capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell margo hanson susan pevensie
Вот уже двадцать лет жизнь Клинта Бартона была разделена на две половины, которые всё это время существовали параллельно, практически не затрагивая друг друга. В одной он был раздолбаем с луком, на которого тем не менее каждый мог положиться в любом мало-мальски серьёзном бою, в другой же жизни он был примерным семьянином с идеальной репутацией...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Волшебство на грани


Волшебство на грани

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

ВОЛШЕБСТВО НА ГРАНИ
"Хела, может договоримся?"
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s2.uploads.ru/t/sGqdP.gif http://s4.uploads.ru/t/7qylT.gif

...

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Stephen Strange & Hela

Мидгард, Нью-Йорк

АННОТАЦИЯ

Хела только начала осваиваться в Мидгарде, но за ней уже пристально наблюдают. Чтобы выяснить дальнейшие планы богини смерти на сей мир, для приватного разговора ее приглашает в гости доктор Стивен Стрэндж. Само собой не дожидаясь на то согласия.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+3

2

Что-то они зачастили, - подумал Стивен, когда глобус-артефакт завертелся на его столе во второй раз за относительно короткий промежуток времени. - Мне скоро понадобится заколдовывать Гугл мапс.
Это было бы не лишним, ведь глобусу недавно сравнялось три столетия, и детализация рифленых изображений материков была так себе. Приходилось лишь примерно обозначать для себя область, где что-то происходит, а потом уже отправляться туда и искать - где именно, что именно, и стоило ли оно внимания вообще. Чаще всего стоило. Стивен наконец начал признавать, что не способен справиться со всей планетой в одиночку, и потому другие немногочисленные маги оставались с ним на связи. Не то чтобы доктор доверял им на все сто, но помощь порой была по-настоящему неоценимой: они могли заметить опасность быстрее, чем это делал глобус, а мелкие вопросы способны были решать сами, без участия Стрэнджа. Поначалу это его нервировало: он был индивидуалистом и эгоцентриком, и даже мысль о том, что нечто важное может происходить без его участия, заставляла доктора кривиться от недовольства. Потом привык, и даже был благодарен за то, что всякие мелкие тычки судьбы больше не отвлекают его от вещей, которые доктор находил важными уже по-настоящему.
К несчастью, чем дальше - тем больше было этих вещей, и мало какая из них была приятной.
Вот хотя бы внезапно пожаловавшие на Землю боги Асгарда. Доктор не был знаком лично ни с кем из них, но прекрасно знал, какого следует отправить в бесконечный полет, а с которым можно поговорить (без вреда для себя, поскольку Стивен считал себя очень умным: умнее Локи, пусть и не хотел проверять этого на практике, и уж точно умнее Тора). Разговор в тот раз получился коротким: узнать, что нужно, добиться обещания убраться восвояси, отправить в пункт назначения. Потом издалека и почти незаметно следил за братьями, чтобы удостовериться, что все прошло отлично.
И слава всем богам (кроме асгардских, конечно), что следил.
Потому что именно тогда Стрэндж впервые ее увидел. Не внешность, скорее абрис на фоне магического круга, но не расценить правильно значения не мог: она, черт возьми, молот сломала! Тот самый, который никто, по слухам, и поднять не мог! А она - сломала!.. Потом, правда, все трое покинули землю, за что маг был им премного благодарен, но он тем не менее не верил, что вот так просто все закончится.
Обломки молота доктор держал теперь в Санкторуме, подробно их изучив, а сам ждал и готовился, пускай и сам пока не знал, к чему именно.

Терпением он не обладал в достаточной мере, но слишком долго ждать и не пришлось. Стрэндж был начеку и именно поэтому успел подхватить Хелу практически на выходе из того портала, который перебросил ее сюда. Портал, к слову, требовал отдельного внимания - доктор в полной уверенности мог утверждать, что его создала не Хела, да и вообще не маг, но что именно он пока еще не смог понять. Взял на заметку и, переместив Хелу в центр главного зала Санкторума, сказал:
- Доброе утро, леди, - сразу после этих слов он узнал ее. Интуитивно сопоставил то, что видел перед собой, с тем, что чувствовал, когда следил за Тором и Локи, и тут же переставил уровень серьезности ситуации на пять делений выше по своей внутренней шкале. Это было очень, очень серьезно. Чудо, что пока еще никто не успел умереть. - Меня зовут доктор Стрэндж, и уверен, вы захотите воспользоваться моим гостеприимством.
Он не предлагал и не спрашивал, а ставил перед фактом, потому что в следующий момент портал - привычный, оранжево-искристый - полыхнул прямо под ногами у женщины, проваливая ее куда-то вниз. Сам Стивен отправился следом, гадая, как быстро сможет избавиться от гостей в этот раз.
- Тут будет гораздо удобнее.
Сарказм. Они стояли посреди снега и скал, ветра и прозрачного воздуха - место совсем не располагало к беседам, но доктор не смог придумать ничего безопаснее Эвереста. Ко всему он раздвинул пространство, погружая участок горы вокруг них двоих в зеркальное измерение - просто на всякий случай, - и лишь тогда снова заговорил:
- Ну вот. Я не задержу вас надолго, только формальности. Вам здесь - на Земле - нужно что-то конкретное? Могу я вам помочь это найти? Ваше присутствие тут немного некстати, недавно я уже объяснял это двум уважаемым господам. По-видимому, они вас не предупредили.

+4

3

Несмотря на разнообразие миров во вселенной, Хела решила вернуться в Мидгард. Почему? Она и сама не понимала. Возможно потому что здесь ей никто не сможет противостоять. Нет того, кто смог бы быть равной ей по силе. Эти супергерои, о которых она столько слышала? Лишь грязь под ее ногами. Муравьи, не заслуживающие даже доли внимания. Смертные, что так любят размахивать своим оружием? Этим вообще достаточно одного удара, чтобы душа тут же отправилась в мир иной. К тому же этот мир был для нее райским уголком. Несмотря на окружающую ее слабость, исходящую от смертных, Хела, будучи богиней смерти, чувствовала, как хрупка человеческая жизнь. А люди, они ее не ценят. Каждый день происходит множество убийств, пожаров, природных катаклизмов. Каждый день по тем или иным причинам умирают люди, сотни людей. А что может быть чудеснее для той, чье имя созвучно со смертью, нежели дышать этим воздухом. Пропитанным болью, страданиями и тонкой материей, в которую превращается душа в момент выхода из тела.
Сладостным размышлениям о грядущей войне, которую женщина могла устроить здесь и сейчас, будь на то ее воля, прервало грубое вмешательство из вне. Вместо улицы Нью-Йорка, где она должна была оказаться, окруженная смертными с их проблемами, мыслями, завораживающими взгляд эмоциями, женщина стояла в незнакомом ей зале. Напротив стоял высокий мужчина с аккуратно подстриженной бородой и уложенной прической. На его плечах красовался длинный красный плащ, от чего Хела невольно провела параллель с Тором.
Не успела Хела и слово молвить, как земля ушла из-под ног, а уже в следующее мгновение ее высокие черные сапоги по щиколотку утопали в холодном белоснежном снегу. Переступая с ноги на ногу и невольно оглядываясь по сторонам, она внимательно прислушивалась к словам мужчины, который что-то вещал о цели ее прибытия на Землю.
- Интересный эффект, - с нескрываемым любопытством в голосе, произнесла Хела, разглядывая искаженное пространство вокруг них. Мир словно замер. Внутри не было леденящего душу ветра, не ощущался мороз и резкий перепад температуры. Волосы в спокойном состоянии рассыпались по плечам, спускаясь вниз по спине. Наконец взгляд серо-голубых глаз медленно переместился на мужчину. По лицу расплылась хищная улыбка.
- Еще один земной супергерой? Не спрашивай, как я узнала, тебя плащ выдал.
Женщина медленно двинулась вперед, обходя мужчину по кругу, ощущая себя хищным зверем, что загнал свою добычу и теперь жаждет наиграться с ней вдоволь, прежде чем разорвать на части. Увы и ах, сколь не был бы ты силен в этом мире, не сравниться тебе с богиней смерти. Коль даже лучшие асгардские воины не сумели с ней справиться, то и этому магу не следует об этом мечтать. Ведь ее сердце не раз протыкали острыми мечами, но итог всегда был один - смерть. Смерть тех, кто посмел посягнуть на ее жизнь.
Хела заметила, как дернулся подол плаща этого мужчины.
- Мистер Стрэндж. Кажется мой брат вскользь упоминал ваше имя. Это было до того, как я скинула его с радужного моста или после? - она постучала указательным пальцем по подбородку, - увы, не помню. Сделав полный круг, Хела вновь остановилась напротив мужчины. Улыбка не сходила с ее лица. Она наслаждалась представлением. В голове уже нарисовались приятные картины того, как сей господин будет сидеть у ее ног, подобно самому преданному зверю, мечтая, чтобы его царица одарила хотя бы взглядом. Женщина была слишком амбициозна, чтобы даже предположить, будто маг с земли может остановить ее. Задержать? Возможно. Но не более того.
- Немного странное понимание гостеприимства у вас, доктор Стрэндж, - Хела нарочито язвительно произнесла имя мужчины, и обвела рукою окружающее пространство, - я бы предпочла нечто более уютное. Она чуть опустила голову. Волосы, словно завеса упали на лицо, скрывая правую половину. В зрачках отразился недобрый огонь. - О цели своего прибытия я смогу сообщить лишь в одном случае. Сделайте для меня кое-что, доктор. Хела сделала небольшую театральную паузу. - Встаньте на колени.

+4

4

Плащ протестующе качнулся, когда женщина упомянула его, и Стрэндж мысленно согласился с этим протестом. Слово «супергерой» ни капли ему не нравилось и уж точно не подходило. Супергерои – это Железный Человек (не Тони!), это Капитан Америка, еще тот новенький тип в кошачьем костюме. Не он, уж точно. Стрэндж вряд ли будет тем, кто примчится на помощь, если пожилую женщину начнут грабить в переулке, да и прочие человеческие проблемы – это не его парафия. Он скорее защитник, а это кое-что другое и называться должно иначе. Доктор предотвращает те угрозы, которые большая часть жителей планеты даже не заметит, и если бы кто-то показал на него рукой и обозвал «супергероем», как это сделала только что Хела, другие бы просто рассмеялись. И Стивен бы полностью их поддерживал.
- А что не так с моим плащом? – пока Хела обходила его вокруг, как будто осматривая, Стрэндж изобразил удивление. - Он просто артефакт. Я бы предпочел, конечно, чтобы он был меньше размером и не так бросался в глаза, но дареному коню в зубы не смотрят. Вы знаете эту поговорку?
По крайней мере она должна была знать коней, а о смысле сможет просто догадаться.
Доктор не слишком хорошо разбирался в людях, но и его знаний было достаточно, чтобы заметить - Хела ведет себя тут как хозяйка положения. Эверест и зеркальное измерение не кажутся ей чем-то удивительным и не выглядят для нее трудностью - по крайней мере, такое впечатление она производила. Пожалуй, она даже думала, что контролирует ситуацию и может повернуть ее по своему усмотрению в любой момент. А Стивену не нравилось, что она так думает, потому что он был уверен, что это его поле, его сфера, его, в конце концов, мир.
Он в точности не знал, кто перед ним. Тор в свой краткосрочный визит ни словом о Хеле не обмолвился, Один, когда оказался на Земле, тоже - должно быть, не считал это делом ума земного мага. Увы, ведь теперь это здорово облегчило бы положение, а так Стрэнджу приходилось только строить догадки отталкиваясь от того, что он видел, слышал и чувствовал.
- Я тоже целиком и полностью за уют, леди, но безопасность прежде всего. У меня в доме много хрупких предметов - кресла, например, стены, и я не хотел подвергать все это опасности. Между прочим, антиквариат: дунешь и развалится, а здесь... - он обвел взглядом пространство; фигура Хелы все время оставалась на периферии зрения, потому что полностью поворачиваться к ней спиной доктор бы не рискнул. Сколько угодно можно быть непредвзятым, но когда женщина выглядит опасной, да еще и в таком ключе, как эта, нужно оставаться настороже. - Это одно из моих любимых мест. Как-то оказался здесь и едва не замерз насмерть. Дикая природа. А вам не холодно?
Разговор скользил по грани праздности. Если у Тора доктор мог спрашивать в лоб и быть с ним предельно откровенным и прямым, потому что этот человек - этот бог, вернее - понимал именно такой подход, то в данном случае правило не работало. С женщинами вообще мужские правила не работали, и тут уж неважно, из какого мира женщина появилась.
Когда Хела попросила кое-что для нее сделать, Стрэндж сразу понял, что ему это не понравится. Убедился еще раз в том, что она не чувствует себя тут гостьей, не испытывает неловкости первопроходца, да и вообще не ведет себя так, как ему бы хотелось, и как он первоначально ожидал. Что ж, предыдущую стратегию, с которой Стивен начал, можно смело скомкать и вышвырнуть с Эвереста, а новую придется сочинять на ходу.
- Встаньте на колени.
О, каким тоном это было сказано. По одному этому тону Стивен понял больше, чем за все прошедшее время. Женщина эта - богиня - очевидно привыкла, чтобы ей повиновались. Кажется, ей даже не приходилось произносить того, что она сейчас сказала - люди опускались на колени при виде нее и так. Одно только радовало: это происходило не здесь, не на Земле, а где-то там, в других мирах. И Стивен не собирался уступать ей хоть что-нибудь из этого мира. Тем более людей и их свободу воли.
Плюс к тому - гордость самого доктора. Это ж надо - такое выдумала! На колени!.. Первая реакция Стивена была именно в отрицании и безмолвном возмущении, но потом он заставил себя быть умнее. Гордость гордостью, а он здесь не ради себя, нет, у него есть цель. Кому какое дело до того, как она будет достигнута?
- Обычно я этого не делаю, но раз такая женщина просит...
Стивен улыбнулся. Благодаря своему недавнему обходу Хела стояла теперь неподалеку, и он взял ее руку в свою, а потом опустился вниз, на колени, как она того и хотела, и легко, почти неощутимо, коснулся губами ее пальцев.
- Миледи...
Это было почти как с обычной женщиной. Почти. Потом Доктор поднялся, но руку ее из своей ладони так и не выпустил, наоборот перехватил поудобнее, следя за тем, чтобы прикосновение не показалось ей грубым, и напомнил:
- Ваша очередь. Постарайтесь ничего от меня не утаивать. Кто знает - вдруг мы сможем помочь друг другу и останемся довольными сотрудничеством?

+3

5

Другого варианта просто не могло быть. Если бы сей храбрый муж рискнул отвергнуть ее, даже не просьбу, но завуалированный приказ, его голова уже лежала бы у ее ног, а чистый, словно белоснежное покрывало, снег окрасился бы в багровые тона, растекаясь оттенками красного и розового. Но Хела научилась терпимости, научилась сначала вести диалог, а после рубить головы с плеч. Именно поэтому, когда мистер Стрэндж опустился на колени и взял ее руку в свою, лишь благосклонно улыбнулась с легкой долей покровительства. Он не заслужил ее доверия, как и уважения, но между тем встал на одну ступень выше тех глупых смертных, что воспринимали подобные слова за неуместную шутку.
Немного раздражало лишь то, что мужчина, даже после того, как поднялся, не выпустил ее руки из своей, продолжая задавать вопросы. Она ведь может и не отвечать. Возможно первый шаг к сотрудничеству с его стороны уже был сделан. Может и второй ему уступить?
Но руку Хела так и не отняла, лишь с легким укором бросила быстрый взгляд на переплетенные пальцы, а после подняла взгляд на мужчину.
Чуть прищурившись, женщина несколько секунд провела в тягостном молчании, решая, стоит ли вообще обсуждать цель своего прибытия в Мидгард, и заслуживает ли смертный того, чтобы вести с ней столь фривольные беседы. Но он ведь уже показал свою лояльность.
- Сотрудничество это весьма разумный выход из сложившейся ситуации, - обезоруживающе улыбаясь, произнесла наконец богиня. - Как вы могли заметить, доктор Стрэндж, я не похожа на своих братьев, ни характером, ни чем-либо еще. Она пожала плечами, - у нас нет ничего общего, - кроме желания сеять хаос и раздор. Правда этим страдает только младшенький. Блондинчик, увы, не удался. Хела сделала шаг вперед, сокращая расстояние между ней и мужчиной, наклоняясь ближе к его уху и переходя на шепот. - Он у нас в семье паршивая овца. Супергероем себя мнит.
Женщина вновь отошла и, чуть наклонив голову в сторону, снова расплылась в добродушной улыбке.
- Но мы ведь тут не для того, чтобы обсуждать дела моей семьи. Вас интересует цель моего прибытия? Что ж, я прибыла в Мидгард, чтобы... - Хела прикусила нижнюю губу, а потом вновь повела плечами, - изучить местный быт? В Асгарде все совсем по-другому. Несомненно, наши виды наверняка превосходят ваши по красоте, да и в науке и технологиях наш мир опередил ваш на тысячелетия, но каждое новое знание полезно. Когда стираешь границы доступного, когда хочешь стать ближе к чему-то новому, это ли не прекрасно? - вдохновленно, говорила Хела, не отводя взгляда серо-голубых глаз от лица мужчины. - И я уверена, вы стали бы отличным проводником для меня в этом мире, если бы были хоть немного менее эгоистичны.
Добродушие превратилось в упрек, а в глазах появился немой укор.
- Вы всегда, когда видите иноземную женщину впервые, переносите ее через портал в самое холодное место на планете? - она приподняла левую бровь. - Это не лучший способ произвести первое впечатление. Поэтому прислушайтесь к голосу рассудка и перенесите нашу беседу в куда более подходящее для этого места.
Эмоции на лице Хелы вновь сменились на радушные.
- Не бойтесь, я не кусаюсь, и не стану разносить ваш дом почем зря. Сие может произойти только если мне придется защищаться, но вы ведь не станете на меня нападать?
Хела едва сдерживала смех. Этот спектакль нравился ей все больше и больше. Она гордилась собой, отец гордился бы ей, ее актерским мастерством, ее умением вести переговоры.
Мидгард некошенное поле, на котором пасутся бесчисленные стада, оставленные глупым создателем без присмотра. Им нужен пастух, нужен лидер, за которым они последуют и в огонь, и в воду. Нужна рука, что могла бы держать этот мир крепко за горло, сжимая пальцы каждый раз, когда кто-нибудь посмел бы перечить.
Хеле не позволили показать свои лидерские качества в Асгарде, а чтобы управлять душами в Хельхейме, много ума не надо.
А вообще, на самом деле, план был прост. Покуда мистер Стрэндж будет паинькой и будет делать то, что она говорит, то будет жить так же долго и счастливо, как и его смертный род. Если же воспотивится воле богине... что ж, разговор тогда будет идти немного по-другому и Хела не могла гарантировать, что ее некая слабая симпатия к данному мужчине, зародившаяся где-то глубоко в черном и прогнившем до основания сердце, остановит от желания отрубить ему что угодно, язык ли, руки ли, или же голову.
К тому же она немного устала от той бесконечной череды смертей, что подобно черной вуали, тянулись за ней по пятам. Почему бы немного не расслабиться и не поиграть в добродетель? Хуже уж точно не будет.

+3

6

Это было тем, что доктор не любил. Дипломатия, переговоры; пускай однажды ему довелось “договориться” с Дормамму, но… весь тот договор был сплошным обманом. Ловкостью, хитростью, Стрэндж просто провел его, и в этом ему, и всей Земле, крупно повезло. Если бы не артефакт, возвращающий время, ничего подобного бы не произошло, и Стрэндж умер бы по-настоящему после первого же взгляда на Дормамму, а за ним умерла бы и вся планета. Хела была богиней, но куда более похожей на людей - понятия были точно теми же, да еще и она наверняка разбиралась во всей магии, которую доктор только мог выучить в библиотеках Камартаджа. Небольшой опыт общения с Тором и Локи доказывал, что асгардская братия обладает неким менталитетом, автоматически возвышающим их над людьми. А Хела, похоже, стояла еще и на несколько порядков выше всех остальных асгардцев.
Что, конечно, было очень плохо. В данный момент Стивен не видел других вариантов, кроме как удовлетворить все просьбы Хелы, чтобы она не разозлилась. Он не знал природу ее магии наверняка, но чувствовал внутри нее такую силу, с которой не пожелал бы столкнуться. Может быть, она и не могла уничтожить всю планету разом, но постепенно - наверняка. Хорошо, если сюда она прибыла не за этим; насколько доктор помнил историю, то они, люди, ничего плохого Асгарду в целом и Хеле в частности не сделали. Мстить ей не за что, наказывать людей то же не за что, и потому оставалось последнее - развлечение. Доктор рассчитывал, что ему удастся убедить Хелу развлекаться где-нибудь еще, потому что люди в общем-то скучны и недолговечны, но если нет…
И что ты сделаешь, если нет?
К своему неудовольствию доктор видел только один вариант, в котором он выигрывает в случае “если нет” - это когда на Землю возвращается Тор и решает вопрос со своей родственницей один на один. Правда, Стрэндж сам крайне прозрачно намекал ему на то, что им с братцем стоит держаться подальше от этого мира… нельзя же быть таким непостоянным.
В ответ на краткий и едкий очерк собственной семьи Хелы, Стрэндж неопределенно хмыкнул. Он не знал, как это комментировать, зато убедился в родственных связях Хелы и Тора с Локи. Ну у них и семейка - ладно еще браться непохожие друг на друга, как только возможно, так тут еще и сестра… вот такая. Красивая, конечно, особенно если нормальный макияж сделать, прическу там и все такое, но внешнее ведь далеко не во главе угла. Она была еще и сильная (Стивен любил сильных женщин, да) и, к сожалению, злая. Если бы не это - можно было бы и без макияжа обойтись.
- Что, технологии? - доктор не поверил своим ушам. Он не был в Асгарде (и не жалел об этом), но был о нем премного наслышан, и теперь такая фраза от Хелы, жительницы этого мира, немало его удивила. - А мне рассказывали, что Тор попросил коня, когда оказался на Земле впервые. Или это потому, что он - супергерой?
В объяснение верилось с трудом. Изучить быть?.. Хела говорила это так, словно и сама не полностью уверена в формулировке. Да и на юного натуралиста или археолога она тоже мало походила, однако ввиду обстоятельств доктор не мог обвинить ее во лжи. К тому же, она почти напрямую предложила ему сопровождать себя, а такого шанса упускать было нельзя. Пусть лучше Стрэндж будет рядом с ней, чтобы наблюдать, если не контролировать. Кто знает, вдруг в случае непредвиденного развития ситуации он успеет предпринять что-нибудь более правильное, чем портал на склон Эвереста?
- Я полагаю, при том уровне развития Асгарда, о котором вы упоминаете, Земля покажется вам очень скучной. По крайней мере, большая часть населения именно такова. Возможно, вам повезло встретиться именно со мной в первую очередь, потому что я собрал в себе лучшие черты человечества. А то, что вам кажется эгоизмом - всего лишь внешнее проявление коллекции этих качеств.
Он даже подумал, что в чем-то похож с Хелой. Самую малость, характером, не усугубленным врожденной магией, от чьего следа вряд ли получилось бы избавиться.
- Не всегда, но женщину главное удивить. Удивил - и все, она твоя. Потому у нас, на Земле, мужчины часто выделываются: покупают огромные букеты цветов, а еще эти громадные плюшевые медведи, и хорошо, если их воображения хватает на воздушный шар. Но я, по счастью, не ограничен ни в возможностях, ни в воображении, так что могу хоть на Эверест, хоть куда еще.
Улыбнувшись, Стивен подумал, что Хела, как существо из совершенно другого мира, могла и не оценить иронию. Впрочем, даже если так - он уже переносил их обратно в Нью Йорк, в Санкторум, прямиком в центральный зал. Здесь было удобно: кресла и все такое, а еще вокруг зала доктор снова устроил зеркальное измерение, но на этот раз так, чтобы изнутри его не было видно. Перестраховка, о которой Хеле знать не обязательно. К тому же, в этом доме практически все могло послужить доктору дополнительной защитой, и мало того, что из Санкторума не так-то просто было выйти без его разрешения, но и артефактом из тех, что здесь находились, Хела вряд ли бы сумела воспользоваться. А вот он - да, он сможет. Если понадобится.
В эту игру можно было играть и вдвоем, и доктор считал, что намерено уступает ей как женщине. Пока что он еще воспринимал Хелу больше как женщину, чем как богиню, и это давало надежду на то, что диалог все-таки состоится.
Хоть какой-нибудь.
- Присаживайтесь, Хела, - теперь Стивен наконец отпустил ее руку. - Что-нибудь бы предложил вам, но я понятия не имею, что вы в Асгарде пьете, - сам он отошел к окну, тому самому, которое занимало почти всю стену и было все равно матовым, так что смотреть сквозь него никто не мог, и добавил: - И я бы согласился показать вам этот мир, тем более что с транспортом проблем не будет, но только не когда вы в таком виде. Не поймите неправильно, вам все это обтягивающее очень идет, но другие люди будут странно смотреть.
И непременно фотографировать. После чего обязательно умрут.
Доктор улыбнулся, чтобы эта мысль не отразилась на его лице, и пояснил:
- Я, конечно, тоже переоденусь. Несмотря на то, что Тор в этом мире вроде как герой - красные плащи еще не вошли в моду… не скажу, будто я этого не жду, но еще нет.

+2

7

Прошло много сотен лет с тех пор, когда ей указывали, что делать. Вот и теперь, доктор Стрэндж просил ее сменить вызывающий асгардский наряд на что-то менее приметное. С одной стороны женщина хотела возмутиться, ей было глубоко наплевать на то, будут в нее тыкать пальцами невежи на улицах или нет, учитывая тот факт, что потом они останутся без пальцев (зато другим сие будет уроком), но с другой, она ведь явилась в Мидгард не для того, чтобы сеять хаос и разрушение, по крайней мере не сразу. Каждый новый мир требует тщательного изучения, долгого наблюдения и определенных выводов. Каждый мир уникален по своему. В нем есть как то, что стоит уничтожать не смотря ни на что, так и то, что надо сохранить любой ценой. Да, Мидгард был миром, где жители планеты не представляли какой-либо ценности. Они были слабы духом, алчны до чужого добра и могли без зазрения совести предать. Но ведь каждое зло должно быть уравновешено. Хела хотела узнать, на чьей стороне перевес. Возможно ей удастся не привлекая к своим деяниям внимание доктора, повлиять на жизнь этих смертных, наполнить ее смыслом, указать, где их место, а именно на коленях у ее трона. Женщина знала, в Мидгарде люди гораздо больше поддаются внушению, чем где-либо ещё и грех было этим не воспользоваться.
- Я понимаю ваши опасения, - произнесла Хела, медленно обходя большую комнату. Ее внимание привлек книжный стеллаж, на котором в строго алфавитном порядке стояла местная литература. Взяв с полки первую попавшуюся книгу, Хела поддела ее за корешок пальцем и вытащила. На тёмно-коричневой обложки витиеватыми буквами было написано «Ромео и Джульетта». Она хмыкнула. Не обязательно быть знатоком иномирной литературы, чтобы понять о чём идёт речь в данном произведении. Книга вернулась на полку, а Хела направилась к окну. Женщина попыталась протянуть руку, чтобы коснуться деревянной рамы, но что-то неосязаемое мешало ей это сделать. Вторая попытка так же провалилась, но по крайней мере она могла воочию увидеть, как одевается местный контингент.
Хела резко развернулась на каблуках к доктору Стрэнджу и, опасно прищурив глаза, двинулась в его сторону. 
- Вы решили запереть меня здесь, доктор, чтобы я не сбежала раньше времени и не разрушила столь хрупкий мирок? Шаг. – Вы думаете ваши фокусы меня остановят? Ещё шаг. – Я бы не стала столь опрометчиво поступать и пытаться меня обмануть. Обмануть ту, что лёгким движением руки может лишить вас жизни.
Расстояние между ними сократилось до предела. Несколько секунд Хела сверлила мужчину испытывающим взглядом, рассуждая про себя, стоит ли одним движением снести нахалу голову или же…  На данный момент для богини доктор Стрэндж был забавным зверьком, исполняющим ее приказы и боящимся ненароком разгневать женщину. А вообще ей было любопытно, нравится ли этому мужчине ходить по лезвию ножа, взвешивать каждое слово, прежде чем произнести его вслух. Насколько это должно быть тяжело.
Мгновение и ее лицо изменилось на добродушное, а на губах заиграла снисходительная улыбка.
- Не переживайте, доктор, как я уже сказала, я не собираюсь разрушать ваше жилище, как и убивать невинных, если они конечно сами не встанут на моем пути. Но ведь вы успеете предотвратить катастрофу, ведь так?
Подняв в воздух обе руки, Хела провела ладонями вдоль тела, преображая себя и свой образ в нечто более подходящее. Так черные сапоги на высоком каблуке превратились в короткие ботинки со шнуровкой, а черно-зеленый комбинезон в черные обтягивающие джинсы и зелёную блузку, перетянутую на талии тонким шнурком. Макияж стал более сдержанным, под глазами исчезли черные круги. Волосы же богиня оставила нетронутыми, позволив длинным прядям спускаться по спине черным водопадом.
Да, ее образ был всего лишь мастерски исполненной иллюзией, которую можно было рассеять в любой момент, коли пожелает женщина вернуться в свои родные одежды, но он был более чем осязаем.
- Так лучше, мистер Стрэндж? Теперь меня можно выпускать из клетки в свет на показ людям? – насмешливо, спросила Хела, вопросительно приподнимая бровь.
Кто в чьи игры играл, ещё поди разберись, но известно же, коли хочешь истинной власти, коли хочешь стать настоящим хищником – научись приспосабливаться и прикидываться невинной овечкой. Адаптируйся, достигай цели, уничтожай препятствия на пути и тогда мир падёт к твоим ногам.

+2

8

Доктор смотрел на то, как Хела приближается к нему. Вот сейчас она выглядела опасной, похожая на надвигающуюся темную волну или лавину - не такую стремительную, конечно, но настолько же смертоносную. Увидела зеркальное измерение, значит… в голове Стивена моментально появилось полдесятка вариантов объяснения, ни один из которых не был правдой, но в конце он решил лишний раз не рисковать. Риска-то в этом дне и так предостаточно, усугублять шаткое свое положение Стрэнджу не хотелось. По крайней мере, не в начале их с Хелой знакомства - пусть сперва узнает ее, так сказать, поближе и получше, научится определять ее настроение, увидит границы, о которых сейчас мог только догадываться. После всего этого уже будет где развернуться, нужно иметь немножечко терпения.
- А где вы видите обман? - доктор чуть приподнял бровь, глядя Хеле в лицо. Она стояла слишком близко - земные женщины так не подходили. Те, с которыми у мужчин не было отношений - не подходили, потому что это было уже не слишком прилично и чересчур откровенно. И только теперь Стивен понял, почему: он мог рассмотреть каждую черточку ее лица, каждую прожилку в радужке глаз, и это здорово сбивало с толку. Хела легко перешагнула черту его личного пространства, тем самым как будто становясь его частью - это походило на психологическую технику, и она давала свои плоды.  Если бы доктору не нужно было оставаться осторожным и предусмотрительным, он бы сделал свой шаг - обнял ее, к примеру, за талию (талия у богини тонкая, как раз удобно ляжет в обхват), или даже поцеловал (потому что шея у нее тоже тонкая, и Стивен почти воочию видел места, которых коснется пальцами, чтобы удерживать ее рядом).
Всего этого сделать он, конечно, пока не мог.
- Давайте договоримся, - неожиданно предложил он: - я не переживаю на тот счет, что вы что-то разрушите - и не перестраховываюсь, - а вы не переживаете, что я собираюсь обмануть вас или запереть. Сейчас я не планирую ничего подобного: вы не даете повода. Мы не даем повода друг другу, вот и давайте именно так все останется.
Предложение было логичным. С женщинами логика могла не сработать, но доктор еще с первых секунд знакомства понял, что на Хелу правила обычных женщин распространяться не обязаны. Тут уж как повезет - она может воспринять это положительно, или отрицательно, или вообще как-то по-особенному, как Стрэндж не ждет. Однако пока что он верил, что все в этом мире - да и во всех прочих мирах - подчиняется законам простейшей логики, и именно она подсказывала: судя по тому, что до сих пор Хела действительно не дала повода относиться к ней враждебно - она примет его предложение.
И судя по тому, что она последовала совету и сменила одежду, пусть и при помощи магии, Стивен был прав. Он обошел ее полукругом, поражаясь тому, насколько хорошее соответствие современным тенденциям в одежде получилось у той, которая только-только появилась в этом мире. Иллюзия была высококачественной, доктор даже прикоснулся к шнурку на блузке и ощутил под пальцами обычные переплетенные между собой ремешки из кожи.
- Вы очень красивая женщина, - наконец прокомментировал он.
Тут даже не “очень” подошло бы, а “слишком”, и не только “красивая”. Множество других эпитетов, от которых доктор так просто не мог избавиться - опасная, таинственная, смертоносная, древняя, снова опасная… Похоже на общение с королевской коброй, только в разы сложнее.
Задумавшись, Стивен отошел к стоящим вдоль северной стены стеллажам и отыскал среди прочих безделушек небольшую заколку, которая, по слухам, была из нефрита. Не артефакт, но вполне могла бы им стать - и рано или поздно стала бы, если бы сейчас доктор не взял ее в руки и не вернулся с ней вместе к Хеле.
- Еще деталь, - он тронул прядь ее волос, ту самую, которая так и норовила упасть на лицо и придать Хеле угрожающий вид, закрывая один глаз полностью. Доктор не касался ее лица, полагая, что вряд ли ей это понравится, просто отвел прядь назад и скрепил заколкой вместе с другими, а потом медленно убрал руку, проверяя, держится ли. - Этой вещице около четырехсот лет. Говорят, ею закололи спящего китайского императора, но я не уверен, что это правда. Подождите меня, я сейчас вернусь.
Да, он пока не умел переодеваться по мановению руки, на это уходило чуть больше времени, но доктор все равно старался не задерживаться слишком надолго, да и Хелу одну оставил для того, чтобы она могла убедиться - он доверяет ей и не стремится контролировать каждую минуту. Стивен, конечно, не доверял, и контролировать очень даже стремился, но хотя бы пытался не делать этого слишком откровенно. Никому такие дела не нравятся.
К Хеле он вернулся уже в обычной одежде и без плаща, что тоже являлось показателем доверия. При нем были, конечно, другие артефакты, но мантия не единожды спасала доктору жизнь, и без нее он уже начинал чувствовать себя почти безоружным - а это всяко неприятное ощущение.
- Я уже придумал, что показать вам в первую очередь, - Стивен улыбнулся и создал перед ними портал - в последнее время это у него с каждым разом получалось все быстрее, - а потом предложил Хеле локоть, чтобы она могла взять его под руку, раз уж он выступает в качестве ее спутника. - Это Иерусалим, древний город.
Через пару секунд они уже стоят на иерусалимской мостовой, в арочном проходе старого города. Здесь темно (в Израиле поздняя ночь или раннее утро - как посмотреть), и на небе еще видны звезды, зато улицы пусты так, словно город давно уже вымер.
- Люблю эту страну. Она маленькая, но здесь столько хороших мест… и ни одного мага. Не приживаются тут они. Идем?

+2

9

Все происходило несколько иначе, нежели представляла себе Хела. Все пошло не по плану еще с того момента, когда она вместо того, чтобы оказаться на улицах города, оказалась наедине с доктором Стрэнджем на вершине самой высокой горы этого мира. А теперь, он так любезно предлагает ей прогуляться. И не просто вкусить местные напитки, да пищу, что употребляют смертные, но отправиться в путешествие гораздо дальше. Что ж, ведь именно этого она и хотела, узнать чем живут смертные, посмотреть на их быт, поведение, составить свое мнение, не основываясь на отдельных экземплярах. Хела не была праведницей и ей привычней рубить головы с плеч, да убивать неугодных, но с этим вполне можно было повременить. Заодно следовало потренироваться, узнать, какого это быть волком в овечьей шкуре. Женщин в Мидгарде, кажется почитали, как богинь, коей она и являлась. А возможно подобное отношение доктора к ее персоне кроется совсем в иных причинах…
В момент, когда мужчина прикоснулся к ее волосам, женщина невольно вздрогнула. Вот уже много сотен лет никто не прикасался к ней.
Подобное отношение было чуждо для женщины. Единственное, что она помнила, так это прикосновения стали к коже, да одежды к телу. Но сейчас, это странное непередаваемое чувство… ей даже понравилось. Прежде чем пройти через портал, держа мужчину под руку, Хела успела мельком бросить взгляд на своё отражение в зеркале и то, что она там увидела, заставило ее взгляд расшириться от удивления, а рот чуть приоткрыться. Там была не она, не богиня смерти, перед которой ниц падали целые цивилизации. На нее взглянула молодая красивая женщина с аккуратным макияжем и неброской одеждой. Волосы были красиво уложены и заколоты той самой смертоносной заколкой, открывая лицо полностью. Теперь она была похожа на типичную мидгардскую смертную. С одной стороны хорошо, для изучения этого мира не стоило выделяться, с другой ей не нравилось выглядеть такой милой и доброй, это могли принять за слабость.

Шагнув через портал, они оказались в белокаменном городе. На дворе стояла глубокая ночь, от того звёзды на небе сияли ярче, чем все драгоценные камни девяти миров. А огромный диск луны, кажется, затмил своим светом даже дневное солнце. На улице стояла тишина, нарушаемая лишь шелестом ветра в листве деревьев, отдаленными голосами, да их размеренным дыханием. Хела могла простоять тут целую вечность, внимательно разглядывая каждый сантиметр горизонта, что открывался перед ее очами, но время никогда не замирает, значит и им надо двигаться вперёд.
- Весьма недурно, - произнесла Хела. – Я удивлена, что в Мидгарде вообще есть маги. Да, я наслышана о суперсолдатах, смертных со способностями к телекинезу, чарам и прочими детскими игрушками. В любом случае ваш мир довольно спокойное и безмятежное место, как я могла заметить.
Отличное место, чтобы завоевать его буквально за пару дней. Что может быть проще. Для Хелы не существует угрозы, что могла бы остановить ее на пути к цели. Но зачем отвлекаться на мысли о возможном захвате власти во славу уже несуществующего Асгарда, когда сей миг с данным джентльменом и так скоротечен, так почему бы не выжать из него по максимуму.
Внимание женщины привлекла стая щенков, что выскочили из-за угла дома. Она резко остановилась, глядя на животных сверху вниз. Маленькие четвероногие существа были разного окраса, от рыже-бежевых до глубокого черного. Всего щенков было пятеро, но лишь один, завидев этих двоих, решился подойти поближе. Остальные же стояли поодаль, глухо рыча и поскуливая. Самый любопытный из них был тот самый черный, он же был и самым крупным в помете. Мокрый нос тыкался в ногу Хелы, что с любопытством разглядывала животное. Отпустив локоть мужчины, она присела на корточки и подхватила щенка на руки. Несколько секунд они смотрели друг на друга неотрывно, словно между ними устанавливалась невидимая связь. Этот пёс напоминал женщине Фенрира, когда тот был ещё малышом. Воспоминания о безграничной радости и счастье, когда ее ладони прижимали к себе нового черношерстного друга, наполнили душу женщины. В реальность ее вернуло то, что она никак не могла ожидать. Щенок на ее руках осмелел настолько, что умудрился дотянуться до её лица и лизнуть в нос. Широко раскрыв глаза от удивления, Хела, сама того не ведая, улыбнулась, еле заметно и всего на долю секунды, но все же. Поставив пса обратно на землю, она всем телом развернулась к доктору Стрэнджу, моментально нахмурившись.
- Вы не знаете на что я способна, но…, - она крепко сжала зубы, так как ещё никогда не произносила подобное не для того, чтобы прикрыть ложь лестью, но ради истины, - прошу вас показать лучшее, что есть в этом мире. Докажите, что он достоин того, чтобы существовать, потому что будем смотреть правде в глаза, реши я действовать по своему желанию и устроить геноцид, вы не сможете мне помешать.

Хела пыталась найти повод злиться на смертных, возжелать их смерти, и не находила, от того ощущала себя в некоторой растерянности и с лёгкой пустотой в груди, которую как раз и должен был заполнить доктор Стивен Стрэндж.
- Я бы не отказалась от вина, - неожиданно произнесла женщина, - здесь есть место, где можно присесть и поговорить? Мне хотелось бы получше узнать о вас. Как именно вы приобрели свои силы и прочее.
Хела провела кончиком пальца по подбородку мужчины, хитро улыбаясь.
- У меня к вам очень много вопросов и мне не хотелось бы, чтобы нас отвлекали, но при этом сидеть в четырех стенах я не намерена. Удастся вам удовлетворить мои желания, доктор?

+2

10

Просьба Хелы поразила доктора. Во-первых потому, что Хела вообще что-то просила. Он знал ее недолго, но даже этого времени хватило, чтобы понять и почувствовать - Хела из тех женщин, которые себя ставят превыше других. К тому же, она богиня (богиня-диктатор, если наверняка), а это означало, что она привыкла к тому, как каждое ее слово и пожелание исполняется по первому требованию. Да, здесь, на Земле, была не ее территория, но даже человеку сложно перестроиться с одного порядка на другой, трудно менять свои привычки, а что уж говорить про асгардийцев?.. Именно поэтому Стрэндж удивился просьбе. Моментально сделал из нее вывод - у них, должно быть, был еще шанс. Что бы Хеле тут ни было нужно, а это не завоевание планеты.
Либо же ей нравилось играть. Нравилось быть богом, решать судьбы не просто людей, а государств, континентов, мира. Говорится, что с великой силой приходит и великая ответственность, но в данном случае доктор не был уверен, что эту ответственность Хеле хоть когда-нибудь приходилось нести.
Другая причина, по которой Стивену не понравилась просьба, была уже сложнее. "Лучшее, что есть в этом мире". Стивен Стрэндж был скептиком и циником, он не считал, что на Земле есть что-то настолько хорошее. Ценность составляли люди и их жизни, но не потому, что они были так уж хорошо - просто каждый обладал свободой воли, высшим правом от рождения, и каждый поэтому свободен был выбирать, как себя убивать. Конечно, Стрэндж не отрицал, что в мире есть хорошие вещи: красивые и ценные, добрые и величественные, но что из этого он должен продемонстрировать Хеле? Она - не человек. Ее мировоззрение совсем другое. Стивен может показать ей Эйфелевую башню, от которой в восторге добрая половина мира, или японские сады сакур, или Великий Каньон, а она только скажет "Пф, и это все?"
Но ей понравился щенок, - подумал доктор и проследил взглядом за удаляющимся к своим приятелям псом. Щенок не был самым лучшим в этом мире (ни как щенок, ни как что бы то ни было еще), и Стивен даже предположить мог с трудом, где найдет нечто, по своим параметрам напоминающее очарование щенка, но при этом щенком не являющееся. - Мда, для демонстрации самого лучшего в мире я очевидно не самый подходящий кандидат.
Увы, но иного кандидата у них тут не было.
И отказаться Стивен никак не мог.
- Да, вы правы. Помешать я вам вряд ли смогу, - наконец признал Стивен, умалчивая о том, что это не означает, будто он не будет пытаться. Как-то так вышло, что с того момента, как все начали звать его верховным магом, он понял - однажды за судьбу этой планеты ему придется умереть. Это было как данность; Стрэнджа перспектива не огорчала - он мог умереть еще в том автомобиле, даже не став магом и не узнав о том, что таковые вообще существуют. Все, что он имел после аварии - словно дар, который не полностью принадлежит ему.
Осознав это сейчас, доктор почувствовал себя немного свободнее. Он сам порядком устал от необходимости быть причастным ко всему и стараться все вокруг уладить, и решил попробовать воспринимать время, проведенное с Хелой, еще и как приятное - не только как попытку в очередной раз уберечь этот мир от опасности.
- Удастся вам удовлетворить мои желания, доктор?
Доктор улыбнулся из-за прикосновения ее пальцев и ответил ее же словами:
- Вы не знаете, на что я способен.

После того, как удалось добыть вино (не только бутылку, но еще и два бокала, и Стивен полагал, что в этом ресторане оштрафуют либо официанта, либо посудомойку, но извиняться у него не было времени), Стрэндж сделал еще один портал и увлек Хелу за руку туда. Это был уже не Иерусалим, и даже вовсе не город, но в Израиле как раз вот-вот должен был заняться рассвет, и хотя над Иерусалимом он тоже может быть красивым, но... Он переместил Хелу в Красный каньон недалеко от Эйлата. Днем тут станет невыносимо жарко, пока же было просто тепло и уже не темное - небо светлело, рыжая горная порода под ногам тоже наливалась цветом. Каньон стоял на взгорье, и Стивен выбрал одну из самых высоких точек, так что вдали видна была пустыня, и за ней, в неверной утренней дымке - Эйлат и Красное море.
- Эверест вы уже видели, так что посидим тут, - он улыбнулся, и сам уселся над обрывом так, чтобы быть лицом к морю, которое только угадывалось вдалеке, а солнце, когда начнет подниматься, не слепило глаза. Пригласив Хелу садиться рядом, доктор открыл бутылку, делая вид, словно не помогает себе магией, наполнил оба бокала наполовину и сказал: - Это местное вино, израильское. Страна маленькая, можно сказать, крошечная. Насколько помню, часов за восемь можно доехать от одного ее конца до другого. И расположена неудобно. Когда люди только начали здесь жить, вся земля была практически как в этом каньоне. Но они хорошо над ней поработали, провели орошение и все такое, так что теперь тут не только виноградники, но и много чего еще. Не знаю другого места на всей Земле, где люди сделали бы что-нибудь подобное.
Солнце начало подниматься. Отсюда оно казалось янтарно-алым и огромным - искажение пространства, утренняя дымка, работающая в качестве увеличительного стекла.
- На Земле правда мало магов, - он вдруг вспомнил, о чем говорила Хела. - Настоящих, имею в виду. Есть люди, которые родились со способностями, и идиоты, которые приобрели их искусственно. Как доктор Беннер, например, хотя он не идиот, конечно, а наоборот очень умный человек. Просто ошибся. Я, можно сказать, тоже ошибся... - он глотнул вина - красное, насыщенный букет и немного горечи, - и помолчал. - Я бы нейрохирургом, помогал спасать людей, но брал только сложные и интересные случаи. Как-то ехал в машине, отвлекся на информацию по новому пациенту и тогда не справился с управлением, была авария. Я мог бы умереть, но не умер, зато вот, - он вытянул перед собой руку, демонстрируя Хеле следы от шрамов на тыльной стороне ладони и пальцах. - Оперировать, конечно, уже не мог, но очень хотел, и потом принялся искать доктора, который смог бы мне помочь. А потом, когда доктора не оказалось, искал хоть какой-нибудь другой способ, и так познакомился с магами. Начал у них учиться, оказалось, что у меня неплохо получается, вот так и вышло.
Удивительно, как вся его жизнь уложилась в короткий рассказ. Как туда поместилась та прорва фаталистических переживаний и депрессии, которую Стрэндж испытывал после аварии. Сейчас он уже почти не жалел о том, что не работает хирургом, но ключевое тут было "почти".
- Другие истории магов обычно более прозаичны, - заметил он. - А ваша жизнь как складывалась?

+1

11

Женщина пила вино, добытое мужчиной, маленькими глотками, пробуя на вкус, заставляя рецепторы на языке полностью прочувствовать весь букет, из которого и состоял этот напиток. Его запах притягивал, как и легкое горечь послевкусия.
Место, окружавшее их, было красивое. Эта мертвая земля, что расстилалась перед ее взором, ублажала взгляд, заставляя растягивать губы в легкой полуулыбке. Да и мужчина, что сидел рядом, был более чем хорош собой. Стоило присмотреться к нему повнимательнее. В конце концов, как оказалось, Мидгард не так плох, несмотря на то, что населяют этот мир слабые духом и телом существа. Но, как обычно бывает, везде существуют исключения. Доктор Стрэндж, как считала Хела, стал именно этим исключением. И пусть она еще не знала всей его мощи, но будучи богиней смерти, могла почувствовать уровень силы, как и решить, стоит ли смертный ее внимания. Что ж, само ее присутствие на этом месте уже говорило о многом.
Женщина перевела взгляд  на руку мужчины и, протянув ладонь вперёд, провела подушечками пальцев по белым шрамам, что пытались слиться с кожей, но все равно выделялись на фоне медленно выползающего из-за горизонта солнца. Невольно Хела вспомнила, сколько пальцев пришлось ей переломать тем, кто не желал подчиняться, кто оказался не столь дальновиден и не рухнул на колени сразу же, как она явилась перед ними. Она прорубала себе дорогу мечом, заливая целые планеты реками крови. Она покоряла миры один за другим, желая, чтобы каждый знал о ее безграничной силе, о том, что она рано или поздно явится по их душу, подобно карающей длани, чтобы стать их пастырем, их поводырем, их царицей. Ее доспехи из черного превращались в красные, острые клинки торчали из тел, подобно зубьям дракона, а воплями убитых и раненых, как и мольбами о пощаде, она ублажала свой слух. Те времена давно сгинули и осталась лишь пустота на месте той безудержной ярости, что ранее поглощала Хелу с головой.
Услышав вопрос о ее жизни, женщина удивлённо приподняла бровь. Этот смертный хоть и позволял себе слишком много, но был весьма забавен, обращался с ней вежливо и обходительно, потому этот проступок она вполне могла ему простить. По крайней мере Стрэндж ещё ни разу не дал повода усомниться в его словах. Ни завуалированной лжи, ни тонких намеков на ее нежелательное присутствие. Он воспринимал ее не как разносчицу боли и смерти, но как равную себе. Раньше подобное отношение могло оскорбить Хелу, но сейчас она относилась к подобным вольностям гораздо спокойнее. Поэтому облокотившись на ладони и чуть отклонившись назад, женщина устремила взгляд вдаль, разглядывая пейзаж.
- Здесь очень красиво. Все такое безмятежное, спокойное, мертвое…
Последнее слова, Хела произнесла на выдохе, погрузившись в размышления на пару секунд, после чего заговорила вновь.
- Я являюсь первенцем Одина, повелителя девяти миров, мир его праху. Женщина усмехнулась. - Это накладывало на меня большую ответственность. Я не знала любви, как мужской, так и отцовской, ко мне не испытывали жалости, когда я, превозмогая невыносимую боль, поднималась, чтобы продолжить тренировки. Отец воспитывал из меня не воительницу, но будущую царицу. Желал сделать меня достойной. Чтобы стать ещё сильнее, я заключила союз со смертью, став ее верной последовательницей. Но когда я, наконец, стала достойной трона Асгарда, он предал меня. Ее глаза опасливо сузились, а губы сжались так, что превратились в тонкую белую нить. – Выбросил меня в бесконечную тьму, словно ненужную вещь. Сотворить подобное с собственным ребенком мог только истинный монстр, - Хела повернула голову в сторону мужчины, улыбаясь так, что мурашки бежали по коже, - коим он, впрочем, и был на самом деле.
Да, Один был беспощаден, он не знал жалости, не терпел обиды, и не желал видеть на глазах дочери слезы слабости. Теперь доктор Стрэндж мог воочию лицезреть, что создали из обычной девочки королевских кровей. И пусть она ещё не успела продемонстрировать свои возможности, но пусть тот молится всем богам во вселенной, что бы этого никогда не произошло, иначе последствия будут ужасны.
Хела внимательно разглядывала лицо мужчины. Его глаза, что завораживали своей проницательностью, мелкую сеточку морщин рядом с ними. Он выглядел весьма и весьма хорошо для того, кто родился в Мидгарде и даже, возможно, дал бы фору некоторым асгардцам, как в плане внешней красоты, так и в умении держать себя в обществе. Их разделяло незначительное расстояние. Хела, переставив одну ладонь ближе к мужчине, подалась вперёд, сокращая его максимально. Теперь она могла чувствовать его горячее дыхание на своем лице и возвращать мужчине свое. Их губы разделяли какие-то незначительные сантиметры.
- Мистер Стрэндж, вы можете не быть защитником этой планеты и насмехаться над теми, кто называет вас так, но вашу скрытую силу я чувствую каждой клеточкой своего тела.
Ее слова были шепотом в безветренном пространстве. Мир замер, ни единого звука не раздавалось вокруг, кроме стука сердца и шума крови в ушах.
- Я хочу, чтобы вы служили мне. Стали моими глазами и ушами в этом мире. Вы знаете меня слишком мало, но чувствуете, сердцем ли или внутренним чутьем, что отказ будет подобен оборванной в одно мгновение нити. Возможно, прервется чья-то жизнь, кто знает. Женщина пожала плечами, усмехнувшись. – Вы наверняка думаете, что у вас есть выбор, но ваше желание перехватить меня тогда сыграло для вас злую шутку. Теперь вы принадлежите мне, доктор Стрэндж.
Хела была и навсегда останется дочерью Одина, жадной до власти, высокомерной и безжалостной, но иногда тем, кто беспрекословно ее слушался, она делала поблажки.

+1

12

Слушая историю Хелы, на которую он, на самом деле, даже не рассчитывал, доктор думал о том, что он, похоже, понимает. Конечно, миры у них с Хелой были совершенно разными, законы, которым следовали люди, тоже. Нравы, история, культура, восприятие - все это различалось в корне, но в какой-то мере асгардийцы все-таки здорово походили на людей. Или это люди - на асгардийцев, суть была одна: характер Хелы и ее нынешний жизненный уклад сформировал ее отец. Нечто подобное происходит во всех мирах из года в год. Весьма прозаичная история, если не вдаваться в подробности и контекст… прозаичная и грустная.
Стивен не мог отвести взгляда от Хелы, пока она говорила, и видел он в ней не смертельно опасную богиню, царицу и завоевательницу, а человека, у которого не было детства. Человека, который даже вообразить не может, каким бы это детство могло было быть. Который не любит своих родителей - да и родители ее тоже не любили. По крайней мере, не так, как Тора, да и не так, как следовало. И если бы Хела не была Хелой, Стивен обязательно высказался бы на этот счет: не пожалел ее, но посочувствовал, потому что отдаленно понимал, как это. Все же у него была сестра и Стрэндж знал, какими должны быть девочки. Но он, естественно, не мог говорить о таких вещах без риска для собственной жизни, поэтому, когда Хела закончила, доктор только кивнул. Один ему не казался монстром, но доктор его-то толком и не знал, и за пять минут знакомства невозможно выстроить верное мнение. Нынешний Один был просто уставшим от жизни стариком, ищущим уединения и покоя, и кто знает, кем он мог быть в прошлом.
Судя по всему - никем хорошим.
- Не мое это дело, конечно, но теперь, когда его нет… когда Асгарда нет... - он с трудом мог представить себе, каково это - уничтоженный мир. И что должны чувствовать уцелевшие его жители, у которых больше нет никакой надежды обрести когда-либо дом. А у Хелы за спиной было еще и длительное заточение, вероломное предательство отца… Доктор не удивился бы, узнав, что у нее из-за всего этого начались нехилые психические отклонения. На ум сразу приходила неуемная жажда мести (да только кому?) и желание разрушать. - Что, по-вашему, дальше?
Стрэндж попытался представить себя на месте Хелы. Сейчас, когда солнце величественно поднималось вдали и заливало весь каньон алым и золотистым светом, Хела выглядела опасной несмотря на свой современный внешний вид и отсутствие асгардской одежды. Должно быть, она не успокоится, не переключится, не оставит своих амбиций, какими бы они ни были. Доктор не совсем понимал, для чего ей может сдаться завоевание какого-нибудь другого мира - ведь все равно он не станет Асгардом, - но он вполне допускал, что женщина может выбрать именно этот вариант.
В этом случае получалось, что ярость Хелы, ее гнев и месть, ее сила в конце-концов не были направлены на что-то конкретное. А это худший из вариантов.
Доктор хотел еще что-нибудь произнести, или подлить Хеле вина, или что-то еще, но так и не смог, ведь ее лицо оказалось слишком близко, и глаза были прямо напротив, а шепотом в первый момент совершенно сбил Стивена с толку и только потом заставил прислушаться. Стрэндж не мог определиться, что будоражило его больше: тон, каким произносила все Хела, или сама суть ее слов. Суть, определенно, была претенциозной. Свободолюбивый Стивен не хотел никому служить, а сейчас не хотел и быть защитником Земли, вся его суть противилась мысли о том, что Хела сможет ему приказывать, однако вместе с тем логическая часть Стивена твердо знала: это - лучший вариант. Вариант, при котором с населением Земли все будет в порядке, если только он сумеет любым возможным способом повлиять на намерения Хелы.
Любым. Возможным. Способом.
И как бы сильно этого ни хотелось, а магия тут не поможет.
- Я всегда любил сильных женщин, - заметил доктор, ни на сантиметр не отстранившись от ее лица. - Жаль, здесь их не так уж много.
Давать свое согласие он не торопился. Знал, что Хеле это в общем-то и не нужно, что она была полностью права в том, что его отказ может повлечь чересчур серьезные последствия. Все, что сейчас нужно было сделать Стивену - это усмирить собственную гордость.
Конечно же, он сделал иначе.
- Раз вы хотите этого, чтоб я служил вам в этом мире, вам придется тоже кое-что сделать. Например, довериться мне, - не только их лица были близко, но и руки, потому доктору почти не пришлось двигаться, чтобы правой обнять Хелу за талию, - он успел удивиться тому, насколько она тонкая, - и затем ее поцеловать. Кажется, он слишком давно не целовался с женщиной - долгое время еще до того, как стал магом, потому что работа стояла на первом месте и она же отнимала все силы. Но сейчас это были абсолютно не те ощущения, какие доктор помнил. Наверное, потому, что прежде он никогда не целовал кого-то настолько опасного, как Хела. И вряд ли когда-то еще будет. - Мы оба понимаем, что вам не нужно мое официальное согласие, верно? - произнес он, когда отстранился, но не отпустил ее талию. - Я либо буду делать то, что вы захотите, либо нет. Надеюсь только, что у вас хватит мудрости не проверять мои границы.
Это было важно. Пожалуй даже, важнее всего прочего. Доктор мог смириться с тем, что так или иначе придется подчиняться богине и женщине, но если она начнет изводить его дурацкими бессмысленными приказами… нет, с этим он мириться не сможет. Просто… не сможет. И он искренне хотел верить, что Хела тоже это так воспринимает.
Потом он улыбнулся, чтобы сгладить напряженную ситуацию:
- Мне еще надо доказывать, что этому миру стоит существовать, или мое наличие здесь его оправдывает?

+1

13

Да, определенно Мидгард стоил того, чтобы сохранить его в первозданном состоянии. По крайней мере сейчас Стрэндж делал все, чтобы Хела была довольна. Он вёлся на откровенные провокации, позволяя женщине чувствовать своё превосходство, усмирял свою гордость в угоду ей одной. Хотя последний пункт можно было понять. Мужчина улыбался, развлекал богиню историями из жизни, изо всех сил старался выложиться, показать сколь прекрасен был Мидгард, но Хела догадывалась к чему это все. Он боялся. Боялся, что она сорвётся с крючка. Стоило Хеле услышать лишь одно неправильно сказанное слово, или может ей не понравился бы тон, которым он с ней разговаривает и на его глазах сотни людей пали бы замертво. Искореженные тела простых смертных, в чреслах которых торчали бы острые клинки, наполнили бы собой улицы города, как и реки крови, окрасившие серый асфальт в красивый бордовый оттенок с зеркальным блеском. И все эти несчастные души были бы на совести доктора. Его задача защищать этот мир от вторжения извне, а она как раз вторглась в этот мир. Как бы он смотрел в глаза друзьям, родственникам, всем людям на земле, коли бы ему пришлось признать, что он не справился с задачей, что он не смог удержать смерть в узде.
Хотя будем откровенны, тот факт, что он из кожи вон лезет ради Хелы, лишь тормозит неизбежное. Мидгард слишком непокорный. Женщина была наслышана об одном инциденте, что произошел где-то на просторах этого мира. Когда Локи, демонстрируя свою силу, поставил на колени несколько сотен людей. И даже в этой мизерной толпе, что тут же пали ниц перед его мощью, нашелся один непокорный, тот кто поднялся с колен, дабы доказать свой суверенитет. А где один, там и двое, и дальше по нарастающей. Ту битву Локи проиграл, замешкался, решил устроить показательное выступление, оттягивая время неизбежного и оно явилось пред его очи, в виде нескольких доморощенных супергероев. Хела была уверена, решись она подмять под себя этот мир и никто не посмеет встать у нее на пути. Нет, вернее не так, никто из тех, кто рискнёт это сделать, не выживет.
Поцелуй со смертным был очень даже неплох. На какое-то мгновение женщина даже забыла о том, что они совершенно разные, что она бессмертна, а жизнь доктора может оборваться столь же легко и быстро, сколь легко и быстро она может убивать. Нет, от ее руки он не падёт, по крайней мере не сейчас. На данный момент времени Хелу устраивало абсолютно все. Но даже этого ей было мало.
Рука Стрэнджа даже после поцелуя лежала на талии женщины, а вот ей в это время пришлось задуматься. Хела внешне никак не показала, что возмущена словами о том, что с ее стороны тоже должны быть какие-то действия. Довериться смертному? Кажется кто-то забыл своё место. В конце концов даже всей его жизни не хватит, чтобы она смогла доверять ему.
Хела расплылась в хищной ухмылке, чуть прищурив глаза.
- Ваш мир будет существовать и дальше в таком виде, в каком вы сами его создали, вы, смертные. Но доверять я вам не собираюсь.
Женщина поднялась с места, возвращая своему облику первозданный вид. Лишь заколка, мешающая черной пряди упасть на лицо, продолжала скреплять волосы. Она пару мгновений смотрела на мужчину сверху вниз.
- Надеюсь вы не думаете, что тот факт, что я позволила себя поцеловать, возвысил вас до небывалых высот? Вы все ещё простой смертный, чья жизнь находится в моих руках. Она коротко кивнула. – Безусловно, вам зачтется, доктор Стрэндж, тот факт, что до сего момента вы удовлетворяли все мои потребности и не смели дерзить. Хела на мгновение замолчала, а потом заговорила вновь. – Но меня ждут другие дела о которых я не обязана перед вами отчитываться. Заранее предупреждая ваши вопросы, советую не переступать тонкую грань вседозволенности. Ибо я весьма импульсивная особа, на чьих плечах груз не десятка, но сотни тысяч убийств. И мне сложно угодить. 
Женщина повернула голову к солнечным лучам, что играли на ее лице яркими красными бликами, согревая и заставляя щуриться. Столько лет во тьме, столько потерянного времени из-за отца, который не смог вовремя остановиться, не смог последний раз как следует поговорить с дочерью, образумить. С тех пор Хела ненавидела солнце и яркий свет вообще.
Она поджала губы, продолжая смотреть в окружающую ее пустоту.
- А теперь уведите меня отсюда, я ненавижу солнечный свет. А это место становится мне не по душе.
Хельхейм… родной мир. Может стоит туда вернуться, хотя бы на время, сделать передышку, позволить себе свободно вдохнуть этот затхлый воздух, ставший уже таким родным и близким. А этот мир, Мидгард, слишком радужный для нее.

+1

14

Жаль, что никто и никогда не писал брошюр вроде “как вести себя с богами”, потому что сейчас для доктора наступил момент, когда он с удовольствием почитал бы такую инструкцию. Собственного опыта - кот наплакал, только то, что дал Тор и Хела, а Тор и Хела были разительно не похожи друг на друга, потому весь опыт нивелировался, как будто его и не было. А он, должно быть, делал и говорил что-то не совсем так, как было нужно, и если перед самим собой Стивен казался безупречным, то взгляд Хелы был совершенно иным. Кто знает, чего она ждет от него? Доктору с большим трудом верилось в слепое повиновение - обычно подобное нужно людям, которые только-только возвысились и хотят сразу почувствовать вкус власти, но Хела была не из них. Она богиня по праву рождения, и, как думал Стрэндж, повиновения видела уже очень много. Разве может оно до сих пор ее интересовать?..
Но пока доктор не разобрался в данном вопросе, он старался не экспериментировать. Ну разве что с поцелуем; и просто чудо, что Хела так спокойно отреагировала на него. Даже ответила! Кто еще из смертных мог похвастаться, что его целовала богиня?.. Ну, Тор вроде бы нашел себе здесь любовь всей жизни на некоторое время, но это было не в счет - все-таки Тор мужчина. Мужчинам - Стивен по себе знал - не так уж много надо, а вот женщины весьма прихотливы.
- Не беспокойтесь, я очень много знаю о гранях и о том, почему не стоит их переступать.
Он тоже поднялся на ноги. То, что Хела больше не планирует оставаться тут или продолжать экскурсию по злачным местам Земли, говорило ее мгновенное перевоплощение. Доктор не знал, как к этому отнестись: с одной стороны, он еще много интересного мог показать человеку, никогда не бывавшему в мегаполисах, к примеру, никогда не катавшемуся на поездах и так далее, а вот с другой стороны… любая мелочь, которая Стрэнджу кажется незначительной, может вывести Хелу из равновесия, и кто знает, к каким последствиям это приведет. Несмотря на то, что он всегда не боялся идти на риск, в этом случае лучше было выбрать надежную дорогу и ни на чем не настаивать.
Стоило Хеле упомянуть о других делах, как доктор тут же заинтересованно на нее уставился. И обиженно поджал губы, когда выяснилось, что рассказывать она не планировала. Доктор предпочел бы знать все, хотя бы в общих чертах - ведь другие дела наверняка затевались тут, на Земле, а Земля была подотчетной ему территорией. Но настаивать он не собирался, подумав, что лучше поищет какой-нибудь безобидный и безопасный способ следить за богиней, не попадаясь ей на глаза. Может быть, артефакт или астральная оболочка… Последнюю мысль он прочно взял на заметку, а потом отвернулся от рассветного солнца и начал создавать портал прямо за их спинами.
- На Северном полюсе ночь длится полгода, - заметил Стрэндж, когда портал, ведущий в Санкторум, был уже готов. - Там еще бывает сияние в небе, как… даже не знаю, с чем сравнить. Немного похоже на Бифрест, если не ошибаюсь. Но никакой магии, просто реакция верхнего слоя атмосферы на ионизированные частицы.
Стивен некстати подумал, что сам вживую никогда не видел этого самого сияния. Только изображения, видео, вот и весь его опыт. Непростительно как для человека, которого кто-то и где-то называет защитником Земли. Он, получается, толком даже не знает, что именно должен защищать!..
Покосившись на Хелу, он подумал, что было бы неплохо, если бы она захотела взглянуть на это - не сегодня, но как-нибудь в другой раз, когда никакие другие дела не будут требовать ее внимания. Потом доктор прошел через портал и обернулся, дожидаясь Хелу, чей вид посреди гостиной Санкторума все еще был ему непривычен.
Хотелось спросить еще о многом: например, где она собирается жить и есть ли у нее здесь другие “знакомые”, но Стивен не сделал этого, ведь не хотел усугублять положение. Пока что все было не так плохо: Хела не планировала уничтожить мир прямо сейчас, пусть и не отрицала, что может захотеть в будущем. Кто знает, вдруг доктору удастся найти на нее управу, пока ее не будет?.. Стоит навестить библиотеку Камартаджа и поискать ответ там - этим и займется.
- Если я еще чем-то могу вам помочь... - он развел руками. Проклятая вежливость: как будто не ясно было, что Хела с легкостью возьмет все, что ей бы ни захотелось, независимо от того, может Стрэндж помочь с этим или нет.

+1

15

Возможно однажды, когда-нибудь в будущем, Хела наверняка еще обратится к доктору Стрэнджу, чтобы тот показал ей еще более красивые места на этой планете. Возможно даже здесь нашлись бы места, похожие на те, что были когда-то в Асгарде. Где величественные деревья уходят кронами высоко в небо, закрывая густой листвой солнце, отчего в лесу становится темно, будто сумрак уже окутал планету. Где мороз и холод сковывают толстой коркой льда каждый сантиметр земли, усыпая снежным покровом все на много миль вокруг, так, как это было в Йотунхейме. Хела была уверена, этот мир прекрасен и ей предстоит еще много увидеть, но не сейчас, позже. Когда рассвет сменится закатом, когда ночь сменится днем, когда лето сменится зимой и так несколько раз.
Вскоре они вновь оказались в том самом помещении, где и начался их путь. На вопрос мужчины, Хела лишь покачала головой.
- Всему свое время, милый доктор, всему свое время. Мы еще с вами свидимся и не раз, даю слово.
Женщина ухмыльнулась. Ее последние слова прозвучали не столько как обещание, сколько больше походили на угрозу. При каких обстоятельствах они в следующий раз пересекутся, неведомо никому. Возможно придется им сойтись в битве, исход которой Хела знала заранее. Познакомившись с мужчиной поближе, она для себя решила, что подобного бы не хотела. Стрэндж был галантным, интересным, а главное дальновидным мужчиной. Он жил в этом мире и знал о нем гораздо больше, чем сама Хела. Но странное чувство внутри, похожее на чутье, подсказывало, что ей следовало быть в другом месте, поэтому женщина решила не задерживаться подле него надолго.
- Можете не провожать, выход я найду сама, - бросила она коротко, после чего, слегка улыбнувшись, она спустилась по лестнице вниз и вышла через парадный вход. В нос тут же ударил запах гари, пыли и газов, от которого женщина недобро оскалилась и скривила губы. Большой город, толпы народа, что ходили в разных направлениях без определенной цели. Они просто шли, не замечая, куда их несут ноги. Одни были погружены в свои мысли, другие заняты разговорами. Никому не было дела друг до друга. Хела чувствовала, в этом мире никому ни до кого нет дела, каждый сам за себя. Людское сострадание и жалость проявляются в строго определенные моменты, например когда кому-то очень плохо, когда случается катастрофа или массовые убийства.
На краткий миг Хеле вдруг захотелось выйти на самую середину и изничтожить всех, кто мог оказаться в зоне досягаемости, прямо здесь, у дверей здания, в котором жил Стрэндж. Просто так, чтобы показать мужчине, он ничего здесь не решает, он не защитник. Просто судьба оказалась неблагосклонна к этим людям, оказалась жестока и бессердечна, управляемая ее руками. Но этот миг прошел, злость и ненависть отступили, уступив место равнодушию. Устроить геноцид она еще успеет, а вот на познание окружающего мира уйдет куда больше времени и ей, наверняка, рано или поздно понадобится сопровождающий. Снова. Так что их встреча уже была предопределена, как ее желанием, так и самой судьбой. Что ж, так тому и быть.
Пальцы женщины коснулись черных, словно смоль, волос, прядь которых до сих пор поддерживала заколка. Неплохой подарок на память.
Конец первой части

Отредактировано Hela (14-01-2018 09:31:59)

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Волшебство на грани


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC