capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell margo hanson susan pevensie
Вот уже двадцать лет жизнь Клинта Бартона была разделена на две половины, которые всё это время существовали параллельно, практически не затрагивая друг друга. В одной он был раздолбаем с луком, на которого тем не менее каждый мог положиться в любом мало-мальски серьёзном бою, в другой же жизни он был примерным семьянином с идеальной репутацией...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Всё у меня в норме! [fb]


Всё у меня в норме! [fb]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

Всё у меня в норме!
Любовь мою словами не измерить.
Не надо воскрешать меня повторно,
И никогда не стоит верить тем,-
Кто много обещает.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2Cw9C.gif http://funkyimg.com/i/2Cw9z.gif

Ты - Ангел опустившийся с неба,
А может притаившийся зверь.
Неважно кем ты был или не был,
Кто ты мне теперь?
ВИАГРА - Кто ты мне?

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Scamander brothers

August, 1927, Geneva

АННОТАЦИЯ

Когда буйства Гриндевальда заканчиваются, а Тесей выпускает Ньюта из чемодана, младший прекращает общаться со старшим, молчаливо куда-то аппарируя со своим драгоценным сундуком.
Через неделю Тесею прилетает сова, в которой Ньют пишет одну строчку - адрес дома в Женеве и время.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Среди ночи его будил один и тот же сон. Хлопья копоти, в которых ни за что не угадать было древесные щепки и обгоревшие остатки одежды, спускались с неба медленно и величава, как ведёт себя только снег в сухую безветренную зиму. Серый дым закрывал небеса, не позволяя солнцу пробиться и подарить хоть немного тепла вздыбленной снарядами земле. Жёлто-зелёные щупальца хлора стелились под ногами едва ли опасной позёмкой. Газ уже осел в многочисленных ямах и вымерших окопах. Чья-то рука в последней мучительной судороге сжимала мертвецкой хваткой лестничный столбик. Солдат пытался выбраться из ядовитой ловушки, ему не хватило сил на последний рывок. Да даже если бы и хватило - тщетно. Он всё равно выплюнул бы собственные лёгкие до того, как прибыли бы санитары.
Вокруг - мёртвая пустошь. Вокруг - выжженная земля. Ветер кидает под ноги пепел, и он знает, кем был этот пепел ещё какой-то час назад. Он здесь - один.
- Тесей!
Он оборачивается стремительно и протягивает руку, чтобы успеть схватить, успеть удержать. Но в серо-зелёных глазах вспыхивает испуг и отражаютя оранжевые всполохи, и в следующее мгновение пламя слизывает его, ничего не оставив.
Он здесь - один. Но теперь когтистые руки смерти выдрали и половину его души.

Тесей просыпался резко, цепляясь пальцами за край смятого одеяла. Раскалывалась голова, перед глазами плясали пятна и будто бы носом шла кровь. Он подносил пальцы к лицу, но кожа была сухой, влажной только на лбу.
Он тяжело выдыхал и ложился обратно, тесно прижимая к себе спавшую крепким сном после тяжёлой смены Сибилл, утыкаясь носом в светлые волосы.
На третий день недосыпа Сибилл подобрала необходимую дозу успокаивающего зелья, так что засыпать стало легче. Фантомы навещали его только под утро, но с ними он справлялся уже сам. Только Таша теперь неотрывно следовала за ним по пятам, словно боясь, что преследующие хозяина призраки вдруг проявят себя наяву, и что именно ей придётся принять удар на себя.

А потом - письмо.
Тесей был уверен, что после произошедшего Ньют не будет выходить на связь минимум месяц. В детстве его любимой игрой были прятки. Тесей честно не пользовался Легилименцией, отправляясь в неспешную прогулку по обширным комнатам фамильного поместья, и с каждым разом найти брата становилось всё сложнее. А с годами Ньют научился прятать себя ото всех. И не только благодаря тому, что тренировавший его старший брат научил защищать разум и от себя самого.
Тесей предпочёл бы, чтобы Ньют его просто ударил. Чтобы что-то сказал. Потому что как знать, может причина очередной размолвки не только в том, что старший против воли младшего таскал того в чемодане. Может, произошло что-то ещё, от внимания обычно зоркого Тесея ускользнувшее?
Две аппарации подряд: Кале - Париж и Париж - Лион так вымотали его, что, предъявив конролёру билет и опустившись в уютное кресло у окна, Тесею казалось, что он преодолел Атлантический океан. Принесённый официантом прохладительный напиток и газета чуть приободрили его, позволили собраться с мыслями. Не самыми радужными, потому что количество теорий о причинах, побудивших Ньюта написать даже не письмо - записку. Что могло произойти?
Аманда когда-то спросила, почему он не следит за младшим братом, почему ограничивается только информацией о выездах и въездах из страны. Тесей сослался но отсутствие ресурсов для постоянной слежки, на отсутствие надобности в ней, потому что лучше приложить свободные силы для по-настоящему важных дел, наконец - на собственное нежелание вмешиваться в жизнь брата. Смешно, но когда Тесей знал о брате не так и много, когда Ньют пропадал где-то на дальних краях земного шара, Тесей беспокоился о нём в разы меньше, чем когда судьба ставила их рядом.

В маггловских газетах всё было как всегда. Советское руководство налаживало отношения со Швейцарией после четырёхлетнего бойкота, союзные войска наконец-то выведены из Венгрии, мэрия Парижа пообещала восстановить пострадавшую из-за взрыва газа станцию метро уже к концу месяца... Конечно, в маггловской прессе не стоило искать ничего подозрительного. Судя по слухам, французское Министерство наладило целую схему взаимодействия со СМИ, не позволяя опасной информации просачиваться на страницы газет, фотографии в которых никогда не двигались.
Женева встретила его солнцем и бившем куда-то под облака фонтаном. Два с половиной часа пролетели незаметно, и теперь оставалось только обзавестись картой и найти нужную улицу и дом.
Тесею нравилась немецкая архитектура. Чем-то она неуловимо напоминала ему английскую. Строгостью линий - должно быть. В Женеве же будто строгие формы Берлина сплавились с воздушной лёгкостью Парижа, и сверху над всем этим посыпали немного готики. Широкие улицы, по которым неспешно прогуливались добропорядочные бюргеры, были заполнены напротив спешившими туристами. Будь у Тесея больше времени, он замедлил бы шаг и обязательно полюбовался бы всеми открывшимися красотами. Как жаль, что раньше дела не заносили его в этот город, свободный от парадоксов и будто бы живущий в ином времени - под мирным небом.
Звук трамвайных рессоров резко ударил по ушам. Он вздрогнул и машинально отпрянул в тень узкого тупичка меж домов, хотя, будь это в действительности свист падающих снарядов, надёжные стены не уберегли бы никого. Этот звук - просто ещё один фантом, пробуждённый в памяти видом драконьих трупов.
Ньют выбрал для встречи окраину города у самой границы обширного парка, переходящего в лес. С одной стороны, неплохо, когда у тебя есть чемодан, полный магических зверей, которые могут сбежать, и тебе нужно, чтобы в случае чего, жертв было как можно меньше. С другой, в таких окраинах живут очень внимательные люди, просто находки для шпионов. И уж рыжего англичанина наверняка здесь уже запомнили.
Перекинув через плечо пиджак, теперь поднялся по лестнице на второй этаж террасного дома, стоящего впритык к концу дороги. Дальше только лес. Женщина, развешивающая бельё дальше по террасе, мазнула по Тесею заинтересованным взглядом, но потом, когда он занёс руку, чтобы постучать в нужную дверь, резко отвернулась и ускорилась, стараясь как можно быстрее развесить последние простыни.
"Значит, всё-таки этот рыжий шпион, - прочёл Тесей, заглянув в её мысли. - И допрыгался. А таким тихим студентом казался".
Тесей коротко постучал, напряжённо вслушиваясь в звуки за дверью. Запоздало в голову пришла мысль, что это может быть ловушка, в которую он - дурак, ослеплённый привязанностью к брату, так легко угодил. Он опустил руку и чуть повернулся корпусом, принимая боевую стойку и готовясь, чуть что, выхватить палочку.
- Ньют, это я.
~

+1

3

Ты - Ангел опустившийся с неба,
А может притаившийся зверь.


     Болело внутри. Может быть физически, а может быть нет. Ньюту казалось, что хранившее его ранее правило - переживать, значит страдать дважды - медленно предает, и всё, что остается, это сдаться.
Он пытался договориться сам с собой, надеялся что-то изменить в самом же себе, но нет, тщетно. Это было как камни: они сыпались под его собственными ногами, и встать на твердую почву он никак не мог.
В какой-то момент Ньют позволил себе сдаться. Когда никто не видел и не слышал его, он сдался. Провел несколько дней, слушая, как ровно стучит в груди сердце, надеясь как-то выровняться.
Но видеть он никого не хотел. Ни Гриндевальда, ни брата. Как зверь - прятался в темных углах, зализывая раны. Проще всего было прятаться в толпе.

За два дня до того, как Тесей получил письмо.
     Лавандовое пальто свернуто в рулон спрятано на антрисоль в чемодане. Его сменило серое, почти черное, бог знает откудо взятое Ньютом и лениво преведенное в более-менее сносный вид. Было заметно - Ньюту плевать, как оно выглядит со стороны.
Мятые брюки, рубашка с затертыми пятнами, которые магией не выводятся, и вечно закатанные рукава. 
Ньют достаточно долго боролся за жизнь драконьицы. Первые сутки он не спал совсем, вторые - только три часа, пока ожидал, чтобы подействовало заклинание и некоторые из элексиров. Харви смог вырваться со своими делами только через три дня, и к тому времени Туве, как прозвал драконьицу Ньют, уже хотя бы могла самостоятельно дышать. Но её состояние все ещё было плачевным.
— На тебе лица нет, - бросил Харви, когда они пили сливочное пиво, сидя на ступенях мастерской Ньюта. Мимо самозабвенно прокатил свой шарик большой скарабей. Выпустив его случайно на склоне, скарабей застучал лапками по деревянному настилу, догоняя упущенное. Оба мужчины смотрели на жука как на дебила.
— Пустое, - поморщился Ньют и отпил пива, как и обычно уделываясь пенкой. — Не обращай внимание.
— Ладно, - Харви не имел привычки лезть в чужие дела. Он выпил ещё немного пива, и они помолчали. Потом Харви снова задал вопорс.
— Не расскажешь все-таки, где ты нашел дракона, Ньют?
Рыжий улыбнулся грустной улыбкой, пряча глаза у себя под ногами, а потом неловко вытер губы от пенки, опомнившись.
— Ясно, Скамандер. Снова будем считать, что ты вытащил его, хм, из рукава. Как козырный туз.
Ньют рассмеялся негрмоко:
— Я, скорее, пытался загнать его обратно в рукав, - задумчиво протянул он, вспоминая обстоятельства знакомства с Туве. Письмо для Геллерта все ещё было недописанным и валялось в куче бумаг. Но это была совсем другая история.
— Ты уверен, что не нуждаешься в моей помощи при транспортировке до Корпат?
— Я четыре года своей жизни посвятил этому. К тому же Туве едва ли в настроении опалить мне морду. Да хотя бы даже двигаться. Все пройдет хорошо, Харви, спасибо.
— Ладно, спорить с тобой все равно, что мочиться против ветра, - усмехнулся драконолог, поднимаясь на ноги и закидывая свой пиджак за плечо, — тогда жду тебя послезавтра в баре "Рыська", помнишь ещё его?
— Конечно, - грустно улыбнулся Ньют, тоже поднимаясь на ноги и забирая у драконолога стакан. — Там был хороший огневиски, лучший, что я пробовал после войны.
Харви продолжительно посмотрел на Ньюта:
— Не думай ты о ней, Ньют, - искренне посоветовал мужчина, надевая пиджак и поправляя завернувшиеся воротники, — война прошла давно. Сейчас всё иначе. И этот дракон... Просто дракон, не более, - он подождал ещё, будо хотел, чтобы слова достигли цели, и похлопал юного зоолога по плечу, пытаясь приободрить. — Ладно, Ньют, до скорого. Меня сегодня ещё ждет приятная встреча с лучшей девушкой на ближайшие миль сто. У тебя есть девушка?
— ... что, прости? - Ньют задумался и пропустил слова Харви.
— Девушка, говорю, есть у тебя?
— А... Да, конечно. То есть нет. Я просто люблю проблемы.
Харви рассмеялся грудным смехом. Смех у него был красивый.
— Лучшая пара о которой я слышал: Ньют - проблемы. Ладно, бывай.
— До встречи, Харви.

За семь часов до того, как Тесей получил письмо.
     Ньют остановился, прижимаясь к стене, и закашлялся. Затем он резко зажал себе рот рукой, ощущая чужое присутсвие. Стало очень тихо, только где-то этажем выше ритмично скрипела кровать, и ещё кот расправлялся с рыбным скелетом.
Пауза затянулась, затем внезапная вспышка и заклинание, ударяющее в стены. Ньют отскочил, увиливая из-под осыпающихся кирпичей, и сиганул в другую комнату, по ходу бросая в тень заклинание. С оглушительным "мяу!" сиганул на Ньюта взъерошенный кот, хватась за пальто. Зоолог оторвал от себя кусачее создание и прыгнул из окна на крышу, скользя по шиферным плиткам. Фигура выпрыгнула следом и бросила в Ньюта заклинанием, он снова увернулся, и белый шарик вырвал пару кирпичей из угла дома. Погоня продолжалась, но теперь уже по узким улицам. Ньют прекратил аппарацию, по той причине, что его силы были на исходе, а ему нужно было отбиваться от преследователя.
Наконец, Скамандер выбегает на площадь, отсутсвие луны и вялое освещение позволяют ему спрятаться. Быстро найдясь, он сигает в фонтан и задерживает дыхание, надеясь, что преследователь отстанет.

За день до того, как Тесей получил письмо.
     Девушка рассмеялась, приятно растягивая пухлые губы в улыбке.
— Вы милы, мистер Скамандер, - сказала она с ноткой серьезности, чтотбы собеседник не решил, будто она штутит или кокетничает. — Не женаты, судя по отстутсвию кольца. Простите мне мою нескромность, кажется, с попутчиками всегда так, - она поджала губы в улыбке. Скамандер опустил взгляд, прячась за челкой и несколько раз судорожно моргнул, перебирая билет пальцами.
— Да, я... я не женат, моя профессия не подразумевает долгие связи с людьми, - ответил Ньют, бегло глянув на собеседницу и снова опустив глаза
Женщина поморщила нос и повела плечом.
— Не женитесь, мой вам совет, - сказала она, упираясь подбородком в свое плечо и глядя в окно, подставляя Ньюту свой профиль. Он поднял на неё взгляд, вкрадчиво считывая её черты себе в память. Он был заинтересован её откровением.
— Я даже завидую вашей свободе, это здорово, когда принадлежишь только себе. Никому ничем не обязан, и вся твоя жизнь - путешествие. Ты едешь и едешь куда-то в вагоне поезда, встречая и прощаясь, никого не оставляя с собой надолго, - продолжала она. Ньют слушал внимательно и чутко. Было что-то в профиле женщины загадочное, даже завораживающе. Потом она повернулась к нему и внимательно посмотрела в глаза. Ньюту казалось, будто она хочет проникнуть внутрь него, но наученный родством с Тесеем, он спешно опустил взгляд себе под ноги, чуть поведя головой, будто бы говоря "эх, проклятие, спалился".
— Вы выглядите счастливой, никогда бы не подумал, что вас может тяготить общество мужа.
Женщина дернула бровями.
— Что вы, Ньют, я не замужем. Женитьба в моём случае только бы все осложнила, - она снова посмотрела в окно задумчиво, будто ожидала, купится ли Ньют ещё раз на уловку, — и, возможно, кончилась бы кроваво. К тому же мужчины вечно как дети, - она повернулась к Ньюту, — не обижайтесь, но это правда.
Ньют помотал головой, снова разглядывая свои руки. Женщна напротив некоторое время ожидала его реакции, а потом пересела на его диван, тем самым привлекая к сееб внимание. Ньют почувствовал себя неловко и скованно, он непроизвольно втянул плечи.
— Ньют, - позвола она.
— Эфра, я... - он хотел было встать с места, но женщина как будто предугадала его мысли и сцепила на запястье крепкие пальцы.
— Не бойтесь, я не сделаю вам больно, - она вдруг перешла на шепот. Красивые большие глаза цвета синего с зеленым оказались ближе к Ньюту, чем прежде. Эфра наклонилась вперед, сокращая расстояние. Ньют отгибался соразмерно назад, пытаясь сохранить дистанцию.
— Я только хотела кое-что вам сказать, - прошептала Эфра, едва ли не касаясь носом скулы Ньюта, который уже чуть ли не лежал,
— сонсопайро! - тем же шепотом сказала женщина, чуть улыбнувшись и ткнув Ньюта под ребра палочкой.
Ньют успел только подумать о том, что это "кое-что сказать" явно не то, что он ожидал, а потом обмяк, роняя на пол вагона билет и валясь на мягкое сиденье.
— Вот умница, - так же спокойно и даже мило сказала женщина, за собой заставляя закрыться купе беспалочковой магией. — А теперь немного эротики, - сказала она спокойно и, встав с сиденья, сняла пальто, шляпку, аккуратно устроила на своем диванчике. Потом расстегнула несколько пуговиц своего приталеного пиджака у шеи, сняла ботильоны, подобрала подол юбки и заправила за пояс.
— Хм, - Эфра осмотрела Ньюта, уперев руки в бока, затем нагнулась и расстегнула по очереди пальто, пиджак и рубашку. Вынув последнюю из брюк, она ухмыльнулась. Беспалочковой магией помогая себе, Эфра обножила спину юного мага и перевернула его на живот и, придерживая юбку, забралась сверху, усаживаясь на поясницу.
— Худой как палка, - бросила она, убирая со лба прядку волос и осматривая веснушчатую спину Скамандера, полную полос и шрамов - как старых, так и новых. На один из свежих она обратила внимание и тонкими пальцами провела по ребрам. И кое-что оставила себе на заметку.
Поерзав ещё некоторое время и поругав Скамандера за костлявость, Эфра принялась за дело.
Спустя несколько часов на спине Скамандера, красные от жара и инородности заклинания, появились два сложенных красивых ангельских крыла.

За пару часов до того, как Тесей получил письмо.
     Ньют прятался за простынями, ощущая, как дрожь пробирает все тело. Ему было дурно, он ничего не ел, потому как боялся, что его вывернет наружу. Ещё он боялся, что потеряет сознание. Он отключался на несколько минут как наркоман и силой мысли заставлял себя вернуться в сознание. Спина горела огнем, за это время уже превратившийся в привычное, даже комфортное тепло. Ньюту казалось, что внутри него кто-то или что-то существует вне зависимости от него самого. Ему было страшно, он был напуган всем произошедшим. Он потерял палочку, но страшнее было не это... А то, что происходящее с ним и не требовало магии.
Он закрыл рот ладонью, чтобы не было слышно его дыхания. Ему оставалось только ждать того, что будет дальше.
~

Отредактировано Newton Scamander (18-02-2018 21:20:42)

+1

4

Повторный стук в дверь, но никто так и не отпер её. Была вероятность, конечно, что Ньют либо в чемодане и не слышал, что к нему пришли, либо они с Тесеем разминулись и младший, к примеру, сейчас выбирает в универмаге манго посвежее, и скоро будет. В таком случае вряд ли он разозлится (и хоть сколько-нибудь удивится), если найдёт брата сидящим на краю кровати, осматривающим комнату.
Оглядевшись, чтобы убедиться, что за ним никто не наблюдает, Тесей вынул палочку.
- Алохамора!
Замок щёлкнул и, скрипя, дверь отворилась. Никто не бросился на Тесея с боевыми заклинаниями наголо, что можно было уже считать неплохим знаком.
Проскользнув внутрь и прикрыв за собой дверь, Тесей осмотрелся. В этот раз Ньют избрал временным своим жилищем просторную, во многом благодаря почти полному отсутствию мебели, комнату, совмещающую одновременно спальню и кухню. В углах на потолке виднелась паутина, но, в целом, было чистенько и как-то... необитаемо. Примерно так выглядела квартира Тесея в первые полгода, как он там поселился. Человеческое присутствие ощущалось скорее интуитивно, чем благодаря бытовым зацепкам. Хотя, порыскав глазами, Тесей заметил, что постель была неровно заправлена,  и стул у стола в центре был отодвинут так, будто с него поднялись только что. И занавески на окне были плотно задёрнуты, будто из опасений стать жертвой подсматривания.
Никакой записки, ничего, что прямо бы говорило, что брат был здесь. Закусив губу, Тесей по периметру обошёл комнату, заглядывая в ящики бедного кухонного гарнитура. Взяв с полки чистый стакан, он наполнил его водой из-под крана, но от неё исходил неприятный химических запах, так что пить он не стал.
Волноваться было ещё рано. Дойдя до кровати (обычная одноместная на сетке с тонким матрасом, от долгого сна на котором начинала болеть спина), он опустился на колени, заглядывая в дальний угол. Знавший, как брат предпочитает скрывать вещи, он заметил едва осознаваемое зрительными нервами искривление пространства в углу, где неровно сходились плинтуса.
- Ревелио!
Магическая невидимость сползла, обнажая потёртый чемодан с одним вечно отскакивающим замком. Ухватив его за ручку и вытянув на свободное пространство перед кроватью, Тесей откинул крышку и торопливо спустился вниз.
- Ньют! - позвал он. - Ты здесь?
В мастерской что-то ухнуло, а следом под ноги рухнул нюхлер, быстро-быстро прятавший что-то в кармашек. Не иначе как стащил у Ньюта серебряную посуду для зелий или гирьки для весов. Успев подхватить зверюшку поперёк живота, пока не удрала и не забилась в какой дальний угол, Тесей толкнул ведущую к вольерам дверь. Далеко он заходить не собирался, прекрасно понимаю, что для большинства зверей его запах незнаком и, пусть даже кто-то из них может почувствовать родство с Ньютом, нарушение чужой территории ни к чему хорошему не приведёт.
Над его головой, так низко, что пришлось пригнуться, пролетела стайка не то птиц, не то здоровых стрекоз. Мимо жуки-переростки катили свои шары в неизвестном направлении. Нунду, вспрыгнувший на скалу, заворчал, глядя прямо на Тесея, явно показывая, кто здесь король зверей и кому не рады в чемоданном царстве. Да, если бы Ньют был здесь, он бы уже обратил внимание на то, что его животные взбудоражены.
Вернув нюхлера в гнездо, Тесей спустился по пригорку мимо дерева лукотрусов в сторону полянки лунтелят. Те были самыми миролюбивыми созданиями из всего зверинца, а ещё Ньют любил дремать в высокой траве под светом Луны. Если бы у брата была девушка, Тесей бы, пожалуй, намекнул ему, что это очень романтичное и подходящее для пикников место. Но среди мирно щиплющих траву парнокопытных Ньюта тоже не было.
Тесея будто обдало холодом. Внутри потихоньку набирало силу волнение, потому что, пусть Ньют не всегда отличался логичностью поступков, но он любил своих зверей, и ни за что бы не оставил одних. Или же оставил именно потому, что рядом с ним подверг бы ненаглядных питомцев опасности? И не потому ли написал, что надеялся, что Тесей позаботится о чемодане, и сбежал, как всегда не имея способности хоть что-то по-человечески объяснить.
На мгновение Тесея объяла злость на брата. Да, в такой ситуации была и доля его вины. Запирая брата в чемодане, он прекрасно понимал, как тот отреагирует на лишение его свободы перемещения, но всё же считал, что отказ от общения не должен приравниваться к отказу от объяснений. Во что вляпался брат? От чего в этот раз придётся его спасать? А Мерлин его знает!
Злость схлынула так же быстро, как возникла. Её пламя было подобно горящей бумаге: стремительно, ярко, но скоротечно, ибо более существенного топлива для огня не было.
Морозный ветерок взъерошил волосы. Повернув голову, Тесей наткнулся на слегка отдёрнутый полог, за которым виделись сугробы. Из любопытства Тесей подошёл ближе и заглянул внутрь. Ему не приходилось слышать от брата о зверях, обитающих в арктической пустоши. Разве что Ньют достиг легендарной Сибирии и привёз с собой мамонта, а загон занавесил, чтобы контролировать адаптацию нового жильца. Но в морозной пелене не прятался многотонный гигант. Только в переливающемся пузыре плясали тёмный завихрения, похожие на живой песок.
Тесей отшатнулся. Зрелище ударило по его ощущениям, как пальцы музыканта по слишком туго натянутым струнам.
"Неужели он всё ещё держит у себя ЭТО?!"
Тесей искренне считал, что Ньют уже избавился от обскури, закончив свои исследования, в чём бы они не заключались. Или отдал сущность кому-то, кто разбирается в подобного рода магии лучше. Тому же профессора Дамблдору, например.
Но об этом он поговорит с братом позже, пока же Тесей, вернувшись в мастерскую, рылся на полках у брата и в ящиках стола в поисках каких-нибудь семейных колдографий, которые можно было бы показать соседям.
В дальнем ящике у самой стены он нашёл целый ворох. В основном виды природы, несколько снимков матери, карпатских драконологов... Портрет девушки с белыми бантами в тёмных волосах вырвал у Тесея лёгкий смешок. Он не подозревал, что брат всё ещё её хранит и отложил в стопку. Не ему судить.
Наконец, удача улыбнулась ему. Ньют в шинели выглядел несколько непривычно, но не сильно изменился с того момента, как был сделан этот снимок. Всё тот же немного рассеянный взгляд, робкая улыбка и непослушные рыжие вихры, с которыми бы не справились и три литра магического геля для укладки волос. И серо-зелёные глаза сверкали неуёмной энергией. Верно, это колдография из того времени, когда Ньют ещё не знал, что первые два послевоенных года ему придётся провести в скучнейшем Бюро переселения домовиков.
- Джеминио! - произнёс Тесей, и теперь перед ним лежало два, а не один снимок. Осталось только поколдовать над вторым, чтобы превратить его в обычную маггловскую фотографию.
Но это ничего. Главное - выяснить, что случилось с братом.

***

Ключ от ячейки в камере хранения на вокзале, куда Тесей поместил чемодан, навесив сверху добрый десяток различных заклинаний, грел нагрудный карман. В общей сложности, перемещения в пространстве и оплата ячейки отняли у него три минуты времени, после чего он незамедлительно аппарировал обратно в снятую братом комнату.
Та женщина, что развешивала бельё перед приходом Тесея, видела Ньюта, но не знала, куда он мог бы отправиться. По её словам, обитатель неприметной меблированной комнаты не выходил из неё, а если выходил, но она этого не видела. Тесей покивал её словам, которые ничего не проясняли. Брат мог спокойно аппарировать из комнаты куда угодно в посильном ему радиусе. Фактически, зацепок было никаких, поэтому, распрощавшись с первой свидетельницей, он спустился по ступеням и поболтал с ребятишками, торговавшими местной бакалеей на этой не самой оживлённой улице. Те вовсе не признали в лице с фотографии нового жильца, чем опровергли слухи о детской памяти и любознательности. Зато забросали Тесея вопросами, почему он ищет Ньюта, от которых удалось отвертеться покупкой сигарет, которые Тесей просто убрал в карман.
Зайдя за угол в переулок, где пара кошек раздирала на части рыбий остов, он крепко призадумался. Можно было бы начать поиски с каких-то магических мест города, вот только ни одного такого Тесей не знал, что не добавляло ему оптимизма. Не крутиться же, в самом деле, вокруг дома, ожидая чуда.
Именно в этот момент Тесей почувствовал на себе пристальный взгляд. Напрягшись, Тесей вышел из переулка и прогулочным шагом двинулся к центру города, чтобы проверить, последует ли за ним неизвестный наблюдатель или нет.
Последовал.
Что ж, философски заметил Тесей, это было ожидаемо. Его брат притягивал опасности Манящими чарами, и можно было ожидать, что очередная его выходка, в чём бы она не заключалась, вывела на его след кого-то, кому он дорогу и перешёл. С другой стороны, наличие преследователя давало надежду, что Ньют, где бы он ни был, смог о себе позаботиться и не попал в плен.
Выйдя на рю Ротшильд, откуда открывался вид на панораму озера, Тесей на некоторое время остановился, выбирая какой-нибудь ресторанчик, где мог бы перекусить и дождаться развития событий. Выбор его пал на двуязычную вывеску "Лев и Луна", обещавшую посетителям изысканную итальянскую кухню. Почему бы и нет, в самом деле? В Италии он не бывал Моргана знает сколько лет, и в последний раз ничем хорошим его приезд не закончился. Так что это отличный выбор: паста и опасная ситуация. Возможно, он даже успеет насладиться ею до того, как у преследователя кончится терпение и он либо объвится с объяснениями, либо вызовет подкрепление. Тесей не сомневался, что за ним идёт маг. Маггловские службы правопорядка его братом обычно не интересовались.

- Bonsoir, monsieur.
Сняв шляпу, перед ним на свободный стул опустился мужчина среднего возраста, который мог быть как ровесником Тесея, так и моложе или старше на пять лет.
- Приветствую, - вежливо кивнул Тесей, опуская на блюдечко кружку кофе. Пообедать он всё-таки успел, повар в ресторанчике оказался очень расторопным, да и неплохим. На вкус Тесея, правда, кардамона было многовато. - Чем обязан?
- Фредерик Амьель, - представился мужчина, демонстрируя аврорский значок Швейцарского Министерства. Тесей был слегка удивлён, что иностранный коллега так скоро раскрыл своё происхождение. Значит, мага в нём безошибочно признали едва ли не сразу. Неужели видели, как он магией открыл запечатанную дверь? - У меня есть к вам несколько вопросов, месье... - вопросительно растянул он обращение.
- Леонард Спенсер, - не моргнув глазом соврал Тесей на случай, если имя Ньюта швейцарскому аврорату известно, и пользуясь внешней непохожестью на брата. - Вероятно, мы с вами заняты одним делом, - добавил он, демонстрируя значок британского Аврората и радуясь, что на них не гравируют имена.
- Приятно познакомиться, коллега, - месье Амьель был сама вежливость. - Полагаю, вы правы. Нам с вами есть, что обсудить.
- В таком случае, я предлагаю заказать ещё кофе, - предложил Тесей, готовясь к долгому разговору.
~

+1

5

Richard Harvey - Kyrie For The Magdalene (из фильма «Код да Винчи»)


Девять часов вечера. День, когда Тесей приехал в Женеву.
     Ньют лежал на боку, обхватив колени правой рукой. Озноб уже почти прошёл и, британец думал о том, что правильно поступил, взяв с собой пальто пусть даже в август и относительно теплую Женеву. По земле тянуло прохладой - он здесь уже, наверное, часов пять, может больше, а может меньше. Но его душа немного успокоилась, устаканилась, чувствуя как три маленьких вулкана постепенно затягиваются корочкой. Палящий жар затухает... Ньют спокоен за зверей, он знает, что они сейчас под опекой брата. Он знает, что брат в городе и... просто знает. Тяжело как-то конкретно классифицировать то, что он чувствует по этому поводу.
Ньют прячет нос в отворот пальто и ещё сильнее скручивается калачиком. Скорее бы зима.

Два часа пополудни. У подножия гор бар "Рыська" где-то в Румынии. День, когда Тесей приехал в Женеву.
     Харви выпил уже третью кружку сливочного пива и понял, что добраться до уборно скоро будет непроятой задачей, но приятной для выполнения. Ньют опаздывал - как всегда. Но на душе у драконолога было тревожно: все-таки драконица была не из смирный и спокойных, да и Ньют, как ни крути, все-таки не самый величайший маг истории. Кто знает, ну, вдруг что-нибудь пошло не так? Харви уже несколько раз подумал о том, что, все-таки, стоило бы остаться позавчера у Скамандера с ночовкой и помочь с транспортировкой. Или вовсе приехать сразу с перегонщиками. В конце концов, заставить Скамандера облачиться в свою пафосную куртку из драконьей кожи и помочь Харви справитсья и так. Варианты плавали в голове драконолога как мухи в стакане зеваки.
Он вздохнул и опять посмотрел на часы - он думал, прошло минут пятнадцать, а прошло всего две. Скамандер опаздывал... Нет. Что-то случилось. Стоит написать для начала Скамандеру "о, смотрите, кому-то выжрал мозг пикирующий злыдень". А потом тому, который в чай сахар не кладет (грешник).
Харви попросил на стойке бумагу и достал своё складное перо (подарок Жаннет. О, Жаннет!) и послюнявил кончик. Младшему ушла короткая записка с вопросом в стиле "ты че, э", а старшему со всем присущим пафосом и официозом письмо, сообщавшее о том, не видел ли он Ньюта с тех пор, как Харви побывал у Ньюта в чемодане. Сказал так же, что Ньют должен был привезти раненую драконицу в Корпаты и что был бы крайне благодарен Тесею, если бы он ответил незмедлительно. Обе совы - личная и почтовая из "Рыськи" улетели тут же. Харви надеялся, что вернется с ответом хотя бы одна... И заказал себе ещё сливочного пива.

За день до того, как Тесей приехал в Женеву.
     Ньюта расталкивает проводник.
— Сэр? Мы прибудем в Женеву через пятнадцать минут. С Вами все в поряке?
Ньют дергается, разом садясь на сиденье. В купе нет никого, кроме его самого и пучеглазого проводника, который в купе с темными кудряшками, торчащими из-под форменной фурашки, делают его встревоженной наседкой.
Ньют раскрывает рот как беспомощная рыба, но не может по-первости ничего вразумительного сказать. Нога слабо пихает краешек чемодана, Ньют подаётся вперед и трогает его за ручку. Он здесь. Всё хорошо - слава богу.
Он вытирает манжетом губы.
— Женщина...
— Оу. Она сошла несколько часов назад. Просила вас разбудить на подъезде к Женеве, сказала, что вас сморил сон и просила накрыть вас пледом.
Ньют опускает голову и правда видит плед, под которым он спал. Подушка у стены, его пальто и пиджак аккуратно на вешалке. Всё... всё в порядке.
— Спасибо... - судорожно, даже не давая себе отчету, бросает Ньют, приправляя своей обычной улыбочкой, которая быстро слезает с его губ, возвращая взбудораженный вид воробушка.
Мальчишка поджимает губы и уходит, закрывая за собой дверь купе.
Ньют протирает лицо руками, пытаясь понять, что происходит. Он хорошо помнил, что леди, что сидела напротив, пересела к нему и говорила что-то... А потом сон. Без сновидений, спокойный и долгий. Ньют хлопает себя по карманам, встает и хлопает по карманам пальто и пиджака - несколько минут уходит на то, чтобы понять, что все на своих местах, ничего не пропало. Ладно.

     Женева потихоньку появляется за окном и Ньют прилипает к нему ненадолго, чтобы рассмотреть появляющиеся здания и людей. Поезд катится медленно, будто крадется, и у Ньюта столь же равномерно в душе нарастает непонятная тревога. Странная история с женщиной, внеплановый сон... Всё это выходило из-под его контроля и не поддавалось анализу, что делало больно. Неприятно.
Ньют взглянул на часы - раннее утро. У него есть несколько часов, чтобы заглянуть к знакомому завочику и широкому специалисту по камуфлори, а затем стоит сразу аппарировать в Румынию, чтобы добраться до "Рыськи" раньше Харви и немного выпить. Да, кажется, Ньюту и правда хотелось бы выпить.

     Он вылазит из поезда, неуклюже толкая кого-то чемоданом.
— Извините, - втягивая голову, буркает он смущенно и ускоряет шаг, двигаясь по перрону. Женева - крошечный городок, и магически квартал здесь состоит всего из пары-тройки домов. Соответственно и платформа магическая здесь только одна. Ньют почти доходит до головы поезда, когда видит лоточника с газетами. Глаза непроизвольно выхватывают знакомую длинную фамилию. Фамилию, что звучит грандиозно, которая кричит с любых заголовков газет.
Рука сама тянется в карман и достает несколько кнат в надежде, что лоточник принимает британскую валюту.
Газета его. Толпа волшебников несет Ньюта дальше, не давая ему толком развернуть газету, пока все они не проходят магический барьер, отделяющий мир волшебный от мир магглов.
Ньютон медленно ощущает, как теряет связь с реальностью. Вот он в центре вокзала, окруженный магглами, которые куда-то как обычно спешат и не замечают чудака с газетой и копной рыжих волос. Ньют останавливается как вкопанный в центре, ставит чемодан под ноги и зажимает его.
"Геллерт Гриндевальд - мертв?".
Три слова. Два знака. Скованное сердце. Выражение лица Ньюта медленно сползает, оставляя его... никаким. Никак нельзя было сейчас описать то, что испытал магозоолог. Лишь слегка подрагивает нижняя губа.
Он спешит глазами по строкам, будто боится, что эти черные буковки убегут от него, спрячутся от чужого взгляда. С газеты улыбается Алиса Каролина Фламель, давая короткое интервью в объяснении своей натянутой улыбке. Сторонники Гриндевальда пойманы во Франции... Многие будут подвергнуты суду... Геллерт Гриндевальд был замечен у катакомб... Обвал... Не нашли... Мёртв...
В эти мгновения Ньют слышит лишь своё сердце - оно так громко ухает у него внутри. Рот непроизвольно открывается, газета в руках принимается дрожать, будто Ньют стоит на ветру.
М-м-мёртв?..
Сначала была боль. Острая, как удар хлыста по спине. Затем он услышал собственный крик - так, будто кричал вовсе не он, а какой-то глупец, слишком уж эмоциональный. Он зажмурил глаза, но не от резкого света, а от боли. Потом ужасной силы поток воздуха, который сбивает Ньюта с ног, заставляя острыми коленями ударитсья о бетонный пол вокзала.
Что-то падает, какие-то крики и стоны как в полубреду не добираются до сознания Ньюта... Ему кажется, он не может думать. Он не может ничего, лишь задават раз за разом один и тот же вопрос: ... мёртв?

     От боли выступают слезы, заставляя ресницы слипнуться и защипать в глазах. Спина уже не болит, потому как от огня, распространившегося по ней, онемели чувства. Ньют помнит, что схватил чемодан и ринулся бежать. Не помнил, куда делась газета - потому что она почти полностью истлела во время вспышки.
Он бежит. Бежит так, будто следом за ним бежит нунду. Как будто все, что он может - это бежать.
Бежать.
Бежать.
Бежать.
~

Отредактировано Newton Scamander (01-03-2018 23:28:41)

+1

6

На вокзале необычайно людно. В этом нет ничего удивительного, ведь Женева - важный транспортный узел, откуда паутина железных дорог растягивается во все стороны, доставляя пассажиров во все концы Европы и даже дальше. Не стремясь конкурировать с шикарным Восточным экспрессом, Швейцарские железные дороги, однако, обещали надёжность и точность работы (как всё, сделанное в Швейцарии). И сейчас, несмотря на досадное вчерашнее происшествие (о чём свидетельствовало тёмное пятно на гранитных плитах, обнесённое заграждением с красными флажками), неиссякаемый человеческий поток членился на ручейки арочными переходами, ведущими в другие части вокзала. Досадное препятствие люди попросту огибали, только редкие любопытные ненадолго останавливались, чтобы прислушаться к вялотекущему переругиванию швейцарского жандарма с представителем железнодорожной службы. Руководство вокзала очень хотело стереть тёмное пятно со своей безупречной репутации, за которую, в частности, отвечал и внешний облик Корнавена. Жандарм с выражением вселенской усталости в глаза в сотый, должно быть, раз, повторил, что это место преступления, к которому запрещено приближаться до окончания расследования.
Судя по тому, что представители двух служб не пришли к соглашению за те двадцать минут, что Тесей за ними наблюдал, к консенсусу они не придут и в ближайший час. Конечно, присутствие магглов не помешало бы Тесею исследовать огороженный клочок пола, а вот присутствие в трёх шагах позади двух швейцарских авроров - очень даже. Те не следили за британским коллегой, занятые разговором с проводником поезда, на котором прибыл предполагаемый террорист, но нарушать закон на чужой территории так нагло Тесей бы не стал. Его присутствие и так было не самым желательным, и, если бы не способности легилимента, ему даже не удалось бы подслушать допрос.
У швейцарцев были приметы: высокий, худой, говорит с британским акцентом, рыжий, приехал с чемоданом. Ни имени, ни фамилии. Какое счастье, что Ньют, по видимому, так долго пробыл вдали от нормального человеческого общества, что разучился представляться при каждом знакомстве.
Забавно, что и маггловские и магические службы правопорядка искали террориста. Только первые шептались, что это наверняка случайно сработала зажигательная смесь у какого-нибудь социалиста, транзитом везущего реактивы для бомбы куда-нибудь в Данию. А вторые уверенно называли имя Гриндевальда, в чью смерть искренне были готовы поверить только самые простодушные читатели газет.
Тесей сглотнул и теснее прижался виском к прохладной колонне, радуясь, что арка, у которой они стояли, была зачарована так, чтобы магглы проходили мимо, а его коллеги всё ещё заняты, иначе точно обратили бы внимание на нездоровую бледность британца. Иначе что они за авроры?
После разговора с месье Амьелем и его коллегой, Тесею вежливо и непрозрачно намекнули, что в помощи от британского министерства не нуждаются. Оно и понятно, конечно, у британцев просто фантастическая способность каждое совместное расследование выставлять в таком свете, будто только они что-то полезное и делали, пока все остальные под ногами мешались. Хотя нынче слава сокрушительницы Армии Гриндевальда досталась француженке. Но каждому хотелось откусить кусок от лакомого пирога, и швейцарцы в этом отношении не отличались от немцев и австрийцев, которые включились в эту борьбу (хотя из некоторых источников Тесей знал, что о явках сторонников тёмного мага тем же немцам было известно по крайней мере несколько недель).
Тесей не стал создавать брату репутацию ещё более сомнительную, что он и так постепенно приобретал в старушке Европе. Сказал, что идёт по следу опасного контрабандиста, дал приметы одного типа, которого они Авроратом в самом деле выслеживали уже пару месяцев (надо бы написать официальный запрос французам и немцам, вдруг во время чисток его захватили в довесок к прочим). Без решений, что принимали на верхах, никто не стал бы раскрывать ему информации больше, чем напишет к вечеру пресса. Да даже будь Тесей сам себе начальник, он не стал бы рисковать и прибегать к средствам швейцарцев, рискуя потом не вызволить брата из загребущих лап бюрократической машины.
Нет. На этой охоте Тесей был один, и одновременно в роли охотника и загоняемой добычи.
Он следил глазами за проходящими мимо магами, которых было во много раз меньше, чем магглов. Пост таможенной службы, а за нею маленькая стойка, за которой домовой эльф продавал карты и газеты.
Ньют должен был пройти этой дорогой вчерашним днём, чтобы попасть в город. Тесей представил брата: уставшего после дороги, вымотанного лечением дракона, высокого и сутулого, не сумевшего к приближающимся тридцати совладать с собственной рыжей шевелюрой, серо-зелёные глаза рыскают по сторонам, пока не натыкаются на газету. На первой странице громкий заголовок -- "Геллерт Гриндевальд - мёртв?" Он покупает её. Не может не купить, ведь как же так, всего через три с половиной месяца тёмный маг должен был попивать пунш в исполнении домовухи семейства Скамандеров и вести беседы о разных породах гиппогрифов с миссис Скамандер. Ньют читает на ходу, не задумываясь о том, что магглы могут увидеть газету, и что правила, висящие над таможенным постом, предписывают аппарировать новоприбывшим у самой черты скрывающих заклинаний. Читает, а потом - взрыв. Погибших, слава Парацельсу, нет, только раненые и перепуганные магглы, только мигом поднятый на ноги швейцарский Аврорат.
Слава Парацельсу, погибших нет. И Ньют жив (и дело тут не только в том, что его, убегающего, видели очевидцы. Тесей просто знал, что брат жив). Но куда он потом побежал?
Тесей отстраняется от стены, с которой, похоже, стремился до этого слиться, достигает центра вокзальной залы, служащей перекрёстком с множеством указателей. На платформы, в основном, Но Ньют наверняка побежал к единственному выходу в город, пока никто не попытался его остановить. Все слишком напуганы (кто-то видел крылья, мелькнувшие в дыму от взрыва. Странно).
По ступенькам вниз. Вид открывается замечательный на озеро, на взмывающий в голубую вышину фонтан Же-До, на белеющую у самой линии горизонта снежную шапку Монблана. Перед массивными дверьми в три человеческих роста, распахнутыми, чтобы летнее тепло и ветерок проникали в помещение вокзала стоят жандармы. Городское управление не забыло отреагировать на взрыв, усилив охрану. Не то чтобы потенциальному террористу это бы помешало, ведь, сколь ни был бы силён страх в простых людях, железные дороги - артерии Европы, без которых не обойтись.
На площадке перед вокзалом маленький фонтанчик из тех, куда бросают монетки на удачу и чтобы вернуться в полюбившийся город ещё раз. Простой бассейн, в центре - скульптура водолея, из чьего кувшина вниз струится вода, на дне - россыпи монеток. Про себя Тесей отметил, что ньютовскому ниффлеру понравилось бы купание в таком фонтане, а потом брату пришлось бы ловить воришку, поднимая тучу брызг, вылезая из бассейна мокрым с головы до ног, зажав палочку в зубах, но победителем.
Картина в воображение вышла до того живая, что Тесею стало жутко. И немного страшно, хотя пока волнение в его душе ещё не превысило критического значения, и не прорвало плотину самообладания. Хотя зацепок по прежнему было слишком мало. Впору впрямь изыскать способ навязаться швейцарскому Аврорату.
Или, может, брат прибыл в Женеву, чтобы с кем-то встретиться? Может, кто-то ещё сейчас ищет Ньюта, не пришедшего в условленное место? Стучится в дверь маленькой съёмной комнаты у кромки одного из парков.
Тесей ухватился руками за бортик фонтана. Его ещё не успели почистить, поэтому в тени по каменной окружности покачивались обломанные веточки и листы, что ветер сорвал с росших по краям привокзальной площадки деревьев. Тёмные, тонкие, они размокали в воде и ждали, пока их цикл не завершится в мусоросжигающей печи. Как и цикл пожухлых листков и кем-то брошенной в воду светлой китайской заколки для волос...
Тесей резко опустил руку в воду, ловя то, что сначала показалось заколкой на подобии той, что пользовалась на работе Уиллоу, собирая в пучок тёмные волосы. Но в руках он держал волшебную палочку из ясеня инкрустированную перламутром и следами зубов на древке. Волшебную палочку брата Тесей бы узнал из сотни других.
Холодные объятия страха заставили распрямить плечи. Брат потерял палочку и сейчас, совершенно безоружный, где-то прячется. Необходимо как можно скорее его найти!
- О, Тес! - громко окликнул его смутно знакомый голос, а следом рука Харви Риджбита пожала машинально протянутую ладонь. -- На тебе лица нет, - нахмурился драконолог. - Значит с Ньютом что-то случилось...
~

Отредактировано Theseus Scamander (04-03-2018 18:20:24)

+1

7

     Харви не очень любил бывать в городах, даже маленьких, вроде Женевы, не любил этого спертого воздуха и жужжащих маггловских машин. Да и костюма парадного у него не то, чтобы было: вся одежда драконолога постепенно превратилась "доспех" ловца драконов. Например, куртку свою Харви очень любил, хотя и завидовал Скамандеру, которому удалось отхватить в качестве благодарности от Всемирного Драконького Сообщества модный элемент гардероба. Куртка эта повидала разные передряги и не раз сослужила добрую службу, спасая спину Харви от огня, да когтя. Несомненно важными были также щегольские штаны драконолога, целиком сшитые из единого куска драконьей кожи (и почти даже без обработки! что уже не так радовало Харви, особенно когда по-началу они натирали). Важными были перчатки и носки, а так же холщовая рубашка, которую, кстати говоря, Харви старательно выстирал перед встречей с Ньютом (на самом деле перед последующей встречей с Жанетт, но встреча отложилась). Сейчас же Харви Ридгебит стремительно сокращал расстояние до Женевы, в которой должно было найти хоть какие-то наметки на местоположение рыжего придурка с чемоданом, полном таких персоналий, что достаточно было бы только их, чтобы устроить маленький апокалипсис в маленькой Женеве.
Совы так и не вернулись, чем Харви порядком расстроили. И если уж не отвечал и его величество Зануда, значит дело и правда принимало не самые приятные обороты.
Не хватало только второй Франции.

     Помпезные волшебники в дорогих костюмах смотрели на Ридгебита с недоумением и долей брезгливости - Харви, строго говоря, не особо чтил все эти этикеты и стричься тоже не любил - однако же драконолог ухмылялся.
— Мадам, эта куртка повидала шесть Венгерских Хвосторог и пять Огненных Шаров прежде, чем вы удостоили её своего снисходительного взгляда, - Харви редко скупился на слова и выражения, да что там, вполне нормальным для него было начать беседовать с незнакомым человеком. Старушка нахмурилась и отшатнулась, хватаясь за своего не менее антикварного спутника. Они ускорили шаг. — А ещё Украиночка была! О, дивная Украиночка! - крикнул он вслед и сам себе поулыбался.
На счастье Харви на вокзале было полно авроров, которые что-то рыскали и высматривали. Надеюсь, они не ищут ниффлера Скамандера. А то я бы посмотрел...

     — Дня, уважаемый, - Харви как и всегда брал быка за рога и ковал, пока горячо. Аврор приподнял бровь и посмотрел на Харви внимательным взглядом.
— Чем могу служить, сэр?..
— Я изучаю окрестности, видите ли, не так давно спустился с гор, - Харви намеренно указал на свое одеяние, которое аврор и без того уже по достоинству оценил. — Увидел знакомые лица служителей закона, вас по кислой мине за версту видно, ребят, честно. На Восточном фронте кто был?
На самом деле Харви и не надеялся среди них увидеть своих, то глупо, ведь всех, кто там был, Харви и так знает в лицо. Зато можно было под шумок выведать, что случилось.
— Ладно. Чего вы тут толчётесь? Потеряли кого?
— Был инцидент в маггловской части вокзала, нарушение Статута, - аврор, что помоложе, вышел вперед, реагируя на Харви, — а вы, должно быть, мистер Ридгебит?
— Ого. Я так известен? - Харви довольно помялся на месте.
— Конечно! Перуанский змеезуб...
— А, да-да. Так а что здесь произошло, говорите?
— Некий маг совершил террорестический акт.
— Что, прямо на перроне?
— Да.
— М-м-м. Но вы же его уже поймали, не так ли? - Харви дружески похлопал аврора по плечу, приправляя все улыбкой.
— Нет, к сожалению. Мы выслеживаем его. Есть приметы.
— О как. И какие же?..
Стоило аврору примерно описать "террориста", Ридгебиту стоило некоторых усилий, чтобы сохранить глаза и не бросить что-нибудь вроде "Скамандер..."
— Вам не знакомы эти приметы, мистер Ридгебит?
— Что? А? О, нет. Но я думаю, такого придурка с чемоданом во всей Женеве вы быстро отыщите. Ну, бывайте ребята.

     А дело и правда попахивало. Прямо-таки чем-то таким, что скоро создаст новую цивилизацию на дне кружки. Харви вышел из здания вокзала, накидывая на плечи черную накидку, чтобы не так бросаться в глаза. Уперев руки в бока он медленно сдул щеки, прикидывая примерный план действий по поиску чемоднанного террориста в пальто, которое сплошь в шерсти животных-террористов. Только подумать - Скамандер учудил взрыв в маггловском месте. Он что, девушку нашёл и с ума сошел?..
В качестве ответа судьба подкинула Харви одного красавца, который по локоть копался в фонтане. Харви хохотнул, узнавая в любителе прохладного плавания одного зануду.
— Жарко что ли? Или ты монетки собираешь? Нынче британские авроры мало получают, я так понимаю. Хорошо, что я не аврор, привет, Тес!
Британец обернулся и вид у него явно был какой-то... не такой, как обычно.
— Да на тебе лица нет, — нахмурился драконолог. — Значит с Ньютом что-то случилось... Или с тем, что он должен был привезти в заповедник. Надеюсь, ты знаешь про дракона.
Харви обернулся по сторонам.
— Идем, я думаю, нам надо поговорить.

     — Если он потерял палочку и раскидал кучу народу - а я уверен, не по своей воле - значит он сейчас где-то прячется. Я видел его совсем недавно, и Ньют не жаловался на желание вырезать магглов пачками, - Харви водил пальцами по подбородку, ероша щетину. — Значит что-то случилось за то время, что он ехал в поезде. Но если бы он двинулся умом, хотя он и не так самый адекватный из всех, кого я знаю, - Ньют похлопал Тесея по плечу, - то едва ли он написал бы тебе. Скорее... он бы пошёл развлекаться дальше. Короче, я думаю, что с Ньютом происходит что-то, что он не может контролировать сам, и уж тем более без помощи палочки. Думаю, он отправился бы куда-нибудь, где нет людей. Туда, где уже никому не повредишь, если случится то же самое, что произошло на вокзале. На фронте один раз было похожее: норвежец взбесился, Ньют взял его на себя. Он увел драконицу за границы лагеря на несколько дней, пока самка не успокоилась. Прошу заметить, что это была зима и это были горы - кладбище, словом. Так, минутку... - Харви отвлекся и с помощью магии вытащил незаметно у магглвоской туристки карту. На взгляд Тесея Харви лишь пожал плечами: — Мой отец был фокусником и радовал магглов исчезающими монетками, не надо на меня так смотреть, я тебе не Жанетт. 
Харви расправил карту Женевы, городишка был совсем небольшой.
— Если они гоняли его по городу, наверняка они продолжат прочесывать людные районы в надежде, что некий рыжий любитель чемоданов решит ещё раз устроить световое представление. Поэтому у нас есть шанс найти его раньше. Точнее... у тебя. Потому что я должен отвезти Туве в заповедник, пока ничего не случилось. Осталось только понять, будь ты Ньютом, какое бы безлюдное место ты бы выбрал, если бы под тобой бесновался дракон?
~[icon]http://funkyimg.com/i/2DoqS.png[/icon][sign] [/sign][nick]Harvey Ridgebit[/nick][status]оседлаю дракона. недорого[/status][lz]ХАРВИ РИДГЕБИТ, 43
FANTASTIC BEASTS

-
Классный, опасный, Харви прекрасный
[/lz]

+1

8

Палочка Ньюта лежала в руке покорно, как покладистое животное, проявляющее добродушие к человеку, в чьи руки его вложили по воле настоящего хозяина. В то же время, любое неосторожное движение могло привести к далеко идущим последствиям. По крайней мере, в том убеждал покупателя каждый уважающий себя изготовитель волшебных палочек, не забывая приговаривать "не волшебник выбирает палочку, а палочка - волшебника". Да и на службе в Аврорате вскорости любой убеждался, что к палочкам поверженных противников стоит относиться с осторожностью, если не ты сам выбил её из рук в бою.
С определённой долей недоверия Тесей передал Харви чемодан, озвучив вертящееся на языке "надеюсь, брат меня за это не убьёт", за что удостоился от драконолога смешка, упрёка в паранойе и изумления от того факта, что с такими замашками Тесей вообще умудрился пробыть в отношениях с женщиной достаточно времени, чтобы сделать предложение. Но Тесей был слишком занят мыслями о брате, чтобы хоть что-то ответить на эту колкость.

Ньют рос непоседливым ребёнком. Одних гиппогрифов ему было мало, так что первые вылазки — пока что короткие — не заставили себя долго ждать. Возвращаясь домой со свежими ссадинами, царапинами, перепачканный грязью и с ворохом новых впечатлений, он неизменно получал пару наставлений и просьб быть осторожней, пока Тесей обрабатывал ранки лечебной мазью. Только Ньют не особо слушал, взахлёб рассказывая об увиденном.
Однажды любопытство довело его до прогулки в катакомбы, чуть не обернувшиеся трагедией. И Тесей, вытаскивая замёрзшего брата на свет и передавая перепуганной насмерть матери, с пугающей для себя чёткостью понимал - это начало. Некому было рассказать, но Тесей не сомневался, что брат исследовал и Запретный лес, и купался в компании гигантского кальмара в Чёрном озере, если не что поопасней. И надо же было его удаче изменить ему именно в последний год обучения в Хогвартсе.
А теперь - это.
Тесей зябко поёжился, хотя августовская погода радовала: солнце припекало, лёгкий ветерок с озеро трепал отросшие волосы, неровными прядями спадающие на лоб, нежно обдувал щёки. Но Тесею было холодно. Особенно почему-то - спине. Ощущения очень походили на те, что ему пришлось испытать в мае, когда Роули отравил Ньюта и бросил умирать.
Воспоминания об этом отозвались вспышкой гнева, ненависти. Что, если происходящее сейчас подстроено этим ублюдком? Взрыв на платформе, едва не повлёкший человеческие жертвы и привлёкший внимание Аврората, ориентировку на Ньюта... Что если сейчас сумевший скрыться брат прячется именно от Роули, и Тесей своими поисками только подвергнет брата ещё большей опасности.
Тесей провернул палочку брата на ладони. Гибкая, средней толщины, светлая, она чем-то походила на палочку Тесея, только у его лавровой был более строгий дизайн, несмотря на щегольскую золотую инкрустацию рукояти.
Нет. Он не бросит брата. Все усилия бросит, только бы успеть раньше кого бы то ни было другого. Встать спина к спине, обороняясь от всего возможно следящего за перемещениями британского коллеги швейцарского Аврората, если потребуется. Не потребуется, конечно. Уж выставлять всё так, чтобы оказываться в выигрыше, Тесей умел. И брат, в случае чего, предстанет в ореоле законспирированного агента, выслеживавшего недобитых гриндевальдовских приспешников.
- Жаль, ты мне ничего не скажешь, - грустно сказал Тесей палочке брата. Уж кому как ни ей предполагать, куда мог направиться брат. - Кладбище... Хах...
Не задумываясь о том, Харви подал Тесею идею. В самом деле, кому ты причинишь вред на кладбище. Разве что какой заплутавший призрак окажется недовольным тем, что на его останки в саркофаге без всякого почтения сложили ноги. Проблема была в том, что кладбищ в Женеве было больше двух, а, хоть и с картой, Тесей всё равно не мог обойти каждое, выкрикивая имя брата и привлекая нежелательное внимание.
Бок будто бы кольнуло, как если бы он прислонился к углу, например, стены.
Тесей нахмурился. Холодок, тянущийся вдоль хребта и скапливающийся где-то ближе к шее, перестал казаться порождением шаливших нервов. Их с братом ментальная связь, подкреплённая магическим выбросом в палатке недалеко от поля для квиддича, держалась до сих пор, хотя не должна была бы. Иногда, думая о брате за прошедшую неделю с небольшим, Тесею казалось, что он чувствует отголоски эмоций Ньюта. Его одиночество, его спокойное счастье от работы с животными, его растерянность...
Это завораживало.
Это пугало.
Чем это могло бы обернуться в будущем?
Сейчас - неважно.
Пятилетнему Ньюту нравилось играть в "горячо - холодно". Теперь же правила игры предстояло вспомнить Тесею.
"Я иду, Ньют, - подумал Тесей, пряча палочку брата. - Я буду рядом".

Постепенно вечерело. Тёплые золотисто-медовые солнечные лучи яркими красками играли в кронах высаженных вдоль кладбищенской ограды деревьев, в витражном окне маленькой церквушки, чьи двери были сейчас гостеприимно распахнуты. До вечерней службы ещё оставалось некоторое время, прихожане постепенно собирались у ступеней, дружелюбно перебрасываясь друг с другом последними новостями. Взрыв на вокзале тоже обсуждали, но как-то без охоты.
Тесей не воспользовался парадным входом, ведь тогда пришлось бы пройти мимо людей, для которых он был новым незнакомым лицом. Кто-нибудь мог бы его запомнить. Он просто аппарировал через забор и оказался в тени скорбных кипарисов.
Это было третье кладбище в списке. Одно из старых, по которым Тесей решил пройтись в первую очередь. На новых кладбищах, где последнее пристанище находили бюргеры среднего достатка и бедняки, встретить склеп было большой редкостью. Вряд ли Ньют просто сидел и ждал брата, прислонившись спиной к простому кресту или невысокой стеле.
В беспорядке разбросанные пышные вязы бросали длинные тени на ряды старых могил. Склепы тут тоже были. В количестве больше двух - вот засада!
Плечи вновь свело холодом. Сильнее, чем в прошедший час. Может, он стал ближе?
"Ньют, - прислонившись спиной к стволу могучего дерева, позвал Тесей без особой надежды. - Подай мне знак. Пожалуйста".
Он найдёт брата.
~

+1

9

     Лечурка выползла из-за воротника Ньюта и спустилась по краю вниз. Рыжий бестолковый хозяин дремал, устроив голову на земле. Травинки колыхались, когда он дышал. Пикетт недоумевающе таращился на своё "дерево", которое отчего-то решило спать на кладбище. Лечурка упер веточки в бока и насупился, потом подковылял к Ньют поближе и принялся щекотить его за нос. Но Ньют не реагировал.
Тогда Пикетт забрался по воротнику пальто и добрался до шиворота волшебника на мгновение замирая - под одеждой отчетливо виднелись какие-то мерцания, поблескивания, точно под рубашкой магозоолог прятал целое звездное небо.
Ньют дернулся и рывком проснулся, Пикетт слетел с плеча и бухнулся в траву.
Ньют сглотнул - ему померещился голос брата в пустой голове.
"Нет," - подумал Ньют, - "нельзя". Тесей не должен был так быстро найти брата, по крайней мере до тех пор, пока младший не разобрался со своим недугом и не понял, что рядом с ним безопасно. А если он идет по его следу и несет сюда чемодан? Это все равно что устроить прогулку к вершине вулкана с первокурсниками Хогвартса.
Адреналин подстегнул Ньюта и он поднялся на ноги почти что прыжком. Желудок протестующе заныл, желая привлечь внимание своего оболтуса-хозяина, но Ньюту было не до того. Пикетт, держащийся за край пальто, едва успел добраться до кармана и спрятаться в нём. Он старался быть тихим - ведь Ньют высадил его в чемодане и, наивный, считал, что это остановит маленькую упрямую лечурку.
Ньют высовывается из своего укрытия, резкими движениями осматривая близлежащие окрестности кладбища. К вечеру здесь стало немного больше людей, и узнать среди них Тесея не самая простая задача. Но Ньют уверен, что так или иначе брат где-то здесь... где-то рядом.
Ньют начинает красться, стараясь попадать в тень деревьев и перебегать от одного ствола к другому быстро и незаметно. А потом он видит его - статная фигура, не узнать которую просто нельзя. Ему, Ньюту, нельзя. В желудке будто ворочается холодный ёж. Что, если он причинит брату вред? Что, если Тесей погибнет из-за неконтролируемой Ньютом магии? Невольно вспоминался Нью-Йорк и Криденс. Только вот у Ньюта цвет был белый...
Несколько секунд Ньют думает, что делать, пока Тесей не заметил его. Жаль, нет палочки - как бы она сейчас помогла! Скамандер бросается в сторону маленькой белой церквушки в изголовье храма, точно полевой заяц, за которым гонится волк. Ньют достаточно быстро бегает - дикая природа, спасибо, научила, - несмотря на то, что трансгрессией он пользовался куда чаще, чем ногами.
Решение задачи приходит почти что на ходу. Ньют слабо верит в то, что это спасет его, если брат заметил только что семенящего через половину кладбища высокого мужчину с рыжими волосами. Но ничего не делать Ньют тоже не может.
От реки Рон кладбище Святого Джорди отделял небольшой пролесок. Август уже подкрашивал некоторые из крон в золотистый цвет, но листва все ещё в основной массе своей была насыщенно зеленого цвета. Пальто хлопает на ветру, не успевая за бегущим зоологом. Деревья сидят часто, много валежника и кустов, и Ньют скидывает пальто с плеч хлестким движением избавляясь от этого "парашюта". Берег к Рону пологий и Ньют забегает в воду почти что по полено, а потом ныряет на глубину. Он плывет наискосок, пересекая то место, где через пару десятков лет построят мост, направляясь к продолговатому мысу La Jonction, который, быть может, спасет Ньюта.
А, может, и нет.
Вода тихонько светится, когда Ньют выныривает наружу, вдыхая воздух и отряхивая воду с челки, откидывая её назад. Находя ногами хлюпающую илистую землю, он сперва на четвереньках, а потом в полный рост выбирается из воды, судорожно втягивая воздух.
А потом снова принимается бежать.
Не оглядываясь.
~

+1

10

Вопрос о слежке то и дело возникал в их с братом отношениях. Ещё до того, как Тесей заявил за одним из ужинов, что собирается стать аврором (у мамы тогда дрогнули руки, едва заметно, но дрогнули) маленький Ньют, вступившую в ту пору детства, когда ребёнку очень хочется, чтобы взрослые относились к нему как к равному, спрашивал иногда, всегда ли Тесей за ним наблюдает. Неспроста, конечно, этот вопрос вообще был задан - Тесей старался, чтобы слишком активный и любознательный младший оставался в поле зрения, не лез куда ни поподя. Потом Ньют вырос и "- Тесей, ты следишь за мной? - Нет" превратилось в замкнутый круг, где один не доверял второму. Будто судьба, не спрашивая позволения, скрепила братьев контрактом, то и дело заставляя сталкиваться лбами на ровном месте. Будто точно знала об опасностях, которые только вдвоём братья и могли преодолеть.

Виски покалывало от напряжения. Привычным за годы работы взглядом Тесей сканировал местность. Ему даже не нужна была Легилименция, настолько аврорские методы слежки въелись ему в подкорку, что выработанные инстинкты - собачке Павлова. Мимо проходили немногочисленные расслабленные люди, пришедшие повидать ушедших близких. Неспешно они рассеивались по территории кладбища, в тёмных своих одеждах похожие на тени, бредущие среди асфоделя вдоль берегов Леты. Люди, которым есть от кого прятаться, себя ведут не так, особенно когда не умеют притворяться или слишком волнуются. То и дело оглядываются, напряжённо разводят плечи или, наоборот, сутулятся. Тесей знал повадки брата. Ньют не смог скрыться, слиться с одной из теней.

Он разглядел его сразу и среагировал, как хищная кошка на замешкавшуюся антилопу - напрягся всем телом, готовый броситься в погоню. Голубые радужки были сфокусированы только на спешно удаляющейся фигуре. Он не стал бы применять магию против брата. Он и палочку-то всерьёз наставлял на него только во время тренировочных боёв. К тому же, вокруг магглы. Если привлечь их внимание - нагрянут авроры, и проблем будет не счесть.
Он бросился вдоль ограды брату наперерез, но Ньют - что длинноногая антилопа - нёсся вперёд, едва не сталкиваясь с возмущёнными неподобающим поведением на кладбище магглов. Ряд кипарисов, высаженных по всему периметру, на этом участке прерывался, и Тесей просто аппарировал на другую сторону забора. Надежда, что в сумерках это не будет замечено, а если и да, то склонные верить в любые небылицы магглы просто примут его за призрака, вышедшего вечерком прогуляться среди живых.
- Ньют, стой! - крикнул он убегающему брату. Но куда там.
Ньют перестал рассказывать о своих проблемах с поступления в Хогвартс. С тех пор, как бы Тесей ни старался, брат закрывался от него под железным занавесом, не отвечая даже на прямые вопросы, которых Тесей не так и много ему в жизни задавал: "кого ты защищаешь?", "на каком ты фронте?", "какие отношения связывают тебя с Геллертом Гриндевальдом?" И это, Моргана свидетель, бесило. Но по обыкновению своему, яркие эмоции Тесей прятал, и всякий раз, когда они были готовы выплеснуться наружу, потревоженные очередной безумной выходной брата, старался удержать, как лихой ковбой вороного мустанга.
Он подобрал сброшенное братом пальто и, преодолев последний ярд подлеска, остановился у берега реки. Ньют отплыл уже достаточно далеко и его было едва различить, зато Тесей сейчас особенно ярко чувствовал его эмоции, его загнанность, его волнение и испуг.
Что-то запищало, и Тесей опустил голову, чтобы увидеть высунувшего голову из кармана Пикетта.
- Мой брат - идиот, - процедил сквозь зубы Тесей, перекидывая пальто поудобней, вынимая палочку и прогулочным шагом направляясь вдоль берега реки. Он видел мыс, к которому целеустремлённо плыл его непутёвый братец, но лезть в воду не собирался. Главное точно рассчитать и аппарировать до того, как Ньют ринется в лес. Мокрый, без палочки, далеко же он убежит. А если и убежит, мало ли на кого наткнётся.
Тесей был взволнован, почти что напуган. Брат ни за что бы не бросил ни одного из своих любимцев вот так, опасаясь, что кто-то может тому навредить. А сейчас - бросил. Ну вот что с ним опять не так?
Тесей выпустил воздух сквозь стиснутые зубы и аппарировал, с размаху чуть не влетая носом в дерево. Только вовремя выставленная рука спасла злато британского Аврората от синяка в половину лба.
И всё же, со временем он несколько промахнулся. Брат уже успел вылезти из воды, отдышаться и броситься бежать дальше. Они не успели столкнуться нос к носу, футов десять разделяло их. Тесей решительно встал на пути Ньюта, так что тому пришлось бы или вернуться в воду, или попытаться как-то обогнуть брата.
- Может хоть раз в жизни, - тяжело дыша, резко бросил Тесей, - прекратишь от меня убегать и скажешь, наконец, что у тебя случилось?
~

+1

11

     Когда Тесей появился, Ньют дернулся и, борясь с инерцией, чуть не упал. Чавкающими шагами он пятился назад, испуганными глазами смотря на Тесея. Что ж, то, что твой брат аврор - зачастую спасало. А иногда бесило. Особенно если у тебя нет палочки и ты мокрая сельдь на продуваемом со всех сторон куске суши.
Ньют резким движением отбросил волосы с лица, спиной заходя в воду по бедра. Немудрено, что Тесей был Ньюту больше отцом, чем братом - с манерой поведения Скамандера старшего Ньюту просто не оставалось выхода, как сказать "хорошо, Тесей". И внутри себя поставить ещё один восклицательный знак напротив жирного "ЗАНУДА". И так всегда. Ньют не трогай это. Ньют, положи на место. Ньют, не ходи, Ньют не дыши, Ньют, ты что опять... Ньюту казалось, что Тесей все ещё не понимал, что его младший брат, несмотря на это вечное клеймо "младшего" уже достаточно взрослый мужчина, способный влипать в невероятные истории самостоятельно.
И, на самом-то деле, каждый из братьев всякий раз действовал из сугубо добрых побуждений, ища тот способ выражения своей любви, который и не скомпромитирует, и что-то да докажет... Но получалось настолько скверно, что оба злились и непременно начинали творить ерунду. Ну, Ньют ещё вместе с этим влипал куда не надо.
И сейчас Ньют не только переживал, он ещё и злился. Неужели так сложно "хоть раз в жизни" не делать все по-своему. И подумать своим занудным аврорским мозгом, что Ньют не просто так решил поиграть в прятки. Дескать, братик, чё-то давно не резвились, чур, ты голишь.
Ньют как зверь оглянулся по сторонам - там вода, тут вода. Придется снова плыть. Вода была грязная и прохладная, и та часть тела Ньюта, что оставалась над поверхностью воды, обдувалась ветерком. Из-за этого было прохладно.
— Нет, - уже водя пальцами по воде, ответил Ньют, — я не могу сказать, потому что я сам не знаю, - Ньют прищурился, заходя уже по пояс, — это тебе в голову, конечно, не приходило? Стой где стоишь, Тесей. Не подходи, понял? И не трогай меня, - голос Ньюта был серьезным, навряд ли Тесей привык к такому от своего младшего брата. — Меня прокляли, я едва не погубил сотню магглов на перроне, и уж точно не хочу, чтобы пострадал из-за меня ты или кто-то из зверей. Куда ты дел мой чемодан? - Лицо Ньюта вдруг стало встревоженным, точно у сурка, почуявшего опасность. Как маленький зверек с вихрастой шерсткой, он дернулся, посмотрел по сторонам, и прыгнул с места в воду как на нересте рыба, лишь на какое-то мгновение в грядущей темноте показывая Тесею свою мерцающую спину - сам Ньют и понятия не имел, что у него теперь есть два крыла.
Нырнув в воду, предварительно задержав воздух, он глубокими гребками стал продвигаться прочь от от берега, на глубину и в сторону по течению. Если Тесей не дает ему выбраться на берег - значит Ньют останется в воде и будет плыть вниз столько, сколько сможет. Навряд ли аврор полезет в воду, боясь намочить свой драгоценный костюм сшитый последними модниками Лондона. А Ньюту нужно перевести дух, нужно разобраться, что приключилось с ним и найти свою палочку. Все вместе представлялось непосильной задачей, но обращаться за помощью к брату, который, помогая, может ещё и пострадать... было худшей из возможных идей.
Ньют слишком любил своего брата, чтобы в сложившихся обстоятельствах не грубить ему.
~

+1

12

- Да ты шутишь... - неверяще протянул Тесей. Он не успел даже рта раскрыть, чтобы ответить на градом посыпавшиеся вопросы брата, как тот, как какая-то полоумная утка, решил вернуться в воду. Первым порывом Тесея был просто поэтапно наслать на брата сначала Обездвиживающее проклятие, затем Левитационные чары, чтобы вернуть из воды на землю, пока тот не подхватил в грязной речке какую-нибудь заразу. Маги, конечно, умеют лечить дизентерию одним зельем, вот только Тесей его рецепта не знал. Ньют скорее всего да, ведь без этого знания очень сложно было бы выжить в Индии, Бразилии и куда там его ещё заносила из неблагоприятных с точки зрения эпидемиологии регионов. Вытянуть на землю, развести костёр, высушить и, сев подальше, сказать пару ласковых. Но Тесей не был бы собой, если бы не выцепил из всего вырвавшегося из брата потока слов резанувшее скальпелем по груди "меня прокляли".
Но Ньют, как всегда, был уверен, что справится сам. Потому что раньше так и было. Он влипал в неприятности в своей Индии, Бразилии и Моргана знает ещё где, и выпутывался из них прекрасно, не прибегая к помощи Тесея. Вот только зачем так отталкивать руку помощи, которую тебе протянул вроде бы не чужой человек?
Тесей был зол. На себя, на брата, но больше, всё-таки, на себя. Потому что что-то упустил в воспитании брата. Оттолкнул его, не став тем человеком, которому доверяют.
- Как ты меня выводишь! - крикнул он брату, быстро спускаясь по мягкому склону к воде. На мгновение ему показалось, что спина Ньюта замерцала, будто брата обсыпали пыльцой фей. - Гласиус!
Вода у самого берега покрылась толстой коркой льда. Их счастье, что в этот час никаких лодчонок не проходило мимо, чтобы полюбоваться на двух мужчин, решивших поиграть в Иисуса и Иону. А с берега их вовсе было не видать.
- Твой чемодан у Харви, - Тесей держался на расстоянии, указывая палочкой под ноги. Магический лёд, позволяющий ему вот так просто следовать за братом, возникал под ним на опережение, и растворялся блестящей синеватой дымкой прямо за спиной. Со стороны, должно быть, смотрелось эффектно. Но Тесея это не заботило. - Он обещал позаботиться о нём, пока я не отыщу тебя. Твою палочку я тоже нашёл.
Пикетт, продолжавший всё это время прятаться в кармане пальто Ньюта, вновь показал зелёную голову, огляделся, понял, где они находятся, и спрятался вновь.
- Ньют, ну сколько это может продолжаться? - устало вздохнул Тесей. - Не обязательно убегать от меня, мы могли бы остаться на берегу, я бы развёл костёр, и просто не подходил бы слишком близко. Уверен, у проклятия есть какие-то ограничения.
Он не отводил взгляда от мокрой макушки. Рыжие волосы потемнели, стали от воды тёмно-каштановыми, почти как у самого Тесея.
- Да что с тобой не так?! - в сердцах выкрикнул Тесей. Лёд, сковывающий его душу, как магия речную гладь под ногами, при общении с братом в который уже раз давал трещину. - Когда я говорю, что хочу помочь, я правда хочу помочь, потому что ты мой брат? Ты не обязан сейчас быть один! Сколько ещё раз мне повторить, что мне не наплевать на тебя, чтобы ты поверил?! Что сделать, чтобы ты прекратил меня отталкивать!?
Горькая ирония заключалась в том, что и сам Тесей раз за разом справлялся один, не верил и отталкивал.
~

+1

13

     Выводишь, значит. Ньют готов был рычать, как маленький ребенок, чтобы Тесей, наконец, отдал ему сахарницу с рафинадом. Он то и дело нырял глубже, чтобы не слышать Тесея, менял направления, но новоявленный магический Иисус и не думал сдаваться. Вот же упрямец, - подумал Ньют, - и как вообще земля его такого носит.
Возразить на льющийся сверху в прямом смысле поток комментариев по поводу ситуации Ньют не мог, потому что ему, в отличает от Тесея, нужно было дышать, так как плыть - это не ходить и сотрясать воздух.
Наконец, даже ангельскому терпению Ньюта пришёл конец (а в отношении брата запас этого терпения почему-то всегда был крайне невелик). Вынырнув и зависнув в воде, болтая ногами, Ньют мотнул волосами, точно мокры пёс, и из-под сведенных бровей воззрился на брата.
— Со мной что не так? - переспросил Ньют, смотря снизу вверх на брата (со стороны это выглядело так, будто Иисус говорит с мокрой головой), — со мной что не так?? - срываясь на высокие ноты третий раз спросил Ньют. — А почему что-то не так всегда со мной? - чуть повернув голову на бок возмутительно поинтересовался младший, — "не подходили бы слишком близко", - передразнил брата Ньют, — Тесей, это проклятие, а не простуда. Люди просто погибли от того, что я... Прочитал газету! - Ньют поморщил нос, все ещё не сводя с брата взгляд, — со мной что-то не так, - все не унимался Ньют, балансируя на воде, — ты и так знаешь каждый мой шаг с тех пор, как я на свет появился, поэтому если со мной и что-то не так, то это у тебя надо спросить. Ты ж всегда лучше знаешь, - Ньют опустил взгляд на ноги Тесея - как всегда, в начищенных ботинках, красавец, - а потом, резко схватив брата за лодыжку, дернул на себя, заставляя красу Министерства погрузить в тину и муть.
Мышцы на руках болели от продолжительного плавания, и дыхание уже было слишком тяжелым и частым - Ньют дышал ртом и его била мелкая дрожь от холода. Губы посинели.
А вот, кстати, мысль о том, что чемодан забрал Харви, приятно грела сердце Ньюта. С другой стороны Тесей даже эту часть жизнь Ньюта решил сбагрить на кого-то чужого.
Ньют вцепился Тесею в плечо, чтобы тот не утонул и чтобы не потонуть самому.
— Знаешь что, если мы сейчас умрем здесь с тобой, мама нас точно убьет, - выплевывая воду говорил Ньют, уже почти погрузившись в муть по самые губы, — точнее, погибнешь ты, потому что я понятия не имею, что произошло и почему я остался жив. Только помню, что в поезде ехала какая-то женщина, она меня усыпила. А потом на перроне я прочитал, что Геллерт... - Ньют внезапно плюхнул и ушел с головой под воду и ещё более жестко вцепившись брату в плечо.
Вдруг спину обожгло и Ньют сильно испугался. Глотнув случайно воды, он дернулся судорожно и, мотая руками, попытался выбраться на поверхность. Не без помощи брата, конечно.
Глотнуть воздуху удалось не сразу, потому что вода попала в легкие и Ньют принялся ужасно кашлять, точно подхватил страшную легочную болезнь и намеревался выплюнуть свои легкие с минуты на минуту.
Он хотел оттолкнуть брата, но вышло так, что наоборот крепко вцепился ему в ладони и только по испуганному взгляду Тесей мог понять, что только что едва и правда не стал святым.
~

+1

14

Вообще, Тесей предполагал, что Ньют не будет долго любоваться тем, как беспечно новоявленный святой наплевательски относится к законам физики, и мысленно к этому готовился. И даже ждал этого момента, потому что тогда у него появилась бы возможность перенести их с братом на твёрдую землю. Он не очень хорошо видел в темноте, но чувствовал усталость брата, а посиневшие губы, белую кожу и каменеющие от усталости мышцы богатое воображение дорисовывало ему само.
Вода была прохладной. К счастью, август нагрел её за солнечный день достаточно, чтобы от первого же контакта не свело зубы и мышцы, что неминуемо бы потащило его на дно. Он ухватил брата за талию одной рукой, потому что второй продолжал держать пальто с Пикеттом в кармане, которое теперь оказалось зажато меж их телами, служа своеобразным барьером. Да, маленькому лукотрусу определённо не понравится такая ванная и, быть может, он даже выскажет своё недовольство Ньюту. Это будет маленькая, но месть, потому что старшего брата Ньют слушать не желал.
Брат удерживал его за плечо, одновременно помогая оставаться на плаву и себе, и Тесею. Вблизи было видно, как он измождён, и что на задиристое "мама нас убьёт" уходили его последние силы. Ничто не держало их так близко друг к другу давно, должно быть, с тех тренировок, на одной из которых Ньют умудрился сам себя поразить заклинанием и повалить Тесея, прижав всей массой к заснеженному лугу.
- Ньют, - страдальчески выдохнул Тесей, несколько позабыв, что собирался продолжить разговор на земле, потому что был слишком рассержен всей ситуацией вообще. Даже не рассержен, скорее - обижен, как маленький ребёнок. Но он не успел ничего сказать, потому что волна захлестнула брата с головой, и Тесея тоже, и он обхватил брата крепче, подталкивая вверх и выныривая вместе со своей ношей, хватающей ртом воздух, как оглушённая рыба.
Всё это время Тесей сжимал в руке палочку и, наконец, воспользовался ею по назначению, аппарировав на берег мыса, где путанные тропки судьбы свели их.
Он отбросил пальто (бедный Пикетт. Если бы лукотрусы могли поседеть, бедняга за сегодняшний день стал бы белее прокипячённой хлопковой салфетки) и, развернув брата к себе спиной, обхватил под грудь, надавливая, помогая лёгким избавиться от остатков попавшей в непродолжительном подводном купании воды.
- Никто не погиб, - Тесей отпустил брата и сам, откашливаясь, согнулся, упираясь ладонями в мягкую землю. Плечи из-за выброса адреналина мелко дрожали. - Из-за тебя никто не погиб, слышишь. Что бы на тебя не наложили, это проклятие только испугало людей, но никто не пострадал.
Он подхватил замешкавшегося Ньюта под руку, грубовато ставя на ноги, замечая, что спина у того и правда светится, и, возможно, времени, прежде чем проклятие даст о себе знать, осталось немного. Но он всё равно отвёл брата под тень растущих на берегу мыса деревьев и отпустил, отступая затем на шаг и ещё на один.
- Раздевайся, - он кивнул на буйнорастущие рядом кусты, демонстративно расстёгивая на себе пиджак, перебрасывая на сгиб локтя и трансфигурируя в толстый шерстяной плед, который затем перебросил брату, рассчитывая накрыть тканью с головой. - Простудишься же.
Тесей чихнул. Да, купание в воде не пощадило и его, и так в последние несколько месяцев жаловавшегося на здоровье.
Палочка Ньюта выглядывала из шлевки на поясе, но возвращать оружие законному владельцу Тесей пока не собирался, справедливо опасаясь, что тогда брат опять чего-нибудь натворит. Он быстро наложил пару защитных заклинаний, ограждающих этот пятачок земли от лишнего внимания, и развёл костёр. От магического синего пламени шло приятное тепло, и ему не нужны были дрова, чтобы гореть.
- Когда ты в последний раз ел? - нахмурившись, спросил Тесей, свою одежду высушивая не раздеваясь. Увы, он не был Ньютом, и не держал в карманах вяленое мясо для пикирующего злыдня, но и эту проблему можно будет как-то решить. А вот с проблемой светящейся спины придётся повозиться. - Покажешь спину?

***

Ньют снова ушёл, и Тесей даже не попробовал удержать его силой, хотя эмоции брата явно выдавали, что именно такого развития событий он ждал. Но, рассказав, что, по слухам, подобные магические татуировки делали на Востоке (память так удачно подбросила самодовольно улыбающегося в воспоминании Гриндевальда, демонстрирующего рисунки на ноге), Тесей попросил брата быть осторожней, безнадёжно желая, чтобы хоть в этот раз его послушали.
Он вернулся в Англию, где стояли тёплые летние деньки, последние перед надвигающейся осенью. Кое-где на деревьях уже желтела листва, и ветер по вечерам задувал в распахнутые окна холодными северными порывами.
Тесей поцеловал в щёку заспанно сидевшую на кухне в компании какао Сибилл, потрепал Ташу по рыжему загривку и, закурив впервые с поездки в Америку и выпустив первое облачко дыма, попробовал хоть на минуту поверить, что всё у Ньюта будет в норме.
~

Отредактировано Theseus Scamander (30-04-2018 12:45:19)

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Всё у меня в норме! [fb]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC