capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell margo hanson susan pevensie
Полуденное марево утомило советницу по вопросам магии, потому женщина не смущала своим мрачным видом нежные души дворян, заперлась в своих покоях, не испытывая грусти от отсутствия чужого внимания. Морриган ещё не совсем понимала, отчего столь лживое общество не принимает правды, поданной под острым соусом злой иронии и сарказма, но кому как не ведьме из Диких земель плевать на правила приличий, верно? Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Наступает ночь, просыпаются картежники. [Дом, в котором...]


Наступает ночь, просыпаются картежники. [Дом, в котором...]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Наступает ночь, просыпаются картежники.
Карты. Деньги. Два ствола.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://azart.azartnews.com/storage/article/image/b498f9903436e139431d88144d26b770/565dd752e5d20.jpg

Клуб картежников. Закрытый клуб с ограниченным членством.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Лорд, Стервятник

Дом; после возвращения Лорда.

АННОТАЦИЯ

Что может быть лучше карточной игры и «светской» беседы за рюмкой настойки в воскресную ночь?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

0

2

Невозможно сказать, насколько он безумен и является ли таковым вообще. Суицид не был лучшей идеей и он это знал. Знал и пробовал вновь, потому что жизнь катилась по наклонной, нервы сдавали все чаще. Терпеть это казалось невозможным и он сдавался. Это все больше походило на сумасшествие, однако, таковым не являлось. Он был изрядно измучен. Ему хотелось избежать тех «пыток», которые он испытывал на себе каждый день. Он ждал того дня, когда все это прекратится и его оставят в покое, но такого не происходило. По ночам он не мог уснуть, днями его выматывали. Постоянно. Ему всюду мерещился один и тот же человек, следовавший за ним по пятам. Он не понимал, почему достается именно ему, за что его так взлюбили? Он задавался этими вопросами в редких перерывах между тренировками и жаждой мести. Он хотел, чтобы его мучения прекратились и просто не находил другого способа. Но в Могильнике никому не было дела до причин его попыток самоубийства. Они не спрашивали, констатировали факт, добавляли наклейки в медицинскую карту. Но ни одна из них не стоила ровным счетом ничего. Он побывал среди тех, кто действительно заслуживал эти дурацкие наклейки. Видел собственными глазами нервные срывы, слушал непонятный несвязный бред, видел, как бьются в истерике и тут же в падают в депрессию, как возникшая из неоткуда радость, резко сменяется унынием, настолько, что едва успеваешь прислушаться к всхлипам, они тут же сменяются противным писклявым восторженным визгом и этот круговорот бесконечен. В такие моменты хотелось оказаться в Четвертой, рядом с играющим на гармошке Табаки и вечно задающим вопросы Курильщиком, чьи колени постоянно упирались в ребра. И психическая неуравновешенность по сравнению с увиденным казалась цветочками. Он был там, где сходят с ума и чудом выбрался оттуда не сумасшедшим. Может, потому что и сам был от части безумен.
Они не были там. К счастью. Иначе пришлось бы пересматривать всю систему, перепроверять каждого домовца, соскребать ногтями злополучные наклейки, некогда надежно приклеенные и давно прижившиеся на своих местах. Это выглядело бы смешно. Пожалуй, он посмеялся бы с этой нелепейшей картины, если бы в этом был какой-то смысл. Но он не находил его, как и не находил смысла во всем, что происходило в стенах Могильника.
Но, он готов был терпеть Могильник столько, сколько потребуется в том случае, если его не вздумают вновь отправить в Мёртвый Дом. По сравнению с тем, любое место в Доме было лучшим. В Дом он мечтал вернуться, оттуда же он хотел сбежать. И, непременно, он сбежал бы от туда, будь у него таковая возможность. Но ее не было.
Даже Изнанка казалась более привлекательной. По возвращению, он больше не опасался ее. Возможно, он предпочел бы остаться там. Он прекрасно понимал, что в Наружности нет места такому, как он. Его вновь отправят сходить с ума. Разве, кто-нибудь, в здравом уме выбрал бы подобное? Будь он хоть трижды неуравновешен, но он не вернется туда ни при каких обстоятельствах.
Он просматривал эту стену уже не в первый раз, перечитывая надписи. Казалось, вот-вот и он продырявит ее насквозь своим взглядом, уклончиво помахав рукой тем, кто находился за ней вне зоны его видимости, побредет прочь. И каждый раз все одно и тоже. Надпись заскакивала на надпись, один почерк, второй, третий. Все старались уместить что-то свое, поделиться своими мыслями с окружающими. Порой, он довольно быстро узнавал авторов, предпочитавших оставаться анонимами, с подписями все было намного проще. Но некоторые так и оставались безымянными. Он был почти уверен, что помнил о том, кто писал это, узнавал почерка, но все же, сказать определенно точно, кто именно, не мог. Вопреки этому, он перечитывал строки раз за разом, вдоль и поперек, он знал их наизусть, но это не останавливало его. Читал и практически не замечал ничего вокруг. Простаивать часами возле стены, опираясь на два костыля, было вовсе не в его стиле, но он не мог просто оторваться от надписей и продолжить свой путь. Разумеется, на сегодня это даже не входило в его планы, но среди них он нашел то, что так давно искал. И это не могло не радовать глаз.
С тех пор, как он вернулся, он еще не был ни на одном собрании картежников. Карты, так же как и сигареты, были запрещены в Мёртвом Доме. В прочем, проще было бы сказать о том, что там было дозволено, потому что запрещалось там абсолютно все. И это было главной и основной трудностью, с которой он столкнулся там. Есть вещи, от которых невозможно было отказаться ни при каких обстоятельствах, но там с этим не считались. Приходилось подстраиваться под чужие правила, входить в зону собственного дискомфорта. Им было плевать, они беспокоились лишь о том, чтобы «сумасшедшие» не зарезали друг друга вилками во время обеда, не удушили бы ночью подушками, все остальное они будто бы не замечали. А он ненавидел это. Всей душой. И всякий раз, когда это выводило его из себя, у него не оказывалось под рукой ни сигареты, ни колоды карт. В прочем, даже, если бы у него была последняя, ему пришлось бы играть в гордом одиночестве с собой или с собственной тенью. Мало кому захочется играть в таких обстоятельствах. Те, кто находился там с ним в одной комнате, были безнадежны. Они ходили под себя, разве можно было говорить о масти пик или червовом короле?
Он ждал того момента, когда взгляд остановится на нужной строке. Всякий раз намеренно медленно водил глазами по исписанным стенам, зная, что рано или поздно он найдет то, что ищет. И сейчас в душе он ликовал, сохраняя на лице спокойствие, даже обрамляя его ноткой безразличия. Он редко улыбался, вряд ли кто-то из сотайников мог сказать о том, что наблюдал за его искренней радостью. Без сомнений, с появлением Рыжей, он начал меняться. Это было заметно, выражение его лица выдавало его с потрохами и всякий раз, задумываясь об этом, он корил себя, но ничего не мог поделать. При виде нее, он сам не замечал этого. Она была особенной, и он видел это яснее, чем кто-либо. Но сейчас ее не было рядом и он мог позволить себе оставаться столь же беспристрастным, как и прежде. Ведь карточные игры, сколько бы он их не любил, не могли сравниться с Рыжей.
На этот раз он не мог пропустить собрание. Более того, он был уверен, что должен быть там и надеялся, что объявление привлечет не так много желающих. Он даже подумывал о том, что было бы вполне неплохо сыграть партию лично с вожаком Птиц.
Все же, он отвел взгляд от надписей, вглядываясь в полупустой коридор впереди. Некоторое время, перед глазами все еще мелькали буквы со стен. Когда они, наконец, вернулись на свое место, он тряхнул головой и направился в сторону Четвертой. Нельзя было приходить с пустыми руками, нужно было принести с собой хотя бы пару пачек сигарет.

0

3

[NIC]Стервятник[/NIC]
[AVA]https://img00.deviantart.net/05bf/i/2016/201/c/f/vulture_by_giljimbo-d6ozlhw.jpg[/AVA]

Последнее время он не жил, а существовал. С тех пор, как не стало Тени, жизнь утратила свою прелесть, и теперь начисто лишена каких-либо поводов цепляться за нее. Но умирать Стервятник не собирается, если верить Паукам. А по собственному желанию обрывать жизнь - не для него. Какой бы отвратительной и бессмысленной они ни была.
Тень приходит все чаще. И ради этих странных встреч Стервятник продолжает существовать. В прошлом. В тех днях, когда брат был живой еще. Стервятник ждет появлений Тени, Как чего-то, ради чего вообще стоит жить. Он почти не замечает ничего и никого в такие моменты. Тень виден только ему, и потому вожак Птиц, чувствуя его приближение ищет темные и безлюдные места. Он всегда приносит с собой кактус. Сам Стервятник не имеет интереса к растениям: не важно, что вся стая  упоенно ими занимается, превращая комнату, им отведенную в зимний сад. В той другой жизни, до ухода брата, Стервятник не любил растения в принципе. Но их любил Тень, и чертов кактус - одна из немногих вещей, оставшихся в качестве напоминания о брате. Теперь Вожак Птиц не расстается с Луисом. Когда-то давно, когда Тень только притащил это уродливое растение и дал ему имя, Стервятник никак не мог понять, на кой черт кактусу кличка. Это ведь всего лишь растение. Которое даже если и сдохнет - мало что поменяется. Но Тень нежно любил колючего  уродца,  и теперь частичка его любви, вложенной в растение, как бы возвращается новому хозяину. С Луисом Стервятник расстается только на ночь. Спать в обнимку с колючей тварью - какой-то дикий мазохизм, на который Папа Птиц не подписывался и не подпишется.
Как бы там ни было, Стервятник прекрасно понимал, что его жизнь должна продолжаться. Теперь, когда он остался один, он убедил себя, что просто обязан жить за двоих. Жить на полную. Просто потому, что должен. И Стервятник жил, как мог и умел. Собрания карточного клуба немного вытаскивали его из мрачных мыслей. В процессе игры думать о чем бы то ни было другом, не относящемся к игре, опасно. Есть риск проиграть. Бестолково проиграть кому-нибудь. Нет, за победой Стервятник не гнался, но поддерживать статусную марку отменного игрока стремился. А для этого как раз и следовало не проигрывать. В игре место было только мыслям о победе.  Все остальное потом. И если поначалу клуб особой популярностью не пользовался, то со временем число желающих  перекинуться разок-другой в карты, росло. Появлялись завсегдатаи, никогда не пропускавшие встреч.  Игры перестали быть просто играми и приобрели вид едва ли не ритуалов. И временами Вожак Птиц ждал с нетерпением следующую встречу клуба картежников. С трепетом размышлял о том, кто сегодня откликнется на объявление о собрании, с кем ему придется играть, а с кем хотелось бы.
Но бывали и другие дни. Такие, как этот. Дни, когда с самого утра  все шло совсем не так. Настроения не было ни для чего. Не хотелось ничего, даже вставать с постели или шевелиться в принципе. Отчаянно хотелось закрыть глаза и больше не открывать их. И сегодня был один из таких дней. Это был их с Максом день рождения. Когда-то давно, они оба любили этот день. Теперь Стервятник мечтал, чтобы его вовсе не было. Дня, конечно, не Макса. 
Сегодня Сетрвятнику больше чем когда-либо хотелось бы остаться наедине со своими невеселыми мыслями, но он понимал: на объявление откликнутся, и клуб соберется. А это значило, что как бы ему ни хотелось тишины, темноты и одиночества, идти придется. Вероятно, удастся сыграть пару удачных партий. Вероятно, даже в приятной компании.
Тень всегда был против картежных игр... - зачем-то напомнило подсознание.
Тень, может и против, а я вот не он. И очень за. Даже сегодня. - мысленно огрызнулся Стервятник.
Этот вечер будет приятным, чего бы ему это ни стоило.
Первую игру Стервятник пропустил, решив, что дождется интересного и достойного противника, а пока просто понаблюдает за происходящим.

+1

4

Мы часто путаемся в собственных мыслях. Настолько, что порой просто не замечаем, как запутываемся в собственной паутине и в конце концов она плотными нитями окутывает нас со всех сторон, формируя кокон. Мы попадаемся в собственную ловушку. Никто никогда не скажет о том, что, если в голове слишком много мыслей - это хорошо, но никто никогда не скажет так же насколько на самом деле это плохо. Хотя, даже «ужасно» - слишком мягкое слово. Не скажут, потому что запутавшийся в них окончательно привыкает к своему кокону так, что уже не замечает не только его, но и то, что происходит за пределами его мыслей, а у других остаются только догадки. Никогда не иди на поводу у своих мыслей.
Лорд думал часто и много. Его посещали мысли о прошлом и этих мыслей было больше, чем ему хотелось бы. Он никогда не стремился жить прошлым. Наоборот, Лорд стремился избавиться от него, выбросить, как потухший окурок в урну и забыть. С последним получалось из рук вон худо, поэтому Дракон время от времени занимал себя теми мыслями, которые не касались бы его прошлого. Это помогало ему держаться на плаву и не давать злосчастному кокону срастись в единой пучине. Единственное, о чем Лорд не думал никогда - так это о своем будущем. Он не представлял себя за стенами Дома, не представлял свою дальнейшую жизнь на Изнанке. После столкновения с таким ужасным местом, как Мёртвый Дом, Лорд принял единственно окончательное решение: никогда больше не покидать стен Дома. Он уйдет на Изнанку. Он грезил мечтами о том, чтобы туда с ним пошла Рыжая. Да, порой он задумывался о ее будущем, но не искал в нем себя. Лорд любил Рыжую, любил ее непослушные кучерявые волосы, веснушки на щеках и на носу, любил ее улыбку, манеру говорить, обожал ее характер. Ему нравилось в ней абсолютно все. Но он не мог настаивать на том, чтобы она пошла следом за ним, ведь это исключительно ее решение. Он думал о ее будущем и надеялся, что она сделает правильный выбор, каким бы тот ни оказался. Главное, чтобы она была счастлива. И тогда где-нибудь в Лесу улыбнется самой прекрасной улыбкой светловолосый Эльф. А может, рассмеется, переливом тысячи колокольчиков.
Ну а пока Лорд жил настоящим. И это позволяло ему трезво видеть картину происходящего вокруг него. Ах, если бы только у него была тяжелая судьба.. Дом был заполнен мальчиками и девочками, чье прошлое так же ходило за ними по пятам, приходило в кошмарах и, порой, доводило до припадков. В Доме были те, чье детство было счастливым. Они появлялись в Доме, излучая счастье и уверенность в том, что каждое новое завтра будет лучше чем каждое старое вчера. Но здесь их уверенность чахла на глазах. Дом показывал им реальность. Ту, от которой их прятали в Наружности. Дом не стремился украшать жизнь своих обитателей, он заставлял каждого из них снять розовые очки и посмотреть на то, какими они были и есть на самом деле. Многие глупо и наивно обвиняли во всем своих сотайников, учителей, даже Акулу. Но, глупо, страшно глупо. Никто не испортит человека намеренно. Это способен сделать лишь он сам.
Так же и Лорд когда-то винил Сфинкса в том, что тот издевается над ним, заставляя часами висеть в воздухе, держась за перекладины второго этажа двухъярусной кровати, ползать по полу, когда сам ходил по пятам, наступая на ноги. Сейчас светловолосый благодарен Сфинксу за то, что когда-то он научил его перемещаться с помощью рук. И когда-нибудь Дракон обязательно выскажет ему слова благодарности.
Меньше всего Лорд старался думать о смерти. Он мало знал Волка, еще меньше знал Макса, но прекрасно понимал, что эти потери были самыми тяжелыми как для Дома, так для его обитателей. Если Дом кого-то забирает, значит, так нужно, правильно. Но... осознание правильности отходит на второй план, когда перед глазами появляется Стервятник. Большая Старая Птица, чья тень отличная от других, в чьих глазах можно увидеть столько боли.. Лорд не знал, почему умер Тень. Об этом распространяться не стали, а любопытство колясника не было достаточно велико, чтобы копаться в бумагах и медицинских картах, хранящихся в Лазарете. Даже, если бы у Эльфа появилась такая возможность, он не стал бы заниматься этим. Ведь там же хранилась и его мед.карта.
Лорд медленно передвигался по коридору, стуча костылями о пол. Он возвращался из Четвертой и сейчас, как раз, направлялся к назначенному месту. В его стае существовало твердое правило - никаких часов, поэтому пунктуальность Лорда несколько хромала но все же он старался приходить вовремя. Но на костылях быстро не дойдешь, а коляска оказалась залита вчерашней хваленой вишневой настойкой Табаки. А может, это была настойка Стервятника. В такие подробности белобрысый не вдавался. Факт оставался фактом. К счастью, Лорд умел перемещаться на костылях.
Дракон опоздал ровно на одну партию. На сегодня картежников собралось немного и игра, как понял Эльф по скучавшим лицам находящихся здесь, тянулась довольно долго. Лорд занял свободное место между Стервятником и Валетом. На секунду Лорд показался сам себе таким не значительным в этом клубе или же на этом месте, что он занял. Должно быть, он не играл довольно долго и это сказалось на нем.
Лорд несколько мрачно поприветствовал всех и, облокотившись о спинку стула, из вежливости поинтересовался у Стервятника, который выглядел сегодня мрачнее тучи, о делах его стаи.

+1

5

Стервятник отставил в сторону бутылку с настойкой - неизменный атрибут, который всегда при нем на картежных играх. Последнее время, как казалось Папе, он вообще почти не расставался с настойками своей стаи. Алкоголь, настоянный заботливыми состайниками на любой попавшей к ним траве, в том числе, быть может, и на кактусах (хорошо, что на Луиса не посягали пока) давал временное облегчение и переключал сознание с невеселых мыслей о брате и той страшной ночи, когда его не стало, на более приземленные, а временами и радостные события.
Сегодня, за очередной партией в карты, он почти до половины осушил запас из новых. На чем была сделана эта настойка, ему было неизвестно, да и, честно говоря, знать ему этого не только не хотелось, но было абсолютно не нужно.
Когда опустела до половины бутылка, настроение Стервятника приподнялось. Мрачность уступила место относительной общительности и дружелюбию. Насколько вообще эти качества могли быть отнесены к Вожаку Третьей.
Немного утихшее раздражение позволило более-менее адекватно реагировать на происходящее. И вопросы Лорда, больше из вежливости, чем из интереса говорил с ним о делах Третьей, не вызвали желания непосредственно сию минуту влепить ему со всей дури в ухо, посоветовав не лезть, куда не просят.
В конечном счете, как удивительно трезво для его нынешнего состояния рассудил Папа, Лорд ни каким местом не причастен к его печали, и уж тем более не причастен к событиям той ночи, что не дает ему покоя.  Да и к тому же, ничего криминального не говорит и не делает, чтобы заслужить такой расклад. Потом, игра в тишине станет довольно унылой, а рассказывать все, как на духу, от него и не требуют.
Стервятник кратко поведал о пополнении запасов сомнительных настоек. Парочку из числа новых даже порекомендовал попробовать. В частности ту, что стояла рядом с ним. Загадочно заявив при этом, что понятия не имеет, из чего она, и на каких травах. Вскользь упомянул о некоторых новых приобретениях в коллекции растений, коими заставлена общая спальня Третьей и некоторые разногласия по части ухода за новьем. На этом тему дел и событий в Третьей Стервятник счел закрытой.
в качестве ответного жеста вежливости он задал пару вопросов о том, что происходит в Четвертой, нет ли новостей.[NIC]Стервятник[/NIC]
[AVA]https://img00.deviantart.net/05bf/i/2016/201/c/f/vulture_by_giljimbo-d6ozlhw.jpg[/AVA]

+1

6

Во всем Доме нет того, кому не было бы о чём молчать. Когда-то в подобном Лорд подозревал Курильщика, но сейчас не был уверен и в этом. По возвращению в Дом, ему казалось, что все вокруг изменились. Как будто он пробыл в Мёртвом Доме целую вечность и сейчас ему встретились вовсе не те сотайники, которых он помнил. Но блондин понимал, что со временем он привыкнет и все вновь встанет на свои места. Он не сказал бы, что он как будто бы видит Дом впервые. Напротив, ему знакомы все стены, все кровати, двери, пол, потолок, стулья - все это ему знакомо, все это осталось прежним. Возможно, это значило, что и воспитанники Дома остались прежними. Просто за время отсутствия Лорда Дом не застыл на месте, а продолжил жить своей жизнью. Здесь определенно точно не могло не происходить ничего. А голубоглазый Эльф еще не вернулся в прежнюю колею, из которой его вынужденно выбили.
Во время игры, Лорд наблюдал за Стервятником. За его действиями, манерой речи вплоть до интонации, за выражением лица. Лорд подмечал все. Не потому что хотел что-то понять, - ему и так было все известно - скорее убедиться, что его догадки верны. Стервятник не изменился с тех пор, как Лорд покинул Дом. Сейчас перед ним был именно тот, кого он помнил: сиамский близнец, убитый скорбью по потерянному брату, вожак Третьей и любитель кактусов и рукоделия, смотрящий на свою стаю с высоты стремянки, любитель настоек. Думая, ничего ли он не забыл перечислить, Лорд слушал рассказ Стервятника о Третьей. И внимал ровно на столько, на сколько возможно было внимать, будучи отвлеченным собственными размышлениями. Но воспитанность помешала Лорду надолго погрузиться в собственные размышления и заставила его не только включиться в игру, где он явно проигрывал, но и подключиться к разговору, который начал непосредственно он сам.
Лорд немного знал о делах Четвертой. Пожалуй, главным событием в его стае было его собственное возвращение. Хотя он, будучи человеком скромным и, опять же, воспитанным, не считал, что его возвращение можно обозначать как событие. Безусловно, он был этому рад. Не сомневался, что это доставляло радость не только ему самому, но и его сотайникам. Но выразить это чувство в эмоциях Лорд не мог. Это получилось бы либо излишне эмоционально, либо из рук вон плохо. Как первый, так и второй вариант совершенно не подходил юноше, поэтому он предоставил бы возможность отреагировать на это Сфинксу, но на плечи того и так лежала ответственность за эмоции Слепого. Вкратце Лорд поделился тем, что не так давно узнал сам от Табаки, не забыл рассказать про Курильщика с его дурацкими вопросами, о Лэри, который вместе со своими Бандерлогами в очередной раз избил какого-то Фазана, наехавшего на ногу Коню в коридоре, о том, что Табаки сочинил новую песню, связанную с возвращением его сотайника в стаю, в общем, обо всем понемногу, что смог вспомнить.
От настойки Лорд, конечно же, не отказался. Из чего она сделана он, в общем-то, не беспокоился вовсе. Изнанка вряд ли теперь доставит ему столько хлопот, сколько доставила в прошлый раз. К тому же от настойки крышу Лорду еще ни разу не сносило. Бояться нечего, — в конце концов решил он и, усмехнувшись собственному заключению, с разрешения взял одну из бутылок, стоявшую ближе к нему. По крайней мере после - Лорд знал наверняка - игра станет более занимательной и не будет тянуться вечно, как делает это сейчас. Такой вывод юноше показался очень даже уместным и бутылка довольно быстро пошла в ход.
Лорд никогда не любил начинать беседу первым. Он прекрасно понимал, что всякая мысль произнесенная вслух не всегда может быть уместной, как и не всякая тема, предложенная к обсуждению. Именно поэтому чаще всего блондин молчал, спокойно ожидая, когда кто-то заведет беседу или же того момента, когда к нему самому, наконец, придет мысль о том разговоре, который будет кстати. В Четвертой лишь в редкие моменты можно услышать тишину. Там постоянно что-то происходит. Взять того же Табаки, которому всегда есть что сказать и что обсудить. Если бы этот заводила когда-то не стал частью Четвертой, в ней, возможно, было бы куда тише. Наверное, такое пришлось бы по душе только разве что Акуле с его любовью к порядку. Но без Табаки Четвертая уже не была бы Четвертой. У каждого в Доме свое место, своя стая, своя кровать, подушка, каждый в стае свой, в других - хоть и будет любезно принят, но все равно - чужой.
Постепенно обстановка действительно начала разряжаться. К половине бутылки Лорд заметил, что постепенно число картежников начало уменьшаться: кому-то наскучило, у кого-то были какие-то еще ночные заботы. Сам же Лорд никуда не торопился. У него была мысль, с которой он пришел сюда и которую был намерен обсудить с вожаком третьей. Наедине.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Наступает ночь, просыпаются картежники. [Дом, в котором...]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC