capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson oberyn martell
Не самое лучшее место в галактике, но и не самое худшее. Во всяком случае, Скар видел планеты намного более кошмарные, чем Земля. Само это слово, имеющее сакральный смысл для землян, в лексиконе некоторых охотников стало чуть ли не ругательством, с одной стороны, но с другой — большинство яутжа уже... Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Escape now [Star Wars]


Escape now [Star Wars]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ESCAPE NOW
И то, что мы до сих пор не убили друг друга похоже на доброе волшебство.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://78.media.tumblr.com/bb3915f60f41c0fd043b764e3f914207/tumblr_ormn9g5yUM1us65dgo3_r3_500.gif

Imagine Dragons – Believer

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Cassian Andor, Jyn Erso

0 BBY, Джеда, база партизан Герреры

АННОТАЦИЯ

Разбор полётов и работа над ошибками под прицелом суперлазера Звезды Смерти.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Jyn Erso (28-01-2018 20:19:43)

+2

2

[icon]http://i101.fastpic.ru/big/2018/0202/3d/1be3260af682cbe341bf1147d662bb3d.png[/icon]
На Джеде не было чего-то действительно значимого, кроме одного ресурса, который имперцы вывозили с завидным упорством. Еще одна деталь к общей картине «убийцы планет», что так старательно собирал все это время мужчина. Разрозненные детали собираются в один большой механизм: бежавший пилот, террористы Герреры, новости о том, что к нему недавно присоединилась еще и весьма легко узнаваемая девчонка. Эрсо на Джеде, что не должно удивлять, она там, где проблемы, а еще даже Джин не достаточно самоуверенна для того, чтобы пытаться просто скрыться в надежде на безопасность очередной новой личности, не теперь. В Альянсе могли закрывать глаза на многое, но откровенная диверсия достойная лучших имперских агентов - поразительное достижение. Почти как постройка ее отцом того самого оружия. Андор в другое время нашел подобную ситуацию весьма ироничной, но сейчас других слов кроме как «дерьмово» у него не находилось. Сомнений не оставалось, именно Джеда точка сопряжения, идеальная цель до которой не добраться так просто. А когда вообще в его жизни было хоть что-то достаточно простое? Разрушитель несколько затруднял их посадку, самую малость, как и обилие войск в городе, но еще большая проблема - Со и его боевики, пробраться к ним не словив лишнюю дыру-другу в теле не стоит и надеяться. При этом в его миссию входит не просто проникновение, две цели: девчонка и пилот. Первая - не важно в каком виде, второй обязательно живым, если не получится, должна быть необходимая им информация. Провал операции невозможен. Командование или безмерно переоценивало его таланты и агентурную сеть или отправляло с миссией в один конец. Во всяком случае взгляд Дрейвена явно говорил о том, что при провале Кассиан Андор должен лечь в мерзлую землю Джеды. Слишком высоки ставки, а случившееся целиком и полностью вина самого капитана. Какое же вонючее дерьмо с ним произошло, если в разгар войны предпочел повестись на большие трогательные глаза и забыл об уставе, что упорно вдалбливали в него еще с юности. Пусть сам Альянс существует недавно, но с Войн Клонов было сопротивление, мальчишку взяла под крыло разведка, суровые дяденьки учили маленького Андора думать башкой прежде, чем предпринимать что-либо, заставляли посреди ночи устав зачитывать и никогда не поддаваться чувствам. Пылкий, наивный, горячий юноша стал способным мужчиной. Но нет, нужно было просрать все ради бабы. Когда-то давно один из наставников ему говорил о худшей из ошибок - следование своим чувствам. Не должно у разведчика их быть, все желания, все убеждения, все сомнения прячутся под замок и забываются навсегда. Потому что иначе можно ошибиться и цену выплачивать придется отнюдь не только ему. Сраное доверие, посмотрите все, это капитан Андор и он ведется на сопливую чушь, один из лучших агентов к вашим услугам. Тугой комок из злости и разочарования приправленный острым соусом вины - не в первый раз переживать подобное, но в этот раз ошибка масштабнее и урон Альянсу не стечение обстоятельств, не бзвыходность положения, а его, ничья больше, его вина. Плевать на Эрсо, кто дал личные коды доступа высокого ранга? Кто был тем идиотом? Кассиан. От злости он слишком сильно вдавливает тумблеры и улавливает тихий шорох - Кей пристально наблюдает, хоть и не нарушает напряженной тишины кокпита, поразительная тактичность, от людей подобного ждать обычно не приходится. Нужно время чтобы привести мысли в порядок. И перестать вспоминать последний приказ Дрейвена.

...руки помнят как сомкнулись на запястьях браслеты, Андор тупо смотрел на них и долго не мог понять что происходит, о чем говорят окружающие, причем тут его коды, причем тут Эрсо, почему сейчас вместо того чтобы выпить каф и наконец поужинать ему нужно пытаться отчитаться в том, о чем нет никакого, даже малейшего представления. Зыбкое странное марево скрыло сознание на несколько томительных мгновений, позволяя не анализировать простую логическую цепочку не пришедшую ему раньше в голову. Поразительная трусость и слабость. С ним такое случалось впервые. Реальность становилась похожа на изощренное издевательство, Кассиан бессмысленно таращился в стену пока решалась его судьба и дальнейшие действия Альянса. Естественно решались без его участия. Мужчина просто не мог сказать что-либо. Только вспоминал впервые за долгое время как сжег собственный дом вместе с парой солдат клонов. Без сомнений дом он покидал эффектно, хоть и в спешке. Почему-то не покидало ощущение, что сейчас его новый дом горит снова, первый пожар унес немногие дорогие когда-то сердцу безделушками, второй отнимает последнюю жизненную константу и опору. И разжег это пламя снова сам Андор, а теперь задыхался от едкого дыма. Действительно мастер саботажа, еще бы два года и двадцать лет выслуги. Вот что значит мастерство, даже когда вроде не делаешь ровным счетом ничего - вокруг все рушится.
Слишком бледный несмотря на смуглую загорелую кожу, похожий на марионетку с обрезанными ниточками, мужчина в этот момент очень сильно хотел добраться до личного бластера и остановить творящееся безумие. Он не был уверен как именно, приставив дуло к собственной голове, чтобы стихла какофония мыслей или к пустой башке Эрсо. Оба варианты являлись достаточно идиотскими и в какой-то мере почти замечательными. Во всяком случае более адекватными, чем уничтоженные данные и побег Джин. Кажется, поэтому оружие у него отобрали в первую очередь. Или потому что кто-то правда верил в возможность предательства? Забавно. Как и его отчет о том, что Эрсо может быть благонадежным союзником при определенных условиях контактирования Альянса с ней. Отчет все еще оставался на его носителе, почти готовый, с детальным анализом, дотошной выкладкой - почему Восстание может верить ей. Почему он хотел верить ей. Почему все должны верить в эту маленькую сумасбродную девчонку. Поразительно смешной факт.
Как-то парень из саперов сказал ему одну вещь - они ошибаются только однажды, циничная вышла шутка, но разведчики не очень далеко от них в этом ушли. Меньше всего Кассиан хотел встречаться с прямым взглядом Дрейвена, хатт его знает, что думало командование, насколько были в нем разочарованы генералы и чего ждали, какую реакцию хотели увидеть. Да и хотели ли. У всего Альянса проблема сейчас значительно более важная, нежели душевное состояние капитана, свой посильный вклад он внести уже успел, пусть и только косвенно. Как-то особо лучше от этого ситуация не стала. Вот только генерал не устроил ему выволочку, не попытался устыдить, не говорил о том, что Андор зарвался, заигрался в доверие и позволил взять верх человеческой натуре над профессионализмом. Проклятье, дать коды - да он годами знал иных агентов, которым не доверил и части ключей шифрования. Наручники щелкнули и Дрейвен сжал его плечо. Почему-то в тот момент Кассиан снова ощутил себя тем мальчишкой, каким был при первой их встрече. В тот раз он пытался обокрасть генерала. Не особо удачно. И еще долго лечил сломанную руку после. Эта треклятая разница в их росте все еще играла против него, ничего-то за годы так и не изменилось.
- Ты исправишь свою ошибку, Андор, - он не знал почему внутри тогда похолодело. Самому выносить приговор Эрсо было проще. Под влиянием вспышки ярости, необъяснимой волны обиды непонятно за обманутые ли ожидания или собственную глупость. Принимать как данность - оказалось сложнее. Слишком хорошо они с генералом знали друг друга, сомневаться в трактовке приказа не приходилось. Жестоко, никаких тебе криков, ни даже упреков, только один единственный вариант как искупить свой промах. Не поддайся он Джин, не рискни зря - что изменилось бы? Смысл строить предположения. Бластер ему вернули. И даже Кея включили опять, слишком запаниковавшего когда непутевого капитана вязали свои же. Действительно слишком, хорошо, что пострадавших было не так много и отделались малой кровью. Пожалуй, Андор задолжал ему оружие, но оставались большие сомнения в том, что просьба выдать дополнительно его дроиду что-то способное стрелять придется по душе кому-то на базе. Не теперь уж точно. В том числе его паранойе, которая советовала больше не поворачиваться спиной к кому-либо. А еще стрелять в голову любому, кто заговорит с ним о доверии. Заранее.
Что же ты натворила, Джин?..

Забавно, что выстрелил он сам, с теми же примерно словами. Сраный лицемер. Тивик передал информацию, действительно ценную, но обстоятельства были против них, поэтому труп агента остался в этом же вонючем тупике, а ему пришлось после еще собрать сажу и грязь со всех ближайших крыш, чтобы не выдать своего присутствия штурмовикам. Стена в пару метров, да еще и удобно расположенные трубы - он бывал в ситуациях и похуже, можно сказать повезло. Например, недавно была одна такая. Он сидел в наручниках и отвечал на неудобные вопросы о том, каким образом некая Джин Эрсо могла воспользоваться его личными кодами. На корабле он еще раз привел себя в порядок, отмыл оставшуюся сажу и постарался хоть как-то пригладить встрепанные волосы, с собственной мрачной заросшей рожей сделать что-либо было уже невозможно, да и смысл. До собственного внешнего вида дела ему не было, но разведчик следить за собой обязан всегда, не благоухать в нищих кварталах, не ходить с грязной рожей в толпе обычных рабочих - не привлекать к себе внимания, во всяком случае если не стоит такой задачи.
На Джеду они высаживались не вдвоем с Кеем, сложно сказать больше в этом плюсов или минусов. Толпа людей привлечет внимание, командующий имперским дроидом простой бродяга - вдвойне, а с конспирацией у КейТу было мягко говоря слабо. В нестандартных ситуациях он мог и растеряться и переходить в режим устранения всех угроз, нервный парень, проявляет заботу как умеет. Однако меньше всего Кассиана сейчас интересовал лишний шум, поэтому на борту оставался именно Кей, если кто-то еще решится на кражу их корабля, то охранный дроид может стать крайне неприятной неожиданностью. Пусть шансы на Эрсо в роли угонщицы были крайне малы и незначительны - они были. Уже этого более чем достаточно для дополнительной подстраховки. Повторять имевший место быть опыт - никакого желания, в этот раз они правда могут зайти чуть дальше и убить друг друга. Тем более, если его все же подстрелят люди Со, то хоть Кея не разберут на запчасти. Хватит с него за эти дни принесенных жертв, на Тивике пока можно остановиться. Потому что очень скоро к нему может присоединится как он сам, так и Джин.
- Ты идешь в оккупированный имперцами город. Чтобы выйти на террориста отказавшегося сотрудничать с Альянсом. Где сейчас находится Эрсо. С высокой вероятностью негативно настроенная против нас, - кажется, жестянка не мог поверить в происходящее и его рубленные короткие фразы ничуть не воодушевляли. Кассиан и сам не очень верил в успех предприятия. Только задумчиво собирал комплект модулей, то, что в замкнутом пространстве катакомб и тесных улочек Джеды они будут не так эффективны не радовало, но лучше быть готовым к неожиданностям. Собственно, гранаты служили для того же. Андор пока еще не знал ни как попадет на базу Со, ни как тем паче выберется с нее, есть еще последние ниточки способные привести к Геррере, однако их мало и они ненадежны. Впрочем, возможность хоть напоследок выполнить если не приказ Мотмы, так Дрейвена - это уже неплохо. Каждый раз, когда он думал о встрече с Джин, у него буквально челюсть сводило и приходилось прикладывать определенные усилия в попытках не так громко скрипеть зубами, очень уж дергались два других разведчика и что-то порывался сказать Кей, хоть бы не какое-то утешительное дерьмо, Кассиан обрывал их всех, выворачивать душу не хотелось совершенно. Сам дурак, сам виноват. Давно у него так не темнело от злости перед глазами, но злость такой же дерьмовый советчик, как и симпатия. Он еще помнил запись увиденную ими на Ла'му, Гален мог быть полезен, а для этого необходима живая Джин, пусть и новости об убитой имперцами дочери подхлестнут мужчину, но... этих «но» всегда было слишком много. Ярость ослепляла, порождала столь дикое, страстное, почти непреодолимое желание отделать девчонку.  Практически неодолимое, до легкой дрожи в руках от предвкушения, так, чтобы до сбитых костяшек, чтобы кости хрустели под ботинком, чтобы крик ввинчивался в уши - не первый раз вести полевой допрос. Чтобы понять «зачем?» Вероятно, это желание услышать ответ было единственным, что удерживало мужчину от расправы даже вернее, чем все боевики Герреры. Тонкая грань между кем-то, кому он впервые за долгое время решил довериться и эгоистичной сукой любезно пославшей весь Альянс и галактику ради... чего? Ради чего ставят на кон жизни миллионов? Андору нужен был ответ. Но он не знал, что будет с ним делать, если получит не тот, на который продолжает почему-то надеяться.
- Даже не смей заикаться о наших шансах на успех, просто молчи Кей, - куртка плотная, теплая, с меховым капюшоном, смешно сказать, а ему он даже нравился, можно использовать вместо подушки в походных условиях, мимолетно стало интересно даже, а понравится ли и Джин тоже? Захотелось пару раз приложить об обшивку, чтобы в голове уже наладился какой-то порядок. Ладно, зато перчатки уже не такие удобные, из плотной кожи, стесняющие движения пальцев, замедляют на самом деле незначительно, но сейчас любую мелочь следовало принимать во внимание. Жаль, но климат Джеды не оставлял им особого выбора. Лямки рюкзака почти не ощущались благодаря слою верхней одежды, надо же, нашелся хоть один плюс, еще немного и ему прямая дорога в оптимисты. Или безумцы, потому что сдерживать себя очень сложно. Душевный раздрай - неуместен, практически преступен. Но почему-то ему очень легко вспомнить как совсем недавно она вытащила его из агонии, спасла от чего-то худшего, чем просто смерть. Кошмары росли, множились, но ее шутки, какие-то глупые слова и странное теплое чувство, что кто-то может столь искренне ждать его, так радоваться простому факту - капитан Кассиан Андор жив... дерьмо. Почему из всех вариантов именно она была рядом с ним в эти моменты, почему ее «я рядом» уберегало от воспоминаний о месте, что сейчас стерто с лица галактики? Почему память о нем возвращается, стоит в мыслях лишь навести на нее оружие? С ним явно происходит какое-то дерьмо и Андор не знает ему определения и на звания, словно какая-то дремавшая темная изломанная тварь рвется изнутри с жаждой вцепиться, разорвать на части и бессильно натыкается на мальчишку с Феста, избитого жизнью, ощетинившегося, озлобившегося, но посмотрите, потянувшегося за кем-то. С шестнадцати такого сопливого дерьма не было, с тех самых пор как Лейху расстреляли показательно у него с другими сиротами на глазах. А он смотрел. Прижимал к себе двух особо бойких близнецов и смотрел на женщину, что ухаживала за всеми ними, давшую им приют, на яркие рыжие локоны и чувствовал, что ни слез ни осталось, ни криков, только злость. Холодная, неукротимая, заставляющая до кровавых соплей, до стесанного до костей мяса сражаться, продолжать идти. Потому что нихрена за спиной Андора не осталось, не был он ни героем, ни защитником, но убивал хорошо, врал легко, ломал - запросто. Все его идеалы, вся преданность делу, все то светлое, что олицетворяла Мон Мотма, не могло сравниться с упрямой злобой на которой получалось выживать в самых дерьмовых ситуациях и даже выполнять поставленные задачи. Таким Дрейвен его и нашел тогда.
- Кассиан, есть ли возможность помочь тебе? - это звучит как-то почти жалобно и растерянно, ужасно отвратительно слышать подобное в исполнении охранного дроида. Как приговор собственной никчемности, когда даже жестянка замечает, что ты раскис, дал слабину, а потом позволил себе упасть во все это и утащить других за собой.
- Учти, Кей, этот корабль угнать не должны, заимствовать потом разрушитель имперцев я не намерен, - прятаться за сарказмом как-то проще. Гораздо легче, чем разобраться в себе. И тем более, чем понять Джин Эрсо и ее женскую логику. Самая страшная в галактике вещь, женщины и их непредсказуемость, то они бьют тебе рожу, то пробуждают от кошмаров, то любезно превращают в них всю твою жизнь.

Джеда холодна и не особо приветлива, обилие коричневого и красного, морозный воздух покусывающий лицо после тепла транспортника и напряжение, которое легко заметить по маленьким деталям, которые не сразу бросаются в глаза, но неизменно свидетельствуют об одном - этот город им лучше поскорее покинуть, до того, как все окончательно пойдет кувырком. Все, что волновало сейчас Андора - возможность подобраться к Со, вначале ему нужен пилот и данные, а не чужие разборки, сотни и тысячи здесь - против миллионов там, выбор очевиден, жестокие вычисления спутники любой войны. Пробираясь через толпу, он надеялся только, что сигнал прошел и есть какие-то шансы на успех этого безумного предприятия. Была еще одна проблема, но что делать с Эрсо - можно решить потом. Когда чаши внутренних весов склонятся к чему-то одному.
Звезды, пусть они оба переживут последствия подобного выбора.

Отредактировано Cassian Andor (02-02-2018 19:30:37)

+3

3

На шестнадцатый день пребывания на Джеде последствия побега всё-таки догоняют Джин Эрсо.
Последствия вооружены и очень опасны.
Когда это происходит, её голова по большей части забита мыслями о грядущей операции на Иду, к которой готовились на базе. Сюда, в развалины древнего монастыря стягивались рассеянные по всей галактике "друзья" Герреры, через потайные ходы и лазы проникавшие внутрь заброшенных катакомб Кадеры. Ещё два дня назад здесь было не так много партизан, — теперь же гул разговоров, грохот, лязг оружия и назойливое жужжание генераторов не прекращались даже по ночам, когда пустынная холодная луна, притихнув, засыпала под брюхом имперского звёздного разрушителя. Она видела его силуэт на фоне чернеющего неба из пробоины в стене на верхних этажах.
Снова встать по правую руку Со непривычно, напоминает какой-то бредовый сон. И хотя он, как и прежде, как в детстве, оставался гораздо выше и внушительней её даже утратив былую ярость, постарев и позволив паранойе и маразму взять над собой верх — устрашающий грозный великан, которому не смели перечить даже самые отъявленные головорезы, — его исполинская тень больше не закрывала Джин. Тень у них теперь была одна.
Но Эрсо не тешила себя иллюзиями касательно собственного авторитета. Партизаны не доверяли мелкой выскочке, всего за пару дней ставшей для Герреры одним из главных союзников, и только присутствие Со сдерживало их от попытки открутить невесть откуда взявшейся девчонке голову — впрочем, при таком раскладе ей тоже есть что противопоставить. Но это неважно. Она пришла сюда не для того, чтобы заводить друзей. Последний подобный горький опыт теперь теперь сидел на нижних уровнях с мешком на голове — и, абсолютно точно, с приказом убить.
Всё, чему её научили такие друзья — стрелять первой, не дожидаясь очередного удара в спину.
"Захватили троих. Двое уверяют, что пришли к Эрсо, третий..." — дальше она уже не слушала.
Это было лишь вопросом времени. Она знала, что рано или поздно не Андор, так кто-то ещё доберётся до неё — и всё же надеялась на более длительную передышку перед новой встречей с храбрыми восстанцами Альянса. Ей казалось, она неплохо замела следы, что Кассиана больше не увидит, что вдогонку беглой преступнице отправят кого-то другого. Неловко вышло, что и говорить. Сюрприз оказался неприятным. Не видя его было бы проще вырвать с корнем всё, что их связывало, запомнить только то, последнее — скрытый приказ убить её отца, невзирая на обстоятельства, — но теперь выбросить всю эту дрянь из головы оказалось задачей сложной, почти невыполнимой, хотя Джин была упряма. Увидев собственными глазами голограмму, которую передал пилот, понимала, насколько они все — и она в первую очередь — на самом деле ошибались в Галене Эрсо. Нет, Джин не стала внезапно идеализировать его, закрывать глаза на всё прочее. Отец был и оставался нерешительным слабовольным трусом, из-за которого убили её мать. Но трусом, который умел признавать свои ошибки, исправлять их — по мере возможностей заложника Империи — и хотя бы за это заслуживал относительно спокойную старость. Вдали от войны, как он всегда хотел.
А она была его дочерью. Которая тоже боялась всего на свете, на самом деле, но очень устала прятаться.
Что будет потом — если каким-то чудом ей удастся выжить, Джин не загадывала. Просто потому что не видела ни одного шанса выйти из этого живой. К счастью, план-минимум она уже выполнила: передать данные Геррере, убедить его, что во внезапном привете от Галена подвоха нет. Со уже не тот, но его всё ещё не нужно два раза просить устроить Империи грандиозный фейерверк. И пока Джин жива — она будет ему помогать.

Когда мешок рывком стянули с головы Андора, ему не надо долго разглядывать присутствующих — их пятеро — чтобы заметить Джин. В тот, первый момент, едкие слова, всплывшие в голове с той самой секунды, как узнала о схваченных в Священном городе повстанце и двух Стражах Уиллов, застряли в горле. Но Кассиан зол, и от этого немного проще. Мелочь, а приятно, гнев — хорошее топливо, только им Эрсо и живёт.
Благодаря этому на то, чтобы взять себя в руки, не потребовалось много времени.
— В подошве левого ботинка комплект отмычек, — будничным тоном сообщила Джин, бросив взгляд на пленного. — И вы пропустили перочинный нож. Вон там, внимательней же. Не с бестолковым штурмовиком имеете дело.
Джин не сомневалась в том, что вероятность, с которой этот нож может оказаться где-нибудь в районе её сонной артерии, крайне высока даже пока капитан думает над своим скверным поведением в неволе. Оружие ему и не требовалось: если бы Кассиан Андор мог убивать взглядом, её труп уже начал бы остывать.
— Дайте ему воды и еды, заприте понадёжней, но не поворачивайтесь спиной, — бросила Джин через плечо, потом, застыв в пол оборота, взглянула на Андора, выдержав взгляд чуть дольше, чем требовалось. И в этот раз самообладание ей изменило. Эрсо тоже умела смотреть с холодной уничтожающей яростью.
Змея. Скользкая лживая тварь, вот кем он был.
"Если у нас есть хоть маленький шанс найти твоего отца, я хочу помочь".
"Находишь и устраняешь его. Без лишнего шума".
— Капитан Кассиан Андор любит бить исподтишка. В этом его специализация.
Она отвернулась, усилием воли вернув себе внешнее спокойствие, кивнула тогнату слева и, не теряя времени, скрылась в низком занавешенном проёме в стене, отделявшем залу от главной лестницы, спиралью устремлённой вверх. По хребту пробежали мурашки. Воздух здесь свежей и холодней, чем в камерах: помогает привести в какое-то подобие порядка разбредавшиеся мысли. Здесь проще не думать о том, что вот он, Кассиан Андор, прямо за стенкой, схваченный и запертый, но всё-таки достаточно упрямый, чтобы вопреки всему добраться до её шеи и выжать из неё остатки жизни за всё хорошее. Что она не ошиблась в нём — хотя как отчаянно хотелось! Что догнали — в очередной раз. И что всё, к чему она так стремилась после предательства, снова висит на волоске от полного краха. Это не был страх в полной мере — только тугой комок тревоги где-то в районе горла. Плохое предчувствие?
Джин расправила плечи и выдохнула. Но новая вспышка злобы — эхо, стремительно угасающее, — заставила её сжать кулак до багровых отметин ногтей на коже и упрямо поспешить наверх.
Скоро должен вернуться Геррера, через сутки их всех ждёт общий сбор и старт на Иду. Пилот почти пришёл в себя и может составлять предложения, в которых больше пяти слов, что ещё важней — он согласился указать путь. У них много дел. У неё много дел. И всё-таки недостаточно, чтобы окончательно выбросить из головы его взгляд. Но сделать это нужно, и как можно скорей.
Может, ей не стоило оставлять его в живых. Джин доводилось убивать людей не раз. Но прежде — чтобы выжить: равные условия, секунды, в схватке решающие всё, ты или тебя. И никогда хладнокровно, расчётливо, из мести, находясь в заведомо более выигрышном положении. Совесть считала такой подход приемлемым и шла на небольшой компромисс.
Ей приходилось забирать жизни, верно, но убийцей Джин Эрсо не была.
И ей, как ни крути, не за что мстить. К счастью, удалось избежать худшего и всё ещё можно исправить, нашлись даже союзники, которые не рассказывают сказок про надежду и светлое будущее. Обманутое доверие? Ну, с кем не бывает. Заживёт, как разбитые коленки, не впервые, что уж там.
Интуиция подсказывала, что очень скоро у неё появится возможность пожалеть о принятом решении. Только будет, конечно, уже слишком поздно.

Отредактировано Jyn Erso (01-02-2018 21:26:45)

+3

4

За эту короткую и крайне поганую жизнь ему доводилось бывать в плену слишком часто, какой-то очень паршивый показатель для одного из лучших агентов разведки. Били не так сильно, как ожидалось, хотя мешок на голове заставил на несколько секунд вернуться к не самым радужным воспоминаниям, ноги подломились, и Кассиан буквально влетел в кого-то из боевиков под насмешливый гогот остальных. Привет от Таркина, похоже, если и оставит его, вряд ли так скоро. Будь у Андора чуть больше гордости, обязательно потом рассмотрел, кто такой смелый и громкий, озаботившись началом сбора коллекции голов особо юморных подчиненных Со, однако бесконечная животная злость от одного только голоса Эрсо перевесила все остальное. Мужчина тогда только вслушивался в спокойные реплики и пытался заглушить стучавшую в ушах кровь, но звук напоминал удары ремонтных молотков, оглушающий, буквально отрезавший от реальности. Будь только дрянь на шаг ближе - взметнуться и зубами вцепиться в приоткрытую сейчас шею, недостаточно удачно, хотя казалось ничто не удержит от прямого исполнения приказа именно сейчас. Чаши весов тревожно качнулись и замерли. Еще немного, самую малость и можно смачно раздавить ботинком всю бесполезную чушь бьющую ему в голову надеждами на правду о дочери и отце. Получите, капитан.
Ему кажется, что он слышит смех, знакомый, сухой, короткий и видит легкую усмешку на тонких губах, на плечо отчетливо ощутимо опускается ладонь, такая же сухая и тощая как сам мофф, чужой яростный и презрительный взгляд и слова проникающие под кожу, вызывающие оглушительный обвал в сознании, заставляющий на момент смешаться. Вот так просто? Да. Приходит незамедлительный ответ изнутри, спокойный и ровный тон, словно на лекции, тот же, с которым словно бы в сотый раз у него спрашивали о базе повстанцев. Адор растягивает губы в ломанной прощальной ухмылке и приветствует пустым взглядом и безразличным выражением. Обиженная и оскорбленная, посмотрите на нас, ее обманул жестокий разведчик, дал коды доступа и получил двойственный приказ, но мы же вначале делаем, потом думаем, да, Джин? Кассиану хочется немного поучаствовать в этом и посмотреть, что найдется внутри черепной коробки ученицы Со, капля мозгов или бесконечный ворох «я так решила» и «я так хочу» будет литься вместо них сплошным потоком? Никакая женщина, никакие узы не стоят жизней миллионов разумных, в отличии от Эрсо он недостаточно самонадеян для подобного.
Ей следовало убить его, правда следовало, потому что боевики в любом случае однажды тихо перерезали бы Андору горло при «вероломной попытке побега», ждать от местного сброда благородства и заботы о пленных? Увольте от таких убогих детских сказок. Вода и еда, просто сама сраная забота, воплощенный идеал, как же, ублюдочный повстанец готов убить ее отца, а она оставляет его живым, почти целым и с шансом сдохнуть жалкой крысой в местном мерзлом кошмаре. С-спасибо Джин, - в нем столько яда, что можно умереть, но нет, жив.
Нож и набор жалко не было, снимите с него одежды, распотрошите одежду и ремни, вот тогда уже получите идущего в один конец разведчика, с задания которое нужно выполнить во имя существования планет, Кассиан шел к тому, кто знал его приемы и уловки, прожил под боком, к предателю, опасному, пробравшемуся к мягкому нутру, а потому не ограничивал себя ни капли к истерике интенданта. Молчаливой, что приятно. Смертников в Альянсе уважали, даже таких проштрафившихся. Ноги еще болели и Кассиан предпочел сесть, ненадолго, вначале наблюдение, потом все остальное, в том числе невысокая тонкая фигурка скрывшаяся с глаз. Сейчас следовало подумать, отвлечься от желания выбить дверь, все равно же не выйдет, взорвать что-нибудь, желательно все эти катакомбы, но нет. Ему нужен пилот и данные, ему нужна информация. Коммуникатор транслирует его местоположение ярким огненным маяком, пока Кассиан с закрытыми глазами считал шаги и повороты Кей отслеживал передвижение, умный хороший надежный дроид в компании двух сумевших удрать напарников. План был на троичку, но он был, даже работал, самая его простая часть, правда, но большая часть всего необходимого все еще при разведчике. Джин следовало отдать один короткий и предельно простой приказ, или стащить с него действительно все, когда-то Мелши пошутил о том, что если Андор будет голым, то достанет из жопы гранату. Кривоватая вышла шутка, грубая, но пайки у него и правда в то время всегда были где-то распиханы по карманам, так же верно как взрывчатка на его тогдашнем частом напарнике, просто потому что он мог себе позволить это играя роль торговца, но не парни. Да и сколько было таких историй, сделай из подручных средств бомбу и беги, беги как никогда раньше или неси с собой презент для имперцев. Перебор занимательных фактов помогает не думать о тюремной камере, во всяком случае здесь светло, нет никакого столика с иглами, да и к чему бы, просто быстро избавятся от проблемы когда Эрсо надоест играть в благородство.
Пятеро, не такой хороший и удобный расклад как трое, как раз пришлось бы на число дротиков с трансквилизатором, небольшая духовая трубка спрятанная и буквально органично впаянная в плотный жилет оставлена без внимания как и дротики к ней идущие блоком прямо на груди, копируя капитанские лычки - удобно, дешево и смертельно опасно если заменять составы, равно как и несоразмерно дорого и действует на коротких дистанциях, зато идеально для тюрьмы, после недавних застенок обновление подобных собственных навыков стало критичным вопросом, почти манией, имперцы, конечно, обобрали сразу, ребята умные, но от боевиков, даже от той же Эрсо не следует ждать безупречности свойственной бюро безопасности. Хоть один недостаток делает Эрсо настоящим сокровищем и находкой. Нужно выбрать лишь идеальный интервал во времени, минус хоть один из этого сброда, достаточно наглая провокация и главное после как можно быстрее воспользоваться отмычкой, не схлопотав бластерный заряд в грудь, горячие парни явно не откажутся его проспонсировать. Жаль нельзя уменьшить число надзирателей и определенный шум Кассиан создаст сколь не старайся, но эй, он все еще только лишь человек. Который собирается выбраться из плена и не поднять при этом тревогу. Не самая простая задача.
Особенно когда ноги наливаются свинцовой тяжестью, как чужие, снова. А он верил, что этот период уже позади, ах, да, не нервничайте капитан, верьте капитан, доверьтесь капитан. Как хочется вернуться к себе прошлому на несколько недель назад и напомнить, что все это бесполезная чушь, бестолковая, преступная, отвратительная сопливая дрянь. Боец встает потому что его зовет долг, в бой идет потому что обязан, потому что больше некому. Не такие как Геррера или Джин Эрсо держат на своих плечах эту войну, не они противостояли Империи каждый день и час своей жизни. Чего добился Со? Что было бы, не вытащи Альянс одну дрянную девку из тюрьмы и не озаботься проверкой слухов, глупых сказочек для обывателей вместо бестолкового изничтожения транспортников? Но вмешались, рискнули, он убил Тивика, своими руками, совсем недавно, швырнул очередного агента как топливо в пламя этой поганой войны. Кого, впрочем, волновало подобное? Благостные джедаи и Республика шли по мирам конфедерации и урожденец Феста знал, что в принципе всей это галактик наплевать на происходящее, пока бластер не приставят к башке, тогда все резко суетятся, бегают и кричат о несправедливости и предательстве. джин Эрсо почти подвела его под трибунал и рискует каждым из повстанцев, как исходом всей войны. Потому что считает, что у нее есть такое право в виду исключительности фамилии и родственных связей. Короткое дыхательное упражнение и дерьмо из головы все же выветривается. Хорошо его потрепало, и Таркин и после - Джин. Навылет, насквозь, до боли на вдохе. Мерзость, даже кончики пальцев чуть дергаются, плохо, нельзя. Не сейчас. После войны, когда все закончится, он ляжет, развалится и сдохнет, потому что раздаст все долги и пусть с новым миром делают что хотят новые эгоисты вроде Джин. Но они будут, эти эгоисты, потому что Альянс дружно, с пылом и чувством даст перемолоть себя ради высокой цели и светлого будущего этой галактики. Так посмотреть - и сражаться не за что. Такой вот веселый момент, одна надежда и держит. На чье-то будущее. Снова голову забивает любой чушью, только бы отвлечься, определенно, в плен ему больше нельзя, сорваться слишком просто. Слишком. Тогнат все так же стоит и пока еще наблюдает, внимательно цепко, но вот остальные или не желают прислушиваться к Эрсо, и не Андору их в том упрекать, или не считают пленника серьезным оппонентом. Ну, не то, чтобы он их винил в этом, в какой-то мере все так, можно даже спасибо будет сказать - если выберется отсюда. Когда. Когда выберется. Ноги уже почти не гудят, когда в помещении остается четверо оппонентов, похоже команда на воду и жратву выполнена будет. Очаровательно. Кассиан демонстративно медленно привстает и распаивает куртку и тянется в бляшке ремня форменных штанов. О, это незабываемое выражение брезгливости прочитать все равно не составляет труда, даже учитывая что большую часть рожи надзирателя скрыта под дыхательной маской.
- Любишь члены, да? Прости, страшидло, я бы скорее выебал эту вашу любимицу Со, - о, ярость это хорошо, чужая ненависть и злость просто бальзам на душу, тогнат явно оскорблен, какой горячий парень, но бдительность утрачивает и резко отворачивается. Это уже хорошо, потому что остальные тоже не спешат наблюдать за процедурой исражнения человеческого пленника. Боевики не значит профессионалы из военных, это фанатичные люди с оружием готовые выстрелить в кого скажут и в кого захотят. Что еще можно было ждать от Джин выросшей в такой очаровательной компании? Явно не дружбы до гроба, ответственности, сознательности и готовности идти на жертвы. Разумные вообще крайне не любили жертвовать чем-либо. В ладонь прыгает из под бляхи узкая изогнутая ключ-отмычка и Кассиан поворачивается спиной к решетке, крепит ее на небольшой крючок на жилете и осторожно подцепляет трубку. Вот теперь самая скользкая часть. В голове четкая диспозиция, тогнат дальше, у стены, рядом с решеткой справа и двое по левую сторону - тратить дротики на того, что ближе всех нет смысла, если успеет раньше. В любом случае, если что, то там есть другой капитан и его сержант, такая вот забавная ситуация, а с ними Кей. Так что если Андор облажается, координаты транслироваться все еще будут. Узнать бы, где пилот, но из коротких разговоров местных ему так и не удалось выловить хоть крохи полезной информации.
Иглы легко легли в надкрепленный тубос, привычная духовая трубка не могла ему позволить произвести три выстрела подряд, но он и не собирался полностью повторять примитивную конструкцию. Больше бы времени на тренировку, тем более такого специфического средства, но иногда подобные мелочи - приветы из отсталых племен с планет Внешнего Кольца лучшее, что можно изобрести, просто потому что никто не будет настолько больным, чтобы принять ее за оружие и отбирать у незадачливого пленного. Трубку Кассиан легко подкидывает и ловит губами, слыша шевеление за спиной, которое тут же стихает, неплохо, незачем привлекать внимание к лишнему движению рук за секунды до начала шоу. Втянуть воздуха побольше, обхватывая удобнее грубоватый мундштук и резко развернуться к решетке. Тогнату достается первым, остальные не успевают увидеть происходящее и это весьма помогает, поэтому когда троица вскидывается на невнятный сип и нелепо вскинутые руки своего подельника, Андор угощает еще двоих подарками. Лушний шум, неприятно, а теперь просто быстро метнуться к двери и, не тратя времени на взлом, закоротитить систему, распахивая дверь, и приласкать по затылку еще не успевшего к нему обернуться последнего неудачника. И подхватить, поскольку тогнат замер как стоял, сладкая парочка все так же оставила свои жопы на лавке, разве что чуть не смахнули со столика голозапись танцующей тви'лечки, и запись и сама танцовщица были не лучшего качества и не первой свежести. Кассиан понял, что сердце бьется как бешеное, и медленно уложил уже бессознательное тело. Дорогое средство, прекрасное, думал сохранит для Эрсо. Ничего не поделаешь, придется как в первую встречу немного подраться. Правда, в этот раз окончательно выяснив, кто готов убить и кто будет убитым. Трубка возвращается в пазы дутого жилета, нож, набор и бластер, как вежливо было забрать их себе, Андор почти начал любить этих ребят, модули, конечно, безнадежно просраны, но сейчас и не нужны. Андор движется максимально тихо и стремительно, впереди его ждет возвращение пятого парня, глушитель же на оружии конечно был, но не то, чтобы он реально помогал и полностью убирал звук, не говоря уже о яркости бластерных вспышек. Приходится перейти на нож, в узких коридорах он эффективнее и позволит тише снимать боевиков, то, что ребята внизу живы еще не значит, что так продолжится дальше.
Вот только не стоило лезть следом за Эрсо. Потому что она стояла здесь. Спиной к нему. Быстрое сближение и захват со спины, вскинутая на автомате рука и взгляд цепляющийся за... твою мать. Сраная веревка, ну что она делает на его запястье, что? Несколько секунд, несколько бездарно потраченных секунд. Принятое решение. Капитан, ты же не станешь оставлять в живых преступницу готовую уничтожить все, во что ты веришь, все, что тебе дорого только ради веревки? Возьми со склада моток и обвяжись хоть с ног до головы! Дерьмо. Нет.
- Заорешь и прощай Гален, - Андору не сложно ведь будет провести по горлу пока не прилетело от бешеной девки, он уже проверял насколько в ближнем бою Джин бывает неприятным противником, но чувствует себя самым конченым из всех людей подвергая все риску, в очередной раз, - убита дважды, - говори быстрее, еще быстрее Кассиан, а еще что-то убедительное. Но получается только коротко и зло, потому что иначе уже не может быть, выбила опору, заставила подвернуть сомнениям приказ, осталась рядом и вернулась в небольшой персональный кошмар Андора, а теперь хочет ввергнуть в него весь мир. Даже если им придется снова схлестнуться - он преступно медлит. Нужно было бить в спину, оправдывать женские ожидания и все такое, мужчина он или как. Во всяком случае пусть не идеальный заложник, зато источник информации, хотя бантову упрямству Эрсо можно позавидовать. Бесконечность шансов имеет свойство заканчиваться и Кассиан против воли втягивает глубже морозный воздух... и запах Джин.
[icon]http://i101.fastpic.ru/big/2018/0202/3d/1be3260af682cbe341bf1147d662bb3d.png[/icon][status]faith still needs a gun[/status]

Отредактировано Cassian Andor (20-02-2018 23:03:54)

+2

5

Когда Джин было десять, Со Геррера, столкнувшись с её талантом к организации файершоу, провёл увлекательнейшую лекцию о свойствах взрывчатки. В двенадцать она впервые самостоятельно правильно применила полученные знания на практике. В двадцать один, сгорбившись над сваленными ящиками, служившими в роли стола, Эрсо проводила тонкие манипуляции с собственным жилетом, перчатками и небольшим доступным ей запасом барадия, меланхолично предавалась далёким воспоминаниям и мрачно размышляла о том, что ничего, блядь, не меняется.
Жилет, вообще-то, был хороший, даже жаль портить. То немногое, за что Джин действительно благодарна Альянсу. Тёплый, достаточно неприметный, практичный, но главное — вместительный. В многочисленные карманы влезало до семи метательных дротиков, трёх модулей и запасных батарей для бластера, нескольких шоковых зарядов, ручного комлинка и фонарика. Оставшееся место Джин Эрсо отвела "на всякий случай", и этот "всякий случай" её выживаемость не предполагал.
Вообще-то, вероломный набег на арсенал не планировался раньше утра следующего дня. А ещё не планировался Кассиан Андор, внезапно упавший на её голову, и уж с него, насколько Джин могла судить, станется мрачное ожидание в камере сменить на что-то более подвижное, активное — и, абсолютно точно, не сулящее ничего хорошего всем, кто носит фамилию Эрсо.
Андор, послушно ждущий освобождения, — как ни крути, слишком хорошо, чтобы быть правдой. С клетками у капитана история особенная. И камера, с которой довелось столкнуться в катакомбах, далеко не самая жуткая из виденных. Даже отобрав у Кассиана очевидные возможности для побега, Джин была почти на сто процентов уверена, что разведчик найдёт ещё пару... десятков неочевидных. Раз уж она не была готова к их первой встрече, то уж ко второй сам Геррера завещал. Паранойя, вечный спутник беглеца, вопила о том, что Джин должна подстраховаться — и она запаслась оружием. Ещё как вариант в порядке общего бреда, интуиция советовала ей держаться более оживлённых мест по крайней мере до возвращения Со. Но вместо этого она упрятала туда Бодхи Рука, как гарант того, что прежде чем Андор сможет добраться до отцовского послания и доставившего его пилота — единственной, кроме самой Джин, ниточки к Галену, — среди партизан обязательно найдётся хоть кто-то, способный ему помешать.
Ну, а Эрсо, прихватив всё самое необходимое, вновь спустилась на предшествующий камерам уровень и приготовилась ждать. И мешать всеми доступными ей способами.
Ночь обещала быть долгой. Дело оставалось за малым — её пережить. Угол, занимаемый Джин, ближе к лестнице, на отшибе, тёмный и, как абсолютно всё здесь, пыльный. Пыль забивалась в лёгкие с холодным воздухом, щипала глаза до слёз, когда катакомбы дрожали от пролетавших мимо с воем раненых вамп грузовых шаттлов, напоминавших Эрсо гигантских черепах. Двери отсутствовали, не говоря уже об узких окнах, как на уровнях выше, зато находилась в избытке такая ценная и нужная в это время тишина, а свет, бледный и дрожащий, давали и старые масляные лампы, установленные по углам. До того, как катакомбы Кадеры покинули обыватели, этот отсек, вероятно, отводился под кельи монахов. Теперь здесь была свалка — и пахло, в основном, соответствующе.
Первое время она осторожно прохаживалась из угла в угол, косилась на лестницу, вслушиваясь, пытаясь угадать, что именно там происходит. Порывы спуститься вниз и проверить приходилось давить огромным усилием воли. Просто ждать. И напоминать себе, что сейчас не время для выяснения кто прав и кто виноват, и не только потому что отличились все.
Она ещё помнила, как его лицо, давно забывшее улыбку, становится таким близким и привычным, почти родным, когда он смотрит на неё и в уголках глаз собираются морщинки. И сильную ладонь, вырвавшую её из отчаянья там, на Ла'му. Помнила тепло нагретого его телом подклада куртки, шлепок улетевшего в воду мяча, и как оборвалось что-то внутри, когда вытянутая навстречу рука встретила только холодный металл, бессонные ночи и бдения у палаты, общее дело, общую тайну.
А ещё она помнила увёртки и отговорки, затянувшиеся паузы, чувство вины, каждый такой момент услужливо подкидывала долгая память — и всё вставало на свои места. Ничто не было ложью, и ложью было всё.
Показать ей, что, может быть, не всё потеряно, дать надежду на то, что всё ещё можно исправить, на встречу с отцом, убедить, что в галактике есть сила, способная если не свергнуть Империю, то хотя бы отомстить. А потом забрать всё это одним махом, одним неосторожным движением. Надорви, и полезет гниль. Что же вы, самые умные, смелые и достойные, негодуете, что преступница, которую решили использовать в своих интересах, общим духом жертвенности не прониклась и пошла на опережение?
Что ещё оставалось?
Оставался взгляд. Она видела это в его глазах накануне, и становилось действительно жутко от мысли — то, чего не смог сделать Таркин за несколько недель плена и пыток, удалось ей, Джин, одним своим действием. Прежде она уловила лишь смутный намёк, а теперь смотрите, пожалуйста, вот же оно, такой шанс разглядеть получше. Вырвалось на свободу, больше не сдерживаемое.
Но они оба сделали свой выбор. И — абсолютно ничего личного, конечно же.
Джин казалось, что она готова к новой встрече. Но ослабила бдительность, и когда руки обхватили её корпус, не давая возможности вывернуться, ударить, защититься, тело дёрнулось, рука на автомате потянулась за бластером. И пальцы, не в силах дотянуться до оружия привычного, нащупали другое — дистанционный детонатор.
Она ведь за секунду до о нём почти забыла, но... Ничего не меняется, правда, Джин?
В катакомбах холодно и пальцы в нерешительности застыли над кнопкой словно заледенев, пока он говорит — зло и отрывисто; Кассиан явно бежал, и дыхание у него сбивается тоже, а ещё оно, прямо над ухом, горячее, почти обжигающее, и этот контраст отрезвляет гораздо лучше всех вялых попыток понять, почему он просто не свернул ей шею, почему медлит сейчас и что со всем этим делать теперь.
Кричать? Это почти смешно. Ей приходилось кричать так часто, что она давно уже сорвала голос. Никто не услышал её тогда, никто не услышал бы сейчас, даже появись у неё такое желание. Никто не придёт на помощь, — значит, придётся помогать себе самой. В очередной раз.
— Это должно меня испугать? — сохранить голос ровным и спокойным стоило огромных усилий, а вот на приличную усмешку выдержки уже не хватило, и вышло на троечку.
Джин инстинктивно попыталась отстраниться, но получилось только вжаться сильнее, беда. Отчаянно не хотелось умирать, не от его руки, — но ещё сильнее другое желание: знать наверняка, что повстанческие вомп-крысы и Андор на генеральском поводке не доберутся до её отца. Может, и к лучшему, что не удастся увидеть его — не узнает, во всяком случае, чем стала его дочь. Как далеко зашла ради того, чтобы сохранить последнее. Гален Эрсо с голограммы был полон светлых надежд.
"Если ты жива, этого уже достаточно..."
Появись у Джин возможность оставить предсмертную записку, в ней была бы всего одна фраза: "Прости, пап, просрать всё было сложно, но я справилась". Звёздочки, как известно, имеют неприятное свойство взрываться. От символизма хотелось плакать.
— В жилете пара барадиевых сердечников, — сообщила словно по секрету. Раз уж умирать всё-таки приходится, то пусть хотя бы на своих условиях. — Не очень мощный заряд, но на двоих хватит. Одно неверное движение — и нас обоих разберёт на пазл.
В этот момент она почти ликует.
— Что же ты медлишь? У нас не так много времени, Дрейвен ждёт новостей, не будем же его разочаровывать, — нараспев, рассматривая древний потолок. Интересно, выдержит ли? Джин прикинула примерно, что должно, не так уж велик радиус, но в тот момент, когда распихивала взрывчатку за подклад, очень нервничала, могла допустить ошибку в расчётах и хапнуть лишнего. Куда уж ей до гения Галена Эрсо, сконструировавшего изъян в основном оружии Звезды Смерти, да ещё так, чтобы никто не узнал?
Будет очень неловко, если из-за небольшого взрыва катакомбы схлопнутся карточным домиком.
Но гораздо интересней сейчас: на каком из её слов терпение Андора не выдержит? Хватятся ли его раньше? Может, даже успеют поймать?
Будь у них ещё немного времени, Джин даже смогла бы по следам крови на его рукаве примерно сосчитать, скольких он уже убил, пытаясь добраться до неё. Некоторых Эрсо уже наверняка успела узнать — ровно настолько, чтобы быть уверенной: скорбеть о них она не будет.
— Чтобы добраться до моего отца, вам придётся вырезать здесь всех. Но когда нас это останавливало, да? Жертвы ради великой цели не считаются. Кто-то же должен. — Джин говорила быстро и тихо, почти шептала. Сложно сказать, хотелось ли ей выговорить всё напоследок или она просто тянула время. — Так легко жертвовать кем-то другим, когда тебе самому уже нечего терять, правда?
Она медленно подняла подбородок, смотрите, какое послушание — даже шею получше открыла для удобства, с вас только ловкое движение.
— Исполняй приказ, капитан, — зелёные глаза на несколько мгновений встретились с карими. Так даже лучше. Пусть напоследок увидит, что она улыбается. — А я избавлю тебя от необходимости оправдываться перед отражением.
Время отсчитывалось невозмутимым миганием датчика детонатора в дрожащих пальцах.

Отредактировано Jyn Erso (19-02-2018 14:41:24)

+2

6

If I put my hands around your wrists, would you fight them?
If I put my fingers in your mouth, would you bite them?

Для каждого человека в жизни важно что-то свое, люди, цели и убеждения, Кассиан не был исключением из этого списка. Мальчишка с Феста и сейчас смотрел на этот мир, только повзрослевший, матерый и битый жизнью, но все такой же упрямый, горящий изнутри единым отчаянным желанием, которое со временем оформилось в более конкретную цель. Однажды он не убежал, не спрятался, не стал думать о себе, он выплеснул ярость и отчаянное стремление, всего лишь ребенок, который избрал путь войны сжигая родной дом вместе с теми, кого определил как врагов. С ними похоронил он свое детство и последнюю память о семье. Долгое время Кассиан просто боролся, не за что-то, а просто потому что иначе не мог, словно дикий звереныш бил не задумываясь, не разбирая чужих и своих, главное лишь одно - наносить удар первым, без промедления на бесполезные метания и сомнения. До тех пор пока не обрел нечто значимое. Мягким и спокойным тоном его учили видеть в мире нечто большее, отпускать въевшиеся гнев и боль, перековывать тот внутренний огонь в страшное оружие готовое обратится против избранной цели, а еще учили становится живым щитом если требуется, для тех, кто не мог сражаться. Взамен Кассиан обрел целостность, завершенность, нашел причину для борьбы, определив ценности, приняв чужую философию и взгляды, проникнувшись идеалами, которые, он чувствовал это, несли в себе нечто большее, нежели простое выживание. Но после - Андор так и не сумел защитить ту, что привела его на этот, но именно за готовность продолжать войну выделил его Дрейвен, готовность жертвовать собой и другими. Восстание это все, что есть у мужчины сейчас, более того, он сам его неотделимая часть. Только лишь винтик, фрагмент, маленькая деталь из сотен других, которая исправно служит в общей обширной системе. Исполняя положенную задачу. Его сознательный выбор и личное решение, к которым никто не принуждал, никто не ожидал подобного, это всегда было и оставалось инициативой Кассиана. Поэтому на форме сейчас нашиты капитанские лычки, которые он носит с гордость и считается одним из лучших агентов разведки. И это одна из самых главных причин побудивших Дрейвена отправить его выполнить задание, назначить в группе старшим и возложить всю полноту ответственности за ошибки - долг. Джин Эрсо определенно была самой худшей из всех ошибок, лишняя в идеальной системе ценностей, досадная помеха, вносящая неисправность в отлаженный механизм существования разведчика. С ее вторжением изменилось все: не работали привычные алгоритмы, пропадала выдержка, вспыхивало изнутри яростным огнем, словно жизнь послала одно из самых главных испытаний. Вынужденное сотрудничество долго стояло поперек горла и все, чего хотелось - отделаться от криффовой бабы как можно скорее, пока не случилось непоправимого. Но в какой-то момент все изменилось, практически незаметно проникло внутрь, заняло мысли и заставило оглядываться, чтобы найти одну единственную девчонку, держать которую в поле зрения стало уже практически привычкой. Но хуже всего, что она заронила в нем сомнения и в критический момент Кассиан подумал отнюдь не о долге, инструкции, да чем угодно, он просто вспоминал ее слова о доверии, тонул в чужих глазах и признавался себе, как отчаянно хотелось поверить, как что-то теплело в душе. То ли от этой общности, секрета и дела на двоих, обещания, которое не мог пересилить даже приказ Дрейвена, то ли он глупого "она не просто пришла за мной, она осталась рядом". Груз обещания, приказ на устранения Галена и чувство вины перед двумя людьми, как своим командиром, так и... другом. Ему приходилось лгать им двоим, но предательство помогло вырваться из пелена иллюзий и перестать сомневаться. Один единственный удар в спину, скорый сумбурный суд, а так же необходимость как-то жить с очередным "тебя надули, Кассиан, провели как мальчишку и за это платить будет весь Альянс сотни жизней будут на твоих руках, тысячи тех, кого обещал защитить". Нужно было пришлось все, свое эго, боль, бессилие, все эмоции - чтобы исправить, чтобы искупить. Ему абсолютно точно не было нужны пугать Джин, зачем, когда хочется только лишь сломать, чтобы потом спрятать то, что останется. А прежде встряхнуть хорошенько, чтобы узнать есть ли хоть что-то в ней схожее с картинкой нарисованной в воображении? Ради чего он подверг опасности остальных, ради кого?
- Только заставить думать, - ее голосу не хватает яда, а шпилькам остроты, сложно винить, ситуация не особо располагает к подобному. В то время как Кассиану они и не нужны, его злость можно легко ощутить и дело отнюдь не в ноже у горла. Андор действительно ненавидел все то, чем являлась эта девчонка. Или отчаянно пытался убедить в том самого себя. Потому что вот его персональный раздрай, тесно прижавшаяся, живая, как всегда бойкая, упрямая, не сломать и не согнуть, хоть он и мог бы попытаться, действительно мог, но вместо этого позволил себе играть в доверие и командную работе, приближаясь к ней и тем самым подпуская все ближе к себе. Надеялся на что-то, сам не уверен - что. Использовать? Возможно, в самом начале? Завербовать? Да, позднее. Привязать к себе? Может быть. Как всегда Эрсо оставалась полна сюрпризов и как всегда неприятных, убийственных в буквальном смысле. Потрясающе, нет правда, Кассиан даже ухмыляется, будь руки свободны не поскупился на аплодисменты. Не каждому дано выставить капитана Альянса полнейшим придурком, а здесь даже стараться особо не пришлось, справился сам, с превеликим старанием.
- Неужели это все ради меня? Польщен, - он определенно хочет сказать нечто другое, крепкое, злое и определенно громко, закричать и встряхнуть, уточняя все ли у нее хорошо с головой, превращать себя в ходящую бомбу. Еще совсем недавно он действительно поступил бы именно так, а сейчас ничего, только от яростного оскала ощутимо перекашивает лицо, - но твоего отца это не спасет, ведь всегда есть кто-то еще.
Кассиан не лгал ей, что самое забавное, его смерть не изменит ровным счетом ничего, добавит, конечно, второй группе определенных проблем, но, задачу они выполнить сумеют. Как бы хорош не был сам капитан, он не был незаменимым, не был исключительным, лучшим, лишь один из. Присутствие Эрсо и боевиков Со говорят о том, что до Галена те еще не добрались. Однако желание получить информацию и бросить Джин здесь, на этой дерьмовой ледяной планете, уйдя с данными, меркнет с каждым сказанным нараспев словом. Она серьезно, серьезно, чтоб ее! Андору хочется прямо сейчас свернуть тонкую бледную шею, чтобы только заткнулась, подавилась на середине красочной реплики и ликование сменилось растерянным удивлением, но мужчина терпит, сжимает зубы сильнее, практически до отчетливого хруста и отчаянно старается дышать медленней, чтобы не сорваться, не поддаться ярости, упустив инициативу... и не расшибить эту потрясающую надменность о ближайшую стену. Никогда еще самоконтроль не давался ему так тяжело и с каждой секундой от него оставалось все меньше и меньше.
- Гораздо проще пожертвовать всеми только ради своих собственных желаний, что до жизней миллионов других маленьких девочек, не важно сколько будет убито, сколько из них останутся сиротами, - Джин снова бьет болезненно, куда-то в самое нутро и невозможно удержаться от такого же ответа, вместо попыток действовать в рамках миссии, вместо того, чтобы узнать местоположение пилота и сыграть на чужих эмоциях, Кассиан позволяет играть на своих. Позор ему, как разведчику, но сейчас он едва ли задумывался над анализом своих слов и поступков, страшная ошибка, недопустимая для опытного агента и легко объяснимая для охваченного злостью мужчины, - это так просто, когда-то речь идет о кома-то плохом - капитане, что пойдет под трибунал, ком-то чужом, другом - пусть бы и населении многих планет, ведь теперь цель начала оправдывать средства, верно?
Он зло придвигает нож ближе к коже и оставляет неглубокую царапину, плевать, с удовольствием вогнал бы лезвие поглубже, чтобы слышать как долбанная стерва хрипит и бьется в предсмертной агонии. В своей жизни Кассиан видел такое дерьмо, видел такие судьбы, изломанные и изуродованные, рядом с которыми история о папочке имперском конструкторе и его мелкой, вечно от всего убегающей девчонке, не стоят и десятка кредитов. Джин просто не могла понять, что приносят в жертву остальные, чего лишаются и с какими шрамами на душе живут, ей просто не было дела. В сиянии собственной правоты, в ореоле несчастной жертвы и вечной заложницы обстоятельств, привыкшая плевать на весь этот мир и всех вокруг - что она могла видеть и чего еще Андор мог ожидать? Не ее дело, какие флаги реют над галактикой и какие войска маршируют по городам на разных планетах, кто умирает, если только это не она сама. Кассиан чувствовал острое, жгучее разочарование, словно ему наконец сказали, что все его сокровища - лишь мусор, все яркие волшебные кристаллы лишь блеклые стекляшки. Джин Эрсо, что представлялась ему, никогда не существовала, не было никакого долга, не было ровным счетом ничего, лишь картинка, которую ему позволили увидеть. Андор ненавидел себя и точно знал, что следует сделать, но глядя в ее глаза, разочарованный и опустошенный яростью и разочарованием - все равно так и не находил сил чтобы действительно воплотить в жизнь хоть десятую долю того, что смущало его ум. Кассиан просто не мог ее убить. Ранить, сломать, оставить позади себя готовую бить в спину - сколько угодно. Но не убить. Это открытие походило на вспышку сверхновой прямо у него в голове, столько сил, эмоций, столько бесполезных действий, чтобы понять столь простую вещь.
- Что ты знаешь о том, чем пожертвовали другие, что ты знаешь о наших потерях? - но она помогает справиться и с этой проблемой, ведь умеет найти подходящие слова, чтобы задеть как можно чувствительней, болезненней. Кассиан отвечает столь же тихо, буквально цедит слова, прижимаясь щекой к ее лицу, склоняясь к самому уху. Виной ли тому предательство Джин лично его, что так хочется задеть как можно больнее в ответ, нападка ли на Альянс, чьи идеалы и принципы стали давно и его собственным жизненным кодексом, сказать сложно, - что ты знаешь о моих потерях? - он предает себя, всю свою жизнь, все, чем жил, за что воевал, за что убивал и умирал, ради чего лгал, изворачивался, все свои ночные кошмары, испытания и потери. Они не должны говорить, не об этом, но это безумие затягивает его с головой, мрачное осознание простой истины зависимости, такого же эгоистичного дерьма, фатальной уязвимости, там, где сталкивается два его абсолюта: непоколебимой верности Альянсу и бессилие перед Джин Эрсо. Вот оно, финальное паскудное откровение от которого Кассиану сложнее дышать и уже начинают гудеть от напряжения ноги, нужен стимулятор или просто наконец успокоиться, чтобы тупой организм не напоминал владельцу о недавних событиях. Вот только как? Как можно оставаться спокойным, если весь твой мир разрывается на две части, если ты предаешь сам себя и все свои идеалы худшим из способов? Орбитальный удар пришелся бы сейчас действительно кстати. Чтобы стер всех, стер человека Кассиана и оставил лишь капитана Андора. Хоть бы и посмертно.
- Я не нарушил своего слова даже ради приказа, Джин, - едкая горечь во рту и абсолютная безнадежность ситуации. Ему нужны данные, только и исключительно данные, он больше не хочет иметь ничего с теми, кто носит фамилию Эрсо, но вынужден. Обязан. Столько лет не задававший вопросов и не оспаривавший задания командования, потому что осознавал их необходимость, лучше прочих осознавая значение слова приказ и суть войны, как и неизбежную необходимость сопутствующих жертв. Казалось, если потребуется - он мог свернуть горы, ровно до тех пор, пока это не стало чуть более личным, чем прежде. Кассиан видел и помнил множество движений и выражений, по которым он читал Джин. Думал, что читал. И тем сильнее цепляло видеть их снова. Видеть и узнавать. Поэтому легко и нарочито беспечно перехватывает нож обратным хватом, ведь в любом случае не сможет нанести финальный удар. Зато сумеет она. В первую их встречу все было в точности так, знакомая ситуация, знакомые уступки. Поведение сторон в сути своей изменяется незначительно, только теперь его руку удерживает от убийства не приказ, а собственный, личный выбор, который перечеркивает все, чем разведчик когда-либо являлся. Потрясающая и горькая ирония, побежден не гениальным противников и серьезным оппонентом, а девчонкой.
- Давай, Джин, я не против, - Кассиан усмехается и на несколько мгновений прижимается сухими, обветренными губами к ее виску. В какой-то мере - практически нежно, в какой-то степени это по сути не озвученное "прощай". До странного весело и хочется узнать насколько происходящее кажется ей отвратительным. Даже если через несколько мгновений задание будет провалено и они разлетятся на запчасти, пусть в последний момент хаттова стерва будет проклинать его. Возможно там, в плену у Таркина он окончательно свихнулся, а может это произошло чуть позже, отравой проникая внутрь каждый день, когда Эрсо приходила в его палату. Андор осознает, что захват превращается практически в объятия. Почти хочется, чтобы она закричала или устроила драку, тогда получится действовать просто на голых инстинктах и если Джин не блефует, то они добавят в местный интерьер немного разнообразия: кровь, слезы и дерьмо. Идеальное сочетание. Лучшее, что их когда-либо связывало.
[status]there will be no tenderness[/status][icon]http://i101.fastpic.ru/big/2018/0202/3d/1be3260af682cbe341bf1147d662bb3d.png[/icon][sign]Let me love you
Fear and blame you
Let me love you
Scar and burn you
[/sign]

+2


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Escape now [Star Wars]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC