пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » И не поите молоком аквариумных рыб [Doctor Who & Torchwood]


И не поите молоком аквариумных рыб [Doctor Who & Torchwood]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

И не поите молоком аквариумных рыб [Doctor Who & Torchwood]
Ты то, что ты пьешь(c)
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s5.uploads.ru/eUm2R.gifhttp://sa.uploads.ru/WrV5q.jpghttp://sd.uploads.ru/0xdRv.gif


УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Ianto Jones & Tenth Doctor

Земля, Кардифф – 2007 год

АННОТАЦИЯ

Инопланетные визиты на Рождество уже мало кого удивляют. Но, кажется, на сей раз пришельцы решили воспользоваться знаменитым "файв-о-клок", правда начали с Кардиффа. Дамы и господа, будьте бдительны и внимательнее подходите к выбору чая. Возможно, стоит перейти на кофе.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

0

2

Янто Джонс славился своими разнообразными талантами. Идеальный почерк во всех документах, идеальный порядок в архивах, который он начал за полгода, прекрасный администратор, работающий на благо команды, держатель пальцев на пульсе, ведь кто-то должен вовремя отвезти в химчистку костюм Тош, а после не забыть его забрать, как и халат Оуэна, чтобы обменяться, после, с ним парой саркастических фраз и решить, какой кофе сварить слишком язвительно у доктору, обменяться вежливыми фразами с Гвен, и вечером, после насыщенного дня, принести Джеку в кабинет чай. А ещё, Янто Джонс идеально хранил секреты. Например, о том, что Джек бессмертен, что он помнит год, которого не было, или что он мастерски заваривает чай. Так же мастерски, как кофе. Просто, чай он не любит. Совершенно. Как не любит смешивать с кофе что-то ещё, в качестве закуски. Валлиец всегда считал, что если и пить кофе, то как отдельный напиток, а не как дополнение к сандвичу или сладкому. Поэтому, он старался не видеть, как кощунственно обращаются с этим напитком большинство людей, в том числе в хаббе. Поэтому, и про чай он не распространялся. Вся команда слишком сильно была зависима от кофе. Это всех вполне устраивало.
- То есть, вместо человека, дома обнаружился куст черники? - Янто саркастично выгнул бровь уставившись на коллегу. Коллега с энтузиазмом покивав, уткнулись в монитор. - Любопытно. Я поищу в архивах, может что-нибудь обнаружив в старых делах.
Янто был вежливым, а ещё внимательным. Впрочем, когда случай из одиночного, превратился в третий на недели, Джонс понял, что нужен взгляд со стороны. Что-то, вся команда выпускала из вида. Поэтому, вооружившись адресами жертв, где были найдены кусты черники, смородины и даже поляна васильков, Янто отправился на места преступлений, чтобы изучить их самостоятельно.
Внимательно изучая места преступлений, кухни, Янто обследовал и полки с едой и крупами, найдя интересную закономерность. Везде был начат пакет заварного чая. На кухне мистера Дункана, где обнаружился куст черники, на полке, среди множества вариантов чая, стоял коричневый картонный пакетик. На нем, заботливой рукой продавца, был написан сорт чая, а сунув в нее нос, Янто почувствовал ароматный черный чай с черничными сушеными ягодами. На кухни мисс Кранц, валлиец нашел зелёный чай с васильками, а у мистера и миссис Шекс смесь черного с листьями смородины. Разумеется, все три пакетика Янто деликатно изъял и принес домой. Не пить, изучить. В такого рода совпадения агент Торчвуда не верил никогда.
Поскольку, в архивах не нашлось ни одной зацепки, Янто смело мог предположить, что это что-то совершенно новое. Раньше, он не слышал о подобном, а упустить явно не мог. Надписи на пакетах были сделаны с душой, если так можно сказать, и судя по чернилам, исключительно пером. “Позер“, со вздохом постановил Джонс. Он знал несколько магазинов в городе, где для статуса и напускного уважения к традициям, использовали подобный образ написания названий, якобы приобщая тем самым клиента к традициям чаепития и многовековой культуре. В подобную чушь он не верил, считая, что это либо есть в человеке, либо он будет пить даже самый дорогой пуэр из дешёвого фарфора, запивая им какой нибудь кусок торта. Нетерпимость к идиотам у него всегда была слишком явной. И не важно, губили они восхитительный вкус кофе или чая.

- Джек, у меня есть теория по поводу нашего дела, - утром, стоя на кухне в джинсах и белой футболке, Янто меньше всего походил на архивариуса, которого знали в Торчвуде. У него был план, и в этом плане официальный костюм изрядно ему мешал бы. Помешивая кофе в турке, валлиец старался убедить одного человека, что знает, что делает. Споры с Джеком иногда бывали делом крайне сложным. - Я сегодня поработаю в городе, надо навестить пару мест. М? Нет, ничего серьезного или опасного. Ладно, постараюсь держать тебя в курсе.

- Высокогорный Чамрадж FOP – это единственный в своем роде, необычный чай из нашей коллекции. Этот чудесный чай произрастает на высоте более 2000 метров в голубых горах Нилгири..
Этот был третий, по счету, пафосный магазин, где писали пером на пакетах. Молодой мужчина, с длинными, убранными назад явно не первой свежести волосами, и жидкой бородкой на манер старца, старательно напускал на себя вид эксперта по чаям, и Поти снисходительно рассказывал Янто о новом сорте, который только поступил к ним в продажу. Вот только, Янто Джонс уже слышал про Высокогорный Чамрадж FOP, индийский чай, который собирали на границе штатов неделю назад. Тогда, он пришел в этот магазин за подарком для одной из своих осведомительниц, которая любила чай. Его строгий черный костюм и бордовая рубашка дали понять тогда этому же консультанту, что клиент попался редкий, и стоит с ним хорошо поработать. К разочарованию самого консультанта, клиент оказался не дураком, так что купив что искал, Джонс удалился. Теперь же, одетый в джинсы, пальто и ботинки, с сумкой через плечо, наспех повязанным шарфом и взъерошенными  волосами,Джонс больше походил на студента выпускника, чем серьезного клиента. Отсюда и пренебрежение в голосе консультанта и высокое мнение о себе самом. Люди, однако, по-прежнему встречали всех по одёжке.
- Знаете, вы мне не подходите.
Не выдержав произнес Джонс и попрощавшись с парнем покинул чайную, отправившись по последнему адресу. Этот магазин открыли недавно, но, он уже успел сыскать своего клиента. Даже Джонс, придерживающийся более надёжных поставщиков кофе, успел распробовать прекрасное сочетание арабики и сложную композицию робуста в чашечке кофе.
Колокольчик, на входной двери, приветливо и совсем тихо оповестил о явлении клиента, и ему улыбнулась очаровательная девушка, стоящая за прилавком. Ее черные волосы были разделены на ровный пробор и обрамляли красивое узкое лицо. Ее лёгкая улыбка располагала, а приталенная чёрно-белая форма [брюки прямого покроя, рубашка с длинным рукавом и жилет] хоть и привлекала внимание, но не отвлекала. Девушка удивительным образом гармонично смотрелась в интерьере магазина, одновременно растворяясь в нем.
- Добрый день, - да и обладала очень приятным голосом. - Я могу вам чем нибудь помочь?
- Добрый день, - Янто расстегнул пальто, и ослабил шарф на шее. - Знаете, я ищу один чай… - он запнулся, ведь за девушкой стояло множество вариантов чая, а ее улыбка располагала говорить дальше. - Недавно пробовал у подруги. Зелёный, с цветочками василька.
- Да, знаю такой. Синяя борода. Сейчас посмотрим.
С этими словами она осмотрела полки, ища тот самый, который только что назвала. Янто оставалось ждать и изучать магазин, как и саму девушку.

look

+2

3

О, это потрясающее ощущение, когда еще не знаешь, что ждет тебя снаружи, когда весь маршрут – чистая случайность и ведут тебя не заданные координаты, а только лишь случай и, возможно, самую малость, сама Вселенная.
- Знаешь, если однажды она сломается и нам придется пересесть на какой-нибудь еще транспорт, - доносится голос Донны уже из-за дверей, прежде чем она сама показывается в дверном проеме, возвращаясь с улицы, и стучит, свернутой на манер подзорной трубы, газетой по стене будки. - Поведу я. Как ты еще не заблудился в космосе, с такими навыками? Или у вас не было курсов вождения?
- Эй, я отлично вожу! Когда-то я некоторое время жил на Земле и у меня даже была машина – четыре колеса, двери, окно и руль. И я его крутил, - Доктор изображает поворот руля и сигналит невидимой машине. - Так-то! Ее звали Бесси… Что? – он на секунду осекается, прислушиваясь, и успокаивающе поглаживает край консоли. - О, нет-нет, родная, конечно же тебя никто не заменит на одну из этих неповоротливых махин. Не слушай эту рыжую, рыжую, рыжую! Рыжую! – сунув в нагрудный карман звуковую отвертку, Десятый подбежал к двери, высовываясь наполовину наружу и с интересом осматриваясь. О. Земля? Снова? Что же, оставалось надеяться, что это не следствие обидчивости старушки. Хотя, возможно она решила, что после Библиотеки его земной спутнице стоит немного расслабиться в родном и привычном мире?
- Я все слышу, марсианский мальчик! У тебя есть космический корабль и машина времени в одном флаконе, а мы прилетели, - Донна разворачивает найденную ранее неподалеку на скамейке газету и демонстративно ей встряхивает. – …в Кардифф? В Кардифф 2007 года,  - выразительная пауза. – Так что ты там говорил о вождении?
- Ты видела это? – интересуется он, вместо ответа, тыкая пальцем в небольшую заметку внизу страницы, и задумчиво хмурится. Заголовок не блистал оригинальностью: «Назад, к Матери-природе или проделки из космоса?» О внезапном исчезновении семейной пары, мистера и миссис Шекс, стало известно от их соседки, Серен Эванс. В конце статьи значилась еще пара имен. Все случаи произошли в короткий промежуток времени, после чего – затишье. Зато в домах у пропавших обнаружились бурно разросшиеся кусты и отнюдь не в цветочных горшках, а проросшие из пола.
- Что? Человек, превратившийся в куст? Ты серьезно? Это же какая-то желтая газетенка из тех, что постоянно пишут про нашествия инопланетян и конец света… - Десятый выразительно приподнимает брови и беззвучно шевелит губами, изображая протяжное «тааак», а Донна возводит очи-горе. – О, боги, ты же это не всерьез?
- Т.А.Р.Д.И.С. хотела, чтобы мы сюда попали и я уже встречал существ, способных на такое, но… они действовали несколько иначе, - нет, не вяжется. А если? - Если только они не эволюционировали во что-то новое, - или это – не что-то новое. - Кроме того, не все инопланетные вторжения проходят бурно и с фанфарами, существуют и подготовительные этапы, - скрутив обратно газету, он похлопывает ей по ладони и торопливо сует в карман плаща, подмигивая все еще скептически на него поглядывающей Донне. – Так… Идем? Здесь недалеко, если я правильно понял.
Миссис Эванс оказалась весьма доброжелательной, словоохотливой и гостеприимной женщиной лет сорока. Она рассказала, что последние две-три недели ее соседи начали странно себя вести: почти не выходили из дома, перестали заглядывать к ней на черничный кекс по четвергам, хотя раньше никогда не упускали возможности попробовать ее кулинарный шедевр, а за пару дней до их исчезновения (Я думаю, пришельцы ставили на них свои эксперименты. Совсем совесть потеряли, раньше на Рождество прилетали, а теперь уж и не знаешь, когда ждать очередного нашествия!) она видела, как мистер Шекс пытался погрызть ножку почтового ящика. Ее почтового ящика. И, между прочим, вполне успешно. Они даже сами могут убедиться, если выйдут на улицу и внимательно посмотрят, а она пока заварит для них чудного чая, с чарующим ароматом и непередаваемым вкусом, вкуснее которого они наверняка еще не пробовали. А еще он оказывает омолаживающий эффект и тонизирует. Миссис Шекс, кстати говоря, ей и подсказала, где его можно прикупить. Совсем неподалеку в их квартале открылся, сравнительно недавно, чудесный магазинчик для истинных ценителей чая и кофе. Почтовый ящик перед домом оказался действительно странно сточен местами, словно на него покушались термиты, вот только древесиной здесь и не пахло. Возвращаясь обратно, они немного задержались у входа.
- Ты заметил фотографии в гостиной? Там нет ни одной с миссис Эванс, зато… - договорить Донна не успевает, потому что из дома вдруг доносится грохот и звон. Вбежав на кухню и окликая ее, они застают женщину сильно побледневшей, с трясущимися руками и бормочущей о жутком зеленом лике и черных глазах в окне, сидящей на полу среди осколков заварочного чайника и рассыпанного чая. В воздухе висит насыщенный аромат.
Через сорок минут миссис Эванс уже спала на диване и, по-видимому, ее не слишком волновало, что в ее доме все еще были посторонние. Сканирование показало, что в ее организме произошел резкий скачок натриевых соединений и выявило сильный дефицит белка. Последним удивительным фактом оказалось то, что этой женщине должно было быть 67 лет, на которые она совершенно не тянула, но что вполне подтверждалось имеющимися в доме фотографиями.
В конечном итоге, Донна весьма эмоционально и решительно заявляет, что остается присмотреть за миссис Эванс, а ему следовало бы зайти в тот магазинчик. Что он, вообще-то, и собирался сделать. Во-первых, пока это была довольно большая точка пересечения между семьей Шекс и их с Донной новой знакомой. Во-вторых, та несколько раз обмолвилась о чудодейственном эффекте чая, презентованного ей миссис Шекс. Десятый не слишком верил в молодильный эффект, однако результат, что говорится, на лицо. А в-третьих, чай-чай-чай-чай. Везде чай. На кухне буквально стоял насыщенный запах шиповника. Им даже от миссис Эванс пахло.
Магазин оказывается действительно не далеко и буквально за  углом от Т.А.Р.Д.И.С. В помещении не слишком многолюдно (помимо него в магазине были только девушка за стойкой и двое покупателей - невысокая и чуть полноватая женщина, немного за тридцать, и молодой человек с шарфом, показавшийся знакомым). Пару секунд постояв у входа и оглядевшись, он широко улыбнулся приветливой сотруднице.
- Ооо, добрый день! - выудив из кармана психобумагу, он помахал корочками. – Королевская Чайная Комиссия. По итогам голосования в нашем конкурсе ваш магазин и еще четыре кандидата выходите в полуфинал. Поздравляем! Хотелось бы немного пообщаться, но не отвлекайтесь, вижу, у вас посетители. Не возражаете, если я пока здесь осмотрюсь? Нет? Вот и потрясающе! - внимательно еще раз осмотревшись, Десятый, жизнерадостно улыбаясь, помахал одному из посетителей, тоже, похоже, увлеченного изучением, чтобы убедиться в своей догадке. - Привет, я Доктор. Чудное местечко, не правда ли?

Отредактировано Tenth Doctor (13-03-2018 04:54:24)

+1

4

- Какой удивительный аромат, - Янто чуть наклонился над прилавком и подался вперёд, чтобы вдохнуть и правда удивительный аромат чая. Странным было то, что подобные сочетания он встречал и раньше, но, сейчас, он казался завораживающим и манящими.
- Да, вы правы. Хотите отведать чашечку? - голос девушки звучал тепло, расположил к общению и диалогу. А ее карие глаза внимательно следили за всем в магазине. Джонс знал этот взгляд. Сам так же следил за порядком в хаббе и мог часами прикидываться ничем на диване, в зоне отдыха, позволяя себе отдохнуть, и составить план уборки, наблюдая при этом как Оуэн снова засоряет свой столик [валлиец серьёзно подумывал, что это доктор делает из принципа. Правда за что он мстил, за простреленное плечо, правду о Даян или нечто иное, Янто не знал], или как Гвен опять забыла позвонить Ризу, хотя обещала, с головой уйдя в работу Торчвуда, и вновь забывала про жизнь, или как Тошико быстро бегая по клавиатуре, писала новую программу для разлома. В такие моменты, он чувствовал, что все на своих местах. В итоге, встав с дивана и поправив узел галстука отправлялся в архив, наводить там порядок, или в туристическое бюро, открывая его ради помощи людям.
- Соблазняете, мисс… - валлиец тепло улыбнулся девушке и выпрямился. - Но, тогда мне придется скупить много чая, чтобы отведать каждый.
Торчвуд знал, Янто Джонс не терпит чай. И это было истинной. Отдав душу, да и сердце, кофе, как напитку, он не видел в чае той монотонности и кропотливости, которую порой требовал кофе. Он уважал труд тех, кто собирал урожай листьев, сушил их и сотворил новые букеты ароматов, но все равно, факт одного лишь заваривания чая в правильном чайничке и при правильной температуре для него казался слишком малым, чтобы прочувствовать причастность. Другое дело кофе. Подобрать правильное сочетание зёрен, помолиться в соответствии со своим взглядом и необходимостью, и после, засыпать на дно турки, чтобы аромат кофе наполнил и кухню и квартиру. И, пусть на работе он слишком часто прибегал к кофе-машине, а одна была у него дома. Ничего не могло сравнится с кофе, который делал он в те редкие дни, когда не нужно было бежать спасать мир. Медленно, с наслаждением и полным ощущением и осознанием каждой прокрутки ручной кофемолки. Янто остался верен традиции, не желая знаться с электронной и бездушной кофемолкой. Да, быстрее, да, он с ней работал, но, иногда неповторимый звук был всем, ради чего стоило брать в руки деревянную кофемолку. Услышать как зерна перетираются, чувствовать на подушечках пальцев эту шероховатость, и гладкость и забывать в такие моменты о стольких проблемах. Это было его личной магией, его мантрой или даже медитацией, если можно так выразиться. То, сокровенное и свое, что он берег и никому не показывал. Кофе, для Янто Джонса, был миром о котором он мог бесконечно долго говорить. И к которому приобщил Торчвуд-3. Создавать кофе-магию для каждого из команды стало искусством. Утром крепкий, бодрящий и тонизирующий, днём в зависимости от загруженности и задания, к вечеру предпочтительнее для Тошико чай. Он знал о вкусах в кофе каждого, ведь каждого он в этом пути, неосознанно, но наставлял. А, сейчас, ему предлагали изменить этим сложным и полным тайнства отношениям с кофе, с чаем. Собранным, кем-то смешанным и засыпанным в банку чаем. Янто, естественно, вежливо отказался, предпочитая не сообщать в итоге всех причин для отказа. Просто, чай, это не кофе. Они совершенно разные, и сравнивать даже два этих напитка кощунство.
- А, можно, послушать чай с черникой? И, отложите синюю бороду, я пожалуй, возьму его. Попробую дома.
- Да, разумеется. Черный?
- Думаю, да.
Янто кивнул, и услышал колокольчик на двери. Невольно, повернувшись, он увидел женщину средних лет. Не задерживая долго на ней взгляда, Джонс все же успел понять, что она здесь не в первые, и теперь, ищет что-нибудь по вкусу, себе или для презента. Девушка так же вежливо поприветствовав гостью чайного магазина, принялась в пол голоса, чтобы не мешать думать покупательнице, рассказывать про уникальность сушки плодов черники. Дело, она, свое знала отлично. Не давила авторитетом и статусом всезнайка. А ее голос снова обвалакивал, очаровывал и заставлял верить, даже доверять. Будь Янто простым смертным, это не показалось бы странным. Но, Джонс был агентом Торчвуда, на работе и теперь тщательно следил за каждой своей мыслью и реакцией, за каждым сказанным словом. Колокольчик снова прозвенел, и они с девушкой консультантом посмотрели в сторону двери одновременно. Валлиец, правда, готов был поклясться, что в момент, когда его взгляд устремился на дверь, теряя зрительный контакт с глазами девушки, те изменили цвет, и ее лицо, словно, стало совершенно иным. Но, быстро обернувшись, он увидел все то же выражение вежливости и заботы. Вернув взгляд к двери, он чуть не подскажите от удивления. В магазин вошёл Доктор собственной персоной. Быстро взяв себя в руки, Янто чуть отступил от прилавка и стал с интересом наблюдать за выставленными за стеклом плитками шоколада. При этом, сам Янто внимательно следил за девушкой, за Доктором, за дамочкой. Он бы поймал бы ладонь Доктора, чтобы ее пожать, да только это же таймлорд, со своими замашками и подходами к жизни и делу. И, тот факт, что теперь, они встретились в ходе расследования дело Торчвуда, уже наталкивало на ряд мыслей.
- Душенька, а не поможешь? - Девушка тут же извинилась, направляясь на помощь к даме, что давно уже крутилась в стороне.
- Джонс. Янто Джонс, сэр. И, Королевская Чайная Комиссия? Доктор, всегда подозревал в вас нечто подобное, - валлиец позволил себе лёгкую улыбку одобрения. В конечном счёте, этот галлифреец был знатным любителем чая, любимчиком короны, и пожалуй, даже Фортуны. Именно за ним бежал Джек тогда, когда покинул хабб, едва вернувшись к жизни и прихватив колбу, именно о нем говорила Марта с тем воодушевлением, с которым редко говорят о безразличных людях. Доктор. С синей будкой ТАРДИС. Сейчас, изучая взъерошенного мужчину в пальто и кедах, Джонс старался не ревновать. Не место. Не время. Не та планета, как такова. Он встретил Джека через сто с лишним лет после того, как тот повстречал Доктора. Ревновать к нему капитана, равноценно ревновать кого-то к школьной любви или первой влюбленности. Абсолютно бессмысленно. Он знал это, поэтому лишь вежливо улыбнулся ему, и вернул взгляд к плиткам шоколада. Одна из них, гордо заявляла о содержании 99% какао бобов.
- Вы здесь пролётом, или по делу? - обратил валлиец почти невзначай. Любезно интересуясь тем самым насколько велик шанс, что причина встречи в чае.
- Выбрали?- А, это, вернулась девушка-консультант.
- Да, те два чая. И плитку с 99% какао, - подарив девушке вежливую улыбку просточка, Янто доверил ей сбор заказа и вновь кинул взгляд на Доктора, ожидая ответа.

+2

5

Так уж вышло, что лично познакомиться с командой капитана Харкнесса ему пока не доводилось. Хотя, кажется, он встречал Тошико Сато, весьма милая и проницательная девушка. В остальном же, знакомство можно было назвать лишь заочным и базировалось оно на некоторых наблюдениях, которые таймлорд себе время от времени позволял, с интересом знакомясь с теми событиями, в которых мелькал Торчвуд-3.
- Одну мою подругу тоже так зовут. Вернее, ее зовут Мартой, о, она удивительная, эта Марта Джонс! Уверен, двое Джонсов нашли бы общий язык, - весело хмыкнув, отозвался Доктор на комментарий Янто, и без какого-либо перехода продолжил, подмигивая. – Любовь к чаю или к звучным названиям? Никогда их не любил, они обычно такие громоздкие и пафосные, но, кажется, для многих, чем многословнее – тем весомее и располагающе!  Хотя вот образованию одной организации мне уже как-то удалось поспособствовать. Правда это произошло совершенно случайно и меня поспешили выпроводить, ну, как это бывает, - и, добродушно улыбаясь, протянул руку для пожатия. – И приятно наконец познакомиться, Янто Джонс. Тоже привлекла чайная магия? – интересуется он тем же беззаботным тоном, и лишь на последнем слове делает легкий акцент. Можно было не сомневаться - занятная история с кустами, остающимися на месте исчезновения людей, вряд ли бы прошла незамеченной для Торчвуда.
Доктор с интересом озирается по сторонам, окидывая взглядом ряды стеллажей с небольшими коробочками, каждая из которых аккуратно подписана. Не просто отпечатанные бумажки, но аккуратно выведенные надписи (вот здесь, например, если верить описанию, великолепнейший «Дарджилинг» летнего сбора, отличающийся непередаваемо-нежным персиковым ароматом и насыщенным, плотным миндально-мускатным вкусом).
Они с Донной не выбирали, куда отправиться, не искали приключений или определенных мест. И Т.А.Р.Д.И.С. доставила их на Землю. Получилось ли так потому, что координаты, заданные не глядя, совпали с координатами этой планеты, более широко известной как Сол-3 (ведь он столько раз здесь бывал прежде и даже множество жизней назад, еще где-то в самом начале, даже до того, как начал свой бесконечный забег, интересовался этим миром и его обитателями), или Т.А.Р.Д.И.С. сама решила, что им надо именно сюда, как ранее уже происходило неоднократно, когда она приносила его одного или со спутниками совершенно не туда, куда они направлялись изначально. Ведь эта меленькая-бесконечная синяя будка всегда отличалась своим характером. Ведь эта синяя будка – не просто корабль, не просто комплекс технологий, но живое и разумное существо, помимо всего прочего, плотно связанное с самим Временем. А потом Донна нашла газету, хотя, разумеется, шансы у этого были ровно половина к тому, что этого бы не произошло, или газета оказалась другой, или, или, или, или.
- О, как обычно: то тут, то там. Был проездом - эти постоянные полеты-перелеты… не всегда удается оставаться в курсе событий и свежих новостей - и внезапно решил немного задержаться. И немного из любви к чаю. Удивительный и крайне разнообразный напиток, со множеством качеств и неожиданных свойств. Признаться, в этих краях, - он выразительно обводит рукой помещение, подразумевая при этом как саму планету в целом при общих масштабах, так и конкретную ситуацию и место. – особенно. Вот, например, молодящий эффект.
Изучая и принюхиваясь, он не забывает при этом присматриваться к окружающим. К примеру, та женщина явно не первый уже раз наведывается сюда и приобретает чай в потрясающих количествах за раз, а если принять во внимание, что приходит она третий раз за неделю и живет одна – во всяком случае, это то, что он успел уловить из разговора. О, конечно знаменитый на весь мир «файв-о-клок» знаменит не случайно, но в таких количествах можно было заподозрить эту даму в употреблении чая на завтрак, обед и ужин, а также до, после и вместо каждого из приемов пищи, даже если добрая часть с ее щедрой рукой уходит в качестве презентов. Пока девушка-консультант помогала с заказом, Десятый с видом крайней задумчивости и заинтересованности снимает с одной из полок коробочку с чаем и, частично приоткрывает крышку, втягивая носом аромат  (сотрудница явно зорко следит за всем, но он ловит момент, чтобы осторожно выловить пару листочков, размяв их между пальцами, принюхаться и следом лизнув образовавшееся крошево – интересно, в хорошо знакомой химической структуре угадывается нечто постороннее, но слабо уловимое, как и в том чае дома у миссис Эванс). Новостей о миссис Эванс от Донны пока тоже не было – эта неугомонная женщина умудрилась его заставить даже взять с собой ее телефон и обещала звонить, если произойдет что-то… необычное.
- Если вас интересует, могу предложить заварить для вас чашечку этого чая, скрасить ожидание. Медовые ноты прекрасно оттеняют вкус, - голос сотрудницы звучит негромко и мягко, но неожиданно отчетливо и совсем рядом.
- С превеликим удовольствием! - мягко улыбаясь, кивает он. - Но я просто обязан сначала поинтересоваться, как за столь малый период времени вам удалось снискать такую популярность среди любителей чая? Разумеется, здесь так же и заслуга работников, но… К слову, как происходит подбор персонала? – интересуется Десятый и добавляет с шутливой интонацией. – Может, если я надумаю сменить профессию, стоит попытать счастья у вас?
- О, боюсь, сэр, это невозможно. Это исключительно семейный бизнес и пока мы с сестрой не планируем расширяться, лишь пробуем свои силы здесь, - к вопросу о необычности – милая и доброжелательная девушка удивительным образом растворяется в окружающем пространстве, словно неотрывная часть этого магазина. – Что же касается популярности, я бесконечно рада, что люди, приходящие сюда, обязательно находят для себя что-то, могут познакомиться с великим разнообразием сортов напитка, а после, уносят в себе частичку этого волшебства и могут им поделиться с другими... - на самом деле и столь идеальное лицо представить сложно, при взгляде на него возникает мгновенная симпатия, но что особенно интригует, это то, как проходило ее общение с покупательницей, уже успевшей уйти со своим заказом: по направлению взгляда, жестам и действиям женщины складывалось впечатление, что она видела перед собой кого-то другого. - Одну минуту, сейчас принесу ваш чай и ваш заказ, прошу - стоило девушке ответить и подняться по лестнице за прилавком на второй этаж, таймлорд в задумчивости потер затылок и с интересом покосился на Янто.
- Чудно-чудно! Всегда любил старое утверждение, что в чашке чая может крыться ответ на любой вопрос. Так вот, чай… предлагаю выпить по чашечке и, уверен, весьма мило поболтать.

+1

6

Едва Доктор заговорил про Марту, Янто предпочел тут же абстрагироваться, чтобы не выдать себя. Это было разумным решением - лгать. Решением, которое они приняли вместе с Джеком в тот день, который у них был в отеле, когда очень многое наконец-то встало на свои места, а что-то изменилось до неузнаваемости и осталось тайной между ними двумя. Сохранить в секрете год, которого не было тоже стало тайной. Янто и так не стремящийся делится с окружающими своими мыслями и думами, был рад возможности высказаться и закрыть тему, к которой не хотел возвращаться. Ему было достаточно одного факта - это не сумасшествие, а правда, которая была, которой при этом не было, и которая оставила след на нем и Джеке. Остальное не имело значение. Другие не помнили, не знали, не подозревали. Поэтому, столь восхищённый отзыв о девушке вызвал лишь вежливую улыбку на устах Джонса. Он “не был знаком” с Мартой Джонс.
- Взаимно, Доктор, - он легко пожимает протянутую ладонь и кивает. - Надеюсь, однажды познакомиться с вашей мисс Джонс. Судя по вашему краткому описанию, она стоит этого знакомства, - врать Янто умел так же натурально и честно, как и дышать. Поэтому он и правда, познакомился бы с Мартой в мирных обстоятельствах, ведь, после того, как он помог ей покинуть Кардифф, они не встречались, даже случайно.
Теперь же, заняв роль наблюдателя, Янто удачно мимикрировал под обстановку, слушал Доктора все так же внимательно, следил за покупательницей, что от волнения чуть ли не подпрыгивала на месте, и старался поймать консультанта на фальсификации, то ли внешности, то ли чая. Но во всем этом раю любителей чая, он нутром чувствовал подвох и подставу. Не зря ведь он вышел именно  на этот магазинчик, провел три параллели и теперь стремился разгадать эту тайну. Он не пытался никому и ничего доказать, просто, работал в своем режиме, - наблюдал и делал выводы, основываясь на фактах. Вот, например, дама, явно стала популярна благодаря чаям и традиции пить его ровно в пять вечера. Популярность, в основном, была завоёвана новыми сортами чая, купленного именно в этом магазине. Отнять у нее эти сорта чая, будет равносильно гибели для этой дамы. Янто было заранее ее жаль. Или вот консультант, что мило улыбалась каждому и являлась идеалом человека работающего в этой сфере. Явление Доктора, под видом члена комиссии ее, кажется, вообще не тронуло. Любой другой, человек, выдал бы свое волнение, ведь такая ответственность, а она - как будто ей было плевать на эту комиссию и ее итоги, как и на многое другое. Она держалась слишком хорошо, слишком идеально, слишком правильно. Слишком не по человечески. И в мозгах Янто, как будто щёлкнул тумблер. Моргнув несколько раз, агент Торчвуда словно сбросил наваждение. Консультант удалилась за чаем, а Джонс перевел внимательный взгляд на Доктора. Нет, он остался таким же, как и слишком возбуждённая дама. Значит, ему не показалось. Фильтр восприятия был, и был он очень хорошего качества. Даже слишком хорошего.
- Я, пожалуй, составлю вам компанию, сэр, - начал валлиец, аккуратно подбирая слова и формируя тем самым нейтральные фразы. Доктор умный, он должен понять, что именно подразумевает земной мальчишка. - Право дело, не хотел особо проводить едва ли не единственный тёплый день в Кардиффе в помещении. Может, возьмём чай с собой, и отправимся в пешую прогулку?
- Вот, ваш чай и шоколад, - девушка, как будто, возникла из воздуха, и Джонсу понадобилось все самообладание, чтобы не подпрыгнуть или не измениться в лице.
- Благодарю, - Янто тут же вытащил портмоне из внутреннего кармана пальто, чтобы расплатится.
- И, ваш чай, - девушка снова улыбнулась, ставя на прилавок два картонных стаканчика. - За счёт заведения, господа, - добавила она мягким голосом.
Упаковав покупку, Джонс пожелал девушке удачи и, вооружившись стаканчиком, пригласил мужчину на выход. Колокольчик на дверях мягко отметил их уход из магазина, а валлиец как будто наконец-то смог вдохнуть полной грудью. Ощущение, что он дышал через раз в магазине, не покидало его. В руке стаканчик чая не вызывал ни каких эмоций. Открыв крышку, он даже принюхался - черный с черникой. И, если в магазине, он едва не изменил кофе с чаем, то, теперь, на свежем воздухе, он не испытывал ни очарования ни чего-то ещё, относительно напитка в своих руках.
- Ваше мнение, Доктор, - Янто отошёл от магазина на приличное расстояние, прежде чем остановится возле дерева и вылить большую часть содержимого своего стакана на землю. Часть, он аккуратно слил в пробирку, и тщательно закупорив, убрал в сумку, собираясь позже принести эту находку Харперу, на анализ. - Фильтр у них, к слову, хороший. Даже слишком, - усмехнулся агент Торчвуда, выпрямляясь и стряхнув стаканчик, запаковал в полиэтилен, как вещественное доказательство, тоже убрал в сумку.

+2

7

Все было рядом мелочей и деталей, которые отдельно могли привести к совершенно любому результату или не привести ни к чему вовсе. Иногда такое тоже бывало. Так чем могло быть в данном случае присутствие в этом небольшом магазинчике протеже капитана Харкнесса, покупающего чай и шоколад? Стечением обстоятельств - вот захотелось Янто Джонсу прогуляться вдалеке от хаба и закупиться чаем, хотя, как ему помнится из пары обмолвок капитана, который утверждал, что смог изменить суть и идеи института, с которым Доктору уже некогда доводилось сталкиваться, вся команда давно и прочно пристрастилась и боготворила кофе в исполнении все того же Янто, но ведь всякое бывает - или важной деталью? Десятый без особых сомнений отмел вариант со случайностью – не с несколькими идентичными случаями. В ответ на слова Янто он жизнерадостно улыбается.
- Ааа, чудесно, просто чудесно, обожаю прогулки на свежем воздухе! Кстати о знакомствах, это занимательное место, о, мне его очень рекомендовали. Одна милая и приветливая леди, живет в этом квартале. А ей его посоветовала ее соседка, миссис Шекс. Говорят, славная женщина, - воодушевленно тараторит Доктор, заглядывая за прилавок, в поисках чего-нибудь интересного, но обнаруживает только выключенный компьютер и кассовый аппарат.
Пожалуй, самым подходящим словом для этого заведения было бы слово «уют». Все, до самой последней детали, служило тому, чтобы посетителям хотелось задержаться, посмотреть, попробовать. А еще прилавок, заставленный небольшими баночками с мармеладками и чем-то еще, и декоративными чашками на изящных подносах; смесь ароматов, не тяжелая, но обволакивающая; приветливая сотрудница, всем своим видом располагающая к общению и приятной наружности. Приятной и совершенно неприметной, такой, что если не думать и не смотреть, можно и немного подзабыть, а как же выглядел человек, с которым вы ранее общались.
- Кстати, эта леди готовит восхитительный черничный пирог. На самом деле, попробовать его толком я не успел, но Донна уверяет, что это так.
Когда возвращается девушка-консультант с заказами, Десятый забирает приглянувшийся чай и стаканчик с напитком, и кивком благодарит, выдавая самую дружелюбную улыбку.
- Благодарю… - он вглядывается в имя на бейдже. – Дженна. Замечательное место, просто потрясающее. Но, вижу, у вас хватает работы и без моих вопросов. Полагаю, будет лучше, если заглянуть ближе к закрытию. Вы же не возражаете?
- Разумеется. Надеюсь, вам у нас понравилось и в другой раз вы посетите нас уже не по долгу службы. Мы закрываемся в восемь.
Прощаясь, он еще немного задерживается у входа, пропуская нового посетителя, о появлении которого возвещает колокольчик над входом, прежде чем покинуть помещение следом за Янто.
Доктор с интересом оглядывается - на улице тихо и не слишком оживленно, да и сам район ни чем особо не примечателен, тихий, уютный, в который удачно вписывается небольшое одноэтажное здание магазинчика – и краем глаза следит за реакцией молодого человека. Реакция на происходящее не заставляет себя ждать. Детали. Внимание к деталям весьма важно. В этой истории было множество мелких деталей, впрочем, как и в любой другой, но эти вызывали явный интерес.
- А, хорошее наблюдение. Определенно, фильтр восприятия и даже не один, либо довольно мощный, - Десятый со вздохом провожает взглядом вылитый на землю чай, принюхивается к своему и, макнув пальцем в стаканчик, пробует на вкус. Стакан отправляется на бордюр.  – Либо это, либо… больше внутри? Думаю, кто-то очень проникся изучением земных традиций, а еще было бы интересно посмотреть, что там вверх по лестнице. Полагаю, упаковкой занимаются именно там. Кстати, довольно посредственный чай. И с высокой концентрацией теобромина и теофиллина, и что-то ммм… - интересно, оно ускользает, и да, если выпивать пару чашек в день хотя бы месяц, можно заработать привыкание. Но кто станет массово закупаться не самым лучшим чаем и превозносить его? Он роется в карманах, и на свет появляются заводная мышка, йо-йо, пакетик с банановыми чипсами, и, наконец, достает из кармана плаща колокольчик. Тот самый, что возвещал о приходе и уходе покупателей в магазине. – Люблю всякие звуковые штуковины. Занятная вещица. Действует практически на границе восприятия человеческого слуха, вызывает общую расслабленность организма и усиливает психическое воздействие. Но это легко проверить, - нууу, или это может быть самый обыкновенный и скучный колокольчик, от которого и пользы одно только «дзинь» да «динь-дилинь». Таймлорд выуживает из кармана отвертку и сканирует, одновременно с тем обращаясь к Янто. - Как насчет маленького эксперимента, а, Янто Джонс? Не задумываясь, описать, что запомнилось в этом милом месте больше всего. Не предметы, ощущения и мысли. Может, что-то не свойственное? Например, внезапная рассеянность.

+2

8

У Янто есть свои наработки, свои замечания по работе девушки продавца и свои мысли на тему этого странного и с виду абсолютного милого чайного магазина. По личному опыту, валлиец знает, так гладко бывает только там, где отчаянно пытаются что-то спрятать. и чем прекраснее все выглядит, тем опаснее то, что оно скрывает. Иначе, он не вышел бы на охоту самостоятельно. Джонс честно считал себя достаточно посредственным оперативником. оружие в руках держать умел, стрелял прекрасно, благо тренировки в тире не пошли даром, но, оперативная работа не для него. Просто, у каждого человека есть свое место в жизни. Да, они с Джеком выбирались, порой, на охоту за очередным сбежавшим из канализации вивилом, но это не в счет. Оуэн, Тошико, Гвен, вот им в поле было комфортно, валиец считал, что больше нужен в другом месте, - обеспечить тыл, прикрытие, бесперебойную работу хабба, помочь с оформлением грузов, напомнить о приеме еды, или просто погрузиться в архивы. Детали, вот чему больше всего внимания уделял молодой сотрудник Торчвуда, будучи при этом самым младшим членом команды, и в какой-то степени испытывая дискомфорт и по этой причине тоже. словно, его старшие коллеги забывали, что между ними всего пара лет разницы в физическом возрасте. Забывали и то, что Янто был работником Торчвуд-1 в то время, как они сами даже понятие не имели об организации. Но, валлийцу было комфортно с этой забывчивостью коллег, пока те не лезли в душу. Теперь, уже не лезли, привыкнув, отчасти, к его спокойствию, практически бесшумным передвижениям по базе, и факту романа с Джеком. Последнее, к работе не относилось. Однозначно.
Внимательный взгляд голубых глаз валлийца не упустил из виду странную манеру поведения девушки, покупательницы, то как искренне улыбалась та, на лице которой улыбка должна была выглядеть не больше чем маска, и как была рада заварить чай за счет заведения. Обычно, ни один магазин не мог похвастаться таким радужным приемом. Везде был свой стиль работы, но нигде не предлагали просто так чай, или кофе. А здесь, Янто зацепила именно подача, ненавязчивый сервис которому очень сложно было отказать. И это настораживало, ровно как и резкое желание выпить чашечку крепчайшего кофе, который в хаббе не мог пить больше никто из-за дозы кофеина в напитке.
- Хм, - молодой человек хмуриться, наблюдая в руках Доктора колокольчик, и не может отвести от него взгляда.
Совершенно обычный, ничем не примечательный колокольчик, сделанный под серебро, не привлекающий лишнего внимания, при этом идеально замаскированный под предмет интерьера. Такие принято вешать на дверях, нечто похожее висит на дверях в туристический центр и приятным переливом звуков оповещает обитателей бюро о посетителях. Янто давно привык к его звуку, который куда приятнее сирены при открытие дверей в хабб, но даже тот вой давно стал родным. А здесь, колокольчик вызывает смятение, словно его приятный звук рассеивает внимание.
- Сложно сказать однозначно, Доктор, - честно произносит Джонс и почти виновато улыбается мужчине, который продолжает изучать колокольчик, после чего, стряхивает некоторое оцепенение и прикрыв глаза, закладывает руки в карманы джинс. Короткое путешествие по памяти, по магазину, чтобы вспомнить именно то, что необходимо. Никогда не имеющий проблем с воспоминаниями, валлиец с минуту молчит, после чего еще сильнее хмуриться, и снова смотрит на Доктора. - Простите, но, кажется, по мимо фильтра, было что-то еще. Это что-то вроде ароматизатора для воздуха, что достаточно странное явление для магазина такого формата, где обычно выставляют кофейные зерна для нейтрализации не нужных запахов. А здесь другое. Я не могу вспомнить ничего конкретного, даже описать лицо девушки, хотя прекрасно знаю, что мы с ней достаточно долго общались. Если бы дело касалось меня, как простого человека и жителя Кардиффа, скажу честно, - я посетил бы этот магазин еще раз, потому что атмосфера и обслуживание у них на высоте, как и умение подобрать подход к любому клиенту. Как агент Торчвуда, хочу заметить что такая не свойственная для меня рассеянность после посещение магазина, лучший индикатор опасности. Сложив итог воздействия, ваше наблюдение касательно чистоты и качества чая, а так же подозрение на наличие у них фильтров восприятия, и прибавив к этому события последних дней, которые упомянули вы, и которые известны Торчвуду, смею заявить, что мы имеем дело с инопланетным вторжением отнюдь не мирного характера. Гости из космоса являются наблюдательными, изучили местную культуру, традиции и сделали самую правильную ставку, - на чай. Остается лишь один вопрос, от которого и будет зависеть дальнейшая судьба этого дела, что им нужно. Укрытие и дом, который Торчвуд может помочь организовать, но в случае, если они пришли с миром. Или дом для своей расы, и этот вопрос требует истребления людского вида. В таком случае мы будем вынуждены выступить с радикальным требованием освободить планету.
Янто Джонс не был самоуверенным и всегда знал, какой вес имеют те или иные слова. Он говорил сейчас от имени Торчвуда, организации, которая встала на защиту мира и покоя граждан. Любая инопланетная угроза должна была быть нейтролизована, в кротчайшие сроки. Они и так проштрафились, допустив смерти невинных людей, говорить о увеличении количества жертв не хотелось, но, наблюдая популярность этого магазина, агент уже знал, жертвы будут еще.
- Доктор, желаете проехать со мной в хабб? Уверен, вам будут рады, - добавил Янто с мягкой улыбкой радужного хозяина дома. Все же, для него Торчвуд, так или иначе, но был вторым домом. А еще, он в какой-то степени вынужден был делить Джека с этим галлифрейцем, о чем сейчас он предпочитал не думать.

+1

9

Существует огромное, просто возмутительное множество различных бесполезных занятий и ритуалов. На самом деле, если подумать, все эти ритуалы (в современном их понимании; хотя, конечно, понятие современности весьма расплывчато для той же Сол-3 в эпоху, скажем, Средневековья или в 48 веке, и для жителя какой-нибудь далекой, вышедшей едва ли на второй уровень развития планеты Цети Сильвана с их системой летоисчисления, совершенно отличной от земной; а для путешественника во времени оно и вовсе смазывается) в большинстве своем ужасно занудные и скучные. Они как будто привязывают, маркируют, оставляют отметку. Право слово, и кому это нужно? Нет, справедливости ради стоит отметить, что иногда эти вещи могут быть полезны, но факта скуки это не отменяет. Доктор не любил ритуализацию еще с тех пор, как был зеленым еще студентом Академии и с завидным постоянством пропускал большую (если не сказать, что все) часть занятий, посвященную правилам и канонам поведения в приличном галлифрейском обществе. И если говорить о ритуалах… хотя, зачем о них говорить? Они просто есть. Всегда и везде, так или иначе. Ритуалы, традиции: вот, к примеру, все те же ритуалы чаепития, или ежегодная традиция не самых дружелюбных инопланетян прилетать на Землю не с самыми мирными целями (им что, медом здесь намазано?).
И вот теперь земные традиции аукнулись пока что небольшой части Кардиффа.
Доктор внимательно слушает Янто, хотя и принимает самый беспечный вид. Словно каждый день на дорогах оказываются в изобилии разбросанные фильтры восприятия и прочие милые безделицы. Вот только на Земле таких мощных устройств не должно быть. Не в этом временном отрезке и не здесь. Если фильтр восприятия – дело довольно обыденное (и ЮНИТ и Торчвуд весьма успешно использовали данную технологию), то про чудо-колокольчик этого сказать было нельзя. Главной особенностью этого устройства было то, что оно настраивалось на частоту, к которой был наиболее восприимчив тот или иной вид.
- О, чудесно! Разумеется, не то, что что-то забылось. Хотя, отчасти, это даже замечательно, потому что только лишний раз подтверждает, - Доктор бормочет, прикидывая, что еще это может подтверждать, кроме, разумеется, самого очевидного, одновременно с этим активно кивая на одноэтажное здание магазинчика, который они только недавно покинули. – Но память, память удивительная вещь, Янто Джонс. Ничто не забывается полностью. Особенно, если целью и не было забывание вовсе, а лишь внушение. Тонкое, осторожное воздействие. А значит, - он на секунду хмурится, прикидывая, и тут же радостно улыбается, добавляя:
- Значит, через три часа и семнадцать минут эффект пройдет. Чудно! С этим разобрались.
Впрочем, слушает он действительно внимательно, хотя обычно больше всех говорит сам. Забавно, но факт – ему действительно нужна публика, перед которой он сможет выступить, рассказать что-то удивительное, раскрыть очередной зловещий план зловредных пришельцев или около того. Забавно, но факт – на этот раз он не торопится, а слушает. Занятно, занятно, крайне занятно. И чудная логика суждений, рассудительность и внимательность (даже вопреки). Все в купе вызывало у Доктора живой интерес. Пожалуй, ничуть не меньший, чем эти очередные визитеры. Было что-то в этом молодом человеке интригующее, но что – от его понимания упорно ускользало.
- Чудеса дипломатии. Что же, предлагаю поставить гостей в известность и познакомиться, - он вручает колокольчик Янто и подмигивает, засовывая руки в карманы. - Разумные растения не редкость и на моей памяти уже были попытки некоторых из них… колонизировать пару миров. И, к сожалению, далеко не со всеми имеет смысл договариваться.
Люди – удивительнейшая раса во вселенной. Янто Джонс – обычный человек, пусть и знающий немного больше, чем кто-то другой. Он не имеет ни малейшего понятия о том, с чем столкнулся, но уже сейчас готов действовать не колеблясь, готов защищать Землю, дом для миллиардов таких же людей, чего бы это ни стоило. Похвальное и самоубийственное стремление для тех, чей век ужасно короток и хрупок. Яркое пламя жизни, которое может потухнуть, если ветер подует слишком сильно.
- Кстати, такая рассеянность абсолютно нормальна после воздействия, даже кратковременного и однократного, этой маленькой штучки. Хотя, на самом деле, это в некотором роде лишь игрушка-самоделка. В большинстве своем встречается на рынках Шан Шена. Но из-под полы, примерно в трети цивилизованных миров она либо запрещена, либо может использоваться только с одобрения высших инстанций. Все же, как ни крути, а вмешательство в восприятие и разум считается как минимум моветоном, - Десятый довольно улыбается – теория подтвердилась. А если «гости» используют что-то подобное, смело можно исключить некоторые предположения.
- В хабб? Отлично, – он снова начинает тараторить и приглашающе кивает на дом, за углом которого припаркована будка, – но сначала предлагаю взять Т.А.Р.Д.И.С. и заскочить к одной милой пожилой леди. Я не говорил, что у нее тоже есть некоторый запас чая из этого магазинчика? Думаю, будет не лишним, если мы пригласим ее с собой. Хотя, вероятно, она до сих пор спит. И проспит еще пару часов. Да, - люди. Казалось бы, они не обладают ничем, что давало бы им преимущество, они еще так молоды, совсем дети по меркам вселенной - громкие, беспокойные, часто ошибающиеся, но дети. Однако вот он, яркий пример того, насколько они потрясающие и удивительные. - А у вас все еще живет птеранодон?

+1

10

У Янто Джонса вопросов к галлифрейцу вагон и маленькая тележка, но оно прекрасно понимает, что, будучи профессионалом, да еще и при исполнении, все вопросы задаст потом, если удастся. Он знает достаточно про мужчину в пальто и кедах, с вечным хаосам волос на голове, который лучше всего олицетворяет хаос его мыслей, и знает, что многое после знакомства, возможно, придется переосмыслить. Янто Джонс знает, когда есть место личному, а когда важному и рабочему. Поэтому, он легко отодвигает в сторону, поднявшую было голову ревность. Доктор есть Доктор, был им всегда и всегда будет. А, капитан Джек Харткнесс, это капитан Джек Харкнесс, и если бы не этот не_человек перед ним, что так ловко тасует факты, валлиец знает, он никогда не встретил бы капитана, никогда не узнал бы что такое по-настоящему любить и доверять, даже когда в ответ меньше доверия чем у смертного к смертному. Джек бессмертен вопреки или благодаря, и это приносит боль, не только самому капитану, но и тому, кто рядом с ним, ведь никто не готов стареть рядом с вечно молодым, никто не готов делить этого красавчика с остальным миром. А, Янто посмел взять на себя ответственность, посмел бросить вызов и сказать, что готов. Готов видеть, как будет стареть сам, но время не коснется его капитана, готов на многое, пока Торчвуд позволит ему быть рядом. 
Иллюзиям нет место в их работе. Как нет место и такой вот расе, тихо убивающей тех, кто им не по душе или просто пришедшие для колонизации, просто, готовя планету к масштабному вторжению, а пока пробуют почву, смотря, куда нужно будет нанести удар при первой же необходимости. Янто Джонс не лучше и не хуже других, он просто агент Торчвуда, вышедший в поле по своим правилам, и стремящийся найти выгодное для Землян решение, - ведь каждая жизнь важна и дорога, каждый может быть чьим-то героем в будущем, а нелепая кончика способна переписать это самое будущее, лишив его героев и их врагов. Поэтому, он кивает на очередное замечание, и забирает колокольчик, тут же аккуратно упаковав его в полиэтиленовый пакет для улик и убирает в ту же сумку, куда до этого отправил образцы материалов для Оуэна. Пожалуй, колокольчик достанется в "подарок" Тош, которая обязательно захочет его "препарировать" своими технологическими штуками. Его задача, обрадовать коллег, остановить врага и просто вернутся к ужину домой, желательно, целым и невредимым, Джек вряд ли обрадуется, если Джонс вдруг получит травму. 
"Сто девяносто семь минут". Вдруг осеняет его, и он бросает быстрый взгляд на часы, засекая время, чтобы отсчитать эти самые три часа и семнадцать минут, сделать поправку, разумеется, в уме, на факт и время которое они уже провели за пределами магазинчика и задаться единственным логичным вопросом, при этом вслух. 
- Почему сто девяносто семь минут, Доктор? 
Кому еще придет в голову форматировать часы в минуты? Пожалуй, мало кому из живущих, но, валлиец давно привык к тому, что у него немного иное мышление и немного другая, правильно_неправильная логика восприятия мира. Поэтому, такой вопрос, поэтому он звучит так, откровенно спокойно. Почему, не зачем, для чего, а почему именно такое число в итоге, а не, скажем, двести минут или как-то иначе? Неужели у этой расы все вот так, не типично неровно для людей, которые привыкли округлять в ту или иную сторону, в зависимости от необходимости, уменьшения или увеличения. А тут такая почти ювелирная точность в совершенной форме неэстетической запинки, словно недодали, или передали. И, тут же, как легкий толчок, но не в тело, а, мысль, пришедшая в голову, словно из личного архива данных достали нужную книгу, открыли на правильной странице и указали на обычные факты жизни.
- Это может быть связано с тем, что 197 сумма первых двенадцати простых чисел, Доктор, и тем фактом, что само число простое? 
Казалось бы, мелочь, кто вспомнил бы о таком как понятия простых числе, но он вспомнил, возможно, потому что прилежно старался учиться в школе, а может, потому что в простых числах, как в числах вообще, для него кроется порой тот самый порядок и покой души, которые не удается обрести даже в сухих фактах отчета и простых словах вынесенных на бумагу. Математика, как самое легкое спасение от повседневных будней, когда нужен именно баланс. Сосчитать до семи, можно на валлийском, и обратно, чтобы успокоить ритм сердца, чтобы взять себя в руки, когда кажется, что очередной кризис накроет и унесет непонятно куда. 
- В Тардис?
Янто переспрашивает, потому что готов поспорить, что ему послышалось, но нет, Доктор серьезен, даже чуть весел, но не в насмешливой форме, и валлиец робко кивает. Его приглашают взглянуть на святая святых для каждого таймлорда, Тардис, о которой он так много читал в досье собранным ЮНИТом и самим Торчвудом, а теперь сможет прикоснуться, оказаться рядом и торопливо кивает, словно мальчишка, у которого исполнилась мечта. Впрочем, есть ли кто-то, знающий про машину времени в виде полицейской будки, кто отказался бы от возможности ее увидеть. 
- Признаться, почту за честь, - он не лукавит, произнося это и не видит ничего зазорного в том, что голос стал чуть более иным, а улыбка так и рвется. Они ведь все дети, по сравнению с тем же Доктором, наивные дети. И малой части этих детей повезло увидеть немного больше, заглянуть за полог устройства мира, увидеть то, что не видно для других. 
- Мавануи прекрасно себя чувствует, спасибо. И, все так же, иногда, ворует овец, - кивает молодой человек. Старательно не отставая от высокого долговязого собеседника, заложив аккуратно руки в карманы джинс. Птеранодон его личная гордость, не сторожевой пес, а скорее друг, в гнезде которого можно всегда посидеть и посмотреть на команду, хабб, оценить то что они делают и насколько их работа нужна миру и людям. Мавануи был его спасением, когда нужно было найти личный покой, а покинуть базу не было возможным. И он же, личный проказник, любящий воровать шоколад со стола коллег, считая, что это никто не заметит.
Янто умеет держать себя в руках, как умет не выдавать с головой всего восторга, который умеет и может испытывать. Даже в команде мало кто знает, какой он на самом деле, лишь Джеку открыты грани его души, которых капитан касается аккуратно, словно они хрупки и вот-вот рассыпаться пеплом. Но, Доктор не Джек, он другой, он даже н, и возможно, видит во взгляде собранного молодого мужчины больше, чем сам Янто хотел бы ему показывать или рассказывать, так что, когда тот не задает никаких личных вопросов, его это устраивает. Просто, Джонс скрытный, даже для своего круга лиц, а в него, при всем уважении не входит галлифреец в отношении которого валлиец все еще в сомнениях личного качества. 
- Тардис.
Тихая констатация факта выходит сама собой. Просто, вот, они сворачивают за угол, и перед ним вырастает будка образца 60-х, так что сдержаться было сложно, она и правда напоминает эти самые, раритетные, уголки надежности и охраны, из которых можно было позвонить в надежде найти спасение или донести о преступлении. Разумеется, эта будка давно стала другой, она спасает от скуки одиночества одного галлифрейца, который рассекает на ней во времени и пространстве. Поэтому в его тихом шепоте восхищение и почти мальчишеский восторг. Вот она, та самая Тардис, которая оставила яркий след в истории тех, кто ступал на ее борт. 
- Доктор, позвольте признаться, что в живую она выглядит куда лучше, чем на фотографиях в досье, - с легкой улыбкой произносит валлиец и оборачивается к мужчине. - Вы говорили про одну даму преклонных лет. Что стоит знать про нее? Насколько крепок ее сон? Или насколько опасно ее пробуждение? 
От легкости в тоне не следа. Перед Десятым снова собранный агент Торчвуд-3, который спасать мир.

+1

11

- Сто девяносто семь минут? - Доктоп переспрашивает скорее на автомате, задумчиво нахмурившись, пока они идут к месту стоянки Т.А.Р.Д.И.С. - Сто девяносто семь... - бормочет он под нос, на время забывая, что это был вопрос и на него, как обычно бывает, ожидают конкретный ответ - да или нет. Но с ответом Доктор не спешит. Простая мысль о простых числах до этого момента казалась слишком простой, чтобы уделять ей внимание. К тому же, наибольший интерес вызывали сами визитеры и их методы. Но, и правда, почему? Результаты сканирования показали, что, да - не больше и не меньше. Внутренний таймер устройства отмеряет ровно столько. Почему простые числа? Универсальность для каждого уголка вселенной принципов простых чисел (с некоторой погрешностью, разумеется, но в целом), а может особая любовь к математической точности? Или...
- Или почти жизненная необходимость, - последнее Десятый произносит и задумчиво косится на Янто, обдумывая возникшую мысль, но не продолжая вслух, а вновь переключаясь на лирическое отступление. - Почему? О, хороший вопрос, действительно хороший вопрос! Для многих рас во Вселенной, космос - упорядоченный хаос. И подобное же отношение у них к жизни. А что лучше математики позволит придать стройную, упорядоченную и логичную структуру? О, таких рас много, очень много. Для них это как... - он пощелкал пальцами, подбирая наиболее точное сравнение. - Да, как для вас, людей, ритуалы. Вы можете без них обойтись, совершенно безболезненно надо сказать, но все же держитесь за них порой так крепко! - и снова без перехода добавляет:
- Так как давно здесь открылся этот магазин?
Если предположение Янто верно, а немного обдумав и взвесив имеющуюся сейчас информацию, Доктор, пожалуй, был склонен считать, что оно верно хотя бы частично. Хотя бы потому, что если этот молодой человек прав, проблемы у них могут оказаться куда серьезнее, а времени на решение у них может оказаться гораздо меньше.
Вопрос "почему" легко мог быть и ответом на "кто". Многие обитатели Вселенной видят в числах некий глубинный смысл или хотя бы след порядка и равновесия. Но далеко не у всех вся культура имеет жесткую привязку к жизненному циклу.
Т.А.Р.Д.И.С. стоит там же, где он ее и оставил, что в принципе, не удивительно: люди спешат куда-то по своим делам и проходят мимо, не обращая внимания на синюю полицейскую будку, а если кто-то и заинтересуется, проникнуть внутрь все равно не удастся. Если, конечно, старушка сама не решит, что так нужно. И сейчас она дружелюбно раскрывает двери перед Доктором и Янто. Обычно в такие моменты звучит уже традиционное "больше внутри, чем снаружи" и Доктор на одно короткое мгновение почти ждет этой фразы, но только на мгновение - этому человеку известно чуть больше, чем большинству обитателей Земли, ну а ожидать от сотрудника организации, которая постоянно имеет дело с иноплантными визитами и технологиями... Рано или поздно такие люди перестают чему-либо удивляться.
- Янто Джонс, а ты, кажется, ей понравился, - таймлорд хмыкает, прислушиваясь к довольному гудению и отмечая приветственно перемигивающиеся индикаторы на консоли. А Янто снова удается удивить - в положительном смысле. Десятый с легким весельем наблюдает, отступив в сторону и давая человеку оглядется, и едва заметно улыбается: удивленные восклицания, это, конечно, никогда не устаревает, но в негромко произнесенном слове есть все, и есть главное. Есть то, за что галлифреец никогда не перестанет сам удивляться и восхищаться жителям Земли. Ему знакомо это ощущение: каждый раз, с того далекого дня, много жизней назад, когда он впервые дотронулся до ее консоли, это чувство навсегда с ним. Т.А.Р.Д.И.С. и в этом коротком слове все, что нужно о ней знать.
- О, правда? - а в том, что это правда, он и не сомневается. Ни одно фото или видео, или трехмерное голографическое изображение не способно передать то, что можно увидеть лишь так, однажды непосредственно столкнувшись с тем фактом, что эта старенькая будка 60-х годов, совершенно неуместная здесь, посреди улицы, чье место разве что в музее или на инсталляции, что эта простенькая синяя будка живая и может менять все. Как однажды изменила жизнь одного сумасбродного старика. Но то было лишь началом. - Можешь сказать ей об этом сам. Она любит комплименты, - Т.А.Р.Д.И.С. согласно и одобрительно гудит, а Доктор, тем временем, уже подключает звуковую отвертку, запуская анализ результатов сканирования. Следующий вопрос Янто возвращает их к главной теме.
- С ней сейчас Донна, и судя по тому, что этот телефон до сих пор молчит, пока все тихо. О, при необходимости эта женщина способна и без всякого телефона привлечь внимание! Что же касается миссис Эванс, я склонен считать, что пока опасности нет и, надеюсь, не будет. Для окружающих. Но есть все основания полагать, что она может стать еще одним человеком, который может измениться. А если твое предположение о числах верно, то... - то можно и не продолжать. Старушка успела рассказать довольно и самое главное прозвучало - время ее увлечения чудодейственным чаем. - Те кусты, они были с плодами?
Отвертка негромко пищит, сообщая об окончании анализа, и Десятый одним нажатием клавиши выводит все данные на монитор.
- Похоже, что с первоначальным воздействием на память, в сознание дополнительно закладывается некая команда, даже цепочка команд, и это так же перекрывается внушением. О, великолепная, тончайшая работа! Вероятно, нашим друзьям удалось слегка модернизировать "колокольчик"...  - таймлорд еще раз пробегается взглядом по информации и его брови неудержимо ползут вверх. - Мои поздравления, кажется, твоя верность кофе оказалась очень кстати. Будильник! - последнее он уже восклицает, на ходу направляя Т.А.Р.Д.И.С. к дому миссис Эванс. Прямиком в гостинную.
- Донна! - выскочив из дверей, Доктор тут же подскакивает к миссис Эванс, все еще спящей на диване и быстро проводит отверткой, сканируя, и берет за руку, "слушая" пульс. Появившейся из кухни спутнице он кивает на будку. - Донна Ноубл - Янто Джонс, Янто Джонс - Донна Ноубл. Донна! - и, не давая опомниться, шустро хватает ее за руку и уже в ту же будку протаскивает. - Маленький холодильник, переносной холодильник, тот, для пикников. Он где-то в библиотеке. Или в гардеробе. В него надо собрать весь запас чая миссис Эванс. И ты ведь не пила этот чай, нет? - выразительная и крайне возмущенная тирада о полоумных марсианах, и о том, что в отличие от некоторых, времени "гонять чаи" у нее не было, подтверждает, что нет, не пила. И Доктор позволяет себе выдохнуть и напомнить про холодильник, после чего возвращается к хозяйке дома, садится рядом и кладет руку на лоб, хмурится на пару мгновений, и накрывает руками виски, обращаясь уже к Янто.
- Миссис Серен Эванс - чудная пожилая леди, 67 лет, живет одна, любит готовить и общаться с соседями. Сейчас она должна спать и видеть сны, которые приличествуют всем почтенным дамам этого возраста. Хотя не уверен, что хорошо знаю, что должно сниться милым старушкам, но главное, чтобы не жутковатые зеленые лица с черными глазами... Я бы, наверное, не хотел, чтобы мне такое снилось. А тебе бы хотелось? - впрочем, вопрос риторический. Покосившись на Янто, Доктор встает на ноги. - Занесем ее в Т.А.Р.Д.И.С. А как Мавануи относится к гостям?

+1

12

Янто Джонс умеет быть терпеливым. Это доказал год, которого не было, это доказывали его отношения с Джеком, в которых лишь терпением можно было добиться большего. Капитан, порой был, как ребенок, непоседлив и лихо стремился вперёд, вопреки всем обстоятельствам стараясь обогнать само время. Джек умел быть до ужаса серьезным, опасным и увлекающимся, забывающий о том, что бессмертие никоем образом не подразумевало отсутствие факта смерти, как таковой. Янто умел ждать, вовремя задавать вопросы, правильно делать акценты, грамотно подбирать слова. Он умел просто быть. Рядом, поддерживать, давать опереться на свое плечо и быть в тени, не потому что не имел сил шагнуть вперёд, а потому что знал, порой оставаться вот так, в тени, сложнее всего. Он каждый раз выгодно оттеняли членов команды, высвечивал их достоинства, скрадывал недостатки, и просто был. Просто поддерживал как обычный человек. Ему нравилось это, потому что ощущение своего место валлиец ценил так же как свой внутренний мир, который оберегал от всех. Поэтому, когда Доктор начал думать вслух, он не мешал, понимая интуицией, что это просто привычка. Так что, он снова терпеливо ждал. Внимательно слушал что думал Десятый Доктор, подмечал детали характера, чтобы после внести и пополнить досье на этого таймлорда, чтобы в будущем, кому-то, кто с ним однажды встретится от лица Торчвуда, было удобнее и проще понимать этого галлифрейца. Думать о других и их удобстве тоже было странной, но привычкой. Возможно, глупой, как сказал бы Оуэн, но это решение, которое он принял переступив порой Торчвуда. Раньше, работа не мешала быть другим, а потом были далеки, киберлюди и Лиза, и ему пришлось измениться, отбросить все, чтобы не отсвечивает лишний раз на горизонте. А, после, это стало странной и удобной привычкой, которая помогала держаться.
- Меньше месяца, - даже погруженный в мысли про Торчвуд, отчёты и необходимость дополнить досье на Доктора, в размышлениях про странный магазин чая, он не упустил важного, моментально подавая Доктору нужную информацию и просто сопровождал его далее.
ТАРДИС приняла его без происшествий. То есть, как об этом судить, Янто не знал, потому что на таком корабле был впервые. Он знал, что ТАРДИС это не просто машины, но, не вдавался в подробности изучения их механизма, хотя бы потому что не имел доступа к ним, а теперь, оказавшись совсем близко к консольной, он изучал лишь взглядом, держа руки при себе, как и свой юношеский восторг. Оказаться на борту легендарной путешественницы, с тем, в кого не очень и веришь, было ошеломляющим ощущением. Выгнув вопросительно бровь, валлиец даже кивнул и смущённо повторил комплимент для ТАРДИС, решив, что впредь все же воздержаться от мыслей вслух. Странное ощущение того, что ему многое было знакомо, это больше даже походило на де жавю, ведь Джонс точно знал, до этого дня ему не приходилось путешествовать ни во времени, ни в пространстве. Мотнул слегка головой, приводя мысли в порядок и возвращаясь на рабочий лад.
- Да, они были с плодами, Доктор. На месте третьего происшествия была обнаружена полна прекрасный восельков, а на полке чай с ними. Так, это ритуал или необходимость? Потому что, если первое, то убедить их прекратить подобные вмешательства в жизнь людей будет сложно. Но, если это просто необходимость, я склонен предполагать, что можно найти альтернативу.
Быть простым наблюдателем он не желал. То есть, осозновая, что есть вещи, в которых он ничего не понимал, Янто, тем не менее, старался вступить в диалог там, где это было актуально и важно. К тому же, подобным диалогом он направлял Доктора в нужное русло мыслей, ведь с особенностью галлифрейца, сменить тему общения за одно предложение галлифрейцу не состовляло никакого труда. А, агент Торчвуда желал добраться до истины и остановить тех, кто решил, что Земля это удобная планета для утоления своих потребностей или охоты.
- Подождите, вы сказали последовательность?
Янто успел схватится за поручень, чтобы устоять на ногах, потому что ТАРДИС как-то уж слишком резко дернулась. Нет, он не боялся упасть, просто не отелось упустить нить разговора, а с Доктором стоит моргнуть не в тот момент, как он уже ушел обсуждать нечто иное.
- Вроде потребности пить чай? То есть именно этот чай именно в определенных пропорциях? Я лишь могу предположить, исходя из трёх случаем и возбужденного состояний той покупательницы. Получается, их чай имеет некоторое наркотическое воздействие. Внушение вложенное колокольчиком, поддерживается ввпитым чаем. Но, в чем конечная цель?
Он мог строить логические цепочки, основываясь на фактах,.Чего не мог Янто Джонс, так это понять последнюю цель. Все в мире делалось ради чего-то. Любое действие несло свою нагрузку, а здесь, он не понимал. Если целью было захватить планету, то метод был слишком долгим и сложным, ведь были те, кто не пил чай, как он предпочитая кофе, или не пил вообще ничего кроме сока или воды. А если не захват, то, что именно. Не знать он не любил. Но, вместо ответа он уже спешит на выход, за Доктором и вежливо кивает рыжей женщине, старательно запоминая ее и имя. Понадобиться для досье. “Поверьте, Доктор, мне хватает тех кошмаров, которые я вижу порой”,сдержанно думает Джонс, присаживаясь на корточки у дивана, и поправляет сумку на плече, чтобы не мешала. Теплые ладони валлийца касаются сухой кисти пожилой леди, нащупывают на запястье пульс, и следят за ее дыханием, считая удары сердца. Он понимает, что это минимум, который может себе позволить, большее он не сможет. Это не ранение, это не отравление или ожоги. Оказывать первую помощь в Торчвуде учат так же, как и твердо держать пистолет в руке и защищать свою жизнь. Но, он был самым простым агентом, предпочитающим бумажную работу, а не поле боя , поэтому и познания в оказании медицинской помощи были крайне скупы. Впрочем, валлиец не жаловался, и не собирался начинать это делать сейчас. На данный момент, жизнь этой леди была важнее.
- Смотря какие гости, Доктор.
Легко улыбается архивариус, вставая на ноги и аккуратно помогает мужчине перенести женщину в ТАРДИС, усаживаясь леди на единственное кресло, ведь класть ее на пол было бы верхом неприличия. Мимо проносится мисс Ноубл с тем самым холодильником, не обращая при этом внимание на двоих мужчин и Миссис Серен Эванс, унеслась из ТАРДИС, и вернулась. Очень быстро. Джонс успел даже подумать, что стоит проверить эту спутницу Доктора. Она очень быстро говорила, спорила с ним так, как вряд ли спорил бы человек, и при этом была очень очаровательной для своего возраста. Поставив холодильник практически на ногу Доктору, она уставилась на того, явно собираясь осыпать вопросами, но, Янто решил вмешаться чуточку раньше, дабы опять таки, не сбить рабочий режим и не позволить Доктору и его спутнице забыть про пришельцев.
- Может, стоит закрыть тот магазин? Прийти как проверка или нечто подобное, и потребовать закрыть точку продаж, ради безопасности тех, кто ещё не успел попасть на их уловки. Могу позвонить в Торчвуд, и команда направится туда. Мы должны обезопасить тех, кто ещё не пострадал, и найти выход для тех, кто уже на крючке.

+1

13

— Ритуал? Нет, не совсем. Если только отчасти… — нет привязки, даже для этого нужна особая логика, что-то, что задает логическую основу. Но тогда остается что? — Потребность, необходимость? Более вероятно.
Вопросы, вопросы, вопросы. Он поочередно оглядывает крайне недовольную Донну и сосредоточенного Янто. И если первую явно разрывало между двумя желаниями: начать спрашивать, что в конце концов тут происходит (холодильник, который был бы точнехонько опущен на ногу, если бы не реакция Доктора, тоже намекал, что женщина, и обычно не отличающаяся особой терпеливостью, вот-вот да устроит маленький, локальный взрыв) или от души пропесочить неугомонного таймлорда, явно плотно опять ввязавшегося во что-то посерьезнее падающих в обморок старушек (впрочем, старушка как раз прилагалась, еще и выглядевшая явно моложе своего возраста). Если с Донной все было понятно, то с Янто было уже не так просто. Хотя бы потому, что все те же пресловутые вопросы  будут требовать куда более четких ответов и могут быть гораздо сложнее.
Нет, сложности Доктор любил, как и вопросы — возможно, он действительно, совсем немного, иногда, но наслаждался этим. Но Янто Джонс — не внезапная спутница, которую можно поразить или отвлечь от чего-то парой историй и общих фраз, не раскрывая всей серьезности ситуации, дабы не испортить увеселительную прогулку по бескрайнему космосу.
— Потребность в чае? Да, о да, очень на то похоже. Потребность, начинающая вырабатываться едва ли не с первых минут, — он бодро подскакивает к консоли Т.А.Р.Д.И.С., призывно размахивая рукой, и кивает на экран, на котором все еще высвечиваются результаты сканирования с отвертки — слева, анализ состояния миссис Эванс, справа — с колокольчика. И тыкает пальцем в изображение. — Вот оно! Эта последовательность чисел… это показатель активности, триггер, сигнал, подпрограмма для мозга, если будет угодно. Все вместе, — крайне эмоционально вещает Доктор, начиная вводить координаты торчвудского хаба, но практически сразу подпрыгивая на месте, снова отвлекшись и всплеснув руками. — Это будильник! Самый настоящий или таймер! О-о-о, не люблю будильники, они так противно пищат. Представьте, что мозг — это бутерброд с сыром, который поставили в микроволновку, - он жестами обрисовывает в воздухе нечто, что при некоторой доле фантазии должно было обозначать бутерброд, и продолжает еще воодушевленнее вещать:
А микроволновка — это устройство, влияющее на разум и сознание. В нашем случае, бутерброд, который мозг, получает первый импульс, когда колокольчик звенит в первый раз — и разум легче начинает поддаваться воздействию. Запах, — Доктор оборачивается к Янто и разве что не трясет его за руку. — Гениально! Ты говорил о запахе. Вероятно, этот усиливает наиболее приятный аромат.
Мысль возникает внезапно. Не вполне четкая, но навязчивая. Доктор резко разворачивается и поспешно устремляется к холодильнику, в который Донна собрала чай с кухни миссис Эванс. Распечатанный пакет тоже обнаруживается внутри, и Доктор достает горсть чаинок, поднимает их на ладони к глазам и, прищурившись. Рассматривает.
— Доктор, — начинает было Донна, но таймлорд шикает и продолжает изучать чай. Что-то было не так. Что-то было не то. И снова целенаправленно крошит одну из чаинок и пробует на вкус, как делал в магазине, и недовольно морщится, еле удерживаясь, чтобы не почесать язык.
— Доктор!
— Тш-ш, минуту! — достав из кармана пиджака очки, он сосредоточенно щурится, пытаясь понять, что же его смутило еще тогда. Разновидностей чая существует очень много, даже на одной только Земле…
— Знаете, как отбирают хороший чай? Есть несколько вариантов и классификаций, и специальные технологии, — бормочет Доктор и пальцем шевелит чаинки на руке. — Чаще всего для этого используются большие механизированные просеиватели. Сита бывают разные, но есть как нижняя граница, так и верхняя — чтобы чаинки не превышали определенный порог. Это и эстетическая, и практическая необходимость… Так почему в этом отборнейшем чае есть это? — Доктор двумя пальцами, осторожно, чтобы не повредить, поднимает с ладони одну из чаинок и разглядывает. На первый взгляд — одна из множества таких же, но, если приглядеться, формой больше напоминает семечку.
— Эй, марсианский мальчик! — голос Донны, громкий и настойчивый, снова выдергивает его из размышлений, и Доктор уже собирается привычно-возмущенно напомнить, что он, вообще-то, ни разу не с Марса, и уже можно было бы это запомнить, но Донна снова опережает и быстро указывает на миссис Эванс, беря ее за запястье. — Руки...
— О-о-о, нет-нет-нет-нет-нет-нет! Не должно. Миссис Эванс, — Доктор хватает Янто за руку и сбрасывает ему содержимое ладони. — Не раздави! Миссис Эванс, Серен, успокойтесь, все хорошо. Это сон, — следом он подскакивает к старушке и быстро осматривает ее руки — резко проступившие вены, вздувшиеся и совершенно отчетливо проявившиеся под кожей густой зеленеющей сеткой. — Это место определенно стоит закрыть... Донна, просто держи миссис Эванс за руку, хорошо? Или парализовать им рабочий процесс, вынудив временно закрыться. Пока мы их не навестим… Янто, видишь там на консоли такой рычаг? Потяни его и держись крепче, она иногда любит пошалить, — торопливо бормочет таймлорд и поспешно прикладывает пальцы к вискам по обе стороны головы женщины, стараясь как можно осторожнее касаться ее дремлющего сознания. Это не должно было происходить. Чем бы, по сути, не был этот процесс. Слишком резко и внезапно.
В любое другое время он бы тысячу раз сначала подумал, прежде чем допускать кого-то до консоли. Сто тысяч. Но ситуация требует и милая и общительная старушка определенно не должна стать еще одной жертвой произвола неизвестных, но изобретательных пришельцев.
А Т.А.Р.Д.И.С., кажется, даже и не возражала. Ох уж эта женщина!

+1

14

Катастрофически много слов, так что Янто буквально запинается в середине потока, останавливается и выдыхает. Доктор очень много говорит, очень быстро, и при этом вплетается в свою речь столько всего не нужного, что впору махнуть рукой и «пусть говорит, пока не наговорится», но, у Джонса задание, у Джонса люди становятся растениями и гибнут, и он, в конце-концов не кто иной, как агент Торчвуда, а значит, махнуть рукой не получится, как не получится отмахнутся от назойливой мысли, что он что-то упускает. Не знать чего-то он не любит так же, как беспорядок. Поэтому, он терпеливо впитывает нужную информацию, и моментально игнорирует лишнее, вроде нелюбви Доктора к будильникам. Это он учтет потом, не забудет, если уж успел услышать, и пополнит досье неугомонного таймлорда подобными, кажущимися не нужными, на первый взгляд, деталями. Просто, в их жизни никогда не бывает ничего не нужного, скорее для чего-то, будь то изобретение, устройство, программа или информация, еще не пришло время. С этим Торчвуд тоже умеет работать, профессионально консервируя разработки будущего, дабы однажды они нашли свое правильное место. Возможно, большая часть архива увидит свет в лучшем случае в следующем столетии, но это не мешает валлийцу считать свою работу в архивах важной, ведь порядок сокращает время поиска нужной информации.
Но, сейчас, любая информация важна и поэтому, Янто внимательно следит за тем, что делает Доктор, как говорит, а самое важное о чем именно его речь, и внутренне ликует, что таймлорд не ушел далеко от темы обсуждения, по прежнему изучает чай и его влияние на организм простых жителей земли. Он даже достает телефон, чтобы набрать Торчвуд, когда его бесцеремонно тянут за руку и тыкают носом в монитор, указывая на графики и цифры, что моделируют разное состояние, исходное, необходимо правильное, и то, в котором на данный момент находится женщина. Джонс не силен в генетике, в молекулярной биологии и медицины в целом, но элементарная логика быстро наводит на правильные мысли, и уже через секунду, оставленные наедине с консолью, он все же возвращается к телефону, чтобы сделать снимок экрана, ведь разбираться в том, как делать скриншоты монитора на Тардис времени нет. Он успевает отправить файл Харперу и сообщить в хабб самое важное, - необходимость закрыть магазин как можно скорее. Нельзя допустить, чтобы жертвами этих пришельцем стали иные граждане или те, кто уже успел попробовать их чай. Он не имеет право на роскошь распоряжаться чужими жизнями, он должен их спасти, а дальше люди сами поймут, что им важнее и нужнее.
- Доктор?..
Он лишь подставляет ладонь, ловя чаинки, наклоняет немного голову к плечу и изучает то, что ему доверили, после чего, достав платок, стряхивает чай на ткань, и складывает, аккуратно убирая в сумку. Понадобится для проведения анализа. Он вообще кажется сейчас слишком медленным, ведь Донна успевает возмутиться и допустить панику в голосе, а Доктор раздать распоряжения, пока он сам ничего особенного не делает, но, иногда, нужен тот, кто сохраняет трезвость ума, помня для чего они все собрались.
Янто коснулся рычага ладонью, ощутил шероховатость ручки и замер на долгое мгновение. Что-то в этом было странное. Что-то, что отзывалось памятью глубоко в душе, там, где ничего не должно было подавать признаков подобной жизни, словно давно забытое ощущение словно он знает больше, чем должен. Валлиец хмурится и решительно опускает рычаг до упора. Решительно, но все же мягко, потому что он на корабле гость, а не хозяин. Джонс бросил взгляд на Доктора и Донну, на пациенту, и вздохнул. Время для собственных вопросов было выбрано не самое лучшее, а значит, любопытство потерпит. Зато характерный звук приземления он ни с чем не спутал бы, так что, едва Тардис притихла, он тихо прошептал ей «спасибо».
- Донна, отнеси эту сумку в хабб, и принеси из медицинского отсека большую красную сумку. Ты ее ни с чем не спутаешь. Если встретишь кого-то из людей, скажи, что мы здесь и нам нужна помощь.
Янто снял с плеча свою сумку, вручив ее рыжеволосой, буквально силой вытолкав за дверь Тардис, не слушая ее полного гнева фразы о том, что она секретарь, а не посыльный. Подойдя к Доктору, валлиец пару секунд оценивал положение женщины, состояние таймлорда, после чего мягко взял леди за ладонь, присев рядом.
- Серен, - он обратился к пострадавшей по имени, прекрасно понимая, что звук собственного имени едва ли не самое важное, что может слышать человек в своей жизни, предавая этому звуку очень много внимания и любя это звучание. Вторая ладонь агента легла на шею женщины, легко массируя кожу, чуть зарываясь в седые волосы кончиками пальцев. - Серен, успокойтесь, - указательный и средний пальцы руки, что держали женскую ладонь, лежали на запястий, отмеряя пульс, слушая ее дыхание и старательно не замечали зеленой сетки вен. Допустить катастрофу он не мог, как и Доктор. - Серен, вы в безопасности, просто дышите. Медленно, - внимательный взгляд голубых глаз следил за напряженным лицом женщины, словно галлифреец не старался привести ее в чувство. Теплые ладони, легкое касание и едва ощутимый массаж зажатых в шейном районе мышц, с восстановлением кровотока к мозгу сделали свое дело, как и Доктор, который держал ее сознание, не позволяя страхам реализоваться, вернуться и быть с ней. Джонс понимал, что делает. Нет, он не смог бы реабилитировать человека как это сделал Доктор, или как это сделал бы Оуэн, он просто мягко говорил, немного растягивая гласные на валлийский манер, и знал, что это работает. Как работает массаж чувствительных точек, как работает звук имени собственного. Просто, он немного научился справлять с собственными или не совсем собственными кошмарами, слишком много читал по теме развития и восприятия, и чувствовал, что Донна, держащая миссис Эванс за руку не столько помогала, сколько передавала ей свою панику, в чем он не имел право винить женщину. Может, она и была ему спутницей в путешествиях, но Янто сомневался, что она знала, как люди превращаются в кусты. Джонс этого не видел, и если честно, не хотел бы даже видеть. Он просто помогал, как умел и понимал.
Он уловил это, когда сердце перестало биться загнанным зверем под ребрами, когда пульс слегка стабилизировался и начал приходить в норму, когда плечи чуть упали, а из мышц ушло напряжение. Он поймал этот момент и улыбнулся, переводя взгляд на руки, наблюдая, как зеленая сеть сходит на нед, как к коже возвращается привычный оттенок розового и улыбнулся, погладив старую леди по шее кончиками пальцев, перед тем, как отпустить.
- Идите, Доктор, я закончу и присоединюсь к вам, - валлиец понимал, что у галлифрейца есть масса дел для того, что бы отвлечься от стабилизации дамы. Угроза, пока что, миновала, а значит, он сможет удержать ее в таком состоянии как можно дольше. - Вы в безопасности, миссис Эванс, - добавил он, когда веки женщины задрожали и она издала протяжный выдох. Если бы можно было, она бы пожалуй еще и положение сменила бы, но, она этого не сделала.
- Доктор, как долго можно удерживать ее в таком состоянии?
Зная, что мужчина еще не покинул Тардис тихо поинтересовался Янто. Ему было не сложно ее держать, просто, хотелось понимать, сколько времени.

+1

15

Образы или воспоминания? Черные глаза, зеленая кожа, вены, словно прожилки на листе - лицо за окном или отражение в зеркале? Сознание миссис Эванс постепенно успокаивается и приходит, если не в норму, то к тому состоянию, в котором пребывало последние пару часов. Образы развеиваются, шелест затихает. Просто сон, хоть и глубокий. Разум расслабляется, убаюканный голосом и прикосновением. Таймлорд медленно и осторожно отпускает установленный контакт с чужим сознанием. Немного времени у них теперь есть. На пару мгновений он с интересом (и некоторой долей скрытого удивления) косится на Янто. Определенно, этот человек не так прост. И уж точно не обычен. Но, определенно, Доктору это нравится. Именно благодаря таким людям он когда-то полюбил Землю и теперь привязывается к этой крохотной планетке, третьей от Солнца в этой системе, все больше.
- Сейчас все в порядке. Ну, почти, сколь это возможно в данной ситуации, но в порядке, - он ободряюще похлопывает Джонса по плечу. - Поздравляю, Янто Джонс, ты только что выиграл нам время и обеспечил миссис Эванс спокойный сон. Думаю, на ближайшие пару часов, но это поможет ей оставаться в стабильном состоянии дольше. К тому же, присутствие. Миссис Эванс сейчас ощущает все гораздо острее, хоть и почти спит. Достаточно будет, даже если она просто будет слышать чей-нибудь голос. Иной раз чей-то голос, зовущий по имени, удерживает лучше и крепче всего.
Теперь (и Доктор это видит, глядя на Янто и слушая все, что он говорит и говорил) Торчвуд был не просто организацией, с лозунгом «инопланетное — значит наше». Может статься — без надежды, часто — без свидетелей, с полной готовностью и отдавая себе отчет — без награды. Люди, защищающие свой дом и полностью осознающие, от чего. Бывшему космическому аферисту, которому когда-то вздумалось поиграться с капусой Чула, удалось удивительное.
- Десять минут, Янто Джонс, и мы сможем ответить на пару очень важных вопросов, - он поспешно подрывается с места, намереваясь выскочить из Т.А.Р.Д.И.С., но в дверях притормаживает и оборачивается, чтобы уточнить:
- Кстати, у вас случайно пачки соли не найдется? Нет? Да? Нет? О, и ещё... Три-четыре месяца. За это время вы не находили ничего странного? Не подбирали? Что-то... действительно странное, оно могло быть весьма изменчивым, не статичным и очень-очень маленьким. Или не очень, может даже очень мягким. Одновременно. И... Очень энергоизлучающее. Да? Нет? Да? Архив со всеми вашими находками все там же, я прав? Отлично! - таймлорд вылетает в Хаб, уже не задерживаясь, на ходу вылавливая ворчливого доктора Харпера и Донну, и отправляя их к Янто. Найти. Он почти уверен, что найдет в Торчвуде то, что надо. Они не должны были пропустить. Возможно, не придали необходимого значения, но эти люди и не знали, что прилетело на Землю. Они такие маленькие и такие большие. Не как Т.А.Р.Д.И.С., и не на столько живые, но... Но это может быть и чем-то иным, но это уже хотя бы не криноиды, совсем на них не похоже, хотя и здесь растения. Вот только в любом случае с миссис Эванс не должно было этого происходить. Слишком рано, слишком неправильно. Неправильно в корне все и... Бинго! Как и предполагалось.
- Вселенная причудлива и разнообразна, когда дело касается жизни в любом ее проявлении, - Доктор возвращается в Т.А.Р.Д.И.С. не с пустыми руками и со стаканом воды, который ставит на консоль. Маленький шарик довольно тяжёлый и... постоянно норовит утечь, как вода сквозь пальцы. Вверх и сразу в стакан. - Янто, те чаинки, которые я давал тебе. Давай-ка бросим их в стакан, - местный ворчливый доктор к этому времени уже успевает организовать перенос миссис Эванс из Т.А.Р.Д.И.С. в хаб и теперь за состояние старушки он не опасается. Этот человек сделает все возможное и, вероятно, даже больше, а вот дальше все зависит от того, сколь удачно пройдет их маленькое мероприятие.
- В созвездии Цетус есть линзообразная галактика NGC 197 и единственная планета, на которой там есть разумная жизнь, имеет одноименное название, - следя за тем, как пара чаинок кружит по поверхности воды, Доктор достает отвёртку и сканирует, прикидывая в уме варианты, хоть умеренно жизнеспособные, исходя из имеющейся у них информации. Не сказать, что этой самой информации много, но бывало и хуже. Во всяком случае, им есть, от чего отталкиваться, но начинает рассказ издалека. - Ее обитатели, инсектоиды-метаморфы, особенно падки на источники натрия и, в какой-то степени, напоминают бабочек. Не своими пристрастиями, но одной из неизменных форм, которую принимают на определенном этапе, и структурой жизненного цикла, - отринув ряд предположений, он остановился на одном из нескольких вариантов.  Чаинки в стакане замирают на пару мгновений, прежде чем закружиться в обратную сторону и начать опускаться на дно, становясь почти прозрачными и обнажая крохотные зелёные вкрапления. - Полуразумны, не способны полностью изменяться, но компенсируют это склонностью к телепатии, хотя и уровень их потенциального развития не высок. Но целый рой будет иметь общее сознание и разум, и чем их больше, тем... - продолжать мысль дальше он уже не стал, лишь сделал выразительную паузу, прежде чем переключиться на следующий факт. - Время на планете течет своеобразно. К примеру, в их сутках около трех земных часов, а если быть точнее — 3 часа и 17 минут. Сами цифры для них ничто, но каждый жизненный этап имеет четко фиксированное время. Отсюда - почти жизненная необходимость его отслеживать. А эта малютка, - таймлорд демонстрирует найденный шарик. - питательная капсула. Янто, ты помнишь, где и когда вы ее нашли?
И важно, пожалуй, не только где и когда, но и само воспоминание о находке. Ему раньше не доводилось столь близко рассматривать подобные... Он лишь слышал когда-то, ещё во времена Академии. Живые и не живые одновременно, не разумны, но обладающие крайне сильным защитным механизмом, оберегающие не себя, но ослабленных или готовящихся появиться на свет хозяев. Доктор вылавливает из памяти еще какие-нибудь факты, которые могли бы помочь решить ситуацию. Желательно в кратчайшие сроки - потому что дел пришельцы уже наворотили не мало, а дальше, как водится, может быть только больше.
- Они, на самом деле, довольно безобидны, - спешит он уверить Донну и Янто, но, той самой уверенности, с которой говорит это, не испытывает. Особенно в свете развернувшихся событий. Так что быстро добавляет, не забывая при этом устанавливать координаты.
- В основном. Почти. Они не охотятся на живых существ и в общем и целом предпочитают произрастающие на их родной планете растения, богатые и даже перенасыщенные необходимыми им элементами, - и последний, но не по значению, действительно важный момент. И Доктор сомневался, что этот вариант придется Янто по вкусу. Но в чем он не сомневался, так это в том, что прочие ему понравятся еще меньше.- Собственно, для размножения они используют все те же растения...

+1

16

- Заткнись.
Без злобы, скорее просто как опережение ворчливых комментариев от Оуэна Харпера по поводу своего внешнего вида. Естественно, знай он заранее, что Доктор потащит его обратно в хабб в свой практически выходной, который он собирался провести работая в городе, оделся бы соответственно месту, то есть в привычный костюм, галстук и идеально отпаренную рубашку. Но, он не думал, не предполагал даже встречаться с этим галлифрейцем вот так, нос к носу, и тем более не рассчитывал прокатится на Тардис на работу, поэтому сегодня на нем джинсы, футболка что выглядывает из под легкого пальто и шарфа. Разумеется, он не желает слышать ничего по поводу своего внешнего вида [если только это не комментарий от Джека], насколько ему это идет, молодит или делает привлекательнее. Харпер может ляпнуть все что угодно, и это затянется в долгий переброс фразами, а у них тут пострадавшая едва не превратившаяся в куст какой-то из местных представителей растительности.
- У нее немного повышен пульс, и опасность превратится в растение, в остальном стабильное состояние дамы ее лет.
Янто не тратит время на то, чтобы вдаваться в не нужные сейчас подробности, тем более что рассказывать о состоянии пациентки он не видит смысла. Их штатный медик уже всецело погружен в изучение данных приборов, подключенных к даме, так что Джонс может выдохнуть с облегчением - на одну проблему меньше.
- Простите...
Янто едва успел проанализировать сказанное таймлордом, ответить кивком на наличие соли. Право дело, они же тоже люди и соль такая банальность, что ее отсутствие скорее удивит человека, чем воспримется как нечто нормальное.
- Больше конкретики Доктор. Последнее время рифт многое выдавал, и мы как всегда все собирали в архив, чтобы разобраться с тем, как то или иное работает. И поверьте, под категорию "странное" подходит 68% того, что мы получаем здесь и храним на базе или в архивах. Поэтому, больше конкретики. Либо, предлагаю проверить в архивах самостоятельно. Это вниз по лестнице, в длинный коридор и направо. Третья дверь слева это хранилище вещдоков и артефактов. Первые две вам будут не интересны - там документы.
Здраво рассудив, что мужчина разберется сам что из всего "странного" в их архивах самое ему нужное, а значит потратив в три раза меньше времени, Янто отправился на кухню за солью, а проходя мимо - запустив кофемашину, чтобы на обратном пути, разлить восхитительный напиток по чашкам, предлагая его медику и Донне. Для валлийца не было и не будет ничего лучше хорошей чашечки черного не сладкого и крепкого кофе. Да и отсутствие команды, основной ее части, на базе, подтвердило его догадки - Джек забрал девушек закрывать магазин продающий эти странные чаи.
Пока Доктор искал "странное" импровизированная команда по спасению престарелых лет леди, и мира заодно, успела отведать кофе в сугубо, разделяющей пристрастие к этому напитку, компании. Доктору Джонс кофе не только не приготовил, но и не предлагал, помня про его любовь к чаю - если верить досье. Так что, к возвращению таймлорда, Джонс был снова бодрым и готовым к работе. Серен отдыхала в компании доктора Харпера, а вместе с ней там же хлопотала и Донна, видимо найдя мужчину в белом халате куда более интересным слушателем, чем его, выглядевшего как студент, да ещё и не многословного.
- Исходя из этой информации, мы можем предположить какое время требуется им на нашей планете для того, чтобы получить возможность жить, - Янто задумался над информацией и новым вопросом от Доктора. - На самом деле было внутреннее ощущение спокойствия, я бы сказал. Нечто похожее на воздействие колокольчика в том магазине, где мы столкнулись с вами, Доктор. Словно они и правда пришли с миром. Что я не стал бы оспаривать если бы не факты нарушения целостности ДНК и внешнего вида человека. Ведь, по сути, они внедрились в тело, расплодились и превратили человека в куст. А это любой суд рассмотрел бы как покушение на жизнь и личность потерпевших.
Агент Торчвуда не стал продолжать свою мысль, говорить о том, что даже самая мирная раса во вселенной способна устроить геноцид во имя выживания собственного вида. Потому что у него было ощущение - или просто желание - что они поняли ода это, что этому галлифрейцу не нужно рассказывать такие простые вещи. Да, Доктор не человек, далеко не простой пришелец, но такие истины понимаю и даже гении. А поэтому он не стал озвучивать и вопрос что повис в воздухе. «Что делать?» Оставлять их на Земле нельзя, натворят ещё бед. Просто так уничтожить тоже не вариант. Они не старый Торчвуд и не Торчвуд-Лондон который либо изучал либо уничтожал неугодных в угоду мира во всем мире. Поэтому вопрос был крайней степени любопытным и сложным, без однозначного решения. Даже чисто по субординации решать самостоятельно - без веского слова Джека, точнее капитана Харкнесса, - Янто не имел право. Те четыре месяца не в счёт. Тогда он принимал решения исходя из благих целей и не зная вернётся Джек когда-нибудь или нет. Но, с тех пор как тот встал вновь во главе института, Джонс не мешал ему руководить. Проблем с доверием или препирательств с попыткой делить территорию, что периодически проскальзывало у Гвен, у него не было. Но, Доктору он доверял не в той же степени, по сути ставил его почти все действия под знак вопроса и искал всегда альтернативный выход из ситуации.
Теперь же, когда пару мгновений тишины перешли в секунды созерцания инопланетной жизни в стакане, Янто задумчиво почесал затылок, пожевал нижнюю губу и внимательно взглянул на Доктора, который словно и не замечал этой тишины любуясь чаиньками в стакане. Джонс помотал головой, прогоняя не нужные мысли. Он представитель Торчвуда, а этот самый Торчвуд ставил безопасность людей выше благополучия иных рас. Возможно, эгоистично, но это их выбор.
- Доктор, есть возможность их увести с планеты?
Не это он хотел спросить, далеко не это, но сказанного не изменить. Вывести, не уничтожить. Это не попытка быть хорошим, это стремление защитить расы.
- И как помочь тем, кто уже пил их чай? Уверен, команда найдет записи о тех, кому эти создания продавали сборы. И пока не случилось беды, этих людей надо спасти.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » И не поите молоком аквариумных рыб [Doctor Who & Torchwood]