пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » a nos voeux sacres


a nos voeux sacres

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s7.uploads.ru/R3vc9.gif

1. Сказка называется: a nos voeux sacres
2. Произошло это в: LA, Hotel "Cortez"
3. Были там: Wanda Maximoff and James March
4. Мы расскажем вам о: Том, что иногда случайные встречи совсем не случайны, а предопределены судьбой.

В Д О Х Н О В Е Н И Е

Отредактировано Pietro Maximoff (26-10-2016 21:32:45)

+1

2

[AVA]http://s6.uploads.ru/cARrS.gif[/AVA][NIC]James P. March[/NIC]
Что такое вечность в понимании человека? Нечто недостижимое. Нечто очень длинное. То, чего людям хотелось бы, но чего они достичь не смогут. Потому что, увы, все они смертны. И потому, вечность уготована совсем не им. А тем, кто выше. Не людям. Призракам, вампирам, ведьмам, и, возможно медиумам. Всей той швали, что сейчас ошивается в отеле Кортез.
Позвольте представить вам его хозяина - Джеймса Патрика Марча. Наглядный пример того, что все цели в жизни достижимы, если ты умен и хитер. Именно его рук этот дьявольский отель. Казалось бы - выходец из низких социальных слоев, но быстро взлетевший на вершину мира. Его ненавидели, его обожали. Этот мужчина заставил всех считаться с собой. Думаете, он довольствовался ролью простого богача, которому можно безнаказанно снимать девиц на ночь и творить с ним все, что хочется? Вовсе нет. Такой гениальный ум не может позволить себе отдыхать. Именно с подачи Джеймса в отеле были расставлены многочисленные ловушки. Где с газом, где с паром. Где и вовсе ямы, которые заставят в них провалиться и гарантировано сломать себе шею. Помимо этого были еще тупиковые коридоры, в которые загонялись жертвы, место, где им отрезался последний путь к бегству. Эдакая ложная надежда на то, что удастся спастись. Но нет, вес это иллюзия свободы. Джеймс предусмотрел абсолютно все. так казалось. Лишь одного он не учел. Любовь предусмотреть невозможно и именно поэтому она является самым мощным оружием в руках некоторых умельцев. Казалось бы его жизнь стала налаживаться - мало того, что об убийствах в его отеле никто не прознал, так еще и Марчу посчастливилось найти красавицу-жену: Элизабет.
Все шло идеально вплоть до того дня, как неверная женушка договорилась бежать со своими возлюбленными. Естественно он не мог ей этого позволить. Либо моя либо ничья. И это стало его первым провалом. Второй же - смерть. Правда о том, кто сдал его полиции открылась только спустя много лет. Мисс Эверс, прачка. Тайно влюбленная в молодого и красивого хозяина, какая трогательная история. Но именно она была повинна в смерти Джеймса. Что ж, лишнее ему напоминание, что в жизни нельзя полагаться ни на кого, кроме себя. В скором времени ему было уже глубоко плевать, что шлюха-Элизабет меняла мужиков как перчатки. Ему было комфортно в своей тесной компании призраков.
Новый день не должен был стать чем-то примечательным, однако он им стал. Марча потревожило ощущение бешеной силы, энергии, которая, казалось, подпитывалась от темной ауры Отеля. Это заинтересовало мужчину. В последний раз таким уникальным оказался Джон Лоу, да будет земля ему пухом. Он дополнил коллекцию Джеймса и был застрелен полицией. Впрочем, не о нем сейчас были мысли призрака, двигавшегося четко к бару - ведь именно там концентрировалась вся эта странная энергия. Взору мужчины предстала симпатичная молодая девушка. Но мысли ее были для него закрыты - это разбудило любопытство Марча. Медиум? Именно они наиболее часто, после ведьм, умеют закрываться от посторонних. А может быть она ведьма? Что ж, стоило разузнать об этой личности побольше - ведь в последнее время в Отеле ужасно скучно.
- Добрый день, юная леди. Что привело вас в отель? - подсаживаясь, и, как всегда галантно, начал разговор Джеймс, с интересом оглядывая юную особу перед собой. Кто же ты?

Отредактировано Pietro Maximoff (17-10-2016 21:27:57)

+1

3

Ванда покидает Мстителей после победы над Альтроном. На прощанье Старк вручает ей кредитку с такой баснословной суммой на счету, что она могла бы жить на эти деньги лет двадцать, совсем не беспокоясь о заработке. Вижен говорит, что если она пожелает вернуться, ей здесь будут всегда рады. Клинт прощается словами о том, что если ей когда-нибудь понадобится помощь, то она знает где их найти. Максимофф принимает это, старательно изображая благодарность, но на самом деле ненавидит их всех и винит в смерти брата. Если бы они были сильнее, ему бы не пришлось их защищать, он был бы жив. Ненависть пожирает ее изнутри, и ведьме кажется, что безопаснее будет убраться подальше до того, как это чувство возьмет бразды правления над ней, до того, как оно превратиться в план, раньше, чем она успеет кому-нибудь навредить.

Девушка берет билет на самолет до Лос-Анджелеса просто потому, что это — ближайшие рейс. На самом деле ей все равно, куда отправляться. На выходе из аэропорта взгляд ее натыкается на рекламу отеля Кортез, и она едет туда. Просто плывет по течению, даже не задумываясь почему это происходит. Словно что-то ведет ее в это место. Ванде нечего терять, так какая разница?

Она поселяется в номере 69, и тут же валится спать, даже не раздеваясь. Ванде снится сон. Ей сняться разрушенные мегаполисы и пепелища на месте бывших городов. Снятся километры кладбищ, которым не видно конца, запах гари и паленой плоти. Откуда-то Ванда знает, что все это — ее вина, все это — ее рук дело. Огонь загорается там, где она проходит, земля полыхает алым пламенем. Ты — Смерть. Шепчет на ухо глухой шипящий голос. Ты — Разрушение. Максимофф закрывает ладонями уши, но голос все равно продолжает звучать. Прямо у нее в голове. Ты — хаос. Ванда отчаянно мотает головой из стороны в сторону, кричит, пытаясь заглушить чье-то шипение, но ничего не помогает. Смотри, смотри же, ведьма, они повернулись против тебя и поплатились за это. Смотри. Ванда против воли открывает глаза и глядит на разруху, руины и пыль. На все, что когда-то было человечеством. Пред ее взором пылают леса и вековые камни превращаются в пыль. Максимофф кричит снова, еще громче, с еще большим отчаяньем и...Просыпается.

Ванда вскакивает на кровати, пробудившись от тяжелого, мутного сна, и обнаруживает, что в ее номере все перевернуло вверх дном. Буквально. Ведьма обхватывает себя за дрожащие плечи, широко распахнутыми глазами смотря вокруг. Сила вырывается из-под контроля, она снова, опять, не может ее контролировать, снова не знает чего от себя ожидать и это пугает до чертиков. Алой ведьме хочется сбежать от сюда немедленно, ей кажется, что этот отель, словно змей, сворачивается кругами вокруг ее шеи, не дает вздохнуть. Выйти от сюда, выйти, можно даже в окно. Сбежать. Но вместо этого, Ванда приводит себя в порядок, переодевается и направляется к бару. Почему не на выход? Почему не прочь? Она и сама не в силах ответить на этот вопрос.

Бармен наливает ей бокал красного вина. Топить своих демонов — плохая идея, знает Ванда, эти ублюдки давно научились плавать, но бокал она принимает и делает глоток. Долго побыть одной ей не удается, не проходит и десяти минут, как рядом подсаживается какой-то мужчина. Максимофф поворачивается к нему. Мужчина выглядит и ведет себя так, будто только что вывалился из прошлого века. И кого-то он ей напоминает, какого киношного персонажа, которого они с братом видели по телевизору, будучи еще детьми. Точно. Вспоминает Ванда. Просто вылитый Гомес Аддамс. Потерял свою Мартишу? Ведьма вежливо улыбается в ответ.
— Добрый, — отвечает она. Но день ли сейчас, вечер или уже ночь? Максимофф точно не знает, поэтому не рискует уточнять, ее собеседнику, наверное, виднее, — Странное стечение обстоятельств, полагаю. Судьба, если вы в нее верите. — девушка делает еще глоток из бокала. Она чувствует себя странно в компании этого незнакомца, уязвимо. Впрочем, Кортез — это весьма странное место, темное. От сюда бы бежать, но куда? Ванду пробирает насквозь осознание, что она осталась даже после столь ужасного сна, потому, что идти ей больше некуда.
— Ванда Максимофф. — представляется она, кажется, так принято делать, когда незнакомый мужчина заговаривает с тобой в баре. Знакомиться или отшить, что-то одно из двух. Ведьма протягивает руку для рукопожатия.

+1

4

[AVA]http://s9.uploads.ru/neZ1O.gif[/AVA][NIC]James Patrick March[/NIC] Знаете ли вы как выглядит инферно? Воронка, неумолимая, которая принесет с собой хаос и смерть. Это рок, судьба, называйте как угодно. Она неотвратима. Очень мало людей отмечены знаком хаоса. И почти всегда их верная спутница - смерть. Что бы они не делали, где бы не появлялись, реки крови готовы пролиться по мановению их рук. Марч это знал. Потому что он один из таких. Гений, убийца, наставник. А еще мертвец. Хотелось бы ему хоть раз еще почувствовать себя живым. Но это сложно. Нужен тот, кто его воскресит, кто по доброй воле согласится вернуть ему жизнь. Только могущественная ведьма. А в этой девушке, что сидела рядом, такой потенциал чувствовался. Разве это было бы не прекрасно? Снова стать живым? Снова вкусить пищу и отведать старого коллекционного вина из бара? Только для начала нужно подтолкнуть ее. Так же мягко и ненавязчиво, как он наставил на свой путь Джона. Конечно, существовал риск, что девчонка умрет, но игра стоила свеч. А может и нет... Это был относительно спорный вопрос, в котором он до сих пор не пришел к единому мнению. Среди призраков главным он не был. Скорее тут мутила воду в основном Салли. Ей нужно было больше крови, больше убийств. И потому она упивалась чужой смертью. К великому неудовольствию Джеймса, ведь он так и не смог держать ее в узде. Ведь мистер Лоу выбрал совсем не ее, и сердце отвергнутой женщины, тоже призрака, к слову, жаждало мести. Она подговорила еще одну постоянную обитательницу Отеля и пыталась убить бывшую жену Марча, но по их вине погиб взбалмошный вампир Донован. Который, к счастью, или к сожалению, не стал узником "Кортеза". И это отчасти вводило призрака в смятение: почему он так поступил? Впрочем, это был  просто вопрос, которым Марч задавался порой на досуге. Сейчас же он лишь вежливо улыбнулся:
- Что есть судьба, леди? Лишь стечение обстоятельств или провидение свыше?
По правде говоря, Джеймс не был столь религиозен. Просто потому что, он считал, что религия это бред. Призванный, чтобы держать под контролем слабых. А слабых "Кортез" пожирает. Сводит с ума. Заманивает в свои сети. Если бы у Отеля было сердце, то сейчас оно бы точно пульсировало темной энергией, которая стремилась сплестись с магией этой девушки. Марч заметил ее жест и осторожно взял ее руку в свою, чтобы легонько коснуться губами тыльной стороны ладони. Привычки. Манеры. Воспитание. Он был джентльменом, даже несмотря на то, что являлся серийным убийцей.
- Джеймс Патрик Марч. Рад знакомству со столь очаровательным юным созданием.

Отредактировано Pietro Maximoff (18-10-2016 21:08:09)

+1

5

Джеймс поцеловал ее руку как истинный джентльмен, только усиливая впечатление о том, что он выбрался из прошлого века. Сейчас мужчины себя уже так не ведут, очень плохо для них, потому что по-настоящему хорошие манеры женщин зачастую подкупают. В исполнении Марча все это не выглядело наигранно, что было странно, но Ванда уже разучилась чему-то удивляться. Она знала, что существуют люди со сверхчеловеческими способностями, и боги с другой планеты, так почему бы где-то не затеряться и настоящему джентльмену? Максимофф вежливо улыбнулась, пряча за улыбкой смятение. Ведьма не привыкла к такому обращению и это выбивало из колеи.

Она повернулась на стуле в пол оборота к барной стойке, чтобы удобнее было смотреть на собеседника во время разговора.
— Это взаимно, мистер Марч.
Ей было любопытно кто же он такой. Ванда была не настолько опытной ведьмой, чтобы определить с ходу, но что-то было в Джеймсе такое, чего не было во всех других. Что-то, что пугало и притягивало одновременно. Ей бы бежать, не оглядываясь, а не вести с ним светские беседы. Если бы она только знала, если бы...
— Случайностей не бывает, и не то, чтобы я верю в провидение свыше... — задумчиво отвечает Максимофф. Маг, хороший маг, рано или поздно понимает, что в этом мире нет случайностей. Их просто не существует, случайности — это миф. Даже в хаосе есть некая упорядоченность, таинственный алгоритм, понятный очень немногим. Да и что есть то, что люди называют хаосом, по своей сути? Все зависит лишь от точки зрения. То, что порядок для паука — хаос для мухи. И наоборот. Ванда непроизвольно задумывается об этом.
— Но, возможно, куда ни иди, в итоге оказываешься там, где должен быть. И как не старайся, что не делай, в итоге становишься тем, кем должен стать. — заканчивает она свою мысль и на секунду ее глаза стекленеют. Озвученное вслух теперь это очень похоже на правду. Ту самую правду, в которую она так долго отказывалась верить, о которой старалась даже не думать, не то, что говорить. Но что если это действительно так? Как не старайся, какие решения не принимай, все равно станешь тем, кем тебе суждено, ни больше, ни меньше. Что если от судьбы и правду не уйдешь? Ее брат был быстрее звука, но все равно не смог убежать от чертовой пули. Это ли не доказательство? Может, ее судьба — быть разрушением, смертью, сеять вокруг семена хаоса и всеобщей паники, быть воплощенным первобытным страхом. Ванда никогда не хотела никому зла, но все вокруг нее умирали. Максимофф пыталась спасать жизни, но героем стать у нее не получилось. Не сложилось. Почему?

Ведьма моргает и ее взор снова становится осмысленным и четким. Она смотрит в глаза Марча и делает глоток вина из бокала. Отель вокруг гудит и разве что не танцует. Мрак, поселившийся в этих стенах, уже даже не подбирается к ведьме — пускает корни в самое ее естество. Ванда это нутром чувствует, но предпочитает оставаться в стороне, плыть по течению. Она могла бы остановить это, вышвырнуть тьму прочь или запереть за тяжелой кованой дверью в своей душе. Ей бы не составило труда. Пока что, по крайней мере, ведь пока — это только начало, еще можно попытаться что-то изменить. Но, видите ли, дело в том, что Ванда не видит смысла бороться.

Черные как смоль корни пробивались сквозь плоть и кости. Сейчас тонкие словно нити, спустя время они окрепнут и разрастутся. И тогда станет уже слишком поздно.

Ванда отводит взгляд, пряча алые искры на дне черных зрачков.

+1

6

[AVA]http://s9.uploads.ru/neZ1O.gif[/AVA][NIC]James Patrick March[/NIC] Марч едва успевает подавить довольную улыбку. Она признает свое место. Она понимает неотвратимость судьбы. Что же, это очень похвально.
- Полагаю, в этом вы абсолютно правы. Но что вас занесло в такое... Пустынное место? - рукой он махнул на пустой холл, на Айрис, читающую книгу на респешен. Она могла выбрать абсолютно любой недорогой отель, но судьба привела ее в Кортез и он хочет знать, почему. Причем Марч с удивлением понял, что это желание продиктовано не холодным рассудком, а искренним желанием узнать о ведьме побольше. Быть может, она останется тут достаточно надолго. Кто знает... Она была красива. Не вульгарной красотой, а спокойной, обладала грацией и задатками хищника. Джеймсу это нравилось.
- Впрочем, вы можете рассказать все по дороге. Я могу показать вам отель, если не возражаете.
Конечно, всего он ей не покажет, она пока еще не готова, но однажды... Усмехнувшись про себя, Джеймс поднялся с барного стула и приглашающе протянул руку Ванде. Конечно, мисс Эверс опять будет ревновать, но его это абсолютно не волновало. Предателям нет места в его жизни, кроме, конечно, Элизабет, ибо он всегда будет ей мстить, всегда будет ее мучить. Ибо она его вещь. Если бы у этой стервы была хоть капля здравого смысла, она собрала бы монатки и смылась из Отеля, узнав, ЧТО он сделал с ее возлюбленными. Он запер их в пустом коридоре-тупике, откуда не было выхода. О да, он был жесток, ибо знал, что они вечны и эту вечность они проведут узниками. Он был весьма доволен тогда. А теперь ему предоставлялся такой шанс, который упускать не стоило ни за что. Он хотел, чтобы эта ведьма стала частью Отеля. Ведь тогда, ооо, он приходил в экстаз, представляя, что она может, позволив себе впустить тьму в душу. Ведь ее аура и так была черна. Словно беззвездная ночь. ей лишь нужно выдержать испытания, ведь ничего не дается просто так. Марч помнил это на опыте с предыдущим человеком. Иногда он забывал, что когда-то и сам был одним из них. Все это казалось уже таким далеким, несущественным, словно бы и не с ним это было... Словно бы это просто давний сон.

Отредактировано Pietro Maximoff (19-10-2016 20:46:17)

+1

7

Мистер Марч приглашающе протягивает руку, предлагая устроить небольшую экскурсию по отелю, когда Ванда чувствует это — острый, насквозь прожигающий взгляд в спину, что втыкается ей аккурат между лопаток. Горячий словно раскаленное добела железо. Если бы взглядом можно было убить, Максимофф была бы уже мертва. Кто-то упорно, но тщетно, пытается прожечь дыру в ней. От этого взгляда волоски на шее встают дыбом, а по позвоночнику сверху-вниз прокатывается могильный холод. Ванда оборачивается только для того, чтобы увидеть позади себя пустоту. Там никого нет.

Наверное, показалось. Сказывается напряжение последних дней, даже недель, слишком много стресса и душевных переживаний. Просто показалось — так думает ведьма, где-то в глубине души зная, что ничего подобного. У Отеля для нее есть еще множество сюрпризов, и это — один из них. В этом месте никогда ничего не кажется. Но ей еще только предстоит об этом узнать.

Ванда вкладывает руку в широкую ладонь Джеймса, руки у него холодные словно у мертвеца. Ее это не пугает. Внутри ведьмы горит огонь неподвластный даже этому, замогильному, холоду. Огонь способный сжигать целые миры.
— С удовольствием. — улыбаясь, отвечает Максимофф. И они уходят прочь от бара в лабиринт узких коридоров, в котором легко потеряться, если не знать точно куда нужно идти. Напоследок Ванда замечает, как Айрис отрывается от книги и провожает ее сочувственным взглядом.

— Я прилетела из Нью Йорка. Взяла билет на ближайший рейс, и это оказался рейс до Лос-Анджелеса. А на выходе из аэропорта увидела вывеску с рекламой отеля. И пришла. Ничего сверхъестественного, как видите. Обыденная, скучная, история, — рассказывает ведьма, пока они бредут по полутемным коридорам, мимо комнат, — А вы? Давно здесь живете? — интересуется она как бы между прочим, но ей действительно любопытно. Джеймс идет так уверенно, не боится потеряться в переплетении узких коридоров, он точно знает куда нужно идти. И ей остается только следовать за ним все дальше, в самое сердце всего этого лабиринта, пока стены вокруг нее сжимаются и душат, будто намекая на то, что от сюда нет выхода. Что они ее не отпустят.

+1

8

[AVA]http://s9.uploads.ru/neZ1O.gif[/AVA][NIC]James Patrick March[/NIC] Джеймс знает, что Элизабет проводила их острым, полным ненависти взглядом. Она не могла поверить, что ее бывший муж искренне заинтересовался девушкой. Не ей. Но Марчу просто надоело. Эта продажная шлюха даже после смерти продолжала выискивать жертв в свои сети. Что ему могла дать такая стерва, как она? Ничего. А Ванда была живая. Ее он мог использовать для своих целей. Торжество вскипает в его груди, когда Джеймс ведет ее по хитросплетению коридоров. в тот самый роскошный пентхаус, в котором некогда обитала его бывшая жена. Потому что оттуда открывается неплохой вид.
- За каждой историей всегда кроется что-то необычное. Поверьте мне, юная леди. - он слегка улыбается, глядя на идущую рядом девушку. - Я? Я живу здесь весьма давно. Можно даже сказать... - Марч не решается рассказать все сейчас. Слишком рано. - Можно даже сказать, что иногда мне кажется, будто прошла целая вечность! - он смеется, потому что это истинная правда. За этой фразой люди обычно не подозревают ничего плохого. Он с удивлением обнаруживает, что хочет узнать об этой девушке больше. Пусть даже Отель уже прочно закрепляется в ее душе, ему интересно. В самом деле, даже будучи убийцей, Марч не был лишен чувства такта и хитрости, а также любознательности.
- Этот отель действительно необычен, мисс. Но он терпит убытки. Это видно невооруженным взглядом. Так что новые постояльцы бывают тут очень редко.
Внезапно, по его спине, словно бы пробегает холодок. Он знает это чувство. Гнев растет в душе мужчины. Призраки опять нарушили его запрет! Но пора показать им, что даже смерть не основание творить в ЕГО отеле полный беспредел. Он здесь хозяин. Марч усилием воли берет под контроль свою ярость, чтобы девушка ничего не заметила. Он галантно провожает Ванду до номера, где та остановилась. Он знает, что у нее непременно возникнет вопрос о том, как он узнал об этом, но разве владелец Отеля не бывает в курсе всего, что тут творится? Джеймс тепло улыбается:
- Надеюсь, вы здесь задержитесь. Если так, приглашаю вас завтра встретиться в баре.  Приятного вечера, юная леди.
С этими словами Джеймс поцеловал тыльную сторону ладони Ванды и скрылся во тьме коридоров.

Отредактировано Pietro Maximoff (22-10-2016 18:57:22)

+1

9

Из окна на самом верхнем этаже отеля открывается шикарный вид на город. Ванда наблюдает за людьми внизу с неприкрытым любопытством. Они похожи на муравьев. Спешат по своим делам, смотрят только под ноги, боятся куда-то опоздать. Максимофф отвлеченно отмечает небольшую странность — там, внизу, жизнь бьет ключом и время бежит, словно вода сквозь пальцы, но здесь, в отеле Кортез, время будто остановилось. Мистер Марч, да и она сама — просто двое насекомых, застывших в янтаре. Застряли в безвременье.
— Вы правы. Это очень необычное место. — соглашается Ванда. Возможно, именно поэтому я и здесь. Необычные места притягивают к себе необычных существ. Думает она, но вслух не говорит. Впрочем, это и так понятно, без слов.
— Его можно восстановить, правда, нужны хорошие такие вложения. Отель все еще перспективный. — зачем-то продолжает она мысль в это русло. Зачем? Почему в голову ей пришли именно эти мысли, и ее ли это мысли вообще? Теперь у ведьмы были деньги, много денег. Столько, что она и не знала куда их девать. Пожалуй, она могла бы выкупить это место, но зачем это ей? Ты хочешь жить. Подумала Ванда, касаясь кончиками пальцев оконной рамы. Это здание казалось ей почти живым. Возможно, все старые здания такие. Стены впитывают в себя истории, что происходили внутри них, эмоции, которые люди чувствовали здесь. В конечном итоге старые здания обретают жизнь, становятся чем-то большим, нежели кирпич и цемент. Кортез, определенно, был одним из таких. Но что можешь предложить взамен?

Джеймс проводит ее обратно до номера. Ванда даже не интересуется откуда он знает, где она остановилась, почти даже не удивляется. Она улыбается на прощанье широко и искренне, ей понравилась прогулка.
— До встречи.
И не говорит "прощай". Максимофф, возможно, смутно понимает, что придет завтра вечером в бар, потому что просто не сможет не прийти.

Ночью ей снова снится страшный сон. Она идет босыми ногами по влажной земле посреди ночи в лесу. Лес живет своей жизнью вокруг, отовсюду слышаться тихие шорохи, звуки взмахов крыльев птиц, тихое рычание хищника, что подбирается к своей жертве и еще что-то, от чего волосы встают дыбом, а страх запускает свои мерзкие скользкие щупальцы прямо в душу. Ванда снова слышит шипящий шепот, который теперь почему-то напоминает ей голос мистера Марча. Ведьме не следует пугаться в темном лесу. Потому что где-то в глубине души она должна быть уверена, что самое страшное, что есть в темноте леса — это она сама. Лес медленно перетекает в узкий коридор отеля, где Ванда обнаруживает себя, проснувшись. Голова раскалывается на части, словно по ней кто-то ударил молотком. Максимофф трет виски, моргает несколько раз.
— Мисс? Мисс, с вами все хорошо? — слышит она смутно знакомый голос. Это Лиз Тейлор, и она немного обеспокоена.
— Да...наверное, я просто ходила во сне.
Той ночью ведьма выходит из отеля в ближайшую круглосуточную аптеку, чтобы купить обезболивающих, и обнаруживает, что вне стен чувствует себя странно уязвимой.

Когда на следующий день Ванда спускается в бар, Джеймс уже ждет ее там. Ведьма опускается на соседний стул и приветливо улыбается. На ней нет ни единого отпечатка тех событий, что произошли ночью, она даже не выглядит усталой. Ванда сильнее, чем может показаться. Сильнее, чем даже она сама о себе думает.
— Рада видеть вас снова, мистер Марч.
И она, пожалуй, действительно рада, а эти слова — не просто дань вежливости. Не смотря даже на то, что шепот, донимающий ее во снах стал похож на его шепот. Максимофф даже не думает сопоставлять эти две плоскости — сны и реальность. Не желает прислушиваться к своему подсознанию, которого, возможно, пытается предупредить ее.

+1

10

[AVA]http://s9.uploads.ru/neZ1O.gif[/AVA][NIC]James Patrick March[/NIC] Расправиться с недовольными было довольно просто. Но это было немного скучно: развеять пару несогласных душ, отправив их прямиком в Ад. Ни крови, ни воплей, даже не было привычного азарта. Это просто рутина. Ему скучно. Ужасно. А Джеймс ненавидит это чувство. Словно бы во весм мире больше не остается дела для его гениального разума. Марч не хочет скучать. И он решает развеяться с каким-нибудь несчастным постояльцем. О, это приводит его в неописуемый восторг: крики жертвы, кровь из рассеченного горла, что попадает на лицо, вкус которой ощущается на языке... Страх жертвы, что читается в глазах, заставляет его трепетать. Он как хищник питается этим страхом, этим ужасом, что испытывает несчастный в своим последние мгновения жизни. Это все заставляет чувствовать себя живым. Хоть на миг. Но неведомая сила тянет его в номер к ней. К ведьме. Он, покрытый кровью с головы до ног и ножом в руке просто стоит и смотрит на Ванду так же, как когда-то смотрел на Элизабет, поймав ее на грани самоубийства. Вот только сердце тогда лишь слабо трепыхалось, реагировали другие... органы. Графиня заставляла себя хотеть. Снова и снова. Дикое, необузданное желание с элементами бдсм - в этом и были все их отношения. Почти всегда лишь один секс, никогда не бывший подкрепленным чем-то большим. Оно им не требовалось. А при взгляде на беспокойно спящую Максимофф Марч ощущает что-то вроде отголоска сочувствия и тепла. Зря ты сюда пришла, малышка... Очень зря. Здесь ты можешь встретить свой конец. Ни я, ни Отель больше тебя не отпустим. Ты принадлежишь этому месту. Подойдя на пару шагов ближе к кровати ведьмы, Джеймс провел рукой по ее волосам, склонившись и вдохнув в себя ее запах. Запах жизни, запах молодого тела... Он бы мог сломить ее, запросто, но сейчас не хотел этого. Поэтому он просто ушел, уверенный, что завтра она уже будет знать о нем все.

Он знал, что ведьма ходила во сне. Как и Джон когда-то. Лиз Тейлор доложила ему об этом.
- Ох, Мистер Марч, не повезло бедняжке, она так измучена, так настрадалась! Вот скажите, стоит она ваших приоритетов? - Джеймс поднял взгляд, явно обдумывая вопрос Лиз. С одной стороны ему было все равно. Погибнет - плевать. Примет свою суть - получит то, чего удостаивались немногие - признания самого первого владельца Отеля. С другой стороны... Ему хотелось, чтобы она осталась тут. Он хотел заявить права на эту женщину. И воскреснуть, конечно же.
- Стоит. - коротко отозвался он, не желая разивать тему.
- Она звала брата во сне. - негромко добавила Лиз, взглянув на хозяина. Джеймс моментально выпрямился. Брата? Так вот что за причина... Надо будет расспросить ее.

Когда Ванда вошла в бар, мужчина тепло улыбнулся. Сегодня она выглядела чуть лучше, чем вчера, когда они впервые встретились. И он действительно был рад ее видеть. Интересно, узнала ли она о том, кто он такой? И если да, и не сбежала - в ней однозначно есть твердый стержень. И это могло его порадовать. А если нет - пусть побудет в неведении еще немного. Он однозначно был очарован ею.
- Это чувство взаимно, юная леди. Позвольте узнать, как прошла ваша ночь?

Отредактировано Pietro Maximoff (27-10-2016 19:48:21)

+1

11

В этот раз Ванда заказала только кофе, ей хотелось сохранить ясность сознания и мыслить настолько здраво, насколько в ее случае это было возможно. К тому же, ночные головные боли, она частично списала на легкое похмелье, хотя какое может быть похмелье после всего лишь одного бокала вина? Человек склонен к тому, чтобы себя обманывать, даже в мелочах, и объяснять события тем образом, который ему наиболее удобен. Максимофф не была исключением, хотя, в отличии от многих, она и понимала насколько это глупо и бессмысленно — бежать от чего-то. От прошлого, от правды, от себя самой. Рано или поздно все это тебя догонит, и в ее случае догонит скорее "рано".
— Любопытно, что вы спросили. — ведьма почему-то даже не сомневается, что мистер Марч уже в курсе ее ночных прогулок по коридорам. У этого отеля даже в стенах есть уши, а может быть, даже глаза. Он знает, но тактично делает вид, что это не так, предоставляя ей возможность рассказать или отмолчаться.
— Беспокойно. Кажется, я ходила во сне. И еще у меня ужасно болела голова. — говорит Ванда так, словно рассказывает о походе по магазинам. Словно это ничего не значит. Они оба понимают, что это ложь. Ванда не может на самом деле не придавать этому никакого значения, это не может быть не важным. Хотя кошмары ей снились и раньше, довольно часто, еще с малых лет, во сне она ходила прошлой ночью впервые. Да и сам сон едва ли можно было назвать кошмарным. Кошмар — это когда ты чего-то боишься. В своем сне самым страшным чудовищем была она сама, а чего может боятся самое страшное и опасное чудовище на мили вокруг? Максимофф не знала как это описать, и хочет ли она говорить об этом.

На смену вчерашней нервозности и подавленному состоянию пришло какое-то странное спокойствие и беззаботность. Словно кто-то накачал ее лошадиной дозой седативных вперемешку с антидепрессантами. Включилась защитная реакция, не иначе. Кто-то, чтобы не сойти с ума уходит в себя, кто-то игнорирует проблему, кто-то ищет рациональное объяснение. Каждый спасается как умеет.
— Знаете...вы мне снились. — говорит ведьма, едва заметно улыбаясь уголками губ, но так и не уточняет ничего больше. Самое страшное в темноте леса — это она сама. Эхом проносится у нее в голове. Ванда делает глоток кофе. Вспоминает, как лесная тропа превратилась в коридор отеля. Ночью и поутру, два эти факта никак не хотели складываться воедино у нее в голове, но сейчас, в присутствии Марча почему-то подошли друг к другу, как два кусочка паззла. Хотя сделанный вывод все еще был больше похож на бред сумасшедшего. И все еще было слишком много вопросов без ответа. Ведьма ненавидела тайны. Она ненавидела не знать то, что знать должна.
— Вчера вы сказали, что живете здесь...достаточно долго. Наверное, многое знаете об этом месте. Такое старое здание, у него, наверняка, есть своя история. Расскажете мне? — просит Ванда. Конечно, она могла бы просто воспользоваться гуглом, но интернет — это не истина в первой инстанции. Там слишком много выдумок и приукрашенных историй, чтобы докопаться до истины приходится отфильтровать много разнообразных небылиц. И если есть возможность получить информацию, так сказать, из первых уст — ее нельзя упускать.

В ней ярким пламенем свечи загорается интерес как первый шаг во тьму, как начало конца. Отель ядовитым змеем обвивается вокруг нее, вот-вот готовый укусить. Ванда улыбается.

+1

12

[AVA]http://s9.uploads.ru/neZ1O.gif[/AVA][NIC]James Patrick March[/NIC] Джеймс внимательно наблюдал за своей собеседницей, подмечая про себя каждую деталь ее образа, ее поведения. Все, что могло бы помочь ему понять ее и потом использовать в будущем. Она действительно удивлена тем, что он спросил? Но это дань вежливости. И выглядела ведьма так, словно не сомневалась, что он в курсе ее ночных прогулок. В темных глазах мужчины проскальзывает нечто вроде сочувствия. Ему действительно жаль, что у нее не задалась ночь, но по сути, это даже плюс, потому что чем меньше сопротивления - тем лучше. Для нее.
- Мне действительно жаль, что у вас не задалась ночь, Ванда. Видите-ли, в старых отелях такое часто бывает. Это не ново - бессонницы, ночные похождения и головные боли. Вам стоит больше отдыхать, юная леди.
Следующие же слова девушки... Смущают его. Джеймс впервые смущен, но и заинтригован. Он ей снился? Это ему интересно, на самом деле. В 21 веке все девушки напрямую говорят едва знакомому мужчине, что он являлся объектом их ночных грез? Марч позволяет себе слегка усмехнуться, впрочем, оставив это заявление без комментариев. Он пока не определился, что с этим можно делать. Потому он внимательно выслушивает ведьму дальше. История отеля? Значит, она ничего не знает. Тем интереснее будет взглянуть на нее, когда девушка узнает всю правду. Нет, сознательно он ей не солгал ни разу, ведь он все же воспитан быть джентльменом.
- Его владелец был богатым человеком. Отель строился довольно быстро, в соответствии с тенденциями того времени, - задумчиво начинает свой рассказ Джеймс, глядя перед собой, мысленно прокручивая в голове события тех дней. - Строительство было завершено в 1925 году. На открытии присутствовало множество лиц. Всем был по нраву отель, люди восхищались гениальностью владельца. Долгие годы "Кортез" процветал, пока владелец не покончил жизнь самоубийством. Его нашли с перерезанным горлом. - Джеймс чуть усмехнулся, машинально поправляя шейный платок, смутно понимая, что только по одному этому действию Ванда сможет догадаться о том, кто он такой. Вопрос в том - поверит или оттолкнет правду, запутавшись в кокон безопасной лжи самой себе? Мужчина пытливо смотрел на девушку, едва ли не гипнотизируя ее своим темным взглядом. - Жена владельца заложила все свое состояние в финансовую пирамиду Бернарда Мейдоффа. Когда его посадили, она осталась ни с чем. В итоге Отель стал терпеть убытки. Вот и вся история.
Марч на удивление мягко взял в свою руку прохладную ладонь девушки и вкрадчиво произнес:
- Лиз Тейлор сообщила мне, что во сне вы звали брата. Вы должно быть в разлуке с ним и скучаете? Почему бы вам не пригласить его в Отель?
Хотя, этого я не хочу. Мне не нужен щенок, что будет мешаться под ногами, в то время, как я буду реализовывать свой план. Мне нужна она. Отныне и навсегда. Либо ее сила, либо ее сердце. И я вполне смогу удовлетвориться, если смогу получить и то и другое. Разве это было бы не чудесно - вместо шлюхи иметь преданную и прекрасную молодую девушку? О, не сомневаюсь, что это было бы просто великолепно. И это то, чего я хочу.

+1

13

В его голосе слышны нотки искреннего сопереживания, и Ванде это, конечно, нравится. Ей приятно, что есть еще кто-то, способный на самом деле переживать за нее и беспокоится даже о такой мелочи, как головные боли и бессонные ночи. Это подкупает и льстит, безусловно. Сердце ведьмы, кажется, начинает оттаивать. Ванда думает, что и это тоже хорошо. Страшно — когда думаешь, что уже ничего не сможешь почувствовать. Страшно — когда на месте сердца у тебя вдруг образуется маленькая черная дыра. Отрадно понимать, что все не так уж плохо. Максимофф думает, что ей не избежать привязанностей, даже если очень постараться. Рано или поздно это случается с каждым, от собственного сердца нельзя сбежать. И лучше бы привязываться к тем, кому ты не безразлична.
— Не стоит беспокоится, Джеймс. Со мной все в полном порядке, честное слово. Это мелочи. — говорит ведьма. На последнем предложении ее голос неуловимо меняется. За этими короткими двумя словами можно расслышать больше, намного больше, за ними скрыта целая история. Для Ванды головная боль и все прочее — действительно мелочь. Что это такое по сравнению с адской болью, когда сидишь, привязанная ремнями к стулу, и все тело будто прошибает разрядами тока? Чувствуешь себя словно на электрическом стуле и молишься, чтобы отключится, но сознание остается ясным, не падает в спасительную темноту, не отключается. Что это по сравнению с тем ощущением, когда лежишь на кровати и думаешь, что твое тело в огне? Что сгоришь и превратишься в пепел? Эксперименты ГИДРы были действительно страшными и жестокими. Почти никто не выдержал. Выжили только они с братом. Ванда пережила это, уж головные боли точно переживет.

Она наблюдает за Джеймсом, маленькими глотками пьет кофе, слушает рассказанную историю. Мистер Марч говорит сухими фактами, похоже, вовсе не пытаясь приукрасить историю. Он не рассказывает о слухах и городских легендах, которыми за столько-то лет, наверняка, обросло это место. "Его нашли с перерезанным горлом" — говорит Джеймс, небрежным движением поправляя шейный платок. Словно пытаясь скрыть что-то. Словно говорит о себе самом. У Ванды на секунду перехватывает дыхание, ее взгляд прикипает к коже на его шее. У него холодные руки словно у мертвеца. Вспоминает Максимофф. Это бы все поставило на свои места. Но возможно ли это? Ванда не верила в призраков и прочих сверхъестественных существ. Но она не была из тех идиотов, которые продолжают отрицать существование чего-то, когда это самое что-то стоит прямо у них перед носом. Если существуют ведьмы, и искусственный интеллект, то почему бы не быть призракам? Хотя у нее в голове не укладывалось такое. Как призрак может быть материальным? Ванда надеялась получить ответы, но вместо этого получила только еще больше вопросов.
— И что же стало с его женой дальше? — не без доли любопытства спрашивает ведьма. История кажется ей оборванной на середине, ей не хватает четкой концовки.

Джеймс берет ее за руку и спрашивает о Пьетро. И это моментально выбивает ее из колеи. Ванда чувствует себя словно не в своей тарелке, ее глаза темнеют, взгляд становится холодным и злым. Мистер Марч не виноват в том, что случилось. Тот, кто был виноват уже мертв, если Альтрона вообще можно было назвать живым. Но успокоения ей это почему-то не принесло. Ванде хочется что-то разбить, а еще лучше просто разгромить все.

Где-то в отеле на пол падает стеклянный стакан. Слишком далеко, чтобы в баре можно было услышать звук бьющегося стекла.

Ее боль трансформируется в гнев. А для Кортеза гнев — это как старое изысканное вино. Ванда делает вдох. Даже спустя некоторое время это бьет ее слишком сильно. Задевает за живое.
— Он умер. — говорит ведьма, последнее слово — хриплым надтреснутым шепотом. Ей будто бы непривычно произносить это слово, словно оно на каком-то ужасно сложном и плохо знакомом ей языке. Умер. Эхом отбивается от стенок черепа.

— Мы были близнецами. Всегда были вместе. Вместе играли, когда были детьми, вместе познавали мир. И теперь...когда его нет, я осталась одна. Все это как-то...неправильно. — слова вырываются из нее потоком, и она не может это остановить.

+1

14

[AVA]http://s9.uploads.ru/neZ1O.gif[/AVA][NIC]James Patrick March[/NIC] В ее голосе четко слышен подтекст. Словно бы Ванда пережила гораздо больше, чем говорила. Это заставляет Марча ощутить легкое торжество: еще одна тяжелая судьба. Иногда он чувствовал себя настоящим коллекционером, собирающим вокруг себя людей и существ с исключительными качествами. Эта юная особа принадлежала к ним. Мужчина вполне доволен тем, что она внимательно выслушала его. Потому что за годы совместной жизни с Элизабет, он так и не добивался от нее внимания. И он чувствовал ее пристальный взгляд на своей шее. Знал, что ведьмой движет любопытство, знал, что дай ей волю, возьми он ее руки в свои (от этой мысли по телу пробегала дрожь, потому что ему этого хотелось) и направь к шее, она снимет его последнюю тайну. Он не лгал, он открыто рассказал ей историю Кортеза. И понимал, что девушка хотела знать больше. Что она сделала для себя кое-какие выводы и пытается понять, где правда в ее размышлениях. Он чувствовал ее искренний интерес. Он словно бы подогревал мужчину, заставляя по крупицам выдавать информацию, чтобы она спрашивала еще. Эта игра была довольно забавной. И он все еще не лжет, когда отвечает на заданный ранее вопрос:
- Жена его мертва. По сути, сейчас Отелем владеют Айрис и Лиз Тейлор, они уже начали реконструкцию некоторых номеров.
Не сказать, что он против, он даже рад. Больше внимания к Кортезу - больше жертв. И это то, что ему было выгодно. Прибыль и убийства. Уж чем-чем, а деловой хваткой Джеймс владел в совершенстве. Именно поэтому он смог так быстро завершить строительство, потому что во-первых, был богат, во-вторых, он обладал харизмой и таинственностью. Его боялись. Потому что тогда пропало несколько работников, да и сама концепция Отеля была странной и жуткой. Однако люди были наняты чтобы делать свою работу, потому что им за это платили.

И тут он чувствует, что сила ведьмы дает о себе знать - он слышит звон разбитого стакана, словно чувствует нутром, как осколки сыпятся на пол, как испуганно охает Айрис внизу, как страх сковывает Лиз Тейлор... Джеймс почти физически ощущает силу и боль ведьмы. и это его восхищает. Она смотрит зло и почти яростно, на что он встречает ее взгляд с ледяным спокойствием. Не замечая, что по-прежнему не выпускает ее руки.
- Я соболезную утрате. Но ты не можешь держать вечно все в себе. Это разорвет твою сущность на части. Только взгляни, сколько в тебе силы, юная мисс. Ты можешь наказать всех тех, кто повинен в этом. Жто облегчит твою боль, но не успокоит. Она уйдет. Поверь мне. Какое-то время тебе будет трудно, но я обещаю, что твоя боль уйдет. - он говорит негромко и вкрадчиво, не отрывая от своей "добычи" почти голодный взгляд. Ему нравится то, какова она во гневе. Ее темная сторона просто прекрасна, а аура чернеет, словно беззвездная ночь. Марч понимает, что она раздавлена, но если она примет эту боль и выместит ее на обидчиках - пути назад не будет. Она станет частью Отеля. Она станет той, кто принесет ему жизнь и той, что займет свое место подле него. Его личной ведьмой. Его темной королевой. Он почти усмехается, однако вовремя вспоминает, что перед ним раздавленная горем девушка. И он обязан сделать так, чтобы все шло точно по его плану. Отпусти на волю свой гнев, ведьма, покажи им, что с тобой стоит считаться, впусти тьму Кортеза в себя и вместе с ней ты станешь сильнее. Отпусти и позволь хаосу решить все за тебя.

Отредактировано Pietro Maximoff (25-10-2016 22:04:58)

+1

15

Ванда слушает, горько улыбаясь. Виновные наказаны, но что толку? Уничтожение Альтрона не вернуло ей брата, спасение сотней тысяч жизней не принесло облегчения. Джеймс говорит, что однажды боль уйдет, и ей хочется поверить. Она и верит. Разве есть какой-то другой выбор? Ведьма смотрит на мужчину возле себя и улыбка ее становится теплой.
— Спасибо.
Ведьма сжимает его руку чуть сильнее, и та теплеет в ее руке. Максимофф целует его в щеку на прощанье, в знак благодарности и симпатии, и уходит, потому что ей нужно побыть одной. Она чувствует, что нужно уйти, чтобы потом вернутся.

Мистер Марч советовал ей больше отдыхать, вернувшись к себе Ванда ложится спать, завернувшись в кокон из одеял. К ней снова приходят кошмары. Алая ведьма бродит по подземным коридорам штаб-квартиры ГИДРы и слышит душераздирающие крики отовсюду. Все двери, ведущие как она помнит в лаборатории и комнаты для тестов, слегка приоткрыты. Максимофф толкает одну из них и видит женщину в белом халате, привязанную к стулу, кричащую во всю глотку от боли. Кровь льется у нее из ушей. Ванда помнит эту женщину. Она наблюдала за ведьмой и делала какие-то пометки на листе, лицо ее не выражало никаких эмоций, и Ванда мысленно желала ей сдохнуть в те короткие мгновения, когда вообще могла о чем-то подумать. Разве тебе не нравится то, что ты видишь? Шепчет в ее голове все тот же вкрадчивый голос. За другими дверями картина та же — только меняются способы пыток. Разве тебе не нравится то, что ты видишь? Словно заевшая пластинка звучит в голове. Ванда сжимает зубы и собирается уже что-нибудь ответить, но просыпается от ощущения того, что кто-то пытается просверлить в ней дыру взглядом.

Когда ведьма открывает глаза, за окном уже глубокая ночь. В комнате царит полутьма, но там, определенно, кто-то есть. Максимофф включает свет и видит в кресле рядом с кроватью курящую девушку. Она выглядит обдолбаной и чертовски грустной. Ванда ловит себя на том, что это ее мало волнует. Не так давно, она еще умела сопереживать даже незнакомцам, но не теперь. Пора уже становится чуть более эгоистичной, и думать о себе больше, чем о других. В конце концов, кто же еще подумает о ней, если не она сама?
— Убирайся. — коротко информирует незваную гостью Ванда, даже не поинтересовавшись кто она и что здесь делает.
— Мой тебе совет, милочка, убирайся от сюда поскорее, иначе он сожрет тебя с потрохами. — говорит незнакомка, тыча в нее рукой с зажатой между пальцами сигаретой. Максимофф вспыхивает подобно спичке, глаза ее загораются алым.
— Пошла вон! — голос ее гремит под потолком и гостья исчезает. Не растворяется в воздухе, не становится прозрачной, не уходит своими ногами — просто исчезает, стоит только моргнуть. До утра ведьма уже не может уснуть. Отель давит на нее, тянется к ней, и это ощущается как волна цунами. Ванда чувствует себя, словно она медленно идет ко дну, над головой — толща воды. И уже не выплыть, что-то камнем тянет вниз. Девушка сидит, укутавшись одеялом. Она не знает, что делать. Она запуталась.

Утром ведьма идет поговорить о ночной гостье с Айрис или Лиз, но еще на подходе к стойке регистрации видит мужчину. Этого мужчину она не узнает, но есть в нем что-то крайне знакомое. Знакомые повадки, взгляд, что-то такое, что есть у всех агентов ГИДРы. Ванда их хорошо успела изучить, давно нашла закономерности, общие черты для всех. Он не успевает еще обернуться даже, а Максимофф разворачивается и бежит назад. Почему не наружу? Почему не прочь от сюда? Ванда устремляется в коридоры и бежит так быстро, как только может. Глупо было думать, что ГИДРа оставит ее в покое. Глупо было полагать, что они просто забудут о своем единственном удачном эксперименте.
И откуда у нее вообще такая уверенность, что он из ГИДРы? Действительно это так или Кортез просто играет с ней?
Ванда не задумывается об этом, она просто убегает прочь. И в какой-то момент врезается в Джеймса.
— Джеймс...— беспомощно говорит Ванда, не зная толком, что хотела сказать и как все это объяснить.

+1

16

[NIC]James Patrick March[/NIC] Ее гнев стихает подобно пламени, погашенному водой. Джеймс остается весьма доволен тем, что видел. Пусть она пока не до конца себя принимает, это не страшно. Он знает, что ведьме потребуется время, чтобы полностью раскрыться. И знает, что готов этому содействовать. И она снова застает его врасплох: этот легкий поцелуй в щеку.. Легкое прикосновение губ словно пробуждает его. О, эта древняя жажда обладания, она знакома каждому мужчине. Он не просто хочет эту девушку, он жаждет подчинить ее, сделать ее своей. Но и это не все. Впервые Марчу хочется упиваться тем чувством симпатии, что он увидел в ее глазах. Но встает вопрос: надолго ли оно, с учетом того, что как только она узнает правду, то вероятнее всего сбежит? Только вот ей не известно, что убежать-то она и не сможет. Отель и Марч ее не отпустят. Именно с этой мыслью мужчина провожает ее взглядом, затылком чувствуя удивленный взгляд Лиз.
- Между прочим, мистер Марч, громить мои стаканы в баре было совершенно не обязательно! - притворно ворчит она, пытаясь скрыть свое удивление и Джеймс усмехается, снисходительно кивнув. Не обязательно, но ведь это могли быть совсем не стаканы.

Этой ночью он снова "работает". Медленно издевается над скулящей блондинкой, наблюдая, как кровь окрашивает в яркий цвет ее бледную кожу. Как из глаз льются слезы. Он сетует - слабая. Почему все они вечно скулят и ноют, чтобы он их отпустил? Неужто не понимают, что просить о пощаде бесполезно? Как только он заканчивает и выходит из номера, сразу же натыкается на двух подружек, убитых когда-то его бывшей женой. Он привычно их игнорирует - до этих призраков ему нет никакого дела, но фраза, н а с м е ш ли в о брошенная ему в спину, заставляет обернуться:
- Салли пытается отговорить твою девушку, усатый, сбежит голубка! - они противно хихикают, очевидно находя смешным то, что планы мужчины вот вот падут прахом. О, этим стервам не сходит с рук их наглость. Последующие несколько часов сучки скулят от демона Салли. Того самого, который под контролем Джеймса. Он хозяин отеля. И он знает, как наказывать тех, кто ему осмеливается бросать вызов. После того, как с девчонками покончено, Марч лично разбирается с Салли. Теперь и она не посмеет даже на полшага приблизиться к ведьме. Вообще, мужчина не особо понимает, с чего к его обычному стремлению защитить свой план теперь примешивается желание, чтобы от девушки все призраки держались подальше. Он готов лично пытать каждого. Хотя обычно ему просто плевать на все выходки идиотов. У него есть верные последователи. Той ночью он также снова навещает уже уснувшую Ванду, задумчиво изучая ее взглядом, словно пытаясь понять то, чего еще не успел понять.

Наутро он видит нового постояльца. Его мысли на удивление распахнуты. Марч презрительно кривит губы. Никакой ментальной защиты. Но то, что проскальзывает в его разуме дальше заставляет Джеймса свернуть в коридоры с целью найти ведьму и предупредить ее об этом странном постояльце. Сначала он отправит ее подальше, а потом устроит кровавую вечеринку себе и нескольким своим ученикам. Этот мужчина - главное блюдо на сегодняшнюю ночь. С Вандой он сталкивается в коридоре. Девушка в отчаянии. Он чувствует это почти что физически.
- Ванда... Тише. Иди в номер. Сиди там и жди когда я приду. Ты поняла? - и снова темные глаза пристально смотрят на девушку, а пальцы легко приподнимают ее подбородок: жест настолько естественный, что ему даже кажется, что он мог бы коснуться ее губ сейчас, но он одергивает себя. В лице еще видны черты хищника: он хочет растерзать ее обидчика.

Отредактировано Pietro Maximoff (26-10-2016 22:27:22)

+1

17

У Джеймса взгляд темный и опасный. Ванда прекрасно знает такой взгляд, она его уже видела. Джеймс выглядит как хищник за мгновение до прыжка, готовый перегрызть кому-то глотку. Ванда думает, что он — чудовище. Но он её чудовище. И страх отступает. Дыхание медленно выравнивается, сердцебиение приходит в норму. Где-то в глубине души ведьма знает, что с Марчем не может ничего случится, что он сильнее и опаснее любого, пусть даже хорошо тренированного, бойца. Потому что Джеймс мертв, а то, что мертво не может умереть снова. Ванда знает, но все равно не может отделаться от чувства смутного беспокойства, что скребется в подкорке мозга. Она мертвой хваткой вцепляется в его предплечье, и не хочет отпускать. Максимофф не готова потерять того, кого еще даже не успела обрести. И ей страшно так, что руки мелко дрожат. Не ходи туда, не ходи. Не надо. Останься со мной. Ты нужен мне. Мне страшно. Джеймс, Джеймс, Джеймс. Мысли жужжат в голове как чертова туча мух, но с языка не срывается ни единого звука. Ведьма не знает, что делать, зато Джеймс знает. Он уверен, и эта непоколебимая уверенность успокаивает, убеждает разжать хватку и кивнуть.
— Будь осторожен. — все равно говорит Ванда, отпуская его руку и кивает, стремительно уходя к себе в номер.

Страх разъедает словно серная кислота. Ведьма забирается на постель с ногами, обхватывает руками колени и сворачивается в клубок. Она понимает и даже принимает то, что незнакомый агент не выберется от сюда живым, ее это совершенно не заботит. Но и это не заставляет чувствовать себя в безопасности, потому что ГИДРа пришлет еще. Отрубишь одну голову, а на ее месте вырастут две новые — так они говорят, повторяют как мантру, как молитву. Они не боятся умирать, им плевать на потери, плевать на все. Они свято убеждены, что действуют во имя какой-то высшей цели. Они — фанатики, а фанатики это самые страшные люди из всех, которых она видела за всю свою жизнь. Ванде страшно. В уголках глаз щиплет от слез, паника опять подступает к горлу и плечи мелко дрожат. Хочется закричать, бросится вниз, выйти в окно, уничтожить здесь все, но Ванда заставляет себя сидеть на месте, сидеть ровно и просто ждать. Максимофф до боли сжимает пальцы, не зная, куда себя деть, когда чувствует надвигающуюся беду. И дверь номера беззвучно открывается.

Ведьма интуитивно узнает ту, что сверлила ее взглядом несколько дней назад. Светловолосая женщина в шикарном платье входит в номер, она выглядит одновременно величественно и маняще. И только в этот момент, когда лихорадочно скачущие в голове мысли наконец затихают, Ванда чувствует запах бензина, пропитавшего всю комнату.
— В средние века ведьм сжигали на кострах. — говорит женщина, подкуривая сигарету от какой-то дорогущей зажигалки. Зажигалка падает на пол, а женщина исчезает и пламя начинает методично пожирать все вокруг. Ванда вскакивает с кровати и бросается к двери, но та закрыта наглухо. Максимофф несколько раз пытается вынести ее плечом, но увы, бог обделил женщин физической силой, ей не сорвать дверь с петель. Комната наполняется угарным газом, от окна ее отделяет стена пламени, да и толку? Не первый ведь этаж. Ванда оказывается в ловушке.

Освободи...спаси себя. Шепчет в голове. Максимофф не знает уже сон это или явь. Да и какая разница? Ванда закрывает рукой рот и нос, чтобы не дышать отравой, закрывает глаза и медленно выдыхает. Магия, ее магия, вырывается словно ураган. Багровые всполохи проносятся по комнате с ужасающей скоростью и пожирают все на своем пути, и огонь, и мебель, и ее старые вещи, все еще лежащие не распакованными в походной сумке. А вместе с этим, багровое пламя сжигает и всю ее предыдущую жизнь, и ее саму, какой она была раньше. Ванда делает вдох. Тьма отеля тянется к ней буквально из всех щелей, ликуя и стремясь слиться, стать единым целым. Сердце Кортеза бьется в унисон с ее собственным. Глаза ведьмы горят темно-красным цветом крови и всю ее окутывает это едва уловимое сияние. Замок на двери тихо щелкает, повинуясь ее воле.

Ванда шествует по коридорам, видя все. И то, что могут видеть другие, и то, что скрыто от любопытных глаз. Ванда спускается по лестнице медленно, идет прямиком к бару. Туда, где все началось. И находит там Лиз и Айрис, вечно курящую наркоманку, которую видела накануне, светловолосую женщину, что пыталась ее только что сжечь, Джеймса, на чьей рубашке еще не успела даже слегка подсохнуть чужая кровь.
— Ведьме не следует пугаться в темном лесу, потому что где-то в глубине души она должна быть уверенна, что самое страшное в темноте леса — это она сама, — повторяет она слова из сна, и голос ее эхом разносится по коридорам, словно сам отель сейчас говорит, — Полагаю, то же самое применимо и к этому месту.
Алый всполох выбивает из-под Герцогини стул.

Ванда больше не маленькая напуганная девочка. Ванда Максимофф — Алая Ведьма. И больше она ничего не испугается. Теперь их очередь боятся ее.

+1

18

[NIC]James Patrick March[/NIC] Он чувствовал все ее невысказанные мысли. Ее панику, ее страх. И хотел, о, как же он хотел, чтобы она больше никогда никого не боялась. Чтобы забыла о страхе. Уничтожила его, стерла. Ей не следует бояться. Ужас должен питать тот, кто решит на своей шкуре испытать пламя ее мести. Но еще он чувствует, что должен защитить ее. Потому что она - его. И теперь ее жизнью распоряжается только он, а не какие-то там фанатики. Они могут замучить хоть миллионы людей, но если тронут ведьму, если нарушат планы Марча - горько поплатятся. Джеймсу приятно знать, что она не хочет его отпускать. Что она готова предпочесть одного убийцу другому, но добровольно, потому что... Потому - что? Он не может знать этот ответ. Но он разберется. Позже. Когда уберет ненужный мусор. Помеху в своих планах. Ему плевать на то, что он убивает в этот раз прилюдно. Мужчина сидит в баре, и когда его вежливо хлопают по плечу, допускает ошибку - оборачивается. Острое лезвие перерезает горло неудачливого агента. Джеймс лениво велит призракам убраться. Труп под ногами только портит обстановку.

- Ах, дорогой, стоит ли эта твоя ведьма всех усилий? - над ухом слышится ленивый и тягучий голос Элизабет. Мужчина стоит, не предпринимая никаких действий, пока рука бывшей жены скользит по его плечу. Ему все равно. Элизабет может виться как змея, сути это не изменит. Он больше не принадлежит ей.
- Дорогая. Неужто надоели тебе слащавые мальчики? Не удовлетворяют уже в постели? - его голос полон спокойного сарказма. Джеймсу даже кажется, что Герцогиня готова зашипеть, словно разъяренная кошка. Но ее голос становится сладок, словно мед, когда женщина касается ладонями его груди и томно выдыхает почти в губы:
- В средние века ведьм сжигали, Джеймс.
Он чувствует нечто, схожее с окаменением. По коридорам до бара несется запах гари. Он чувствует мучения сгорающей заживо девушки. Марча охватывает такая злость, какой он не испытывал никогда ранее. Мужчина наотмашь бьет женщину по щеке и та с воплем приземляется на стул. Она смотрит на него с ненавистью и призрак отвечает ей таким же взглядом. На грани сознания он чувствует, как на волю вырвалась магия его ведьмы и растягивает губы в улыбке:
- Запомни, Элизабет. Ты мертва. Как и многие тут. Но ты никогда не была настоящей хозяйкой Отеля. Кортез не принимал тебя. зато он принял ЕЕ. Ты лишь шваль, которая существует, только потому, что я так хочу. И потому что ведьма тебе позволяет.

В сборе все. И Лиз, и Айрис, которые однозначно на стороне хозяина, потому что ненавидели Герцогиню за то, что та погубила дорогих им людей. И Ванда. Прекрасная в своем могуществе, темная королева Кортеза. Марч с ухмылкой наблюдает, как девушка мстит обидчице. Заставь ее страдать, покажи, что смерть это только начало. В его взгляде, кинутом на Ванду, читается искреннее восхищение, восторг и симпатия. Пожалуй, теперь он точно уверен, что эта ведьма завоевала его расположение. Она приняла правду, и оказалась гораздо сильнее, чем он думал. Она не сломалась. Она - пробудилась.

Отредактировано Pietro Maximoff (26-10-2016 22:27:38)

+1

19

Багровые змеи обвиваются вокруг Элизабет — теперь Ванда знает, что женщину зовут так. Ведьма знает все, что знает Кортез, а эти стены успели повидать очень, и очень многое. Герцогиня выглядит спокойной, непоколебимой. Думает, что ей уже ничего нельзя сделать, что смерть — это конец всему, это худшее, что могло случится с ней. Максимофф улыбается чуть насмешливо, змеи тянутся от кончиков ее пальцев. Она могла бы отправить Элизабет в ад, но не станет же она отнимать у отеля то, что он предпочел оставить при себе, да и зачем такие сложности, когда можно устроить ей персональный ад прямо здесь, в этих стенах?
— Счастливого посмертия. — прощается Ванда, и змеи схлопываются в одно сплошное месиво, языками пламени танцуют, прожигая призрака изнутри. И хотя температура в баре не меняется, и ничто вокруг не горит, Элизабет открывает рот в беззвучном крике и лицо ее обезображено отпечатком страха и боли. Ведьма не отправит ее в ад, не уничтожит, не сотрет с лица земли, но заставит страдать целую вечность, отнимет то, что Кортез дал — материальность, возможность прикоснуться к чему-то или кому-то, возможность с кем-то поговорить, почувствовать на себе хоть чей-нибудь взгляд. Элизабет любит внимание, без оного она быстро зачахнет и будет мечтать о том, чтобы на самом деле исчезнуть, приговоренная к вечному скитанию по здешним коридорам, невидимая даже для других призраков Кортеза. И все будут глухими к ее крикам, с какой бы настойчивостью женщина не надрывала горло, пытаясь быть услышанной. Элизабет исчезает, и в то же время остается здесь, в своем личном аду, во веки веков.

Максимофф медленно обводит взглядом всех присутствующих, фиксируя малейшие изменения в мимике.
— Полагаю, никто не расстроился слишком сильно? — в ответ ей молчат. Только в глазах Лиз есть доля сочувствия, но слишком мизерная, чтобы высказать возражения. Ванда думает, что Элизабет была очень глупой женщиной, если не ценила таких друзей, которым все еще была не совсем безразлична, даже после всего того, что натворила. Ванда обещает себе никогда не повторить той же ошибки. Алое сияние, окутывающее ее, рассеивается. На сегодня она закончила.

Сила дает многое, сила меняет. Ведьма клянется себе, что никогда не превратится в надменную куклу, идущую по головам всех без разбора. Взгляд ее задерживается на Джеймсе, улыбка теплеет, а горящий в глазах огонь медленно исчезает, остаются только красноватые искры где-то на глубине зрачка. Девушка подходит медленно, тянется пальцами к шее, развязывает платок и видит уродливую рану, уже давно не кровоточащую, но все еще напоминающую о судьбоносном событии. Ванде она все равно не нравится, хотя если бы не это, они бы и вовсе никогда не встретились.
— Мы это исправим. — тихо обещает Максимофф, проникновенно глядя ему в глаза, снова осторожно завязывая платок, словно боясь причинить боль или неудобства. Она забирается на высокий стул, тот, что ближе всего к мистеру Марчу, все еще чувствуя необходимость находится где-то поблизости, будто его присутствие придает ей сил.
— В моем номере понадобится капитальный ремонт. Полагаю, мне надо будет переехать в другой. — обращается она ко всем сразу, и ни к кому конкретно. Ее взгляд блуждает по окружающей обстановке, а в голове — такая спасительная звенящая пустота, и все решения приходят будто сами собой. Ванда спокойна, в ней больше не свирепствуют бури, но она и не пуста — в ней горит огонь силы и жизни, который больше никто не способен потушить.
— А куда вы дели тело того утреннего? Я знаю, по какому адресу было бы неплохо отправить его голову. Понадобится много льда. — пусть фон Штрукер знает, где она. Пусть присылает таких идиотов хоть целыми пачками — они все на славу развлекутся. Она будет отправлять ему их головы, и однажды у его обожаемой ГИДРы эти головы наконец закончатся. Максимофф будет рубить их быстрее, чем фон Штрукер успевать отращивать новые. Или пусть окажется умнее, чем она о нем думает, и просто забудет обо всем — об эксперименте, о Ванде и ее силе. Пусть поймет, что Ведьма не боится его, потому что она сильнее.

Ванда весело подмигивает Лиз, Джеймс приобнимает ее за плечи. И отель ощущается словно дом, которого у нее никогда не было.

0

20

[NIC]James Patrick March[/NIC] Марч наблюдает за ведьмой. Он доволен. Пожалуй, даже больше чем доволен. Она проявляет себя. Она готова уничтожить Элизабет, но в ней есть еще толика милосердия. Или жестокости. Это как посмотреть. Мужчина довольно улыбнулся, присаживаясь на барный стул и жадно наблюдая за змеями Ванды. Он заинтригован. В мимолетном взгляде Элизабет он видит мольбу о помощи. Но когда он помогал ей?
- Пожалуй, мне хватит ее головы в качестве воспоминания о былых деньках. - он констатирует этот факт так буднично, словно вновь говорит о ремонте Отеля. И когда бывшая жена исчезает, Джеймс обводит глазами присутствующих. Особенно его интересует реакция Салли. Он знает, что этой женщине урок никогда не идет впрок. Потому довольствуется злобой в глазах наркоманки. Теперь она знает, на что способна кроткая, с виду, Максимофф. Только попробуй еще раз сунуться к ней - ты видела, что стало с Элизабет. Она не последняя. Ведьма сожжет дотла всех, кто осмелится ей угрожать. Никто не жалеет о случившемся. Разве только в глазах Лиз видна тень печали. Но Марч знает, что по вине Герцогини погиб Тристан Даффи. Тупая стерва не захотела делиться. Что ж, теперь можно точно считать, что вампир отомщен.
  Он снова встречается взглядом с Вандой и ощущает то, чего еще не может понять. То, чему не может дать названия. Но со временем он выяснит название этого странного чувства. Как только руки девушки тянутся к нему и снимают с шеи платок, Джеймс замирает. Он все еще не отводит взгляда. Все карты раскрыты. Она не испугана. Скорей, озабочена... Внешним видом Джеймса? С его губ слетает смех. Впервые за долгое время он хохочет. Искренне. Не безумно. Ибо безумцем он не был никогда.
- Боюсь, тело уже в подвале. Надеюсь, ты не слишком расстроена этим фактом? Я бы приберег его для тебя, если бы знал, дорогая. - теперь он имеет полное право звать Ванду именно так. Именно так, как положено мужчине называть свою женщину. Джеймс обнимает ее за плечи и улыбается. Кортез принял Ванду как свою, как часть единого и целого. Да здравствует темная королева

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » a nos voeux sacres