стеклом разлетелась вдребезги, осыпав пол крупными осколками, а толпа отпрянула еще ближе к двери, прессуя впереди стоящих людей. Польза, хоть и незначительная, от проделанного вандализма все же была: полукруг, образовавшийся вокруг их пары давал пространство для маневров и дышать стало если не легче, то уж точно немного свободнее.
- Пейтон, закройте голову руками или тканью. - Посоветовал ДеБирс и взялся за ножку металлической подставки для недавно почившей вазы.
Уверенно подойдя в окну, он размахнулся и ударил по витражу. Кованный лист от лозы откололся и отрикошетил куда-то в сторону, зато на поверхности стекла пошли трещины и осталась вмятина в центре. Второй замах и удар заставили витраж сдаться и пойти широкими полосками, как по иссушенную плато в пустыне, где уже как минимум полгода не было дождей. Отбросив ставшую уже ненужной подставку, Блейн снял пиджак и намотал его на руку, в попытке защититься от острых граней крошащегося витража. Взявшись за треснутый край, он принялся один за одним вынимать куски стекла, чтобы освободить путь наружу. Через постепенно увеличивающийся проем не прерываясь ни на мгновение хлесал дождь и он уже спел порядком вымочить одежду ДиБирса, когда тот, не слезая с подоконника, подал руку Чарльз в приглашении выйти вместе с ним за пределы залы.

Отредактировано Blaine DeBeers (26-08-2018 21:03:39)

+2

11

От дыма в горле уже першило и мисс Чарльз прикрыла рот и нос носовым платком, который, к сожалению, ей не удалось его намочить, чтобы лучше защититься. Заполнявший комнату черный дым похоже, беспокоил её одну: все гости были насколько увлечены попыткой открыть двери, что забыли о смерти от удушья — самой вероятной, в нынешних обстоятельствах. Пока что, вопреки словам мистера ДеБирса она не видела никакой рациональности происходящего, хотя не отрицала того, что поджог не был случайным возгоранием, как и запертые двери. Пейтон не видела никакого мотива для этих действий. У Тьюиса, конечно, как и у любого другого были недоброжелатели, хотя и не так много, как например, у её отца, судьи Чарльза. Толпа кричала и волновалась. Будь их действия и решения более обдуманными, так много дам не теряло бы сознания от нехватки воздуха. Сама Пейтон ненавидела корсеты и не затягивала себя так туго, щадя свою талию. И, как выяснилось — не зря. Пейтон, нахмурив брови, наблюдала за толпой, когда ДеБирс высвободил свою руку из плена её пальцев. На секунду она решила, что он хочет бросить её, но нет: мужчина искал выход из этого дома, единственный верный в этой ситуации, о котором никто не подумал. Воистину, этот скрытный одиночка, не шедший за толпой как баран мог спастись сам, и тех, кто успеет последовать за ним.
Мертвецы уже среди нас! — от вопля медиума мисс Чарльз застыла, окинула взглядом гостиную, где все происходило и увидела себя со стороны: напуганную, побледневшую и жмущуюся к новому знакомцу, словно сиротка. Женские лица, прежде холеные и лукавые, уставшие превратились в страшные гримасы, искаженные ужасом и страхом, мужчины больше не казались ей самодовольными хозяевами положения, они, как и женщины, боялись умереть. И может быть, они все были уже мертвы? Память подкинула Пейтон старую цитату, вычитанную в одной из отцовских книг, автора которых она не сумела вспомнить "Жизнь смерти — жизнь умершая, но продолжающая существовать". Так и они все: существовали, запертые в собственных мыслях, в погоне за приземленными желаниями, рвущиеся к низменным страстям. В это мгновение мисс Чарльз как-будто видела изнанку каждого из людей. Их истлевшие платья и костюмы едва держали гниющую плоть на хрупких костях, черви и личинки ползали в их ртах и глазницах, но не смотря на весь ужас их облика и смрад, который источала мертвая плоть, двигались живые мертвецы удивительно резво, продолжая выламывать дубовую дверь. "Мы будем мертвы до тех пор пока будем отказываться умирать" — прогрохотала еще одна цитата в мозгу Пейтон и она подняла глаза на своего компаньона, чье лицо было наполовину изъедено могильными червями. Целые, крепкие зубы просвечивали сквозь щеку, а светлые волосы стали еще белее. Но она смотрела на него всего секунду, после чего перевела взгляд вверх, к потолку, где отчетливо услышала скрип половиц. Её взгляд в тот миг был рассеянным и она почти увидела силуэт того, кто постарался упокоить всех уже мертвых, но не желавших это признавать. Оклик мистера ДеБирса вывел её из задумчивости и Пейтон, моргнув, стряхнула с себя наваждение. Люди вновь стали людьми, живыми, дышащими и трясущимися от страха. Лицо Блейна снова стало нормальным, а страшная тень под уцелевшим глазом, придававшая ему сходство с утопленником пропала.
Он хотел разбить окно! Если постараться, то можно было протиснуться сквозь прутья витража, кое-какие стекла были достаточно большими. Быстро оглядевшись, она сдернула со стула покрывало и накинула на голову, закрывая лицо от брызг стекла. Кто-то из гостей последовал примеру ДеБирса, атакуя другое окно, но не так аккуратно.
Хлынула кровь от порезов, Пейтон отчетливо ощутила её запах, резко выдохнула и облизала губы, роняя платок. В гостиную Тьюиса ворвался холодный воздух, пламя от него загорелось сильнее, за спиной Пейтон кто-то громко закричал, когда его лизнул яркий и горячий язык огня. Но мисс Чарльз не обернулась, хватаясь за руку мужчины и протискиваясь сквозь витраж.
Ударивший в лицо дождь мигом отрезвил девушку, смывая дым, страх и жуткое видение, дрожь от которого еще не прошла в груди. Ладонь мистера ДеБирса грела её пальцы, крепко держала, лишний раз подтверждая, что мужчина жив, а не мертв. Дождь хлестал беспощадно и без своего плаща девушка вымокла сквозь, едва оказалась на улице. Пейтон сделала глубокий вздох, посмотрела вверх и увидела на фоне свинцового неба, чернеющего от дыма оранжевые языки. Пламя лизало дом Тьюиса, пожирая его.
В конюшне был её кэбмен, вместе с лошадью и повозкой. Пожар затронул постройки на территории дома? Поправляя на голове покрывало, девушка встревоженно оглядывалась. Из разбитого окна по соседству выбегали люди. Свежий воздух и звон стекла привлекли их внимание и никто не упустил возможности спастись. Чье-то платье порвалось об острый край стекла, чьи-то руки были в крови, а там, за разбитыми окнами не стихал вопль.
Мой кэбмен должен быть в конюшне.
Она хотела сказать, что может отвезти его куда-нибудь. О помощи другим людям, застрявшим в горящем доме мисс Чарльз не думала. Она хотела как можно скорее сбежать из этого дома и согреться. Уже здесь, на улице воспоминание о страшном видении стало смутным, ненастоящим. Мгновением, которое она пережила как сон наяву. Это мгновение забывалось, стиралось из памяти, оставаясь там только обрывками с привкусом гнили.
- Мистер ДеБирс, спасибо, - она взглянула на своего спасителя. С волос мужчины, по лицу текла вода, дождь не переставал хлестать. - Давайте найдем моего кэбмена и я вас... отвезу.
[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

Отредактировано Peyton Charles (28-08-2018 21:22:26)

+2

12

[icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]Блейн и Пейтон оказались в саду поместья.
Небольшой островок зелени располагался на заднем дворе дома и представлял из себя оплот спокойствия в вечно-заведенном Лондоне. Сад был тем самым местом, где гости и жильцы могли вдоволь насладится поглощающе-равновесным одиночеством и, одновременно с этим, посмотреть на необычной красоты и нежности растения. Он был создан лишь по той причине, что иногда взгляду миссис Тьюис требовалась какая-то эстетика и, поговаривают, что за некоторыми сортами цветов она ухаживала сама, не подпуская близко к ним слуг.
Ливень по-хозяйски обошелся с парой весьма необычных представителей флоры пришпилив их к чернозему, а по другим растениям нещадно отбивал чечетку, которая мерным стуком заполняла весь возможный объем звуков и напрочь перекрывала панический шум, творившийся позади. Возможно, именно сейчас это был тот самый глоток свежей воды в пустыне, что позволит определиться с решением - идти на бравые подвиги обратно в залу, помогая выбраться из задымленного помещения оставшимся людям, или бросить все на милость королеве и уехать с мисс Чарльз в кэбе. Блейн прошелся взглядом вдоль ряда буйно выросших лиан с какими-то ярко-фиолетовыми цветками, будто заинтересованно осмотрел огромное дерева с листьями, по краям которых были мелкие мягкие иголочки, выгодно выделяющиеся на фоне бордового ствола яркой салатовой зеленью, потом он вздрогнул и стал отряхивать пиджак от мелких осколков стекла, которые могли там застрять.
- Пожалуй, соглашусь на ваше предложение, мисс Чарльз... - Здраво оценив все шансы на выживание и собственный вид, проговорил ДеБирс. - Если вас это не затруднит, конечно.
Изображать героя ему не хотелось в силу характера. Блондин не стал придумывать себе оправданий, пытаться скрасить поступок какими-то благородными помыслами. Просто жертва, просто им удалось выбраться, а кому-то не удалось. Естественный отбор. Или не совсем естественный, помятуя о том, что поджог был совсем не случайностью. 
Вытряхнув немногочисленные осколки из костюма, он вывернул его наизнанку, дабы избежать случайных порезов, и накинул на плечи Пейтон. Это было самым малым, что он мог сделать во время ливня.
- Мисс Чарльз, мисс Чарльз! - С начала появился звук, а потом и его источник: из-за поворота им навстречу бежал мужчина в довольно грубом, но качественно сшитом сюртуке, - Как я счастлив! С вами все порядке!
Это был кэбмен спутницы Блейна. Его виски едва ли задела седина, осанка была прямая, как трость достопочтенного мистера Тьюиса, а речь тороплива и постоянно сбивалась из-за учащенного от бега и волнения дыхания.
- Храни вас Господь, как я рад! - По его лицу прошлась тень облегчения, и кэбмен шумно выдохнул.
Конечно ты рад. Иначе мистер Чарльз с тебя три шкуры спустит, - усмехнулся Блейн, чувствуя, как привычные манеры к нему возвращаются, улетучивается замешательство, страх и нерациональные поступки. Снова холодный расчет и продуманность заняли свои места.
На их фоне горел дом. Клубы черного дыма поднимались в воздух, кое-где перекрытия потрескались и готовились обрушиться в любую минуту, языки пламени вырывались наружу через раскрытые окна второго этажа. Люди отползали и убегали подальше. Кого-то подхватывали слуги, некоторые действовали своими силами, были и те, кто помогал выбраться из поместья остальным, менее прытким и удачливым гостям. Последние выбравшиеся были сплошь в ожогах, платья и костюмы прикипели к коже и теперь их придется срезать разве что с частью плоти. Если бы не дождь, то все присутствующие уловили бы в воздухе запах гари и жареного мяса.
Однако их компания, хоть и с несколько потерянными физиономиями, выделялась каким-то неестественным спокойствием. Сменить обстановку на веранду, а вместо пиджака и зонтика выдать по чашке Эрл грея с молоком - и вот она, светская встреча, где один из собеседников задал неуместный вопрос о предпочтениях королевы Виктории и все остальные потупили взор, ибо негоже обсуждать Ее Величество в таких контекстах.
- А вы... мистер...?
- ДеБирс. - Кивнул головой блондин.
- Мистер ДеБирс поедет с нами? - не скрывая недоверчивости в голосе, но достаточно учтиво обратился мужчина к Пейтон, одновременно раскрывая над ней широкий черный зонт.

Отредактировано Blaine DeBeers (31-08-2018 09:15:39)

+2

13

Где бы еще найти своего кэбмена. Дом Тьюиса горел, но затронул ли огонь конюшни? Едкий дым долетал до них, как и жар пламени, в котором они едва не погибли. Сколько же всего сгорело там?.. Одежда, вещи, сам дом: восстанавливать его придется очень долго и трудно, где же будут жить в то время Тьюисы и смогут ли покрыть расходы? Но это не её проблема, наверняка поджог совершил кто-то, кому Тобиас перешел дорогу и он за это поплатился.
Пейтон искренне улыбнулась и поблагодарила Блейна, когда тот накинул на её плечи свою верхнюю одежду. Так стало на порядок теплее и суше.
Ну что вы, мистер ДеБирс, — Пейтон очаровательно улыбнулась ему. Липкое тревожное чувство поселившееся в груди после видения уже превратилось в желе и понемногу таяло. Это затруднит меня так же, как вас затруднило разбить окно и помочь мне выбраться из дома.
Она прикрыла грудь от ветра, оглядываясь, чтобы понять, в какую сторону идти к конюшням, но долго осматриваться ей не пришлось, кэбмен нашелся сам. Его громкий голос разнесся по саду, на него оглянулись другие люди, но мужчина спешил только к одной леди, среди всех.
Да, благодаря мистеру ДеБирсу, — кивнула она и взяла Блейна под локоть, укрываясь под большим зонтом кэбмена. — Давайте скорее уедем отсюда... наш кэб не пострадал в огне? 
Нет, мэм, лошади запряжены, он ждет нас, пойдемте скорее, пока кто-нибудь не решил им воспользоваться.
На несколько секунд Пейтон оторопела: кому в голову придет использовать их кэб? Любому желавшему скорее убраться отсюда, ведь в панике люди способны на многое. Удаляясь с лужайки Пейтон слышала возгласы и стоны, кто-то рыдал и взывал к Господу. Она поспешила за кэбменом, лишь бы не слушать эти стенания и не помогать кому-то еще. С неё на сегодня хватит помощи умалишенной миссис Эленор Бредли, нужно подумать и о себе... и о своем компаньоне, который спас ей жизнь. Отказать кому-то в том, чтобы довезти их до больницы или дома Пейтон не смогла бы, а значит, чем быстрее она уберется с чужих глаз, тем лучше.
Мистер ДеБирс, скажите кэбмену, куда вас отвезти? — шагая по мокрому гравию спросила Пейтон своего спасителя. Не став лгать самой себе, Чарльз признавала, что ей любопытно где жил мистер ДеБирс и она надеялась, что он назовет именно адрес своего дома. Ведь ничто не рассказывает о благосостоянии человека, как местонахождение его дома в Лондоне. Вполне возможно, они жили где-то рядом, может быть на соседних улицах?.. Ледяное желе страха в груди девушки превратилось в надежду на то, что они встретятся еще раз. И она даже знала где и когда.
Кэбмен открыл дверь перед мисс Чарльз и мистером ДеБирсом, а сам, закрыв за ними дверь сел на козлы, сразу пуская нервничающих лошадей легкой рысью. Те и рады были убраться подальше от огня. Оказавшись внутри своего кэба, сидя напротив Блейна, девушка смущенно улыбнулась и взяла зеркальце с сидения. Прихорашиваясь во время поездки она забыла положить его в сумочку, которая по прежнему болталась у неё на поясе, прикрепленная на крючок. Взглянув на себя, едва не охнула, выуживая платок: на её лице не был сажи или копоти от дыма, но волосы растрепались и намокли от дождя. Наскоро вытерев свое лицо и волосы, подняла глаза на ДеБирса — её спутник выглядел не лучше. Она захлопнула зеркальце, закусывая губу. Было бы слишком фамильярно коснуться его платком, чтобы хоть как-то помочь привести себя в порядок или же просто дать ему второй платок из сумочки? Она склонила голову, улавливая запах его парфюма на верхней одежде. Приятный, какой-то новый... может, из последней коллекции мужского парфюма Бредли?.. он стоил дорого. Мельком она глянула сквозь маленькую щелку в шторах на окошке кэба: огонь все еще лизал дом Тьюса, пожирая его. Но может быть, дождь хоть немного уймет пламя? если бы разыгралась гроза, было бы лучше.
Мистер ДеБирс, я толком вас и не поблагодарила за свое спасение. Да и мой отец ни за что не простит мне, если я не приглашу на обед своего спасителя. И если вы откажетесь, то наживете врага в моем лице! — уже в шутку добавила она и притопнула ножкой.
Как Пейтон боялась, что сейчас он откажется. Да и матушка ей не простит, если она не пригласит своего спасителя в их дом. Сердце зашлось почти так же, как при пожаре.
[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

+1

14

- Вы слишком любезны, мисс Чарльз, - едва наклонил голову Блейн, когда девушка спросила куда его отвезти, - Но, боюсь, это будет немного затруднительно, поскольку единственная дорога на Ричмонд сейчас поплыла из-за ливней и ни один кэб не рискнет туда отправиться. Да и слишком это далеко, не хочу вас утомлять еще больше после пережитого. Я был бы признателен, если бы вы довезли меня до ближайшего отеля.
Он был рад оказаться в сухом кэбе. Больше не вдыхать запах огня и, кажется, даже горелого мяса, не морщиться от ливня, который барабанил по макушке и не отряхивать сапоги от воды, которая успела набраться вовнутрь, пока они стояли в немом оцепенении, наблюдая за катастрофой, развернувшейся в самый разгар приема. Мерный стук копыт по вымощенной неровным булыжником дороге был уютно-убаюкивающим и, признаться, ДеБирса стало клонить в сон, однако он еще держался. Уходящий из крови адреналин дарил спокойствие и усталость, ведь после пережитого, единственное, чего по настоящему хотелось, так это принять ванную и расположиться в кабинете за каким-нибудь философским чтивом, которое бы не сильно нагружало интеллект. Впрочем, этому не суждено было сбыться. Самая радужная перспектива, которая ему грозила, это добротный одноместный номер с чаем и горячим ужином, что тоже, надо сказать, весьма неплохо, ведь других вариантом попросту не было.
Пока Блейн предавался неспешным размышлениям о ближайшем будущем, Пейтон пыталась привести себя в порядок: она достала небольшое зеркало и принялась убирать выбившиеся из прически пряди, стирать с лица копоть, отряхивать платье. Эти небольшие манипуляции не сильно преобразили вид Чарльз, но сами движения привлекли внимание Блейна. Аккуратные руки, тонкие пальцы, задумчиво-встревоженный взгляд и редкий взмах ресниц, чтобы посмотреть поверх футляра на него. С начала он старался отводить глаза, ибо чувствовал излишнюю фривольность в подобной ситуации - не к статусу было наблюдать за тем, как прихорашивается девушка. Но потом все же уловил от нее легкие ноты внимания и позволил себе с отстраненным интересом глядеть на действия Пейтон. При этом Блейн пытался всем своим видом показать абсолютную непричастность к происходящему.
- Что вы, мисс Чарльз, кем бы я был, позволь такой прекрасной леди сгинуть в пламени, - блондин позволил себе улыбку в ответ на ее ребячье поведение, которые смотрелось весьма забавно и мило. - Сочту за честь. Считайте, я испугался перспективы стать вашим врагом и смиренно принимаю предложение. Будем исключительно друзьями.
Если раньше ДеБирсу могло дорого аукнуться дружба с мисс Чарльз из-за ее сурового отца, а по-совместительству судьи, который будет точно против знакомства дочери с теневым главой преступного Лондона, то теперь у него появился козырь. Ситуация оборачивась таким образом, что Блейн спас Пейтон. Даже при условии полной неприязни, мистер Чарльз теперь будет обязан следовать этикету и оказать всяческое содействие в его комфорте. По крайне мере на одну ночь. А далее, как человеку старой закалки, пойти против гостя будет сложно. Начнет судачить общество. Возможно, появится пару статей на последних страницах «Lloyd's», так как обойти стороной такие новости о судье не будет представляться возможным.
Был и еще один прекрасный момент у приглашения Пейтон. Оказаться в тепле, где слуги быстро исполняют прихоть в виде небольшой фарфоровой пары и чайника со свежезаваренным эрл греем тоже казалось очень заманчивым. Гораздо лучше, чем унылая гостиничная комната, пропитанная духом постояльца, который был до него. Недостаточно уставший мозг попытается напрячься и выяснить, чем этот человек жил, мыслил, существовал. А если горничная знает свою работу, то подобные попытки обречены на провал и, как следствие, несут за собой плохое настроение.
Вопрос с поджогом оставался открытым. Мысли про отдых не смогли утихомирить пытливый ум, который пытался подобрать ключ к этой загадке. Внутреннее чутье подсказывало, что это было как-то связано со странными убийствами на улицах города, но без должных фактических доказательств разум отказывался верить в эту гипотезу. Память прокручивала слова медиума, которая знала все наперед. Неужто это был пресловутый эзотерический дар? Бред и шарлатанство. Скорее всего ее кто-то заранее предупредил. Поэтому первым шагом нужно было выяснить с кем женщина в черном общалась накануне приема. Блейн не допусках возможности, что это окажется большое число контактов. Вероятнее - один-два. Дама вела довольно отстраненный образ жизни, что было продиктовано ее работой и характером. А вторым - он хотел вернуться на место пожара и, быть может, собрать какие-то зацепки, уцелевшие после огня и незамеченные бобби.
[icon]https://image.ibb.co/fWJWHS/image.jpg[/icon]

Отредактировано Blaine DeBeers (12-11-2018 06:04:08)

+1

15

Её спаситель оказался не только благороден, но и богат, раз жил в Ричмонде. Пейтон сдержала восхищенный возглас, вежливо улыбаясь ему. Оставить своего спасителя ночевать в каком-нибудь отеле после предложения пообедать. Пейтон постучала по задней стенке, привлекая внимание кучера и тот остановился, слушая распоряжение хозяйской дочери.
Да, мисс Чарльз, как прикажете! — он тронул поводья, пуская лошадей не к отелю, куда ехал ранее, а свернул в сторону особняка Чарльзов.
У нас достаточно гостевых комнат, мистер ДеБирс, вам не придется ночевать в отеле. — Девушка откинулась на спинку сидения, выдыхая. На ближайшие полчаса можно было выдохнуть и собраться с мыслями, чтобы представить своего спасителя отцу и рассказать как прошел вечер. Впрочем, с представлением не было ничего особенно серьезного, всего лишь спас её из огня. Кэб размеренно стучал колесами по мощеной булыжником мостовой, а дождь поливал сверху, размывая пейзаж за стеклом и превращая его в гротескную серую массу.
Дома Пейтон так скоро не ждали. В окнах на первом этаже, выходящих во двор свет не горел, но шторка в гостиной дернулась: служанка выглядывала. Когда кэб въехал на территорию особняка леди вышла под дождь, приняв помощь кучера и зонт, под которым она и мистер ДеБирс укрылись, пока не вошли в дом.
Мисс Чарльз, что с вами случилось? — Закрыв зонт, Пейтон поставила его в подставку, к другим зонтам и трости своего отца. Обеспокоенный взгляд прислуги не упустил ни одной детали во внешнем облике ни хозяйской дочери, ни её спутника. — Вы сильно промокли, мисс.
Эта женщина была рядом с Пейтон с самого детства, ухаживая за ней, когда она болела и прекрасно знала, когда здоровье хозяйской дочери было под угрозой. В детстве, когда мисс Чарльз промокала под дождем и промерзала, то непременно сваливалась с высокой температурой. Принимая верхнюю одежду, Мередит раздавала указания младшей прислуге, чтобы те подготовили комнату для гостя, который, как оказалось, останется у них до завтра из-за размытой дороги и неодобрительно взглянула на молодую хозяйку. Пейтон ходила на грани дозволенных приличий, приглашая мало знакомого мужчину на ночь  дом, хоть и в присутствии родителей. Пока комната гостя готовилась, Пейтон проводила его в гостиную, чтобы представить родителям своего спасителя.
Первым, что бросалось в глаза в большой гостиной был камин. Мраморная, огромная пасть огненным пятном выделялась на фоне облицованных деревом стен, приковывая к себе внимание, отвлекая от темно-зеленых, с незаметным оливковым рисунком штор. Темный с коротким ворсом ковер покрывал паркет, заглушая любые шаги, на нем стоял диван и небольшой столик с пустой чашкой чая и конфетницей, которую еще не успели унести. На стенах картины, и несколько масок из Африки, на каминной полке ютились статуэтки, изображавшие каких-то неведанных богов, у окон большие вазы с пышными цветами. Кованная решетка защищала, не позволяя подойти к огню слишком близко, но успешно пропускала тепло в просторное помещение, что и почувствовала Пейтон, едва войдя в гостиную. Её отец сидел в кресле с газетой, вытянув ноги к огню и читал. Прислуга уже, разумеется, успела оповестить хозяина о том, что его дочь вернулась не одна и услышав голос Пейтон, судья Чарльз неторопливо свернул газету, откладывая её на столик, поднялся, поправляя костюм и обернулся, встречаясь взглядом с гостем. На несколько секунд в гостиной повисла тишина.
Добрый вечер, — наконец, произнес мистер Чарльз, подходя к гостю и Пейтон. Он внимательно осмотрел обоих и нахмурился. — Пейтон, что произошло?
Не смотря на то, что дождь пропитал одежду обоих, дым пропитал одежду и запах ощущался, пусть и не так явно, не говоря уже о том, что оба выглядели крайне помятыми и вымокшими.
У мистера Тьюиса в доме случился пожар. Если бы мистер ДеБирс меня не спас, я бы погибла в огне, — Пейтон начала с главного, изящным образом защищая своего гостя от всяческих нападок её отца.
Пожар? — переспросил судья, уже с беспокойством оглядев свою дочь. Поправив очки, он, наконец, заметил, что она не просто попала под дождь.  — Что ж, выходит, я должен вас поблагодарить за спасение моей дочери, — судья протянул Блейну руку. Его внимательный взгляд никак не уходил с лица гостя, пока он говорил.
Я пригласила мистера ДеБирса переночевать у нас. Домой он, к сожалению, добраться не может. Дорогу залило, — скромно сообщила Пейтон.
А разве отели все заняты? — с легким раздражением спросил мистер Чарльз, на что Пейтон только удивленно приподняла брови. — Но раз приглашение прозвучало, вы можете остаться. Ужин подается в восемь, мистер ДеБирс. А ты иди и переоденься, — уже обратился он к своей дочери.
Пейтон, бросив негодующий взгляд, послушалась, удаляясь, но успела одарить своего спутника легкой улыбкой.
Дождавшись, когда Пейтон покинет гостиную, судья сцепил руки за спиной, рассматривая мокрый костюм своего гостя. Пожалуй, увидеть в своей гостиной этого человека он никак не ожидал и уж тем более того, что приведет этого опасного мужчину в дом его собственная дочь. Однако, придумывать отговорку как пожар, Пейтон не стала бы — судья знал её хорошо.
Не ожидал такого благородного поступка от такого человека как вы, мистер ДеБирс. Как все произошло?
Меньше всего судья хотел оставлять этого человека в своем доме, а выгнать его, к сожалению, не мог. Пейтон не имела ни малейшего представления кем был спасший её мужчина, а их приветствие вызовет у неё вопросы. Именно их судья хотел избежать.
[icon]https://image.ibb.co/cUzhP7/image.jpg[/icon]

Отредактировано Peyton Charles (25-11-2018 17:45:10)

+1


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Dies irae, dies illa