пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Не доверить никому кроме бумаги...


Не доверить никому кроме бумаги...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

НЕ ДОВЕРИТЬ НИКОМУ КРОМЕ БУМАГИ...
Дорогой дневник...
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://www.ocsanet.ca/wp-content/uploads/2017/06/diary-of-broken-heart.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Ianto Jones

1999 - 2009

АННОТАЦИЯ

Тайная жизнь Янто Джонса со страницами жизни года которого не было

Тот самый дневник, где рабочие моменты переплетены с личными, который однажды помог спасти команду от Адама, который однажды нашел Джек. Тот самый дневник, который, по счастливой случайности, оказался вынесен с базы на кануне взрыва, и больше не попадал Янто на глаза. Дневник, где вся его, человеческая, жизнь.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

Молодой человек устало потирает висок, и смотрит отсутствующим взглядом на темное полотно облаков под самолётом. В салоне самолёта тишина, лишь стюардесса изредка проверяет пассажиров, и тихо перешептываются с теми, кому что-то нужно. Отведя взгляд от иллюминатора, он смотрит на команду. Рядом с ним сидит японка, точнее, она практически свернулась в кресле и укрытая пледом спит. Он уверен, если посмотрит назад, увидит, как Оуэн и Гвен тоже предпочли поспать, не опасаясь, что их разбудит рев сигнализации извещая о новом всплеске активности рифта. Самолет, вообще, погружен в умиротворенный сон, что неудивительно ввиду позднего часа и ночи за бортом. Он сам не прочь вздремнуть, но давящая боль в виске не даёт покоя. Слишком много отвлекающих факторов от сна. Стюардесса успела предложить ему кофе, чай и даже плед, а он от всего отказался. Включив свет над своим сидением, он открыл записную книжку, что использовал в качестве дневника, и вооружился ручкой. Раз сон не шел, а голова была полна мыслей, стоило их выписать на бумагу.

10.02.2007. Полет Кардифф, Великобритания (CWL) – Лех (IXL).
Эта была самая глупая затея из всех, которые мне доводилось переживать в Торчвуде и по вине Торчвуда. Не могу сказать, что хочу хотя бы попытаться оправдать Гвен Купер, как руководителя, но, наверное, стоит дать ей шанс доказать, что Торчвуд доверили ей не зря. Впрочем, “доверили” мягко сказано. Она, по сути, захватила власть, решив что ее человечность определяющий фактор в вопросе должности. Разумеется, с подобным заявлением, я радикально не согласен, только, стоит ли говорить это той, что не слышит других? За время наблюдения за Гвен, я понял, что она достаточно упряма, чтобы добиться своего, и навязать свою сердечность всем окружающим, порой, кажется кредом ее жизни. В Торчвуде добрые не выживают, это доказанный факт. Либо человек становится черствым, либо выкидывается из организации, за некомпетентность, за неумение мыслить здраво, объективно и на благо людей, которых нужно оберегать. Если, она, однажды, заставит команду ходить на свидание, меня это не удивит, как и попытка воспитать каждого. Она, слишком мягкий руководитель, и это мягкость привела к тому, что мы висим в воздухе, как в прямом, так и в переносном смысле.
Торчвуд, не подчиняющийся правительству и полиции на протяжении всей истории своего существования, под ее руководством прогнулся под приказ премьер-министра Гарольда Саксона. Это, - фиаско руководства. И, за этим провалом, последовало “висеть в воздухе” в прямом смысле этого слова. Самолет, в котором сидит вся команда (хотя, я считаю, кто-то должен был остаться в Кардиффе), летит в Тибет, точнее в Лех, ближайший населенный пункт к горам Тибета. Если бы можно было подать рапорт, я бы так и поступил. Но, подавать рапорт Гвен на нее же, это верх абсурда. Тем более, я уверен, его даже не прочтут. Словом, командировка в горы, за тысячи километров от дома, рифта, который может в любой момент выкинуть фокус (и пусть Тоши говорила, что несколько дней прогнозируется покой), от множества недоделанных дел, перекроил конях вивилов и Мавануи, от Флэт Холма, всецело лежит на плечах мисс Купер, которая слишком упряма там, где в этом нет нужды, и слишком мягка там, где требуется твердость.
Что известно об командировке? Гарольд Саксон, зафиксировав там какой-то сигнал, решил, что именно Торчвуд в составе четырех человек, способен решить эту задачу. Лично у меня, вопрос, почему он не обратился к ЮНИТ, который в отличие от нас, напрямую подчиняется ему и министру обороны. Зачем подключать к подобному вопросу маленький отряд, когда ЮНИТ, более подкован и привычен к командировкам и приключениям, не зафиксированный манипулятором рифта на одном месте. Считаю, по возвращению, необходимо изучить этот вопрос и при случае, задать его и самому Саксону. На месте, нас должен ожидать сопровождающий с более детальной информацией по этому делу. Он же, по совместительству наш гид по горам и тропам. Ни имени, ни каких то дополнительных данных. И, чем ближе мы к точке назначения, тем больше мне не нравится весь этот полет, сама идея и суть задания. Словно, кто-то хотел выставить Торчвуд из Кардиффа и Великобритании. Хотелось бы верить, что мне просто это все кажется странным в виду недосыпание и головной боли. Очень хочется верить, что это так. Вот только…

