capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson oberyn martell
От этой женщины, хоть она и была бледна, как печально известные слуги Лондора, пахло совсем иначе. Чужой, враждебной землей, мысли о которой заставляли вскипать загустевшую черную кровь в пересохших жилах. Вместе с ней в груди разгоралась ярость, первозданным обжигающим огнем, разрушительную мощь которого во времена войны испытали многие человеческие города и даже сам божественный пантеон, но об этом Мидир знал лишь со слов своих повелителей, вскользь рассказывавших дракону о поражении его древнего рода. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » mac creideamh agus an nighean uair


mac creideamh agus an nighean uair

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

MAC CREIDEAMH AGUS AN NIGHEAN UAIR
у старых знакомых есть новые взгляды на вещи
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://b.radikal.ru/b39/1801/97/7e5bad3ebcb2.jpg

-

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Merlin & Jenny

Камелот, V в.

АННОТАЦИЯ

Итак, время пришло встретиться вновь.
Мерлин не в восторге от службы у Артура, ведь прячась перед самым носом у человека, который всем сердцем ненавидит магию,
он подвергает себя еще большей опасности. И никакие увещевания Килгарры и Гаюса не могут вернуть Мерлина в норму. Однако, как это часто бывает, Вселенная вступает в особый заговор с Судьбой и посылает нам того, кого ты всю жизнь считал своим ангелом-хранителем из детских снов.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Merlin (04-01-2018 16:16:39)

+1

2

В нос вновь ударил запах жимолости и цветущих лип, потом до слуха сереброволосой девушки долетел колокольный звон, и она едва заметно улыбнулась. Прекрасно - значит она вновь была на месте, там, где должна была быть. Дженни поправила на руке манипулятор временной воронки, скрыла его за длинным рукавом пальто, после чего огляделась.
В этой части леса народу особливо всегда было немного, даже в самое светлое время суток, но как бы там ни было - ей стоило быть настороже. Ни к чему местным знать про то, что за ними всеми всегда незримо наблюдают, подчас порой и в самые нелицеприятные моменты. Равно как и ни к чему им всем знать, к кому именно эта самая девушка в этот день прибыла на самом деле.
Вот уже много лет - практически с тех самых пор, как мальчик только-только появился на свет, она навещала молодого человека с воистину удивительным именем - Мерлин. И именно этот самый мальчик в будущем должен был стать величайшим волшебником в истории человечества, пусть даже порой всё её целиком и полностью научное естество восставало и роптало против самой возможности существования на этом свете магии. Но Мерлин был живым доказательством того, что магия - реальна, что магия - возможно, и больше того - что он не просто легендарный персонаж артурианского цикла, но и вполне себе реальная личность. А у всяких легендарных личностей на пути становления поджидало зачастую столько проблем, тревог и печалей, что порой оставалось только диву даваться, как у них ещё хватало сил на то, чтобы всё-таки сделать то, что было предначертано им судьбой.
Как так вышло, что Дженни решила приглядывать за Мерлином?

Да она и сама уже вряд ли смогла бы сейчас ответить на этот вопрос. Разве что... она просто ЗНАЛА, что отныне её жизнь и жизнь Мерлина теснейшим образом связаны между собой, и что она будет рядом с ним до тех пор, пока "звезды не упадут с небес".
А ведь как всё невинно начиналось!
Как-то раз, гуляя возле излучины реки, Дженни уже было хотела склониться к воде, чтобы немного ополоснуть пылающее лицо - посещать планету песчаных бурь в самый их разгар воистину отвратительная идея! - как вдруг её внимание привлек едва слышный шорох где-то со стороны высоких зарослей, словно там кто-то прятался. Галлийфрейка только смочила лицо, чуть потрясла ладонями, чтобы на них оставалось не так много влаги, и улыбнулась куда-то в сторону тех самых зарослей: - Извини, не хотела тебя потревожить. Но ты не бойся меня, я не как твои... соплеменники, - галлифрейка не стала лишний раз упоминать про то, что она способна читать души окружающих без их прямого на то ведома. Не сразу, но спустя какое-то время к ней навстречу вышел мальчик. Он был смешной, с широко распахнутыми глазами и удивительно живой и любознательный. Для всех Мерлин был легендой, выдумкой, этаким седовласым старцем с бородой по пояс, и одетый непременно в какое-то жуткое рубище. И тут на тебе - Мерлин, который ещё совсем ребенок, у которого впереди настолько же долгий путь, как и... как и у неё, или Доктора - а это означало только одно: Мерлину потребуется помощь. И если не сейчас, то в будущем, особенно когда ему будет казаться, что он совершенно и беспросветно одинок. А то, что у него обязательно будет такой период в жизни /а то и не один/ Дженни даже не сомневалась. На пути к вершине случается и падать, и спотыкаться - причем неоднократно, и обязательно должен быть кто-то рядом, кто поддержит и поможет встать, и пойти дальше, кто придаст сил и уверенности для дальнейшей схватки с судьбой. И сейчас Дженни только что приняла для себя решение - стать для будущего величайшего волшебника в истории человечества той самой поддержкой и опорой, которая будет рядом с ним даже когда падет Камелот, и мир перевернется с ног на голову не одну тысячу раз. Даже когда старый мир рухнет, рассыпется словно карточный домик и для многих просто перестанет существовать, Дженни и Мерлин будут существовать.
Просто потому, что таков будет устоявшийся порядок, который не сможет пошатнуть никто и ничто.

- Меня зовут Дженни, - улыбнулась путешественница во времени, после чего нырнула одной рукой в один из многочисленнейших бездонных карманов своего пальто, и достала оттуда огромное красное яблоко, - ты голоден? Не бойся, это всего лишь яблоко. Вкусное, честное слово! Однако видя недоверие на лице Мерлина - и она не могла его за это винить! - Дженни достала из того же самого кармана ещё одно яблоко, и тут же откусила от него внушительный кусок, словно показывала, что с огромным фруктом всё в порядке, - вот, видишь? Совершенно нечего бояться.
В тот день она от Мерлина практически не отходила - рассказала массу фактов про ботанику и травы, поделилась массой собственных знаний, а на прощание подарила огромный дневник в толстом чёрном переплете, куда Мерлин мог отныне записывать всё то, что ему только могло быть интересно, или что он узнал нового за тот или иной прожитый день. Но было в этом дневнике ещё кое-что - на самой последней странице она оставила для Мерлина послание на галлифрейском, однако она не спешила посвящать мальчика в это послание. Для этого должно было пройти время - а именно когда дневник будет заполнен полностью, и он дойдет до последней страницы. Вот тогда-то она ему обязательно скажет перевод.
- Я обязательно к тебе вернусь, - она улыбнулась мальчику, после чего крепко обняла его, - ты только жди меня, хорошо? А потом она просто нажала кнопку на манипуляторе, и исчезла, словно её и не было никогда ни в этом мире, ни в этом времени. И только огромный дневник, лежавший на мшистых камнях, нагретых за весь день жарким июльским солнцем, говорил об обратном.

И теперь она снова здесь, ради того, за кем она следила, кого охраняла, а порой и направляла, даже если она не показывалась Мерлину на глаза. Иногда Дженни даже пользовалась телепатией, и передавала ему послания, ободряла его, или просто что-то рассказывала, чтобы он никогда не думал, что она его, не дай Бог, бросила. А в конце каждого такого сеанса телепатической связи она обязательно говорила ему: - Я всегда буду рядом с тобой, - и убеждала его не бояться, и быть сильным, потому что ему это обязательно потребуется. Мерлин должен был быть уверен в том, что единожды дав слово, Дженни держит его до конца - и он также должен был быть уверен в том, что так было, так есть и так будет впредь. И правда - что бы ни происходило в её жизни, она всегда возвращалась к мальчику-волшебнику.
Теперь Мерлин жил в Камелоте - да не где-нибудь, а в замке, под крылом у придворного лекаря Гаюса. Для того, чтобы как следует поговорить с юным волшебником, Дженни пришлось даже применить гипноз - пусть она его и не слишком любила - и отправить Гаюса собирать травы на всю ночь. Им никто не должен был помешать, а ей было о чём с ним поговорить, да и у Мерлина, скорее всего, накопилось, что ей рассказать, и чем поделиться. Это уже не говоря о таких мелочах, как неизменность её внешнего вида, когда она даже спустя несколько лет оставалась всё той же бесконечно юной девушкой, с сияющими темно-синими глазами. Впрочем... так ли уж это теперь важно, особенно сейчас?
Скрипнула дверь, ведущая в покои Гаюса - и Дженни ласково улыбнулась оторопевшему Мерлину.
- Здравствуй, Мерлин..., - и на какой-то момент она даже дыхание затаила. Узнал - не узнал? А может быть, он просто потерял веру в то, что его звездный ангел сдержал обещание и вернулся к нему? И в этот момент Дженни познала весь скрытый смысл фразы "нет ничего хуже незнания", ибо она сейчас это испытала на своей собственной шкуре.

+1

3

- Не подходи к нему, Маркл, это урод какой-то.
- Почему урод?
- Мама сказала, у них дома черти водятся, а он их предводитель!
- Чумазый мальчишка держал за руку другого, что был чуть меньше ростом и более щуплого телосложения. Напротив них стоял третий, лет пяти-шести, еще более худющий с огромными синими глазами, черными волосами и оттопыренными ушами - он держал в руках кожаный мяч, который те, другие, уронили в канаву у его дома, а он достал. Мерлин. Так звали лопоухого и он был совершенно одинок. Нет, у него были родители - мать и отец, и, наверное в далеком прошлом еще какие-то родственники, но у Мерлина никогда не было друзей. Он не играл во дворе в мяч, не гонял вместе с остальными мальчишками свиней и кур по всей деревне, не швырял через забор коровий навоз - он, скорее, ловил этот навоз, летящий в него под громкий хохот. Еще он никогда не дергал девчонок за косички, потому что не ходил в места скопления девчонок да и они, увидев нескладного сына Хунтина и Кунис на горизонте, они резко меняли курс, сбегая, лишь бы не встретиться с ним взглядом. Впрочем, были в деревне и такие, кто не верил в его уродство, считая все происходящие странности стечением обстоятельств, но очень быстро исчезали из его жизни: менялись приоритеты. так что Мерлин всегда был один. Он не ходил в деревенскую школу - читать и писать его учила мать, отец обучал ремесленным навыкам, но безуспешно - мальчик был абсолютно равнодушен к выделке кожи или выращиванию сахарной свеклы, его так же не интересовала укладка камня и работа в кузне. Мерлин предпочитал одиночество у реки, среди разнотравья и шумной листвы, журчания воды и стрекота насекомых. Лес казался ему более родным, чем деревенские улицы и дома. Мяч он в тот раз оставил на дороге, аккуратно положив его и развернувшись, ушел в сторону реки спокойно поплакать: было ужасно обидно слышать о том, что у них черти живут. Никто там не живет - он да родители. У них даже кошки не было и не было коровы - последняя сдохла год назад, а на новую они пока не накопили, поэтому соседи решили что всему виной именно он. С самого рождения рядом с ним что-то происходило: то двигались ложки, то расплескивалась вода в кувшине, а если в доме начиналась ссора между его отцом-кузнецом и кем-то не очень довольным, то на обидчика всегда насылалась кара в виде кошки, которая появлялась из ниоткуда или полчища мышей в кармане. О том, что в семье родился маг, догадывалась только его мать, даже Хунтин считал, что это просто...случайность. Странность заключалась в том, что все знали - магами не рождаются, а становятся и именно поэтому само появление такого странного мальчика считалось уродством, ненормальностью, сатанизмом и чертовщиной. Его боялись, его избегали взрослые и науськивали своих детей, его гнобили и унижали, его пытались несколько раз убить, но без толку - камни не долетали, веревки рвались. Одним словом, за спиной Мерлина всегда стоял не ангел, а чёрт.
В тот раз он вновь оказался в лесу у реки, но внимание его привлекла девушка в очень странном наряде. Впрочем, мальчик не разбирался в моде и не видел никого кроме крестьян, носивших всё самое простое, что могли сшить или связать сами. Возможно, девушка была городской, но он не спешил попадаться ей на глаза - он привык к тому, что его считали уродом, а разносить подобную весть за пределы деревни он не хотел. Однако судьба распорядилась совершенно иначе - то ли любопытство его выдало, то ли слишком хорошее зрение, но его заметили.
- Я Мерлин.
Яблоко он взял, но так и не решился от него откусывать: он все еще помнил и веревки, и камни. А вот книжка ему понравилась - там он собирался что-нибудь записывать, как только подрастет и найдет свой путь, да и, собственно, Дженни ему тоже понравилась - её стоило узнать поближе - столько она всего знала, о чем Мерлин даже догадываться не мог. Иногда её рассказы казались совершенно неправдоподобными, но это не Маркл сидел рядом с ней, чтобы быть слишком недоверчивым и не Кай, чтобы раздувать слухи. Дженни не убегала от него, когда он показывал, что может сделать, не говорила ему что он странный, может быть потому что сама была не менее странной для этого мира?
Расставание было тяжелым. Почему-то мальчику казалось - он её больше не увидит, ведь её предназначение не находиться рядом с ним и рассказывать о том, что ромашкой можно вылечить больное горло, от глистов достаточно полынной настойки, а цикут способен остановить дыхание и ввести человека в паралич. Она, Мерлин это чувствовал, никогда больше не появится в поле его зрения потому что ей нужнее быть где-то еще, возможно, поддержать еще кого-то как он. От неё пахло дорогой и чем-то таким, чего не встретишь ни в одном букете - чем-то странным и незнакомым, но именно это позволило мальчику довериться взрослому человеку, показать ей то, что он умеет и то, от чего отворачиваются все вокруг. Мерлин знал, что у Дженни иной взгляд на его чудаковатость. После того как она исчезла, он очень долго ходил к реке - несколько лет, пока ему не исполнилось четырнадцать. Потом гормоны видимо сделали свое дело и Мерлин стал считать Дженни как простой фантастический сон, хотя часто ловил себя на том, что чувствует чей-то взгляд. А еще эта книжка...
float:right Она казалась ему странной, будто бы скрывающей в себе что-то такое, что нельзя увидеть простым взглядом. Но ни знаний у него не хватало, ни умений, чтобы докопаться до истины - он просто иногда читал свои записи, написанные еще детской рукой, крепчавшей с годами, но всё так же ничего не видел.
Прошло время и Мерлин отправился в Камелот - покорять столицу, как говорится. На самом деле его просто сплавили подальше от родного дома, поскольку сила его, обзываемая магией, стала настолько заметна и ощутима, что скрывать её становилось невозможно. Поэтому жизнь его перетекла из деревни в город с новыми соблазнами и людьми, которые не знали ничего о том, кто он такой. Да, в общем-то, он и сам об этом не знал - просто умел всё это с рождения, да и Гаюс подтвердил его уникальность. Колдовство никогда не было в человеке от рождения, оно всегда приобреталось с годами подле другого колдуна, перенималось от кого-то, передавалось насильно и его случай был одним на миллион, если не единственный в жизни.
К слову о Гаюсе.
- Ты куда?
- Я? - В глазах старика мелькнула озадаченность. - Сегодня полнолуние, мне надо собрать кое какие травы. Тебя не прошу потому что ты опять принесёшь мне не то что нужно.
Мерлин нахмурился, глядя как придворный медик собирается куда-то на ночь глядя, одел непромокаемый плащ и даже сапоги - невиданное дело для Гаюса, предпочитавшего отправлять в лес исключительно Мерлина, наверное потому что на старости лет ему подкинули молодого помощника, на которого он с радостью скинул всю тяжелую работу: чистку древнейших и вонючих котлов, уборку комнат, разносить снадобья по всему Камелоту, собирать травы в любую погоду, таскать дрова. А сегодня подозрительно смиренно собрался за разнотравьем и не брал парня с собой. С другой стороны это очень хорошо - у Мерлина будет время почитать, не слушая стариковское брюзжание, а еще он мог бы попробовать поучить очередное заклинание, чтобы потом применить его на Артуре. Внутри всё затрепетало от радости и Мерлин подскочил, чтобы помочь Гаюсу одеться как следует - до утра ведь уходит, не хухры-мухры. Как только дверь за Гаюсом закрылась он отправился за книгой и устроился поудобнее за столом где стояли свечи. float:right
Дверь скрипнула, заставляя Мерлина моментально захлопнуть книгу и накрыть ее пучком лаврового листа и пижмы, которые они с Гаюсом использовали для отпугивания тараканов; глаза его потемнели от сиюминутного ужаса и паники - в дверях стояла знакомая фигурка из прошлого и, казалось, она никогда и никуда не уходила - все та же прическа и даже одежда - возможно ли это? А может быть это его воображение разыгралось или на Камелот совершили очередное нападение и то, что он сейчас видит - это плод какого-нибудь галлюциногенного аэрозоля?
- Стой там! - Он вытянул руку вперед, предупреждающе, и потер глаза, чтобы убедиться в том что это реальный человек а не фантом. Он не верил тому, что видел, а потому не мог с той детской радостью и беззаботностью, которой обладал семнадцать лет назад, броситься ей навстречу и широко улыбаться. Да, несомненно он вспомнил её. Но была ли это действительно она, он сомневался.
- Как ты попала сюда? Как нашла меня здесь, ведь я никому не сообщал, что переехал в Камелот? - Он встал так, чтобы вошедшая не увидела его книги, загородив её спиной. Только теперь он начинал чувствовать во всем этом какой-то подвох - полнолуние, Гаюс в лесу, спокойный вечер без воплей Артура, и девушка из прошлого, о котором знает только он и она.

0

4

- Стой там!
Она улыбнулась. Потом подняла в примиряющем жесте руки - медленно, осторожно, словно она его успокаивала - чуть покачала головой. Всё было хорошо.
- Стою. Вот, видишь? Честное слово. Не бойся меня.
- А ведь ты изменился, мой милый друг, - с грустью подумала девушка, оглядывая фигуру паренька, - глаза изменились, и движения другие, более резкие и дерганые, словно ты постоянно ждёшь какого-то подвоха, испытания, или просто боишься, что сейчас вернется Гаюс, и что его уход был просто сном, а на самом деле он никуда не уходил, и уходить не собирается. И ещё тебе кажется, что ещё немного, и сейчас Артуру вновь что-то такое понадобится, и он опять вызовет тебя, потому что... ну а кого ещё ему звать, как не слугу, которого ему навязал отец?... Прости меня, мой милый друг, я должна была прибыть к тебе раньше. Намного раньше.
- Как ты попала сюда? Как нашла меня здесь, ведь я никому не сообщал, что переехал в Камелот? Дженни только едва заметно усмехнулась. В самом деле, ведь не дурак совсем. И он совершенно точно слышал голос внутри своей головы, и чувствовал, как на него смотрят. Но с другой стороны, кто, как не она, ему об этом напомнит? Ведь в конечном счете именно поэтому она впервые встретилась с величайшим волшебником в истории человечества много лет назад, у реки, когда тот был ещё совсем мальчишкой.

- Ты ведь слышал... голос..., - Дженни неспешно прошла к Мерлину, держа руки перед собой, словно говорила - эй, да, я знаю, что ты мне сказал стоять на месте, но ведь я не причиню тебе вреда! - после чего осторожно положила свои пальцы к его вискам, и закрыла глаза, "воскрешая" в его памяти все те моменты, когда она звала его, когда говорила с ним, и когда просто утешала в ночной тишине, когда вокруг плакали птицы, и шуршали злые и холодные ветра. Она открыла глаза, осторожно убрала свои пальцы, внимательно смотря в лицо Мерлина. Тем самым пристальным взглядом, который он на себе так часто чувствовал.
Он никогда не должен был быть одинок.
- Ты слышал меня. И чувствовал, что я на тебя смотрю. А в своих мыслях ты ничего не скрывал, да и я тебя из виду не теряла. Я же пообещала..., - тут Дженни заметила, что Мерлин сам на неё смотрит столь же пристально и внимательно, как и она на него буквально несколько мгновений назад.
Он что-то увидел? Но что? Хотя Дженни уже подспудно начала догадываться - столько боли и столько шока в глазах напротив она видела разве что у отца, когда он рассказывал про Повелителей времени. А ещё... когда её убили.
- Мерлин....? - осторожно позвала его Дженни. Она должна была, просто ДОЛЖНА БЫЛА узнать, что он видел, - ты что-то увидел?...
Иначе как тогда дальше жить?

Она думала, она выдержит, но к сожалению поняла, как она ошибалась.
Услышав ответ, Дженни всё же едва заметно поморщилась. Воспоминания об этом дне до сих пор были болезненными и жестокими, словно это произошло только вчера, хотя в будущем до них ещё около шести тысяч лет. И тут их увидел мальчик-маг, у которого ещё столько всего впереди, а он уже увидел такую жестокость, желание убивать просто потому, что кто-то НЕСОГЛАСЕН с идеями геноцида и стремление отыграться хотя бы на ком-нибудь просто потому, что иначе и жизнь не мила будет. Радовало хотя бы то, что он так же увидел и ту любовь, самоотверженность и полное самопожертвование собой ради того, чтобы жил близкий человек. Даже зная, что цена за это может быть непомерно высока.
- Мне жаль. Мне очень жаль, что ты это увидел. Прости.
И было в этом самом "Прости" столько теплоты, скрытой боли и грусти, что даже сама Дженни едва ощутимо вздрогнула. А потом просто крепко обняла волшебника, прижав его к себе. Вот чего ей не хватало на самом деле, и уже очень и очень долгое время - кого-то столь же близкого и родного уже человека, которого можно было бы просто обнять, и не бояться, что ей за это что-то будет. И хотя она уже жила в этой Вселенной какое-то время, а по меркам землян и вовсе какое-то несусветное количество лет, по-настоящему Дженни ни к кому не привязывалась - или просто старалась не привязываться, поскольку она понимала, что ей в любом случае рано или поздно будет БОЛЬНО. Но с Мерлином этот пункт отметался напрочь, Мерлина она полюбила сразу же и без оглядки, всей душой и обоими сердцами. Мерлин был её якорем, ради которого стоило возвращаться, и который доказывал, что в этом мире ещё есть то, ради чего стоит жить.
Поэтому на самом деле, стоит ли удивляться, что она за ним продолжала приглядывать, даже когда сам мальчик думал, что он больше никогда её не увидит?
- Это правда я. И на реке тогда тоже была я. Хочешь докажу?..., - Дженни улыбается, чуть отодвигается, после чего достаёт из кармана то самое яблоко, которое она надкусила во время своей первой встречи с мальчиком-колдуном. Галлифрейка внимательно смотрела на Мерлина: - Взгляни. Это тоже самое яблоко, которое я откусила при тебе, свежее, словно это было только что. Я путешественница во времени, и для меня каждый момент истории уже произошел, ещё произойдет, и происходит в настоящий момент. Тут Дженни нахмурилась: - Надо же... никогда бы не подумала, что всё это будет настолько непросто объяснить. Но у тебя нет причин мне не верить, я никогда тебя обману и никогда не предам. Когда ты путешествуешь по времени и сквозь время, начинаешь лучше ценить тех, кто тебе дорог и близок.

Девушка осмотрела комнату, в тёмно-синих глазах полыхнул задорный огонёк.
- Гаюс ведь уже ушёл, да? - она хохотнула, задорно подмигнув: - Значит это того стоило. Не люблю я всё это дело, но мне хотелось с тобой поговорить... без лишних свидетелей, - тут взгляд сереброволосой стал чуть тяжелее, - ибо многое из того, что ты услышишь, Гаюсу знать не нужно, он это не сможет воспринять и правильно понять, а какие-то знания могут быть и вовсе губительны. Тебе останется, пожалуй, самое трудное - молчать о том, что ты услышишь. Знание будущего - величайшее бремя, и кому, как не мне, об этом знать, ибо я это испытываю постоянно, всё время. Но ты не бойся, слышишь меня? Я всегда буду рядом с тобой.
И в этом всегда было скрыто намного, намного больше, чем мог представить обычный человек - а Мерлин, слава Богу, уж точно не был обычным! - в случае Дженни всегда означало "все века этого мира, и следующего, и всех миров разом я буду рядом с тобой".

0

5

Нет, нет, нет! Все это походило на сон сумасшедшего. Все это выглядело так, будто Мерлин подхватил горячку и видит сейчас те картинки, что посылает ему его воспаленное сознание. Она. Здесь. Этого не могло быть, хоть он и не раз чувствовал на себе пронзительные взгляды как будто из пространства, расположенного где-то между мирами. И этим наблюдателем могла быть его Дженни - человек с двумя сердцами, путешествующая во времени, навещавшая его как и обещала, только почему-то никогда не подающая знак. А ведь он долгое время нуждался в разговоре, нуждался в человеке, которому он мог бы рассказывать о своих переживаниях и тайнах, о том, чему он научился или предпочел бы забыть, о звездах, что он видел во сне и людях, скрывающих своё истинное лицо. И так было до тех пор, пока он не оказался здесь, в Камелоте, под надзором Гаюса, человека, заменившего ему отца.
float:right - Ты обещала быть рядом! - Обиженно выпалил Мерлин, подаваясь вперед, будто этот шаг, что он сделает сейчас, мог бы рассказать девушке о том, что его терзает, а не его мысли. - Не думай, что знаешь всё, о чем я молчал. Я умею скрывать любые мысли, если захочу. Сейчас для меня нет ничего, что создавало трудности ранее. - Это были речи обиженного мальчишки, шестилетнего Мерлина, которого Дженни оставила у пруда; это был всё ещё тот шестилетний мальчик, у которого не было ни одного друга, способного принять то, что в нем было с самого рождения, кто бы не отворачивался и не кричал - "урод", кто бы не кривился и не морщился, увидев его на улице, кто не кидался бы камнями и не старался причинить боль. У него был только он сам и его родители, делающие вид, что все нормально. - Я много чего слышал, в том числе и голосов и всегда думал, что это моё лишь воображение. Как ты могла? Ты думала, что я не буду чувствовать себя одиноким, но ты ошиблась. Присутствие реальное в жизни человека и нематериальное - это разные вещи и если бы ты просто попрощалась со мной навсегда - было бы лучше! - Мерлин хотел, но не мог повысить голос: это было не вовремя и не к месту. Громкие крики глубокой ночью могли спровоцировать внеплановый обход охранников, чего доброго на крики слуги прибежал бы сам Артур или кто-нибудь еще, кто не должен был бы видеть Дженни. К тому же, Дженни выглядела и без того виноватой, словно Мерлин был строгим папочкой, отчитывающим её за проделки или за игры с опасными игрушками. Например, с людьми. А именно об этом Мерлин и подумал - она играет с ним, как с тряпичной куклой, что матери в деревнях шьют своим дочерям из мешковины и найденных в доме пуговиц - они нелепые, чуть кривые, в большинстве своём неидеальные, лысые и с угольными носами. Он такой же - неидеальный. И жизнь у него такая же уродливая, заполненная только воплями Артура и его нелепыми приказами. Порой Мерлина накрывало волной ненависти к этому блондину, он отчаянно пытался найти своему хозяину оправдание, но иногда не находил ничего кроме определения "заносчивый осел", он ненавидел свою жизнь и считал, что было бы гораздо лучше, не будь его сейчас здесь материально. Попросту говоря, Мерлин считал ,что его смерть могла бы осчастливить нескольких людей, в том числе и его самого. Этот настрой уловил и Гаюс, и Великий Дракон, сидящий в подземелье на цепи, но никакие слова не достигали мерлиновых оттопыренных ушей. Её холодные пальцы, вопреки ожиданию, обожгли сознание - он помнил, как она это делала раньше, показывая то, что могла видеть только она с помощью..нет, не магии, а устройства, созданного чьим-то незаурядным умом. Это были целые вселенные, целые миры, которые не ораничивались сознанием одного человека- создавалось ощущение, будто бы он смотрит на жизнь во всех уголках живой и неживой Вселенной чужими глазами, но так ярко и осознанно, словно эти глаза принадлежали ему самому. И этим бы он удовлетворился, если бы не потянулся к одной нитке, спрятанной меж прочих - неприметной истории, которую хотели бы скрыть, не рассказывая - история одной жизни и смерти. История рождения из ничего и история самопожертвования. Мерлин слышал всё, Мерлин видел всё и более того, Мерлин физически чувствовал всё, через что проходила она - гостья его времени. Маг застыл на одно мгновение, не в силах отпустить этот эпизод и пытаясь понять, почему она не рассказала об этом раньше, почему он сам случайно ли или намеренно, поковырялся в её жизни?
- Я увидел как твое сердце остановилось. - Его голос стал низким и тихим. Эта часть истории не  была красивой, она говорила о самопожертвовании ради каких-то целей. Может быть именно об этом говорил и Килгарра, называя их связь с Артуром судьбой. Может быть он должен так же положить на алтарь свою жизнь, чтобы будущий король Камелота мог сделать что-то очень важное? Но как же быть тогда, когда у тебя нет никакого желание класть голову под гильотину, когда ты не видишь перспектив в человеке и не хочешь ничего из него выращивать, потому что затея кажется бесполезной? Он, оказывается очень долго смотрел Дженни в глаза, совершенно не чувствуя вокруг себя пространства и очнулся только после её слов, наполненных искренним сожалением. Впрочем, Мерлин довольно часто ошибался в людях. Он старался верить во всё доброе и светлое, но этот свет всегда обманывал его ожидания и вся та искренность, что излучали люди, оказывалась фарсом, обманом, игрой с его наивной простотой. Никто не знал, что именно это заставляет волшебника становиться сильнее и могущественнее. Он взрослел и рос, росла и его магия, его способности становились всё изощреннее а сам он становился мудрее. - Зачем ты это сделала? - Он знал почему, но не знал зачем. Отношение того человека к ней были не на том уровне, чтобы он мог быть благодарным поистине и в наивысшей степени; так зачем она закрыла его собой? Неужели ей, искусственному созданию, назначена судьба?
- Не надо. - Он снова отошел назад, будто опасаясь, что Дженни снова прикоснется к нему и он увидит еще что-нибудь отвратительное, что повергнет его в ступор. Это слишком тяжело понимать и принимать и он, видимо, не готов к этому. По крайней мере сейчас. - Я верю тебе, но это не значит, что не обижаюсь.  - Он слегка усмехнулся тому, как неловко бывает людям даже перед ним. Никто и никогда не пытался объяснить Мерлину свое поведение, никто не пытался доказать что-то, в чем он испытывал сомнения и сейчас он даже не знал как на это реагировать: то ли встать в позу, в которой вечно сидит Утер или Артур, выслушивая оправдания рыцарей, либо усомниться в собственной адекватности и начать с ней всё сначала. - Ушел, но я думаю, что это ты постаралась выманить его. У тебя получилось и я готов поклониться твоим стараниям, потому что Гаюса ночью очень трудно выманить из постели. Но у тебя всегда было что-то такое, отчего к тебе хотелось прислушаться, довериться тебе. Именно поэтому я считал тебя такой же странной как и я.  Я ошибался? Ты ведь совсем другая, Дженни. Ты не ведьма и не волшебница, но тем не менее ты можешь делать поистине волшебные вещи, к которым никогда не приблизится ни один из живущих в этом замке, за почти единственным исключением.  - Мерлин не стал говорить о том, что Гаюс не совсем обычный человек и гипноз, который применила к нему Дженни рассеется гораздо быстрее задуманного, а сам старик будет осознавать, что попался на чью-то удочку.
- Ты решила выйти из тени, чтобы рассказать мне что-то важное? - Мерлин скептически скривился и, наконец-то уселся за простой деревянный стол, к которому была приставлена такая же обычная, сколоченная из досок, скамья, и предложил присесть и Дженни. - Почему? Может быть я устал от загадок. Вот, к примеру та книга, которую ты оставила мне. - Он достал из-за пазухи подарок на прощание и открыл на последней странице, поставив в середину указательный палец. - Что здесь? Я знаю что здесь что-то написано и появилось оно когда я закончил последний чистый лист, но очередная загадка ставит меня в тупик. Дракон тоже говорит загадками про предназначения и судьбы, которыми я должен обладать. А я ничего не хочу. Но ведь меня никто не спрашивает, хочу ли я чего-то или нет. Вот как ты. Взяла и решила, что я должен узнать о тебе. Для чего мне это бремя?

Отредактировано Merlin (23-02-2018 21:38:29)

+1


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » mac creideamh agus an nighean uair


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC