capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson oberyn martell
От этой женщины, хоть она и была бледна, как печально известные слуги Лондора, пахло совсем иначе. Чужой, враждебной землей, мысли о которой заставляли вскипать загустевшую черную кровь в пересохших жилах. Вместе с ней в груди разгоралась ярость, первозданным обжигающим огнем, разрушительную мощь которого во времена войны испытали многие человеческие города и даже сам божественный пантеон, но об этом Мидир знал лишь со слов своих повелителей, вскользь рассказывавших дракону о поражении его древнего рода. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Вспомни меня, услышь меня, найди меня [marvel]


Вспомни меня, услышь меня, найди меня [marvel]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Вспомни меня, услышь меня, найди меня
- Ты слышишь?
- Нет.
- Потому что ты глух и слеп, а я нет.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s4.uploads.ru/t/ILG6k.gif

http://s7.uploads.ru/t/pr4ze.gif

Audiomachine - Lachrimae

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Fenrir & Hela

где-то в галактике

АННОТАЦИЯ

Время течет, секунда за секундой, дни превращаются в череду бесконечных мгновений, пустых и бесцветных. Но потом наступает момент, когда нечто бьет тебя в грудь, в самое сердце, и ты слышишь знакомое "я иду к тебе".

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

Отредактировано Hela (22-12-2017 11:28:27)

+1

2

Серые будни. Есть в них какая-то своя прелесть. А что еще остается одинокому волку, который даже сущность свою истинную показать не может, кроме как учиться наслаждаться тем, что ему дано? И гнать от себя прочь мысли о том, что было.
Сияющие величие Асгарда. Один, ведущий свой народ к победе над очередным миром. Хела, палач его, без которой не было бы этих великих побед. И Фенрир, гордо несущий ее на спине, попирающий лапами поверженных врагов. Все это теперь возвращалось к нему лишь во снах. Почти как тогда, после заточения Богини Смерти, когда душа его, отделенная от тела, находила утешение в беспробудном сне о былом.
Только теперь от этих снов приходилось просыпаться. Чтобы жить, нужно есть. Чтобы сносно жить, нужно еще платить за жилье. В первые часы в чужом мире волк был растерян и напуган, отказываясь осознавать, что это место может быть его пристанищем навсегда. Потом смирился, сменил облик, приглядывался, стараясь не привлекать внимания. К счастью, в мире этом насилие и страх были частью существования. А Фенрир  не приучен был испытывать сожаление от отбирания чужой жизни. В конце концов, его Богиня сама была Смертью во плоти. Убив случайного прохожего, выбранного за то, что имел некоторое внешнее сходство с человеческим обликом зверя, волк стал Декартом Вольфом. Забавное совпадение, ничего не скажешь. И деньги его на первое время пригодились.
Фенрир жил, перебиваясь случайными кражами, пока однажды не попался на глаза представителям крупного преступного синдиката. Ему ничего не стоило доказать, что о лучшем наемнике нельзя и мечтать. Хела научила его очень многому, в том числе и владению оружием. И вот сейчас волк проснулся в загородном доме босса, который выбрал его себе в телохранители.
Он снова, по давно появившейся привычке, потянулся мысленно к асинье. Беззвучно и безнадежно выдохнул «Хела». Волк пытался найти оборвавшуюся ниточку их связи, понять хотя бы, жива она или нет. Фенрир так подвел ее, бросив одну против врагов… Вина и сожаление стали постоянными его спутниками. Он устал жить здесь, вообще устал жить один. Надоели эти глупые бесполезные куски мяса, по недоразумению называющие себя людьми.
- Хела! – практически взвыл, закрыв глаза.
И вдруг словно мягкая, но сильная рука сжала на мгновение сердце. Его услышали. Его Богиня отозвалась.

+1

3

Очередной день в Мидгарде. Панорамные окна выходят на центральный парк. Квартира-лофт, которую занимала Хела, находилась на двадцать третьем этаже, подальше от любопытных глаз вездесущих смертных. Минимум мебели, только то, что могло привнести хоть какое-то удовлетворение в скучную жизнь Хелы. Она не собиралась долго задерживаться в этом мире, лишь до того момента, пока сюда не прибудет Танос. У них было несколько незавершённых общих дел и, пожалуй, только ради этого она все ещё не поглотила всю эту планету, превратив ее в безжизненную пустошь.
За окном было черно. Даже микроскопические россыпи звёзд не давали никакого света, а полный диск луны, что возвышался над небоскрёбами города, освещал холодным жёлтым светом лишь крохотный кусок неба вокруг себя, окрашивая его из черного в темно-синее. Всего лишь пятно на бесконечном небосклоне.
Город продолжал жить своей неповторимой атмосферой, продолжал дышать выхлопными газами, терпким запахом дорогого парфюма и редкими нотками свежей выпечки по утрам. Но сейчас, ночью, внизу у асфальта последний запах заменялся на режущие глаза алкогольные пары. В этом был весь город, непокорный, такой разный, словно собранный из кусков, подобно паззлу.
Хела лежала в кровати, боясь вновь провалиться в мучительный сон, что преследовал ее вот уже несколько дней подряд. Видение бескрайней темноты, той самой, в которую однажды уже заточил ее отец, той самой, в которой она провела бесчисленное множество лет, потеряв время, потеряв все, что у нее было, потеряв частичку самой себя, наконец. Она снова и снова видела, как бросается Фенрир на ее защиту, как мелькает в глазах Одина отблеск сожаления, но его это не останавливает. В память врезается истерический вопль и бесконечная злость, что затопила ее разум. А потом слова отца о том, что ему жаль. Снова и снова, и снова, до бесконечности. Пока она в очередной раз не проснется, тяжело дыша, пока в очередной раз не выйдет на балкон, подставляя лицо холодному ночному ветру, чтобы прогнать кошмары, что давно канули в лету, но до сих пор преследуют ее, словно призраки.
Почему даже после смерти отец не желает даровать ей прощение? Почему даже сейчас хочет, чтобы она страдала. Разве мало боли он причинил ей, создав из безобидной девочки жестокое чудовище? Разве не он виноват в многочисленных смертях, что постигли несколько миров? Так почему же она до сих пор мучается. Ответ, как ей казалось, лежал на поверхности. Рядом не было того, кто мог помочь женщине справиться с этой болью, что заставляла гнить изнутри и медленно сходить с ума.
В какой-то момент, когда тьма показалась ей настолько густой, что забивалась в рот, сдавливая липкими щупальцами лёгкие, Хела распахнула глаза не в силах больше бороться с этой дрянью. Повязав вокруг тела белую простынь наподобие греческой тоги, она вышла на балкон. Дыхание белыми облачками вырывалось из ее уст. Внизу бурлил город. Нью-Йорк, кажется так называлось это место, никогда не спал и всегда, даже при свете яркого солнца, сверкал огнями.
Хела, облокотившись на резные перила, свесилась вниз, вглядываясь в черноту между деревьями. Ей так хотелось увидеть знакомый отблеск жёлтых глаз, что некогда вселял страх в смертных. Фенрир, одно его имя наравне с ее собственным, заставляло людей трепетать от ужаса, а его поступь – впадать в дикую необузданную панику. Женщина прикрыла глаза, всего на миг, чтобы почувствовать, как сердце пропустило удар, а в голове раздался до боли знакомый голос. Хела резко распахнула глаза, уставившись в темноту. Спустя столько времени… она думала, не верила, но решила, что он действительно мертв. Хотела найти его в царстве мертвых, готова была перерыть всю галактику, но не представляла откуда начать. Но этого не потребовалось. Связь восстанавливалась сама собой.
- Фенрир! – ее крик эхом разнесся далеко за пределы высоток, уходя в глубь парка и дальше виляя по улицам города. – Я слышу тебя, мой верный зверь, мой волк, - последние слова она произнесла едва слышным шепотом, но чувствовала, надеялась, они достигнут адресата.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

Отредактировано Hela (22-12-2017 11:28:40)

+1

4

Этот занюханный мирок, в нем было так тесно. Фенрир скучал по бесконечным лесам Асгарда, по которым можно было бежать хоть целый день, но так и не добраться до другого края. Там было где разгуляться полному сил волку. А здесь не найти ни листика, ни травинки. Люди давно уничтожили всю растительность и животных, остались только собаки, кошки да вездесущие крысы. Искусственная еда, искусственная ткань. К этому тоже пришлось привыкать. Ох, если бы он мог найти хоть еще одну червоточину, обязательно попытался бы вернуться назад. Но он не чуял их больше. В том числе и ту, через которую попал в это чертово место. Она захлопнулась буквально за его спиной. Фенрир решил, что Асгард погиб, других причин не было. А значит, и к Хеймдалю взывать бесполезно. Так что он безнадежно застрял.
Впрочем, зверю грех было жаловаться. Начав с нуля, он добился того, о чем некоторые здешние могли разве что несмело мечтать. И порой в череде будней ему начинало казаться, что он, по выражению местных, «соскочил с рельса», или попросту свихнулся. Сам придумал себе какой-то прекрасный далекий мир и свою жизнь в нем. Всех этих Богов, мертвых воинов, даже ЕЕ.
Но голос, зовущий его по истинному имени, которого никто не мог тут знать, шепот, звучащий, кажется, прямо в голове… Обжигающе реальный. Хела жива и услышала его после стольких лет. Ликующий волчий вой потряс особняк. Люди похватались за оружие, собаки на псарне зашлись в истерическом лае. Но Фенриру было все равно, он собирался убраться отсюда и никогда больше не возвращаться.
- Приди за мной, Богиня, - негромко в ответ, чтобы достигли слова ушей той, которой предназначены.
Просить унизительно, но иначе никак. И очень возможно, что Хела сильно недовольна им за проигрыш. Но в любом случае она придет. Покарать или призвать обратно. Сейчас обе возможности радовали волка, лишь бы снова увидеть ее.
Мужчина встал, потянулся, с удовольствием разминая мышцы. Он бы перекинулся прямо в доме, и плевать, что от трехэтажного здания остались бы одни руины, но слишком уж гигантский волк привлекал бы внимание. Поэтому дом покинул человек, бросив в комнате оружие, документы и деньги. Все это было лишним. Одного короткого взгляда в сторону собак хватило, чтобы заставить свору заткнуться. О да, это шавки, злобные бойцовые псы, всегда его боялись, на уровне инстинкта ощущая опасность.
- Декс! Эй, Декарт, ты куда?
Беспечно улыбающийся Фенрир даже головы не повернул к говорившему. Что ему теперь до них? Он неторопливо шел по улице, удаляясь от жилого района в сторону свалки.

+1

5

Его просьба, нет, мольба, прозвучала в голове Хелы подобно грому, усиленному в несколько сот раз, хотя женщина могла быть более чем уверена, там, где-то на границе галактики они были сказаны совсем тихо.
- Я уже иду.
Пальцы вцепились в железный бордюр балкона с такой силой, что побелели костяшки. Перед глазами всплыл их последний день вместе. Как грезили они захватом галактики, как обещали друг другу идти рука об руку, покоряя миры один за другим. Как вместе встретили войско валькирий, расправившись с грозными воительницами с пугающей быстротой. Как плечом к плечу встретили Одина, повелителя девяти миров, на пороге Хельхейма. И как воссоединились вновь спустя почти тысячу лет. Хела только и могла что представлять, как вновь погрузит тонкие пальцы в густую волчью шерсть, как вдохнет до боли знакомый запах, как обнимет Фенрира, да так и останется стоять бесконечно долго, пока руки не занемеют, а сердце не перестанет бешено колотиться в груди. Но где его искать? В какую часть галактики он угодил?
Сейчас женщина была благодарна юношеской беспечности в те времена, когда без особых зазрений совести подвергала волка многочисленным экспериментам. В том числе, благодаря магии, и образовалась их связь, что теперь нерушимой паучьей нитью тянулась от ее груди до его, преодолевая не одну тысячу световых лет.
Сжав пальцы в кулаки, Хела твердым шагом прошла с балкона в комнату, а после легла на кровать. Только в спокойной обстановке она могла сделать то, чему научилась совсем недавно. По асгардским меркам, само собой. В ее рукаве были припасены некоторые трюки, которые ей уже удалось использовать на Ракете. Именно этот трюк позволил Еноту поклониться своей богине, и вытащить из заточения Локи. Пора было применить его снова. И хотя у него были свои побочные эффекты, например то, что эта магия сжирала львиную долю сил и долго не держалась, но ее мощи должно было хватить на то, чтобы не только отыскать Фенрира на просторах галактики, но и поговорить с ним, а может даже прикоснуться.
Положив голову на подушку, Хела несколько секунд просто смотрела в потолок, а потом, наконец, закрыла глаза, расслабив тело и отпустив разум.
Ей казалось, что ее душа металась, подобно зверю в тесной клетке, а сейчас вырвалась наружу. Преодолевая сотни километров за одно мгновение, она летела вперед, силясь отыскать одну единственную точку в пространстве. Нащупав нить, что связывала ее с Фенриром, женщина шла по зову.
***
Поначалу Хеле показалось, что она никуда не уходила. Обстановка вокруг была похожа на Мидгард, но запах вокруг, именно запах давал понять, что она в другой галактике, в другом мире, далеком от людского совершенства. Здесь пахло гнилью, кровью и жестокостью. Здесь существа не жили, но выживали. Материальная иллюзия, что стояла сейчас посреди улицы, возвышаясь гордой статуей, выглядела точь в точь, как Хела. Ее можно было потрогать, она сама могла ощущать. Она была здесь и не здесь одновременно. Черно-зеленый костюм, облегающий тело, разительно контрастировал с окружением, волосы свободным потоком лежали на плечах, спускаясь к спине. Лишь одна прядь, брошенная порывом ветра на лицо, лежала отдельно, прикрывая левую скулу.
Она точно рассчитала момент, точно выбрала время. Она была здесь не одна. По ее лицу скользнула самодовольная ухмылка, когда ее взгляд оглядел высокого мужчину, стоящего чуть поодаль. Все так и есть. Фенрир собственной персоной, живой и невредимый.
- Ты взывал ко мне и я пришла, - произнесла женщина, приподняв подбородок, но взгляд пытливых глаз неотрывно следил за каждым движением мужчины. Словно в замедленной съемке, Хела протянула вперед руки, раскрыв ладони. На ее лице отразилось то, что часто могли видеть люди, перед тем как упасть на колени перед своей царицей... Покровительство.
- Иди же ко мне, - едва слышный шепот вырвался из полуоткрытых губ. Фенрир не дурак, рано или поздно поймет, что перед ним не настоящая хозяйка, всего лишь мастерски выполненная астральная проекция, но до этого момента можно было насладиться теми минутами, что они смогут провести вместе, здесь, рядом.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

+1

6

Остановившись, мужчина поднял повыше воротник куртки. Забавно, кожа искусственная, сделана неизвестно из чего, а на ощупь прямо как настоящая. Мягкая, прочная. И удобно, что местная мода диктует лицам его образа жизни одеваться в черную кожу со множеством заклепок и ремней, а не в розовые рубашечки в рюшах, как журналистов, или желтое полупрозрачное нечто со стразами, как актеров. Вот где была бы жуть.
Фыркнув, Фенрир повел плечами. Сколько придется ждать, он не знал и сейчас слегка жалел, что не курит. Хороший способ был бы себя чем-то занять. Но не с его обонянием дышать этой дрянью, которую здесь почему-то именуют табаком. Даже асгардский табак так не вонял.
Сбоку послышался какой-то странный звук. Оглянувшись, волк вздрогнул. Хотя он и ждал, все равно Хела появилась неожиданно. Прекрасная, как всегда. Неуместная на фоне мусора и грязи. Родная.
Она протянула руки, и Фенрир медленно сделал несколько шагов вперед, топча мусор тяжелыми сапогами. Он двигался осторожно, как зверь, который рад хозяину и в тоже время чувствует за собой вину, и потому не решил еще, что лучше - подойти или сбежать.
Но сопротивляться зовущему шепоту желания не было. Мужчина подошел совсем близко и взял хрупкие ладони в свои. Пальцы Хелы казались такими тонкими на фоне его сильных рук. Сколько же безумцев совершили фатальную ошибку, не заметив за внешним изяществом невероятной силы? Не стоит их жалеть. Один воспитал из дочери совершенное оружие, ему было чем гордится. И, вероятно, он и гордился, пока не понял, что не может контролировать эту мощь.
- Здравствуй.
Ноздри дрогнули, когда волк вдохнул поглубже, принюхиваясь. Улыбнулся чуть грустно. Живая, теплая, но проекция. Пускай. Он притянул девушку ближе, зарываясь носом в шелковистые волосы. Потом отодвинулся и заглянул своей Богине в глаза. В глубине его зрачков плясали отблески Вечного Пламени, последний привет из Асгарда, огонь, вернувший к жизни его душу, навсегда оставшийся в ней.
- Я так подвел тебя. Но ты пришла...
Все еще не верилось, что Хела здесь. Не совсем во плоти, но близко к тому. К ней можно было прикоснуться, увидеть улыбку. Не ту усмешку, которую обычно видел мир, а теплую, идущую от сердца. Он был готов вытерпеть ее гнев и злость, лишь бы не ушла она равнодушно, не отвернулась от старого друга. Фенрир тихо рыкнул и рухнул на колени, уткнувшись лбом Хеле в живот.

+1

7

Единственное, чего сейчас хотела женщина, это быть на месте собственной проекции, ибо невыносимо было чувствовать прикосновение родной души и осознавать, что вы друг от друга за сотни миллионов километров.
Все, что происходило с того момента, как она очнулась в межмирье в компании своего брата и до нынешнего момента можно было объяснить двумя словами «было скучно». Все, что она делала это пыталась заполнить пустоту в черном прогнившем насквозь сердце. Ощутить хоть малейший вкус к жизни, заставить себя вспомнить кто она такая. Но жажды покорять миры как не было, так и нет. Да, выглядела она столь же гордой и непоколебимой, но известно же, что внешность бывает обманчива. А в ее случае ещё и до ужаса коварна.
Когда волк взял ее руки в свои, когда прижал к себе, вдыхая запах черных иллюзорных волос, Хела на мгновение прикрыла глаза. Хотелось закричать, чтобы время остановилось, приказать ему замереть, пока она не позволит тому продолжить свой ход. Невольно в памяти всплыл короткий отголосок далёкой мысли, что промелькнула в последней битве между ней и отцом. Тогда Хела, глядя на Одина сверху вниз, твердила про себя, что все могло бы быть иначе, если бы рядом был тот, кто смог сделать её лучше, терпимее, сделать другой. Отцу было невдомёк, что только рядом с Фенриром ей не хотелось убивать. Она пыталась радоваться мелочам. Они проводили время за чтением книг, Хела вслух читала отдельные отрывки, стараясь не обращать внимания на пульсирующую боль в разбитой накануне на тренировке губе, за занятиями магией, гордо вскидывая голову и не глядя на многочисленные ссадины на руках. Им не было скучно в компании друг друга, но чем старше становилась Хела, тем более жестокой она росла. Один не делал поблажек на тренировках. Для девушки, тогда ещё, молодой, но уже закалённой в боях, Фенрир был единственной тонкой ниточкой, не позволяющей ее душе полностью погрузиться в удушливую тьму. И хотя они вместе сеяли хаос и разрушение на забаву себе и Одину, эти поступки не совершались в приступе слепой ярости, но были наполнены холодной решимостью и уверенностью в собственных действиях.
Сейчас же, когда Хела чувствовала обод рук единственного, кто был ей так близок, тепло его дыхания на своем животе, что проникало даже сквозь плотный комбинезон, женщине показалось, что она вернулась в юность. В те далёкие годы, когда точно так же он прижимался к ней в поисках ласки, а она поглаживала его по волосам. Прохладная ладонь легла на голову мужчине, словно даруя спокойствие. Она не злилась на него. Бесспорно в их жизни были моменты, когда Хела наказывала Фенрира словом, делом, иногда чуть более грубо, чем того позволяли отношения, но никогда забавы ради.
- Что это за место? – тихий голос Хелы потонул в далёком гуле поезда, что несся по рельсам вдалеке. Ее пальцы скользнули по щеке мужчины и аккуратно приподняли подбородок. Она хотела, чтобы он смотрел ей в глаза, чтобы чувствовал, хозяйка рядом. – Встань и расскажи мне все, что ты знаешь об этом месте. Не смей ничего утаить. Я хочу знать каждую малейшую деталь.
Ее взгляд вдруг стал жёстким, холодным и пронизывающим, подобно самым холодным пещерам Хельхейма. – Как ты выжил, кто тебя приютил?
Хела примерно представляла насколько хватит ее магии, чтобы поддерживать проекцию, невзирая на расстояние, от того она и ставила перед волком четкие цели, от того первым был задан самый главный вопрос. Все остальное было лишь прелюдией. Как, кто, что, зачем, ответы на эти вопросы лишь оттягивали неизбежное. Хела знала, что Фенрир не нуждается в защите и может за себя постоять, но не в состоянии покинуть сие гиблое место, потому даже сквозь сумасшедшее расстояние его голос и достиг ее ушей. Она явится за ним во плоти, чтобы даровать покровительство тем, кто не оставил ее зверя в трудную минуту или же покарать тех, кто грубо с ним обошёлся. Фенрир не просто находится по ее защитой, за ним смерть идёт по пятам. Это ее зверь и горе тому, кто этого не понимает.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

+1

8

Быть последним в своем роду – незавидная участь. И привыкать к одиночеству, когда ты животное стайное, очень трудно. И совершенно естественно, что привязываешься в итоге к тем, кто часто рядом. Точнее, к той. Той единственной, товарищу в рискованных затеях, которая использует в качестве подопытного при экспериментах с магией, кидается в драку, чтобы помочь справиться с превышающей силой. Той, которая потом промывает раны, возмущенно объясняя ошибки и обещая усиленные тренировки. Которая может сделать больно одним словом или взглядом, и подарить блаженство. Без Хелы он уже не представлял свою жизнь, и был малодушно рад, умирая от руки Одина, что не придется ему смотреть на то, они сделают с ней, хотя и сожалел, что все заканчивается так. Не на пике славы и могущества, а подлым предательством того, кто должен был сам защищать.
Вопрос прозвучал неожиданно. Фенрир послушно поднял голову, подчиняясь движению пальцев, непроизвольно улыбаясь.
- Плохое место.
Он поднялся, стараясь не разорвать физический контакт.
- Они называют этот мир Ахран. И понятия не имеют ни о каких других мирах. Здесь видно очень мало звезд. Вокруг центральной звезды всего три планеты, и только одна из них обитаемая. Нет ни растительности, ни животных, кроме собак и кошек, ну и крыс. Они не путешествуют в космосе, к ним никто не прилетает…
Волк перечислял особенности мира, то, что отличало его от других, хотя не очень понимал, зачем он это делает. Зачем Хеле знать подробности. Он уже догадался, что она сама сюда прийти не может, но старался не поддаваться отчаянию. Не может быть навсегда так, чтобы она была там, а он здесь. Они что-нибудь обязательно придумают.
- Я похож на местных, поэтому сумел приспособиться к здешней жизни. Они уважают силу, так что проблем особых не было. Прибился к небольшой банде, попался на глаза одного из боссов банды побольше. Проявил себя и стал приближенным телохранителем. Непыльная работенка, скажу я тебе.
Фенрир улыбнулся, показав клыки. В человеческом виде это было не так впечатляюще, как в волчьем, но его это не смущало. С Хелой ему не нужно было притворяться кем-то более злым или более мягким, она знала его как никто другой.
- Ужасная тоска. Порой так хотелось разнести все на куски. Надоели эти суетливые людишки.
Одному побыть и то сложно. Лезут, норовят по спине или плечу похлопать, мерзко. Пока не переломаешь парочку костей, не понимают. И переусердствовать нельзя, ни к чему привлекать внимание к своим странностям. Он даже превращался в последний раз очень давно, и то не в полный размер, так, на кровати поваляться, не выходя из комнаты, чтобы не увидел кто. А что горничная потом долго удивлялась наличию на постельном белье волчьей шерсти, так это ее проблемы и личные трудности.
- А Хеймдаль мне не ответил. С Асгардом все плохо, да?
Мужчина бережно поправил прядь волос Хелы, заправляя за ухо. Черт с ним, с Асгардом, лишь бы с Богиней все было в порядке. А выглядела она уставшей.

+1

9

Услышав вопрос про Асгард, Хела лишь грустно хмыкнула. Попав в этот мир, Фенрир не просто оказался в ловушке, но был отрезан от любых новостей извне. Его жизнь сузилась до микроскопических размеров, в которой умещалось так мало вещей. Служба чужому человеку и желание выжить. А ее жизнь была снова полна тьмы.
- Асгард разрушен, его больше нет, и все из-за моих тупоголовых братьев, недальновидных, упрямых ослов, что не желали изменить закостенелый устой Асгарда к лучшему, - сквозь зубы, прошипела женщина, опустив взгляд вниз, но через мгновение вновь подняв глаза на мужчину. В ее взгляде плескалась ненависть, злость, раздражение. Фенрир не раз видел этот взгляд в прошлом и хотя ее гнев зачастую был направлен на сторонних людей, ему, порой, тоже перепадало.
Хела плотно сжала губы так, что те превратились в тонкую белую линию. Несколько бесконечно долгих секунд, она молчала, неотрывно глядя на зверя, но при этом словно сквозь него. В ее голове снова и снова прокручивался момент, когда огненный клинок Суртура обратился против нее, с силой обрушившись на женскую голову. А потом ее губы растянулись в опасной ухмылке, которая не предвещала ничего хорошего.
- Рано или поздно я явлюсь за душой моего младшего светловолосого брата, лишь за тем, чтобы он признал свою вину, извинился и пал ниц перед своей королевой. Ее взгляд сфокусировался на Фенрире, а улыбка из хищной превратилась в заботливую. Ярость, плескавшаяся во взгляде серо-голубых глаз исчезла, словно мираж, уступив место заботе. Пальцы вновь коснулись мужской щеки, поглаживая скулу, а ладонь другой руки сжимала его запястье. Ох, если бы она могла запечатлеть на его прекрасном лице мимолётный поцелуй. Но сейчас было не время и не место. Сие действо должно происходить в более подходящей обстановке, а не посреди грязной улицы, заваленной гнилым мусором, источающим не самые приятные ароматы.
Хеле не нравилось это место. Оно отсырело, исжило себя. Так бывает, когда мир катится к закату, когда становится настолько отвратительным местом, что единственным верным решением становится уничтожить все старое, чтобы затем на белых костях, построить новый, совершенный мир. Иногда надо сжечь мир, чтобы он, подобно птице феникс, восстал из пепла, явив вселенной свое истинное великолепие.
- Сейчас все это неважно, - произнесла Хела. – Плевать мне на Локи, Тора, на всех, я нашла тебя и скоро все изменится. Ты мне веришь?
Ей так много хотелось сказать, столько слов требовалось вымолвить, столько всего совершить. Им предстоит о многом поговорить, многое обсудить и решить, что делать дальше. Только вот их уединение было грубо прервано.
- Эй, Декс, что за херня? Тебе кто разрешал уходить в самоволку или ты забыл на кого работаешь? Босс с тебя три шкуры спустит, - раздался чуть поодаль хриплый голос.
Хела, словно в замедленной съемке, чуть отклонилась вбок, чтобы посмотреть на того бессмертного нахала, что так невовремя вылез из своей пещеры. Только увы, больше он туда не вернется. В нескольких метрах от них стояла четверо мужчин крупного телосложения с наголо выбритыми головами, которые переходили в толстые шеи и широкие плечи. У каждого в руках было заряженное оружие, дуло которого было направлено в их сторону, а в другой руке каждый держал цепь, на конце которой сидели огромные псы. Их глаза были налиты кровью, а изо рта капала слюна, словно звери не ели по меньшей мере неделю и только и ждут команды, чтобы наброситься и разорвать их в клочья.
Вперед, вынырнув из-за спины одного из амбалов, вышел невысокий парень. На вид ему было лет двадцать пять, если судить по земным меркам. Он без конца что-то жевал и перебирал бусины, нанизанные на короткую веревку.
- Ты что же это, Декс, променял босса на какую-то шалаву? Ты же знаешь, как он к тебе относится, мог бы попросить и он бы купил для тебя эту красотку.
Пошлый взгляд прошелся по Хеле с ног до головы. Не трудно было догадаться, что он сейчас мысленно снимает с нее этот комбинезон.
Честно говоря женщина еле сдерживалась, чтобы громко не рассмеяться. Этот мир был полон глупцов. Недалеких идиотов, что не могут отличить мнимую опасность от реальной, не видят разницы между продажной женщиной и богиней смерти. Знают ли они, что ждет тех, кто смеет оскорблять саму смерть? Сколько секунд пройдет, прежде чем их головы падут к ее ногам?
Но Хела лишь выдохнула, расплывшись в улыбке. Боже, как она ждала кровавой бойни. И сейчас ей предоставится такая возможность, но не она главное действующее лицо в этом спектакле. Ей хотелось увидеть, как у Фенрира сорвет крышу, она жаждала почувствовать эту мощь, напитаться ею, вдохнуть в себя сладкий аромат крови, что будет капать с его клыков, а после...
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

Отредактировано Hela (25-12-2017 19:09:30)

+1

10

Асгард пал? Эту новость не так-то просто было уложить в мозгу Нерушимая твердыня не устояла. Не будет больше золотых башен, свежего ветра, бескрайнего леса. "Где же ты теперь?" хочет спросить волк, но слова не слетают с языка, потому что Хела продолжает говорить. От ее взгляда хочется прижать уши к голове, а хвост к животу, и отползать куда-нибудь на полусогнутых лапах. Но сейчас Фенрир человек, и он едва заметно напрягается, не отрывая взгляда от лица асиньи. Тем яснее на его губах обозначилась улыбка, когда щекой прижался к ласкающей руке.
- Верю, - ответил искренне. - Ты одна никогда не врала мне.
Какой бы горькой ни была правда, Богиня всегда говорила все до конца. И у волка не было сомнений в ее словах и сейчас. Братишки поплатятся за все. Особенно Тор, так кажется, зовут светловолосого. О втором, Локи, Хела не говорит плохо, но это ничего не значит для зверя. Они, эти двое, помешали планам Смерти, и он сделает все, чтобы они об этом не забыли.
Волк повернул голову и быстро лизнул пальцы асиньи. Как бы он хотел по-настоящему оказаться рядом с ней... Но грубый голос прерывает мечты. Фенрир закатил глаза, тяжело вздохнул и покосился на Богиню, мол, видишь, с кем приходилось иметь дело? Потом повернулся к бывшим коллегам.
- Не смей. Так. О ней. Говорить, - к концу фразы голос мужчины стал ниже, в нем появились рычащие нотки.
Близость Хелы кружила голову, хотелось доказать ей, что он все еще на многое способен. А его Богиня жаждала крови, о, он отчетливо ощущал эту жажду.
Повернувшись к асинье спиной, Фенрир двинулся к парням. В его движениях сквозила теперь дикая хищная грация, недоступная семейству двуногих. Псы, как один, дружно завыли и стали рваться с цепей. Они-то, в отличие от тупых хозяев, прекрасно знали, как опасен этот человек. Над телом мужчины воздух задрожал маревом, как от сильного жара, и плывущих потоках воздуха начали меняться очертания фигуры. Вытянулась морда, опахалом взмахнул хвост, и хваленые бойцовые псы с визгом рванули в разные стороны, роняя хозяев и волоча их за собой.
Черный волк размером вдвое больше обычной собаки молча прыгнул вперед. Коротышке досталось первому. Он оскорбил Хелу и будет умирать долго. Мощные челюсти сомкнулись на животе, небрежный рывок, и зверь стоит, держа в пасти окровавленный кусок чужой плоти. Вопящий человечек отлетает в сторону, тщетно пытаясь зажать огромную дыру в животе. Кровь омывает язык волка, и у Фенрира срывает последние тормоза. Как скучал он, оказывается, по этому вкусу. В него стреляют догадавшиеся наконец отпустить цепи бугаи. Но что мелкие пули тому, чью шерсть не каждый асгардский клинок возьмет? Зверь снова двигается, смазанной тенью кидаясь вперед. Один из парней падает от удара лапами в грудь и заходится в хрипе, корчась на земле. Судя по звуку, у него переломаны ребра. Второй не успевает ничего понять и так и умирает, широко распахнув глаза, от перегрызенного горла. Третий падает и катается в куче мусора, глядя на остатки руки, оторванной у локтя. Последний с визгом бросает оружие и устремляется прочь, но вид бегущей добычи лишь сильнее распаляет. И волк бросается на спину человека, сбивая с ног и яростно терзая еще живое, бьющееся в агонии тело.
Опьяненный кровью, перемазанный ей, Фенрир шало смотрит на Хелу, облизывая клыки.

+1

11

Хела широко улыбалась, обнажая ровные белые зубы. А после, когда у Фенрира таки сорвало крышу, когда он превратился в настоящего монстра, к взращиванию которого она приложила немало усилий, женщина прикрыла глаза, снова и снова вдыхая сладкий аромат крови, что лилась на грязные улицы потоком, смешиваясь с мусором, помоями и нечистотами. Она слушала крики боли и страдания умирающих, кои для нее были подобно симфонической музыке. Тональность была выше, градус истерики и хрипоты в голосе тех, кто не смог удержать язык за зубами, достигал небывалых высот. 
Спустя такое короткое, но такое приятное мгновение, Хела поймала взгляд Фенрира. Его морда была залита кровью, что капала с острых, как бритва, клыков. Шерсть на лапах сбилась в колтуны, слипшись от багровой жидкости. В его глазах не было ничего человеческого. Иногда Хеле казалось, что его душа разделена на две равные половины, как и разум. И обе эти половины жили в мире и согласии, четко зная, когда следует отойти назад и всучить бразды правления зверю или же человеку.
Женщина двигалась в сторону волка, даже не обращая внимания на подступающие к ногам лужи крови. Она не боялась испачкаться или замарать руки. Нельзя было нарушать столь упоительный момент. Подойдя к зверю почти вплотную, богиня провела ладонью по его морде, смазывая кровь. Липкая густая жидкость осталась на ладони, как знак того, что чужие жизни в ее руках и только ей решать, как быстро они прервутся. Для нее сие действо было символическим. Хела делала так каждый раз, после очередной битвы, когда стоны и хрипы умирающих смешивались с ее собственным сердцебиением.
А после она провела языком по ладони снизу вверх от запястья к кончику пальца, пробуя кровь на вкус. Солоноватая с лёгким металлическим привкусом, такая же, как и на других планетах. Эти люди ничем не отличались от тысяч тех, кто уже погиб от рук богини смерти и лап ее верного волка.
- Молодец, хороший мальчик, - она потрепал волка по загривку.
- Сука, ты и твоя шавка сдохните в ближайшей канаве, я тебе это обещаю, - вяло прохрипел коротышка, лежащий чуть поодаль. Хела повернула голову на голос. Несколько секунд она с любопытством рассматривала огромную рваную рану, которую тот пытался прикрыть окровавленной ладонью. Но даже сквозь пальцы были видны внутренние органы. Женщина неспеша направилась в его сторону, наблюдая, как тот, опираясь ладонью в грязный асфальт, пытается отползти подальше, но после бросает эту затею и еле слышно что-то бормочет себе под нос. Хела присела на корточки рядом с мужчиной, чуть наклонив голову вбок.
- В моём мире, - заговорила она спокойным голосом, - существует поверье, что воины, храбро павшие в бою, отправляются пировать в Вальгаллу. Но те, кто при жизни был трусом, боялся собственной тени и не гнушался предательством, попадали в Хельхейм.
Несмотря на презрение в глазах мужчины и периодический кашель кровью, он слушал женщину внимательно, не отводя взгляда.
- Я повелеваю душами мертвых, я сама смерть. Ты же чувствовал мою мощь, разве нет?
Хела вытянула вперёд руку, демонстрируя мужчине ладонь. Ее пальцы сжались вокруг эфеса клинка, что возник словно из воздуха. На черном лезвии играли блики от далёкого солнца, скрытого темными облаками.
- Глупцы, что дают невыполнимые обещания, тоже попадают в Хельхейм.
Она бросила на мужчину последний взгляд, а после занесла меч над его головой. Короткий вскрик перешёл в глухой хрип, когда лезвие, с отвратительным чавкающим звуком, вошло в открытый рот бедняги, пронзив его гортань насквозь. Она поднялась на ноги и повернулась к Фенриру, чуть покачнувшись. Иллюзия отнимала слишком много сил и уже начинала таять. Теперь волк не мог к ней прикоснуться, даже если бы сильно захотел, ибо ее ладони стали прозрачными, как и тело. Буквально через минуту она исчезнет отсюда совсем, чтобы вновь проснуться в Мидгарде.
- Ты же дождешься меня, мой верный друг? – Хела ухмыльнулась, а после открыла глаза. Поначалу обстановка плыла и она не сразу поняла, где оказалась. Сквозь огромные панорамные окна была отчётливо видна поднимающаяся над горизонтом заря. Утро медленно вступало в свои права. Хела четко знала последовательность своих дальнейших действий, а потому, поднявшись с кровати, переоделась в мидгардский наряд и вышла из дома. Уже через несколько минут жёлтое такси везло женщину за город, к ближайшему аэропорту, где и находилось то, что поможет ей добраться до волка, даже если тот находится на краю света.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

+1

12

Прохладные пальцы скользят по заляпанной морде, собирая не успевшую загустеть кровь. Фенрир смотрит на свою Богиню с обожанием, она никогда не боялась пачкаться, делать грязную работу. Он совсем не успел запыхаться, хочется продолжать безумство, здесь рядом можно найти еще людей, волк знает, чует запахи и слышит голоса. Но сначала нужно закончить здесь.
Зверь приоткрывает пасть, вываливает язык и улыбается по-своему, по волчьи, чуть приподняв верхнюю губу, когда Хела говорит с умирающим. Он знает этот тон, уверенный, заставляющий слушать даже тех, кто слушать не хочет. Мягкие уши на секунду прижимаются к голове, когда хозяйка достает клинок, но снова поднимаются, с упоением улавливая последний вскрик и хрип. Кровавые брызги разлетаются в стороны, Фенрир машинально облизывается, тянется мордой к руке Богини, слизнуть с нее красные капли, но рука вдруг теряет свою плотность.
Волк разочарованно скулит, поджав хвост. Как же так? Уже? Их время кончилось? Нет, это несправедливо! Он пристально смотрит на то, как исчезает в воздухе изящный силуэт, и после в остервенении бросается рвать на части еще теплые тела. Это из-за них, они украли у него драгоценные минуты общения. В стороны летят куски плоти, ткани, костей. Волк низко рычит, продолжая вгрызаться в ошметки того, что недавно было людьми. И останавливается лишь когда рвать уже нечего. Тяжело дышит, бока дрожат, шерсть совсем слиплась.
Опустив голову, зверь обводит взглядом местность. Собаки сбежали, а значит, вернутся домой, и там забеспокоятся, куда девались люди. Пойдут искать. Нет, они явно ничего не смогут понять. Разве что решат, что на парней напала стая бродячих собак, а они были слишком пьяны или обкурены, чтобы дать отпор. Вот и отлично, никто не станет искать Декарта Вольфа, посчитают, что он погиб тоже. По останкам так сразу и не скажешь, сколько было человек. А складывать мозаику из кусков не согласится ни один патологоанатом. Сложат в кучу да сожгут. Широко облизнувшись, Фенрир зевнул. После всплеска энергии, как любой нормальный хищник, он захотел спать. Посчитав, что самое спокойное место в округе, это под опорой автострады, неторопливо потрусил туда, стараясь держаться затененных мест и не попадаться на глаза бродящим по свалке нищих. Добравшись до опоры, волк со вздохом улегся у бетонной стены и закрыл нос хвостом. Конечно, он дождется. Будет ждать столько, сколько нужно. Любой срок короток по сравнению с Вечностью, а он был согласен ждать и вечность.

+1

13

Мидгард довольно интересный мир. Как бы мало времени ты не провел среди людей, но как-то на подсознательном уровне начинаешь подстраиваться под них. Замечаешь то, что раньше не было видно, их пороки, их стремления, изобретения в конце концов. Каждый смертный был уникален по своему. Они могли сбиваться в стаи и превращаться в жестоких бессердечных волков, а могли действовать по одиночке, зачастую достигая куда больших высот, нежели в команде. Они все были разные.
Вот и сейчас, темнокожий мужчина, что вез Хелу в колеснице, здесь именуемой автомобилем, поначалу без устали болтал. Он рассказывал про свою жену, детей, собаку, многочисленных родственников, попытался выудить хоть какие-то сведения и из нее, но одного взгляда Хелы сквозь зеркало хватило, чтобы тот заткнулся на весь оставшийся путь. Тишину в машине нарушало лишь негромкое дыхание, да радио, по которому играла быстрая мелодия.
Наконец они достигли пункта назначения. Таксист было попросил заплатить за проезд, но спустя мгновение передумал, бросив короткое «поездка за мой счет» и стоило женщине выйти из автомобиля, тут же ударил по газам.
Перед Хелой высился огромный ангар, в дверях которого ее уже ожидали. Высокий плотного телосложения мужчина лет пятидесяти широко улыбался и при этом постоянно теребил ворот рубашки, что указывало на некоторую нервозность.
- Мистер Коннор? – негромко произнесла женщина, подходя ближе. Мужчина коротко поклонился и отошёл в сторону, позволяя ей пройти внутрь.
- Уже отбываете, миледи? – елейным голосом, спросил он, потирая руки. Но Хела не ответила. Лишь указала кивком головы на дверь, желая, чтобы её оставили одну. Благо два раза повторять не пришлось. Что ж, хорошо, что даже среди смертных находятся умные и ценные люди.
Перед ней в некотором отдалении стоял небольшой самолёт. С виду обычный чартерный борт, которому не требовался экипаж, да и в управлении он был прост. Но все это было лишь мороком, чтобы мидгардцы не задавали лишних вопросов. Поднявшись на борт, Хела прошла к пульту управления и нажала несколько кнопок. На дисплее высветились координаты ее местонахождения. Она ввела название планеты, которую собиралась посетить. Это забытое всеми богами место находилось в другой галактике и путь предстоял неблизкий, но женщину сей факт нисколько не волновал.
***
Автопилот работал исправно, топлива было в достатке. Хела сидела на кресле, скрестив руки на груди. Как он там без нее? Жив ли или успел схлопотать десяток пуль?
Машинально она вернулась в те далёкие времена, когда они вместе, покоряясь воле Одина, невероятной силой врезались в стан врага. Хела прикрыла глаза, позволяя воспоминаниям поглотить разум.
***
Вдалеке армия из сотен тысяч человек. Они хорошо вооружены, кто автоматическим оружием с лазерными болтами, прожигающими насквозь даже плоть, кто обычными остро заточенными мечами. Хела сидела на пригорке, скрытая раскидистыми ветвями вечнозелёных деревьев. Ее рука покоилась на черной лапе огромного волка, что лежал рядом. Пока рано ещё являть себя этим глупцам. Веселей было позволить им решить, будто сила на их стороне, а потом наблюдать, как надежда угасает в их глазах, когда Фенрир и Хела выйдут на поле боя.
- Очередной спектакль в угоду папочке, - проворчала тогда ещё молодая девушка. – Хотя не сказать, что я этим недовольна. Мне нравится тот запах, что разливается по полю, когда смертные падают один за другим. Вот скажи мне, - ее черноволосая головка повернулась в сторону зверя, - почему одного имени нашего недостаточно, чтобы сложить оружие и преклонить колени? Ее взгляд вновь устремился к многотысячной армии вдалеке. – Всегда находятся те, кто свято верит в справедливость, в то, что можно избежать смерти. Да только я уже пришла по их душу.
На точеном лице отразилась хищная улыбка. Улыбка монстра, жуткой твари, для которой отнять чужую жизнь ничего не стоило. Этим она расплачивалась за похвалу отца. Чем больше она убивала во славу Одина, тем больше, как ей казалось, он гордился ей. Может быть поэтому в будущем аппетиты богини смерти станут неумолимы.
***
Корабль приземлился на пустыре, единственном свободном клочке земли, где не было мусора. Вокруг было тихо, спокойно, словно мир вокруг вымер. Казалось даже ветра не колышат ветви деревьев, коих тут было совсем мало.
Сойдя на землю, женщина предусмотрительно заставила транспорт исчезнуть под мороком невидимости, и двинулась вперед, даже не зная, куда идти. Она надеялась, что как бы далеко не был ее волк, он почует знакомый запах. Настоящий, родной, и явится пред ее очи немедля.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

+2

14

Ему снился Радужный мост. Яркие цвета, бьющие по глазам. Он гордо несет на спине хозяйку, за спиной грохот шагов армии. Фенрир свысока смотрит на выстроившиеся шеренги встречающих, громко и радостно кричащих поздравления. Глупые, им невдомек, на что пришлось пойти, сколько сил приложить ради победы. И ряды армии существенно меньше, чем в день, когда они выступали в поход. Но это не важно, все эти жертвы не важны, очередной мир склонился к ногам Всеотца, покоренный его дочерью.
Один ждет Хелу на площади. Волк медленно ложится, выглядит так, будто он кланяется Царю, однако, на самом деле это, чтобы Богине удобнее было изящно соскользнуть с его спины. Зверь давно уже не испытывает никакого трепета перед одноглазым асом, просто внимательно наблюдает за ним, когда хозяйка подходит принять поздравления. И видит сомнение в единственном глазу. Один создал совершенное оружие, но, кажется, начал сомневаться в том, что у него получится им управлять. Чем старше становилась его дочь, чем сильнее сопротивлялись вторжению миры, тем сложнее было продолжать подчинять Хелу себе. Тогда впервые Фенрир задумался о том, что будет, когда Всеотец испугается по-настоящему. Но пока вокруг звучат восхваления, и Богиня улыбается ему, счастливая от похвалы.

***
Фенрир проснулся от ощущения теплого дуновения. Он потянулся, вставая и недоуменно принюхиваясь. Волк не знал, сколько времени прошло, да его это и не интересовало. Главное, что Хела где-то рядом, в этом мире, во плоти. Зверь встряхнулся, расправляя слипшуюся шерсть, и сорвался с места. Он бежал на мост, не обращая внимания на гудки машин и визг тормозов. Люди выбегали на дорогу и показывали на него пальцем. Но Фенрир знал, куда ему нужно - на самую высокую башню. Там он остановился и принялся вертеться вокруг себя, старательно втягивая носом воздух и приоткрыв пасть.
Поймав нужное направление, волк восторженно взвизгнул и под испуганные крики сиганул вниз, перемахнув через перила ограждения. Он приземлился сотней метров ниже, тяжело оперевшись на передние лапы. По инерции сделал еще скачок вперед и дальше помчался без остановки, чтобы встретить ищущую его Хелу, прямо через автострады и пешеходные дорожки, огибая дома. Он бежал изо всех сил, издали заметив одинокую фигуру среди расступающейся перед ней толпы, и едва успел затормозить, чтобы не сбить с ног Богиню. Сколько людей он уронил, и не сосчитать, ну и ладно. С тихим радостным поскуливанием Фенрир подошел и ткнулся мордой в живот Хелы, преданно глядя снизу вверх.

+2

15

Несмотря на то, что люди, которых встречала богиня, смотрели на нее с некой долей презрения, никто не посмел выступить вперед и остановить ее. Никто не попытался окликнуть или преградить дорогу. Они лишь отходили в сторону, потому что подсознательно чувствовали, одного движения Хелы хватит, чтобы оборвать их никчемную жизнь навсегда. Они были не важны, никто не был важен на всей планете, кроме одного единственного живого существа, в поисках которого сейчас находилась женщина.
Долго искать не пришлось. Они встретились на оживленной площади, где было не менее сотни человек. Каждый занимался своим делом, но стоило этим двоим очутиться на открытом пространстве и мир вокруг них замер. Все, как по команде, оставили свои дела, обернувшись к Хеле и огромному волку, который, не замечая ничего вокруг, кроме нее, стоял рядом со своей хозяйкой. Хела же в свою очередь улыбалась. Искренне, по-настоящему. Лишь Фенрир заслуживал этой улыбки и никто больше.
- У нас больше нет дома, - женщина положила ладонь на голову волку. В ее голосе слышались тоскливые нотки. Где теперь это место, что зовется домом? Его больше нет. Нет даже фундамента, на котором можно было бы отстроить Асгард заново. Есть лишь космический мусор и пыль, что дрейфует на просторах галактики.
- Мы найдем новый дом, мой друг, найдем то самое место, где сможем, наконец, сделать передышку, забыть о том, что произошло.
Хела устала. Она не хотела этого признавать, но ей требовалось несколько десятков лет спокойствия, без пустой борьбы, без напускного малодушия. Ее мир рухнул еще в тот момент, когда Один Всеотец предал ее доверие, погрузив в беспроглядную тьму, лишь потому, что испугался ее мощи. Второй раз это произошло, когда братья, не подумав о том, что творят, косвенно уничтожили Асгард. Теперь же у нее не было определенной цели. Покорять новые миры? Галактика слишком огромна, многогранна, а она бессмертна, так что нет смысла торопиться. Ввязываться же в дела смертных, что копошились у ее ног, подобно муравьям, хотелось меньше всего.
Женщина развернулась, не отнимая руки от Фенрира, но не успела сделать и пары шагов.
- Именем закона, вы арестованы за убийство четырех человек особо жестоким способом, - раздался грубый голос позади.
Хела замерла на месте. Ее взгляд невольно скользнул по зверю. Все же он натворил тут дел, пока ее не было. Впрочем плевать. Они не останутся тут дольше положенного.
- Идем, - скомандовала женщина. А в следующее мгновение раздался выстрел из пистолета. Пуля молнией рассекла воздух, ударяясь о женское плечо и отскочив от костюма. Хела вновь замерла. Она медленно повернулась на сто восемьдесят градусов. Несколько десятков человек в форме нацелили свои ружья, автоматы, пистолеты прямо на них с Фенриром.
- Если вы сейчас же не сдадитесь, мы откроем огонь и убьем вас на месте, - негромко произнес один из мужчин. Хела усмехнулась.
А дальше площадь огласили крики, стоны и хрипы. Белый камень, что был столь девственно чист, окрасился багрянцем. Струи крови потекли по впадинам меж плитами, рисуя необычные узоры. Хела, неистовствовала. Клинки, возникающие из ниоткуда, один за другим летели в стороны и каждый находил свою цель.
- Я богиня смерти Хела, я убила несколько сотен валькирий даже глазом не моргнув! Женщина сделала несколько резких поворотов. Клинок вонзился в грудь одного из мужчин, намертво прибив его к деревянному столбу, на котором тот и повис безвольной куклой. - Мне покорялись миры. Я та, кого нельзя убить, я та, кого нельзя остановить, я сама смерть!
Последнее слово она выкрикнула в пустоту, широко раскинув руки и задрав к верху голову. Вокруг не было ни души, лишь многочисленные трупы, ковром устилающие площадь. И тут Хела не выдержала и задорно рассмеялась. Она впитывала эту боль, впитывала чужие души, подобно губке, она вдыхала запах крови, невольно облизнув губы. Ее смех прервался так же быстро, как и начался, лишь отголоски эха уносились вдаль.
- Гори огнем, мой третий Рим, ведь я, мой друг, непобедим, - прошептала женщина, опустив взгляд на волка. - Нам пора.
Переступая через мертвые тела, они вышли к кораблю. Поднявшись на борт, Хела ввела координаты Мидгарда, включила автопилот  и устало упала на одно из кресел, прикрыв глаза. Первое, что она сделает, явившись в свои земные чертоги, это примет ванну, в которой пролежит минимум несколько часов.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Aw8V.png[/icon][sign]Я иду за тобой, мой волк[/sign]

+1

16

"Больше нет дома" звучит печально, и волк прижимает уши. Хотя, у них давно уже не было дома, если считать домом то место, где тебе всегда рады, где ждут твоего возвращения и скучают, куда ты сам хочешь возвращаться.
- Мой дом там, где ты, - телепатически отвечает Фенрир, трогая холодным носом ее ладонь.
Неважно, куда занесет их жизнь, они же сильные, справятся со всем. Сейчас, находясь совсем близко, он чувствует, насколько Хела устала и разочарована. Но это, он уверен, ненадолго.
И снова вмешались люди. Почему они просто не могли оставить их в покое? Глядишь, и были бы живы. Пуля не причиняет вреда Богине, но волк все равно готов кинуться на стрелявшего. Однако, асинья решает развлечься сама.
Наблюдать за танцем Смерти можно бесконечно. Падающие тела, алые брызги, еще более яркие на белом камне, клинки со свистом рассекают воздух. И Фенриру остается только смотреть, приоткрыв в улыбке пасть, глубоко вдыхая сладковатые запахи крови и страха. И Хела, грозная и грациозная, среди посеянного ею хаоса, невероятная опасная красота и сила. Не хотел бы зверь, чтобы однажды все это обратилось против него. Но такого не случится, раз хозяйка простила его. Наказание, да, но не слепая жестокость.
- Идем, - согласился, вставая.
Он последовал за Богиней, брезгливо перешагивая через тела, стараясь лишний раз не испачкать лапы в крови. На борту, оглядевшись и как следует все разнюхав, не найдя опасности, Фенрир перекинулся обратно в человека. Так удобнее было общаться, если асинья того захочет. Скинув тяжелую куртку прямо на пол, оставшись в кожаной жилетке на голое тело, мужчина сел рядом с креслом, в котором полулежала Хела, нежно взял одну из ее ладоней в свои, мягко растирая пальцы. Незамысловатая ласка, просто от желания прикасаться, быть рядом.
- Куда мы летим?

+2

17

Когда смотришь на звезды с земли, они кажутся такими далекими, холодными и недосягаемыми, но здесь, в космосе, их не существует. Вокруг лишь чернота с далекими отголосками света. Иногда даже кажется, будто это все лишь плод воспаленного воображения и на самом деле ничего этого нет. Кроме того, что ты можешь почувствовать, ощутить кожей, к чему можешь прикоснуться.
Хела сидела расслабленно в кресле, прикрыв глаза и наслаждаясь прикосновением мужских рук, таких знакомых, родных. Это успокаивало, даровало уверенность в завтрашнем дне. Ей уже не было столь одиноко, где-то вдалеке обрисовывался образ будущей цели, к которой можно стремиться, которую можно достичь. Ведь теперь она не одна, не одинока.
Вопрос Фенрира, заставил женщину открыть глаза и посмотреть сквозь широкое стекло вдаль, туда, где была Земля, как именовали ее смертные, хотя для самой асини этот мир навсегда останется Мидгардом. Так его назвали предки, так его звал отец. Это было красивое место и хотя она увидела слишком мало, не позволив доктору Стрэнджу устроить ей настоящую экскурсию, но того, что она видела было более чем достаточно, чтобы понять, сей мир станет ее временным пристанищем.
- Выбор невелик, мой друг, - спокойно ответила женщина, поворачивая голову в его сторону. - Мидгард наша цель. Но мы летим туда не для того, чтобы его покорять или заставить смертных пасть на колени перед нашей мощью. Всего лишь для временного спокойствия. Надоело бегать, скитаться, устраивать бессмысленные бойни. Хела ухмыльнулась, переплетая свои пальцы с его. - Необычно слышать такое от меня? Я знаю, кажется будто я устала, потеряла цель в жизни, желание чего-то достичь. Но мне просто надо передохнуть, понять, чего я на самом деле хочу. Она вновь обратила взор на черный пейзаж за стеклом. - К тому же Танос... я хочу дождаться Таноса в Мидгарде, узнать, зачем он идет в этот мир, что хочет с ним сотворить. Из нас бы вышли неплохие союзники.
До прибытия на Землю оставалось еще несколько часов.
***
Желтое такси, точно такое же, как и то, что везло Хелу на закрытый аэродром, везло ее и Фенрира по заранее сказанному адресу, где находилась съемная квартира Хелы. Всю дорогу, женщина украдкой смотрела на волка, стараясь подмечать его реакцию на окружение. Что ж, на этой планете ему еще многое предстоит постичь, многое увидеть и еще больше попробовать.
День клонился к вечеру. Небо было окрашено во все оттенки оранжевого и красного. Огромное круглое солнце медленно уходило за горизонт, цвета сменяли друг друга, уступая место все более темным оттенкам сиреневого и фиолетового. Бледный диск луны выплыл почти одновременно с первыми звездами, когда машина остановилась напротив дома.
Взяв Фенрира за руку, Хела поднялась с ним на двадцать третий этаж и отворила дверь квартиры, пропуская мужчину внутрь.
- Теперь это наш дом, по крайней мере временно. Большего, увы, я предложить не могу. Да пока и не хочу, - бросила женщина, заходя следом и запирая дверь. - Не знаю, как ты, а я хочу в ванну, мне нужно расслабиться.
Хела стерла тыльной стороной ладони каплю чужой запекшейся крови с брови и потянула бегунок молнии от костюма вниз, оголяя торс, а после оставаясь в одном черном нижнем белье. - Тебе здесь понравится, это хорошее место. Не Асгард конечно, но ко всему со временем привыкаешь.
Еще во время тренировок тогда, в далеком прошлом, Хелу учили приспосабливаться к любым условиям, подготавливали к тому, что жизнь может подкинуть неожиданные сюрпризы, и чтобы не погибнуть глупой смертью, надо предусматривать любые возможности, которые могут произойти, даже самые нелепые на первый взгляд. Именно этим женщина сейчас и занималась, приспосабливалась.

+2

18

Мидгард? Вот это новость. Забавный мир, где люди какое-то время поклонялись асам, как богам. Интересно, они до сих пор это делают?
- Необычно, - согласился и тут же обиделся за них обоих. - Неправда, никогда мы не устраивали бессмысленные бойни. У нас всегда была цель.
Отпустив руку Хелы, мужчина подвинулся, опираясь теперь спиной на ее кресло и глядя на мигающие на приборной панели лампочки.
- А не опасно для нас ждать в самом Мидгарде?
Было так приятно снова произносить "мы", " нас" вместо "я". После стольких лет сначала во Тьме, потом в одиночестве, вернуть себе ощущение нужности, половинку души и сердца, которые давно уже были брошены к ногам Богини.
Фенрир не волновался за будущее. Как любой зверь, он жил настоящим. А будущее слишком изменчиво и неопределенно, чтобы тратить время на попытки его предсказать. Он не устал, но если асинья хочет отдохнуть, будут отдыхать. Он ведь не знал, что пришлось пережить Хеле.

***
Оказавшись в Мидгарде, волк сначала решил, что они вернулись обратно, туда, откуда улетали. Но нет, здесь была зелень, деревья, кусты, трава. Волк тихо заворчал от удовольствия, ему все же не хватало природы. И люди здесь были более улыбчивые и расслабленные. Мужчина вертел головой, не стесняясь своего любопытства. Он уже знал, что привыкнет к новому месту легко. Почти все уже знакомо.
- Ты по-прежнему прекрасна, - без тени смущения Фенрир любовался девушкой, пока она не скрылась за дверью.
Скинув ботинки и куртку, оставшись в кожаных брюках и жилетке, выложил на столик в прихожей пистолет и ножи. И отправился осматривать их временное пристанище. Вышел на балкон, оценил открывающийся вид на ночной город. Красиво. До Асгарда, конечно, далеко, но тоже сойдет.
Плюхнувшись на ковер в гостиной, он включил телевизор и лениво попереключал каналы. Однако, ему это быстро надоело. А еще он успел соскучиться по Хеле и решил коварно выманить ее из ванны. Сделав вид, что он вовсе не этого добивался. Просто есть захотелось. Кстати, что было правдой.
На неплохо оборудованной кухне нашлось все необходимое. Благо, у зверя была возможность научиться готовить. Сюрприз. Через несколько минут по квартире разносился аппетитный запах жаренного мяса и приправ. Фенрир довольно улыбался, прислушиваясь к звукам в ванной комнате, и облизывался.

+2

19

Хела провела под струями холодной воды в душе не менее получаса. Она, упираясь ладонью о стену, смотрела как большие капли падают с кончиков черных волос вниз, ударяясь о дно душевой кабины и разлетаются микроскопическими брызгами по сторонам. Сколько времени им придется тут провести, час? Сутки? Годы? Как скоро Танос соизволит явиться? Как быстро брату надоест прикидываться послушным мальчиком? Через сколько она снова захочет убивать? Ей было все равно на Мидгардские запреты и правила. Если уж Один не смог сдержать ее мощь, значит здесь и подавно такого человека не найдется.
Даже сквозь запах лавандового геля для душа, Хела учуяла аромат жареных стейков и решила, что больше нет смысла задерживаться в ванной комнате. Наскоро обтерев бледную кожу полотенцем и накинув на плечи белый махровый халат, перевязав оный поясом, женщина вышла свежая и довольная.
- Не думала, что у тебя есть призвание к кулинарии, - усмехнувшись, произнесла богиня, после чего села на высокий стул за барную стойку. Мясо оказалось идеально прожаренным. И с приправами Фенрир не переборщил. Все было просто прекрасно. Неплохо было бы ещё как-то по особенному закончить этот вечер, и день, можно сказать, удался.
Когда их тарелки опустели, Хела сладко потянулась и, подперев рукой щеку, с улыбкой воззрилась на волка.
- Мне этого так не хватало.
С ее губ сорвался едва слышный вздох.
- Помнишь, как давным-давно, когда ты только стал моей игрушкой, моим подарком, ты притащил мне половину кроличьей тушки? Я тогда долго смотрела на кишки, торчащие из мертвой зверюшки. Именно тогда я поняла, что сама судьба свела нас вместе. Что мы связаны невидимой нитью и будем рядом, что бы ни случилось.
Хела хмыкнула, а после ловко поднялась с места и в два шага оказалась около Фенрира. Ее руки скользнули по его шее вверх к затылку. Она смотрела прямо ему в глаза.
- В любом случае, - зашептала она, - даже если ты захочешь уйти, я тебе этого не позволю.
Мало быть просто связанными друг с другом, надо чувствовать партнёра, как самого себя. В Мидгарде Хела однажды услышала фразу, что близкие люди проходят огонь, воду и медные трубы, чтобы проверить крепость своих отношений. В тот момент данная аллегория показалась ей весьма забавной. Но стоит вглядеться между строк, как становится ясен подлинный смысл услышанного.
Их с Фенриром связывал не один год, но сотни лет, проведенные бок о бок друг с другом. Они уже давно стали единым целым. Убить одного значило убить и другого. Но именно вместе они сильнее. Именно вместе они представляют из себя ту самую несокрушимую мощь, о которой многие могут только мечтать. Они едины.

+2


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Вспомни меня, услышь меня, найди меня [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC