пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Я покакала, пап!


Я покакала, пап!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Я ПОКАКАЛА, ПАП!
#детищастье
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s8.uploads.ru/t/8N0E2.gif

http://sd.uploads.ru/t/MgXSq.gif


Порнофильмы - Молодая семья

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Рыжий, Clarice Ferguson

Наружность неопределима, через 10 лет после знакомства

АННОТАЦИЯ

У меня четыре дочери – три из них рыжие, и я знаю, кого из них люблю чуть-чуть сильнее и за что, хотя сходство скорее воображаемое.
А еще я люблю яичницу с беконом на завтрак. И Кларис.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Рыжий (02-09-2018 19:37:19)

+6

2

Дыхание тяжелое и прерывистое, когда мы вываливаемся из очередного портала. Жесткие доски кухонного пола ощущаю лопатками сквозь порезанную майку. Еще одна шмотка в помойку, ну что за дела?! Кажется, барышня с когтями, которой я приглянулся, была не прочь отведать кусочек вожачейской плоти. Но фигвам, милая барышня!  Я тут со своим самоваром.
- Никогда… - дыхание перехватывает, и я шумно вдыхаю. – Никогда больше, слышишь?!
И закатываюсь в приступе хохота, хоть легкие и обжигает огнем от быстрого бега. Сердце бьется уже где-то в районе подбородка – ему тесно в грудной клетке. Меня захватывает эйфория от пережитого, от очередного приключения, в которое мы влипли. Вместе.
С трудом поднимаюсь на локтях, а затем и вовсе сажусь. Кларис на полу рядом со мной. Как и всегда, как и каждый день прошедшего года. Я не могу представить себя без нее.
- Чего расселась, фиалка? Жопку застудишь.
Встаю сам и помогаю подняться ей, ненавязчиво усаживая на стул. В других комнатах сонная тишина, и я радуюсь этому, потому что у нас есть еще несколько минут вдвоем, пока не налетели эти изголодавшиеся по новостям гиены. Моя стая, мой дом. И эта женщина рядом со мной. рецепт счастья прошедших двенадцати месяцев.
Поворачиваюсь к холодильнику и достаю из его утробы две банки пива. Холодненькое, то, что нужно после тяжелого путешествия. Обрушиваю банки на стол и плюхаюсь на собственноручно сколоченную табуретку напротив Кларис. Открываю банку, мимолетно насладившись привычным хлопком. Уж не знаю, откуда у меня растут руки, но явно не из плеч, потому что кольцо, эта штучка, за которую открывать, остается у меня зажатой в пальцах. Пару секунд я кручу ее, задумчиво посматривая на свою ненаглядную сквозь зеленые стекла. А затем срываю окуляры к чертовой матери и беру ее руку.
- Кларис Фергюсон, - говорю как можно более пафосно, сжимая ее руку покрепче, что б не вырвалась. – Ты – самая невероятная женщина во вселенной. – смотрю ей прямо в глаза, зная, что это запрещенный прием, но мне нужно видеть ее взгляд. – Я хочу с тобой жить, и с тобой умереть. И чтобы ты родила мне десять детей.
Надеваю ей кольцо от пивной банки на палец и чувствую себя самым счастливым уродом на свете.


Пробуждение в пять утра – в моем случае не блажь, а необходимость. Пять утра – это единственное время, когда я могу поработать в тишине, и вообще уделить хоть немного времени себе самому. Но сегодня тот день, когда работа отходит на второй план. Я не шибко хорош в запоминании дат, особенно таких, как день первого совместного просмотра «Титаника» или первая прогулка под дождем. Но я прекрасно помню тот день десять лет назад, когда я стал еще счастливее, чем был когда-либо.
Тихо вылезаю из кровати, пока цепкие женские пальчики не сцапали меня в полусне обратно под одело с командой «лежать». И рад бы понежиться, да не могу. Проскальзываю в ванную, привожу себя в порядок и из душа выхожу в лучшем своем обмундировании: в длинных джинсовых шортах и майке с Игги Попом. По-настоящему праздничный прикид, а вы что хотели.
Топаю за цветами в круглосуточный магазин. Долго залипаю между полками, потому что во всем этом буйстве красок я не шарю совершенно, и, кажется, ни разу за десять лет так и не угадал с букетом. Поэтому, почесав репу, я останавливаю свой выбор на зубастом нечто, которое консультант называет росянкой. А что? Это и красиво, и необычно, и в хозяйстве пригодится! И с довольной рожей чешу обратно к нашему дому в уютном пригороде. Прижимаю горшочек к себе и весело машу одной рукой проходящим мимо собачникам и неспящим соседям. Дома устраиваю это хищное создание аккурат посреди стола, сгребая в кучу многочисленные раскраски, комиксы и россыпь цветных мелков. Прислушиваюсь. Убедившись, что все по-прежнему спят, хватаю со стола черный маркер и пру к ближайшему зеркалу. Там же, на полочке, нахожу какие-то трафареты в виде бровей, и, недолго думая, пускаю их в дело. Никогда не понимал всех этих женских штучек, но вот хоть где-то пригодились.
Из меня действительно так себе романтик, поэтому да, я нарисовал себе водостойким маркером усы по трафарету для бровей. А ведь, по-моему, весьма неплохо получилось! Только кончики чуть загнул, чтобы по-залихватски совсем выходило. Придирчиво осмотрел плод своих стараний, и, удовлетворенно пошевелив мексиканскими усиками, напялил на копну огненно-рыжих волос настоящее сомбреро. Готово! Перфектаменте!
Вот в таком виде я и вернулся на кухню, собираясь устроить настоящий праздничный завтрак. Вооружился книгой «рецепты для настоящих мужчин», в которой я обнаружил вполне себе безобидный рецепт блинчиков. В процессе приготовления теста я уделал всю кухню, и даже старику Игги перепало немножко. Одно яйцо я просто раздавил в руках, попытался избавиться от скорлупы и все-таки пустить его в ход, но лишь насвинячил еще больше и плюнул, решив пожертвовать еще одним во благо готовки. Вообще-то, я не ем яйца, и даже из яичницы выковыриваю бекон, но блинчики – это святое. Не скажу, что готовлю я часто и как-то фантастически вкусно, но мелкие уплетают мои шедевры еще до того, как они успеют остыть.
Хоп! На лету переворачиваю блинчик, только чудом не уронив его на открытый огонь конфорки. Из коридора слышится возня и топот настойчивых ножек, а еще спустя мгновение в проеме показывается хмурая рыжая голова моей рыбоньки.
В детских глазах непонимание и ужас, и я вспоминаю про блядские усы и сомбреро. И, прежде чем я успеваю предотвратить апокалипсис, дитё заходится ревом.
- МААААААААААААААААААААМАААААААААААААААА! – кажется, этот крик слышит вся округа, а я одной рукой пытаюсь вывалить блин на тарелку, не сводя глаз с рыдающего отпрыска. – ЧУЖОЙ ДЯДЬКА!
Топот детских ножек удаляется по коридору, снова и снова оповещая все соседние дома, что в нашем доме чужой дядька.

[status]на моем безымянном твой перстень Анубиса[/status][lz]Рыжий, 38
Больше не вожак, но заботливый папка и муж.[/lz]

Отредактировано Рыжий (09-04-2018 12:27:04)

+4

3

[icon]http://s5.uploads.ru/knvDb.png[/icon][sign]http://sh.uploads.ru/ycU4z.png[/sign][lz]Кларис Фергюсон, 39
Marvel

Мать пятерых детей: четырех дочерей и мужа[/lz]Портал захлопывается с характерным "блинк" и они остаются лежать на полу кухни, приятно холодящем лопатки. Больше никуда не нужно бежать. Все уже позади. Очередное приключение сделало им ручкой и надо сказать, что кроме гордости Рыжего и его футболки ничего, в общем-то, и не пострадало. Кларис прикрыв глаза, лишь смешливо фыркает в ответ на возмущения молодого человека, растянувшегося рядом с ней. Было бы за что так убиваться. Тем более ее не проведешь, фиалковая прекрасно знает, что в следующую такую же вылазку эта упрямая бестолочь потащится за ней, сетуя на неугомонную женщину и то, что ее необходимо защитить.
Ага, как же, держите карман шире. Тут еще можно поспорить кому кого защищать приходится.
Риса жмурится и хохочет, пихает в бок своего рыцаря без страха и упрека. Он ворчит и поднимается, улыбаясь своей извечной скалящейся ухмылкой, будто того и гляди скажет какую-нибудь несусветь. Как всегда.
- Далась тебе моя жопа, - фиалковая ворчит в ответ, но руку принимает и легко оказывается на ногах рядом с Рыжим, улыбаясь ему тепло и задорно. Даже позволяет усадить себя на стул. Упираясь локтями в столешницу и водружая на ладони подбородок, с интересом наблюдает за перемещениями молодого человека по кухне не в силах отвести взгляда от яркой огненной макушки, в которую так хочется запустить пятерню и прижать этого неугомонного шиложопного мужчину лбом к своему плечу. Чтобы хоть секундочку постоял рядом, и можно было послушать, как стучит сердце, когда прижимаешься к его груди. Стучит уже двенадцать месяцев как часть ее жизни и это странно и чудно, а еще до покалывания в кончиках пальцев нежно и трепетно, будто держит в руках самое большое сокровище, подаренное ей судьбой. Беспечное, беспутное, бесячье и безалаберное, зато ее и больше ничье.
Все еще улыбаясь Кларис открывает свое пиво и делает глоток, довольно урча, прежде чем смешливо фыркает, когда обнаруживает у Рыжего на пальце застрявший язычок с кольцом от банки. Ну что тут скажешь? Победитель по жизни.
А потом этот засранец проворачивает запрещенный прием. Право слово за такое нужно наказывать со всей строгостью, нельзя же так с людьми. От чего Кларис чуть не давится пивом, но замирает, чувствуя как сердце дрогнуло и капитулировало окончательно и бесповоротно, не желая возвращаться к привычному мироощущению.
В такие моменты фиалковой кажется, что судьба подарила ей встречу с ангелом тихим и прекрасным настольно, что вот как по заказу бабочки в животе, радуга в небесах с колокольным перезвоном, но потом мгновение проходит, изумрудные очки занимают свое законное место и тут приходит запоздалое осознание, что бессердечная эта сука судьба. Наебала.
Но в этот раз все совершенно по-другому и окуляры продолжают лежать на столе, подмигивая солнечными зайчиками, как будто издеваясь. А Кларис чувствует, что тонет в этом темном омуте глаз и совершенно не желает противиться чувству, ширящемуся и расправляющему внутри нее крылья.
- Я, надеюсь, говоря "да", выхожу замуж только за тебя, а не за весь твой стайный выводок с дредастым синемордым в придачу, - фиалковая улыбается. Соскальзывает со своего стула, делает шаг, вертя железячку от банки на пальце, и привстав на цыпочки, мягко, почти невесомо, целует своего неврастеника с темными грустными глазами, так умело сейчас прикрывающегося ангельской личиной.


Когда у тебя четыре дочери и один великовозрастный сын, по чьему-то недоразумению вдруг величающийся мужем, отштампованным в твоем паспорте, утренняя тихая нега кажется самым прекрасным и сказочным временем, пока не проснулся весь этот балаган сарай.
Это потом, разбуженная топотом и гамом, Кларис сонно будет натыкаться на углы, и наступать на кусочки лего, разбросанные по всему дому в самых неожиданных местах, как взаправдашние мины, от которых вся сонливость слетает мгновенно, стоит только посильнее надавить пяткой. Ничего себе такой будильник. Возрадуйтесь родители, все для вашего блага. А пока фиалковая сопит, лишь единожды недовольно нахмурившись, когда теплый бок Рыжего ускользает из ее объятий. Она ворчит что-то себе под нос, переползает на еще не успевшую остыть половину мужа и сворачивается там калачиком, обняв его подушку. Она пахнет таким родным терпким с горчинкой запахом. Кларис утыкается в нее носом, еще немного ворочается и снова проваливается в сон.
Такие минуты тишины бесценны. Потому что когда в твоем доме живет Василиск, бывший когда-то Смертью, мутант, умеющий телепортироваться, и четыре их горячо обожаемых дочери в равной степени унаследовавшие гены своих родителей, кроме самой маленькой, еще никак не проявившей себя, нельзя быть уверенным ни в чем. Даже в том, в чем ты на сто процентов был уверен вчера. И самое прекрасное, ни один день не будет похож на предыдущий.
Сегодняшний не становится исключением.
- МААААААААААААААААААААМАААААААААААААААА! - Кларис подлетает на кровати как подброшенная, пытаясь сообразить что произошло, кто горит и где настал конец света. Сна нет ни в одном глазу, детские вопли вышибают его из вас почище кубиков лего, уж поверьте. Впопыхах, запутавшись в одеяле, фиалковая скатывается с кровати и со всей силы прикладывается локтем об тумбочку. Кажется, удача Рыжего все-таки заразная штука.
Шипя и матерясь, в одном тапке мать семейства выскакивает в коридор и слышит продолжение начавшегося чуть раньше концерта.
- ЧУЖОЙ ДЯДЬКА! - глаз нервно дергается и, поминая недобрым словом так некстати пришедшего в голову Мертвеца, Кларис на излете хватает вопящую во всю глотку младшую, несущуюся по коридору как ракета.
- Тише, рыбонька моя, все хорошо. Мама с тобой. Она не даст тебя в обиду, - нежно покачивая ребенка на плече, шепчет фиалковая и мрачно замечает про себя:

И открутит всем чужим дядькам яйца, чтобы неповадно было впредь пугать детей.

Под чутким руководством дитяти, ткнувшего пальчиком в сторону кухни, Риса направляется туда, как и была: всклокоченная, неумытая, в пижаме, одном тапке и ребенке, прилипшем к плечу.
Если вы всегда думали, что грозные валькирии - это благородные сильфиды, с ангельски прекрасными лицами, огромными крыльями, вооруженные мечами и закованные в сияющие доспехи, - то хрен там вы и угадали. Посмотрите на разгневанную мать, чье дитя умудрились обидеть и лучше сразу бегите, потому что если попадете ей случайно под горячую руку, вам скажут, что так оно и было.
Кларис появляется на пороге, готовясь метать громы и молнии, и сподручные предметы, если придется. Благо способности позволяют, а боевые навыки растерять просто невозможно, когда у тебя четверо детей и муж.
Картина, представшая перед изумрудными глазами, вызывает лишь молчаливое удивление, которое повисает в комнате как тяжелое облако, сожравшее разом все звуки.
- Чужой дядька, - раздается писк с плеча, и маленький пальчик тычет в сомбреро и усы, подведенные под веснушчатым носом маркером. По трафарету бровей. Фиалковая закусывает губу и долгую минуту молчит, решая, что же ей делать, прибить мужа на месте преступления, расхохотаться или расплакаться. Хотя в данном кавардаке больше подходит все и сразу.
- Рыжий, жеваный ж ты крот, - выдыхает свистяще Кларис, - ты зачем ребенка напугал? - целует в висок дочку и поворачивает ее лицом к непутевому папаше, - Милая, посмотри, это папа… - взгляд на отца семейства не обещает ничего хорошего, - так шутит, видишь?
Риса подходит ближе с все еще всхлипывающей девочкой на руках и стаскивает широкополую шляпу, демонстрируя ребенку огненно-красную шевелюру отца.
- Папа, - тут же успокаивается ребенок и радостно улыбнувшись, тянет маленькие ручонки к Рыжему.

Отредактировано Clarice Ferguson (04-09-2018 22:29:04)

+3

4

Чем ближе моя маленькая босоногая сирена к спальне, тем отчетливее я понимаю, насколько влип. Из комнаты слышится возня и грохот – половым путем везение передается, ха! Вот, теперь и моя благоверная в курсе, что у нас в доме ЧУЖОЙ ДЯДЬКА. Отчаянно стараюсь не заржать, понимая, что разбуженная фиалочка и без того будет рада настучать мне по рыжему кумполу, а там никакая шляпа не поможет. Как хорошо, что мой личный любимый мутант не умеет читать мысли! Дредами синерожего клянусь – я бы тогда не выжил.
И вот так, затыкая себе рот кулаком и мерзко подхихикивая, я пытаюсь продолжить свой гастрономический танец у плиты. Из глаз предательски текут слезы, кислорода не хватает, и я вот-вот начну задыхаться. Рожа красная, но я понимаю – ржать нельзя. Сохраняй морду кирпичом, Рыжий, если хочешь жить. Иначе этот завтрак может стать последним в твоей жизни. Соленые капли бегут по подбородку, и мне приходится утирать их на подлете, чтобы не размазать усы. От этого становится еще смешнее, ощущение примерно как после травы. Не той Стервятниковой дряни, которой мы травились в бурной юности, но той, от которой тебя размазывает в дикое ха-ха так, что даже не можешь есть, потому что знаешь, что от собственного хохота подавишься и умрешь. Я думаю обо всем этом и дрожащей рукой переворачиваю блинчик.
- Алле-оп!
Палец обжигает свежеиспеченной вкуснотой, и я поспешно сую его в рот. Кажется, так легче. Конечно, было бы лучше, если бы это сделала моя ненаглядная – ее прикосновения всегда имеют какую-то волшебную силу. Они особые. Заставляют боль уйти, забирают ночные кошмары. Но в данном случае я губу не раскатываю: есть тут ненулевая вероятность, что мне на голову наденут горячую сковородку в качестве профилактики. Приступ смеха проходит, и я еще раз провожу рукой по лицу, собирая выступившие слезы. Жаль, нет времени в зеркало посмотреть – не размазались ли усы? Хотя маркер вроде бы водостойкий, в некоторых местах с обоев мы его так и не оттерли. Но кто знает.
По звукам из коридора понимаю, что два разбуженных одиночества встретились и, кажется, направляются прямо сюда. Странно еще, что весь остальной табор не проснулся – неужели спят три остальных моих цветочка? Так и представил на мгновение, как сейчас они выбегают из комнаты с теми же криками – ЧУЖОЙ ДЯЯЯДЬКАА – и повисают на ноге полусонной Кларис. Вопят, даже не понимая причины, просто подхватывая за сестрой и создавая в утренней тишине дома какофонию воя – каждая на свой лад. От этого и смешно, и как-то щемяще-тепло. Никогда бы, наверное, не подумал, что у меня будет четверо дочерей. И Кларис. И право на светлое утро с блинчиками и сомбреро, пусть даже шумное и беспокойное. А когда у нас было иначе? Когда живешь с пятью мутантами на одной территории, как-то фоново познаешь дзен и учишься уворачиваться от летающих предметов… детей… горшков, если повезет поменьше.
Вздыхаю и очень вовремя поворачиваюсь, потому что входит моя царица. Королева мгновенного реагирования, женщина-сахарница, упирающая руки в бока, когда что-то не нравится. Угрожающая мне сковородкой иногда, вышвыривающая Мертвеца с видом «как же вы задолбали, укурки», но такая красивая даже с утра. Кажется, это экстренное пробуждение ей только к лицу, она выглядит чертовски милой. А я же делаю самое невинное выражение лица и хлопаю глазами – забавно, но иногда этот трюк до сих пор срабатывает. «Не смотри на меня так» - обычно говорит она. «Это не сработает. Не-а. Не в этот раз». А я всегда улыбаюсь.
Выключаю плиту – мне достаточно одного взгляда на лицо фиалочки, чтобы ощутить угрозу возможного возгорания. Сковородку предусмотрительно подальше и, конечно, самое невинное выражение лица, насколько могу. Однако собственный взгляд тоже сменяется на испепеляющий, когда меня зверским образом лишают головного убора.
- Эй!
Беру уже успокоившуюся рыбоньку на руки, и тут же тянусь за шляпой. Нахлобучиваю ее обратно на голову и хитро смотрю на маленького человека в своих руках.
- Ну, ты чего? Испугалась?
Целую ее в нос и бережно сажаю в детское кресло у стола. На маленький столик высыпаю горку умного песка (неловко, когда детская игрушка умнее тебя, стоит признать) и с облегчением чувствую, что на следующие несколько минут Риса полностью моя. Чем бы дитя не тешилось – лишь бы не вешалось же, а?
- Вообще-то, - бросаю на нее многозначительный взгляд и укоризненно изгибаю бровь, - это был сюрприз.
Вскидываю вверх руку, не давая ей ответить, и взглядом из-под широкополой шляпы показывая «доверься мне». Должно быть, не очень убедительно, но я уверенно сажаю ее на стул и беру в руки заготовленный инструмент. Снова шевелю бровями и брянькаю на укулеле, как могу. Не знаю, как природа могла одарить такого, как я, таким слухом и голосом, но в ноты я попадаю на отлично. Вот только с испанским у меня некоторые проблемы.
- Сой ун омбре муй онрадо, ке ме густа ло мехор, а мухерес но ме фалтан… - голос стараюсь сделать пониже и всем своим разрисованным лицом изображаю горячего мужчину. - Ньел динеро ньел амор, хинет'анд' ен ми кавайо, пор ла сьерра йо ме вой, лас эстрейяс и ла луна, эйяс ме дисен донде вой… - кажется, я перевираю часть текста, но у кого-то с испанским, возможно, еще хуже чем у меня. По крайней мере, я надеюсь на это.
Краем глаза замечаю, что рыбонька моя маленькая даже перестала так увлеченно строить ненадежные песчаные жилища для воображаемых существ, и, приоткрыв рот, наблюдает за спятившим чужим дядькой. А я брянькаю и думаю – вот «рыбонька». Я – отец аквариума? Риса – рыбка Дори? О, мироздание, все-таки спасибо, что она не умеет читать мои мысли.
И тут – главное! Кульминация, так сказать! Апогей моей любви и всего этого утра.
- АЙ АЙ АЙ АЙ! АЙ АЙ МЙ АМОР! – смотрю только на Кларис, но в секундной паузе слышу, как песок шлепается на пол. – АЙ МИ МОРЕНА ДЕ МИ КОРАСОН!
Финальный аккорд и я откланиваюсь, едва ли не роняя шляпу.
- Знаешь, какой сегодня день? – подмигиваю и не понимаю – бежать или целовать. Может, и то, и другое, но у меня нет времени на размышления.
И я горячо и крепко целую мою фиалковую.
- Блинчик ешь, - шепчу ей в самые губы.

[status]на моем безымянном твой перстень Анубиса[/status][lz]Больше не вожак, но заботливый папка и муж.[/lz]

+3


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Я покакала, пап!