Он снова отвлекается от строк, которые немного укратили его головную боль, не забрав ее, впрочем, всецело и поднимает спокойный взгляд, снова не различая ничего перед глазами, не потому что не видит, а потому что все так же, слишком много мыслей в его голове, слишком много размышлений на абсолютно разные темы, заблуждения и истина, правда и ложь. Достаточно можно и нельзя. Пальцы находят кнопку вызова стюардессы и через меньше чем минуту его уже спрашивают, что он желает. Стакан воды, без газа гордо возвышается в подстаканнике. Из кармана пиджака пузырек таблеток, выписанных доктором Харпером. Одну на ладонь, оценить гладкость краев и убрать пузырек, чтобы разжевав таблетку, запить ее прохладной водой. Он верит, хочет надеется, что накатывающая боль отступит под действием обезболивающего. Это ведь так просто, по крайней мере, в теории всегда звучит просто. А, все что просто, должно исполняться.

Возвращаясь к вопросу о Гарольда Саксоне. Вся его карьера кажется абсолютно гладкой и правильной. Необходимо изучить его, найти промахи, скелеты в шкафу. Не бывает людей с идеальной биографией и карьерой. Соответственно, он явно что-то скрывает. Проверить его супругу Люси Саксон. Поговорить с ней. Думаю, последнее, удастся лучше Гвен, главное, чтобы она согласилась на этот шаг.
Лететь ещё три часа. Стоит последовать примеру остальных и немного отдохнуть. Если получится.

Отредактировано Ianto Jones (31-03-2018 20:52:07)

+1

3

Эту записную книжку ему подарили коллеги, на рождество. Те самые коллеги, которым теперь присвоен один из трех статусов: “без вести пропавший” “мертв” или “выжил”. Последних катастрофически мало. Последние завидуют мертвым. Янто тоже завидует им, потому что кошмары, потому что вина выжившего, потому что оказалось, что цепляться за что-то иное сложнее. 
Он смотрит на записную книжку, что лежит на столе, раскрытой на первую страницу, и не видит ничего, кроме огня, что охватил нижние этажи Кэнери-Уорф. Мотнув головой, парень хватает ручку, в том отчаянном порыве, который свойственен утопающим, и склоняется над белым листом. 

2006.
До сих пор ощущение, что я в машинном масле. То ли не вымыл остатки после переезда Лизы, то ли это все еще отголоски Лондона. Неприятно. Мерзко. Хочется опять загнать себя в душ и скрести кожу, пока все не уйдет в канализацию. Понимаю, что это нонсенс, что это где-то в голове, но как бы я хотел вымыть и ее. Изнутри. Вычистить не нужные мысли, смыть липкий страх, что держит даже мозг в холодных тисках. Порой, мне кажется, что я схожу с ума в этой квартире, в Кардиффе, куда не собирался даже возвращаться. Зачем я здесь, хочется спросить самого себя, а потом смотрю на фотографию Лизы и понимаю, что ради нее. Ради ее одной я пойду на то, что кажется безумием. Другие не смогли, отказались, попросились на волю, свободу от этих кошмаров, ужаса не нашей войны, забыть Торчвуд, забыть далеков, киберлюдей и жить спокойной жизнью. Они трусы.  Им просто нечего терять. Они отдали все, что могли. Они спаслись. Жизнь их награда, их можно понять. А, у меня Лиза, которую я обязан спасти. Это выбор, сознательный, здравый. Психолог ничего не понимает. Что этот человек может знать про любовь или долг? Что этот человек вообще может противопоставить, когда и любовь, и долг, слиты воедино? Ничего. Он не понимает. Не поймет, и не сможет. Чтобы до него дошло, необходимо чуть больше, чем простые дежурные фразы про важность спасти человека. Нужно рассказать, показать, описать, заставить пережить весь этот ужас, и после спросить уже, что он думает, это любовь или долг. Я знаю, что дело в любви. Я люблю Лизу. Люблю, и это не обсуждается, как не обсуждается и то, что я должен ее спасти. Долг, основанный на глубочайших чувствах доверия, надежды, преданности и любви. Это правильно. Это то, о чем говорили в чертовой воскресной школе. Люби вопреки всему остальному. Я и люблю. Так почему тогда это кажется ненормальным? Почему у меня ощущение, что это любовь приведет на эшафот? Нет, это просто страх. Я все еще не уверен в том, что далеки и киберлюди это прошлое. Сложно поверить в такое через неделю после случившегося. Просто, я еще не справился. И, нет никого, кому можно было бы рассказать. Они не поймут. Я знаю. Не осуждаю.


Он отбрасывает ручку на стол и сгибается в новом приступе отчаяния и внутренней боли, словно кто-то выкручивает его внутренности. Янто сжимается, подтягивая ноги к груди и упирается лбом в колени, стараясь дышать через раз. Когда приступ отпускает, его осенят. Он ничего не ел со вчерашнего утра, только пару кружек не лучшего кофе на свете. В голове планы, только планы, что сделать, как поступить, что сказать. В голове множества вопросов и столько же ответов, так что он просто забыл поесть, забыл позаботиться о себе. Он резко встает, тянется к разделочному столу и хватает из тарелки грушу. Сойдет. Он возвращается, осененный новой мыслью, которые перестали жужжать роем пчел и снова хватается за ручку, потому что писать, оказалось проще, чем думать вслух. 

Надо напоминать себе почаще, что еда — это важно, а то такими темпами за Лизой некому будет присматривать и искать решение ее вопроса. Никто ведь не знает, что она жива. Никто не догадывается, что она не пропала, и не умерла. Лиза все еще жива. ЖИВА! Вот, что самое важное. Она моя невеста, и хорошим же я буду женихом, если брошу ее в такой момент. Да и грош цена моим словам о любви. Как там в клятве? В богатстве и в бедности, в болезни и здравии. Что же, вот она, болезнь, за которой последует здравие. Я найду того, кто вернет ей человеческий вид, кто снимет эти ужасные напоминания о том, что мы пережили, и мы уйдет, затеряемся среди миллионов жителей Земли. К моменту, когда она снова будет ходить самостоятельно и улыбаться, не испытывая приступов боли, у меня будет готово все, чтобы ее спрятать, чтобы испариться из Торчвуда, чтобы Янто Джонса никогда не существовало более. Я справлюсь. Мы справимся. У меня есть она, у нее есть я. мы вместе, мы сможем, главное, верить в это. Главное, помнить, зачем я делаю это, почему мы прячемся, почему лучше оставить ее так, никому не сообщая. Харкнесс не оценит энтузиазма. Ивонн точно приказала бы пустить ее на эксперименты, а каков этот руководитель, я понятия не имею. Поэтому, спрятать, сохранить в тайне, чтобы только она и я. Это будет самым лучшим решением для нас двоих. Мы справимся с Лизой, потому что после все будет хорошо, после, мы забудем этот кошмар вместе, где-нибудь на берегу реки, как она всегда хотела. Затеряемся, и забудем, наслаждаясь спокойной жизнью. У нас получится.

Отредактировано Ianto Jones (10-09-2018 12:20:23)

+2

4

2006

Глупо. Как же это все было глупо и наивно. Птеранадон оказался хорошей приманкой, прости Мавануи, у меня не было иного выбора, но вот остальное, все что было во время его ловли, весь этот разговор, его взгляд, голос, руки. Чертов капитан Харкнесс! Ивонн была права, он несносный, невыносимый и просто самоуверенный. Хотя, сама-то она та еще была стерва. Боже, кажется, я запутался окончательно. Надо бы выходной, от собственной головы, чтобы просто отойти от всего, понять, что делать дальше. И правда, какие дальнейшие шаги?   
Моя цель была попасть в Торчвуд, чтобы перевести туда Лизу, чтобы подключить все и дать возможность восстановиться ее внутренним резервам силы, пока я ищу информацию по кибернетике, среди ученых. В основном, конечно же, это футурологи, считающие, что мир будет однажды принадлежать роботам. Хочется таким ученым принести записи с камер видеонаблюдения в Кэнери и показать, что это будущее делает с нашим настоящим, но, понимаю, неподобающее желание для агента Торчвуд. Я больше не имею право быть таким, каким был раньше. Торчвуд-1 прошлое, Торчвуд-3 мое нынешнее настоящее, и если надо я стану в нем никем, тенью, только бы не привлекать к себе и к Лизе лишнего внимание. Это просто, главное, научится понимать эту команду, а они просты, хоть и кажутся невероятно сложными и странными. 
Доктор Оуэн Харпер. Заносчивый самовлюбленный, слишком закрытый для общения, с личной травмой на душе. Его цель показать всем, насколько он ценичен и бестактен. Подозреваю, доктор Харпер просто старательно нарастил броню, чтобы казаться таким. У каждого своя причина не любить сближаться с людьми. Любит крепкий кофе, предпочтения отдает виски, так что стоит держать и то и другое под рукой. 
Тошико Сато. Японка, гений технологий и просто серая мышка. Вся ее жизнь, — это компьютеры, программы и желание достичь совершенства в защите базы. Любит капучинно, больше сливок и ложка сахара. Предпочтение отдает традиционному чаю, особенно вечером, после тяжелого рабочего дня. Открыта для обсуждения литературы за обедом или киноновинок. 
Сюзи Костело. Почти неизвестна. Эспрессо реже лунго, желательно покрепче. Работает заместителем Джека, но, чувствую не против возглавить институт самостоятельно. Амбициозная, властная. Спит с Харпером. Ставлю пять футов, что спровоцировала доктора на это именно она, возможно, после того как не удалось убедить капитана вступить с ней в интимную связь. Держаться от нее на расстоянии. 
Капитан Джек Харкнесс. Самый не понятный мне руководитель, он одновременно флиртует, является образцом строгости и распиздяйства. Такое ужасное сочетание качеств стоит еще поискать, но, он при этом невероятно обаятельный, привлекательный и веселый. Во время обедов, у него масса историй из жизни, и любимая фраза про то, что в двадцать первом веке совсем иные люди. Складывается ощущение, что он порой вообще забывает, что руководит командой, а не просто рядовой ее член. Понимаю, почему Сюзи мечтает сместить его с кресла, ведь в ее систему ценностей не вписывается такой руководитель. Она точно оценила бы Ивонн. 
Капитан не любит говорить про Торчвуд-1, и старается делать вид, что его и не существовало, о чем не скажешь об архивах и складе на нижних уровнях, куда свезли все из Лондона. Возможно, он ведет себя таким образом, чтобы немного разрядить обстановку, ведь я новенький, а может, просто потому что они совершенно разные с Ивонн. Он и правда излишне самоуверен, а этот его жест. Кто так вообще просит о чашечке напитка, называя его кофемагией? Впрочем, во вкусах он тоже разнообразен. Американо, простой. без сахара и молока. Он вообще любит простой кофе, без добавок, зато уважает специи в нем. После ливня предпочитает горячий и крепкий напиток, который способен быстро согреть, кофе по-турецки подойдет, а вот после посещения крыш предпочитает что-то совсем обычное, ближе к эспрессо, но все равно, напоминающее крепкий американо.

Янто резко захлопывает дневник, заложив его ручкой, когда колокольчик на двери в туристическое бюро приветливо сообщает о том, что посетители. Вежливая улыбка и терпеливый тон дают понять туристам, что они столкнулись с профессионалом. Правда, лицо этого профессионала они, скорей всего, забудут через пятнадцать минут, Джонс умеет сохранять незаметность даже общаясь тет-а-тет. Пожилая пара из Кореи, получив свои путеводители с выведенным красным маркером маршрутом, спешит попрощаться с валлийцем, а тот провожает спокойным взглядом туристов и возвращается к своему дневнику, быстро пробегая взглядом по последним строкам, и вздыхает. 

Капитан Харкнесс неизвестная территория. Я не знаю как реагировать на него, и порой кажется, что он видит больше, чем я хотел бы чтобы он видел. Он все же больше невыносим, но, каждый раз, когда я смотрю на него не могу забыть тот взгляд и тепло, которое окутывало меня после поимки Мавануи. Где я свернул не туда, если закрывая глаза, я вспоминая не полные тепла и нежности дни с Лизой, до того, как она стала такой, а тот ангар, и падение, смех и руки на спине. Где я допустил ошибку в просчетах, что его голос в какой-то момент стал необходим? Словно, его может волновать какой-то администратор в Торчвуде, что сам напросился на работу и готов делать все, только бы здесь остаться. Почти ненавижу то, что приходится порой делать, но Лиза все, что держит меня в этом месте. Документы уже в разработке, план постепенно воплощается в жизнь, и я верю, что найду для нее спасение. А пока, что придется вот так, старательно флиртовать, чтобы остаться в Торчвуде чуть дольше, чем несколько недель, иначе моей невесте конец.

Отредактировано Ianto Jones (10-09-2018 14:05:52)

+2

5

2006
Наконец-то удалось стабилизировать Лизу, и теперь можно продолжать делать вид, что я тень в этом заведении. Команда приняла меня, перестала замечать. Разве что капитан все еще провожает взглядом, от чего по спине бегут мурашки. Не пойму, то ли, потому что он знает и ждет, что я признаюсь в том, кого прячу в подвале, то ли по какой-то иной причине. Надеюсь, что по иной. Например, той недосказанности, что повисла, между нами, вовремя поимки Мавануи. К слову, про птеранодон свил гнездо и наслаждается пикированием с потолка за разного рода вкусняшками, оставленными кем-то из команды на столе. Признаюсь, вопли возмущения со стороны Харпера немного греют душу, этакая совместная месть в ответ на его выходки с рабочим столом. Не сказать, что команда так уж плоха, просто, они слаженный организм, который дает понять сразу “нам не нужны проблемы, мы их обеспечиваем сами”. Меня это устраивает. Чем меньше интереса ко мне, тем больше времени я могу провести в архиве, главное, утром сделать заказ на доставку еды, приготовить полный чайничек кофе, и можно в архивы, искать информацию под видом наведения порядка. Впрочем, порядок в этом месте явно необходим, поскольку такого хаоса в документах я не наблюдал еще нигде. Начало двадцатого века перемешано с двадцать первым, отчеты по делам просто сложены по папкам, наспех распиханы по другим делам, и все буквально кричит о том, что архив самое страшное место в этом организации и сюда ссылают в качестве наказания, подобно лабиринту минотавра. Забавная вышла аналогия. Но, так или иначе, а найти среди этого хаоса контакты и данные нужных мне людей нереально, вот и приходится оставаться там дольше, чтобы привести в порядок дела, и все оцифровать. Не забыть обратится к Сато с просьбой создать программу для облегчения перекрёстного поиска. Стандартный софт, предлагаемый гигантами программного обеспечения, не подходит под нужды Торчвуда. 
Сюзи. Еще одна личность, которую я предпочитаю обходить стороной в Торчвуде. Она очень странно ведет себя последнее время, хотя, что считать последним временем вообще. Я здесь не так давно, чтобы решать за кого-то что его поведение странное. Команда живет в своем ритме, движется вперед, я лишь приношу им кофе, но, то, как Костело реагирует на ряд фраз и вопросов, заставляет задуматься, а не погружена ли она в работу слишком сильно. Даже при этом, что я ухожу из хабба последним, или почти всегда последним, она старается задержаться максимально долго. Мания? Боязнь одиночества? 
Лиза сегодня бодрствовала на пол часа дольше, чем на прошлой неделе. Прогресс на лицо, если можно так сказать. Здоровая бледность ее скул не вызывает во мне панику, и, она говорит, что не так больно. Не могу не радоваться за то, что новые лекарства действуют, но продолжать держать ее на них долго тоже не вариант. Я боюсь, что она привыкнет к ним, и кибер снова возьмет верх над ее человечностью. Вечная борьба за право быть собой. Моя милая, храбрая и сильная Лиз, я обещаю тебе, я найду выход. Есть двое специалистов, с которыми удалось выйти на контакт. В виду особенности модернизаций, в виду засекреченности самого Торчвуда, я не могу обратиться к ним на прямую, поэтому приходится вот так, аккуратно, обходными путями и недоговаривая до конца, не рассказывая о том, что, точнее, кто ты на самом деле. И все же, улыбка Лизы самая лучшая мне награда, особенно после тяжелого дня, когда снова едва не привлек к себе лишнее внимание, предложив пару идей. Нужно быть аккуратнее, держать себя под контролем. Это команда, а я просто у них работаю. Джек Капитан Харкнесс не должен стать помехой в том, что уже предрешено. Как только Лиза освободиться от модификаций, мы покинем Торчвуд, Кардифф, и вероятнее всего Великобританию вообще. Все готово к этому, осталось дождаться ее излечения и пуститься в бега. 
Самое главное, верить, мы с ней справимся. Пока у нее есть я, а у меня она, мы вместе, и мы боремся вместе. Остальное все будет потом. 

+1

6

2006
Ловить Джека была не самой лучшей из идей. Не сказать, что он тяжелый, просто ускорение, полученное при падении, прилично придавливает к холодному полу ангара. А после мы перекатываемся в сторону, потому что он тянет за плечо, и туда, где мы приземлились падает Мавануи. Ему хорошо, он слишком крепкий для такого жесткого приземления, а у меня чуть спину не свело от удара об пол. Мы смеемся, потому что, черт побери, нам весело. Это было куда увлекательнее, чем ловить птеранодона специальной сетью. Ладони Джека надежно держат за плечи, его дыхание приятно щекочет кожу, а губы выглядят столь соблазнительно, что не поддаться этому искушению невозможно. Короткий взгляд глаза в глаза, чтобы убедиться, что не показалось, чтобы понимать, что эти ладони пошли бы дальше, они лишь ждут, выжидая, давая выбор, уйти или остаться. 
Подаюсь вперед, касаясь робким поцелуем его губ и утопаю в этом поцелуе. Боже, Джек, нельзя быть таким соблазнительным и так дурманить своими феромонами пятьдесят первого века. Я понимаю, что у меня кругом идет голова, что я целуюсь с без_пяти_минут_боссом, что про капитана, в Торчвуд-1, ходили разные слухи, а то, что он не оттолкнул меня с моей наглостью, а лишь прижал ближе, обняв крепче. Его губы бессовестно мягкие, и он словно выдерживает паузу, прежде чем увлечь в жаркий поцелуй, перехватив инициативу, и снова движение вперед, знакомый холод пола ангара, на который уже плевать, потому что целоваться с этим мужчиной оказывается чертовски приятно, сладко и возбуждающе, как и цепляться за его плечи, и тянуть ближе, зарываясь в волосы, чувствовать их мягкость и понимать, что среди множества других поцелуев, этот начавшийся робко и почти невинно, занимает самую верхнюю позицию личного рейтинга. Его ладонь тянет за узел галстука, легко его развязывая, и он улыбается, когда ловит мой легкий приступ страха. Джеку не нужно говорить, он просто целует вновь, прогоняя этот страх, оставляя лишь мысли про то, что

Не думал, что снова вляпаюсь в такое. То есть ТАКОЕ. С одной стороны, ничего необычного, если учесть, что я всегда был би, с другой, это почти предать Лизу, которая надеется и верить в то, что я найду способ ее спасти. А я? Вместо того чтобы искать профессора, способного решить нашу с ней проблему, я как школьник, влюбившийся в учительницу, вижу совсем не детские сны. Опять-таки, все было бы нормально, если бы это была Лиза, она моя невеста, она мой человек, она моя любимая женщина. Но и тут облом. Мой мозг играет со мной. Эта работа сведет меня с ума, как и Торчвуд-3 и на моем надгробии, я завещаю, написать “его убил Т” чтобы каждый, находящийся в теме, понимал, что “Т” относится к Институту. Мне должно быть стыдно. Должно, но не стыдно. Я обязан сгорать от стыда что во сне видел не Лизу, а Джека, но мне плевать на чувство стыда. Даже сейчас, делая эту запись, я понимаю, мне не с т ы д н о. Джек Капитан Харкнесс очень привлекательный мужчина. Более того, но слишком привлекательный мужчина, который непозволительным образом один. Я не видел, чтобы он встречался с кем-нибудь. Это нормальная и здоровая реакция адекватной психики. Чтобы там не говорило общество, церковь и прочие моралисты, это нормально видеть эротические сны. Даже с начальником в главной роли. 
Янто, это звучит, как попытка убедить себя, что ты не гей. Попытка слишком жалкая для такого человека каким ты являешься. Да, тебе всегда нравились представители обоих полов, да ты нагло флиртуешь с Джеком капитаном, когда есть возможность, и он тебе даже отвечает, но он флиртует со всеми другими так же легко и просто, не выделяя никого и не присваивая никому особый статус любимчика. Не надейся даже. Да и зачем тебе это? Имея Лизу, любя ее, заботясь и оберегая, ты не имеешь право бросить ее вот так, в подвалах Торчвуда, или того хуже, сдать ее Костело или Харперу, или привести Харкнесса в то крыло и рассказать правду. Подумай сам, кому нужна эта правда кроме тебя самого? Для них она опасность. Для них она в первую очередь киберчеловек, а уже потом жертва этих самых киборгов, что мечтает вернуться к нормальной жизни. Перестань витать в облаках, вернись на землю, спустись под нее и посмотри трезво на тех, кто тебя окружает в этой дружной команде. Они все поломанные личности, ты сам перемолотый Кэрени-Уорф и его падением. Кому нужные такие? Кому нужен человек, который в кой-то веке видел в своих снах не кошмар и ужас Лондонского отделения, а простой здоровый сон, хоть и был он с сексуальным содержанием. Все, кому ты нужен, это Лизе, которая надеется на тебя, которая ждет и верит, что ты поможешь, спасешь и вы уедете вместе. Выкинь из головы Джека, выкинь эту глупую привязанность, пока не пришлось выбирать между двумя и вспомни, что ты дал ей слово, ты обещал, Джонс.

+2


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Не доверить никому кроме бумаги...