faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Питер с притязательным видом понюхал джемпер и поморщился. Стоит поискать ещё, наверняка где-нибудь на нижней палубе есть тот угол, который Квилл не обыскал на предмет более свежей одежды. Хотя, с тех пор, как на корабле стала обитать целая семья Стражей, искать что-то здесь стало просто бесполезно.
Распинывая в стороны какие-то болты и железяки, которые как хлебные крошки повсюду оставлял за собой Ракета, нахмурившийся Командир искал глазами тканевую жертву, от которой не так сильно пахло мужчиной.
— Не вот это ищешь? — в хвосте корабля, у той части, которая условно считалась территорией Гаморы, стояла последняя в галактике Хобериска с последним в галактике чистым джемпером Питера Квилла наперевес. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Все изолгались, вот в чем горе. Былой уклад невозвратим [Marvel]


Все изолгались, вот в чем горе. Былой уклад невозвратим [Marvel]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Все изолгались, вот в чем горе. Былой уклад невозвратим
Рейкьявик похож на задворки Сибири. Снежные метели ночью, ни единой птицы. Бесконечная зима, которая лишает сил, кусает щеки, швыряет снег прямо в глаза. Даже привидениям здесь не уютно.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sa.uploads.ru/5YAC0.gif

http://s5.uploads.ru/KbuqU.gif

http://sh.uploads.ru/Rkbu5.gif

http://s6.uploads.ru/W4qEJ.gif

http://sh.uploads.ru/xmYhz.gif

http://s2.uploads.ru/OP21B.gif

http://s8.uploads.ru/lxEuo.gif

http://s5.uploads.ru/EjAX8.gif

http://sa.uploads.ru/YHyhc.gif

Маша и Медведи – Рейкьявик

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Рамлоу, Барнс, Роджерс

Исландия, у черта на рогах, после этих событий

АННОТАЦИЯ

Интерпол, побег. "Нет, мы не возьмем с собой кошку" и "Да кто тебя вообще спрашивает, возьмем мы с собой кошку или нет".

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Brock Rumlow (08-12-2017 16:20:47)

+3

2

Disturbed – Haunted

В Исландии никогда ничего не случалось. Здесь были лед и снег. Снег и лед. И все. А, нет. Еще ветер, задувающий с моря.
На берегах Хёбна хватало старых домов, где отопление было от печки, а вода – из ледников. Но добраться до Исландии – было тем еще квестом по выживанию. Рамлоу понимал, что о его участии в этой миссии спасения никто не должен знать. Иначе это грозило обернуться для него полнейшим и катастрофическим провалом. Что и говорить, навряд ли его погладят по голове и агенты Интерпола, и, что более важно, его непосредственное руководство из Гидры. Мало того, что он не сообщил о том, что повстречал Барнса, так еще и решил, что имеет полное право укрывать его месторасположение.
И Брок, в общем-то, был согласен с таким подходом. И, на самом деле, предоставил бы им самим – Роджерсу и Барнсу – разбираться с правительственными ищейками, которые, внезапно обретя нюх, напали на верный след и нашли Солдата там, где он жил на пару со своим американским символом. И, если бы Рамлоу не работал с Барнсом хренову тучу лет до этого – он бы и ухом не повел. Но тут… получалось, что сейчас многие и многие секреты Гидры находятся без охраны. Да, Брок сомневался, что даже при большом желании агентам Интерпола удастся расколоть Солдата любым способом. Но не было у него уверенности и в том, что вспомнивший почти все Барнс, не расскажет некоторые вещи сам. С него бы сталось… и в этом даже не было ничего зазорного – Рамлоу поступил бы так же. Но он был на своем месте, а Барнс – на своем. И именно с этого самого «своего места» Брок не мог позволить случиться этой встрече на Эльбе – Интерпола и Солдата. Поэтому, должно быть, и сорвался в эту ебаную Бельгию. После того чаепития на кухне он, как и собирался, близко не подходил к Европе, окопавшись в Штатах и издалека наблюдая за ходом операции под названием «Монолит». Все необходимое уже было у Гидры, кроме, пожалуй, мозгов, которыми это можно было открыть. И, если совсем откровенно, из-за этого заплыва на исландские ебеня Рамлоу бесился много больше – если все произойдет без него, он будет максимально разочарован. Все-таки не каждый день происходят такие знаковые события.
Брок не был и сам до конца уверен в том, что именно должно буде произойти. Скорее всего этого не знал и научный центр, просто осознавая, что что бы ни произошло, оно будет связано с Гидрой. Ну, или Рамлоу просто не сообщалось всех деталей, что, впрочем, тоже было логично. Именно поэтому Брок так отчаянно хотел оказаться на базе, где все происходило, а не пить утренний кофе на крыльце старого, чуть покосившегося дома.
Хотя, в целом, положа руку на сердце, в Исландии было не так дурно, как он полагал. Больше всего ему нравился тот факт, что вокруг них практически нет людей. А те же, кто есть поблизости – чхать хотели на, как водится, «туристов из Америки, приехавших хапнуть немного морозца». Сурового, мать его, пробирающего до костей исландского морозца. На самом деле, Рамлоу бы предпочел убежище где-нибудь на Ближнем Востоке, где он частенько бывал в составе карательного отряда. Те живописные виды песка во все стороны, куда ни глянь, Броку были привычны. В холод и стужу их не забрасывали давненько, видимо от того, что не было в этом краю ничего интересного – никаких тебе артефактов, древних манускриптов или зарытых склепов с магическими побрякушками. Вечная мерзлота и пара тюленей.
Как таковой полярной ночи здесь и не было – солнце выглядывало из-за горизонта регулярно и на несколько часов. А ночами на черном небе порою появлялось северное сияние. И, хоть и день был короче, чем привык Брок, все это добавляло какого-то странного и не совсем ясного… уюта. У черта на рогах, не в пример ближневосточным локациям, было уютно. Было ли дело в открытом огне, который задорно и весело трещал из печки, а быть может оно было в том, что даже при большом желании, дозвониться можно было до этой локации только с сотого раза и Рамлоу никто не дергал уже пару дней – но итог был один. Брок был странно доволен своим отпуском, который проходил не по сценарии и омрачался, разве что тем, что, если в Штатах все произойдет без него – Роджерс отхватит пизды.
Хотя… он и так выхватит. После Лувра Рамлоу старался максимально избегать его общества, находя сперва адекватные, а потом все более и более нелепые отговорки, в попытках прежде, чем выяснять отношения, разобраться с тем, что происходит. И ясности у него не было никакой. Все еще.
А еще из Бельгии они притащили с собой… кошку. Рамлоу весь перелет грозился выбросить ее из самолета, но потом просто смирился. Шансов повлиять на Барнса в этом вопросе у него не было, потому, что уперся Солдат рогом в землю и сказал, что кошка поедет с ним. Никакие доводы адекватности Броку не помогли в этом вопросе. Вот поэтому и пришлось смириться.
Развлечений в этом оазисе тишины и спокойствия тоже никаких особых не было. Особенно таких, чтобы не светиться лишний раз в городе. Поэтому все, что оставалось – читать или же пытаться поймать хоть один спутниковый канал на тарелку. Ну, или пытаться поймать интернет. Поэтому чья-то библиотека, судя по всему, собиравшаяся всеми жильцами этого дома из местного магазина, очевидно, все по тому же поводу отсутствия иных развлечений, представляла собой минимальную подборку книг на любой вкус. Еще из развлечений была колка дров. Хозяева дома, видимо, специально закупали напиленные чурки для того, чтобы жильцы прочувствовали на себе всю аутентичность складывающейся обстановки отшельничества. Вот так и получалось, что из дел, которыми себя можно было занять – потребление чая и кофе, рубка дров и чтение. А, иногда еще вопли на кошку, которая притаскивала задушенных леммингов и выкладывала их перед кроватью, в надежде сыскать одобрение своим внезапно открывшимся охотничьим инстинктам.

Отредактировано Brock Rumlow (08-12-2017 18:47:42)

+2

3

Баки не злился. Он слишком привык не задерживаться где-то подолгу; он утратил ощущение надежной жизни еще тогда, когда узнал о лжи Роджерса; попрощался с ее остатками после визита Рамлоу - переезд был событием неизбежным и скорым. Так чего тратить нервы теперь, когда они все-таки сорвались с места? Да, это произошло неожиданно и впопыхах. Да, вместо Стива в квартиру ввалился не терпящий возражений Брок, заявивший уверенно: "Надо валить". И пока Барнс запихивал в рюкзак вещи (и кошку), скомканно поведал о том, кто на этот раз присел им на хвост. У Баки не было причин ему не поверить. Из дома он уходил с тоской, но без сожалений. На фургоны со штурмовиками в зеркало заднего вида смотрел равнодушно. Потом долго спорил с Рамлоу, что Вишенка едет с ними и он не скинет ее ни из машины, ни из самолета. Не объясняя причин. Просто поставил перед фактом, что кошка полетит с ними хоть в гребаный космос, если прятаться от спецслужб придется там. Рамлоу много ругался, ворчал и матерился, но драться не полез. Почему-то Джеймс был уверен, что если до агрессивного сопротивления присутствию животного в команде все же дойдет, усатая мурчалка первая вцепится в обожженное лицо.
   Исландия встретила их холодом и невозмутимостью. И скукой. Спасало освоение языка, местная библиотека, колка дров и кошка. Иногда разговаривали с Рамлоу. Не то чтобы контачить с ним было неприятно, нет, совсем нет. Просто... не о чем особо. Они оба держались на расстоянии и просто сожительствовали. Как соседи. Как очень хорошо знакомые соседи. Слишком хорошо знакомые. Потому и на дистанции. Ни один, ни другой не были склонны вспоминать прошлое, потому как у каждого из их общих воспоминаний имелось что-то, о чем не хотелось бы даже заикаться. Тем не менее, напряженная атмосфера возникала только когда Рамлоу грозился выкинуть Вишенку в окно за принесенную в постель дичь. Брок орал, Баки вздыхал и советовал просто убрать сраные трупы. Или сожрать парочку на глазах у Вишенки, чтобы та порадовалась: неприспособленный двуногий накормлен и не сдохнет в ближайшее время.
    Вскоре Барнс предложил тренироваться вместе, чтобы хоть как-то разнообразить их день сурка. Потом с ехидной усмешкой призвал понырять в снег, но когда командир покрутил пальцем у виска, учтиво поинтересовавшись, не ебанулся ли он, передумал. Поэтому иногда наперегонки рубили дрова. Колун у них был один, поэтому Джеймс крошил поленья руками и пакостно лыбился, глядя на в поте лица трудящегося Рамлоу. У того жопа всегда взмыленной оказывалась раньше. Но слишком много дров не готовили никогда, чтобы было чем заняться в другие дни.
   Стив никак не приезжал. Баки волновался за него, но вместе с тем сомневался, что будет по-настоящему рад его увидеть. Принять его двойную игру все еще оставалось задачей сложной. Иногда казалось, что и вовсе непосильной, но Барнс такие мысли гнал от себя немедленно. Тяжела не сама игра, тяжела ложь, истекающая из нее. И причина, которой является он сам. Тяжелы последствия. Тяжело то, что в дураках остались все: и Барнс, и Рамлоу, и Роджерс. Ни одному все эти пляски не отзывались бы меньше, чем другим.
   Так и жили.
   Время шло, с этим нужно было что-то делать, а что именно, Баки не знал. Не сесть же с Броком за разговоры по душам, мол, ты знаешь, а ведь он обманул нас обоих, думаем мы теперь об одном и том же, но все равно почему-то от него не отвернулись, вот и скажи мне, бывший куратор, где мы так проебались. Рамлоу бы сказал, где именно, мог бы сказать и как именно, и тогда получилась бы только драка. Если бы все на стол выложил только Джеймс, то драка бы началась уже между Броком и Роджерсом. Потому и молчали - что-то понимали, что-то чувствовали селезенкой и очень, очень сильно этого "что-то" не хотелось. Приходилось держать в себе. Только Вишенка смотрела своими яркими глазищами так, как будто понимала. Баки в ответ шутил, что теперь его будут судить еще и за кражу чужой кошки. Дни тянулись невыносимо медленно.
   Все еще нужно было что-то решать. Непонятно какими способами.
   Баки тяжело опустился на диван, на другой стороне которого сидел Рамлоу и с выражением безудержного веселья на лице пытался смотреть телевизор. Барнс протянул ему бутылку с пивом, молча открыл свою. Вздохнул.
   - У меня такое ощущение, что мы торчим здесь уже целый год, - признался он, с таким же энтузиазмом пялясь на надпись "сигнал отсутствует". - Нам нужно что-нибудь придумать, - внимательный взгляд скользнул по лицу мужчины. На диван запрыгнула Вишенка, грациозно выхаживая по спинке. Глядя на нее, беглец и проблема для всех, оказавшихся поблизости, решил не вилять и сказать прямо. - Понятия не имею, зачем ты до сих пор тут сидишь, но раз так вышло, надо как-нибудь... занимать себя. Еще от силы пару дней, и я не выдержу, выбегу прямо через стену. Серьезно. Может, поохотимся? Не знаю, соберем весь снег с острова, слепим огромную снежкую бабу или Вавилонскую башню, чтобы попробовать потрогать северное сияние, угоним чьих-нибудь оленей - что угодно, лишь бы перестать покрываться здесь пылью.
   Ловко сцапав не ожидающую подставы кошку, Баки отпил пиво из своей бутылки и облизал губы в ожидании ответа.

Отредактировано James Barnes (11-12-2017 20:46:06)

+2

4

Каждый раз, когда дело доходило до "развлечений", Брок оказывался в тихом бешенстве. Потому что развлечений у них было не так много и очень многое граничило с соревнованиями. И, по итогу, Рамлоу все равно всегда проигрывал. Если, конечно, Барнс не поддавался. Но к своему вящему неудовольствию Брок прекрасно знал, что выйти из любого из этих соревнований победителем ему не удастся при любом раскладе: он был обычным человеком. После любого такого представления он ходил мрачнее тучи, а когда дело доходило до тренировочной возни в снегу, изо всех сил держался от того, чтобы не устроить Солдату хорошую трепку. Это, конечно, скорее всего тоже бы закончилось его поражением, но нанести пару тяжких телесных он бы точно успел. Хотя, конечно, что Роджерсу, что Барнсу, броковы «тяжкие телесные» - что мертвому припарка.
И дни продолжали тянуться так, как тянулись. Рамлоу закатывал глаза на показательные выступления Солдата при колке дров, Барнс закатывал глаза на возмущения Брока относительно трупов мелких грызунов в доме, кошка закатывала глаза с них обоих. Что и говорить – идиллия.
Хотя, к кошке Брок привык достаточно быстро, что и говорить. Иногда она чтила его своими визитами посреди ночи, уютно устраиваясь в ногах или на груди. И если Брок решал перевернуться во сне, то получал знатную оплеуху лапой с выпущенными когтями. Кошка, как и каждый в этом доме, была себе на уме. Впрочем, это было не удивительно. Когда соседствуешь с такими людьми, как Рамлоу и Барнс, волей-неволей приходится выкручиваться.
В этот вечер Барнс пришел к нему на диван, когда Брок рефлексировал в белый шум телевизора уже с полчаса и пребывал где-то за пределами этого дома, играя в солдатиков на воображаемом поле боя. Уютно устроив затылок на сгибе локтя, он невидящим взором смотрел в телевизор, который забивал все прочие шумы и просачивался в сознание, заполняя его и оставляя место только размышлениям и бесхитростному занятию: игре с самим собой в подобие детских игрушек. Пожалуй, в таких упражнениях был только один минус – ни радости от победы, ни досады от поражения он не испытывал.
- У тебя вроде активность-то должна снижаться в холоде, - невесело хохотнул он, скосив глаза на Барнса и благодарно кивая, забрав у него из рук бутылку с темным пивом. С негромким шипением открыл бутылку и, повернув голову в сторону кухни, прицелился и бросил крышку в ведро. Поерзав на месте, чуть приподнявшись на диване и заняв сидячее положение, сделал глоток холодного пива и успокоено выдохнул, слушая Барнса.
- Мне кажется, у тебя мозг отмерз, - покачал он головой, - откуда такие порывы – северное сияние потрогать? Или ты, пока меня не было, поймал канал с мелодрамами, и они так прочно прокрались в твой мозг? – усмехнулся Рамлоу, откидываясь затылком на спинку дивана и прикрывая глаза.
Чем себя занять он тоже не знал. Но Брок и не испытывал с этим больших проблем. Иногда им со Страйком приходилось днями лежать в засаде. В свое время это даже входило в программу их тренировок, поэтому главным развлечением был и оставался собственный мозг и собственные мысли. Тут главное было их контролировать, поскольку невеселые раздумья могли завести его куда угодно. А погружаться в пучину безысходного отчаяния ему не хотелось. Впереди должно было быть столько свершений, что от предвкушения сводило горло и мороз бежал вниз по загривку.
Вздохнув и зачесав пятерней волосы, сбившиеся на лоб, Брок несколько секунд поглядел на горлышко бутылки, а потом, уперев свободную от бутылки руку локтем в колено, продемонстрировал Барнсу раскрытую ладонь и, сделав еще один глоток, начал:
- Я никогда не рисовал.
Игра, в общем-то, знакома всем была еще с детства. Да, двое человек для этого не очень подходили, но, раз уж Солдат так изнывает от скуки, что готов проломить собою стены их скромного обиталища – нужно что-то решать. В ночь они ни на какую охоту не пойдут. Никаких снеговиков и башен лепить не будут – Рамлоу слишком стар для этого дерьма. А уж угонять оленей – и подавно. Им только разборок с местной полицией не хватало.
Внимательно посмотрев на Барнса, Брок вздохнул.
- Можно достать водки, чтоб стало веселее играть.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Все изолгались, вот в чем горе. Былой уклад невозвратим [Marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC