capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson oberyn martell
в тот момент я был немного занят: перебирал все подушки на нашей общей кровати, проверяя их на мягкость, тщательно прощупывая каждую из них. Дело в том, что когда-то я сунул в подушку портсигар, поскольку мне было лень двигаться и убирать предмет, но он мешался в кармане и давил на тазовую кость, так что... я сунул его в первую попавшуюся подушку и благополучно забыл.Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Smith & Jensen [Deus Ex & Doctor Who]


Smith & Jensen [Deus Ex & Doctor Who]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

SMITH & JENSEN
Быть растроганным - знаешь, как это называют? Быть живым ©
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://www.rpgnuke.ru/forum/uploads/monthly_06_2011/post-29-0-54158800-1307308943.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Adam Jensen, Jenny

Кардифф, Уэльс, 2008

АННОТАЦИЯ

Вы никогда не задумывались над тем, как Доктор находит на свою голову спутников? А стоило бы. По крайней мере тогда Адам хотя бы знал, чего ему ждать от встречи с совершенно незаурядной инопланетянкой, встреча с которой грозится разрушить весь его относительно привычный и знакомый мир, перевернуть его с ног на голову... а после нагло заявить, что так всё и было. С другой стороны, поди плохо понять, кто ты и что ты. И какого это - БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ, даже если ты при этом находишься за сотни тысяч световых лет от родного дома

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

Преимущество быть мной: крутой костюм, точнее даже пальто, прекрасное тело, военное и полицейское прошлое и множества крутых протезов в теле. Минусы быть мной: руки заменены на высокопрофессиональные и многофункциональные протезы военного образца, последняя разработка Шариф индастрис, ноги до колен тоже сплошные протезы. Усиления, улучшения, современные технологии моего мира и все это в одном носителе. Металлоискатель верещат как ненормальные, едва я прохожу сквозь них, люди шарахаются, "умники" называют железякой. Крутые очки или сигареты с элитным алкоголем не перекроют массы минусов моего бытия. Итон,: быть мной отстойно. Но, я, Адам Дженсен, каждое утро просыпаюсь не для того, чтобы жалеть себя, думая, что лучше бы умер. Я, Адам Дженсен, начальник физической службы безопасности Шариф индастриал, просыпаюсь каждое утро, чтобы доказать миру одно, - быть таким не мой выбор, но я делаю всё, чтобы быть человеком. И для того, чтобы им быть, не важно, насколько ты железный.
У меня было все, работа, девушка, интересы. Потом, у меня была работа, сигареты, виски. Теперь, у меня только сигареты и виски и протезы, которые в случае поломки, некому будет починить и вернуть меня в строй. Некоторое время назад, уничтожив Панхею и защитив мир, который мне был важен, я оказался не в холодном океане, не в госпитале и даже не на том свете. Я оказался в прошлом, на двадцать лет назад. И теперь, это моя реальность. Не идеальная почти серая, мало понятная. В 2007 мне было четырнадцать лет, я бегал за девочками, мечтал о многом, и ходил в школу. Я не думал, что однажды, мне будет суждено держаться от дома на расстоянии, прятать себя за длинными рукавами свитеров и пальто, и думать о том, что начать жизнь с нуля заманчивое предложение, но почти невозможное, ведь люди не поймут. Они в двадцатых-то считают аугментированных врагами, опасаются их, боятся, что это будет глобальным явлением, выльется в преследование и прессинг чистых. Они, чистые, не изменённые, боятся настолько, что предпочитаю не думать о последствиях даже одной аугментации. Ведь нейроплазин удовольствие не из дешёвых, а подсесть на него проще простого. Лишь став другим, таким не похожим на большинство людей, я увидел правду во всей ее жестокой красоте. Аугментированных боятся, не понимают, ненавидят, жаждут уничтожить. Увы, последние пол года, я лишь это и наблюдал. Люди, как будто потеряли свою человечность, лишились самой главной, основной, и такой важной функции себя, как человечность и человеколюбие. Чужие друг к другу, посторонние и нейтральные к чужой боли, холодные в страсти ненавидеть.
Надевая с утра тонкие кожаные перчатки, я вынужден был признать, маскировка, хотя бы, позволяет оставаться собой. Этот вечный контроль за силой в руках, вечный контроль за самим собой и страх потерять себя за всеми кодами программ и приказов. Перчатки надёжно обхватывают протезы, скрывая жёсткую конструкцию и давая иллюзию реальности. Лишь пожав руку, можно понять, что под тонкой черной кожей протез, лишь разобрав все слои маскировки дано узнать, что человек не так просто устроен, как, возможно, хотелось бы кому-то из нас.
Шоры привычно выезжают, имитируя очки и пряча от общества мои глаза. Лучше, я буду считаться пафосным говнюком, который не снимает очков даже в помещении, чем дам кому-то увидеть больше положенного. Чёрное пальто привычно скрывает от них же слишком многое. Благо, хоть имя отстоял. Не хочу быть кем-то другим. Всю жизнь был Дженсеном, пусть даже это и фамилия приемных родителей. Может, съездить к ним? К черту все запреты, правила, законы. Съездить и проведать своих стариков, притвориться кем угодно, но просто увидеть их снова. От мыслей отвлекает странный звук, нечто среднее между попыткой выдать тормоза, и что-то нечеловеческое. Стараясь унять любопытство, заворачивают за угол, откуда и слышал этот звук и внимательно сканирую переулок. Пострадавших вроде нет, вот только что в таком неприметном месте делает столь странная конструкция, как телефонная будка?
[nick]Adam Jensen[/nick][status]I never ask for this[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a9/51/8a/a9518a1b27d69f6e52d3c1ef8718f163.gif[/icon][sign]https://pa1.narvii.com/6691/b45f308e46aae018122fc596a8b10b471fe1a76a_00.gif[/sign][lz]Адам Дженсен, 34
Deus Ex

Аугментированный солдат не своей войны. Начальник физической службы безопасности в Sarif Industries.[/lz]

+2

3

Disclaimer: Да, в этом посте у Дженни есть ТАРДИС, и тут Дженни уже встречалась с Доктором. Но я тут подумала - он же не откажет дочери в отростке от ТАРДИС, чтобы его девочка не так сильно мучилась с манипулятором временной воронки? ;) В любом случае - я предупредила

Что ни говори, а возможность путешествовать на ТАРДИС - это величайшее благо, которое только можно попробовать себе представить. Дженни до сих пор переключала тумблеры и кнопки с каким-то абсолютно затаённым трепетом и абсолютно детским, чистым и ничем не замутненным восторгом. А уж какие эмоции её охватывали всякий раз, когда она даже просто заходила в свой корабль - вообще ни с чем не сравнить эти ощущения! Но свой манипулятор временной воронки она исправно проверяла, периодически куда-то с ним отправлялась, и вообще следила за тем, чтобы он всегда находился в состоянии боевой готовности. А мало ли что, мало ли какая ситуация! Поэтому Дженни практически никогда не снимала его с руки - ну вот а вдруг придется куда-то самым спешным образом убегать, а добежать до ТАРДИС будет тем ещё квестом?
По нынешней-то жизни... никогда ни в чём нельзя быть уверенным.

Но сейчас её путь лежал в Кардифф - во-первых, она уже успела очень и очень соскучиться по команде Торчвуда, которые ей были уже просто-напросто родными, а во-вторых девушке хотелось просто немного развеяться, и может быть, даже погулять по городу, перед тем, как отправиться дальше. И ведь ей было о чём подумать - встретившись с отцом, Дженни поняла одну простейшую вещь, которую она даже не принимала в расчёт, когда путешествовала с помощью манипулятора - путешествовать одному нельзя. Ну даже не то, что нельзя - а небезопасно, ибо во-первых есть вероятность того, что ты просто ударишься в глубочайшую меланхолию, из которой потом хрен выберешься. А во-вторых... ну всё же, согласитесь, путешествовать с кем-то это во много, в бесконечно много раз приятнее. Этот величайший шанс увидеть новые миры, планеты, побывать в любом времени, которое только взбредет в голову - кто ещё таким может похвастаться? Ну разве что отец и его спутники... А она вот до настоящего момента была чертовой одиночкой, всегда и везде одна, до всего доходила собственным умом, ни на кого не оглядываясь. Но одиночество уже начало её медленно, но верно душить и порой доводить до самого настоящего психоза. А так продолжаться больше не могло.
ТАРДИС, очевидно, почувствовала её тревогу, низко прогудев, словно она её утешала.
- Да я в порядке..., - отмахнулась галлифрейка, одернув рукава своего чёрного пальто, - честное слово. Ну ладно... не совсем честное. Слушай, не волнуйся за меня, это пройдет. Всегда проходило - а ведь тогда у меня даже не было тебя. Машина только осторожно мигнула оранжевыми огоньками.
- Ты правда так думаешь? - сереброволосая чуть качнула головой, - действительно думаешь, что мне не повредит эта прогулка? Ну смотри, сама предложила. Но вообще... Чисто теоретически Дженни даже сформировала для себя план действий - сходить куда-нибудь за кофе, посидеть с этим самым кофе на площади у центра Миллениум, побродить по докам, а потом столь же неторопливо и неспешно двинуться обратно к ТАРДИС, там уже и отправляться можно будет. И с этими мыслями уже несколько приободренная дочь Доктора улыбнулась каким-то очень тайным и личным мыслям, и вышла из дверей будки.

Почему она взяла такую же форму ТАРДИС, как у своего отца?
А вы как думаете? Ну во-первых она хотела быть похожей на него даже в мелочах - это раз. А два - это было удобно и практично, в конце концов телефонная будка, пусть и прямиком из 50-х годов прошлого века, она и в Африке телефонная будка, ни с чем не спутаешь. Так что отныне по Вселенной летало сразу две будки для вызова полиции, просто одной управлял Джон Смит, он же Доктор, он же "Увидите в словаре слово "геноцид", рядом мою фотографию и подпись: Только через мой труп" а другой управляла невысокая девушка, с длинным хвостом, цепким и внимательным взглядом тёмно-синих глаз, которая уже успела подружиться с величайшим магом в истории всего человечества, научиться собирать световые мечи, которыми пользовались рыцари-джедаи и даже спасти целый зоопарк с самыми удивительными живыми созданиями во Вселенной, и это уже не говоря обо всех прочих знакомствах и просто мелких делах, которые случались с ней вообще каждый день, памятуя о том, кем она являлась по рождению. А вы говорите "всего лишь девушка"! Да вы вообще много подобных девушек встречали?
Вот то-то же.
Аккуратно закрыв за собой дверь корабля на ключ, Дженни почувствовала на себе чей-то взгляд, направленный прямо на неё. Она осторожно развернулась, посмотрела по сторонам, уловила какое-то неясное движение, но пока что не спешила вызывать невидимого оппонента на свет Божий - в конце концов, мало ли кто там мог быть, а она тут будет корчить из себя неизвестно кого. Поэтому сейчас самой лучшей стратегией для неё было просто пойти, и взять себе тот самый кофе. А там уже можно будет попробовать разобраться, что к чему.
- 2007..., - вслух размышляла Дженни, - неплохой год, хотя отголоски 90-х кое в каких сферах всё ещё не дают покоя... Хм, странно... Не помню здесь этого памятника, он появился недавно?... - а сама нет-нет, да продолжала ловить на себе тот же самый взгляд, который она ощутила на себе ещё в том проулке, где она припарковала свой корабль. Это же что ещё получается, за ней решили установить слежку? Вообще замечательно. Но в конце концов, гдё её лихая доля не пропадала! И если уж она вернула домой Тету Сигму домой, то и из этой ситуации выберется с честью и достоинством, называется, было бы желание.
А всё остальное приложится уже самостоятельно.

+3

4

Не зависимо от времени и места, коп остаётся копом всегда. В моем случае, бывших спецназовцев не бывает. Хотя бы потому, что, из спецназа, я лихо перешёл в ряд безработных, а после и в начальника охраны к Шарифу. Не то, чтобы это нравилось Притчарду, но боги, он лучше бы занимался своей кибербезопасностью. Возможно, если бы он раньше заметил ту дыру в своих щитах, Белтауэр не напали бы на Шариф индастриз, не забрали бы доктора и ее команду, и я не стал бы на половину роботом. Возможно, если бы я среагировал быстрее в тот день, то не повредил бы руки, не получил бы пулю. Так, хватит заниматься рефлексией. Возможностей есть масса, вариаций ещё больше, вот только я угодил именно в ту, где я на половину протезирован по военному образцу. Хватит накручивать сопли на кулак и думать, что все слишком плохо. Я жив, я здоров, я не на нейроплазине, и не нуждаюсь в нем совсем. Я не святой, чтобы засаливать грехи и спрашивать Бога, за что мне это все. Я выбрал свой путь. Вернулся в строй. Живой. И в порядке. Просто, так вышло. Просто, Меган оказалась расчётливость сволочью, которой было плевать на всю ту мишуру из любви, что мы друг другу вешали на шею. Ей нужен был подопытный, который идеально подошёл бы для ее работы. И она нашла меня. Нашла, давайте работу, чтобы держать поближе к себе и к лаборатории, играла в любовь, пока все не полетело в Тартарары. Это просто была игра, на которую я однажды повелся, и вот ее итог. Половина тела метал, половина органов аугментированны под нужды потребления энергии. Я даже докуриться до рака не могу, специальный фильтр в лёгких очищает все, чем я дышу. А любая еда преобразуется в энергию, благодаря установленному в желудок устройству. Я больше робот чем человек. Да, даже Робокоп был больше человеком, у него хотя бы голова была его. А у меня, в черепной коробке чипы и схемы. Бред, кому бы не сказал. Но, я живой, жаждущий жить, и я, черт побери, человек. Так что, рефлексию в сторону. Право на жалость к себе я утратил в тот день, когда вышел на работу. Обновленный.
Дверь в телефонную будку открылась, а я поспешил сравняться со стеной. Благо, батарейки работали, а мое оборудование и улучшения не пострадали в ходе перехода. Поэтому, активировав невидимку, я смог дождаться, пока вполне себе симпатичная девушка, не сильно высокая, но стройная и светловолосая, пройдет мимо меня. Как раз вовремя. Едва она свернула за угол, моя маскировка отменилась. Батарейки сели. Даже универсальный солдат и робот нуждается в подзарядке. Мне бы теперь раздобыть энергобатончик. И узнать, кто эта леди. И что эта за будка. Это куда интереснее, чем созерцать полет чайки на бухте и скучающим взглядом провожать какую нибудь красотку. Для таких как я, удовольствие этого времени сильно ограничены собственной компанией. Ещё один минус быть мной. Впрочем, это и плюс. При полной батареи несколько прекрасных секунд невидимости, что облегчает жизнь и не раз эту самую жизнь мне спасало. Впрочем, сейчас, в поле моего зрения была одна интересующая меня дама. И эта дама достойна была внимания хотя бы фразой, брошенной никому.
-  Вы не часто в Кардиффе, если пропустили его установку в прошлом квартале.
Бросил я остановившись чуть позади девушки. Доставка из кармана брюк пачку сигарет, прикурил, выпуская дым в сторону. Не то, чтобы я застал установку этого памятника. На моём чипе памяти хранится факт установки. Пара мгновений, и все, что загружено в голову уже известно мне. При этом, я ещё не взламывал систему архива или библиотеки. Я ведь могу даже читать, не отвлекаясь от чего-то важного. Словом, быть мной, все же больше плюсов, чем ярких минусов. Сбрасываю перед с сигареты и продолжаю изучать девушку. В моей базе она не фигурирует. Можно было бы подключится к кому-то ещё, взломать пару баз данных специальных органов безопасности, но, это слишком просто и скучно, однообразно. Хочу живого общения и знакомства с нуля. Вот так, обратить случайные фразы, сказать пару лишних слов, не выдавая себя с головой и наблюдать за каждым движением, строя свои догадки. Я даже не хотел активировать дополнительные возможности ведения переговоров. Мне не людей спасать, в конечном счёте, а себя от одиночества увести.
[nick]Adam Jensen[/nick][status]I never ask for this[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a9/51/8a/a9518a1b27d69f6e52d3c1ef8718f163.gif[/icon][sign]https://pa1.narvii.com/6691/b45f308e46aae018122fc596a8b10b471fe1a76a_00.gif[/sign][lz]Адам Дженсен, 34
Deus Ex

Аугментированный солдат не своей войны. Начальник физической службы безопасности в Sarif Industries.[/lz]

+3

5

Вы не часто в Кардиффе, если пропустили его установку в прошлом квартале.
- Ага, - подумала девушка, едва заметно улыбнувшись, - быстро же ты дал себя обнаружить, мой таинственный друг-неведимка.  Она какое-то время продолжала смотреть прямо, после чего, наконец-то, не развернулась к говорившему. А выглядел этот самый говоривший, надо сказать, импозантно, может быть даже немного слишком. И что-то упорно подсказывало ей, что он совершенно не из этого времени, что его появление здесь - это такая же аномалия, как она сама. Дженни чувствовала это временное возмущение, чувствовала, что этот её новый знакомый незнакомец совсем не так прост, каким он хотел бы казаться на первый взгляд, и вообще - с ним нужно было держать уши ой как востро. Тёмно-синие глаза чуть сузились, рассматривая пришельца. Он был человеком, да... но тогда почему ей кажется, что её нос улавливает смутный и едва различимый запах металла? Здесь было что-то... ОЧЕНЬ сильно не так, и это её мучило и дезориентировало. А Дженни ненавидела это состояние. С другой стороны - не будешь же ты с разбега да с кондачка сразу же в лоб говорить человеку, что он не из этого времени, не так ли? Сначала ей нужно было попытаться хотя бы попробовать разговорить его, понять, что он вообще за человек... или не совсем человек... а там уже видно будет, что ей делать.
- Действительно, не так часто, как мне того возможно хотелось, - Дженни чуть повела плечом, - но скорее всего это всё из-за того, что я веду практически постоянно кочевую жизнь. Вот даже сейчас - проведу немного времени здесь, и отправлюсь... дальше. Галлифрейка специально не стала упоминать про то, как именно она отправится в это самое "дальше", хотя уже подозревала тот факт, что этот странный человек мог видеть, как она выходила из ТАРДИС. С другой стороны, он ведь скорее всего думает, что это просто телефонная будка, и всё. Но излишняя осторожность, по крайней мере на данном этапе, точно не повредит. Она улыбнулась незнакомцу: - Как вы смотрите на кофе?
Ведь так, кажется, делают все нормальные люди, да? Приглашают друг друга на кофе, чтобы поговорить, а заодно и лучше узнать друг друга? Вот ещё один плюс к тому, что ей нужен спутник, чтобы учиться быть более человечной, отзывчивой и понимающей всю многогранность и необъятность человеческой души, а то порой тыкается, как слепой котёнок, потом вот бери и выпутывайся! Дженни мысленно одергивает себя по рукам, хотя рука так и тянется к звуковой отвёртке, лежащей в одном из внутренних карманов её пальто. Тело напряжено, она вся напряжена, потому как не может отделаться от ощущения, что что-то не так, что что-то неправильно. Да, от этого нужно избавляться. Да, нужно учиться верить и доверять.
Но как?

- Хотя ведь по вам тоже не скажешь, что вы валлиец..., - Дженни берет большой стакан с кофе и пакет с мятно-шоколадным печеньем, при этом она обращается к продавцу на чистом валлийском, и получает в свой адрес одобрительный взгляд. Но право, к чему акцентировать внимание на таких мелочах, особенно как разговор на родном для валлийцев наречии? Дженни переводит взгляд на человека, отпивает глоток кофе, после чего неторопливо двигается куда-то в сторону площади перед Миллениум-центром, - впрочем, что это я. Мне кажется, или мы здесь оба... случайные люди, просто вы здесь по какой-то причине задержались?... Она бы продолжила и дальше, но внезапно её внимание привлекла кем-то оставленная второпях газета, которая лежала бесформенной кучей на одной из скамеек. Дженни словно током прошило - от этой газеты так и веяло страхом и тревогой, а ещё - кровью.
Приехали!
Только она понадеялась, что у неё получится хоть раз в жизни, хоть единожды обойтись без всего вот этого... её обычного времяпрепровождения, как пожалуйста - вновь на горизонте маячит нечто такое, где ей надлежит быть, как говорят люди, прямвотщаз. И тут как назло этот странный молодой человек, которого просто так не сплавишь, просто потому что она, видите ли, дочь Доктора, и если где-то страдают люди, значит ей необходимо там быть. Девушка аккуратно развернула газету, распрямила углы, вчитываясь в сухие и крайне безэмоциональные строчки. А вот и искомое!
Загадка национального музея. На протяжении нескольких недель в Национальном музее Кардиффа пропадают люди - в музей-то они да, заходили, а вот обратно они уже не возвращались, и у полиции нет ни малейшего объяснения по поводу того, что бы это могло означать, и куда пропадают все эти люди. Галлифрейка нахмурилась. Она, конечно, уже примерно догадывалась, с чем она имеет дело, вот только ей ужасно не хотелось, чтобы эта её догадка подтверждалась. Потому как если она подтвердится, то... ну всё плохо. Очень плохо. Очень-очень.
Но сначала...
- Кладбище! Всегда хотела посмотреть на главный кардиффский некрополь! Конечно, с лондонским Хайгейтом, или парижским Пер-Лашез мало что сравнится, но кто знает, какие легенды окружают местные погосты, как вы думаете?... - Дженни аккуратно сложила газету, и убрала к себе в один из карманов, после чего задорно посмотрела на мужчину, - извините, но кажется, сегодня я совершенно не смогу уделить вам больше времени... И поставив так и недопитый кофе на скамейку, круто развернулась, после чего понеслась обратно к ТАРДИС. Совершенно не думая о том, что её новый знакомый незнакомец вряд ли довольствуется тем, чтобы остаться ни с чем, и упустить уже было попавшуюся ему на крючок собеседницу.

/заскакивай в ТАРДИС следом ;) чтобы когда я тебя увижу на борту, было уже, что называется, некуда деваться/

Отредактировано Jenny (18-01-2018 22:07:20)

+3

6

Не зависимо от времени и места, нужно сохранять в себе человечность, и человека. Многое из того, чему учили меня отец и мать, становилось мне понятным лишь в те тяжёлые месяцы реабилитации, когда новый я не устраивал самого себя. Я не просил об этом, не хотел быть другим, но в итоге, разбитое зеркало в ванной, разбитые стаканы и посуда, когда не удавалось контролировать протезы как следует, пока, однажды, я не понял, это теперь новый я. Много не будет, не дано. Вернутся в прошлое невозможно, остаётся лишь двигаться вперёд, принять факт нового себя и не думать о последствиях. С болью можно жить, со странными снами тоже.
Попытка убедить себя в том, что все дано привести в порядок разбилась, как только оказался в прошлом. В четырнадцать, мир кажется совсем другим, пусть даже мир и ограничен другим полушарием земли. В четырнадцать голова забита другими вещами. Я смотрю сквозь линзы на девушку и понимаю, что она неуловимо напоминает мне Меган. Странно, ведь они внешне вообще не похожи. Но, что-то, в подаче себя, пожалуй.
- Положительно.
Киваю и сопровождаю ее до кофейни, чтобы взять американо и кусочек чизкейк. Так уж сложилось, быстрые углеводы, как и сладкое, помогают восстановить силы и заряд батарей куда быстрее. Это, если не считать специализированных энергетических капсул и батончиков. Но, они там, в моем другом настоящем. В том, откуда меня выдернули, поселив сюда. Здесь, выход в сладких мелачах, в отдыхе и в использовании систем в крайне редких случаях.
- Скажем так, вынужден был переехать из Америки в Уэльс. Кардифф просто стал выбором на карте.
Безобидная ложь. И правда ведь был вынужден. Почти правда, почти обман. Вся моя жизнь перемешана в этих двух понятиях, и в попытках найти баланс между тем, где заканчивается правда и начинается ложь. Кофе должен обжигать, но только согревает изнутри, не в силах согреть и обхватить теплом металлические части сложного механизма. Я сам порой думаю, что быть мной невозможно, слишком мало живых, человеческих, тканей, и слишком много механики. Но, иногда, приходит понимание, что став сильнее и выносливее, я больше ценю мелочи жизни. Вот как сейчас, сидя на улице, поедающий чизкейк и изучающий сквозь линзы ту, что кажется неправильно правильной в этом городе. Она ведь явно не из этих мест. И дело не в чистом валлийском, который она невзначай продемонстрировала, и не в том, что она кажется такой похожей на Меган, а в деталях, которые выдают в ней бойца. Профессиональные навыки, походка, манера держаться, наблюдать за окружающими. Солдата, который знает, что такое война, выдают не жетоны на тонкой цепочке, а его поведение на гражданке. Раньше, мне сложно было это понять, теперь, имея "прокаченные" глаза, я вижу лучше. Вижу яснее.
А стоило разглядеть бойца, как боец ринулась убегать. Нет, так просто от меня не уйти. Она слишком интересный экземпляр, да и у меня нет ни каких дел, чтобы просто так отпустить убегающую. Минуту назад она была здесь, а уже убегает, пересекая площадь. Запрокинув остатки чизкейка в рот, не целясь отправляю свой стаканчик в урну и отправляюсь следом за девушкой. Запоминаю лишь газету, чтобы понять, что именно искать в ней, при случае, если упущу девушку. Вот, знакомая улочка, и знакомый переулок. Будка в стиле пятидесятых, тогда такие стояли на улицах для вызова полиции и девушка нырнувшая в нее. Я успеваю затормозить, лишь оказавшись внутри и теряю дар речи. Вместо противоположной стены из дерева, ведь будка деревянная, я отказываюсь в больном помещении.
Перед мной открытое пространство, с центральным пультом управления, по крайней мере мне это именно таковым и кажется со всеми кнопками и рычагами. В центре пульта золотистый столб. Я даже "снимаю очки" убрав их обратно, чтобы изучить каждую деталь интерьера. Иллюзия что надо. Вот только, почему я не ощущаю примеси химикатов в кофе или еде, даже воздух чист. Быстрый анализ окружающей среды, указывает, что воздух чист, а значит тут дело совершенно в другом. Знакомый звук привлекает внимание и я все же делаю пару шагов в глубину. Надо разобраться.
- Ты собиралась на кладбище, а не прятаться в будку. Что это за место?
Я всё ещё охвачен шоком, но при этом сознание ясное и чистое. Это не похоже ни на что иное. Запредельное, простое и сложное одновременно. Впрочем, моя жизнь ведь вся такая же, простая-сложная и запутанная.
- Внутри намного больше места, чем кажется на первый взгляд.
Фраза, которая просится сама. А я уже аккуратно касаюсь перила и стены, изучая их на натуральность.
[nick]Adam Jensen[/nick][status]I never ask for this[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a9/51/8a/a9518a1b27d69f6e52d3c1ef8718f163.gif[/icon][sign]https://pa1.narvii.com/6691/b45f308e46aae018122fc596a8b10b471fe1a76a_00.gif[/sign][lz]Адам Дженсен, 34
Deus Ex

Аугментированный солдат не своей войны. Начальник физической службы безопасности в Sarif Industries.[/lz]

+2

7

- Ты только помни, детка, нам нужно именно кладбище, хорошо? Именно туда... а не куда-нибудь ещё, за многие километры, или мили, или вообще на остров Пасхи, куда ты меня однажды забросила, ладно? У нас тут ещё есть дела, придётся тут задержаться..., - Дженни говорила и говорила, и даже не сразу обратила внимание на то, что в будке она была вообще-то не одна. Ровно до тех пор, пока не услышала фразу, которая предназначалась на сто процентов ей, и была сказана вслух. Человеком. А не её любимой машиной времени.
- Ты собиралась на кладбище, а не прятаться в будку. Что это за место?

- Какого?..., - дочь Доктора осекается, щёлкает переключателями, дергает рычаг, и только потом оборачивается. Так и есть - её новый знакомый незнакомец, явно воспользовавшись моментом, решил, видите ли, отправиться за ней следом, потому что ему разговора за кофе не хватило. Девушка хмурится - что, нужно будет потом на дверь повесить табличку "Не влезай - убьёт", чтобы кто попало к ней в ТАРДИС не заходил без разрешения? Во всяком случае пока что впечатление складывается именно такое, и ей это пока что очень не нравится. Этому парню, что, так резко жить надоело? А ведь по нему вроде бы не скажешь. Вот только будка уже находилась в полёте, и нужно было пока что просто смириться с тем, что машина времени приняла несанкционированного пассажира. Но только один раз, и только сейчас.
Знала бы только девушка, как она ошибается!
Правда, об этом ей ещё предстояло узнать... но об этом немного позднее.
- Ничего тут не трогай, иначе полетишь отсюда ласточкой прямо во временную воронку, - Дженни одной рукой направляла один рычаг, а ногой не менее успешно направляла ТАРДИС по намеченному курсу, - так... ещё немного! Скоро будем на месте, слегка тряхнет! Ух ты! - ТАРДИС всё-таки приземлилась, Дженни ухватилась за перила, так на них и повиснув, а когда поняла, что корабль всё же остановился, поправила пальто, проверила наличие там газеты, отвёртки и психобумаги, и подошла к невольному свидетелю и соучастнику первого путешествия. В конце концов, не все же спокойно переносят подобное, может быть ему нужна какая-то помощь? Хотя на первый взгляд вроде бы цел... Но поинтересоваться воочию всё же тоже не мешало.
- Живой?
Вроде бы да.
Галлифрейка кивнула - даже не для него, скорее для себя, что все ещё не так плохо.
Возможно. Особенно учитывая, с какой тварью им придется встретиться.

- Так, мы на месте. Теперь вопрос, который ты скорее всего хочешь мне задать, но пока что не задал, или ещё не успел, или... или у тебя просто столько вопросов, что выбрать какой-то один из всей этой тьмы вопросов и вопросиков кажется просто-напросто преступлением. Почему именно кладбище? Потому что в этой газете есть список пропавших в национальном музее. И я просто хочу... скажем так, кое-что проверить. И если я права... а я думаю на девяносто девять и девять десятых процентов, что я права, то мы имеем дело с большими неприятностями. Боже, у меня всегда так..., - задумчиво протянула Дженни, - только я думала, что у меня получится провести спокойно хотя бы один день, и на тебе... О! Кажется, мы нашли первую пропавшую..., - она чуть мотнула головой в сторону одного из надгробий, - Элизабет Колдфилд, 29 лет. Умерла в возрасте 73 лет... А если посмотреть на фото..., - дальше оставалось только нахмуриться, и слегка задержаться ладонью на прохладном мраморе.
- Мне жаль. Мне очень, очень жаль... После чего добавила, но уже гораздо тише, словно больше для себя: - Вот чёрт... Но сейчас в музей нельзя, там толпа народа, придется ждать ночи..., - тут Дженни посмотрела на человека в чёрном пальто: - Надо же... А вы до сих пор здесь, даже несмотря на всю мою болтовню... - она едва заметно нахмурилась, - ничего не боитесь? Или скорее... нечего терять? Ладно уж, коли мы здесь, давайте тогда сверим все оставшиеся фамилии в статье с присутствующими здесь, после чего мы можем какое-то время поговорить. Вот, возьмите, я запомнила всех, кого найдете на надгробиях раньше - скажете мне, хорошо? Дочь Доктора огляделась по сторонам: - ... Только не слишком громко. Мертвые, если их потревожить, могут быть просто неуправляемы..., - и снова без особенных подробностей. Меньше будет знать - крепче будет спать.

- Если он, конечно, вообще спит..., - тут же мелькнула в голове непрошенная мысль, но девушка даже не стала на ней заострять своё внимание, по крайней мере сейчас - и так забот хватало. Вот как-нибудь позднее, когда с этим делом будет покончено, тогда да, возможно. А сейчас нужно было разобраться с той тварью, что засела в музее. Надо было сказать, что ангел подготовился - спрятаться в музее. Музее, черт побери, где для него созданы просто все условия для абсолютной маскировки, прячься - не хочу! Надо было признать - эти сволочи учились, и притом чертовски быстро. Но это как с человеческой расой - они эволюционировали, развивались, становились сильнее и во сто крат опаснее.
Печально, конечно, но... это факт.
Когда в итоге все были найдены, Дженни и её новый сопровождающий вернулись в ТАРДИС. Им нужно было с самого начала уяснить для себя несколько моментов, после чего непосредственно приступать уже к выполнению плана. Галлифрейка стояла возле центрального пульта управления, сунув руки в карманы, и пожалуй, именно сейчас она была как никогда похожа на своего отца, пусть даже сама Дженни едва ли отдавала себе в этом отчёт. Машина коротко гуднула, явно выражая своё сомнение по поводу их новообретенного гостя, и девушка не удержалась от лёгкой улыбки. Всё-таки она и её корабль были на самом деле единым целым.
- Это не просто будка..., - наконец-то начала она, с нежностью погладив консоль, после чего перевела донельзя тёплый и сияющий взгляд на мужчину, - это машина для перемещения в пространстве и времени, её зовут ТАРДИС. Она коротко хохотнула, чуть взъерошив волосы: - Конечно, этому можно не верить. Вот только перемещение в пространстве ты видел сам, а во времени... покажу чуть позднее, когда будет покончено с сегодняшней напастью. А что, я разве ещё не представилась? - она снова почесала затылок, - чёрт, вот это правда было неправильно. Дженни. Зови меня Дженни.

Отредактировано Jenny (23-01-2018 21:21:15)

+3

8

Выходя утром из дома, я не думал, даже не предполагал, что все обернется настоящей галюцинацией. Конечно же, я мог свалить все на сбившиеся настройки глазных имплантов, накопительного чипа и сенсоров отвечающих за чувствительность механических пальцев, обтянутый сейчас тонкой черной кожей перчаток. Я мог выдать массу теорий, но, каждая из них была абсурдной. Хотя бы потому что, все сенсоры, чипы и импланты работали исправно с момента моего перехода во времени и пространстве. Я это знал, потому что это было моей жизнью, понимать, когда что-то подводит в организме.
Пальцы аккуратно коснулись стены, чувствуя ее тепло, и лёгкую вибрацию. Пальцы чувствовали в этой вибрации недовольство. Это сложно объяснить, точнее даже невозможно, но мне казалось, что я чувствую правильно. Может, потому что я тоже был частично машиной? Машиной, что так сильно походила на человека.
- Что за...
Ладно, ничего не трогать не так уж и сложно. Расставив ноги на ширину плеч, я словно врос в металлический пол. Спасибо амортизаторам в протезах, помогли не потерять равновесие. Стекла очков опять выехали вперёд, закрывая привычным жестом глаза с имплантами. Пафосно, но практично, никто не пялиться на сетчатку. Мир снова обрел привычный золотисто-коричневый оттенок.
- Да, цел.
Проговорил, пропуская незнакомку из будки и бросил последний взгляд на прибор управления, занятная вещь, стоит изучить такой тип корабля. Я последовал следом, слушая слишком много слов в минуту. Она говорила очень быстро, ее речь казалась едва ли не абсурдной, но, черт побери, мне ли судить кого-то, если я сам достаточно невозможен. Индикатор зарядки мигнул зелёным. Кофе и чизкейк преобразовались в энергию, и она восполнила затраты. Теперь, можно спокойно использовать Икар, Тайфун, невидимость. Если будет острая в этом необходимость, разумеется. Пока что, кивнув девушке, я получил в руки газету и изучив, сложил аккуратно по прежним следам складывания, убрав в карман джинсов. Теплая погода располагала к тому, чтобы не застёгивается под самый воротник. Прикрывая на мгновение глаза, переходя в режим поиска, и взломав ближайший терминал с данными, я быстрее девушки отыскал каждого из списка, ведь современные базы данных почти полностью перешли на цифровые аналоги. А все, что попадает на цифровой носитель, при правильном взломе, можно выудить не повреждая данные. Притчард, на этом месте заявил бы, что полученные и усовершенствованные навыки не делают меня хакером. Признаться, успел соскучится по его поручению в ухе.
Найдя всех и скооперировавшись,, мы проверили каждую могилу и надгробие, сверяя данные с именами в газетах. Благодаря своим имплантам, я провел перекрестное сравнение, и понял, что она права. А значит, здесь какая-то чертовщина. Впрочем, я успел подумать и о том, что однажды кто-то, так же будет пытаться найти и мои следы. Был конечно же шанс, прожить эти двадцать лет и после явится в родной 2027, заявив любую из легенд. Но, пока что, я здесь, в мире, который пока что меня не разобрал на винтики. И на том спасибо.
- Это не просто будка...
"Я догадался", хотелось фыркнуть. Сложив руки на груди, слишком привычный жест, закрытая поза. Выраженная и открытая демонстрация недоверия окружающему миру, который за последний год принес мне больше хлопот, чем покоя. Но, я слушаю, чтобы запомнить, записать в память, ведь никогда не знаешь, где может пригодиться подобные знания устройства корабля. Тем более, этот корабль был мне интересен своей необычной формой. А потом, эта правда казалась самой не абсурдной на свете. Правильной, если можно так считать. Подключив во время ее монолога сенсоры, я видел и не понимал. Двойной пульс и два сердца, нетипичная для человека система кровоснабжения и чуть иная анатомия. Прекрасно. Я познакомился с нечеловеком, в прямом смысле этого слова.  Сделав шаг ей на встречу, медленно подхожу ближе, изучая черты лица. Внешне, не отличить от людей. Внешне, точная их копия.
- Хм... - медлю буквально пару секунд. Раньше такого не было. Раньше, мне не приходилось так открыто себя прятать. - Дай руку, - просьба звучит странно, но я снова убираю шоры очков, смотря на нее и стягивают перчатку с правой руки, аккуратно касаясь ее теплой и мягкой кожи, чуть сжимая тонкую кисть, в простом жесте рукопожатия. - Адам Дженсен. И я кое что знаю о путешествиях во времени.
[nick]Adam Jensen[/nick][status]I never ask for this[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a9/51/8a/a9518a1b27d69f6e52d3c1ef8718f163.gif[/icon][sign]https://pa1.narvii.com/6691/b45f308e46aae018122fc596a8b10b471fe1a76a_00.gif[/sign][lz]Адам Дженсен, 34
Deus Ex

Аугментированный солдат не своей войны. Начальник физической службы безопасности в Sarif Industries.[/lz]

+3

9

Дженни во все глаза смотрит на мужчину, и не понимает, то ли ей чудится, то ли он на самом деле.. что, колеблется?
Судя по тому, что она уже успела увидеть, он не из тех, кто долго думает или принимает какое-то решение, тут было скорее нечто вроде "Сначала стреляю, потом спрашиваю".
И не сказать ведь, что в каких-то ситуациях это не самая правильная политика, даже наоборот - как бы стыдно ни было ей это признавать. Спасибо, разве что, что он сейчас не предпринимает таких попыток - так как судя по всему ТАРДИС не просто была недовольна, а очень недовольна, и очень скоро она начнет бузить и буянить, что уже чувствовалось по хаотичному миганию ламп и диодов. Потом она внимательно наблюдает за тем, как тот снимает перчатку, протягивает свою руку... и едва заметно хмурится. Так вот почему она чувствовала этот запах металла, он не то, что ей не казался - это было едва ли не самым реальным, что только успело произойти за сегодняшний день.
Она достала свою звуковую отвертку, просканировав ею Адама с ног до головы, после чего посмотрела на него чуть более оценивающе, чем она смотрела на него до этого.
А потом улыбнулась.

- Здравствуй, Адам. Хорошее имя, как у самого первого человека на Земле. Значит я была права - ты на самом деле не из этого времени. Судя по твоим модификациям..., - галлифрейка вновь взглянула на дисплей своей отвёртки, - примерно 2020-ые годы, уже даже ближе к тридцатым, для этих времен едва ли не самые передовые разработки, а ты был и вовсе кем-то из разряда пионеров в данной области. Я уже встречалась с киберлюдьми, было дело..., - тут девушка едва заметно поморщилась, - но в них нет и грамма человечности, ничего, в то время как ты... Боже мой, никогда не видела ничего подобного, - Дженни покачала головой, - ты в принципе уникален уже хотя бы тем, что существуешь. Но если ты сейчас здесь, в этом временном отрезке, то..., - после чего сама же отмела уже было возникшую идею о том, что Адама в этот год мог запустить Плачущий ангел: - Да нет, непохоже на них, эти твари обычно забрасывают в прошлое на гораздо более продолжительный отрезок во времени. Тогда что? Разлом в пространстве и времени? Уже больше похоже на правду... и как тебе живётся в этом времени? - дочь Доктора погладила его по рукаву пальто, - хотя знаешь, можешь не отвечать, потому что я представляю, что это для тебя. Выживем - объясню. Дженни оглянулась. У них было предостаточно времени, во-первых для краткого экскурса в мир Адама, а во-вторых для того, чтобы слегка ввести его в курс дела того, чем они сегодня будут заниматься.
Но в мир Адама на минуту не заглянешь, а им нужно было работать и быть максимально собранными. А где гарантия того, что путешествие в его эпоху окончательно не дезориентирует этого удивительного во всех смыслах человека?  Поэтому пока - только то, что имеет первостепенное значение, а именно - разоружение Ангела. Дженни не удержалась от короткого смешка, пытаясь представить себе возможную реакцию Дженсена на её рассказ о том, с чем они сегодня будут воевать.
Хотя с другой стороны... исходя из того, что он уже успел пережить, эта вещь будет едва ли не абсурдней всего остального.

- То, с чем мы имеем дело... одна из самых жутких тварей, которых только способен представить себе человек, - тут Дженни передернулась, - хотя нет... лучше бы не представляли. Ты что-нибудь слышал о Плачущих ангелах?
Галлифрейка кивнула.
- Знаю, звучит по-идиотски. Вот только они представляют из себя грандиозную проблему. Плачущие ангелы... да, выглядят как статуи, этакий печальный образец вдохновенного классицизма, не больше и не меньше. Вот только тут вся суть в том, что они статуи только тогда, когда ты на них смотришь. Они передвигаются настолько быстро, что это даже представить нельзя. Моргнешь - и они схватят тебя, отвернешься - и ты труп. Сразу же. Единственные психопаты во Вселенной, которые убивают красиво. Они просто швыряют тебя в прошлое, позволяя тебе дожить твой век там, а сами крадут энергию тех дней, которые ты мог бы прожить в своём времени. Абстрактные создания, живущие за счёт потенциальной энергии. И вот теперь представь..., - Дженни раздосадованно хлопнула ладонью по консоли, - в музее сидит именно эта тварь, и похищает людей из их времени. И ведь я пока даже примерно не могу сказать, сколько их там, ведь это может быть как один ангел, так и сразу несколько. Но почему он до сих пор не покинул музей? Значит там есть что-то, какой-то источник энергии, до которого он хочет добраться, но по какой-то причине так до сих пор этого и не сделал... Так что выход только один - сходить в музей! - и с этими словами Дженни широко улыбнулась, - вы не сопроводите меня на экскурсию в музей, мистер Дженсен?
Но ждать до ночи? Нет, ни за что.
- И ещё одна небольшая поездочка... деееержись! - хлоп по рычагу, снова переключение нескольких тумблеров, и ТАРДИС теперь стояла уже непосредственно в музее, а если точнее - в небольшом хозяйственном помещении, в котором держали моющие пылесосы, тряпки и разнообразные чистящие средства, необходимые для очистки раритетов и прочих произведений искусства. Дженни взглянула на монитор, чтобы проверить схему здания, вытащила отвёртку. Что уж теперь сделаешь... придётся немного похулиганить.

- Да, сейчас ночь. Да, я только что отключила все камеры. И нет, мне не стыдно, - тут же добавила галлифрейка, покачав головой, - в любой другой момент - да, может быть, но не тогда, когда умирают люди. Главное помни - их система защиты, их обращение в камень под взглядом живого существа - это ещё же и их самая главная слабость. Они не могут смотреть друг на друга, вот почему они закрывают глаза. Не моргай, бегай так быстро, как можешь... и постарайся, чтобы они не отключили всю твою электронику. А им это под силу, поверь мне. Но далеко не расходимся, ангел - если он один - может быть где угодно, в любой статуе, и это его делает практически неуловимым. Если я только, конечно, не пойму, какой источник энергии вообще привлек его сюда.
Краем уха дочь Доктора уловила неясный шорох, как хлопанье крыльев.
Охота началась.

Отредактировано Jenny (24-01-2018 13:35:54)

+3

10

Она не отшатнулась, а лишь проявила любопытство. Она не убежала, а с интересом смотрела на меня. Не как на диковинку, которой я порой себя ощущал, а как на интересного человека. Спасибо, хоть за экспонат не восприняла. Зажжужала своей отвёрткой, которую я сам в ответ просканировав. Обменялись сканами, можно было сказать, если бы я был в духе. Сейчас, ходя по тонкому льду доверия к Дженни, я просто строил свои мосты общения с окружающим меня в этом времени миром. А потом, она опять затараторила, и вздохнув я лишь кивал в нужных моментах.
- Аугментация по последнему слову военного образца 2027 года. Не знаю, кто такие киберлюди, с которыми меня уже успели однажды перепутать, но аугментация не лишает человечности, как таковой. Хотя, скажи это Таггерту, повернулся на чистоте людей. Это, - пальцы перебирают воздух, словно струны, изучая его структуру, проваливаясь в лёгкость самого ощущения. А после, я привычным жестом надеваю перчатку обратно. - Высококачественные сплавы, протезы, чтобы люди чувствовали себя менее инвалидами и могли жить полноценной жизнью.
"Стараясь при этом не скатится в наркоманию из-за неироплазина". Это, как и информацию о том, что спрятана в моих протезах, я предпочитал не рассказывать, и не демонстрировать без лишней на то необходимости. Не люблю хвастаться тем, что не совсем мое, а если и мое, то способно применить не мало бед. Это сложный процесс взаимоисключающих составляющих, но, пусть считает меня железякой, это почти не обидно.
- Ты уверена, что хочешь это знать?
Хмыкаю, давая понять, что сейчас не время и не место. Может быть, как нибудь в другой раз я расскажу ей историю своей жизни. Правда, этот другой раз пока что под приличным таким знаком вопроса. Впрочем, я снова фиксирую себя в пространстве у панели управления, когда нас опять слегка шатает. "Не ворчи на меня" бросаю машине, которая, кажется в ответ лишь фырчит. Самодовольно, самовлюблённого и с чувством превосходства. Круто. Меня не возлюбила ТАРДИС. Знать бы ещё что я лично сделал ей плохого.
- То есть, мы отправляемся в музей, где множества статуй, чтобы найти статуи-убийцы? Однозначно, я попал в Кардифф не благодаря им.
Ночное время, как и отсутствие источников света никогда не были мне проблемой. Окей, они перестали быть проблемой, когда я обзавелся имплантами в глазах. Пожалуй, не было ни одного органа, не прошедшего аугментацию ради высшей цели, выживания. Я не уверен, что Шариф не понимал, на что именно обрекает меня и как всё в итоге обернется. О слишком умный, чтобы не просчитывать наперед. Впрочем, с Таггартом он просчитался. Как и все мы.
- Не предлагаешь же ты изучать каждую статую.
Шагнув из ТАРДИС в темные просторы музея, я огляделся в поисках того, что будет интересно, или подойдёт под статус "плачущий ангел". Пока что, операция больше напоминала попытку найти иголку в стоге сена, не пользуясь магнитом или не сжигая траву. С другой стороны, зачем магнит, если есть путешественница во времени и пространстве и случайно попавший на борт ее корабля аугментированный солдат. Мысль родилась сама. Френсис, явно сказал бы, что я идиот. Он вообще любил всегда быть на высоте и не признавать провалов.
- Стой. Искать на несколько сот квадратных метров того, кто не хочет быть найден, равносильно попытки переместить землю с ее арбитры. Дай мне пару минут, я проверю камеры видеонаблюдения, сузим круг поиска. Это лучше, чем без цели бродить в поисках опасностей на свою голову.
Взяв ее за руку, я мягко, но настойчиво потянул в сторону служебных помещений. Найти комнату с мониторами, в музее, не так уж и сложно, если хорошо знаешь типичное строение музея. Этот мне был знаком. Как-то, будучи старше, я побывал в его стенах в поисках вдохновения искусством. Вышло тогда все так себе. То ли компания не подошла, то ли выставка. Но, тогда я просто бродил бесцельно по залам и коридорам, отбившись от остальных. Тогда-то и запомнил пару нужных поворотов. Осталось надеяться, что музей не сильно перестраивали, меняя в ней расположения залов и галерей. Взломав по ходу движения несколько сигнализаций, чтобы в случае отступление они не взвыли, мы наконец-то добрались до комнаты управления. Я ожидал сложного шифра, но, вместо этого, все было банально и просто. Пара тройка нажатий клавиш на панели ввода, после чего, секундная заминка и красный свет, указывающий на блокировку замка, сменился зелёным.
- Самое странное, в музеи нет охраны.
Никого, ровным счётом. На столе, у мониторов, был недоеденный сендвич и остывший кофе. Тишиной потрескивали и рация охранника. Абсолютная тишина, которая вымораживания и заставляла испытывать первобытный страх. Солнца головой, я подошёл к компьютеру управления охранными системами и защелкал клавишами. Нужно было выяснить к чему такое вымирание в музеи. И как это остановить. Может, это и не моя война, но в нее я был втянут, сам шагнул за Дженни и теперь, с этим нужно было что-то делать.
- Иди сюда.
Я вывел на мониторы несколько новых записей с камер видеонаблюдения. До здравствует паранойя каждого организатора выставки. Им всегда нужно видеть все. На основным мониторах были темные коридоры, где все равно можно было различить и силуэтом и тени. И пока Дженни было дано изучать их, на экране компьютера я уже выводил данные о сотрудниках музея и об идущих в эти дни экспозициях.
- И, почитай ещё здесь, - я указал на пару абзацев информации. -
Как можно их остановить?

Если знаешь слабые стороны врага это всегда преимущество. Я помню, она говорила что-то про бег и не моргать, но это же не все варианты и возможности борьбы с крылатыми плачущими ангелами. Всегда есть метод по жёстче.

[nick]Adam Jensen[/nick][status]I never ask for this[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a9/51/8a/a9518a1b27d69f6e52d3c1ef8718f163.gif[/icon][sign]https://pa1.narvii.com/6691/b45f308e46aae018122fc596a8b10b471fe1a76a_00.gif[/sign][lz]Адам Дженсен, 34
Deus Ex

Аугментированный солдат не своей войны. Начальник физической службы безопасности в Sarif Industries.[/lz]

Отредактировано Ianto Jones (24-01-2018 16:52:52)

+3

11

ost ♫: silent hill - eternal longing
- ... Не знаю, кто такие киберлюди, с которыми меня уже успели однажды перепутать, но аугментация не лишает человечности, как таковой..., - Дженни только едва заметно улыбнулась. Никак уже успел познакомиться с командой Торчвуда? А что? В конце концов, Кардифф это их город, и они ради него /равно как и ради всего человечества/ кого угодно за Можай загонят. Интересным было, кого только Адам встретил первым, правильно ведь говорят, что первое впечатление чаще всего самое правильное. Может быть, это была Гвен Купер? С её-то человеколюбием и тем самым внутренним светом, который не истребить, кажется, никакими катаклизмами, которые то и дело сотрясают человечество.
Но об этом - позднее.
Чуть-чуть позднее.

- Искать на несколько сот квадратных метров того, кто не хочет быть найден, равносильно попытки переместить землю с ее арбитры..., - Дженни только ухмыльнулась. А ведь подобное уже было, кстати говоря, в тот самый год, когда далеки украли Землю, вот это был номер, вся Вселенная на ушах стояла. И ладно бы только Землю, 27 планет пропали - и всё ради одного-единственного плана, который грозился стереть из этого мира все формы жизни в принципе. Так что...
- То есть теоретически это возможно, но лучше не испытывать судьбу лишний раз..., - Дженни кивнула, в следующий же момент увлеченная Адамом в сторону служебных помещений. А он соображал. И самое главное - соображал быстро, что чисто теоретически, делало его просто идеальным спутником. Его можно было взять куда угодно, в какое угодно время и на какую угодно планету, и быть уверенной в том, что он не подведет. У неё даже возникло несколько догадок по поводу того, кем был Адам в своей прошлой жизни, но пока что она не спешила озвучивать свои догадки. Кто знает... может быть он вообще не собирается пока что вспоминать о той жизни, потому что это БОЛЬНО?
Если честно, то если это так, то Дженни бы его поняла, как никто другой.
- Самое странное, в музеи нет охраны.
Вот-вот. И спешность, с которой было оставлено рабочее место, да ещё общая угнетенность обстановки доставляли ещё сильнее. Выходит, до их прибытия ангел уже успел как следует попировать, стоило быть начеку.
- Зал "Барокко", - кивнула галлифрейка, кивнув на одну из мониторов, - смотри...
Всего-то ничего - слабое очертание на стене, как крылья, но уже этого хватало, чтобы понять, что конкретно в эту секунду ангел находился именно там. Вот только Адама следовало предупредить ещё об одной детали.
- Если он вдруг станет виден здесь целиком, отсюда нужно будет уходить. Любое изображение ангела становится Ангелом. И сейчас эта погань явно будет занята тем, что постарается отрубить нам всё электричество. Ты будешь в порядке? - обеспокоенно спросила Дженни, кивая на Адама. Потому как если уж на то пошло, то он весь - ну хорошо, практически весь - состоит из металла и электроники, на которую ангел точно сможет воздействовать. А как это повлияет на Дженсена, Дженни могла пока что только догадываться. И пока что большинство догадок не нравились ей от слова СОВСЕМ.
Надо же... какое это оказывается странное чувство: волноваться за кого-то, кто находится рядом с тобой, просто потому, что этот человек доверился тебе, или просто пошел за тобой, повинуясь... хрен-знает-какому порыву. И если даже Адам и не доверял ей, во всяком случае до конца, Дженни поймала себя на мысли, что Адам был больше человеком, чем он даже думал. Тело, даже внутренние органы, да... можно было напичкать электроникой, чипами, заменить практически 80 процентов тела на металл и синтезы из самых высокотехнологичных сплавов, но вот душу...
Душу подделать невозможно, какие технологии ты не применяй.
А она у Дженсена точно была на месте.

- И, почитай ещё здесь..., - Дженни достала очки из кармана, уставилась в экран: "При таинственных обстоятельствах в подвалах музея была найдена странная трещина, которая периодически вызывает странные помехи в работе всех электронных систем музея... Планируется конференция, приглашены ученые, для исследования феномена трещины, и возможных путей её возникновения..." Дженни нахмурилась. Уж не ради ли этой самой трещины в музее окопался этот самый ангел? Вот только по каким-то причинам он не мог попасть туда, и теперь метался по музею, в надежде однажды всё-таки дойти до своего персонального Авалона. Дочь Доктора так разозлилась, что она была готова практически голыми руками его туда отправить, если бы только не опасность того, что ангел телепортирует ее в прошлое. От гневных мыслей её отвлек голос Адама.
- Как можно их остановить?
- Они не могут смотреть друг на друга, помнишь? - галлифрейка постаралась улыбнуться, - застывают навечно, если будут смотреть друг на друга. А любое изображение ангела становится ангелом. Можно поймать этого квантового засранца на зеркало. А можно... можно посмотреть, что это такая за трещина, и почему рядом с ней бесятся абсолютно все электронные системы, как ты думаешь? Почему-то мне кажется, что если туда отправить ангела, обратно он уже точно не скоро выберется, как ты думаешь? Она достала из кармана отвёртку, проверила её действие - работает.
Между тем с камер из зала "Барокко" ангел уже успел исчезнуть, предварительно погасив те камеры, на которые Дженни и Адам обратили своё самое пристальное внимание.
Понял, что его заметили? Не страшно. Они всё равно справятся. Хотя бы во имя тех, кто уже отдал свои жизни в угоду ненасытной твари.

Отредактировано Jenny (29-01-2018 18:10:11)

+2

12

"В любой плохой ситуации, - думай!" Странное, можно сказать, напутствие самому себе, но оно всегда помогало. Оно помогало тогда, когда билось стекло в ванной комнате и зеркало крошкой падало на раковину. Оно помогало тогда, когда механические пальцы слишком сильно сжимали инструменты, или стакан с виски, оно помогало тогда, когда стоя на краю крыши казалось, очень просто стать Икаром и взлететь в небо. Думать помогало и тогда, когда было слишком больно даже дышать. Просто, думать о том, как выбраться и что будет потом. Это всегда почти помогало.
- Системы будут в норме.
Киваю, прекрасно понимая, что это так и есть. Я в первую очередь человек, а потом машина. Так что, даже с отключённой системой тайфун или Икар я смогу функционировать. Травить явно никто не будет, так что уже хорошо, а батарейки я восстановил, так что, если понадобиться тепловизор. Хотя, кому он может понадобиться, если мы имеем дело с мертвой материей, то есть с камнем. Кто бы не был этот плачущий ангел, он в первую очередь камень. Тут хоть сто тепловизоров поставь, хрен один они помогут. Остаётся лишь надеется на свой слух, остроту глаз, точнее имплантов, которые ещё не подводили, и, постараться не угодить в ловушку.
- Гениально. Заставить его смотреть на себя.
Не выдержав, саркастично бросаю, думая о чем-то своем. Изображение. Вот ведь черт. Хотя, можно рискнуть и попробовать заманить его к зеркалам. "Придумал!" Пронеслось в голове. Маскировка, точнее то, что помогает становится невидимым. Можно попробовать поискать выход и таким образом сыграть с ангелом в прятки.
- Сначала дело, потом развлечение.
Бросаю и отхожу от компьютера, пошарив по полкам в небольшом помещении. Нужная мне вещь нашлась довольно быстро. Не сложная рация, которая легко настраивается. Обычный человек, взял бы и вторую, только, я не совсем человек. Я даже телефоном не пользуюсь, Интерком хорошо справляется с обязанностью принимать вызов. Разве что, он вечно болтается куском мертвого пластика в кармане джинсов, и иногда мешается, когда я ищу пачку сигарет. Проверяю рацию, кручу настройки и кидаю Дженни, уверенный, что она поймала рацию. Тем более, звука разбитого пластика не было. Поправляются свои настройки на сигнал, скорее даже просто фильтруя все, что улавливает Интерком на то, что реально важно сейчас. Связь всегда необходима, а если нас ожидает темнота, то связь может быть единственным, что будет доступно.
- Надеюсь, ты умеешь ею пользоваться, - возвращаюсь к мониторам, быстро переключая несколько датчиков. - Если ему нужно обесточить здание, то, соседнее помещение от точки твоего назначения, с трещиной, для этого идеально подходит. Там автоматы и контрольная панель включения и выключения. С другой стороны, ты говоришь, что эти гады не могут смотреть друг на друга. Я могу сыграть в наживку с зеркалом. Есть пара приемов, которые они вряд ли будут ожидать от человека. И, как бы мне не нравилась эта идея, нам, придется разойтись. Я моду ловить ангела здесь, и отвлекать его на себя, пока ты пойдешь проверять подвал.
Судя по камерам, наш ангелочек ещё не добрался до подвалов, и последнего коридора ведущего к нему.

Сняв обе перчатки, я убрал их в карман пальто, и заскользил подушечками по кнопкам клавиатуры, быстро доламывая систему безопасности, в поисках нужного файла.
- Запомни, - выведя на экран трехмерную копию музея, я покрутил модель. - Тебе надо идти до этой развилки, - тонкий механический палец указал на перекресток коридоров. - Дальше, налево, до тупика.
Там спуск в подвал. За ангела не переживай, будет цел и обезоружен, если можно так сказать. Он все равно где-на этаж выше тебя будет.

Кивнув своему плану действий, и снова напомнив Дженни о необходимости связи, я пригласил ее к выходу из небольшого помещения, не спеша огорчать фактом того, что разойдясь я имею все шансы столкнуться с ангелом быстрее, чем хотел бы. Я же не первый раз на задании, найду способ улизнуть быстрее, чем он сядет мне на хвост и захочет сожрать. Даже стало любопытно, а какого это, оказаться ещё более в прошлом, но мысль, едва придя в голову, тут же была разбита о реальность бытия. Если в это время меня считают странным, то в прошлом явно пошлют на плаху, в лучшем из случаев.

+3

13

- Гениально. Заставить его смотреть на себя.
Что-то ей это напомнило. До боли так напомнило.
Отец так говорил, кажется: - То, что у меня есть общие черты с обезъяноподобными приматами, не делает меня дядюшкой обезьяны, - чуть ли не целую жизнь назад. Но неужели он думал, что Дженни на это смолчит? С языка так и рвалась та же самая фраза, которую она выплюнула ещё тогда, на Мессалине, но сейчас и обстоятельства были другими, и союзник совершенно иной, да и она сама уже, слава богу, была не новорожденным солдатом, а уже кое-что повидавшим в этой жизни человеком. Но вот тот факт, что её по-прежнему считали кем-то близким к ребёнку, если и не злил, то уж точно слегка нервировал. Скажите пожалуйста, тут кто-то ещё и режим "мастера сарказма овер80лвл" решил включить! Но опять же, опять же - не время и не место.
В конце концов, им ещё работать вместе, а вот такие тёрки точно ни к чему хорошему ещё никого не приводили.

- У меня что, такое лицо, что меня никто не слушает и не воспринимает всерьез?... - подумала девушка, поймав одной рукой рацию, которую она тут же положила в карман, предварительно настроив её на громкоговоритель с помощью отвёртки, чтобы не нужно было лишний раз занимать ей руки, если вдруг потребуется передать Адаму какое сообщение.
Ну вот а вдруг?...
- Надеюсь, ты умеешь ею пользоваться..., - галлифрейка даже поперхнулась. Умеет ли она пользоваться... рацией? Обычной рацией из 21 века, в то время, как она сама из 61, и уже сразу могла сесть за штурвал межгалактического шаттла, не имея за собой ничего, только гены последнего Повелителя Времени и собственное же пробивное упрямство? Это было даже обидно.
- Серьезно? - таки не удержалась дочь Доктора, - настолько всё плохо? Ладно, неважно. Займусь трещиной - посмотрю хотя бы, что она из себя представляет, и возможно ли туда будет отправить нашего друга..., - она искоса взглянула на Адама. Но хотя... чем чёрт не шутит. Ей и хотелось, и не хотелось разделяться - какой бы маленькой он её не считал, Дженни всё равно считала, что сейчас им как никогда нужно было скооперироваться и держаться максимально близко.
С другой, если ангел будет постоянно отвлекаться, в то время как они будут изучать все способы отправить его обратно в небытие - тем более велик шанс наконец-то расправиться с ним раз и навсегда.
- Запомни, тебе надо идти до этой развилки, - Дженни только сосредоточенно кивала, внимательно наблюдая за перемешениями механической руки Адама, - Дальше, налево, до тупика. Там спуск в подвал. За ангела не переживай, будет цел и обезоружен, если можно так сказать. Он все равно где-на этаж выше тебя будет. Дочь Доктора только кивнула в ответ на новое наставление о том, что нужно быть на связи, и не теряться - как будто бы она сама этого не понимала! - после чего быстро-быстро отправилась по тому маршруту, который ей указал Адам. Если он на самом деле готов вызвать огонь на себя, с выманиваем ангела в сторону зеркала, то она пока что изучит трещину. А вдруг там на самом деле было, на что посмотреть?
Добежав до нужного спуска, Дженни прислушалась. Тишина, даже рация молчала, только сухое потрескивание выдавало тот факт, что Дженсен с ней пока что на связи. Или это только уловка ангела? Дочь доктора открыла отвёрткой замок на двери, ведущей в подвальные помещения.
- Адам? - позвала его Дженни, - порядок?
Тут до её уха донёсся неясный звук, словно... нет. Показалось. Или не очень показалось? Она нахмурилась, сжав отвертку в руках покрепче. Да уж, а подвал у музея был что надо, одни только сотни статуй под покрывалами, коих тут было просто несусветное количество, заставляли хмуриться ещё сильнее. Поди пойми, что это были статуи, и не могло ли под этими самыми покрывалами таиться ещё больше ангелов, чем они предполагали изначально. Трещины пока что видно не было, и сейчас галлифрейка передвигалась буквально на ощупь, тем не менее прекрасно ориентируясь в полутемном помещении, пытаясь пробраться к главной комнате управления. А вот и она! Повезло, ангел даже не успел её заблокировать, чтобы она туда не вошла. Слегка поиграв отвёрткой, она довольно произнесла: - Да будет свет! - после чего вновь вышла на связь с напарником: - Я заблокировала для них возможность погасить электричество, если уж и ненадолго, то какое-то время у нас будет фора, этим стоит воспользоваться. Теперь у неё оставался только один вопрос на повестке, с которым требовалось разобраться здесь и сейчас, сию же минуту. Впрочем, ей даже далеко ходить не пришлось.

- Да уж, впечатляет..., - после чего девушка добавила чуть в сторону и тише, словно она ругалась: - А я не хочу, чтобы она меня впечатляла, это неправильно! Только... Адам, она... странная..., - Дженни нахмурилась, просканировала её отверткой, -  я чувствую что-то похожее на гигантскую воронку, и я пока что даже приблизительно не могу сказать, какого она диаметра, потому что трещина полностью её закрывает. Но если я её раскрою, в неё начнет затягивать всё - то есть вообще всё, от живого... до неживого. Ангел чувствует эту энергию, вот почему он сюда хотел попасть, но воронка закрыта для доступа, вот он и мечется.  Веди его сюда, а я пока проверю помещение на предмет возможного наличия чего-нибудь, за что можно будет ухватиться. Потому что когда трещина откроется, тут будет уже ни до чего. И ещё..., - уже чуть тише добавила девушка, - у меня такое чувство, что ангел в музее всё-таки не один. Может второй просто слабее, и он поэтому был не особенно активен? Будь осторожен... хорошо?

+2

14

Разумеется это глупо считать, что ничего не случится с человеком, оказавшимся даже не в своей временной линии. Вот как заговорил лихо и правильно, а главное, ровно и стройно. Так же ровно и стройно, как послал все мысли к черту. Не до соплей и переживаний теперь. Как не до размышлений о том, каково это быть мной или кем-то ещё. Я пошел за Дженни сам, ведомый то ли духом авантюризма, то ли желанием узнать о ней больше, а может просто, слишком долго засиделся на скамье запасных. Факт фактом, я пошел за ней. И если моя помощь приведет к спасению чужих жизней, то и не стоит сожалеть о попытке быть полезным. В конечном счёте, хорошие парни всегда в фаворе у красоток. “Дженсен, не о том думаешь” одергиваю себя и сворачиваю за угол.
Полутемные широкие коридоры музея не кажутся устрашающими, как и тени от картин или скульптуры. Главное, что радары не выдавали ни какого движения. А пока его нет, можно передвигаться спокойно.
- М? Да, все чисто.
Усмехаясь промелькнувшим ноткам заботы. Толи моей о ней, то ли ее обо мне. Непривычно. Раньше в ухе жужжал Притчард, со своими язвительными комментариями о том, что он царь и бог среди мегабайтов информации, а я так, пешка в сложной игре. Вот только, сигналы глушить или глушилки убирать, почему-то всегда посылали меня, как и разбираться с последствиями той брежи, что организовал в свое время Шариф. Хотя, сейчас не о прошлом нужно думать. Совсем не о прошлом. Шорох и скрежет, словно по полу тащат камень, быстро привлекает мое внимание и прижавшись спиной к стене, выглядываю из-за поворота. А вот и наша проблема номер один. Плачущий ангел. И идёт он явно не в ту сторону, в которую я бы хотел его направить. Что там говорилось? Они не могут смотреть на себя. И не моргай. Ну с морганием, точнее не морганием, проблем быть не должно, в конечном счете можно даже запрограммировать себя на отсутствие этого рефлекса. Это, разумеется все в теории, но, всегда найдется повод попробовать проверить себя и свои навыки в деле. Выйти из-за поворота не так страшно. Ангел ведь не вооружен, и почти не опасен. “Почти” никогда не внушало мне доверия.
- Эй, каменный.
Ангел замер и я едва успел нырнуть за угол, когда он полностью повернулся. Теперь, радар демонстрировал странную точку медленно идущую в мою сторону. Первая часть плана достигнута. Осталось найти зеркало и остаться в живых. Я двинулся в сторону, подвала, периодически уходя в укрытия, чтобы не терять из вида ангела, но и не попадаться ему под руки.
- Скажи мне, есть ли в подвале колонна? Желательно та, что идёт от потолка до пола, а не украшение какой нибудь выставки. Найди ее, веревки и привяжи себя к колонне. У меня на хвосте наш друг, которого я веду… Черт побери, - зарулив за угол, я почти столкнулся со вторым ангелом. Вовремя вернувшись в укрытие, я теперь наблюдал две точки. Слишком близко от себя.
- Дженни, у тебя три минуты. Я веду их в подвал, а ты привяжи себя к колонне.
Выждав ещё пару секунд, я ухожу в режим невидимки, проходя прямо перед ангелом и поспешил к повороту, скрываясь за ним, снял маскировку. Минус один энергоблок. Плохо. Хорошо, зато, что я всё ещё в музее, и скрываюсь от идущий по моим следам парочки убийц психопатов.
- Я был бы несказанно рад знать, что они передвигаются быстрее, чем обычные камни. И что они умные. Дженни, в следующий раз рассказывай всю информацию о врагах.
Минус ещё один блок питания. Опять пришлось уходить в режим невидимки. Опять пришлось убегать быстрее. Петляя по коридору, я наконец-то оказался в помещении подвала, и как раз вовремя. Видимо, “будь осторожна!” нужно говорить громко и тщательно произнося каждую букву, а не только подразумевать это в действиях. Разумеется, посылая девушку в подвал, я не думал, что она окажется в таком положении. Естественно, отсылая ее с глаз долой, я искал для нее самое безопасное место. Вот только, она оказалась права. Любое изображение ангела, становится ангелом. Любая опасность кажется лишь иллюзией, пока не оказывается реальностью.
- Стой и не шевелись.
Я звучал одновременно из рации, которую отдал Дженни и в нескольких метрах от нее. Замерев на подходе и смотря прямо на застывшего с протянутой в сторону девушки рукой. Это плохо. Нужно было решать что-то очень быстро. Монитор показывал, что ещё три заряда батареи полны, а значит, у меня двадцать секунд, чтобы спастись. Только, мы же вместе нырнули в это. А значит, вместе из этого выныривать. Чуткий слух уже уловил шелест несуществующих крыльев, а значит, они совсем близко. Радар показывал их четкое местоположение. Три секунды, когда вдох кажется невозможно долгим и я срываются в бег тут же активируя режим невидимки. Мне понадобилось ещё три секунды, чтобы добежать до блондинки и затянуть ее в пределах действия своего невидимого поля. Рука ангела проехалась по рукаву пальто, но, тот, кажется даже не заметил этого, как не понимал и того, куда испарилась его жертва. Зато, уловка, почти сработала. Один из моих преследователей оказался прямо перед ангелом и двое замерли смотря на друг друга. Батареи мигнули, пошел второй заряд из трёх оставшихся.
- Доверься.
Подхватив девушку на руки, не давая лишний раз шелохнется, я обогнул ангела, и прошел мимо второго, который отставал от своего сородича. Дверь, ведущая в подвалы отворилась, и захлопнулась как раз вовремя. Последний заряд был на исходе. Мы с Дженни буквально вывалились из режима невидимости.
- Ты по дороге сюда автомат с едой не видела? Не отказался бы перекусить. Прямо сейчас. Очень надо.
Если так пойдет и дальше, мне нужна будет еда, чтобы подкрепиться и заполнить энергией батарейки.

+2

15

- Скажи мне, есть ли в подвале колонна? Желательно та, что идёт от потолка до пола, а не украшение какой нибудь выставки. Найди ее, веревки и привяжи себя к колонне. У меня на хвосте наш друг, которого я веду… Черт побери..., - Дженни только нахмурилась. Если уж даже Адам, который, как ей уже успело показаться, был человеком крайне не экспрессивным, и от которого можно было рассчитывать разве что только на емкие и крайне понятные ЦУ на тему того, что делать и как дальше жить, сказал "чёрт побери", то это означало только одно - ситуация у него была точно из ряда вон. Ещё один ангел? Только этого не хватало. Значит, не так уж она была и неправа, когда думала, что возможно, в подвале так же прячутся ещё ангелы, и что всё это время в музее орудовал не один убийца-психопат, а сразу несколько. Знать бы ещё точно наверняка, сколько их...
Но с другой стороны как там говорят: давайте будем переживать проблемы по мере их поступления? Ну хорошо, давайте.
- Дженни, у тебя три минуты. Я веду их в подвал, а ты привяжи себя к колонне.
- Легко сказать, привяжи..., - подумала девушка, - когда из всех доступных веревок тут только праздничные ленты, оставшиеся с какой-то юбилейной экспозиции, а ими не то, что не привяжешься, вообще ничего путного с ними не сделаешь. Но правильно же говорят - кто ищет, тот всегда найдет. Дочь Доктора моментально приметила какой-то арматурный шест, который она с помощью отвертки тут же подкрутила так, что теперь его не мог сдвинуть с места даже атомный удар, что ему какая-то воронка совершенно неизвестного происхождения, смешно же. Главное только держаться как можно крепче, не отпускать его... и не моргать. Ангелы шли, шли прямо по их следам и за ними, но в этот момент Дженни поняла, что она как-то внезапно утратила способность бояться. Ей уже не было страшно, было только... интересно? Вот уж на самом деле, что она только за человек такой - хлебом не корми, дай во что-нибудь ВЛИПНУТЬ, по-другому даже и не скажешь! И в этой ситуации назревал только один вопрос: а Адам-то в этой заварушке за что? В чём он-то виноват?
Да вот только беда была в том, что он как раз и ни был ни в чем виноват - просто пошел сам за ней. Так тоже иногда бывает.

Ангелы пытались вовсю отрубить электричество, которое то и дело мигало, грозясь выключиться совсем, но всё равно продолжало упрямо гореть, Дженни только скалилась: - Ничего у вас не выйдет, - зло проговорила она, - я замкнула цепи, хоть пополам сложитесь,  ничего не добъётесь. А в следующий момент, когда она уже думала, что сейчас ангел возьмет её - ну и что, что у неё при себе был манипулятор временной воронки, всё равно перемещение во времени... подобным образом доставляет мало приятных мгновений - Дженни вдруг оказалась в руках у Адама, пусть даже она постоянно слышала его голос, и знала, что он рядом. Но всё равно, оказаться в таком положении для неё было, мягко говоря, в новинку.
- Доверься.
А до этого тогда что, он думал, она не доверяла ему? Да ежу понятно, что доверилась уже даже сверх положенного, ибо это ну вот ни разу не было в её правилах вообще. Но с Адамом иначе и не получалось, на самом деле - он словно всем своим видом показывал, что если уж кому и доверять во всей Вселенной, кроме, разве что, только отца, так это ему. Он был надежным, он был умным и решительным, а ещё - бесстрашным и упрямым. О большем даже и просить нельзя было, если уж совсем по честному.
- Твой режим невидимости всё-таки то, что надо, стоит подумать о его воспроизведении в отвертке..., - пробормотала галлифрейка, поднимаясь на ноги и одновременно рассуждая о возможности ещё дополнительно улучшить свой основной рабочий инструмент. После чего посмотрела на Дженсена: - Эй, ты в порядке? - хотя сама ругалась на себя последними словами, ведь видно же, что "совершенно не в порядке". Честно говоря, видеть Адама... вот таким было непривычно.
- Ты по дороге сюда автомат с едой не видела? Не отказался бы перекусить. Прямо сейчас. Очень надо.
Дженни кивнула.
- Любая потребляемая пища становится энергией для дополнительных аугментаций? - уточнила дочь Доктора, после чего кивнула, словно больше даже для самой себя, чем для Адама: - Хорошо, подожди минутку..., - она порылась в карманах своего пальто, - вот, банан и яблоко. А автомат был в районе эвакуационной лестницы, метрах в трёхстах. Вот только..., - она оглянулась, с внутренней стороны подвальной двери слышался явственный шум и грохот, словно кто-то пытался открыть дверь. Дополнительно запечатав её с помощью отвертки, и тем самым дав им ещё немного времени, Дженни вернулась к Адаму.

- Чипсы, несколько упаковок с шоколадным печеньем с кремом и кажется ещё... да, сырные крекеры. А в сэндвичах уже стали размножаться бактерии, отвечающие за распространение плесени, поэтому я их брать не стала... Вздохнув, светловолосая девушка села рядом. Немного времени у них было - правда было, после чего нужно будет снова вернуться в подвал, открыть трещину, и таки сопроводить ангелов туда, куда им и дорога - прямо в воронку. Жизни тем людям, которые уже попали в "ангельскую" ловушку, конечно это не вернет, но зато спасёт всех остальных.
И на какой-то момент Кардифф - возможно! - снова сможет спать спокойно.
Вплоть до очередного катаклизма.

+3

16

На самом деле, севшие батареи значили одно, - ничего из дополнительных аугментации не удастся использовать. Не то, чтобы я был против не иметь энергии на Тайфун, например, но Икар и невидимость не плохо спасали порой жизнь. И они мне были очень нужны. Особенно сейчас, когда в подвале полно ангелов. Вот же занудные и придирчивые гады.
- Именно. А быстрые углеводы, это быстрая энергия.
Кивнув Дженни, принимаю банан с яблоком и сажусь на пол, подпирая собой дверь в подвал. Серьёзно, сдвинуть меня с места, особенно, когда упор на полную стопу в пол, нужно постараться. Не то, чтобы я был скалой, которая не подвинется. Но, некоторые усилия приложить придется. Идеально. Вернувшись к банану, я счистил с него шкурку и отправил в рот, энергично пережевывая. Внешне, никаких изменений, лишь информация о пустых и одиноко мигающих батарейках. Мне бы сейчас энергоботончики, съел и тут же полон сил. Но, и на том спасибо, что батареи можно зарядить обычной едой. Просто, требует чуть больше времени. Хотя бы не зарядка от электричества и розетки. Хотя, кажется, Притчард как-то обещал предложить такую модель зарядки для меня. Из вредности, видимо.
- Да тут праздник живота.
Кивнув в благодарность, я предложил девушке разделить со мной трапезу. Не потому что было неловко есть одному, просто, когда кто-то у тебя утаскивает из пакета чипсы, чувствуешь себя менее одиноко.
Порой, мне кажется, что и плесень переварить смогу. Но, правда, спасибо.
В дверь, с той стороны постучали, точнее я бы сказал, ее пнули, но ничего в ответ не добились. Я даже не сдвинулся с места, открывая пакет чипсов.
Полный заряд батарей даёт тридцать пять секунд невидимости. Судя по тому, как они там все скопились, есть шанс разом избавиться от всех каменных паразитов. Ты, помниться, говорила что-то про воронку за стеной? Если убрать помеху в виде стены, она должна заслать ангелочков. И я могу тебе с этим помочь. Пробегусь в щите невидимым и пробью стену. После… не знаю, есть шанс закрыть все как только они пропадут?
Отправив в рот шоколадное печенье, я аж зажмурился и перестал адекватно мыслить. Полез называется не глядя в упаковку. А ведь это тот самый, вкус детства, который так давно не ощущался на языке. Вязкая текстура крема, бисквитное печенье и шоколадная глазурь. Когда-то ради этих круглешков, я готов был приносить домой пятерки и радовать Марджи и Артура, только бы получить на десерт любимое печенье и знать, что я любим. Когда-то, съедая печенье я просто был мальчишкой, верящим в то, что мир будет прекрасным. Сегодня, я сидел в музее, подпирал дверь, за которой были убийцы и был на половину не собой. Не то, чтобы аугментации были не частью меня, просто, они были не моими руками и ногами, не моими лёгкими или головой. Слияние механики и человека, то, о чем писали не раз писатели фантасты и то, что случилось в моем случае. Пальцы, не чувствующие нежную текстуру шоколадной глазури, руки которые привыкли убивать, нежели оберегать жизнь. Погрязший в чужих секретах и интригах, ступивший в запутанный клубок тайн и расследований.
Новый удар в дверь отвлекать от не самых радужных мыслей, и доев печенье я продолжал сидеть. Так подпирать преграду между мной и ими было проще. По сути, что нас разъединили с ними? Они переносили людей из своего времени, давая шанс жить в другом и питались тем, что оставалось от них в настоящем. Я же, отнимал жизнь, не давая возможности начать сначала. И влюблялся не в тех женщин. Так кто из нас был более опасным? Они, эстеты, или я, убийца? Третий удар за последние три минуты, снова вывел меня из потока не самых приятных мыслей. Пора заканчивать рефлексию, и начинать действовать. Вот только, батарейки ещё не загрузились по полной.
- Какой функционал у отвёртки? Судя по анализу, она не с этого мира, и многопрофильная. Расскажи про нее. Все равно сидим, ждём. Я тебя одну туда не пущу, слишком рискованно и опасно. А без невидимки туда и я не полезу.

+3

17

ost ♫: ramin djawadi — truth
Странно. И непривычно.
Разделить вот так с кем-то самую простую человеческую еду... в перерыве между смертельной гонкой со временем и замаскированными под изысканные статуи эпохи классицизма убийцами - это было настолько алогично, нелепо и... прекрасно, что Дженни даже ненадолго зависла над этим, в принципе, простым предложением. С одной стороны - да, ерунда, а вот с другой... ни разу не ерунда. Потому что такого у неё ещё не было, ни разу.

- Спасибо.
Не рыба с картошкой, конечно, но тоже сойдет. Наверное. Во всяком случае она уже начала думать, что после такого приключения можно будет на самом деле сесть где-то в теплом и уютном помещении, а не просто на скамеечке на площади у Миллениум-центра, заказать кофе, и что-то посущественее вот этой самой junk food. Не может же это всё закончиться вот так, как будто бы они были просто случайными попутчиками в такси, а потом каждый вышел на своей собственной остановке.
- Бекон. Хотя... там был ещё лук. И грибы... кажется.
- ...Ты, помниться, говорила что-то про воронку за стеной?..., - Дженни только кивнула, запомнил самое важное и основное. А это хорошо, очень хорошо, у большинства людей в подобных ситуациях как раз наоборот мозги клинит, и они буквально прирастают к полу, когда лучше всего было бы как раз-таки бежать, а не стоять столбом: - Говорила, верно. Только ломать ничего не надо, у меня есть идея лучше. Подобравшись к стене, я ее открою с помощью отвертки. Воронка засосёт ангелов... а потом, чисто теоретически... получив от них всю ту энергию, которую они в себя вобрали, пока пировали здесь... она должна захлопнуться сама по себе. Самое главное тут пожалуй то, что когда я открою трещину, нужно будет быстро добраться до металлического штыря, который я уже предварительно укрепила с помощью отвертки, и ухватиться за него, чтобы не быть утянутыми вместе с ангелами. И можно будет тогда с чистой совестью покинуть музей, мы и так тут немного... задержались. Дженни опустила руку в пачку за новой порцией чипсов, вот только мысли её были явно дальше, чем в музее, много-много дальше. Хотя бы из-за Адама.

Так, например, он понимал, что она не сможет вернуть его в его время? Его пропажа после разрушения Панхеи - зафиксированная точка во времени, и любое его появление в том времени вызовет... хорошо если только панику, а если это будут Жнецы, которые будут делать всё возможное, только бы уничтожить помеху во Времени, которой не должно более существовать? Поэтому нет, рисковать было нельзя. И в тоже время ей хотелось что-нибудь для него сделать, просто уже даже за то, что он сделал в музее - и продолжает делать до сих пор, кстати говоря. Вот вы много знаете людей, которые просто так шагнут в будку, ведомые то ли любопытством, то ли отчаяньем, то ли просто усталостью от прежней жизни, и которые готовы на всё, чтобы хоть что-то изменить, прилетят на кладбище, чтобы найти там всех пропавших, указанных в местной газете, а потом ещё застрянут в музее, попутно делая всё возможное, чтобы засевшие в этом самом музее инопланетные твари больше никогда и никого не убили /по крайней мере здесь/? Лично она вообще таких людей не встречала - вплоть до настоящего момента.
- Какой функционал у отвёртки?
А щё Адам задавал вопросы. Хорошие вопросы. Неужели задумался над тем, чтобы попробовать если и не взломать отвёртку, то попробовать перенять от неё какие-то функции, подключив их к своим системам? А впрочем... почему бы и нет, в конце-то концов.
- Судя по анализу, она не с этого мира..., - Дженни в ответ только невесело хохотнула. Адам даже приблизительно едва ли представлял насколько ОНА САМА была не с этого мира, не то что там отвёртка. Но чем грустить непонятно о чем - в самом деле, чтобы её ждало на Мессалине, останься она там, после войны, закончившейся только благодаря вмешательству её отца - ОСЁДЛАЯ ЖИЗНЬ? Да о таком даже подумать страшно, не то, чтобы в принципе допустить такую мысль! - лучше уж на самом деле погрузиться в то, что она знала, и что любила. Тем более, что эта маленькая красавица - полностью её рук дело.
- Расскажи про нее. Все равно сидим, ждём.

- Проще сказать, чего она не умеет..., - попыталась улыбнуться галлифрейка, - честно! Ну вот правда единственный минус - она не работает с деревом. Но я работаю над этим! А так она может использоваться как медицинский сканер, может взламывать и закрывать замки на дверях, добывать наличность в банкоматах, взламывать компьютеры и другие электронные приборы, может заряжать батареи, делать телефон доступным для связи из любой точки во времени и пространстве, может восстанавливать порванную колючую проволоку, раздвигать пространственно-временные трещины, раскрывает и снимает маск-мерцатель - ну знаешь, полезная функция, особенно когда им пользуются инопланетяне, которые не хотят выглядеть необычно среди людей, допустим, и поэтому пользуются маск-мерцателем..., - Дженни едва слышно хохотнула, пытаясь тем самым немного разбавить общую напряженность момента, - я уже даже молчу про мелочи вроде активации телепортов или режим фонарика... И то я сейчас назвала тебе отнюдь не все её возможности, но разве так интересно? Зато чуть не забыла самое главное, у неё экстрасенсорный интерфейс: достаточно просто направить и подумать о том, что ты хочешь сделать.
А то, что она так спокойно говорила про инопланетян, должно было натолкнуть Адама на мысль, что она и сама немного не с этой планеты. Но с другой стороны, кажется, он и так это уже понял, разве нет?

Отредактировано Jenny (01-02-2018 09:01:26)

+2

18

Никогда не был особенным любителем фантастики. Возможно, потому что всегда был чуть более приземлённым, чем стоило бы. Когда друзья мечтали о полете на Марс, я думал о карьере полицейского. Когда друзья наперебой рассказывали про новую фантастику в кинотеатре, я жевал бутерброд, читая книги по психологии. Странные предпочтения, но, вероятно, интерес к психологии возник из-за Марджи, матери, которая всегда старалась дать мне все, вопреки собственным проблемам и таблеткам. Возможно, именно благодаря ей, в моей квартире в Детройте было слишком много книг, и я не сошел с ума опустившись на дно депрессии и саморазрушетельного желания уничтожить сотворенное приказом Шарифа. Когда-то, она дала мне жизнь, воспитала и наставила на путь истинный. Она, пьющая таблетки и ведя борьбу со своими психическими расстройствами. Я не имел право отдаться депрессии всецело, позволив вытравить душу. Не спас всех. Такое бывает. Такое могло случится с любимым. Вот только не каждого начальство превращает, в ответ, в ходячего Робокопа, заменяя даже целые конечности на импланты и протезы. И все это, прикрывая одним фактом “понадобится, чтобы жить”. Точнее уж, - мстить за Меган и в итоге, найти ее в качестве заложницы, вместе с командой, в лаборатории, с удовольствием разрабатывающих новые чипы и ведущую научную деятельность. Впрочем, став сам некто не совсем человеком, задумался про то, насколько авторы разных книг были не правы. А теперь, имея опыт общения с инопланетянкой и инопланетными убийцами, шагнув сквозь время, самое время было сказать своим друзьям-подросткам “ребята, вы были отчасти правы”. Вот только, теперь, нас разделяло двадцать лет жизни. И, некоторым, предстояло увидеть аугментации лично, кого-то ожидали они, в виде протезов и имплантов и вечный прием нейропозина, чтобы тело не отторгало механику.
Мне же, оставалось не думать о прошлом, и сидя на полу музея, слушать Дженни, изучая ее, насколько это возможно. На мое счастье, КАСИ подключалась автоматически, если я не менял настройки системы. И теперь, пока блондинка с воодушевлением рассказывала план по спасению музея и людей и хвасталась отвёрткой. Лучше слушать ту, у которой странная анатомия внутренней кровеносной системы, чем уходить в дебри собственных мыслей и сравнений с теми, кто заперт в подвале. Это лучше, да и голос у нее на порядок приятнее и говорит она интересно. Много, порой кажется, что даже немного тараторит, но, это почти забавно. Едва заметно усмехаясь своим мыслям на этот счёт. Странная девочка из синей будки и странный мужчина не из этого времени, сидят в музее, едят не самую полезную еду, и разговаривают. Почти нормальная ситуация в жизни человека. Только она, не с Земли, я наполовину механический, а в подвале ангелы-убийцы. И на дворе ночь. Эти детали меняют всю картину происходящего. Один из зарядов наконец-то перестал мигать, показывая полный заряд. Быстрые углеводы, сахар в крови. Все, направленное на подзарядку от еды, начало работать, и теперь процесс обязан был пойти быстрее. Энергия преобразуется в энергию же. Меняется ее функциональное назначение.
- Интересное изобретение.
Усмехаясь и ловлю себя на мысли, что не прочь покурить. Вот прямо здесь, вот так сидя и подпирая дверь, достать из джинс пачку сигарет, встряхнуть одну из картонного плена и зажав фильтр губами, оживить зажигалку, прокрутив кремень. Огонь осветит на мгновение лицо жёлтым, и затянувшись выдохнуть ядовитый дым из лёгких, позволяя себе очередную иллюзию того, что имплант возвратного дыхания не включился моментально, чтобы отфильтровать воздух, попадающий в лёгкие. Вот только, мне не нужно лишнее внимание от правоохранительных органов, пожарных и прочих представителей власти, когда те сбегуться на сигнализацию о пожаре.
- Раз ты говоришь, что она имеет экстрасенсорные интерфейс, то не проще ли будет сначала себя закрепить, а после активировать трещину и позволить ей проглотить ангелов? Это выглядит куда разумнее, чем ломануться сначала взламывать барьер, а потом сломя голову пытаться спастись.
Прислушиваюсь к происходящему за дверью, не доверяя образованной внезапно тишине. Если в сопротивлении врага внезапно стало тихо, жди беды и проблемы. Вот только, что ожидать от тех, о ком мне ничего толком не известно, я не знал. Просто, ждал, потому что иное было недоступно. Я не мог активировать невидимость прямо сейчас, ещё не зарядились батарейки, но, в случае необходимости, я вполне справился бы с “не моргай" или “беги”. Не хотелось оставлять столь удачный пост. Дело требовало завершения, ангелы покоя, люди мира. Остальное, можно будет решить после, по мере поступления проблем или необходимость корректировать свой план действий. Полным зарядом мигнули ещё одна батарейка.
- Нужно будет подтереть записи камер видеонаблюдения. Сомневаюсь, что администрация музея обрадуется, узнав, что двое своевольничали и гуляли по выставке без билета и контроля с их стороны. Через пять минут можно будет входить и реализовать план по спасению людей и музея. А пока что, расскажи, что же эта за мистическая синяя будка, что меньше снаружи. Если не против, разумеется.
Меня почти не удивляло то, что Дженни не задавала вопросов. Возможно, решила не отвлекаться сейчас от ангелов, а может, просто ждала, когда меня потянет на откровение. Вот только, откровения никогда не были моим лучшим качеством. Доверять всем последнее, на что я обычно шел.

0

19

- Нужно будет подтереть записи камер видеонаблюдения.
Дженни только задумчиво хрустнула ещё одной чипсиной.
- Не вопрос, сделаем. В конце концов, кто знает, что будет ждать дальше - вдруг захочется сюда вернуться? А нас так... хоба! - и вон под белы рученьки, прямиком в кабинет охраны..., - задумчиво проговорила Дженни, чуть скосив глаза в сторону Адама. Интересно, а что бы он сказал, если бы она, после того, как они разберутся с ангелами, конечно же, вдруг взяла да и предложила бы ему улететь вместе с ней? Дорога в своё время закрыта, а Кардифф для него сродни клетке - серый, тусклый, и совершенно не похож на его мир, в котором было всё просто и понятно... вплоть до того момента, когда его превратили в то, что она видела перед собой. Так почему бы и нет, в самом деле? Путешествовать одному никому не следует, обычно это плохо заканчивается, к тому же когда перед тобой открыто всё время и пространство, невольно хочется это разделить с кем-то, кто будет в состоянии принять и оценить подобный бесценный дар. А Адам, как ей показалось... был именно таким.
Но ей не стоило забегать вперед, в конце концов, он ведь может решить, что после сегодняшнего дня в компании сумасбродной инопланетянки ему приключений хватило более чем с лихвой.

- А пока что, расскажи, что же эта за мистическая синяя будка, что меньше снаружи. Если не против, разумеется.
- Машина пространства и времени, хотя... я не могу назвать её просто машиной времени, точно так же как и не могу назвать её просто космическим кораблем..., - в голосе Дженни мелькнула гордость, нежность и удивительная теплота. Впрочем, стоило хотя бы просто представить на её месте Доктора, и тогда многие поняли бы всё и без слов: повелитель времени и его корабль составляли друг с другом настолько идеальный тандем, что это не требовало более никаких слов, потому что всё было ясно и без них: - ТАРДИС не просто машина, это живое существо, существующее сразу во всех временах и эпохах, в каждой точке пространства и времени. Она разумна, может быть не в том плане, в котором например ты считаешь, но она всё слышит, и всё понимает. А ещё отвечает..., - тут по губам галлифрейки скользнула лёгкая улыбка, - у ТАРДИС телепатический интерфейс, и порой диалоги с ней могут быть в высшей мере... занимательными, - тут дочь Доктора внимательно посмотрела на Дженсена: - И вообще... мне показалось, или она на самом деле была недовольна, когда ты только-только проник на борт? Я тебе честно скажу, такое я вижу впервые, поскольку... до того, как я познакомилась с тобой, я путешествовала в одиночестве. Долго. Достаточно долго, чтобы здесь, на Земле мне бы уже очень-очень-очень много раз сказали, что столько не живут. Хотя... если посмотреть на то, сколько вообще могут жить... такие как я, то можно сказать, что у меня впереди практически всё время мира. И ещё чуть-чуть, - Дженни ненадолго отвернулась. То, о чём она рассказывала, причиняло ей боль, хотя кто-то, наверное, счёл бы это чудом, и захотел жить её жизнью, безо всяких сожалений расставщись со своим прошлым.
Вот только долгая жизнь это не всегда дар, нередко это и вовсе проклятие.
- А для того, чтобы раскрыть все её секреты... о, поверь, мне кажется, что даже мой отец до конца не осознает истинный масштаб всех тех чудес, которые ему способна продемонстрировать его машина времени, что уж про меня говорить, - и Дженни пожала плечами, - но ты знаешь... наверное, это и не плохо, всегда есть шанс узнать что-то новое, чего ты раньше не знал. А я это просто обожаю. Тем более, что ТАРДИС... учит меня, просто это чаще всего незаметно. А что я? Я учусь. Летаю по пространству и времени, всегда в дороге, помогаю... и наблюдаю. Просто наблюдаю, потому что вмешиваться нельзя. Время для меня, Адам, вообще очень... своя величина, я чувствую его не так как вы, не так как... ну не знаю, 99 целых и 9 десятых от вообще всех живущих в этой Вселенной и за её пределами. Все эти вероятности, пути, по которым могло пойти то или иное событие, что было, что будет, и что есть и происходит в данный конкретный момент - всё это в моей голове, здесь и сейчас, постоянно.
Галлифрейка позволила себе небольшую улыбку.

- Меньше снаружи, и больше внутри, именно. Поначалу её даже никто за космический корабль никто не принимает - потому что... ну серьезно, космический корабль из дерева? Но мне это даже нравится, если честно - чем меньше внимания к ТАРДИС, тем лучше. Так и остаюсь незримым наблюдателем, ну только если ситуация на самом деле не требует какого-то срочного и оперативного вмешательства..., - с этими словами сереброволосая девушка чуть пожала плечами, - ну вот совсем как сейчас. А так... в этой Вселенной слишком много чудес, тайн и загадок, чтобы я надолго оставалась где-то в одном месте, ведь я столько всего хочу увидеть, узнать и увидеть своими глазами все самые-самые невероятные исторические события, о которых ты раньше мог разве что только читать, ну или как максимум - посмотреть какой-нибудь околодокументальный фильм, и то там процентов восемьдесят будет взято с потолка, потому что правды не знает никто. Ну вот хотя бы даже для примера - взять пару уроков у Шопена, посетить императорский Петербург во время правления династии Романовых, или узнать, что на самом деле явилось началом Первой Мировой Войны. Вся история, вся Вселенная - всё за этими синими дверями. Разве тут можно устоять?
Она протянула Адаму свою ладонь - полностью открытую, без опаски и сомнений.
- Закончим начатое? Ты со мной?

Отредактировано Jenny (05-02-2018 18:05:06)

+1

20

Спецназ это не только черная форма, каска с видеорегистратором, автомат в руках и вход в здание на полусогнутых ногах. Спецназ это команда, где каждый знает слабые и сильные стороны товарища, и прикроет, в случае необходимости. Это семья, где каждый на вес золота. Тренировки, притирки характерами, дружба и общие праздники. Это умение переключаться с боевого режима на мирный, и понимание того, что все в одной упряжке. Но, даже хорошее отношение тогда не спасло, как и “Дженсен, ты наш командир”. А теперь, спустя два года и двадцать лет назад, я сижу в музее, и думаю о том, как читать девушку в пальто и очках, с машиной, переносящей ее в пространстве и времени и отвёрткой, отмирающей любые замки. Мысленно усмехаясь, понимая, что Шариф душу Дьяволу продал бы за возможность изучить ТАРДИС и отвёртку и плясал бы вокруг нее, как ребенок вокруг рождественской ели в ожидании, когда позволят открыть подарок. Но, Шариф там, в будущем, которое ещё предстоит. И все, что он сейчас делает, это ставит Детройт на ноги, поднимая город с колен, чтобы взяв в свои руки, сделать город своим. Иногда, я скучаю по нашим вечерам в его кабинете. Как скучаю за язвительными нотками Притчарда. Это, кажется, вполне нормальным.
Сидеть и слушать не сложно, особенно когда нутром чувствуешь, где стоит пропустить поток слов, а где нужно внимательно следить за тонкой нитью информации. Это, не сложно для бывшего копа, который привык слушать собственную интуицию. В ее словах слишком много невозможного, но, право дело, я сам невозможен со всеми аугментации, которые давно сделали бы меня заложником нейропозина, если бы не работа “Белой Спирали” в моем детстве. Даже, изощренное любопытство, такой код ДНК вышел к них случайно, или у меня изначальная предрасположенность к модификациями была. Но, узнавать вряд ли буду. Слишком много чужих секретов пришлось раскрыть. Я устал от этого. Хочется немного мира.
- Мне показалось, что я ей не нравлюсь, от слова совсем. Знаешь, что-то вроде шестого чувства. Вполне может быть, ее не устраивают мои аугментации, ведь это механика, в них ни капли биологического материала. Точный рассчет чужого ума, создавшего протезы. Ты сама меня сканировала, знаешь, что во мне не мое, так что, раз ты говоришь, что машина разумна, ее вполне может не устраивать другая разумная механическая форма.
Самокритика как всегда на высоте. Впрочем, вставив в ее монолог свою реплику, я снова погрузился в ее голос, полный восхищения и воодушевления. Она, как ребенок, немного наивный в своей мечте повидать лично Шопена, но кто он я, чтобы запретить ей такое. Если хочет верить, пусть верит, что клависин освоится легко и просто, а русский бал будет ей под силу. Если она хочет верить, что все закатывает и восходы будут ее, пусть верит. Однажды, вера привела Эдисона к разработке лампочки, а Тесла к открытию электричества. Вера вдохновила Калашникова на создание автомата, а Шарифа на поднятие Детройта с колен. Вера двигатель человеческого величия и глупости. Она, заставила шагнуть Меган в паутину лжи. Ведь она верила, что ее открытия принесет человечеству благо. Не трогать чужую веру, пока она не мешает другим, кажется кощунственно не верным, но, я не палач и не судья. Люди сами себе враги, порой, а здесь у меня другая задача. Остановить тех, кто верит в себе и вредит другим. Остановить, чтобы они не отняли жизни невинных.
- Нельзя.
Усмехаясь в бороду и отмечаю краем сознания и взгляда, что батареи заряжены. Вложив в ладонь девушки свою, я легко поднимаюсь, используя не ее силу тяги, а силу толчка ногами и телом. Прислушиваюсь, выдвинув стекла очков, и переводя часть интерфейса с сетчатки на внутреннюю сторону очков, как на экран, разгружая себе визор. По привычке, едва не запустил тепловизор, но камень не испускает ни каких волн, чтобы я их уловил.
- Иди сюда, - тяну Дженни за ладонь, которую все ещё держал в своей руке и ставлю перед собой. - Становись на носки ботинок, - голос спокойный и ровный, тихий, потому что я практически говорю ей на ухо. - Не переживай. Мои протезы выдерживают 110% сверх моего веса. А передвигаться таким образом будет намного удобнее и безопаснее. Войдём так же, как выходили. Обогнем наших каменных друзей и к стене. Дальше, уже решать вопрос по мере поступления проблем. Меня устроит сначала закрепиться, после вскрывать саму стену.
Убедившись, что Дженни, надёжно стоит на ботинках, и не чувствуя от этого ни какого дискомфорта, я легко обнял ее за талию руками, и потянулся к двери.
На счёт три, мы открыли замок.
Два, и я активировал активировал стеклощит.
Один, в распахнутой двери, со стороны коридора, никого. Двое, укрытые щитом невидимости, быстро двигались вперёд, огибая ангелов. Все таки, когда в батареях полный заряд, работать куда приятнее. А благодаря инстинктам и системе “ртуть” наше движение было быстрым и почти стремительным.
- Дженни, вперёд.
Замерев между подготовленной ранее колонной и стеной, я одним импульсом мысли снял щит, ради собственной и ее безопасности, продолжая крепко держать ее в своих объятиях, а то убежит ещё на встречу приключениям со стеной. Сейчас, ее безопасность казалась мне самой важной. А ангелы, менее вредоносными, тем более, что они слишком медленно поворачивались. Такой соблазнительный шанс, успеть сделать задуманное раньше, чем нам придет конец.

+1

21

- И нет, мне не нужна армия, потому что есть они, всегда есть они. Любовь это не эмоция. Любовь это обещание. И он никогда не причинит ей вреда ©
- Ты сама меня сканировала, знаешь, что во мне не мое, так что, раз ты говоришь, что машина разумна, ее вполне может не устраивать другая разумная механическая форма.
Дженни чуть нахмурилась. Чтож... если уж Адам уже успел познакомиться с путешествиями во времени и даже с такими тварями, как Плачущие ангелы, то возможно, его стоило так же познакомить, пусть и только на словах /и пусть так и останется, пожалуйста!/ с другими созданиями, один вид которых практически у всех, кто с ними имел неосторожность встречаться, вызывали одни кошмары: - Не совсем. Есть такие... как бы тебе сказать, - Дженни даже задумалась, как это сказать лучше, - ... создания, один вид у которых вызывают ужас даже у меня. И видит Бог, чтобы ты с ними никогда не столкнулся, но... Кибер-люди, созданные полностью из металла, лишенные эмоций и какого бы то ни было сострадания, стремящиеся только к одному - уничтожить всё живое вокруг. Ну или преобразовать в себе подобных, для увеличения собственного числа. Вот почему ТАРДИС, скорее всего, настороженно к тебе относится - ты для неё нечто новое, неизвестное. Ну и конечно, у нас ещё не было пассажиров..., - на этих словах губы дочери Доктора трогает лёгкая улыбка, - а тут ты ещё сопровождаешь меня в деле, которое практически со стопроцентной гарантией может оказаться последним. Так что она ещё и ревновать может на самом деле...
До чего же приятно просто разговаривать... и пытаться просто не думать, что вообще-то у них ещё осталось незаконченное дело. А может быть, она уже просто слишком долго была одна, и сейчас активно это восполняла, одной частью своего сознания понимая, что в какой-то момент она снова останется одна, и пока есть такая возможность поговорить с кем-то кроме любимого корабля, она будет пользоваться ею до конца.

Ей даже не нужно думать, нужно просто слушать голос Адама и понимать, что нужно слушаться - потому что он точно плохого не посоветует.
А ещё - что он едва ли не самый надежный человек, и что с ним она может вообще ни о чем волноваться, потому что он просто не даст ничему с ней произойти. Это даже немного дезориентировало её - раньше о ней так заботился и беспокоился только отец, да теперь вот ТАРДИС, а тут... И да, это было непривычно. Совершенно непривычно. Очень странно.
Откуда это вообще?
Она раньше не думала об этом - как-то не приходилось, да и прецедентов таких не было, если уж на то пошло! - но сейчас, когда её обнимали металлические руки, руки, которые были созданы в первую очередь для того, чтобы убивать и калечить, Дженни задумалась, как бы она могла это охарактеризовать. Каким одним словом она бы могла назвать, то, что она чувствовала. И очень скоро ответ сам пришел в её сознание - "Забота". Это была забота и чуткость, и ни малейшего намека на то, что эти руки причинят ей хоть какой-то вред. Да ни один металл на это не способен, ни одна технология не способна передать такой спектр эмоций и внутренней теплоты. А Адам был на это способен. И это делало его едва ли не большим человеком из всех, кого она только знала.
Затрещал репродуктор громкоговорителя. Дочь Доктора только криво улыбнулась - ангелы ещё на что-то надеялись? Жаль конечно их разочаровывать, да вот только... хотя нет, вы знаете, нисколько не жаль.
Они и так уже сделали слишком много, чтобы давать им ещё один шанс.
- У вас же нет шансов, вы это знаете. Мы хотели бы знать, что вы делаете? - ей показалось, или в голосе ангела мелькнуло беспокойство смешанное с любопытством? Поздно спохватились только, котятки. Дженни только обняла одной рукой Адама в ответ, а другой уже вытаскивала отвёртку. Всё нужно будет сделать очень быстро.
- Да вы знаете..., - на каждый удар сердца по слову, каждое действие на выдохе, - сущую ерунду... Она глубоко втянула в себя воздух.
- Дженни, вперёд.
Этот призыв от Адама сработал словно спусковой механизм. Дженни направила отвёртку на стену.
Направить и подумать. Направить и подумать.
- Пока-пока!
Это был чудовищный, ненормальной силы вихрь, который утягивал в себя буквально всё, от ангелов, до статуй, и незакреплённых композиций для новых, ещё не открытых экспозиций. Мимо них летели стулья, статуи, скульптурные композиции, обломки ещё неотреставрированных групп, и невесть что ещё, что было незакреплено ничем, в отличие от них. Тут нельзя было даже хотя бы как-то шевельнуть головой, чтобы не дай бог не получить удара пролетающими деталями интерьера. Что там в истории говорится про новую выставку в Национальном музее? Новая экспозиция откроется только в 2010? Знатно же они тут, получается, покуролесили. Но с другой стороны... всё могло быть ещё хуже. А так у них есть хотя бы какая-то надежда на то, что всё наладится. Все летело и грохотало, и даже потолочные светильники, привинченные к потолку, не выдерживали, ломая потолок, царапая его креплениями и подвесными деталями. Дженни могла только ждать, когда всё закончится, и стараться не думать о том, что они могут вдруг оказаться разделены. Нет, об этом не то, что лучше не думать - а даже не пытаться этого делать. Мысль, какой бы она ни была, всегда материальна.
А потом... трещина просто начала закрываться сама по себе, схлопываясь и закрываясь. Навечно.
Галлифрейка с шумом выдохнула. Во внезапно наступившей тишине подвала даже это прозвучало слишком громко.
- Адам?..., - тихо позвала мужчину путешественница. И хотя он до сих пор держал её, Дженни этого было мало. Пока она не убедится в том, что он реален, пока не услышит вновь его голос - не успокоится.

+1

22

Наверное, все должно было быть слегка иначе. Я не знаю. Не сталкивался с таким, но, едва щель в стене стала расти, все, на чем я сосредоточился это на хрупкости чужой жизни, которая мне доверяла. Амортизаторы в ногах, и усилители, позволяли принять достаточно устойчивую позицию, чтобы не отправится к стене и за нее, а “ртуть” ускорив реакцию и движения. Дженни оказалась прижата к груди, и крепко обхвачена руками, в защите от летящих мимо ангелов, статуй, стульев и разлетевшихся на осколки лампочек и стеклянных кубов. Накрыв светлую макушку ладонью, чтобы осколки не попадали на нее, я просто был сейчас ее защитой, безмолвной, тихой, надежной. Я просто держал, не вдаваясь в подробности подтекста или того, чем это все может обернуться. Я помнил о тех, о ком вновь зашёл разговор. Мельком был знаком с их “программой усовершенствования" и помню, как мысленно вздрогнул от того, к чему шло человечество. Металлические, не чувствующие ничего, не желающие ничего. Не сказать, что подобное знакомство с теми за кого меня ошибочно приняли впервые, мне льстило. Оно, пожалуй, заставляло задуматься, насколько я сам по себе человек, сколько во мне меня самого, когда заменены не только руки и ноги, но и сам я, внутри, когда лёгкие прошиты электроникой, в голове пару не моих имплантов, а сердце стучит в груди, под контролем датчиков, готовых в любой момент перезапустить его, если что-то пойдет не так. Я, оружие, созданное для устранения целей, для убийства других, более выносливый чем любой из людей, более совершенен чем каждый не аугментированный человек в моем времени, был другим. Не потому что Шариф вложил в меня миллионы в виде своих разработок, и не потому что я прошел спецназ. Я просто был с самого начала другим. Возможно, он прав, возможно, Меган тоже была права, когда не спрашивала разрешения, беря мой генетический материал. Возможно, Шариф Индастриз просто было местом моей жизни, где мне позволили не быть запертым в клетке, а делать то, что получалось, защищать.
То, что я делал и сейчас, крепко, надёжно, но при этом аккуратно продолжая прижимать девушку к себе, четко осознавая, что сейчас, я куда более надёжная и верная защита, чем колона, которая для меня опора. Защищать все таки этой мой выбор. Защитить, не убить. Потому что, на моих руках и так достаточно чужой крови. Даже крови тех, кто погиб в ходе инцидента на Панхея, когда Дерроу запустил свой сигнал. Ведь тот чип был усовершенствован Меган, ищущей возможность чтобы аугментации не отвергались мозгом, а приживались, как это случилось со мной, когда они стали частью меня такой же, какой раньше были мои собственные руки и ноги.
- Да.
Отвечаю и выпускаю Дженни из объятий. Оглядываюсь по сторонам и хмыкаю. Мне не требуется свет, чтобы видеть, подвал похож на поле боя, а стена закрыта, как будто ничего и не было. Неуклюже торчит из нее ножка стула, как напоминание, что за ней было, что туда ушло. То напоминание, которое теперь одно на двоих, в виде воспоминания. Странного, удивительного на оттенки эмоций, которое поднимает в груди, но приятное воспоминание, ведь мы спасли тех, кто мог стать их жертвами, остановили забор чужих жизней и паразитарное существование собственной.
- Поздравляю.
Произношу с теплотой и улыбкой, что теряется в бородке и наконец-то ловлю это осознание, - все кончено. Ангелы больше не опасны. А, вот, музею, явно придется как-то объяснять куда они дели экспозиции.
- У нас ещё дело.
Киваю, скорее себе чем девушке, вспомнив про камеры наблюдения и решение зачистить следы. Резко схлынивает желание прогуляться по ночному музею и вряд ли оно появится в ближайшее время. Нагулялся. А путь к знакомой коморке сам выстраивается в голове. Вот, знакомый поворот, вот те самые десять метров, и серая, почти неприметная дверь, за которой пульт управления. Пальцы привычно легко прошлись по не сложному пульту управления записями наблюдения. Вот, мелькнула тень, вот ее уже нет. Стирать и перезаписывать казалось самым простым и лёгким во всей этой спонтанной миссии. Пожалуй, жаль, что не удастся спасти тех, кто уже стал жертвой ангелов и вернуть их в свое время. Но, остаётся лишь надеяться, что им было хорошо. Судя по датам, судя по множества могил, очень многие из ушедших в прошлое, прожили полную жизнь. Слишком мало было тех, кто ушел молодым, и очень много тех, чьи камни говорили о том, что их любили. Это успокаивало. Эта мысль двигала вперёд, когда я стирал оставшуюся, резервную, копию записей видеонаблюдений. Щелчок, и единственная копия этих событий у меня в голове. И у Дженни. Но, мы ведь не будем транслировать это на весь мир.
- Вот и все.
Киваю, когда до ее ТАРДИС каких-то три метра. У нас вышла своеобразная прогулка по Кардиффу, но, я ей благодарен за нее. Благодарен на то, что она не оттолкнула, узнав кто или что я, благодарен, что позволила помочь, и вспомнить почти забытое ощущение опасности и гонки со временем. Со времён моего появления в Кардиффе, про задания связанные с опасностью пришлось забыть. Становится агентом Торчвуда не хотелось, а мирная жизнь не подразумевала ничего опасного, разве что удар мизинцем об угол мебели, и то, было для меня нереальным, из-за протезов ног. А тут, почти как в старые добрые времена, разве что в инфолинке голос не Шарифа или Притчарда, а Дженни.

+1

23

Галлифрейка слышит голос Адама, и немного нервно выдыхает. Всё хорошо. Хо-ро-шо. Тогда почему её до сих пор трясет? Она улыбается, вот только эта улыбка ещё немного скованная и неуверенная, всё ещё живы воспоминания о том, что было вот буквально только что, и чем это могло закончиться. Адреналин бушует внутри, и кажется, что у неё хватит сил ещё на одну такую гонку, хотя на самом деле это просто остаточное явление, и на самом деле ей будет просто лучше вернуться в будку, и отдохнуть уже там, под надёжнейшими сводами, за крепкими стенами. Но сначала нужно будет всё же поговорить с Адамом... а вдруг он примет её предложение?
Вдруг ему на самом деле будет не жаль оставить Кардифф?
- У нас ещё дело.
Дженни только кивает, про себя думая, что это уже не дело, а так, сущие пустяки, подчистка тех остаточных следов, которые и те испарятся, как только они подчистят за собой все, что ещё можно убрать. Самым главным теперь будет разве что убраться отсюда, но благодаря ТАРДИС,  с этим не должно быть вообще никаких проблем. Разве что только...

- Вот и все.
Путешественница улыбается, чуть грустно - всё же все эти путешествия, гонки и опасности были её жизнью, и когда что-то заканчивается, становится даже немного жаль. Дженни чуть поглаживает ТАРДИС по косяку, после чего смотрит на Дженсена. Один, в чужом городе, не в своем времени, запертый и потерянный волею случая. Но ведь всё можно исправить. Ну хорошо, почти всё. Но ведь и "почти" замечательное слово, разве нет?
- Всё? Разве? - темно-синие глаза смотрят тепло и чуть насмешливо, дочь Доктора просто представить себе не может, что всё закончится именно так, просто, походя, словно ничего только что не было, и это не он её обнимал, и укрывал от всех ужасов, бед и кошмаров, а она не доверила ему всю себя, поскольку знала, что он точно защитит её, и всё будет хорошо. Дженни отходит от корабля, и внимательно смотрит на Дженсена, пытается понять, готов ли он последовать за ней, достаточно ли он безумен для того, чтобы на самом деле сейчас взять, и сорваться в никуда вместе с девочкой в пальто и с отвёрткой, родом из синей будки, туда, куда их только позовёт тот самый ветер, который сейчас обдувает все тайные и не очень тропы.
- Это же не может закончиться..., - галлифрейка чуть пожала плечами, - вот так, ты разве не согласен? Кардифф так мал, а ты... человек не из своего времени, закинутый сюда волей случая... никогда не возникало желания сбежать? Только подумай, просто на секунду - всё время и пространство, всё что когда-либо было, есть или будет... Ты можешь отправиться со мной. Если хочешь.
Дженни прикрывает глаза. Оказывается, это чертовски сложно - предлагать кому-то разделить эту судьбу странника вместе с ней, и при этом не знать, чем обернется то или иное путешествие. Каждый раз. Каждый, мать его, долбаный раз, когда ТАРДИС будет их привозить куда-то, и они будут выбираться из будки навстречу новому неизведанному миру. Но с другой стороны, разве это не здорово? Все миры, все галактики, все времена и эпохи - возможность увидеть всю красоту и все опасности Вселенной своими глазами, испытать все на своей собственной шкуре - вот где настоящая жизнь, разве не так? Или же...
- А можешь..., - галлифрейка неопределенно помотала головой из стороны в сторону, словно спрашивала - эй, ну серьезно, ты правда думаешь о том, чтобы остаться вот ЗДЕСЬ? - остаться тут, дома, который тебе предоставили, и заполнить свою жизнь... ну даже не знаю... сном, едой, работой, общением с редкими гостями, и отпуском раз в год, да? Решать тебе, в конце концов всё должно быть добровольно, - Дженни немного подумала, а потом просто подошла к Адаму, и крепко обняла его. В конце концов, когда ей ещё предоставится такая возможность? А то, что он сегодня сделал - это было, на самом деле, бесценно, и не поблагодарить его она не могла.
- Спасибо тебе. За всё, - тихо сказала Дженни, улыбнувшись напоследок, после чего она чуть приподнялась на мысках, и поцеловала Дженсена в щёку, - и главное знаешь что? Береги себя, ладно? Даже несмотря на то, что это время существенно проще твоего... всё равно. Всякое может быть, знаешь..., - дочь Доктора вновь улыбнулась, после чего, оглянувшись, скрылась в ТАРДИС, не закрывая при этом дверь до конца.

Ведь кто знает, а вдруг? Вдруг он на самом деле примет решение, которое очень, очень надолго изменит её уже такую устоявшуюся жизнь, да и его заодно? Никто не спорит, что у него, что у неё в прошлом были темные, страшные, и очень страшные страницы, но может быть, затем они и встретились? Чтобы теперь уже вместе, рука об руку, пройти через новые испытания, а походя шаг за шагом, но помогать друг другу исцеляться от уже крепко привязавшихся призраков прошлого. Вот же она, Адам, такая маленькая и такая большая, такая юная и в то же время такая древняя, самая удивительная и самая-самая синяя на свете полицейская будка: тебе всего-то надо подойти и толкнуть дверь. Подойти и толкнуть дверь, и перешагнуть за порог, позволить унести себя прочь от никому ненужных рамок, границ и условностей. А рядом с ней тебе не придется быть никем, кроме как самим собой - разве не привлекательная перспектива?

Отредактировано Jenny (11-02-2018 14:36:33)

+1

24

Кажется, раньше было проще. Оставлять сожжённые мосты, недосказанные слова, откровения и тяжесть решений. Раньше было проще, намного. А теперь, все кажется почти неважным. И пока Дженни думает, размышляет вслух и про себя, достаю из кармана перчатки, которые снял раньше, и медленно надеваю, скрывая в черной коже холодный и отталкивающий метал. Она права. Я здесь чужой. Выброшен на берег как рыба и бьюсь о влажный песок стараясь чего-то добиться. Но, что можно получить там, где ты никто? Сочувствие, отторжение, страх. Люди в моём то времпни спорили о правоте аугментации и праве аугментированных на жизнь, не то, что сейчас, за двадцать лет до бума промышленности стирающего грани между людьми и нелюдьми, между реальностью и фантастикой. Темная кожа перчаток обнимает пальцы, скользит дальше и замыкается на запястье, чуть выше, чем заканчивается рукав пальто. Не все можно скрыть. Например, почти невозможно скрыть импланты на висках, которые привлекают иногда слишком много внимания, но, я не могу их снять, и не из-за шрамов, они не пугают, а потому что, тогда останусь без зрения. Очки это дополнительный монитор, позволяющие разгрузить сетчатку. Но, сейчас, смотря на девушку в пальто, я смотрю именно кружками имплантов, изучаю ее своими глазами, стараясь запомнить. Вот только зачем мне это? Зачем помнить одну странную встречу, в череде однообразных и однотипных дней, так отчаянно сильно похожих на друг друга? Чтобы помнить, как билось собственное сердце учащенным ритмом в груди, разгоняя адреналин? Или чтобы помнить, как она принималась, доверяя себя неизвестному, и веря, просто веря, что не приченю боль? Скорее всего, я хотел запомнить день, в мельчайших деталях, ведь сегодня я снова был человеком.
Я всё ещё размышляю, изучая ее. Изучаю дыхание, изучаю ритм двух сердец, сканирую через КАСИ, как будто стараюсь понять, в чем подвох, где двойное дно в словах и эмоциях, и не вижу его. Она нуждается в защите, нуждается в том, кто будет держать руку на пульсе и придерживать ее энтузиазм, а я… Я сам нуждаюсь в том, чтобы вдохнуть воздух полной грудью и чувствовать, как всё ещё живой. Она слишком хорошо подобрала ключи к моему сознанию, к самой душе и к тому, что спрятано за маской спокойствия, уравновешенности и мира. Я слишком хорошо знаю цену войне. Ладони аккуратно, едва касаясь дотрагиваются до ее плеч. Словно, я боюсь ей навредить. Хотя, каких-то пол часа тому назад, я прижимал ее к груди, защищая от натиска в подвале. Но, это было там, а это здесь, где борьба осталось лишь в памяти и снова наступил мир. Мир и миг, сказать друг другу “прощай”. Вот только не хочется. Совершенно не хочется. И ее предложение соблазном тянет сделать эти пару шагов, ступить вновь на борт не украдкой, а полноправным пассажиром. Ее тепло завет за собой, ее жажда говорить три сотни слов в минуту лучший индикатор того, что она нуждается в собеседнике, в том, кто будет слушать, спорить, кого можно учить или у кого учиться. Она сама нуждается в спутнике не меньше, чем я в возможности просто быть. И, решение приходит само. Мысль быстрее света проносится в голове, когда слышу длинные гудки в ухе, инфолинк идеально настроен. Щелчок, автоответчик. Но, мне этого будет достаточно.
- Капитан, это Дженсен, - запинаясь, как будто думаю, как лучше сказать про то, что я больше не из подопечный. - Я встретил девушку, - звучит разумеется, потрясающе двусмысленно. - Ее зовут Дженни. У нее два сердца и синяя полицейская будка образца пятидесятых двадцатого века, ТАРДИС. Капитан, я отправляюсь с ней. Девушке нужен присмотр, а то мы уже слегка разнесли музей спасая его от ангелов, - запинаясь, делая шаг вперёд и касаюсь пальцами в перчатки корпуса корабля. И правда, текстура дерева. - Джек, спасибо за все тебе и твоей команде. Удачи вам.
С этими словами я сбрасываю вызов и открыв дверь вхожу в ТАРДИС, что больше внутри чем кажется на первый взгляд. Я не знаю, куда занесет нас, или меня, но, она права, лучше уж неизвестность, чем серые будни в Кардиффе.
- Как ты говоришь стоит подружится с твоим кораблем, чтобы она не ревновала?
Улыбаюсь. Впервые за последнее время улыбаюсь открыто и с азартом и смотрю на нее с лёгким интересом. Что же. Кардифф остаётся за плечами как остановка в сложном механизме жизни. Это был не плохой вариант найти себя, обрести устойчивость и научится прятаться. Пришло время немного расширить горизонты снов и сознания. За спиной плотно закрывается дверь, а я наконец-то делаю уверенные шаги вперёд, чтобы подойти ближе. Ты сама меня пригласила на борт, Дженни. Я буду за тобой присматривать.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Smith & Jensen [Deus Ex & Doctor Who]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC