capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson kate bishop oberyn martell
Если Фазма все еще могла, несмотря на годы тренировок, испытывать что-то подобное истерике, то сейчас с ней была именно она.
Месяцы подготовки, сотни вариантов планов, тысячи раз перепроверенные шаги, высочайшая секретность — все буквально летело псу под хвост из-за чьей-то глупейшей, самой что ни на есть глупейшей ошибки. Причем даже не их ошибки. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Believe in me [Doctor Who]


Believe in me [Doctor Who]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

BELIEVE IN ME
- Отправляйся в ад. Справедливо. Абсолютно справедливо ©
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s009.radikal.ru/i308/1411/33/5bc4872d2998.jpg

- Да ты просто смесь химвеществ, верно? ©

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Clara Oswald, Jenny

события серии "Тёмная вода"

АННОТАЦИЯ

А что, если Клара буквально восприняла слова Доктора о том, чтобы отправиться в ад, и успела выйти из ТАРДИС? Спросите, кто натолкнул её на мысль вернуться? Does it need saying? ©

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

Если бы ещё неделю назад Кларе сказали, что она предаст Доктора, поставит свои желания превыше законов времени и прочего, что важно для благополучия человечества, она бы усмехнулась и не поверила болтуну. Однако произойти может всякое. Сегодня, шагая по темнеющим улицам Лондона, учительница из школы Коал Хилл раз за разом прокручивала в голове последний разговор с тайм лордом и его короткое пожелание на прощание: отправляйся в ад. Абсолютно справедливо, это молодая женщина уяснила и отметила сразу, стоило лишь словам сорваться с губ галлифрейца. Наверное, окажись на месте мужчины сама Клара, она бы поступила в точности так же. Или даже жёстче, кто знает.
Сгущающиеся сумерки дышали на город прохладой и сыростью. Небо низко нависало над Лондоном, грозясь пролиться на него дождём. Немногочисленные прохожие спешили поскорее добраться до своих домов, чтобы не промокнуть. Они обгоняли Освальд, толкали, извинялись, снова толкали. Засунув руки поглубже в карманы тёмно-зелёного плаща, бывая спутница Доктора инерционно кивала, мол, всё в порядке; а сама почти не замечала происходящего вокруг. Наверное, если бы сейчас поблизости рухнул небоскрёб, она бы и этого не приметила. Первые капли из тяжёлых грозовых туч, плюхнувшиеся на макушку, вернули шагающую к действительности. Задрав голову вверх, путешественница нахмурилась и поёжилась, ощущая, как по телу прошла дрожь. Посмотрев на наручные часы, шатенка нахмурилась ещё больше: крохотный циферблат показывал, что стрелки приближаются к одиннадцати. Доктор оставил Освальд на окраине столицы Британии около шести. Здорово же она потеряла чувство реальности! Тряхнув волосами, Клара, наконец, собралась с мыслями и, оглядевшись по сторонам, взяла курс на ближайшую остановку. Двухэтажный красный автобус, подъехавший вскоре, поглотил её, унося в сторону дома.
Квартира, ранее казавшаяся просторной, теперь выглядела ящиком, поделённым картонными перегородками на отсеки. Со стороны спальни тянуло сквозняком. Преподавательница совсем забыла, что накануне перед сном оставила окно открытым, и по сей час его никто не закрывал. Удар грома, прогрохотавший снаружи, осветил комнату и часть коридора синеватым светом. Тень на стене отражала колыхание занавесок. Заперев входную дверь и оставив ключи на тумбочке в прихожей, женщина прошла в ванную, а потом, обмотав мокрые волосы полотенцем, уплелась на кухню, собираясь всю ночь провести за проверкой сочинений старших классов. Говорят, что работа успокаивает, и Клара готова была подписаться под сим заявлением, потому что, буквально читая мысли детей, действительно получается уйти от настоящего, временно переместиться в чужие сны или иллюзии, пожить там, а не здесь, где приходится.
Индикатор уведомлений несколько раз мигнул и потух. Отведя взгляд от тетради с писаниной Алана Блейка, любительница приключений взяла мобильный и, разблокировав экран, невольно закусила губу. В пришедшем сообщении от Доктора было всего пять слов: «Я имел в виду другое». Отложив девайс в сторону, учительница сложила руки на груди, борясь с желанием немедленно позвонить другу. Но, в конце концов, что она скажет? Извинится? Будто это что-то существенно исправит. Она — не повелитель времени, не в её возможностях отмотать время назад и переписать случившиеся события. Да и если говорить откровенно, ничего, кроме происшествия с Денни, Освальд изменять не хочет. «Я бы извинилась, — всё-таки решив ответить, темноволосая взяла телефон и застучала большим пальцем по сенсорной клавиатуре. — Но сделала бы это снова». Отчёт о доставке и прочтении отразился незамедлительно. Отклика от инопланетянина не последовало. То и дело поглядывая на аппарат, женщина вернулась к работе. С первыми бликами туманного лондонского рассвета из коридора послышался знакомый гул.
Сначала Клара подумала, что она заснула и видела дурной сон, в котором Пинк погиб, а Доктор, преданный ею, предложил ей отправиться в ад, но скоро надежда рассеялась, толкнув Освальд в болото отвратительной правды. Встав из-за стола, обладательница тёмных волос, стараясь производить как можно меньше шума, медленно вышла в коридор. Сердце, бешено колотящееся в груди, стремилось выскочить из тюрьмы рёбер и существовать отдельно, по возможности подальше от хозяйки, лишь бы не испытывать того щемящего страха, какой испытывает ныне. ТАРДИС стояла, озаряемая жёлтым светом, льющимся из кухни. Двери будки были плотно закрыты, будто тайм лорд ещё думал, стоит ли ему выходить или лучше убраться подальше от той, кто предала дружбу и растоптала доверие.
Доктор, — не выдержав, позвала Клара, сжимая ладони в кулаки. Не от злости, конечно, а от волнения. — Доктор, пожалуйста.
Продолжать невозможная девчонка не стала, потому что иногда слова просто утрачивают весь смысл.

+2

3

Иногда самые странные, нелогичные, но от того не менее важные знакомства происходят совершенно спонтанно, непреднамеренно, и вообще так, словно ничего этого в принципе не должно было быть. Однако тем не менее - вот оно. Спросите, как же так получилось, что  Дженни, дочь Доктора, внезапно оказалась в квартире Клары Освальд, спутницы её отца? А как вообще что-то происходит? Как там писал сэр Терри Пратчетт в своём романе "Санта-Хрякус"?
Да какого чёрта, события просто случаются.
Но если бы только всё было настолько просто.
Предварительно Дженни умудрилась задержаться на Шан-Шене, где она изо всех сил пыталась примирить несколько враждующих семей, которые никак не могли договориться о том, чтобы спокойно торговать, и при этом не нарушать пространство друг друга, потом её занесло на какой-то межгалактический рынок, где она от нечего делать починила между делом какому-то ребятенку его летающую доску /а радости-то сколько в глазах напротив было, даже сложно представить!/, и когда стало понятно, что всё, на данный момент с неё хватит приключений, и стоило бы где-то осесть, и немного перевести дух... как вместо того, чтобы доставить её в небольшой парк, ТАРДИС привела её в какую-то квартиру.
Нет, серьёзно... в квартиру?!

- Что мы тут вообще с тобой забыли, куда ты меня привела? - Дженни с сомнением огляделась, - это же просто... квартира..., - тут до её ушей донёсся чей-то голос. Голос, который звал не кого-нибудь, а Доктора. И этот кто-то очевидно знал, причем не понаслышке, что Доктор летает по этой Вселенной в синей будке, самой новой и в то же время древней, такой большой внутри и в то же время маленькой... Вот только мало кто знал, что у Доктора есть дочь. И не просто дочь, а дочь, которая точно так же летает по Вселенной в космическом корабле, который так напоминает синюю будку, естесственно, что тут будут звать Доктора. Даже у неё самой уже от этого объяснения голова закружилась.
- Лааадно..., - недоверчиво протянула девушка, надевая своё пальто, которое было небрежно перекинуто через перила, - может быть, это и не просто квартира... Но пока Дженни одевалась, её голову одолевали просто тысячи вопросов: с какой регенерацией путешествует эта девушка, что случилось с Мартой и Донной, а ещё знает ли вот эта девушка, которая сейчас стоит, и ждёт Доктора, что у её отца внезапно есть дочь. Ей ужасно хотелось, чтобы человек по ту сторону будки был хотя бы на сколько-нибудь процентов адекватным - хотя с её отцом другие вроде бы как и не путешествовали, но ведь всё может быть! - но только как там земляне говорят? Не попробуешь - не узнаешь?
Так чего же она тогда ждёт?
Дверь тихонько скрипнула, когда перед Кларой Освальд возникла молодая девушка в длинном чёрном пальто. Предчувствуя тонну вопросов на предмет того "Кого этот несносный инопланетянин уже успел подобрать на моё место?!", Дженни негромко заметила: - Прежде чем ты начнешь выяснять, где Доктор, и какого чёрта тут делаю Я - отвечу сразу: не знаю. Она кивнула в сторону распахнутой двери ТАРДИС: - Зайдёшь? Я просто так поняла, что раз уж ты стояла возле дверей машины времени и звала Доктора, то точно знаешь, что это не просто будка для вызова полиции. Не бойся, она тебя не укусит, - добавила сереброволосая, глядя на девушку. Корабль между тем приветственно замигал круглыми светодиодами на стенах, галлифрейка даже слегка удивилась. Раньше её корабль никого ещё так не приветствовал, ну разве что кроме неё, но это не в счет совсем. Другое дело, когда на борт корабля ступает ранее неизвестный человек, и сразу такая теплота. Очевидно, сейчас этой девушке было очень, возможно даже, что чертовски плохо, и ТАРДИС просто страстно хотела хотя бы как-то её поддержать. Похвально.
- Ты ей понравилась, - заметила Дженни. Однако никуда лететь она пока что не спешила, мало ли, что у той было на уме.
Она вздохнула.

Очевидно, стоило представиться.
И то это не могло являться гарантом того, что её спокойно выслушают, а самое главное - это навряд ли убережёт её от очередного витка вопросов, если не чего похуже. Естесственно, ведь когда ты начинаешь свой собственный, очень особенный бег с Доктором, ты навряд ли задумываешься о том, что у этого древнего, как сама Вселенная инопланетянина за плечами не просто история, а сотни и тысячи, многие тысячи историй и жизней, и когда всплывают какие-то совершенно ненужные и даже, по-твоему мнению лишние моменты жизни, начинаешь злиться. Потому что - нет, ну а как же так, ведь он бы рассказал, он бы не стал что-то там скрывать, тем более если это была по-настоящему важная страница в его биографии! Но таким уж был Доктор - с тысячей секретов и тайн, опасных и не очень, странных и таких, про которые по-хорошему стоит молчать до самого окончания существования всего этого мира, потому что в противном случае этому миру будет грозить страшная беда.
- Меня зовут Дженни. И Доктор для меня едва ли не самый важный человек в этом мироздании. Он мой отец, - галлифрейка чуть развернулась к консоли, нежно погладив ту по корпусу: - Покажи мне моего отца. Покажи мне Доктора.
Если уж она хотела, чтобы эта странная, очень печальная и очень потерянная /?/ девушка начала ей доверять, то стоило бить наверняка, без малейшего шанса на промах, или уж тем более ошибку. Только не сейчас.

+1

4

Когда дверь ТАРДИС открылась, Клара невольно сделала несколько шагов назад. Вместо ожидаемого Доктора перед ней стояла женщина в длинном чёрном пальто. Это что, шутка какая-то? Доктор снова регенерировал или одолжил кому-то машину времени покататься? Последнее — точно нет. Галлифреец скорее бы подарил Луну, чем синюю будку.
Я и не собиралась ничего спрашивать. — Ирония, как защитная реакция, тут же окутала Освальд тонкой бронёй. — Мы с Доктором попрощались вчера, вряд ли он теперь прилетит ко мне.
«Ага, конечно, — мысленно добавила темноволосая, обращаясь сама к себе. — Поэтому ты пять минут назад звала его. Сплошное противоречие». Или вера. К слову, вера — штука ужасная. Вечно она калечит душу.
Кивнув в знак согласия на приглашение, Клара вошла в ТАРДИС. Уже привыкшая, что снаружи машина времени меньше, чем внутри, вопросов по поводу размеров не возникло, а вот оформление главной комнаты удивило. Такой центр управления преподавательница ещё не видела. Прикоснувшись ладонью к поручню, спутница Доктора крепко сжала его, словно пытаясь наверняка убедиться, что это не иллюзия и ничего не исчезнет, стоит лишь к видимому притронуться.
Поразительно, — улыбка тронула губы путешественницы. — Обычно ТАРДИС мне не рада. Ладно, послушай меня…
Договорить Клара не успела, потому что прилетевшая вдруг решила представиться. Правда окатила темноволосую, как из ушата, схватила за горло и мешала вдохнуть. Не то чтобы эта самая правда была какая-то пугающая или грозящая опасностью, нет. Вовсе нет. Просто она была именно правдой. Разящей, открывающей одну из главных дверей, ведущих в прошлое Доктора. В то самое место, которое он трепетно охраняет, никому не позволяя даже лишний раз смотреть в его сторону. Впрочем, никогда не стоит исключать того факта, что говорящий — лжец; но светловолосая гостья мало походила на врунишку. В конце концов, откуда у неё ТАРДИС? Если предположить, что девушка украла будку, то сразу назревает справедливое сомнение: с чего бы целовальной коробке слушаться её? Секси привередлива, абы с кем не полетит. И уж точно не позволит злостному угонщику управлять собой. Нет, нет. История прибывшей очень походит на истину. Странную и невозможную, но истину.
Ты — дочь Доктора? — Собственный голос показался Кларе каким-то чужим и хриплым. Прокашлявшись, она повторила ещё раз, немного видоизменив вопрос: — Его биологическая дочь, тоже из рода Повелителей времени? Можешь менять лицо, жить вечно и всё такое? Фантастика. Я думала, что Доктор и Мисси — последние представители своей расы. — Помолчав, переваривая полученную информацию, Освальд опомнилась, что не назвала своего имени. — Меня зовут Клара. Клара Освальд. Я путешествовала с Доктором, пока… пока мы не попрощались.
Поведать всю историю у учительницы не поворачивался язык. Как сказать человеку, называющему себя потомком тайм лорда, что буквально вчера ты предала её отца, вышвырнув ключи от машины времени в лаву? Конечно, то было во сне, в осознанном сне, но сути дела это не меняет. Клара думала, что всё наяву. Она сознательно, один за другим, бросала отмычки в огонь, манипулируя Доктором, чтобы получить желаемое. А потом была послана в ад.
Доктор.
«Мой» Освальд добавлять не стала. Подойдя поближе к консоли, она смотрела на изображение галлифрейца, чувствуя, как глаза горят от подступающих слёз. Наверное, только сейчас случившееся окончательно вцепилось в неё когтями. Чёрт возьми, что она натворила? Предала, растоптала дружбу и доверие, поддалась прихоти, не сумев справиться со своей слабостью и достойно, как бы сделали многие на её месте, пережить потерю. Переведя взгляд на Дженни, Клара, сцепив руки в замок, пожала плечами:
Я не знаю, что тебе сказать. — Честно призналась путешественница и замолчала. Ровно на минуту. Дальше откровения полетели сами собой. Тончайшая бронь из иронии, всюду таскаемая брюнеткой за собой, пала. — Мы вместе путешествовали. Долго и много. Видели миры, были на Трензалоре и в доме, где якобы обитали привидения. Мы видели столько, сколько сложно вообразить. Иногда я хотела это прекратить, остановиться и перестать бежать, но каждый раз не решалась. Всё продолжалось: Доктор, опасности, новые места. Потом Денни Пинк умер. И единственное, что мне стало интересно — вернуть его. Я попыталась обмануть твоего отца, шантажировала его ТАРДИС, выкидывала ключи от машины времени в огонь, прося Доктора вернуться в прошлое и спасти Дени. Оказалось, что все мои требования были во сне на двоих. Доктор послал меня в ад. Не знаю, существует ли преисподняя в том смысле, в каком её представляет человечество, но в свою собственную я попала, потеряв двух самых дорогих мне людей. И не думай, что я прошу помощи или сострадания, я их не заслуживаю. Мне ничего от тебя не надо, Дженни, но если ты однажды увидишь Доктора, скажи ему, что мне жаль.
Боком Клара стала продвигаться к выходу. Она была почти наверняка уверена, что дочь своего отца поступит так же, как родитель: попросит её прогуляться в царство дьявола. И да, это снова будет справедливым, потому что нельзя предавать кого-то, а потом обижаться за то, что тебя попросили уйти.

+2

5

Дженни внимательно смотрела за темноволосой. Она чувствовала, что этой молодой женщине сейчас было ТАК плохо, что от неё буквально за версту веяло тоской, одиночеством и болью, которую она в себе несла. Ей очень хотелось помочь ей, но в то же время хотелось понять, что такого страшного могло случиться, что эта странная молодая женщина сейчас была настолько... разбитой?
- Мы с Доктором попрощались вчера, вряд ли он теперь прилетит ко мне.
Дженни покачала головой.
Если бы только Клара знала, что и у неё самой всё было не так уж и радужно, когда только-только началась её жизнь, и Доктор поначалу просто-напросто отказывался её признавать: - Напомни-ка мне чуть позднее рассказать тебе одну историю, хорошо? Просто чтобы ты поняла, что ты неправа. Когда ты позволяешь Доктору увидеть твою душу, и если он находит в твоей душе хотя бы какой-то отклик - он уже начинает смотреть на тебя иначе.
Галлифрейка напряженно следила за новоприбывшей. Почему-то ей казалось, что та уже совсем недалека от того, чтобы наконец-то сказать, что у неё случилось, и почему она выглядит так, словно сейчас разрыдается. Причины для последнего, правда, могли быть какие угодно, да вот только Дженни не сильно верила в подобные совпадения. У неё вообще начало складываться ощущение, что всё происходящее - части одного большого паззла, который сейчас наконец-то начал складываться во что-то реально более-менее оформленное и понятное.
- Меня зовут Клара. Клара Освальд. Я путешествовала с Доктором, пока… пока мы не попрощались.
Галлифрейка чуть сузила глаза. Что-то сейчас было совершенно точно не так. И кажется, она даже знала, что именно.
- Клара..., - задумчиво пробормотала дочь Доктора, после чего несколько раз проговорила имя спутницы отца, словно пробуя его, катая на языке: - Клара, Клара, Клара... вот почему мне сейчас кажется, что вы с ним не попрощались? Ты обратила внимание на то, как ты запнулась на этом моменте? Я лично думаю, что у вас как раз-таки осталось какое-то дело. Большое, страшное, незавершенное дело... а насколько я знаю папу, он НИКОГДА и НИЧЕГО не оставляет незаконченным. Поэтому нет, не ставь точку, ваша история всё ещё продолжается. Что бы ты мне сейчас ни говорила.

- Ты плачешь?
Значит она была права, у Клары что-то случилось именно с Доктором. И пусть Дженни порой просто физически не успевала за полётом её мысли, она постаралась хотя бы попытаться вычленить самое главное. А когда они разберутся с основным... можно будет уже дальше акцентировать всё внимание именно на деталях.
- ... Мы видели столько, сколько сложно вообразить. Иногда я хотела это прекратить, остановиться и перестать бежать, но каждый раз не решалась..., - в ответ на что Дженни только горько улыбнулась. К сожалению, это была правда всей жизни любого, кто хоть раз переступал порог мистической синей будки. Неужели Клара этого ещё не поняла?
- Когда ты начинаешь бежать с Доктором... это настолько глубоко проникает в тебя, в твои сердце и душу, что ты уже становишься неотделимой частью этого мира. И даже когда ты думаешь, что всё, я больше не могу, я больше не хочу... то всё равно продолжаешь бежать. Потому что подсознательно ты боишься. Боишься, что эта пробежка - вот именно эта! - станет последней, и больше Доктора в твоей жизни не будет вообще. А как такое представить? Особенно, вот как в твоём случае..., - и Дженни внимательно посмотрела на Освальд, после чего скинула с себя пальто, повесив его на перилах, и дёрнув один из рычагов, - когда вы путешествовали, как ты говоришь, вместе долго и много. Тут она нахмурилась: - А кто такой Дэнни Пинк? Подожди-подожди, не тараторь, я ничего не понимаю. То есть... да. Нет... хотя подожди. Нет-нет-нет. А хотя... Ну конечно же! - тут Дженни хлопнула себя по лбу, - господи боже, дубовая моя голова! Видимо, Дэнни Пинк был тебе очень близок. Настолько близок, что про него можно даже сказать, что ты его любила, верно? Знаешь, Клара... уж не знаю, явится ли это для тебя каким-то новым знанием, но я могу сказать тебе вот что. Когда мы любим, когда мы влюблены... эгоизм внутри нас порой заставляет идти на абсолютно чудовищные поступки, на которые, как тебе вполне справедливо могло казаться, что уж ты-то никогда не сможешь быть способна. Да вот только любовь - это очень эгоистичное и подавляющее чувство, и нередко оно затмевает собой всё остальное. Она закусила губу, задумчиво уставившись в монитор. Вот почему Клара была в таком состоянии.
И надо думать, насколько паршиво сейчас было её отцу, если его спутница, с которой он уже, судя по всему, успел пройти огонь, воду и медные трубы, вдруг получил от неё такой удар ножом в спину. Вот только галлифрейка чувствовала, физически ощущала, что линии Клары и её отца продолжают переплетаться, схлёстываться и танцевать вокруг, а это могло означать только одно - эта история ещё не закончена, ой как не закончена. А это значит, ситуацию нужно было исправлять.
Срочно.

Внезапный шорох заставил Дженни отвлечься от монитора, и увидеть, как Клара пытается пробраться к выходу. Но куда она собралась? Почему? Нет уж, она это так не оставит.
- Клара?... - удивленно начала девушка, - ты куда? Прости, но я не могу тебя отпустить, особенно сейчас, когда я всё знаю... И когда ты в таком состоянии..., - добавила Дженни, активируя защитное поле, - теперь-то я понимаю, что ТАРДИС не просто так принесла меня сюда. И да, прости, но мы - именно то, что ты заслуживаешь. Теперь держись. Думаю, тебе пора кое с кем познакомиться..., - чуть более жестко, чем возможно, следовало, добавила Дженни. Всё же отец для неё был тем самым сокровенным и чистым, что никому не дозволялось ранить и обижать. Вот только её сердца болели и за него, и за Клару Освальд, потерявшую своего любимого человека. А это могло означать только одно - она не имеет права судить.
Ей просто нужно было Помочь.

Отредактировано Jenny (07-02-2018 22:56:03)

+2

6

Клара представляла всякое развитие событий, но только не такое. Она думала, что Дженни вышвырнет её вон из ТАРДИС, улетит и попытается забыть Освальд, которая обманула её самого близкого человека, однако у той, видимо, были свои планы. Остановившись у дверей, молодая женщина в упор уставилась на прилетевшую:
Ты меня вообще слышала? — На всякий случай уточнила она. — Слышала, что я тебе рассказала? Я предала твоего отца. Скорее всего, он меня ненавидит. Я сама себя ненавижу. Как ты можешь думать иначе? Поступок, совершённый мною, омерзителен, и я ничего не заслуживаю. Никто ничего не заслуживает, а я — тем более.
Светловолосая продолжала делать своё дело. В этот самый момент девушка особенно сильно напоминала Доктора, стирая тем самым последние сомнения о правдивости её слов. Осуществляя задуманное, она больше не обращала (или делала вид?) внимания на спутницу галлифрейца. Понимая, что уйти не удастся, слыша знакомый гул, сопровождающий перемещение синей будки, преподавательница из школы Коал Хилл ухватилась за ближайший поручень, чувствуя, как внутренние органы замирают. О, несомненно, ТАРДИС перемещает своих пассажирок сквозь пространство, это ни с чем не спутаешь.
Хочется верить, что ты привезла меня не к своему отцу, — без особого энтузиазма усмехнулась темноволосая, когда гудение прекратилось. — Моё присутствие явно подпортит вашу встречу.
Дабы не загружать голову лишними вопросами, Клара толкнула дверь машины времени, ожидая увидеть снаружи что угодно, кроме того, что увидела. Перед ней, до самого горизонта, простирались каменистые холмы, укрытые тонким слоем снега, из-под которого проглядывался серо-синий лёд. Ослепительно голубое небо, всё там же на горизонте, касалось снежного покрова, словно втягивало его в себя, поглощало, чтобы слиться с ним воедино. Они становились чем-то неразделимым, у чего никогда не будет завершения. Жутковатая иллюзия, если честно.
Доктор не любит холод. — Уверенно заявила Освальд, услышав, как Дженни подошла к ней сзади и, тронув за плечо, протянула таблетку, пообещав, что та будет регулировать температуру тела и не позволит замёрзнуть. — Я бы искала его в другом месте.
Проглотив пилюлю, Клара передёрнулась. Вкус той напоминал то ли пригорелый тост, то ли пережаренный гриб из салата, который подают бесплатно в кафе «Нейболт» каждую субботу. Конечно, сравнения так себе, можно подобрать и получше, но управляющая синей будкой поторопила путешественницу, жестом указав в сторону хода, ведущего к гардеробной. Обувь невозможной явно не подходила под ландшафт местности, и переобуться стоило обязательно. Оказавшись в комнате с костюмами, брюнетка заодно прихватила и стёганное пальто, доходящее до колен и прячущее домашнюю одежду. Не то чтобы она не верила в действие таблетки, но так будет вернее.
Если ты решила меня наказать, — Нагнав блондинку, Освальд поплотнее запахнула полы пальто. — То хочу заметить, что я за более лояльные и гуманные методы. Психологический террор никто не отменял, не обязательно разгуливать по горам, где можно расшибиться в любую минуту, поскользнувшись на камнях.
Будто в доказательство своих слов, женщина действительно поскользнулась, но удержала равновесие и осталась стоять на ногах. Что, чёрт возьми, она вообще делает? Зачем идёт куда-то за отпрыском Доктора, которую знает не больше пятнадцати минут? Ерунда какая-то, неужели благоразумие окончательно оставило Клару, уйдя вслед за Денни?.. И что за дурацко-насмешливая хронология в событиях: вчера с тайм лордом они ошивались в такой жаре, где кожа, того гляди, вспыхнет, как старый пергамент, а сегодня с Дженни рассекают по холоду, среди камней и гор, меж которых ветер воет, как в типичном замке с привидениями на окраине Лондона.
Переводя дыхание, сбившееся после очередного холма, преподавательница приставила ладонь козырьком к глазам. Впереди, не зная края, всё так же тянулись горные холмы, по которым гуляли промозглые вихри, перекатывая невесть откуда взявшиеся хилые шары сухой травы и пыли. Единственное, что отличало подножье этого угора от предыдущих — тёмные пятна внизу, похожие на входы в подземелья. Сколько их было — сосчитать трудно, ибо сверху тени могли обманывать зрение, выдавая за отверстия в горе просто ухаб, куда не попадал дневной свет.
Что там? — Осведомилась Клара, спускаясь вниз за Дженни. — Тюрьма для предателей Доктора?
Оскальзываясь, Освальд пыталась не отставать. Не хотелось потерять из виду единственную живую душу на всю огромную пустыню, сотканную из ветра и льда. Стараясь шагать как можно шире, и при этом не потерять равновесие, спутница галлифрейца постепенно понимала, что зря поспешила с выводами: в холмистой долине они не одни. Кто-то тут был кроме, кто — неизвестно, но этих «кто-то» имелось рядом достаточно.

Отредактировано Clara Oswald (13-02-2018 22:16:21)

+1

7

ost ♫: murray gold — song of captivity
- Хочется верить, что ты привезла меня не к своему отцу. Моё присутствие явно подпортит вашу встречу.
Дженни только вздохнула. Пробовать сейчас переубеждать Клару было больше, чем просто бесполезно - поэтому оставалось только надеяться, что то, что она задумала, всё-таки поможет ей поставить Освальд на путь истинный. Да, это было предательство - но достаточно вспомнить даже тот же пример из детской литературы, когда Эдмунд Пэвенси предал в угоду своим желаниям и прихотям собственных сестёр и брата. И тем не менее это не помешало ему в итоге стать королём Эдмундом Справедливым. Никого не напоминает?

Вот то-то же. Так что Дженни отчаянно, просто до страшного хотелось верить, что Клара всё же найдет в себе силы и мужество вернуться к Доктору, даже несмотря на то, что было. Хотя уже огромной победой было то, что она это всё осознавала.
А это могло означать только одно - всё будет хорошо. Просто будет больно, просто будет тяжело, ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО. Но она справится.
- Нет, пока не к нему. У нас ещё есть время. И есть дела.
Много дел, если уж быть откровенной. Но не всё сразу, проблемы нужно было решать по мере их поступления.
Вот только Клара уже успела толкнуть дверь машины времени, и Дженни покачала головой. Она была в халате и тапочках. Натурально, в халате и тапочках! Хотя в этом они были похожи - она тоже никогда не смотрела на монитор, когда где-нибудь приземлялась. Ну хорошо, почти никогда. Почти-почти-почти никогда. Но всё же чаще всего она на монитор не смотрела, предпочитая осматривать всё лично, своими собственными глазами.
- Ты куда? - только и успела начать она, - там же...
Клара так и застыла на пороге, не решаясь пройти дальше. Оно и понятно, снежные холмы, горы, покрытые льдом и снегом - такая картина, кого угодно, кто одет мягко говоря, не по погоде, введёт в состояние как минимум ступора.
- Холодно. Подожди минутку, кажется, у меня где-то была одна вещь... сейчас.
Дженни принялась методично рыться по своим карманам. Упаковка мятных таблеток, пара кристаллов с какого-то пояса астероидов, какие-то провода, заводная мышка, детали мышеловки, карманный справочник... Ага!
- Вот, возьми. Её даже запивать не надо, просто проглоти. Может быть, тебе не совсем понравится вкус... но когда вообще существовали вкусные лекарства, скажи пожалуйста? - и Дженни постаралась улыбнуться, - ну вот и я о чем. Она будет регулировать температуру твоего тела, не даст замерзнуть. А выйдет потом естественным путем, за это можешь даже не волноваться. Единственное что... я бы всё-таки советовала тебе переобуться, твои тапочки вряд ли выдержат местный ландшафт. Давай, Клара, у нас много дел - а гардероб там, если же вдруг ты по какой-то неведомой причине заблудишься, ТАРДИС поможет тебе..., - и галлифрейка погладила корабль по одной из стен, в ответ на что машина времени только одобрительно загудела, словно поддерживала её. В ответ на это дочь Доктора только неглубоко вздохнула: - Ты права. Не знаю конечно, насколько дорогим для неё был этот самый Дэнни Пинк, раз она даже решилась на то, чтобы предать отца, но... я же вижу, как ей плохо, и как она от этого мучается.

- ... Психологический террор никто не от отменял..., - Дженни только покачала головой, едва заметно улыбнувшись, слушая Клару, и в то же время бодро шедшая навстречу едва ли не самым удивительным созданиям, к которым она сейчас шла просить о помощи, но потом посерьезнела, и негромко заметила: - Я против любого террора в принципе, Клара Освальд. И потом заметь, кто говорит о терроре вообще? Галлифрейка с наслаждением втянула в себя морозный и стылый воздух, сейчас, в отличие от Клары, она получала истинное наслаждение, находясь здесь, впрочем так было с любым местом, куда её так или иначе заносило - дочь Доктора получала истинное наслаждение от своих путешествий и образа жизни вселенской странницы.
- Что там? Тюрьма для предателей Доктора?
Путешественница только поморщилась. Ну что за глупости, в самом деле! Меньше всего отцу было нужно, чтобы во Вселенной ещё сушествовали тюрьмы для тех, кто его предал, и он совершенно точно даже и думать не пытался о том, чтобы в принципе создать что-то подобное. Люди, воистину, порой вы способны выдумать какую угодно чушь, порой просто для того, чтобы заполнить кажущуюся вам пустоту вокруг.
- Не дури. Ты не просто предатель, Клара. Ты в первую очередь - его Друг, и уже потом всё остальное, а отец для своих друзей готов на всё, что угодно. Ты поймешь это..., - с этими словами Дженни в пол-оборота развернулась к Освальд, - но немного позже. И потом, разве ты не знаешь едва ли не самый знаменитный пример из детской литературы? Эдмунд Пэвенси, из книг Клайва Стелза Льюиса - он ведь тоже предал родных, но в итоге стал королём Нарнии, и был прощен, и не зря его прозвали Справедливым. Но мы сейчас не затем, чтобы погружаться в классику. Теперь подожди меня здесь..., - попросила Дженни, когда они подошли к одному из входу в пещеры, - я скоро вернусь. И исчезла в сумрачном проходе, не оглядываясь. Она знала, куда ей нужно идти, знала, куда поворачивать. Знала, потому что она шла по песне, песне, которая стискивала горло в железные тиски, и не давала вздохнуть без судорог и боли. Но всё когда-нибудь заканчивается, даже путь в бесконечной темноте - и Дженни вышла в круглую комнату под низкими сводами, с мерцающими сталактитами и сталагмитами, переливающимися всеми оттенками золота, янтаря и растопленного шоколада. Она низко поклонилась сидящим вокруг огня: - Достопочтенные старейшины. Окажите мне честь..., - и раскрыла своё сознание для удов, а это были именно они, чтобы они могли увидеть, что она, во-первых, была им Другом, а во-вторых, что пришла сюда не просто "от балды", а потому что ей требовалась помощь.
Помощь в осознании для человека, что Доктор такой человек, который стоит выше всех этих мелочей, над которыми так трясутся люди, и что он может простить всё, если это только не геноцид и убийство невинных, когда он и впрямь становится бушующим океаном, в котором танцует гнев и ярость.
- Мы знаем твоего отца, Дженни, дочь Доктора. И мы готовы помочь тебе. Нам нелегко вспоминать это время, но если ты такая же как Доктор, и хочешь сделать ещё одного человека чуть лучше - то веди его.

- Идём, - без лишних слов и предисловий вновь появившаяся перед Кларой Дженни взяла темноволосую за руку, и осторожно повела по уже заранее проложенному маршруту. Она ободряюще сжала пальцы Освальд: - Ничего не бойся. Эти существа едва ли не самые добрые создания Вселенной, они живут среда снега, под светом, и поют песни, прекраснее которых я ещё нигде не слышала, честное слово. На немой же вопрос Клары Дженни ответила, даже не дожидаясь, пока темноволосая его озвучит: - Ты его пока не слышишь, поскольку это телепатическое пение, и твой разум ещё закрыт... Мы пришли.
Дженни опускается на колени, и жестом приглашает Клару сделать тоже самое - прямо напротив себя. Путешественница серьёзная и сосредоточенная, она внимательно смотрит на Освальд, и тихо говорит: - Посмотри на меня. Ничего не бойся. Больно не будет - но ты должна мне довериться. Хорошо? - и дочь Доктора осторожно прикасается ладонями к вискам спутницы Доктора, закрывает глаза.
- Впусти меня в своё сознание.
А потом она понимает, что в голове Клары начинает петь та самая песня, и убирает руки. Теперь Освальд только оставалось сидеть и слушать, как пела Вселенная, как кипели слёзы, и какую боль ей передавали уды, о том времени, когда Доктор ещё не спас их всех, и не сделал свободными вновь, позволив всем удам соединиться в Великой Песне.
- Услышь её, Клара. Услышь музыку.

+1

8

Когда Дженни скрылась в пещере, Освальд почувствовала себя одинокой. Она и заметить не успела, как общество девушки стало ей нужным. Не так, как общество Денни или Доктора, но желанным. Наверное, человеку всегда необходим рядом кто-то, кто бы его поддерживал, а не осуждал. Дженни была такой. Готовой понять, протянуть руку и врачевать душу. От этого невозможно отказаться и к этому нельзя не прикипеть. Это особенный дар, который опутывает тебя стремительно и всецело. От него не спрячешься, потому что, сколько бы ни отрицал, испытываешь острую потребность в нём. Каждый на голубой планете и во всех галактиках хочет, чтобы его лечили. Не от гриппа или ветрянки, а внутри. Там, где болячек не видно, тогда как они непременно есть.
К счастью, светловолосая вернулась раньше, чем преподавательница, топимая собственными мыслями, успела окончательно расстроиться и отчаяться. Было что-то в сим месте меланхоличное, что заставляло сердце, и без того подбитое, обливаться кровью и болеть крепче, чем болело бы оно за сотни километров отсюда. Едва удержавшись от неуместных, скорее всего, проявлений радости, невозможная покорно пошла за дочерью Доктора, пригласившей её за собой.
Ты серьёзно? — Нервно хмыкнула Клара, когда они проходили под одним из низких сводов. Он почти касался макушки невысокой путешественницы. — Ведёшь меня в тёмное подземелье и говоришь, чтобы я не боялась. Может, у меня клаустрофобия. И кстати, — вспомнив о разговоре снаружи, добавила молодая женщина. — Я не люблю «Хроники Нарнии». Вторая часть ещё ничего, но первую ты читала? Действительно хроники, ни капли литературности. Конечно, кто-то будет спорить, мол, классика, классика, априори хороша! Но я считаю, что признание массы не должно диктовать вкусы для единиц.
Освальд вздохнула и замолчала, не став прудить монолог ещё и о музыке. Иногда волнение у неё вызывало говорливость несмотря на то, что особого желания открывать рот не наблюдалось. Слова и мысли просто лились более-менее связным потоком, заполняя тягостное молчание. Тишина, сама по себе, не пугала учительницу, но тишина, делимая на двоих, — она выводила из себя, ощущалась напряжённой и готовой перейти во враждебную. Темноволосая всегда старалась заполнять молчание, чтобы ближний (или ближайший, как сложится) не успел надумать себе чего-то. Вот и сейчас, зацепившись за сказку, любительница приключений пустилась рассуждать о литературе, тогда как на самом деле в её голове, как проклятые и чересчур громкие часы, тикал один и тот же вопрос: где мы? Задавать его Клара не решалась. Она прекрасно знала, что есть вопросы, которым лучше оставаться не озвученными, ибо ответ на них может лишь ухудшить положение. Естественно, воспитатель детских умов из школы Коал Хилл понимала: Дженни, милая и добросердечная Дженни, не ведёт её на голгофу, дабы распять там, но всё равно томилась и переживала.
Наконец, миновав несколько поворотов, узких и широких проходов, девушки оказались в круглой просторной комнате с низким каменным потолком. Подземную залу освещал костёр, разведённый в центре. Блики огня плясали по стенам, отбрасывали причудливые тени от сталактитов и сталагмитов, коих тут наросло достаточно. Для пещеры здесь было невероятно красиво и уютно. Сложно представлялось, что за пределами ходов, лишённых дневного света, простирается холмистая пустыня, продуваемая студёными ветрами. Чудилось, будто мир сжался до размера пламени, вокруг которого расселись удивительные создания.
Ничего не бойся. — Повторяет Дженни наставление, уже сказанное по дороге сюда. — Больно не будет, но ты должна мне довериться. Хорошо?
Клара, усевшаяся на колени напротив спутницы, зачарованно кивает, и сразу же ладони блондинки, как передатчики, помогающие взаимодействовать со всем, что вокруг, касаются её висков. Поначалу ничего не происходит, и Освальд думает, что на неё местное волшебство не распространяется, однако вскоре она слышит музыку. Впрочем, музыкой слышимое назвать сложно. Это гораздо больше, чем просто музыка — фортепиано ли, скрипка или даже целый оркестр. Это сразу всё, положенное на несуществующие чарующие ноты: вселенная, её боль, судьбы миллионов и отдельные судьбы, взрывающиеся и сгорающие в атмосфере звёзды, вкусы потерь, горечь разочарований и унижений, надежда, подавляемая силой, снова надежда, робкая надежда, сильная надежда, страх, вера, круговорот выжигающих эмоций, незыблемые страхи, одиночество и многое, многое другое. Песня, неслышимая ухом, но звучащая в голове, несла в себе столько всего, чего Клара никогда не смогла бы сама сложить в одно связное целое. Песня, поначалу заслоняющая от всего мира, а потом выталкивающая слушающего в мир. В его собственный мир, где он видел каждую свою ошибку и каждый свой хороший поступок. Эта песня, словно чья-то незримая, но заботливая длань, гладила и ласково рассказывала и увещевала, что всё поправимо и что добро перевешивает зло, что добрые поступки могут быть сильнее, что прощение всегда можно заслужить, что любая боль, какой бы сильной ни была, утихнет со временем. Песня умоляла потерпеть, обещала, что всё изменится к лучшему. Музыка, которую никогда не сумеет воспроизвести человек, убаюкивала, утешала и требовала не трусить, не убегать от собственных оплошностей, а принять их, потому что, опять же, всё поправимо и прощение можно заслужить. Перед мысленным взором проплывали лица школьных друзей, родителей, Денни и, наконец, Доктора. Седовласый галлифреец смотрел на Клару из её же сознания, хмуря свои чуть-чуть кустистые брови. Он улыбался одними глазами, в которых, помимо смеха, читалось то же, что звучало в песне: боль, бесконечные потери, страх и прочее, от чего глупый орган, спрятанный в тюрьму рёбер, заныл отчаяннее прежнего. Если бы у Освальд была возможность телепортироваться (или ТАРДИС, или хотя бы манипулятор временной воронки, или какое-то другое устройство, могущее перенести путешественницу к тайм лорду), темноволосая ею непременно воспользовалась. Чёрт бы её побрал, ведь она за вчерашний день дважды предала Доктора: первый раз во сне на двоих, а второй раз — когда ушла, оставив повелителя времени наедине с его любовью и страхом за неё. Доктор никогда не отказывался от Клары Освальд — вот что удалось удам донести до гостьи — это Клара Освальд отказалась от него. Предала доверие, дружбу и всё, что он считал важным, подвела его, но… но разве Доктор так мало дорожит ею, чтобы обидеться на предательство? Разве Доктор не выше человеческих принципов? Разве он не сможет…
Ты могла бы, — разлепив тяжелые от слёз веки, невозможная девчонка сморгнула солоноватую воду, побежавшую по щекам, и шёпотом заговорила. — Могла бы отвезти меня обратно? Не домой, нет, я не хочу туда. К Доктору. Можешь найти его? Кажется, я должна ему кое-что сказать. Я ему кое-что задолжала.
Вытерев слёзы тыльной стороной ладони, Клара прерывисто втянула носом волглый воздух подземелий. Невыносимо хотелось двух вещей: плакать и обнять тайм лорда, игнорируя его протесты и нелюбовь к объятиям; однако в первом путешественница изо всех сил себе отказывала. «Не хнычь!» — так просил Доктор. Должна же она, в конце концов, выполнять хотя бы некоторые его просьбы. Выжидающе глядя на Дженни, Освальд всеми мыслями уже была в ТАРДИС чудаковатого инопланетянина. Нет, нет и ещё раз нет. История Доктора и Клары не закончена. Ещё не время. Они ещё нужны друг другу. Всегда будут нужны. А сегодня — особенно.

Отредактировано Clara Oswald (14-02-2018 00:26:40)

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Believe in me [Doctor Who]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC