пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Каждой принцессе положен палач ["Мастер и Маргарита"]


Каждой принцессе положен палач ["Мастер и Маргарита"]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

КАЖДОЙ ПРИНЦЕССЕ ПОЛОЖЕН ПАЛАЧ
Если упала, расшиблась - не плачь.
Боль - только вспышка.
Каждой принцессе положен палач.
Спину, малышка!

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2z9YU.jpg


УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Наннерль как Маргарита
Констанция как Гелла

Москва, 30-е годы, подготовка к балу ста королей

АННОТАЦИЯ

У неё нет другого способа отомстить очередной Маргарите, разбивающей сердце её Мессиру. Но всё это и есть испытание для Королевы. Или всего лишь прелюдия к испытаниям на балу? Тогда Марго должна быть благодарна?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[NIC]Hella[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/AVA][STA]рыжая[/STA][SGN]http://pixic.ru/i/n04174G2Q2163070.gif[/SGN]

Отредактировано Constance Mozart (23-01-2018 00:33:44)

+2

2

Сплетены узлом, человечьим злом, дороги,
Но из сплетения их сквозь сердце протяну
Я ниточку одну. Ту, что приведет к тебе,..

Мои мысли отданы Мастеру.
Мои мысли рядом с Мастером.
Я готова на всё и всё, что от меня требуется, чтобы получить желаемое - быть хозяйкой Великого бала у Сатаны. Мне хочется дрожать от одного лишь уже упоминания этого имени. Сатана, Дьявол, Властелин ада... Воланд.
Мессир, отдаётся в груди окончательное слово, разлившееся по телу волнами страха, уважения и надежды. Коровьев обещал мне всё, если я сделаю всё как надо, без единого слова о невозможности. Так неужели же она не пройдёт через все круги Ада ради того, что она так внезапно приобрела и так же внезапно потеряла? Воистину, судьба - злодейка, давшая насладиться запретным плодом любви и лишившая всего в один миг. И если всего лишь несколько часов назад она сидела в огромной квартире нелюбимого мужа, вся в слезах и отчаянии, то теперь, приглашённая Мессиром, я имею надежду и веру.
И теперь полночь приближалась, Скоро Бал и Бегемот торопил всех и вся, чтобы успеть вовремя к полуночи. Меня сразу же выпроводили из гостиной, где я имела честь побыть в компании Воланда, в дальнюю от неё комнату, и, честно говоря, эти прошедшие минуты я готова хранить в своей памяти очень долго. Мессир оказался интересным собеседником, и слушать всё, что он говорил, было сплошным удовольствием. И если не считать проявления его силы и власти, всё было бы более комфортно и не так страшно, не так ли Марго? Рука невольно прижалась к груди, чтобы ощутить, как сердце откликалось слишком явно для тех моментов, которые я ощущала там, в гостиной, в присутствии этого мужчины.
Стоило чувствовать только ужас и раскаяние в своих множественных желаниях, которыми я была теперь переполнена, но вместо этого - тупое чувство пустоты, медленно, но верно заполняющееся прежней уверенностью.
Мне стоило бы бояться.
Мне стоило бы бежать отсюда без оглядки.
Но я лишь хотела помочь своему милому Мастеру, который пострадал из-за глупых убеждений.
Я лишь просто была отчаянной женщиной, желавшей быть не той, кем жила все эти годы.
Страх умер. Возродилась ночь.
И я не должна подвести Мессира.

Находясь в подобии ванной комнаты, но более большой и с бассейном, я понимала, что должна себя представлять во сне, невероятном и ярком, но тут же отгоняла эту мысль - сон был болью. И я немедленно приказывала себе так не думать, полностью отдавая своё внимание зажжённым везде свечам. И не заметила, как перестала быть единственной в комнате, ощутив лишь лёгкое дуновение ветерка и пристальный взгляд в спину. И холодок пробежал по спине, вызывая в памяти только один момент сего чувства. Чувство алых роз с шипами по имени Гелла.[nick]Margarita[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/BEQz9.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/a8Sgf.png
Я за Вами, мессир, хоть куда - да куда позовёте!
На Луну, на Голгофу и вниз, на трамвайные рельсы.
Стану ведьмой нагой в полуночном, безумном полете;
на балу до утра протанцую в венце королевском.
[/sign][lz]Как жесток мой путь земной,
Как будто кружит черный рок
Над головой.
Льет фонарь свой желтый свет,
Я собрала свою печаль в один букет.[/lz]

Отредактировано Nannerl Mozart (27-12-2017 16:58:22)

+1

3

Лишь предаст Фриду донна,
С неба рухнет корона.

Мы прибыли в Москву. Никто не спорил с Мессиром, но все недоумевали почему Москва, Россия, что жила сейчас совсем иной жизнью, непонятной ни одному человеку заграницей.
Мы гуляли по улицам, переулкам, паркам советской Москвы, наблюдали переменившуюся обстановку, но больше - наличие или отсутствие перемен в московском народонаселении.
Мне выпала прекрасная роль спутницы, то Фагота, то Азазелло, а то я прогуливалась с Бегемотом на поводке. Реже меня брал под руку сам Мессир. И тогда моё сердце вновь и вновь падало у его ног. Я хотела и держалась с достоинством, словно это я его королева. Пусть знает та, что он найдёт здесь для бала, что она уйдёт, а останусь я.
Я знала, что так будет совершенно наверняка. Его сердце будет снова разбито, но за утешением он придёт ко мне. Мессир всегда делает именно так. Никакая королева не опустится у его ног с той покорностью, не будет внимать ему с тем же послушанием. Только я, его рыжая вампирша.
Но я помню день их встречи так хорошо, он въелся в мою память как дым чадящих адских костров.
- Когда же бал, Мессир? - величественно, с женским любопытством, слышит он от меня.
- Когда же бал, Мессир? - вторит Фагот в своей шутовской манере.
- Вы обещали. - сурово добавляет немногословный Азазелло.
- Готовьте бал, зовите гостей, - благоволит Князь Тьмы, но останавливает особенное внимание, - и главное - ищите Королеву.

И как сейчас я помнила минуту их встречи. Он говорил о ней с придыханием, внимал каждому слову этой разочарованной в жизни женщины. Он уже любил её, пал перед нею. Я слышала, как его сердце забилось словно живое. И как горела, тоскуя, моя ладонь по его руке. Он отбросил меня, словно я была дворовой крепостной или пролетарской девицей, что он видел десятками на улицах. Но самое страшное, и в том мой вечный грех - я не королева, не Маргарита.
Это стена между нами. Мне всегда быть подле него, но никогда - наравне с ним.
Она дьявольски восхитительна, убеждает Бегемот. И Мессир не может оторвать от неё взгляда. Польщённый шут снова ластится ко мне, он любит меня, но не представляет, какую боль мне причинил, найдя этот алмаз в советской Москве. Москве, которую я никогда не смогу полюбить. Я отвергаю ухаживания кота, что увивается за подолом платья и мстительно сажаю его на поводок. Я спущу три шкуры с этого чудовища, но после бала.
- Одно удовольствие готовить такую королеву к балу, правда, рыжая бестия? - замечает он. Знает, что разозлит меня, но обижено дерёт глотку, будто бы я ни за что потянула его за ухо.

К балу готовятся как всегда грандиозно. Королевскую кожу умастят кремами, самыми лучшими духами, но сначала выкупают в кровавой ванне. Наденут платье, что во вкусе Мессира, украсят голову королевским алмазным венцом, что станет её тяжелейшей ношей в жизни. Но мне этого мало. Мало, чтобы она мучилась от одной тяжести короны, медальона с пуделем и боли в коленях, что ей будут целовать. Я хочу, чтобы она мучилась от страха за своего Мастера, чтобы и думать забыла про то, что Мессиру можно соблазнительно улыбаться, заставить его сердце забиться человеческим чувством. Не бывать этому!
Мне нельзя навредить королеве, но она этого не знает! Дьявольский смех разбирает меня, пока я готовлю всё, что нужно для встречи королевы.
Заставить её страдать физически и душевно. Ведь душа её всё ещё болит по Мастеру.

Наконец Фагот привёл её. Почти поглощённую тьмой, что будет с нею до утра, а потом на всю жизнь. Привёл и удалился, елейно улыбаясь. Чёртов шут!
Пришла и служанка Маргариты. Но оказалась мне настолько бесполезной, хотя и знала свою хозяйку лучше меня, но вовсе не входило в мои планы облегчить страдания женщины, что может разбить сердце Мессира.
Позволив Наташе самое простое, я заявила, что более она не может мне помочь. Предстояло купать донну в кровавой ванне. Первое испытание - не утонет, но испугается.
Потом умастить её превосходное тело розовым маслом, которое я могу втереть так, что вся кожа будет гореть адским пламенем. Она будет страдать и не покажет себя достойной королевой. Её с позором прогонят, не исполнив желания. И так будет, если она не пройдёт второго испытания.
Потом будет алмазный венец, что я могу надеть на её маленькую голову, всадив так сильно шпильки, что волосы её покроются кровью.
Я могу сделать с нею всё это. Таковы испытания для королевы. Не те, что уготовал Мессир, а мои собственные, чтобы оберечь его сердце от разочарований и потерь.
Мечтая отомстить, я тем не менее почтительно кланяюсь королеве.
- Приветствую Вас, королева, - почтительный реверанс, и тон, в точности как у Мессира. Только женский, а оттого ещё более холодный. Сейчас я над ней хозяйка, пока она не выйдет из этой комнаты. И была бы моя воля - она бы умерла.
- У нас мало времени, донна, поэтому прошу простить, если будет больно. - Всё точно по плану, сначала мне поможет её глупая служанка. Мы подтолкнули королеву к ванной и стали поливать свежайшей кровью. Жгучей, пахнущей так, словно её собрали с тысячи младенцев. Её тело стало порочно-красного цвета. Бассейн всё наполнялся, когда королеву окатывали новой волной. Я приблизилась, чуя запах страха.
- Глубже, королева, ещё глубже. Вы должны омыться кровью целиком, иначе вас не примут за свою. - сказала на ухо так тихо, словно прошелестел очередной поток воды и осторожно, но властно надавила на обнажённые плечи.
[NIC]Hella[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/AVA][STA]сводить людей с ума - единственно нескучная наука![/STA]
[SGN]http://pixic.ru/i/n04174G2Q2163070.gif[/SGN]

Отредактировано Constance Mozart (23-01-2018 00:35:39)

+1

4

Когда я впервые увидела её, сидящую подле ног Мессира и растирающую странную дымящуюся мазь в его колено, грудь сковало неприятное ощущение, похожее на тиски, сжимающие так сильно, что не давали вздохнуть нормально. Зависть или страх, осторожность или уровняться - всё, что угодно, лишь бы не стоять как вкопанная под её пристальным испепеляющим взглядом, дабы не оказаться дурочкой, испугавшейся чего-то. Но вот только если немного взять и подумать, что может быть между двумя женщинами, связанными вольно или невольно с одним мужчиной?
Что-то личное? Между мной, ней и... Мессиром?
Я подавила смешок,  фыркнув себе под нос и опустив голову, дабы не показаться несерьёзной особой перед этой женщиной, не в состоянии саму себя назвать вторгнувшейся на чужую территорию. Ведь это же было именно так? К чему же вопросы? Я здесь ради своего Мастера, и никак иначе. А всё, творящееся в этих стенах, не иначе как влияние со стороны властителя всех пороков мира. Всего лишь...
Но даже не смотря на все свои заверения, эти чувства желания, искушения и страха не так быстро забываются ни разумом ни телом, и мне до сих пор кажется, что тело горит от этого ощущения до сих пор и тяга нестерпима, что отдаётся пульсацией в висках. Я молча кивнула в ответ на приветственный жест рыжеволосой Геллы, так же присев в реверансе и теперь уже не сдержав очередного смешка - настолько я сейчас выгляжу нелепо обнажённой в этом действии, что получаю ответную понимающую улыбку от вошедшей следом Наташи. Моя служанка была великолепна в этом образе полного раскрепощения, что моё преображение в сравнении с ней в чём-то и проигрывало.
— Как вы прекрасны Маргарита Николаевна,- прошептала она, когда с меня был снят плащ, который всё равно не прикрывал мою наготу во всё время моего пребывания в квартире, и проводила в бассейн. Пустой сухой бассейн, что я покрылась мурашками, как только босоногой я прошла по этому холодному мёртвому кафелю, спустившись к самому центру и оставшись там одна. Посмотрев через плечо, я понимаю сразу же, что предназначенная для моей подготовки к балу Гелла не желала долго маяться с моей Натальей, немедленно приказывая делать то, что сейчас необходимо.
— У нас мало времени, донна, поэтому прошу простить, если будет больно.
Мне нечего было сказать что либо в ответ, а лишь выпрямиться и смотреть вперёд, подавляя дрожь от холода и ком в горле.
То, что последовало дальше - едва не лишило меня равновесия и спокойствия. Вначале это липкое ощущение, растекающаяся от головы по плечам и всё ниже, а потом уже этот запах, который буквально в одно мгновение ударяет по обонянию и заставляет подавить приступ тошноты. Одно слово - кровь. Настоящая! Кровь?! И что делать, и как реагировать на то, что сейчас происходит? Кричать, плакать, вырываться и умолять отпустить... нет! Я заставляла сейчас себя стоять смирно и жмуриться, чтобы кровь не попала в глаза, терпеть этот запах, эту липкость на теле, это непередаваемое ощущение опороченности. И ноги уже вязли в крови, а она не переставала литься на меня уже не известно из какого по счёту ведра. Сколько сил потребуется, чтобы это выдержать? Только и твержу про себя: "Это всё ради Мастера. Всё ради его счастья." И в какой-то момент не выдерживаю и приоткрываю рот, чтобы вздохнуть глубоко и не упасть от начавшейся кружиться головы.
— Глубже, королева, ещё глубже. Вы должны омыться кровью целиком, иначе вас не примут за свою.
— Почему,- я заставляю себя замолчать и вздрагиваю от прикосновения, не до конца высказав вопроса. Как же мне тяжело. Сглатываю воздух, протерев лицо, чтобы суметь приоткрыть глаза и продолжить, пока на меня не успели опрокинуть очередное ведро крови.- Какой необычный ритуал.[nick]Margarita[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/BEQz9.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/a8Sgf.png
Я за Вами, мессир, хоть куда - да куда позовёте!
На Луну, на Голгофу и вниз, на трамвайные рельсы.
Стану ведьмой нагой в полуночном, безумном полете;
на балу до утра протанцую в венце королевском.
[/sign][lz]Как жесток мой путь земной,
Как будто кружит черный рок
Над головой.
Льет фонарь свой желтый свет,
Я собрала свою печаль в один букет.[/lz]

Отредактировано Nannerl Mozart (27-12-2017 16:58:06)

+1

5

Наслаждение. Оно искрами рассыпается по всему телу. Тоже я испытываю, касаясь Мессира. Но здесь удовольствие от власти, мести и власти. Она в моих руках. Вся её жизнь сейчас в моих руках, ещё до того, как она переступит порог бального зала. Я могу сделать так, что она падёт раньше, чем рухнет пресловутая небесная корона, но это причинит боль хозяину, а этого я допустить не могу. Но и упустить момент власти тоже. Наслаждаться, упиваться её беспомощностью, страхом, который подавляет одна только безрассудная храбрость любящей женщины.
Раз ты так любишь своего Мастера - иди к нему! Не смей впускать в своё сердце князя тьмы. Не смей открывать ему сердце и душу, покажи, что ты та, что устоит. А я та, что утешит. Я всегда буду рядом с ним.
- Масла мне! - машинально командую, забыв, что отослала Наташу. Придётся отложить, я ещё не закончила.
Сидя на корточках у бассейна, я продолжаю шептать ей на ухо, но голос эхом разносится по ванной комнате. И, ах, как же трогательно она напугана, так напугана, что говорит сущие глупости, не утруждаясь задуматься, что это всего лишь последствия её слепой любви. Она платит за любовь. Я тоже плачу за любовь. Но это моя вечность, где платой за любовь к Мессиру стало извечное "Приветствую Вас, королева".
- Я предупреждала Вас, донна. И, кажется, Фагот, и даже сам Мессир Вам говорили, - о, я знаю, сколь ядовито-обволакивающим может быть мой шёпот, - что на балу будут очень различные личности. Все они зачастую, - почерпнула из бассейна крови, втёрла в напрягшееся женское плечо, - давно, очень давно мертвы. И Вы же не хотите быть растёрзанной заживо, только потому что вы живая, королева? На ночь, одну только ночь, вы должны умереть, чтобы родиться заново. Поутру вы можете даже об этом не вспомнить, но гости будут довольны. Вы будете возвышаться над ними и вместе с тем так похожи на них. - кровь почти вся впиталась, но я продолжаю сжимать плечи донны, почти хищно, едва ли не впиваясь острыми когтями в нежную кожу. - Вам не больно, донна? - вопрос с таким подвохом, потому что ей сейчас должно быть болезненно всё происходящее. - Осталось немного: ваша кожа, ваши волосы, и украшения, как подобает королеве бала, но их принесёт Фагот. Он ближе всех к Мессиру, а значит и к королеве. Хотя я считаю это не вполне заслуженным, ведь готовлю Вас к балу я. - я играю с ней, притворяюсь обиженной на такую деталь, что в сущности пустяк, по сравнению с тем ножом в сердце Мессира, который она вонзит, сделав свой выбор. Я была уверена, что она выберет Мастера.
Я принюхиваюсь к её коже. Запах жизни едва уловим. Прекрасно. То, что нужно! Но ей лучше не знать о том, что она почти готова. Едва заметные чертовки из свиты поднимают донну из бассейна и укладывают на постель. Я вижу, какой негой наполняется её тело, кажется, что она сию минуту крепко уснёт. Думает, что уснёт и проснётся у себя дома. Но нет, не будет этого.
Снимаю с огня мазь, смешиваю её с маслом. Она пахнет куда причудливее крови, королева будет источать едва ли не благоухание рая. Руки ловко, привычными уже движениями, втирают мазь в красивое тело донны. Глаза её внезапно, резко открываются, словно ей приснился кошмар.
- Что стряслось, королева? - я действительно нежна, она проснулась вряд ли от моих прикосновений. Может изворачиваться сколько угодно, но я знаю о ком она думала. Ей не нужен Мессир, но она ещё ничего не знает о его власти. Я продолжаю молча втирать масло. Ещё немного и донна почувствует обжигающую боль. Она подобна той, что она испытает, когда гости будут целовать её руки и колени. Пусть будет готова.
[NIC]Hella[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/AVA][SGN]http://pixic.ru/i/n04174G2Q2163070.gif[/SGN][STA]сводить людей с ума - единственно нескучная наука![/STA]

Отредактировано Constance Mozart (23-01-2018 00:34:53)

+1

6

Чувства мне не удержать,
Я хочу кричать от муки!
...
Вечность и игра - всё в ваших руках!
Пылает плоть безудержной тревогой.

Я жалела, что не смогла остановить Наташу, свою милую добрую служанку, чтобы та осталась хотя бы наблюдателем, если не помощницей Геллы, что со слишком сильным и неистовым усердием выполняла свои поручения. Теперь мы остались наедине в помещении, и мне это не нравилось. Подготовка к Балу вызывала страх, но действия огненной добавляли дрожи в теле, которое слово уже мне не принадлежало. Его обновляли, его украшали и меняли под себя, и это мне не нравилось - страшные мысли о том, что в итоге после полуночи я могу окончательно потерять себя, посещали меня всё чаще и чаще. Что будет впереди? Как это будет и смогу ли я с этим справиться? Под силам ли будет то, на что я подписалась, когда принимала дьявольски прекрасный крем от Бегемота, превращаясь в ведьму и теряя свою человеческую сущность? А ведь всё так хорошо начиналось и моя уверенность в своих силах била ключом из моего прекрасного тела? А теперь? Стоя в бассейне и под чуткими сильными пальцами вампиршы Геллы вся вера смывалась вслед за кровью, от которой меня уже начинало тошнить, что сил нет.
А что же сама Гелла? Она словно желала причинить боль намеренно, на которую я была обречена по всему замыслу. Неужели это была часть моей подготовки? Проверка моего терпения, которого у меня было за столько времени моего одинокого скитания по миру живых в избытке... Её пальцы сжимались на моих плечах, намеренно-желанно оставляя на тех местах, где прикасались, синяки, к которым я бы потом вряд ли прикоснулась без того, чтобы не поморщиться. Но нет, как только кровь впитывалась в мою кожу, а лишняя стекала вязкой жижей в бассейн, вновь наполняя его едва ли не до краёв, моё тело оставалось полностью невредимым и целым, без царапин, без дефектов, мягкая, податливая, опасная... королевская. Вслед а пальцами меня мучил её голос, вкрадчивый, такой же кроваво-тягучий, говоривший о том, что бы было, если бы не эта спасительная кровь на моём теле. Мурашки по спине проходят при упоминании о гостях. Мертвецы, учуявшие тебя - живую, и пожелающие это исправить. Нет, я бы точно не захотела этого. И поэтому лишь киваю головой, сморщившись от её прикосновений, выдавив из себя:
- Нет, мне совершенно.... не больно,- я ни за что бы не призналась, что моя спина, мои руки уже взывали мольбой оставить из в покое. Но я сжимала лишь крепче зубы, думая лишь об одном - я всё это терплю не просто так.
Когда это всё прекратилось, я совершенно не заметила - мой разум словно унёсся куда-то на то время, когда вместо окружающего меня бассейна я оказалась на хрустальном прозрачном ложе. Самое время помянуть чёрта, который промышляет моим передвижением, но всё равно я не могу думать даже о таких мелочах.
- Как хорошо,- тихим шепотом я с удовольствием вдыхала чистый воздух, который поступал в мои лёгкие без примеси крови,  горечью и металлическим привкусом оседавшую уже на языке. Это был словно рай в том аду, в котором всё ещё пребывала.
Ведь он продолжался и имел запах розового масла, которого не пожалели и здесь, пачкая меня, моё ложе и пол. Сладостный густой прозрачный и розоватый. Голова опять шла кругом, но уже от приторности аромата, в котором я начинала так же утопать, и не успев отдышаться от крови, как розы повторяли всё то же действие с моим сознанием, вовлекая в адский круговорот ещё сильнее. Но не это меня подвело к краю пропасти сознания, когда уже тихий стон, предвещающий о приближении моего признания слабости, вырвался из не разжатых зубов. Та часть тела, в которую втиралось с утроенным старанием Геллы розовое масло, начинало гореть едва ли не адским пламенем. Рыжая бестия, что я тебе сделала?- кричали мысли, когда я сама старалась не произнести ни звука, искусав губы до крови. Милый вопрос вампирши только подстегнул на то, чтобы смолчать, но новая сила боли вырвало мне остатки самообладания.
- Нет, я не могу,- едва ли понимаю, что говорю, мой голос уже живёт своей жизнью, а тело требует покоя.- Не могу...
У каждого свой порог терпения и, соответственно, разная точка надлома. Нельзя предсказать, когда произойдет тот самый момент, который окончательно поставит тебя на край пропасти, ко дну которой ты полетишь едва ли не с удовольствием. Но меня держали в тисках, не давая ни потерять сознание, ни приобрести его окончательно.
Что держало меня от того, чтобы заорать во весь голос об отмене своего слова? Кто не давал мне повода продолжать эти муки? Я могла бы найти иной способ вернуть Мастера, иной путь своего падения или взлёта.
Стоит лишь встать и уйти.
Но перед собой я тут же начинала видеть аквамарин глаз Мессира, в которых могла прочесть всё за тот период нашей беседы в гостиной - и рай и ад, и помощь и казнь, огонь страсти и холод чувств. Он мог многое, способен на всё. Так неужели я не смогу заслужить его расположения, чтобы потом попросить о малом?
Стон с губ срывается со всхлипом, отчего я могла лишь яростно сжать простынь подо мной.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[nick]Margarita[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/BEQz9.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/a8Sgf.png
Я за Вами, мессир, хоть куда - да куда позовёте!
На Луну, на Голгофу и вниз, на трамвайные рельсы.
Стану ведьмой нагой в полуночном, безумном полете;
на балу до утра протанцую в венце королевском.
[/sign][lz]Как жесток мой путь земной,
Как будто кружит черный рок
Над головой.
Льет фонарь свой желтый свет,
Я собрала свою печаль в один букет.[/lz]

Отредактировано Nannerl Mozart (23-01-2018 21:35:53)

+1

7

Она оказывается более стойкой, чем я подсознательно желала, но именно такую и ждут на балу. Смазливые лица, трескающиеся кости - это не то, ради чего Мессир ищет королеву бала. Она должна быть выносливой, и именно для этого главный трофей в этой битве сделан для королевы столь соблазнительным. Глупая, уж я-то знаю к чему приводит любовь. Она никому не нужна, нет ни среди живых, ни среди мёртвых тех, кто знает истинную цену ей. Я таких ещё не встречала, а королев повидала немало, да и прожила пусть и недолго, но на зависть ярко. Но что будет лучше? Показать Марго что любви нет? Тогда она пойдёт за Мессиром. Нет, уберечь его невозможно, однажды я уже пыталась.
Её глаза рассматривают меня, бессвязный лепет вызывает у меня улыбку. Со стороны она может показаться материнской, если бы я когда-нибудь узнала что это такое. Вкрадчивый шёпот, Мессир может мне этого не простить, но я знаю, что в этой комнате витают те силы, что удержат её здесь любой ценой против её воли или по подсознательному требованию оной. Я никогда не была и не буду на этом месте, могу лишь предполагать, что сейчас чувствует королева бала, но я точно знала, что она не сбежит. Просто не сможет, даже если сейчас в эту комнату войдёт Мастер.
- Можете, донна. Если хотите, чтобы он жил. Вы ведь за этим сюда пришли? - я ласково глажу её волосы, так бесподобно держащиеся. - Иначе, Мессир будет разгневан. А что вы знаете о его гневе? Но я могу вас уверить, вы будете глубоко несчастны до конца жизни, если хотя бы на мгновение увидите, какие страдания способен причинить Мессир вашему возлюбленному. Вы же этого не хотите? - я рывком сажаю её на постели. В глубине своих желаний, мне хочется сломать её ещё до того, как она переступит порог бального зала, но у меня нет на это ни малейшего права. Жаль, искренне жаль, что я не могу приговорить её к изгнанию. Я должна удержать её, а тут все средства хороши.
- Видите этот шрам? - я откидываю назад роскошные рыжие волосы. - Мессир сам раскалил лезвие, чтобы его мне нанесли. Оно было пропитано ядом, каждое движение причиняло боль, а Азазелло мастер пыток. - В ту минуту я жалела, что шрам у меня всего один, иначе могла бы запугать её сильнее. - Когда-то я тоже думала, что мне не по силам ему служить и я хотела сбежать. Три дня и три ночи мне ломали кости, вываривали в кипящем котле мою красоту. На железных прутьях, привязав за волосы [каждому волоску по пруту], а Бегемот, этот демон, раздирал мою кожу своими острыми когтями. И лишь когда я раскаялась, вернули всё, оставив лишь этот шрам. - Рассказывать кровавые сказки я научилась здесь же, я вижу по её изменившемуся лицу, что она верит, потому что шутить я не намерена.
- Поэтому возьмите себя в руки, королева. Последствия могут быть ещё ужаснее и Вы потеряете больше, чем могли бы обрести.
Стук в запертые двери, но я знаю, что Коровьеву здесь открыто всё и это только формальность. Он входит и несёт корону, а позади Азазелло с цепью и камеей с пуделем.
Я знаю, что сейчас предстоит, хотя приходится каждый раз уступать возложение тяжёлой ноши на Фагота и Азазелло. Я сочувственно качаю головой, хотя глаза преисполнены гордостью момента, так бывает всегда.
Но даже под тяжестью цепи и короны донна не ломается, хотя я вижу как меняется её взгляд. Хорошо, что я не дала ей глупого обещания, что боли больше не будет. Такое на балу обещать нельзя, тем более никто не знает, что по-настоящему уготовано этой особенной королеве. Для нас потёмки мысли Мессира, но достаточно было видеть его глаза.
- Осталось совсем немного, подождите, господа, - обращаюсь я к регенту и демону. - Причёска королевы ещё не готова, - они не скрывают недовольства, но вместе с тем взгляды их полны восхищения.
- Фагот научит Вас говорить то, что необходимо, но это будет после. Потерпите ещё. - В руках моих шпильки, увитые живыми розами, с такими же живыми шипами. Они украсят голову донны, как некогда терновый венец украсил Иешуа.
Одна, вторая, третья...наконец, мы закончили. Изящными движениями стираю выступившую кровь и подвожу королеву к зеркалу.
- Вы прекрасны, королева. Гости будут восхищаться вами, - я склоняюсь в реверансе. Потом снова поднимаю голову, снова обнимаю её за плечи, а мои губы шепчут:
- Настоящая королева, но взгляните на себя. Неправда ли похоже, что вы сошли со страниц романа своего Мастера? - я хочу посмотреть на неё. Я давно не видела любви, я соскучилась по этому безумству, что уводит людей в преисподнюю. Позвольте мне сполна на него полюбоваться, донна. А может быть вы сейчас откроете мне своё сердце, что привело вас на этот бал?
[NIC]Hella[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/AVA][SGN]http://pixic.ru/i/n04174G2Q2163070.gif[/SGN][STA]сводить людей с ума - единственно нескучная наука![/STA]

+1

8

О, как тяжело дышать,
Соленый в глазах туман.
Терзает тело зной,
Душа сочится кровью ран...

-... и какой мне интерес идти к нему?
— Ну, интерес-то очень большой... Вы воспользуетесь случаем...

Голос Азазелло словно напоминание, звучащее в унисон с моим бессилием. Я предполагала, на что иду, а теперь начинаю признавать своё поражение?
Ну уж нет! Крик души отчаяния, и я внезапно начинаю понимать, что масло мне уже не втирают. Тупая странная тишина внутри, когда всё твоё существо ещё не понимает, что происходит и почему привычная уже боль отступила. Едва начавшееся расслабляться тело рванули с горизонтального положения, и я, как тряпичная кукла, не могла этому помешать. Сильные мягкие пальцы оковами оставались на моём запястье, после чего уверенно и невесомо стали перемещаться выше. Ощущение крыльев нежной бабочки и острых когтей опасного хищника которые никак не могут быть сочетаемыми, но Гелле удалось это сделать с невероятным изыском и простотой. Чертовские сети словно опутывали меня после каждого прикосновения, а моя душа ещё больше сжималась в тисках невероятных чувств. Воздух накалялся в помещении словно здесь растапливали баню и никак не желали понижать жар, даже наоборот, то голова уже не соображала от запахов и духоты, проходящих через тело уже насквозь. И каждое слово рыжей бестии уже не было острее лезвия кинжала, расплавляясь так же под натиском окружающего и теперь обжигая тем самым расплавленным металлом, оставляющим ожоги. Только ожоги становились ничем в сравнении с представленной картинкой, описанной вампиршей. Взгляд скользил вслед за её рукой, впиваясь в тот самый шрам и понимая, через что пришлось пройти той, кто сейчас живёт своим подчинением Мессиру. Рука едва дрогнула в желании коснуться шрама и провести по нему, ощутить этот результат повиновения на ощупь и понять, нужно ли мне самой это... Моргнув, я опускаю руку обратно, но с этого момента то изначальное отношение к Гелле стало видоизменяться. Пусть и после всего, что та намерена была ещё сотворить со мной после всего, что уже было.
"Страдания"... Они сопровождают меня на пути к моей истинной цели, и они же будут дарованы нам в случае теперь отказа от своего слова. Куда не направь свой путь, он всегда будет усеян шипами от роз, которых в моей жизни стало больше с самой первой встречи с моим любимым Мастером.
Я розы люблю... призраком разносится, как только первый цветок в прямом смысле вонзается в кожу шипами, когда Гелла донельзя учтиво вставляет его в создаваемую причёску. Я чувствовала, как кровь начинает впитываться в мои волосы, отчего было желание вновь окунуться хоть в ту же кровь, лишь бы не чувствовать мерзкое чувство, рождающее панику. Но Гелла знала, что сказать дабы взрастить в ещё по человечески такой ранимой моей душе стальную решимость дойти до конца. Что там будет дальше, было не понять, но то, что с Мастером будет всё хорошо - верит.
Я смотрю на себя в отражение и не могу оторваться. Я теперь понимала, почему Нарцисс влюбился в самого себя, будучи прекрасен от бога... я могла последовать в тот же омут чувств, если бы не та, кто это со мной сотворила. Тот оттенок красоты, который присутствовал теперь в моей внешности, сохранял множество оттенков ада. Они были в тех переливах вьющихся волос, ниспадавших по плечам, а взгляд зелёных глаз пылал огнём, и даже та капля крови на шее за ухом придавало образу завершённость.
Неправда ли похоже, что вы сошли со страниц романа своего Мастера?
Я была готова с ней согласиться и лишь кивнула головой, после повернув голову после ощущения её холодных пальцев на моих плечах. Щекой коснулась чужой кожи, задумчиво на что-то решаясь.
- Расскажи мне о Мессире, Гелла,- не смотрю в её сторону, а возвращаюсь к зеркалу, изучая свой единственный силуэт в нём.-  Весь этот бал, поиски королевы...
[nick]Margarita[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/BEQz9.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/a8Sgf.png
Я за Вами, мессир, хоть куда - да куда позовёте!
На Луну, на Голгофу и вниз, на трамвайные рельсы.
Стану ведьмой нагой в полуночном, безумном полете;
на балу до утра протанцую в венце королевском.
[/sign][lz]Как жесток мой путь земной,
Как будто кружит черный рок
Над головой.
Льет фонарь свой желтый свет,
Я собрала свою печаль в один букет.[/lz]

0

9

Ясвена - Точка невозврата
Евгений Егоров - Властелин Ничего

Танец на лжи и танец на слезах
Мы исполни даже при завязанных глазах
Так намного лучше — нет избытка света

Она - живая. Моё вампирское нутро не унимается, чувствуя живую плоть, даже замедлившая своё течение кровь соблазнительна для меня, как и ровные удары её сердца. Ей больше не страшно? Хорошо это? Да, так она не наделает глупостей, но как же хорошая она была, когда боялась меня. Мне нравилось ощущать её страх и доверчивость. Они наполняли меня жизнью. Когда я имела такую же власть над мужчинами. Теперь же многие годы спустя никакие мои чары не имеют власти над сердцем одного-единственного. И всё же я служу ему, преклоняя колени перед его королевами, почтительно отходя в сумрак бального зала, где-то в его тени кружась в танце с регентом.
Эта мысль горчит, мне не хочется провести весь вечер с ним. Но выбора у меня нет. Донна так отчаянно красива...что мне не заполучить Мессира и сегодня. Мёртвое не болит, умереть дважды не может. Наверное где-то внушение Воланда дало сбой, потому что я чувствую боль.
Потому что мне больно оттого, как искушающе-хороша Маргарита. Она заставит его преступить закон? Мир тогда снова перевернётся. Будет другим, но останется ли в нём место Гелле? Служить ей, служить ему? Хватит ли твёрдости духа при его отсутствии?
Как хорошо не отражаться в зеркалах, когда терзают такие сомнения. Лучше Маргарите её не видеть сейчас. И стараюсь не смотреть на королеву, чтобы не почувствовать этой захватывающей в плен зависти. Никогда мне не узнать, к лицу ли мне венец королевы? И вспыхнувшее желание в его глазах никогда не будет принадлежать мне.
Я не дрогнула, когда Марго вернулась из своих мыслей. О Мастере? О Воланде? О себе? Но на её лице не видно скользкого высокомерия. Она всё ещё как воск, который я могу держать в своих руках, воск, которому я могу передать свои мысли. Она не сразу заметит, что за её спиной уже другая Гелла. Блестящие в огнях свеч тёмные ногти, холёные руки, соприкасаются с её кожей. Запах стал уже родным. Как не странно, он подходит ей куда больше, чем кому-либо прежде. Но так не хочется искать в этом знаки судьбы. Пусть маятник снова качнётся...
Руки снова сжимаются на её плечах. У меня всегда есть ответ на подобные вопросы, но неясные чувства толкают меня. Пусть поверит, что мне тоже страшно, что я боюсь.
- История стара как мир, моя донна, - голос обворожительно дрожит. Я помню, как мы с Фаготом учились рассказывать эту историю. Как холодно-наставительно, а потом со смехом принимал он у меня урок лживости. «А ты сейчас веришь, что я люблю тебя?» - прижимая меня всем телом к выступам зала, шептал он. «А ты, что я тебя ненавижу?» - пальцы ловко распускали его напыщенную бабочку. Это был самый показательный урок.
- Вы наверняка читали её в ваших книгах, а нет - так у вашего Мастера. Мессир - для вас это не тайна - отвергнут светом. Но никто и никогда не думал, что он не только сольётся с Тьмой, а будет ей повелевать. Так искусно, как там повелевают Светом. Вскоре с его властью пришлось считаться. - Мне странно-приятно возносить Мессира в её глазах. Пусть она боится, а там может и не решится слиться с ним в единое целое, как многие прежде. Его холод и моя забота, что ещё нужно? Мне хватит безумства утешить после того, как он оттолкнёт её. Ведь так и случится? Я читаю в её глазах такое спасительное милосердие. Я приду к ней утешением, когда Князь попросит удалиться. И его утешу тоже. С тёмным блаженством я вдруг ощущаю как из пешки в этой игре превращаюсь в игрока.
Но стоит вернуться к балу...
- Я всего лишь смиренная слуга Мессира, королева. Он оставил эту тайну во мраке. Он в своём праве. Известно только, что бал стал таким, как вы посетите его, когда пришла та Маргарита. О ней вы тоже, верно, слышали? Варфоломеевская ночь, знаменитая мать королевы - «мадам Змея». Дочери дали не менее экстравагантное прозвище, не находите? С тех пор так повелось, что хозяйка бала - королева. Никто не знает, что между ними произошло, но сегодня, донна, вы с ними познакомитесь. - руки скользят от плеч ниже, останавливаются на талии. - Не стоит беспокоиться, вы друг другу понравитесь. Красивые женщины всегда нравятся друг другу, даже если умирают от зависти. Они словно смотрят на себя в зеркало. А что может быть лучше собственного отражения? - в голосе моём насмешка - себя-то я не видела уже сотни лет. - Но если что-то будет вам не по нраву - позовите меня, - шелестящий шёпот, я убеждаюсь что она готова переступить черту.
[NIC]Hella[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/AVA][STA]рыжая[/STA] [sign]~[/sign]

0

10

Люди меня осудят,
Но пусть любовь рассудит.
Что должно быть, то будет.
В тьму за тобой...

  Когда чужие руки тисками сжимаются на моих плечах, я вздрагиваю словно от озноба. Это болезненное ощущение холода прошибает насквозь, получше целого ушата воды на голову, и должно отрезвлять голову как никогда. Вот только это ощущение льда а коже всего лишь ощущение, и вздрагиваю я совсем не из-за него, ртом выдыхая едва ли не запретное с этих местах имя. Интересно, как бы на это отреагировала сама Гелла? Запоздалая мысль и такая заманчивая в своей неизвестности, что захотелось забыть об осторожности и проверить стоявшую позади меня рыжеволосую вампиршу на силу её же терпения.
  Стоило бы и подивиться такой перемене своего поведения, но разве ведь не было предупреждения о том, что крем, подаренный Мессиром через Бегемота творит чудеса превращений, меняя следы возраста и повседневности на на красоту тела, скромность и неуверенность - на храбрость и даже наглость. Ведь ведьмою стать - освободиться от оков общества, что творит над человеком невесть что, втаптывая в грязь и распри. И что в итоге? Ничего хорошего эти оковы не сулят, гробя душу и мечту каждого, кто закован в неизбежность. И всё же..., маленькая вибрация надежды пробивалась сквозь необъятной волны негодования, всё же есть и что-то хорошее, заставляющее даже в это мире уметь летать и желать, верить... любить...
  Прикрыв глаза, дабы не потерять нить разговора от нахлынувших вновь ощущений, я лишь чуть запрокидываю голову назад, чтобы волосы спали с плеч волной, не мешая слушать этот обволакивающий голос. Он, как и руки хозяйки, заставлял стоять и слушать заворожённой жертвой. Да, я именно ею и была в эту минуту и была согласна на такую роль, не в состоянии отказать себе в этом приятном моменте. О только бы никто не помешал, не разорвал какую-то весьма тонкую нить, начавшуюся протягиваться между той, кто верит, и той, кто вершит. Тут нечего было и думать, Гелла - эта невероятная прислужница ада - была такой же вершительницей судеб. Обворожительная и несгибаемая даже в её положении у ног Мессира.
  Как бы она смотрелась на моём месте? Невольно я подаюсь назад, отступая лишь на шаг, чтобы развернуться полностью и посмотреть в лицо говорившей о той первой Королеве Марго, возможной виновнице последующего состояния того, кто каждый год тратит на поиски очередной Маргариты. Это были печальные слова, с которыми хотелось остановить эту каждодневную попытку Воланда найти "ту самую".
  - Я буду рада познакомиться с той, кто начала эту традицию.
  И только когда я хотела ответить благодарностью на предложение Геллы, как массивные двери в помещение открылись и внутрь вошли Бегемот с Фаготом, и в руках у каждого было по маленькой подушке, на каждой из которых красотой и блеском манили туфли и венец. Они были немногословны в своих речах, понимая, что будут лишь тревожить наши приготовления к Весеннему балу полнолуния, или балу ста королей. Бегемот, впрочем, не устоял в силу своего характера, промурлыкав парочку комплиментов в то время, пока ластился подле ног и хвостом оглаживал икры моих ног. Но как только он был выгнан вампиршей, я лишь усмехнулась, рассматривая теперь то, что должно покоиться на моих ногах и голове. И это было... волнительно.
  - Вы будете мне согласны помочь?- пальцы прошлись по туфлям, стоявшим на пьедестале, удивилась, что материал не был похож даже на шёлк.- Тогда,- не переставая притрагиваться к золотой застёжке прекрасной работы обуви,- Будьте рядом со мной хотя бы в начале Бала.
  Сказав это, я сама себе и не поверила, чего пожелала от этой дамы. Рыжая бестия была готова в любое мгновение моего появления в этой нехорошей квартире убить и не моргнуть глазом, а я... с замершим дыханием я замерла, чтобы не упустить любую из её реакций, готовая на смерть или согласие.
[nick]Margarita[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/BEQz9.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/a8Sgf.png
Я за Вами, мессир, хоть куда - да куда позовёте!
На Луну, на Голгофу и вниз, на трамвайные рельсы.
Стану ведьмой нагой в полуночном, безумном полете;
на балу до утра протанцую в венце королевском.
[/sign][lz]Как жесток мой путь земной,
Как будто кружит черный рок
Над головой.
Льет фонарь свой желтый свет,
Я собрала свою печаль в один букет.[/lz]

+1

11

[indent]Я чувствую её восхищение всем своим мёртвым существом. Она восхищается. Смела, но никакой смелостью не измерить то, что ждёт на Балу человека. Живого человека. Когда я пришла на Бал впервые, я уже была мертва и бояться мне было нечего. Что же чувствует та, которая дышала ещё несколько часов назад и жила обычной жизнью - мне неведомо. И острая шпилька любопытства задевает моё хладнокровие. Я хочу знать её чувства и мысли. Чтобы она доверилась мне раньше, чем Мессир спросит её о желании. Единственном шансе в единственную ночь править миром. Она может пожелать чтобы кто-то умер или родился, растерзать злейшего врага или приворожить свою любовь. Она никогда не пожелает стать спутницей Воланда. Потому что она порочная, но живая. И все её чувства и мысли далеки от того, чем живёт Князь Тьмы. Они все боятся пойти к нему навстречу. Только совершенное тянется к совершенному. А королева бала обыкновенно уже не совершенный свет, но ей никогда не стать равной тьмой. Замкнутый круг выбора, поиска, встреч и прощаний. Кто сказал, что свет не жесток? Сказав мне подобное, вы услышите издевательский смех.
Но он гаснет, на губах скользит улыбка, затаённая улыбка Тьмы. И клыки ничуть не портят меня, я знаю это. Она не может не смотреть на меня. Я сделала всё, чтобы стать её единственной нитью с реальностью. Я смотрю в глаза и вижу желанное: Марго может потерять голову от Воланда, но никогда она не спросит всё что вздумается. За этим придёт ко мне. Она умна, хороша собой, уже поддавшаяся тьме.
[indent]Мессир не знал или не хотел знать, что я порой являюсь его королевам во снах, навещаю их дома или могилы, если ведьмы всё же сходят в мир иной, чтобы ему служить. Я знаю, что стою выше каждой из них. Без капли подлинно-королевской крови я стою выше любой, потому что не боюсь кануть во тьме. Я - часть тьмы, моё сердце любит и подчиняется её Князю.
Я явлюсь и к ней, потому что знаю её мысли, чувства и желания. Она отважна, смела, и она любит. И эта любовь не даст ей шагнуть туда, где начинается Тьма без возврата. Будь на её месте юная девушка, чьё сердце свободно от уз любви, Воланд мог бы преуспеть, но на поиски королевы уходит слишком много времени. Я не желаю Мессиру разочарования, но и ничего другого без меня подле него я ему тоже не желаю. Лучше скитаться с ним из страны в страну, жить от бала до бала, но не делить его хладную нежность с другой. Не той что ушла и пришла, а с той, что останется. Потому что вместе с ней разорвётся круг. И не будет ничто прежним. Я хочу, чтобы он правил миром, но ищу другую плату за это. Потому что ни одна из них не наделена моим смирением.
[indent]Ложь, я чувствую её. Рада? Нет. Ты будешь бояться, не понимать, отталкивать. Они мёртвые и грешные. Для тебя ещё слишком грязные. Ты не захочешь убивать и купаться в крови. Ты посмотришь на Фриду и не захочешь кончить как она. Тебе будет противно выглядеть столь жалко, королева. И ты её не пожалеешь. Так делали все до тебя. Напуганные Маргариты в ужасе отталкивают убийцу и просят для себя. Ведь за исполнением своих желаний они приходят. На что им чужие исповеди? Ты другая, но при встрече с ней станешь такой же. Уж я-то знаю...
[indent]Мне не приходится отвечать на эту ложь такой же ложью. Мы с достоинством встречаем Фагота и Бегемота. Я слежу за шутом, чтобы не оттоптал подол моего праздничного наряда когтистыми лапами. И позволяю им занять своё место подле Королевы.
К моему изумлению, она ищет меня глазами, даже когда эти двое ею заняты. Её ничто более не восхищает, только тревожит. Потому что рядом нет меня? Тонкие чёрные брови изгибаются, пусть едва-едва. Королева в замешательстве? Словно ей не дали договорить нечто важное.
Но ведьма на то и ведьма, чтобы не знать стыда, страха и быть запертой правилами. Не взирая на присутствие Коровьева и Бегемота она говорит. Говорит, не думаю о том, как она звучит. Не по-королевски, не достойно. Но звучит искренне. Таких чувств мне не доводилось слышать прежде. И выражение хладнокровного изумления не сходит с моего лица. Это не выглядит глупо и наивно, неожиданно. Но ей действительно удалось вызвать у меня сомнения. Она - другая. И нас ещё ждут на этом балу сюрпризы. Мы переглядываемся с Фаготом, прежде чем я делаю шаг, чтобы предстать перед королевой.
- Свита сопровождается Мессира и его Королеву всегда, во время всего Бала, - не к месту влез Бегемот. Он не привык, чтобы его не замечали так долго. Несносное создание! Но это даёт мне время безупречно, обнажив клыки, улыбнуться, и со смиренным искушением продолжить наш, прерванный этой парочкой, разговор.
- Ваше желание - закон, Королева.
- Но не злоупотребляйте ими, - Регент безупречен. Я знаю, что он скажет сейчас и сколь эффектно это будет звучать. - Настоящее желание у вас всего одно, королева. Единственное. Помните это.
[indent]Мы ступаем в зал, залитый светом. Я снова уступаю место Фаготу, сама иду поодаль, но я рядом. Как она и просила. Ошибок быть не может: воля Мессира захватывает королеву и любая делает всё идеально, ритуал повторяется веками.
- Вам придётся очень трудно, но такова цена, которую Вы согласились платить, - напомнила я ей, когда подушка с пуделем лежала у её ног.
Прибывают первые гости. Если Марго действительно королева, то она встретит их по-королевски. Фагот предупреждал её, что все гости  перед ней равны, всем она рада. И никто не получит более другого королевской милости. Таковы правила. Мне остаётся смотреть на неё лишь чуть искоса, на профиль, гордый и прекрасный, потому что моё место не подле, а Мессира всё ещё нет, чтобы я могла видеть его, жалеть, восхищаться, желать той минуты, когда он примет из рук Фагота королеву. И думать, что пережила бы худшую в мире казнь, чтобы однажды также быть в его руках, видеть его восхищение. От бала к балу мысли мои не меняются.
Она, быть может, не самая красивая, но в ней то, что мало встретишь в нынешнее время. Ум, стать, отвага. Она его пленит. Но что будет потом? Чувство опасности не покидает меня. Будет то, что никто из нас предсказать не в силах.
[indent]Я сама в это не верю, но в перерыве между партиями гостей, Фагот толкает меня к Донне.
- Будь рядом. Ты дала ей это слово, - и я становлюсь за её плечом. Расстояние меньше вытянутой руки разделяет нас. И при малейшем желании я могу коснуться её. И ей станет легче, тело перестанет так мучительно болеть. Хочу ли я сделать для неё это?
[NIC]Hella[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/AVA][STA]рыжая[/STA] [sign]~[/sign]

Отредактировано Constance Mozart (02-09-2019 18:27:13)

0

12

Комната пуста, и горят уста от пепла.
Пепельной золы узы тяжелы,
А моя душа, горечью дыша, ослепла.

- Королева в восхищении! Мы в восхищении! Королева...
Кот Бегемот словно заводная игрушка не мог умолкнуть о величии будущего приёма и своей скромной персоне, что сей бал подготовил. "По высшему разряду!" - кричало его усатое Эго, пока всей свитой я была сопровождена через залы к своему постаменту. А я... мне едва хватало сил не упасть от страха, ибо красота увиденного не могла перекрыть мысли о том, с кем мне придётся иметь дело.
- Не теряйтесь и ничего не бойтесь...
Слова Воланда едва ли не у самого левого уха прошлись дуновением ветерка. Всё тело покрылось мурашками и хотелось сжаться и обхватить руками себя Но все словно следили за каждым моим действием, помогая мне то поданной рукой, то простым напутственным словом, то советом. И вперёд. Дальше. Идти. Не останавливаясь. Не оборачиваясь. Шею ломило от тяжести цепи с украшением, а голова начинала гудеть от королевского венца. Но нет, ни слова от меня не должно будет слететь ха эту ночь. Ни одного. Ни слова, ни стона, ни слезы. Мессир выбрав меня королевой бала королей и требовал в ответ такого же королевского шага.
Терпи. И тебе воздастся за боль... Только вот Богу молиться о силе своей и терпении не стоит. Здесь он вряд ли услышал бы мою душу, что едва держалась в теле. Так что, встав на тюльпаны, что покрывали место, предназначенное для королевы, дабы встречать гостей, я стала изображать из себя статую, поставив на подушку ногу. И началась вереница лиц, имён и талантов каждого, кто появлялся в швейцарской и поднимался по лестнице, дабы запечатлеть своё почтение королеве Марго поцелуем в руку либо же в колено.
Никому никакого преимущества, королева Марго. Никому... Как же, этого и не стоило говорить. Слишком трудно. Слишком.
И если б не постоянное монотонное выкрикивание Фагота и Бегемота о восхищении Королевы, и не помощь Геллы в поддержании моего внешнего вида - я бы умерла от усталости, что стала нарастать во мне вместе с потоком гостей. Графы, маркизы, князья, императоры, господа...
- Королева, потерпите ещё, вот маркиза, что отравила отца...
Моя улыбка словно была приклеена к лицу, что застыло камнем. Моя рука как у неживого существа поднималась и опускалась бездумно. Моё колено распухло и болело словно его били палкой, если бы не спасительная губка с прохладной душистой водой, что умелой рукой вампирши спасал моё положение. И сколько так продолжалось - не понять и не объяснить, пока перед глазами не замелькали разноцветные огни, а я не стала валиться назад.
- Гелла?- сухие губы едва можно было разлепить, что даже попытка сглотнуть была похожа на глотание песка. И тихий спокойный шёпот.- Сколько это может ещё продолжиться?- даже не смотря на старания, мне хотелось уйти с этих уже ненавистных тюльпанов, скинуть корону и цепь, что кровавыми следами обозначили мою участь за свои желания. Стоны мои были безмолвны, а огонь в груди разгорался невероятным пламенем агонии. Лишь прохладные пальцы на плече, что по правую руку давали мне спасение. И как бы это не было странно для меня, но этот ангел смерти давал мне сил. И моя голова по-королевски держалась чуть приподнято, а рука изящным жестом вновь поднималась в ответ на поклоны и слова восхищения и поклонения.
Чёрная королева, Королева Марго. Смотрите, Мессир, и будьте довольны своей королевой Бала. Гордитесь и не забывайте, что вы мне обещали. И тут мою руку едва ли не дёрнули вперёд, заставив очнуться от мыслей и посмотреть на виновника сего действия. Фагот уже тихо шептал мне о платке и несчастье приблизившейся, отчего мне стало только не по себе от зарождавшегося чувства жалости. В её глаза в это время, назойливые и беспокойные, что проливались слезами каждый день и час, заставляли смотреть и не отводить взгляда. Они смотрели на меня умоляюще и призывно, отчего стало как-то даже не по себе, и я только едва повернула голову в сторону Геллы с вопросом о местонахождении того, кто сотворил всё это с ней. И лишь Бегемот, влезший со своими пятью копейками, заставил меня вспыхнуть как свечка, заставив оттаскать шерстяную сволочь за ухо за несносное поведение.
[nick]Margarita[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/BEQz9.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/a8Sgf.png
Я за Вами, мессир, хоть куда - да куда позовёте!
На Луну, на Голгофу и вниз, на трамвайные рельсы.
Стану ведьмой нагой в полуночном, безумном полете;
на балу до утра протанцую в венце королевском.
[/sign][lz]Маргарита
Мастер и Маргарита

Как жесток мой путь земной,
Как будто кружит черный рок
Над головой.
Льет фонарь свой желтый свет,
Я собрала свою печаль в один букет.
[/lz]

+1

13

Есть у людей – право на счастье.
Пусть новый день вместо ненастья
Всем принесёт мир и согласье!
Хотя бы только нам…

[indent]И куда делось наслаждение мести, которое я взращивала в себе с самого её появления? Но это была и не жалость. Мне никогда не было жаль женщин, продавших душу Мессиру за свои жалкие человеческие желания и страсти. Они желали изменить мир только для себя. Смешные, эгоистичные. В них и души-то не было с самого начала, если они желали такого мелочного счастья.
Обычно я с видимым для Фагота и Азазелло наблюдаю за пытками - оба любят зрителей. Но сейчас мне просто хочется чтобы всё кончилось скорее. Чтобы очередную королеву, посмевшую задеть во мне что-то там, где полагается быть душе, убрали с глаз долой. Но ритуал ещё не пройден до конца.
Эта традиция самая кровавая, поистине заслуживающая своего места финала. В ней вся суть торжества тьмы над светом. Никто не сомневается, что и нынче всё пройдёт блестяще. Да, Мессиру непросто признавать, что очередная Маргарита его покинет, но в том и есть горький привкус извечной победы. Милосердие, даже будь оно неожиданно и коварно, может пробиться далеко не во все души. И самая чистая королева бала окончательно падает вместе с решением исполнить своё желание. Так было всегда.
- Ещё немного, королева. Скоро вы сможете отдаться празднеству вместе с гостями, - обещаю я ей. Обязательно. Непременно она будет танцевать с Мессиром самый тёмный танец страсти, какой только доступен воображению тёмных сил. Дрожь предвкушения пробегает по всему телу. Да, он будет танцевать не со мной, и всё же. Какое-то особенное наслаждение приносит знание того, что ни одна женщина, познавшая его тёмную страсть, больше не будет принадлежать сердцем тому, за которого будет просить. Или не сможет больше найти такого же плена, если желание её заключается не в любви, а в славе или деньгах. Ещё ни одной королеве бала не удалось забыть его короля. И это мучение - моё утешение. Уходя, они страдают, а я остаюсь рядом с ним.
[indent]Толпа редеет. Наконец неиссякаемый поток сужается, видны последние гости. Я знаю, что они стремятся держаться подальше от той, которая больше напоминает досадную затяжку на лучшем платье, чем достойную часть торжества. Но мы, как свита, знаем, что она наша настоящая жемчужина. Но прежде чем несчастная пробьётся через благородную толпу, Фагот успевает увести Маргариту прочь. Танцевать.
Мгла оживет,
Захватит разум.
Забудь про страх
И отдайся мечтам.

[indent]Когда регент прижимает меня к себе до предсказуемости привычным движением и настойчиво заставляет смотреть мимо главной пары, в душе моей снова плещется ненависть. Мне никогда не стоять на месте королевы.Не чувствовать обаятельный и нежный холод, волнами сбегающую по телу страсть. Нет, это не моя участь, которую я бы предпочла любой другой. Ревности огонь снова разгорелся в моей груди и я ненавидела себя за это. Я ненавидела её и его. И этот вечный танец, который будет меня разделять с моим богом. Холодным взглядом, словно стрелами, хочется пронзить Маргариту. Я ведь не питаю к ней ни нежности, ни жалости. Я хочу лишь её страданий.
- Вина, - сухо бросаю я Фаготу, надеясь занять его руки не собой. - Я бы выпила вина.- мы с ним идём по залу, не мешая гостям. Останавливаемся, созерцая танец с того места, где прежде пила вино королева. - ...Кровь давно ушла в землю, и там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья, - задумчиво повторяю я слова, сказанные прежде Марго. Регент благосклонно кивает мне, соглашается. Наша беседа прерывается внезапно.
- Это Фрида, она снова среди гостей, - замечаю я в столь привычной манере, предвкушая блистательный финал. До низложения небесной короны остались считанные мгновения. И вот мы уже стоим за спиной Донны снова. И слышен плачуще-просительный вопль проклятой Фриды.
[nick]Hella[/nick][status]рыжая[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2z9ZB.png[/icon][sign]~[/sign]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Каждой принцессе положен палач ["Мастер и Маргарита"]