capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson kate bishop oberyn martell
Страх спасал, заставляя идти даже когда ноги подгибались и казались ватными.
— Послушайте! Я не враг!
После удара электро-дубинкой под колени, Бодхи неуклюже накренился и, без возможности выставить перед собой скованные за спиной руки, упал лицом прямиком в вездесущий песок Джедды. В носу что-то неприятно хрустнуло. Рот сам собой открылся, вместо воздуха ловя губами мелкую крошку.
— Со, мы нашли его в пустыне.
Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » не надо меня узнавать


не надо меня узнавать

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

НЕ НАДО МЕНЯ УЗНАВАТЬ
Я хотел домой, но я хочу подальше
Люди думают, что все, что есть - подаришь им
Все от чуть ли незнакомых тебе родственников
До еле известных тебе барышень

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2ATFG.png

OZZIE - XO

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Scorpius Malfoy, Cain Burke

лето 2026, магический Лондон

АННОТАЦИЯ

У птиц слишком плотный график,
Принц не впишется в их трафик,
Да ну его на фиг.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Cain Burke (15-01-2018 21:53:26)

+1

31

Закрывает его от всего мира в этой движущейся железной коробке, от внешних забот и проблем, решение под рукой в виде блокировки дверей и ремня безопасности. Хотя Берк не слишком-то им доверяет, как никому в мире, кроме себя. Вот с ним рядом – безопасно, ну если говорить о защите. Как бы ни был груб и резок, но всё контролирует. Дело в доверии. Видит ли это кто-то или нет. Малфой видит. Своей настойчивостью и простотой подхода вытянул его внутреннего зверя как по струнке. За какие-то сраные четыре дня. Или уже пять? Сбился со счёту на поводу у ощущений. Они планировали совсем другой поворот событий. Включая первоначальный. Но даже в этом была своя романтика героизма, хотя оба не соответствовали определению героя.
– Ого, романтики? — Берк переводит взгляд на Скорпиуса, крутящего это свои салфетки в носу. Чёт реально всё тупо и не по плану вышло, но если и Каин позволит себе сейчас в эмоции упасть, то вечер будет окончательно и бесповоротно испорчен. Потому что он улыбается ободряюще и делает вид, что ровным счётом нихуя не произошло кроме стычки с пьяным неадекватным быдлом, которое они оба раскидали как крутые каратисты, но внутренний якудза эту ситуацию просто так теперь не оставит и не спишет на случайность. Решает просто вернуться к этой проблеме чуть позже, разобраться, что за номера такие ахуевшие. Даже если не один Малфой под раздачу попадает – это нездоровая херня. Но тем более Малфой. Особенно он. Этот строящий из себя идеального мальчик, что сводит в шутку неловкую тишину и повисшие в воздухе неприятные вопросы о своём прошлом. Задаёт приятные, перекидывая внимание на прошлое Каина. Но в какой подаче, только гляньте.
- Вот чё за стереотипы подвезли опять? Почему сразу тигров, если Африка? - Вопрошает не то с возмущением, не то с искренним непониманием этой хуйни. Такого вопроса ему, может, и не задавали, но похожие по смыслу проскальзывали в общении со всеми каждый раз, когда узнавали про его путешествия. - Почему не гепардов, например? А то как-то низко летаем. - Саркастично размахивает руками, пока руль не нуждается в управлении. Ответка радует, ведь Скорпиус настаивает на своём, мол, и ничего не стереотипы. Ага, ну. Подгоняет Каина под стереотипы начиная с расизма и заканчивая Африкой, а как с семейкой сравнишь в ответ – то это, конечно, стереотипы. Бесит))
- Типичный Малфой. - Закатывает глаза в ответку, когда тот говорит за жизу. – Не, это жиза. – И этот на своём. А то не стереотипы, видите ли. Если это были не стереотипы, то и аналогия с Малфоями тоже для красного словца. Скорпиус же снова нахер посылает, и губы Берка сами ползут в улыбке: - Погоди, сейчас доедем.
А дома уже можно и подумать о захватывающем длинном путешествии. Скорпиус всё ещё не отъебётся от тигров, и Каин страдальчески взвывает в потолок. Это ж как с ребёнком весь день провести, тот так же достаёт почём зря своей энергичностью и любознательностью. Берк пожимает плечами в ответ:
– Ну, не знаю... Может, не без магии.
Рррр. Блять. Пошёл ты! Завалил бы голыми руками прям бы на водительском сидении.
– А. Точно без магии.
На том и закрыли тему. В этом словесном бою снова ничья. Столько лет разницы, а вместе - интересно. Видимо, не следует спешить с выводами раньше времени, хотя не вышвырни Берк тогда этого тигрёнка за порог, возможно, всё сложилось бы иначе. То есть не сложилось.
Сейчас об этом нет смысла думать. Есть то, что сейчас, и что будет дальше. Когда-то же Скорпиус съедет. Съедет же?.. Когда доведёт отца до седых волос, а бабушка в слезах попросит вернуться домой, прощая все косяки. Это ведь семья, так всегда бывает. Наверное. У нормальных семей оно обычно так. И хотя Скорпиус не питает на их счёт надежды, с высоты личного опыта Каин понимает, что как раз-таки семья Малфоев нормальная. Просто не похожа на Уизли или Поттеров. Но их узы крови крепче, чем у тех же Берков, где дети – всего лишь продолжение рода. В одном ряду по значимости с древними артефактами.
Каин улыбается даже несмотря на такие мысли. Потому что поведение Скорпиуса такое беспечное, диковинное и юношеское. В свои двадцать Берк забивал рукав и и упарывался с шаманами, игнорируя письма из дома. Переправлялся на Гаити и в Луизиану проездом, протаскивал обратно через таможню незаконные артефакты в сумочке подружки-магглы, что не догадывалась о том, что внутри её багажа другое измерение. И ему было также пох на чьё-то мнение, и если барыга или ведьма в новоорлеанской лавке отказывались перепродавать ему товар, он тоже находил способы добиться желаемого. Ладно, Каин признаёт: Скорпиус зацепил его с первого грёбанного дерзкого взгляда. Первого предложения без здрасьте и тем более без до свидания. Будут плясать под одеялом, пока есть силы на вызовы. Позывы. Рефлексы. Такие рваные вздохи и провокационные вопросы с набитым ртом. Стены квартиры тоже защищают не хуже, чем тесный салон. И немного роднее. Наталкивают на куда более душевные разговоры без отвлекающих факторов на дороге.
- Чесночный. - Отвечает без задней мысли конкретикой. Только потом голову поворачивает с застывшим во взгляде вопросом: а чё? А ничо. Сырный лучше, говорит. Смотрит так хитро, словно задумал что-то, и Каин начинает соображать, что к чему тут, когда зависает взглядом на пальцах Скорпиуса во рту, с которых он слизывает соус. Но Каин хоть и не Цезарь, но под живот будто вонзили мечей. Тянет, сука. Он уже, в общем-то, понял, что в плане морали и адекватной сексуальной активности они не по адресу, но чтобы извращаться над едой - это уже слишком. Если вслух. А так-то норм, возьми он и сделай. Но звучит это ужасно настолько, сколько шутки в этом маггловском фильме, и Каин такой: – Ну бляяяяять, Малфой – скулит и бросает картошку в соусе обратно в пакетик. Ржёт и смотрит на него, как на дурачка: – Я тебе теперь минет делать больше никогда не хочу. – Вытирает губы салфеткой, комкает, и всё туда же в пакет. Смущается, кстати. В фильме что-то происходит, а в голове совсем другое кино. Вот же ублюдочный Малфой умеет играть на ассоциациях.
Берк тем временем сгибается в пояснице и тянется вверх, поднимаясь с живота и устраиваясь перед экраном в позе лотоса. Но с руками между ног. Так, на всякий случай. Этот говнюк снова мажется в еде, капая цезарем на голую грудь.
– Ты это специально, что ли? – С каменным фейсом предъявляет за неслучайность. Смотрит в ответ святая невинность, переспрашивают, будто не понимает, но походу реально случайно. Вот только Берк продолжает стебать за смешные попытки соблазнения: – Что, что? Вот это! Тебя есть не научили в этом твоём королевском клубе? – Так и будут друг друга попрекать за семью и за Африку попеременно. Психологические садисты. Каин отлично понимает, почему выбрали друг друга ради этой пыточной камеры. Навсегда ли это? Хуй пойми. Но сейчас нравится, и если не надоест – будет здорово. Только Берку кажется, что его жизнь всё ещё довольно скучна для молодого и энергичного Скорпиуса. И всё же, если из банального фастфуда он устраивает целое представление, то, возможно, у них есть реальные шансы на успех. – Устрицы - это да. Зато теперь знаю, где ты научился так высасывать. – Поиграл бровками, гордость аж взяла за свою шутку. Баттлят друг друга нещадно, провокация на провокации, а всё ещё ведут себя как корефаны в доску. Будто бы не хотят забить на фильм и растерзать друг друга в борьбе за доминацию. Как в диких джунглях. У львёнка большие шансы завалить грозного дядю Шрама. Бля, странно, что включили не «Короля Льва». Впрочем, плевать.
Кстати, угарает время от времени над кинцом. Нормально жрётся, под бургеры и после, лёжа в обнимку, хоть статуэтки выдавай такой примитивной комедии. Что ещё смотреть в два часа ночи так-то? Что ещё делать, чтобы завершить это горе-свидание на все десять статуэток? Бросает взгляд на свою грудь, где удобно пристроил руку Скорпиус. Водит нежно, залипая в экран. Неужели они ещё следят за действием и кривляньями главного героя?
У Берка в штанах уже стоит крепко, но он героически молчит, не подавая виду. Лишь грудь вздымается прерывистее обычного. И Малфой будто чувствует его от космоса до кожи, и ползёт рукой ниже, добираясь до причинного. Каин облизывает губы и прикрывает глаза, однако не двигаясь. Ждёт, что дальше. Он вообще не привык подсказывать, как сделать ему хорошо. Но подставляет шею под поцелуй, что-то там мыча в ответ про Африку. То есть про Скорпиуса. На него, конечно, какая нахуй Африка в сравнении с этим сафари.
Ноутбук перекочевал куда-то на край кровати, к дракклам его, верни руку обратно, ну же. Ноет внутри без его прикосновений. Малфой тянет его штаны вниз, коленями сжимают бёдра.
Каин с придыханием втягивает живот от прикосновений, следит взглядом за рукой, медленно скользящей по члену. Такой уверенный и снова непобедимый на том поле игры, правила которой известны ему гораздо лучше. Неплох ведь в рукопашной, и для этого не обязательно крошить кому-то лицо. Зачем, если можно крошить терпение Берка, который уже тянется рукой к его лопаткам, опуская ниже. Поцелуй. Так его губа никогда не заживёт, хотя сто раз мог бы намазать чем-то. Сперма не помогла, так что чем-то другим. Но нравится эта тонкая режущая боль и язык колдомедика, залечивающий его раны. Змеи не просто так символизируют медицину. Змеи в одном из обрядов вудуизма призывают богов секса. В таком случае, они оба - Боги. Молодые боги, полные желания и страсти.
– Лучше к десерту. – Выдыхает ему в губы, приоткрывая глаза, чтобы встретить реакцию. Увидеть этот блеск в голубых глазах, соблазн в каждом аристократическом движении. Даже целует его как будто спящую красавицу будит. Прекрасный Принц, бля. Принц и Чудовище – сказка второй четверти двадцать первого века)) Зубы на ключице. Шипит, толкаясь пахом. Невозможно уже. Шипит и от боли в ребре, где словил пару тумаков, но маскирует под возбуждение. Боль и правда хорошее дополнение. Если что, врача на дом даже вызывать не придётся. Всё под рукой. Он под рукой. Под его туловищем гибким, и Каин будто пересчитывает пальцами его позвонки, останавливаясь на копчике. Сука, штаны. Зачем усложнять. Берк просто режущим заклинанием разрывает швы и откидывает тряпьё на пол, не давая Малфою слезть с его бёдер.
– Пожалуйста, можно.. блять, просто садись на меня. — Не может в красивые фразы уже, мысли об одном. О нём и о том, как же хочет его. Возможно, он не это планировал, забираясь на него, но Каин знает, о чём просит. – Ты не имеешь, но у тебя все рычаги. Делай, что хочешь. Я хочу, чтобы ты доминировал.
Каин нервно и неровно дышит под весом его тела. Тянется к губам, притягивая к себе за шею, и жадно целует под ухом, ниже, тропинкой под подбородок. Зубами обхватывает выпирающий кадык. В отместку за ключицу.

0

32

Разрезает штаны его магией. Сука. Что еще может? Любые ли заклинания? Это уже не смешно. Это жутко и возбуждающе. Ведь может прошептать любое слово - и Скорпиус у его ног. Во всех смыслах. Он не вырвет палочку из его рук, делая безоружным. Он сам по себе волшебство. Его голос - заклинания более высокого уровня и понимания. И он говорит так сладко, хоть другому и почудится холодок. Он говорит развязно, насколько может себе позволить. Малфой уверен, что с другими он не мыслит так откровенно. Не раздевает словами и полу ухмылками. Он, по сути, сам ни с кем таким не был. Начинал, но те бежали в панике от ненормального. Взять хоть ту же любовь школьной поры. Смеялась над ним, вела себя дерзко. Заводила этим безумно, но никогда не давалась в руки. А этот дался с первой встречи - и это стало его ошибкой. Малфой ведет рукой по его шее с неприкрытым наслаждением. Любуется кадычной линией. Сжимает сильнее, но недостаточно сильно. Вместе со второй рукой, что на члене. Играет в полу поддавки. Уже изучил, как работает его тело - привязано к мыслям. Без магии может читать, о чем думает старый извращенец, ведя свои руки по его телу. И пусть это лишь абстрактное представление - этого достаточно, чтобы тащило.
- Это были мои единственные, - комментирует порванные джинсы. - А потому любимые, - и руки сильнее по шее. Размашисто языком проводит по его губам. Змея, что обвивает несильно. Словно добыча ей и не так нужна, но она привыкла вести определенную охоту. Так и Скорпиус взглядом жалил его возбужденные вздохи. Улыбался на слова такие милые для лежачего на лопатках. Словно просил добить его своей составляющей, а Малфой и рад. Привстает, наводя член на себя. Не спешит нисколько. Все движения предательски медленные. Чтобы прочувствовал и запомнил совместные моменты. Чтобы печатью на памяти. Чтобы жалом по вене. Чтобы сильнее. Садится полностью. Но спешит добивать свою жертву. К убийству подходит с эстетикой, как и ко всему. Лишь шатает бедрами. Осторожно. Из стороны в сторону. По кругу. Смотрит завороженно на его скулы. На его руки в рисунках. Ведет ладонью по щеке и давит на губы осторожно. Смотрит в приоткрытые. С подбородком чуть выше. Самый истинный эротизм всегда на кончиках пальцев. Ведет по уголку рта. Откровенно пялится. Двигается медленно-лениво. И затем вспоминает каково это - быть резким.
- Пожалуйста, - состроил тонкий голосок, сдавливая его челюсть сильнее. Пародирует бесстыже. - Можно... - дышит словом в его приоткрытый рот. Опускается грубо и резко. Целует сладко и медленно. И снова бедрами вверх-вниз. Держит себя в узде, потому что издевки важнее секса. Особенно, если они часть этого процесса. - Ты такой сладкий, - сильнее, больше, резче. Захватывает темпом его негодование. Кажется, Берк нахуй шлет это негодование, когда Скорпиус пляшет на нем. Так что можно говорить, что угодно. Он управляет всеми рычагами, ага. Один в нем. Другой в руке. Они сжимает сильнее его шею, но не дает задохнуться. Добивает медленно, но предпочитает есть жертву целиком и полностью. И губы со стонами скользят по его плечу. Зубы в кожу. Он еще не отомстил за все рубцы на своем теле. Но как можно обежать этого зверя, когда он так просит? Всем своим видом умоляет сильнее. И Скорпиус резко останавливается. Вбирает на полную. Ухмыляется с его недовольства в микрореакциях. И вновь набирает обороты. Так и играет, на пределе не доводя на пределе. Сам мучается неимоверно, но пытка другого намного важнее личного мазохизма. Выпрямляет спину. Руками ведет по груди. Смотрит на его открытое тело, как порнозвезда в прямом эфире. И скачет, и скачет. Раскованно грязно и уже в забытие. Сжимает его соски своими тонкими пальцами. Снова меняет ракурс, и губы припадают к ключицам. Каждый сантиметр вдыхает. Каждую доступную клетку присваивает своим ртом. Учит реагировать на его мучительные поцелуи. Учит плясать тело дрожью. Скоро его кожа сама за себя начнет говорить, кто здесь папочка. Берет его руку и кладет на свой член. Без лишних разговоров - в сексе он зачастую может замолкнуть. И сейчас мысли притупленные, звуки со рта мешают членораздельной речи. Каин словил его на мужском эго, чтобы снова сделать сучкой на этот вечер. Но Скорпиусу уже все равно. Слишком много вопросов, почему его тело отвечает взаимностью на такие извращения. Всегда хотел мужчину, но не внутрь своего тела. А сейчас расцветает букетами стонов. Любит его так сильно, как даже себя никогда не любил. Невыносимо. Приятно и больно. С резким отстуком в грудной клетке, с аритмией на сердце. Предвещает инфаркты лет в тридцать от этих эмоциональных битв. Делает ставки, идет в олл-инн. Если проебет, заплатит душой. Создает пожары, не зажигая спичек. Фоном для вздохов - кино с наивным Джиммом Керри. Его тело так шепчет своим составляющим - «двигайся». Ему не надо говорить или приказывать. Скорпиус слишком хорошо его видит. Слишком отчетливо чувствует, как тот дышит. Как тот сжимает бедро. Как тот в порыве кончит вот-вот. Сейчас бы влепить очередную издевку. Не позволить. Но Малфой прижимается сильнее и кусает подбородок в порыве страсти. Завершает свое коронное дело. Битву, в которой он мастер и всегда победитель. И расписывается на его теле своим фирменным белым.
Ложится рядом с улыбкой. Наблюдает за отдышкой. Не трогает какое-то время. Это постбеговое затишье. Это то время, к которому необходимо относится уважительно. Поворачивает на него голову и смотрит в полуоткрытые. Пальцем на щеке рисует линии. Такой жесткий и при том нежно не прикрытый.
- Ты самый непонятный мне извращенец, - произносит тихо. - Не то, чтобы я повидал много извращенцев... - вскидывает бровями. - Но ты непонятный.
И смотрит пристально. Словно хочет ответа, почему Каин такой странный. Ведь ему так понравилось драть его сзади, как последнюю шмару, что вякнула не то слово. Приложил всю свою фантазию в свое псевдо изнасилование. Отыгрался по полной за все детские обиды в семье и школе. А потом этим милым голосом просит выебать его в любом формате. Доминировать. Блять. Какое нелепое слово. Явно не для пятого дня знакомства. Но их перло. Иначе не позволял бы себе такие яства филологические. Малфой, конечно, тоже конченный. Но свои извращения он хотя бы понимал весьма отчетливо. Что хочет, то будет. Простой закон. Хочет он всякое, но чтобы горело пламенем. Чтобы в голове вспышки салютные. И у Каина вроде тоже самое, но его взгляд порою насыщался каким-то нежным трепетом. И Скорпиус таял. Хотя, может, он просто давно ходит без своих очков. Может, что-то ему самому в глаз попало. Мнительность, это же, не только бабская черта.

0

33

С нескрываемым ожиданием смотрит снизу, изучая его с разных ракурсов. Вот сегодня увидит Скорпиуса на себе. Больше поз, больше впечатлений, меньше барьеров. А они были вообще? Скорпиус отличается от Каина тем, что не выжидает и не просчитывает ситуацию. Скорпиус побеждает иным путём, но приходит к цели быстрее. Он не наворачивает круги вокруг цели, он бросается на неё. Сжимает до потери кислорода, но с лёгкими поддавками, и присваивает. Другой породы хищник. И Каин тащится от того, как змеиные пальцы скользят по его шее, обвивают её подобно дьявольским силкам, а мучительно-медленные движения доводят до исступления. А на лице - застывшее удовольствие и похоть во взгляде, никаких подсказок с губ не срывается, чтобы помочь Малфою в его исследовании тела под ним. С точностью и интересом анатома выверяет каждый изгиб гортани и трахеи, впалые ключицы. Губами изучает отшлифованные скулы, что выдают за азиатскими чертами британца. Но тело реагирует на всё, начиная с поцелуев и заканчивая случайными движениями его бёдер. Каин реагирует на всё, как ведьма на костре, потому что, ну, честно - меч в огне и горит так, что скулить хочется. Молчит. Рвано дышит в унисон уверенным движениям малфоевской руки. Чувствует встречный жар его тела, скачущий вверх-вниз по каинову паху член. Штаны уже лоскутами валяются в неизвестном направлении.
Единственные? А, ну да. Сбежал из дома налегке, даже пижамные штанцы не додумался захватить и щётку. Вот и ходил по дому в бёрковских белых майках, а ночью в чём мать родила. Каину, вообще, кажется то, что Скорпиус не заметил, что новая зубная щётка как-то сама собой появилась в подстаканнике. Впрочем, не важно. Каину комфортно было бы знать, что его гость не мучается от недостатка вещей первой необходимости, тем более - для гигиены. Благо, не нужна была бритва. Не только потому, что в магическом мире существуют способы проще, но и потому, что у него, походу, щетина росла крайне слабенько. Повезло же, блять.
Потому что от этого хотя бы не щекотно. Когда губы ползут по чувствительным местам и не хочется извиваться в приступе экзорцизма - бесценно. У всех чувствительность разная. Кому-то нравится, кто-то готов кончить от одной щекотки. Он знал одного такого. И он сейчас был сверху. Не спешил, изводя до предела терпение своего хладнокровного любовника. Ну-ну.
Подсказывает по итогу. Просит в доминирование. Блять. Никогда не подсказывает в постели, всегда присматривался же. Сопоставлял чувственные факторы. Кто кого и как хорошо ощущает. Насколько чувствуют желания и реакции Каина Берка. Это всегда целый арт. Чистое искусство, а кто как не аристократы - разбираются в искусстве? Скорпиусу на памяти Берка не было равных. Потому что медлительность вовсе не притирка, а провокация. Направил на себя, но дождался указаний. Заставил болтать, как сучку, хотя сам в сантиметрах от того, чтобы дать собой обладать. Кто кого имеет - каждый раз под вопросом. Кроме, разве что, того раза. Каин на контрастах играет, как на африканских барабанах, и от того дикого сейчас не оставалось ровно ничего. Только прожигающий взгляд в самое нутро, рентгеном палит каждую мимику. В желании узнать, как его мальчику нравится больше, как неприятнее, а с чего готов летать за пределами атомной орбитали.
Послушным котиком лежит под ним, а тот страстным тигром на него бросается, кусая губы, плечи, руки. Чёрт. Это всё ещё с заботой, но с каким-то конкретно ощутимым обладанием. Никак не подчинить. Да и для Берка это не самоцель. Нравится эта строптивая наездница, играющая по своим правилам и отторгающая чужое влияние. Он задаёт темп, когда ведётся на ускорение, а киска сбрасывает, показывая, кто у руля. Блять, и Берка до невозможного тащит. Это как... Да он ощущает себя мужиком и сучкой одновременно, вот как. Осознаёт, что трахает Скорпиуса, как и хотел, но тот ебёт его в самую душу, выворачивает наизнанку пытками, и Берк всё ещё старается держаться, сохраняя привычный загадочный образ, но больше не может. Не выдерживает драйва и издёвок, за которые хочется его... ну, значит, ещё быстрее. Сильнее хочется. Глубже, пожалуйста. Если можно. Ведь так нужно. Каин толкается в такт композиции, что создаёт Малфой своими стонами, вздохами, поцелуями и шлепками о бёдра.
Такой сладкий. Знал бы тогда, какой сейчас он сам. Если Каин сладкий, то Малфой - диабет с одного употребления. Теперь явно не сможет обойтись без инсулина, падает в эйфорию ощущений, синхронно со своим жрецом любви набирая темп. Тела в синхрон, голоса в унисон. Один в полукрик, другой - в его далёкое эхо, что так рядом. Губы о его зубы, чтобы потом потерять близость. Ползёт по прессу, вытягивается как по дудочке факира, и Каин трахает, трахает, трахает, натягивая за живот и поясницу. Зубы в оскале от дерзких пальцев на сосках, языка на ключицах через мгновение. Поспевать бы со старческой реакцией своей за этими гонками, но интересно даже просто наблюдать за трансформацией своей детки из сомневающегося, но бросающегося в бой мальчишки в порнозвезду без стыда и компаса ориентиров. Вообще никаких фетишей, интересно всё. Никаких, кроме одного на двоих: укусы ведь важнее поцелуев. Едва ли не вгрызается в ключицу,и Берк чувствует в этом отголосок мести - и тащится, постанывает в удовольствии.
Скорпиус такой активный во всём. Принимает любую инициативу, но и задаёт не хуже. Каин уже давно потерял смысл гляделок; какой смысл теперь изучать его, когда в его ладони такая реакция, трахающая порохом по менталочке. Не помнит, для чего присматривался к сексуальному поведению Скорпиуса. Это было давно, и он всё забыл. Выводы так просты. Ему любопытно что-то новое, и тело в поте. Как витамин. К чёрту всех сук, что мешают жить, Каин лучший антидепрессант. Молодость в доме, такая мягкая кожа, и его интерес к Малфою - не за весь этот стиль, хотел бы высыпать его душу на стол и вдохнуть. В темноте - руки в ноги, на бедре. Ещё быстрее - брызги на него. Сам выстреливает внутрь. В самую суть. До воображаемых искр перед глазами. Прижимает к себе крепче, толкаясь ещё, чтобы избавиться от последних капель. Чтобы наверняка. Расписались друг на друге, пометив территорию обладания. Неплохо для начала. Хотя и ощущение, что уже полгода вместе минимум.
Лежат, едва дышат. Каин поглядывает искоса на этого хитрого, что тянется пальцами к скулам. Губы трогаются в слабой улыбке, но та тут же исчезает, но только внешне. Внутри всё очень хорошо и спокойно. Как-то слишком мягко пробегается взглядом по красивому в своей худобе телу. Вслушивается в слова крайне внимательно, как обычно. Всегда слушает и слышит, хотя и делает вид, что похуй. Ага, ну. Пусть лучше считает так. Всё равно ведь непонятный.
- Был бы прост - не тащило бы так. - Озвучивает как элементарную физику что-то духовное. Теперь тоже может поиздеваться немного. Скорпиус смотрит так, словно ждёт чёткого ответа без возражений. - Что именно тебе непонятно? - Вздыхает Каин, сдаваясь под напором гиперактивного Малфоя. Ладно, у них есть ещё пара часов до рассвета, а ночью можно и приоткрыть завесу тайн. Берк всё равно не спит много и встаёт рано. И понимает в целом, что могли бы простым 'репаро' починить его штаны, но суть-то не в штанах. Два выходных впереди - нужно что-то делать.
Чтобы кроме сериалов, еды и секса были какие-то культурные мероприятия. Чтобы уж совсем не как аутисты. Хотя магический Лондон не был богат на развлечения, все какие-то банальные. Проще было сидеть дома. Ловить кайф с уюта и того, что, вообще-то, прошла уже их неделя, а они не исследовали в этом доме никаких новых поверхностей, измучив несчастную кровать во всех возможных вариациях. Пинает Малфоя между лопаток на рассвете понедельника.
- Проспишь свою смену, эй. Тебе не пора на работу? - Реагирует сам ещё очень смутно, но судя по часам, кто-то проебался)) Мерзко хихикает. - Ты так сладко спал, я не смел будить. - Наигранно-нежно улыбается, наблюдая за паникой. Сам неспешно одевается на работу. Ну, вообще-то, на сделку одну, а потом на работу. - Да шучу, сам только встал. Зайди за мной после работы. Я допоздна буду.

0

34

Стоит заранее оговорить, что многие отговаривали Скорпиуса от покупки этих джинс. Дорого, понтово, сидят странно. Но Малфой привык любить те вещи, от которых его обычно отговаривают. Или попытались бы отговорить при случае. Взмокшее тело любовника блестит под тусклым светом ночи. Называть его любовником в своей голове. Так по-особенному. Томная мысль под коркой. Его мужчина. Непонятный. Ласковый и агрессивный. Как злодей из сказок. Только Малфой видит его добрую составляющую. Она улыбается ему в ответ. Создаёт впечатление, что все всегда хорошо. Скорпиус пожимает плечами и сворачивает разговор в никуда. Не любит мусолить. Не девочка из соседнего факультета. Мальчик. И уже достаточно взрослый, чтобы делать свои выводы. На выходных бежит от него, как от жаркого пламени. Тусы всегда зажигают его сознание - он ведь молод. И ещё недостаточно упорот. Поэтому сливается к Поттеру бомбить локальные темы. Наебал Альбуса, что не увидятся на этой неделе. А вон как фарсово вышло. Лучшие вечеринки происходят только с излишками фортуны. Думал сначала, что будет грустить или трахаться вместо встречи с другом. Или оба варианта. Однако словил себя на мысли, что устал от азиата. Или тот устал от него. В любом случае, он не правильную тактику выбрал. Знал же, как правильно все это работает - надо морозить человека, а он обвил его своими цепкими инфантильными пальцами, как кольцами. Два дня не писал и не звонил. Веселился среди каких-то выпускниц, что горделиво отзывались о своих факультетах. Давай, детка, расскажи мне за свой Гриффиндор ебаный, ага)) Да, он такой классный. Женщины в эти выходные нисколько не развлекали. Альбус все расспрашивал, как друг живет ныне. Помнишь ту вампшу? Ну, вот, замутили. Крыша есть, все есть. Когда в твоем банке неограниченный запас ресурсов, жизнь в целом кажется не такой уж кошмарной. Чтобы ни случилось. По крайней мере, говорил так. А сам пил и пытался не думать о родителях. Те все пытались с ним связаться, в итоге на выходные утихли - может, устали, может, решили, что надо всем остынуть. А Скорпиус хлестал свой лимонад с градусом и молча злился. На лице улыбка, что все в порядке. Да, познакомлю как-нибудь вас. Но не на этой неделе. Типичный ответ. Типичный Малфой. Его сарказм в голове. Смотрит на цыпочек в мантиях, считай, от Гуччи. Каждая какая-то не такая. Понял быстро, что соскучился. И что нихера не устал от узкоглазого и твердолобого. Сейчас бы позвонить - но телефон где-то проебан в текстурах дома. Ну и пофиг. Танцуем. Что за тупая музыка? Пара белых под язык. Восхитительная музыка. Так и прожил двое суток. Под конец на бровях добрался до знакомой квартиры. Чуть не сбил кошку на пороге.
Падает мертвым в кровать. Даже не говорит со своим ненаглядным. Обращает на него внимание только тогда, когда сам что-то произносит, трогает. Открывает глаза - что-то ярко светит. В смысле уже утро?! Какой сейчас год?! Чувствует, что все еще въебан, но не вывозит, чем именно. Все такое в слоу моу, и это далеко не похмелье. Кое-как поворачивается на Берка испуганно. Словно спрашивает, что он тут делает - на деле пытается понять, что к чему и когда он успел раздеться. И был ли секс, потому что он не помнит. И был ли хорош, потому что - ну, по той же причине. Пытается допереть, что ему доносят.
- Па! - выпаливает звук непонятный, в итоге рот закрывает, вспоминая основы речи. - Падажди... - трет глаза. - Мы спали вчера? - с утра всегда все происходит по одному сценарию: первым думает хуй.
Кое-как поднимается с кровати, кое-как собирается на работу. Чертыхается. Пытается вспомнить, готово ли его чудо-снадобье или он ее проебал основательно. Минует Берка, как предмет интерьера. Не рискует трансгрессировать, поэтому в спешке и качке вспоминает, как правильно добраться до больницы. Хорошо, что он не магл, которому еще в общественном транспорте ехать. Здесь все хотя бы повеселее будет.
В больнице очень расстроенный подбегает к своему заледенелому снадобью. Передержал в холоде и не попросил сменщиков оставить при комнатной. Достает из одной из пробирок продолговатый кусок льда кислотных оттенков. Словно из машинного масла решили сделать мороженое. Смотрит на время - пришел одним из первых, но надо как-то прийти в чувства. Зрачки расширены. Волосы в отвратительном состе, лицо все еще переживает последствия марафона вечеринок. Не находит ничего умнее, чем пососать этот лед. К удивлению, моментально отпустило от всего. Как по-волшебству. Серьезно? Мозг включился, организм пришел в норму за считанные. Даже лед не закончился. Кладет обратно в холод. Надо запатентовать эту кислотную мороженку. Вакцина от похмелья Скорпиуса Малфоя. Не, слишком длинно. Малфоцина. Херня. Никакой семьи. Скорпоцина. Все очень отвратительно.
Вечером радостный бежит к лавке рассказать свои достижения. В сумке пара образцов на пробу вместе с четырьмя бутылками Эльфийского и другого нормального и вкусного. Нахуячит его знатно, а завтра засунет в рот радужную льдинку. Чтоб прихуел с того, какой колдомедик молодец. Наварится на этом продукте знатно, семья не нужна. Может, откроет свой исследовательский центр. Назовет именем матери. Вообще много планов в голове, даже странно - еще вчера горевал по экзистенциалке. Может, это побочка? Надо будет изучить подробно. Еще столько работы...
Лавка почти пустая. Лис не считается, он как питомец с правами уборщика. В наушниках не обращает на него никакого внимания. Скорпиус ищет Каина, но того здесь сегодня будто и не было. И зачем просил зайти? Пишет в тележке, что на месте. Ну, раз время, осматривает местные достопримечательности. Все внешне кажется грудой хлама. Удивительно, как эта лавка еще жива на магическом рынке. Осматривает какую-то перебинтованную косточку со смешным ценником и пытается понять, что это за херня вообще и кому она может понадобится - непослушному питомцу? Кто сегодня был плохим мальчиком? Кладет на место. Замечает шторку, элегантно свисающую на банку с какой-то живностью. Внимательно разглядывает некое подобие осминожьего щупальца, что словно пытается дышать. Тянется к малюсенькой щелочке и страдает. Скорпиусу сначала показалось, что это пульсация мышц моллюска. Но нет, животное или его кусочек изо всех сил старалось дышать. И парень добродушно добавляет воздуха в банке. Только щупальце наебало. Банка взрывается на осколки. Скорпиус успевает дернуться от них в сторону, но не среагировать на атаку. Фантастическая тварь увеличивается в размерах с бешеной скоростью. Хочет заполнить собой все пространство. Малфой тянется к волшебной палочке, чтобы хуякнуть эту тварину, но та круче змеи опоясывает его руку.
- ЕБАНИСЬ, - орет, что есть мочи. Двигает в сторону, но щупальце хватает за ногу и вздымает в воздух. Палочка катится куда-то по полу. - ЛИС БЛЯТЬ! - что есть мочи орет, этот придурок ведь где-то рядом. А щупальца присасываются по телу с максимальной мерзостью. Скользко, больно, словно тыщи пробирок для антицеллюлитного массажа. НО СКОРПИУС ИЗ КОЖИ И КОСТЕЙ. В основном. Не считая редкой, но выразительной мускулатуры. - БЛЯТЬ ПИДОР ЕБУЧИЙ СНИМИ НАУШНИКИ СУКА! - это было ебать больно и неприятно. Как в коконе из какой-то смазки. Пиздец, ребята. Это аут. Ногой пытается пнуть монстра, но тот словно не чувствует. Толстокожий. Достает что-то с полки и швыряет. Еще швыряет. Пока обе руки не оказались окучены этой дрянью. Надо было захватить с собой мертвую руку и устроить гонки - кто кого. Все еще орет, зовет на помощь, но никто не приходит. Монстр растет, и Скорпиус боится, что в этой комнате не останется места, и его просто расплющит. Сплошные конечности кругом с мертвой хваткой. Монстр перестает расти и принимается за изучение его тела. То больно, то щекотно. И всегда неприятно. - ЛИСАНДРРРР!!!! - и щупальце закрывает его лицо, что становится нечем дышать. Вот и все. Сегодня блять. Сука, я же тебе помочь хотел! А теперь его сожрут, как планктон. Плакали его достижения. Какая-нибудь Финиган найдет пробирки, не додумается и выбросит их нахер. Так и не получит Скорпиус или его память никаких статуэток. Зато предки будут довольны. Щупальце уходит в сторону, и Малфой дышит. Прическу будет отмывать месяца. Пытается отплеваться от слизи. Благо, она без цвета и запаха. Максимально странно. Животное словно изучает его, как ребенок игрушку. Вторая мысль - его сожрут. Первая - он сейчас участвует в скрытой съемке японского порно. У этой твари даже слабого места не видно. Ни глаза, ни рта, ни хоть чего-то отличительного от просто конечностей. Оно закручивает его сильнее в свои объятия. Лезет тонкими частями в его уши, нос, рот - Малфой скоро шею сломает оттого, как вертит головой. Не хочет повторить судьбу жертв Деви Джонса. И в итоге чувствует по своей пояснице эту мокрую жесть - она ползет и по торсу под футболкой. Она везде. СУКА. ШТАНЫ. НУ ЕБАНЫЙ В РОТ. Они, походу, реально всем не нравятся. Даже фантастическим мудакам. Лезет под трусы. Скорпиус орет и молится в мыслях. Ну он точно не хочет быть японской школьницей. И тут его озаряет одна важная мысль... Ах ты ж ебучий извращенец))) Блять, не просто так ведь держит эту хуйню здесь. Не просто так спрятал ее в темный угол под шторку. А этот любовный разросшийся на множество щупалец осьминог явно выполняет какую-то похотливую фукцию. И Скорпиус очень не хочет стать его партнером. Хотя. Второе внезапное озарение - а когда он еще такое попробует? Несколько расслабляется, но когда щупалец залазеет в рот - НЕТ НЕТ НЕТ. Точно нет. Не сегодня. Пиздец. Даже выплюнуть не может. Задыхается и кашляет. Сейчас блеванет - это точно. Там еще и в штанах творится целое озеро смазочное. Сочится через порванные щели. Пиздец. Это унижение. При этом на самом деле, даже немного приятно щекочет в особых местах. Только хотел смириться со своей участью, как заметил ахуевшую фигуру, смотрящую на него, как на представление Цирка дю Солей. Сразу замычал громко и начал шевелить руками-ногами. Получил сдачу от осьминога в виде более цепких объятий.
Каин, блять. Посылает ментально. Ты разве не видишь, что меня почти ебет твой осьминог? Заебал со своими секс-игрушками. Спасай. И глаза широкие по пять рублей, мол, давай живее.

0

35

И он наслаждался тишиной эти два дня. Приходил в себя после пятидневного марафона всего и сразу. Очень много секса. Много событий и впечатлений. Много чувств и ещё больше эмоций. Как-то слишком непривычно, и Каину нужно было время подумать. Но чем больше он думал, тем больше понимал, что скучает. А этот говнюк где-то пропадал, не брал трубки, да и Каин перестал звонить после первого пропущенного. Этого было достаточно, чтобы всё понять. Или не понять. Нет, он явно не понимал, как можно мучить его пять дней, а потом не обновлять даже мобильный. Вдруг что-то случилось или Берк просто переживает? Какие-то такие мысли, если все будни строчил смски Каину по малейшему поводу.
Его бомбило. С этих номеров, которые Скорпиус выкидывал день за днём, с максимализма в его башке и больше всего - с собственного небезразличия ко всей этой ситуации в совокупности с микроситуациями. В конце концов, они же просто трахались эти пять дней, а Каин предоставил ему своё жилище как временное убежище. Возможно, Малфой уже вернулся домой. Возможно, нашёл какой-то другой дом. Но Берк точно был уверен, что одного звонка достаточно, чтобы перезвонить в ответ сразу при обновлении. Скорпиус не перезвонил. Он не заходил даже в телеграм.
Всего этого достаточно, чтобы Каин достал не полную бутыль аяуаска. Скорпиус Малфой слишком веский повод выпить. Скорпиус Малфой слишком резкий способ убраться в сопли. Общаться с духами от заварки галлюциногенной лианы прельщает больше, чем общение с реальными живыми людьми. Каину слишком ахуительно в гостях у африканских духов на кровати под открытым потолочным небом, чтобы реагировать на внешние раздражители. Пошли все нахуй, тут базар за мудрость. Современный шаманизм. Нахуй гостей. Каин никого не ждёт. Но звуки падающих вешалок и тела в коридоре возвращают в пределы однушки. Драгоценные лоа исчезают один за другим. Ладно. Позже встретимся — поговорим. Разговор не секрет, но не для чужих ушей.
Каин протирает глаза, сползая с кровати. Перед ним то ли призрак, то ли ненаглядный блондин, пробирающийся к комнате с грацией сумоиста. Из головы выветриваются последние остатки пойла. Явился не запылился. Вкатился пьяный в говно, или упоротый. Видок не из лучших. Берк полон возмущения. Нагулялся где-то двое суток и приполз обратно. Как провинившийся муженёк в обитель брака. Влетевший прямо с пати в дом. Каин на такое не подписывался, вообще-то. Но подхватывает под белы рученьки тело и кидает на кровать. Осуждающе смотрит, но стягивает и сваливает с кровати шмот. Думает, что обязательно выскажет что-то на этот счёт. Приучит, сука, звонить в форс-мажорах. Примет извинения ахуительным минетом.
А наутро все обиды будто под ноль. Улыбка, пинки, сводит всё в шутку. Издевается над похмельем. Скорпиус смотрит потерянно, вид зомби всё равно не умаляет его шарма. Первая здравая мысль, которая беспокоит его хмельную голову, не может не радовать. Потому что эта мысль о Каине Берке.
- Не ебу мёртвых, - пожимает плечами в ответ, кидая ему в руки свежую рубашку. Да всё ок, парень. Подумаешь, загулял. Всего-то ни одной ёбаной смски за двое суток, расхуяренная прихожая и пришибленная психически кошка. Не, Каин ничего не хочет знать. Каину похуй. Конечно, нет. Но делает вид, что не пожирает себя изнутри жгучей ревностью и что ему всё равно на то, где был его любовник эти ночи. Танцуй сам, Малфой. Думал, будет морозить резким исчезновением с радаров Берка? Ага, ну. Хорошая попытка. Но ставить эксперименты на том, кто психологически третирует с манией садиста в ответ - ну такое себе.
Весь день не думает ни о ком постороннем или даже близком. Занят работой, как настоящий барыга. Важная сделка на носу, специальный заказ для одного анонимного коллекционера. Каин не спрашивает, зачем тому понадобилась эта дичайшая хрень, потому что не хочет знать, что тот будет с ней делать. Она выглядит мерзко. Выглядит слишком... говоряще. Но Берк слишком долго окучивал японцев, чтобы они согласились продать эту фантастическую тварь в его лавку. В которую он пришёл только под вечер. Поставил в центр банку с щупльцем, прикрыл тряпочкой, чтобы уснуло. Лавочка закрыта, допустим, на переучёт. Каин и Лис решают технические моменты.
Малфой был не прав в одном: Берки брали в эту лавку чужих. И не абы кого, а покинувшего стены Хогвартса харизматичного мальчика, что добывал артефакты своей харизмой и настойчивостью. Но имя этого мальчика нельзя называть. И Лисандр – первый работник лавки за последние семьдесят лет, кто не имел к ней никакого кровного отношения. Каин надеялся, что у того, в отличие от своего предшественника, нет планов по захвату мира и разделению собственной души на куски.
Лисандр не проявлял амбиций и лидерства, оставляя это Берку. Но он был юрким, сообразительным, приятным и располагающим внешне, что Каина не терзали сомнения о его полезности в лавке. Если бы он умел пресекать гордость, то даже назвал бы Лисандра своей правой рукой в бизнесе. Но он не говорит ничего такого, а Лис понимающе махает метлой по полу, отмахиваясь от намёков на похвалу. Это не означало, что они совсем уж не общались. Отбрасывая пунктик поощрений кроме каких-либо крупных праздников, в целом их общение выходило за рамки рабочего. Да и никогда таковыми не были. Поэтому Каин не долго ломается, чтобы за связыванием трав и «ведьминских мешочков» – сука, прям кружок рукоделия – в компании Лиса спросить:
– Ты же общаешься с ровесниками или там чуть старше? Ну, какие-то контакты с внешним миром поддерживаешь?
– Ты нормальный? – Резонный ответ на тупой вопрос. Берк театрально поджимает губы, пропуская мимо ушей привычную фамильярность, и переходит к делу:
– Я недавно столкнулся с агрессией нечистокровных по отношению к некоторым чистокровным. Не знал до этого момента, что этот прессинг всё ещё актуален. Ты не в курсе, как часто такое происходит и вообще меняется ли положение? Ну, вот у тех детей, которые носят фамилии приспешников Тёмного Лорда? - Щи серьёзнее, чем у самой госпожи Министра. Лис с ухмылочкой, говорящей самой за себя, собирается спросить:
– Это как-то связано с...
– Отчасти. – Берк прерывает каверзный вопрос раньше, чем Лис его озвучивает. Не глупый, догадался что к чему. – Но не в первую очередь. Просто я сам помню такое, меня доставали в школе, но, может, факультет смягчал положение. Так что насчёт вопроса?
Думает, что зря не интересовался повседневным наболевшем. Проблемами социума, в котором живёт вот уже несколько лет. А, оказывается, дифференциация прослоек общества всё ещё кое-где доходит до абсурда. И это не актуально же, ведь прошло без малого тридцать лет, чтобы магическое общество могло отпустить это прошлое. Конечно, он сомневается, что сможет изменить положение. Но и не попытаться было бы глупо. Какие-то верхние инстанции должны понимать, что это не нормально.
– Розовые очки у всего Министерства Магии или просто хорошая попытка закрывать глаза и пускать дело на самотёк? Ведь в их рядах процентов восемьдесят нечистокровных, а им не резон защищать бывших угнетателей.
– Я сам полукровка, вообще-то. - Как бы дополняет между делом Лисандр, и Каин закатывает глаза.
– Домовой эльф, бля, – подстебывает Берк эту предъяву за цинизм. – А твои дети будут, если женишься на чистокровной. Их полно, а вот мужиков меньше, наши рода просто вымерли в войну.
– Вот ты непонятный, конечно. Терпимый к любой крови, а циничен как не знаю кто.
– Да прекрати. Просто не люблю хамство. - Отмахивается Каин, а сам думает, какого драккла он снова непонятный-то. Ну серьёзно. Будто сговорились против него, а поставить себя на его место не додумались. Впрочем, Лису не особо это интересно, и он поясняет за жизу:
– На самом деле прессуют. Драки в подворотнях, провокации на публике. Даже на работах приоритет отдают полукровкам или тем, кто как-то связан с победителями. - Берка аж передёргивает от формулировки. Победители, проигравшие. Какая разница? Историю пишут победители, а все дружно, как стадо, хавают. И хорошие, и плохие - все как стервятники в зависимости от того, кто пребывает в категории угнетённых. - На чистокровных подают иски, жалуются, если сталкиваются с дискриминацией. Но чаще всего те огребают.
Исчерпывающе. Берк откладывает поделки, как и поступившую информацию - на задворки мыслей. Потом обдумает всё. Сейчас же пойдёт подготовит место в подвале для этой твари, пока Лисандр будет убираться. Скорпиус должен был зайти в скором времени, но Берк забыл. Он редко спускался в подвал, и потому залип на незамеченную раньше книжку. Полистал, понюхал листы. Старьё настоящее. А потом услышал дикий лязг. Затем - оры Малфоя. Тридцать седьмая страница забывается, и Каин пулей поднимается наверх. Нет-нет-нет, пожалуйста. Это же не то, о чём он думает... Блять! Да ёптвоюмать, Малфой.
Смотрит на это цирковое шоу, не вклиниваясь. Понимает, чё происходит, но не спешит помогать. В голове мстительно проскальзывает мысль об одиноких выходных. Два дня без секса. Всего два дня - и Каин вдруг ловит себя на мысли, что эта картина выглядит как минимум занимательно. Может, нахуй коллекционера - оставит себе? Малфой вон, сросся практически, как сиамский близнец, с этой скользкой штукой. Берк специально для особо одарённых повесит табличку, запрещающую трогать что-либо, на такие вот случаи. Каин улыбается широко, мысленно орёт с этой ситуации. Кто-то любит быть изнасилованным, что ли?)) Скорпиус умолял бы, если бы не шупальца по рту. Блять. У Берка чёт шевелится своя щупльца, и это как-то не здорово. Поэтому прекращает пытку. Достаёт из внутреннего кармана плаща палочку и направляет на монстра. Шепчет заклинания на родном для существа языке, и уменьшает, притягивает обратно, ловит двумя пальцами и материализует банку. Оглушает тварь и засовывает в вакуум, накладывает защитные чары. И только потом поворачивается обратно к влажному, липкому Малфою:
- Мог бы просто ещё раз довести. Я бы тебе тентакли и сам вогнал с удовольствием. - Сам же тянет руку помощи, но в последний момент брезгливо одёргивает, так и не касаясь. Пусть сам встаёт. Не будет трогать эту слизь. - Ты как долго собираешься крушить и ломать у меня всё? И это я ещё не за моральный ущерб предъявляю. Экскуро! - Произносит Берк, между делом направляя палочку на Скорпиуса и применяя к нему очищающие чары. - Какого хуя ты вообще к нему полез? Я же говорил ничего не трогать в этой лавке.
Но ответить не даёт Лисандр, что заруливает на огонёк со шваброй и роняет челюсть. Ведь недавно убрал всё. А вокруг такое. Хочет начать возмущаться, но под красноречивый взгляд начальника понимающе кивает головой. Каин почти уверен, что читает в этом взгляде подстёбку.
- У тебя случайно сменных штанов нет? - Недолго думая, спрашивает Берк у уборщика.

Отредактировано Cain Burke (18-01-2018 01:47:12)

0

36

Падает на пол, едва не скользит как на водных горках. В штанах все мокрое, везде просто пиздец. Осматривает себя, отплевывается от слизи. Как бы аллергию от этой дряни не подхватить. Или какой-нибудь сифилис. У таких тварей бывает венера вообще? Считается ли он теперь зоофилом? Член то встал. Хотя не уверен, что это от мыслей в голове - эта штука с каким-то ядреным составляющим. Словно по телу разлили расплавленные конфетки «холс». Каин тварь, конечно. Смотрел на него какое-то время, словно ждал мгновение, когда щупальце проникнет в зад. Чтобы ровно за это мгновение произвести свою геройскую суперсилу на монстра. Берк чистит ему шмотки, становится куда лучше в сотку. Смотрит на свои руки, щупает щеки. Все в поряде. А глаза все еще в шоке. В ахуе дичайшем. Стыдно. Обидно. Злобно тоже. Не знает, за что предъявлять сначала и имеет ли право. Еще и Лис стоит с челюстью-шлюзом. Малфой хмурится и на локтях привстает. Принимает вертикаль. Предательски пошатнулся в сторону. От удушья ноги ватные. Рукой держится за стеллаж с товарами.
- Ты ебанный извращенец, Берк, - говорит достаточно спокойно и тихо, приходя в себя. Даже удивлен, что не эмоционалит дико. Внутри ведь теория большого взрыва набирает обороты со скоростью света. - Пиздец... - улыбается, рукой закрывает свой рот. Жмурится и ржет. Потому что если посудить - это очень смешно быть почти изнасилованным осьминогом. Даже просто быть изнасилованным не так смешно, как это блядское «почти». - Не, это, конечно, был интересный опыт, - выпрямляется и рассматривает ущерб своей одежды. - Но я б не советовал, - шов прям идеально по заднице. Уже даже не хочется применять репаро - просто выбросить по-магловски. Потому что это какая-то карма. Смотрит на Лиса, который выдерживает громкий покерфейс. Поджимает губы. Бля. Ну пиздец неловко. Какой-то мелкий смотрит на то, какой Малфой лох. Поэтому Скорпиус поправляет волосы движением руки и встает в некую гордую позицию, скрещивая руки на груди. Мол, все ништяк. Все нипочем. Член только колом, правда. Все еще давит в шмот. Все еще нацелен на получение какой-то премии за труды. Тянет футболку ниже на пах. Типа поправляет. Ага. Сам выглядит так, словно вынырнул из борделя, только что потрахавшись. Ага. В рот он ебал такие бордели. Вместе с Каином Берком за такие приколы. Лис куда-то уходит. Скорпиус подходит ближе к своему тайскому сутенеру. Уверен, что где-то в лавке спрятан трупак транса. Может, проклятая рука была как раз от такого отрезана.
- Нахуя тебе эта штука вообще? У тебя подпольный секс-шоп? - так и не отвечает, какого хрена полез. Да никакого. Выполнял благое дело, но похер. Щеки горят после этого. Внутри словно душу высосали, но хочется продолжения. В следующий раз будет осторожнее с запросами на порнхабе. А то вдруг реально по айпи вычислили, и вся эта херня в его жизни неспроста. Пока помещение пустует, подходит к Берку вплотную. Ведет руками по его талии. За спину. Прижимает к себе и целует медленно. Типа «привет», пока никто не палит. А сам твердым членом прижимается к его бедрам.
- Ебанный ж ты извращенец... - ухмыляется шепотом в его губы. - Пиздец. То есть пока я там рвался за жизнь, ты блять чуть ли не дрочил на это? - причем понимает, что тот тоже имеет право предъявить за вставший. Но у Скорпиуса алиби - что физиологии поделать, раз технические движения прям заточены под секс? Да и все такое липкое. Словно его окутала одна большая вагина из щупалец. Кароч, оправданий масса. Больше любит смотреть на то, как Берк смущается. Точнее, как он пытается не подавать виду. Всего неделя прошла, а он уверен, что перед ним открытая книга. Хоть он еще и не все прочитал.
Лис возвращается, и Скорпиус успевает медленно отстранится поодаль. Не отводя пристального взгляда. Кричащего, что если бы не обстоятельства, он бы выебал бы Берка в таких позах, на которые у Камасутры не хватило б фантазии. Губами очертил в воздухе «тебе пиздец», пока Лис не видит. Даже если не сейчас, то этой ночью. Он же взял с собой вина и прочего. Может, стоит и чудо-банку прихватить. Соврал же, что никому б не посоветовал. Осьминог вполне себе ничего как любовник. Лис протягивает спортивные штаны. Малфой поворачивается спиной и не светит выпуклым рельефом своих обтягивающих трусов. Напяливает. Экий днищенский модник. Как бомж на стиле. Повернулся и сделал пару движений руками, мол, пацы, я заебись теперь. Так он говорит спасибо, да. Лис его ненавидит теперь, наверное. Ведь все еще в слизи. Скорпиус находит на полу свою волшебную палочку и пытается стряхнуть с нее всю смазочную дрянь. В итоге вытирает об порванные штаны, что валяются как мусор.
- С тебя компания по походу в салон красоты после этого дерьма, - говорит, когда остаются тет-а-тет. - Или хотя бы в бутик. Там для тебя слишком мажорно, но ты не удивляйся, если посмотрят как на говно - там так принято. Пойдем.
Берет за руку, но Берк меняет его локацию. Мол, есть отличный магаз со знакомой дизайнершой. Скорпиус выгибает дугой правую бровь. Оглядывает внимательно Каина.
- Она подбирала твой стиль? - ржет. - Шучу. Мне похер на самом деле, пошли. Я просто привык ходить по одним и тем же местам, - пожимает плечами добродушно, мол, не сноб ни разу. Но если она подбирала стиль Каина, то ему пиздец. Он же совсем не элегантный. Хотя Малфоя от этого тащило очень даже. Вся эта брутальная небрежность, но при этом с ощущением стиля. Когда одет, как бомж, но при этом видно, что шмотки отличные. Но без них Берк был куда сексуальнее. Улыбается уголком рта своим мыслям. Пусть Каин думает, что хочет. Дебил. Выскочка. Шизик. Мысли материальны. Если представляет его голым в своих руках - значит, беды не миновать.
Добираются до локации. Успевают за десять минут до закрытия. Каин уходит с кем-то общаться, Скорпиус сразу осматривает шмотки на витринах и прочее. Помимо простого примитива здесь была парочка с волшебными элементами. Особенно понравился смокинг с двигающимся цветком из переднего кармана. Это было чудно-элегантно. Но хватит с него на сегодня животного. Пестики-тычинки выглядят угрожающе. В итоге плюет на свой вкус и подбегает к Берку. Тот вовсю болтает с какой-то премилейшей дамой, улыбается вроде, что у Скорпиуса много вопросов в голове. Подходит и фамильярно кладет свою руку на его плечи. Мол, не забывай, дорогой, что я иногда тебя трахаю так, как ни одна телка не сможет. Сам же внешне выглядит максимально мило, как и всегда.
- Здрасьте, - говорит с улыбкой. Затем бросает взгляд на лежащий якутский журнал высокой моды. - Мне нужны... - хотел сказать «штаны», но в итоге выпаливает. - Йобанныйврот киса! - берет журнал и тычет им чуть ли не Берку в лицо. А сам смотрит на дизайнершу и ждет подтверждения. - Это он?! - та смеется с гиперактивности юнца. - Да ладно... - листает страницы, а там фоток - ну просто обдрочиться можно. - Это просто... офигеть! То есть днем ты лавочник, а ночью топ-модель по-корейски? - листает, листает, не может поверить. - Как так вышло? А можно забрать один? - и улыбается с шалостью на уме. Сделает потом коллаж на день святого вэ. Или просто будет припоминать, как смешную шутку. А фотки еще и двигаются, и Каин на них такой сексуальный. - Твою мать, ты ведь умеешь хорошо одеваться, в чем твоя проблема тогда? - женщина смеется и ехидно посматривает в сторону Берка.
- Да забирай, - машет своей когтистой лапкой, как кошечка и стартует свое повествование.

0

37

Скорпиус даже не пытается этого скрыть. Того, что от этих кувырков в тисках из щупалец, у него крепко стоит. Ни когда принимает позу сильного независимого, чтобы не ударить в грязь лицом перед Лисандером, ни когда прижимается к Каину в поцелуе, похабно потираясь о бедро. Говорит пошлые вещи с невозмутимым видом, смущая Каина ещё больше. Сукин ты сын, Малфой. Каин Берк никогда ничего не смущался - он же ёбанный извращенец. Самый отбитый из всех, кого Скорпиус знал. Надо соответствовать:
- Я бы не отказался быть на месте этой штуки, - с улыбкой отвечает Каин и тут же добавляет шутку, не сводя прищуренного взгляда с блядских синих: - Может, возьмём его третьим? - Понравилось же, вон, как извивался в слизи. Естественная смазка с этой фантастической даже не понадобится. Удобно, чё. Волшебной палочкой, что всё ещё в руке, проводит вниз по его позвоночнику. Сегодня прям вечер ебанутых кинков, но это действительно всё очень возбуждающе. Так заводят друг друга, что невозможно переключиться на других. Да и какой смысл? Один пошлостями и провокациями бьёт в самую суть, а другой нахрен сносит границы, показывая, что ничего запретного для них нет.
Но на словах Каин альфа, а в мыслях под этим раздевающим взглядом всё совсем не такое. Понимает, как хочет Скорпиуса. Он просто очень сильно хочет Скорпиуса, который отстраняется на несколько шагов, не сводя с Берка многообещающего взгляда. Трахает одним взглядом, и Берк читает по губам желанную угрозу. И снова в паху тянет - тянет так сильно, что Каину приходится вполоборота стоять к Лису, прикрывая рукой то, что едва ли уже не в огне. Два дня без него и пошлый флирт для чёртовой фантазии - формула рефлекторной привязанности. Отворачивается надевать штаны так, чтобы только Берк всё видел. А он и  взгляда не сводит с переодевающегося Малфоя: его член выпирает в трусах, и Каин старается дышать ровно, но даже этот жест выдаёт неподходящую для ситуации ассоциацию себя, водящего щекой по мягкой ткани. К счастью, спортивки убивают пошлость, но даже в них Скорпиус выглядит на пафосе. Безупречен 24/7. Лис не выдерживает, отправляя зачарованную метлу плясать по полу, а сам весело шлёт их нахер - спать идёт. Ну почему не пять минут назад? Ладно, думает Берк. Подождёт ещё, пока, наконец, они не останутся одни, раз весь мир сегодня как бы против, и подкидывает новых преград уединению. Если до этого момента оба не помрут от спермотоксикоза. У одного вообще с осьминогом обломилось, недотрах - он ведь хуже, чем невозможность подрочить. Это за то, что руки суёт, куда не нужно. Ночью Каин напомнит ему, что и куда нужно совать.
А пока, с внимательным видом слушает наставления о шоппинге, как ближайший план на вечер. Кивает согласно, мол, ага, как скажешь, тебе ж виднее, модник. Принимает его руку, обхватывая пальцы поперёк своей ладонью, и тянет в другом направлении, не забывая надеть шляпу перед выходом. Просто потому что:
- Да, идея топ. Делать так, мы, конечно, не будем. - Ухмыляется Берк, глядя на удивлённого Скорпиуса через плечо, ведёт за собой и поясняет: - У меня тут знакомая дизайнерша в Косом переулке. С приличными ценами, популярная в мире. Так вот, это дочь мадам Малкин, и у её мамки по-любому мантию покупал к первому курсу, как и все. - Снова шутки-минутки, но какая разница, о чём говорить? Тянет к себе, пока темно и улицы пусты под закрытие, приобнимает за плечо между домами на границе двух улиц. Чувствует пальцы Скорпиуса на своей талии, пока не выходят на свет. Каин натягивает шляпу на глаза, чтобы не узнавали. Мало ли. Не хочет проблем для своего малого.
Успевают под закрытие, но Берк знает, что ради них салон мантий будет работать до победного. Заходят внутрь - все такие на стиле. Каин, Скорпиус, консультантки за кассой - и сама хозяйка. Прелесть этого бутика была в том, что у мадам Малкин с самого открытия не делают разницы между своими клиентами: с равным усердием тут обслужат и потомственного аристократа-чистокровку и впервые пришедшего в Косой переулок маглорождённого волшебника. Потому что мода - она для всех.
Пока Скорпиус целенаправленно ныряет к вешалкам с одеждой, Каин проходит к очаровательной леди, тут же заключая её в объятья. Мадемуазель Малкин, получившая от матушки в наследство магазин мантий и знаменитое имя, по совместительству уже несколько лет была его хорошей приятельницей. Каин редко употреблял слово "друг" к кому-либо.
Стайка помощниц-консультанток, что уже готовы были закрыть свою смену и разойтись по домам, недовольно надули губы, но при виде блондинистой молодого Малфоя, вспорхнули с мест с элегантностью бабочек. Каин закатил глаза, но Малкин остановила работниц, сказав, что помощь не понадобится, ведь к ней пришли друзья. Девочки устали, и она справится как-нибудь сама. Те хоть и не подают виду, что расстроены неудавшимся знакомством с симпатягой, но порхают в подсобку.
- Ты перевезла сюда Шармбатон, я понять не могу? - Шутит Каин, провожая их ироничным взглядом, и переводит его на хозяйку салона. Малкин хохочет мило, прикрывая тыльной стороной ладони красные губы - и Берка немного тащит, но не так, чтобы расслабиться в присутствии своего любовника. Не хватало ещё сцен ревности на пустом месте.
- Ну, они победили на международном конкурсе закройщиц и хотели быть связаны с модой. Зато теперь мужчинам тут отбоя нет. Француженки всегда в тренде. - Воу-воу, какие разговорчики пошли. Градус накаляется. Балансируют уже на грани, чтобы в пошлые шутки не свернуть, вот Каин уже подавляет коварную улыбку, делая её сколько-нибудь сдержанной и милой. Нет, Каин точно не будет сейчас шутить про мужиков и французский насморк.
- Извини, что долго не появлялся. Дел невпроворот. - Чётенько переводит тему, а то шутки про третьих лиц в постели явно могут материализоваться. Как, например, почуявший жареное Малфой, сходу облепивший Берка своими щупальцами. Это выглядит максимально гейски. Ну Малфой, ска, Малфой... Ревнивая сука, только поглядите. Что угодно, лишь бы внимание на него одного. Чтобы Каин не мог даже помыслить в левую сторону ни в его присутствии, ни вообще. Пацан к успеху идёт, и Каину это не очень нравится. Но рука на плече - нравится. Даже очень. Как и намёк на принадлежность: не забывай, Берк, кто твоя лучшая детка. И ради чего вообще здесь собрались. Штаны прикупить, а не устраивать душевные посиделки на троих. Каину хочется поскорее домой, под одеяло в объятья своего расиста, но грёбанный журнал меняет все планы.
Надо же, всё ещё здесь. Вау. Хотя, чёрт, куда он денется, если это каталог её работ. Скорпиус сходу узнаёт ненаглядного. Реагирует так же, как на дилдо-осьминогов, если не эмоцинальнее вообще. Каин растерялся на мгновение, не зная, улыбаться ему в смущении или гордо поднять нос, ведь желания одинаково велики. Малфой возбуждён в своих эмоциях и не сдержан в выражениях, чем несказанно веселит дизайнершу. Каину остаётся лишь опускать взгляд в пол, улыбаясь ямочками, но резко поднимает взгляд на вопрос: можно ли забрать один журнал. Сука, нет. Ты же не будешь на него дрочить, не будешь же)) Краем глаза сам подглядывает на страницы и свои движущиеся фотки. Вышло реально круто. И, конечно, если Малкин вежлива по отношению к клиенту и по своей натуре в целом, то Малфой не прочь подстебать за повседневный внешний вид, озвучивая сразу за всех наболевший вопрос. Берк на это лишь страдальчески помахал головой. Как же заебал, ну. Нравится же, как выглядит, к чему это вот всё. Хочется в улыбку чеширскую, да сохраняет серьёзные щи. Дома поговорят за внешний видок. Может, даже примерит парочку костюмов для своего модника, раз тот так хочет. А пока, миловидный стилист начинает рассказ об их с Берком судьбоносной встрече.
- Мы, вообще, учились в одно время. Правда, я была на Хаффлпаффе и на два курса младше, и мы особо не пересекались. И вот, спустя почти лет девять, Кай приходит в эту студию за костюмом. Я снимаю мерки, понимаю, что есть один-единственный костюм, который я сшила спонтанно и по вдохновению. Я попросила  его примерить. Сел, как влитой, и, о Мерлин, Кай выглядел так сногсшибательно, что я поняла, что нашла модель для своей будущей мужской коллекции. - Девушка лучезарно улыбается. То, как она всегда говорит о своём деле, восхищало. Вообще, Каину начинало казаться, что его круг общения - какие-то трудоголики и фанатики. Скорпиус тоже вписался в схему. Ах да, о знакомстве:
- Кстати, это Сатин Малкин. А это Скорпиус Малфой. - И вы бесите своими похожими именами, но этого Каин не говорит, потому что слишком очевидно. Сатин реагирует моментально, переключая внимание на Скорпиуса. Эй, вообще-то, Берк тут топ-модель, ребят. Они неплохо спелись на почве подстёбывания его стилёчка.
- ЗНАЕТЕ ЧТО. - Восклицает Каин пафосно с возмущением. Две пары глаз дерзко в ответ, мол, и чё? - Ничего.
Сатин засмеялась, положила лапку на плечо Берка. Что за баттл такой за его плечи сегодня? А она просто рассказывает про Париж, Неделю волшебной моды, фотосессию и то, как быстро удалось уговорить Кая позировать. Как все офигели с фотогеничности модели и что он обещал ей ещё. Бля, всё-таки помнит. Каин отводит взгляд в сторону Скорпиуса.
- Как насчёт Малфоя? Сати, а давай мы оба поучаствуем? Он подходит под те твои идеи с миксом делового и спортивного. Или как там ты хотела? Покажи эскизы, короче. И заодно штаны ему какие-нибудь подбери. В общем, дорогая, ему нужны модные шмотки, и я вверяю его твоим, - касается её руки и галантно целует тыльную сторону ладони. - ..волшебным рукам. Чтоб наш парень сиял ярко, как бриллиант.
И бросает на Скорпиуса взгляд, полный сарказма. Подмигивает ему, пока Малкин не видит, и отходит к мягкому креслу, наколдовывая себе кофе из-за рабочего прилавка. Блять. Надо будет показать Малфою "Красотку".

Отредактировано Cain Burke (20-01-2018 00:16:56)

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » не надо меня узнавать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC