faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Кабинет Р Первого — единственное место второго этажа, где стены молчали. Они казались страшно уродливыми, не имея на себе ни единой надписи. Это место было изгоем среди прочих других. Даже в кабинетах на партах, стенах, в самых различных закутках, можно было найти свежие надписи, которые, в отличие от стен коридора и комнат, тщательно подтирали невидимые уборщицы, а может и сами учителя, которые сильно раздражались завидев подобного рода деятельность. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Холод на границах королевств [the Witcher]


Холод на границах королевств [the Witcher]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

ХОЛОД НА ГРАНИЦАХ КОРОЛЕВСТВ
то не сильных спор, и не слабых месть
добро со злом сойдутся здесь

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2yJcf.jpg http://funkyimg.com/i/2yJcg.jpg http://funkyimg.com/i/2yJch.jpg

Холод на границах королевств,
Долго не помогут ложь и лесть.
Жребий наш и тяжек, и жесток,
Как железный сей престол.
То не сильных спор,
И не слабых месть -
Добро со злом сойдутся здесь.

Мельница

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Triss Merigold, Vernon Roche, Iorveth

середина ноября, 1273 год, Новиград и близлежащее

АННОТАЦИЯ

Новиград, увы, остался стоять там, где и был. Путешествия Геральта, Иорвета и Трисс в подземелья оказалось весьма занимательным и на удивление спокойным. Казна Храмовой Стражи была обчищена, подземелия от тварей избавлены, Крысиный Король спокойно себе стал властвовать в подземельях под Новиградом.
Сильнее на пятки наступала зима, и на дорогах уже встречались перемёты, но на лошодях вполне себе можно было добраться.
Цирилла исчезла из дома Трисс, не оставив и следа, и Геральт, как и всегда, отправился за ней, убедив Трисс остаться в тылу, в Новиграде - в зимнюю бурю он не мог взять её с собой.
Но ошибется тот, кто решит, что чародейке одной было скучно...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Triss Merigold (26-10-2017 22:05:06)

+3

2

Дороги забытые, дороги разбитые,
Ложатся под стук копыт,
И сердце спешит...

Мельница - Волкодав


     Трисс свернула письмо и положила в конверт. Сжав плотную бумагу в ладонях, чародейка ощутила, что краешки конверта ещё мокрые от валящего напропалую снега.
— Щука! - позвала она своего помощника и, считай, домового, — подбрось ещё, холодно, - попросила Меригольд, указывая подбородком на камин. Мужчина, шаркая ногами, добрался до стула, на котором, поджав под себя ноги, сидела Трисс в толстом одеяле, накрывшись едва ли не с головой (конверт она тоже утащила в тепло шерстяных складок), усмехнулся и, нагнувшись, бросил в огонь два полена.
— По что гонять честного человека, коли сама магичка, - как и обычно, в сторону, заметил Щука, не поднимая на хозяйку взгляда.
— Магия не для того, чтобы мебель двигать, - прокомментировала Трисс. Щука только ещё раз ухмыльнулся и пошёл прочь, крепче натягивая на грудь дублет с подбивкой из овечьей шерсти.
Трисс ещё раз достала из одеяла конверт, раскрыла и вытащила бумагу: нет, ошибки нет, вот здесь, внизу коротко написано "V.R". С такими инициалами среди её знакомых есть только один человек, и ему такого рода встреча действительно могла бы понадобиться. Скорее всего, он ищет Геральта, но где теперь ведьмак - одной Мелитэле известно.
Трисс вздохнула и спрятала нос в складку одеяла. Нет, она не сомневалась в том, пойдет ли на встречу, не об этом она думала, в памяти чародейка воскрешала предпоследнюю встречу с Роше и Геральтом у Лок Муинне, потом ту, что была в Каэр Морхене не так давно.
С этим человеком, с Верноном, у неё ассоциировался... камень. Как бы странно это ни было, Вернон ей казался камнем, который летит вниз, в ущелье, сорвавшись с края. И чем дольше он летит, тем больше набирает скорость, тем сильнее норовит разбиться.
И ей хотелось бы помочь, да что она могла сделать? Сейчас, когда Темерии на карте не существует, когда тот король, которому она предпочла служить правдой и честью, убит, когда его двор бежал или убит и даже честно заработанный на кровные дом в Вызиме продан с молотка - руки сами собой опускались.

     Она думала, он давно погиб или убит. Она всякий раз удивлялась, что Роше, вопреки всем законом бытия, умудряется выживать, будто судьба с легкой руки отсыпала ему немного бессмертия, дескать, на, мучайся, лепи свои замки из пепла.
Трисс вспомнила, какой была Вызима в рассвет правления Фольтеста... Впрочем, это сейчас было совсем ни к чему.
Сдвинув всю свою конструкцию из толстого одеяла, чародейка нащупала свои меховые полусапожки и спешно в них влезла.
— Щука! Щука! Ну хватит спать, замерзнешь, - она продефелировала до своего помощника и потрясла за плечо.
— Собери мне с собой еды, на пару дней. Надень на Гертруду теплую попону и хорошо покорми.
— Что, следом за ведьмаком что ли? - лениво поинтересовался Щука, поднимаясь с насиженного места и спускаясь на первый этаж, туда, где была кухня.
— Нет, - вздохнула Трисс, с усилием отгоняя от себя мысли о Геральте, — не за ним.

     Снег валил крупными хлопьями уже пятый день подряд, Гертруда фырчала, мотая головой, когда снежинки попадали на ресницы или нос. Зима нравилась Трисс, хотя бы и потому, что зимой было проще прятаться. Хорошая меховая накидка до самых локтей сохраняла тепло чародейки, укрывая до самого горла - в том числе, скрывая старые шрамы. Белые хлопья путались в темной меховой накидке, а вот волосы не трогали, оказавшись уже далеко за городом, Трисс могла снять темный капюшон и не прятаться от возможного преследования.
Впрочем, зимой Храмового Огня не стоило так сильно бояться, как казалось Трисс, ведь жизнь зимой здесь замирает, и даже плохой хозяин в такую погоду не выгонит собаку на улицу. Да, самое время для тайных встреч.

     Встреча была назначена у Вдовьего Грота юго-западнее Новиграда. Трисс в душе не знала, где этот грот находится, потому предпочла отправиться на Гертруде по той карте, что схематично нарисовал ей Щука.
Щука рисовать не умел, и Трисс оставалось только надеяться на то, что Роше отыщет её по следам, и она не наткнется на бандитов. И было бы замечательно воспользоваться телепортом, но аппарировать туда-не-знаю-куда не могла даже Йен.

     Трисс сверилась с картой и огляделась по сторонам, опасаясь далекого воя волков. Впереди, кажется, виднелась синева чуть тронутой льдом воды, но дорога здесь кончалась и шла вбок, не намеренная идти прямиком туда, куда Трисс, судя по рисунку, было нужно. Меригольд сдула со лба надоевшую прядь волос и размяла шею. Если сейчас на неё вылетят бандиты или волки, придется отбиваться, а отбиваться голодной - негоже. Повернувшись в седле, Меригольд перегнулась и стала копаться в поклаже, Гертруда нервно танцевала на месте.
— Тише, тише, девочка моя... - приговаривала чародейка, - ах, Щука, проказник, - она тепло улыбнулась, доставая в пергаменте большой кусок сыра. — Я ведь сказала спрятать его до Белтайна... - она все ещё улыбалась, глядя на свой самый любимый перекус, — ну, не пропадать же ему, - не долго печалясь, Меригольд увлеклась обедом, продолжая изучать карту из щукиных каракулей.
Меж тем смеркалось.
~

+2

3

«Человек идет.
Вокруг происходит ночь.
Самая длинная ночь в году.
Ветер шарф с него рвет, словно силится уволочь,
человек скользит по снегу и льду.


Человек идет. У него на плечах висят
сорок демонов прошлых жизней,
пройденных дней.
они шепчут, что не отпустят, еще вкусят
его теплой крови и плоти, его костей».

   Период, тянущийся с того самого момента, как Лето убил короля Фольтеста, уже давно перестал казаться кошмарным сном и перетек в статус кошмарной реальности, с которой необходимо бороться или хотя бы частично уживаться. Не сон. К сожалению, нет. А было бы здорово однажды открыть глаза и понять, что Темерия и ее правитель на своих местах, Синие Полоски заняты тренировками, готовые в любую минуту сорваться с места в карьер за своим командиром: белок ли резать, Иорвета гонять, готовить ли ловушки другим разбойникам или вляпываться в очередное политическое дерьмо - не имеет значения. Вернон бы проснулся и с огромным облегчением смыл бы с лица затянувшийся страшный сон, где все, что у него есть, накрылось большим медным тазом.
   Роше здорово облажался. Не только он, конечно, но основные последствия упали именно на его плечи, если не считать того, что трон в Вызиме теперь просиживал чокнутый Радовид, наслаждающийся видами горящих колдунов и нелюдей, невиновных и несправедливо осужденных. Из-за их, Дийкстры, Талера и Роше, ошибки страдали простые люди. Потому, что им не удалось остановить сумасшедшего короля. Потому, что благодаря их промаху он смог победоносно завершить войну и получить просто огромную власть. И теперь Радовид не нуждался в помощи Вернона и его людей. Ныне он желал вырезать их всех подчистую, а самого командира, пожалуй, пытать до тех пор, пока он не сдохнет или не расскажет, где прячет Анаис де Лавалетт. Радовид ничего не забывает. Особенно с потрохами верным Фольтесту шпионам. Особенно, если они прокатили его в самый последний момент, лишив законной и быстрой возможности прибрать Темерию к рукам. Этот ушлепок помнил все, и поэтому теперь положение Вернона стремительно двигалось к отметке "смертельно хуево, Роше, надо срочно что-то решать!". Примерно это говорили и взгляды его солдат. Даже Бьянка, хоть и пыталась оставаться уверенной и бойкой, не знала, что их ждет. За них всех знать это должен был Вернон, и те ответы, которые он имел при себе на данный момент, не понравились бы никому. Только Анаис, не ведая об истинном положении вещей, встречала его с легкой улыбкой и протянутыми руками, не спрашивая ни о чем. Просто радуясь тому, что мужчина вернулся с очередной вылазки живым. Жаль ее, повзрослевшую слишком рано. Но что Вернон мог сделать? Такая у них сейчас жизнь.
   Он и сам чертовски устал. Устал терять людей, шансы, недосыпать, проигрывать и вести практически безнадежную сейчас войну. Но зато Иорвета понимать стал лучше. Ненавидел себя за это, конечно, но иногда позволял щепотку сочувствия белке, пока не начинал думать, что похожи они стали еще сильнее, чем раньше. Это злило. Отчасти придавало и сил, но больше приводило в бешенство.
   Роше все чаще начинало казаться, что эта зима его доканает. И если бы Трисс поведала ему о том, как считает его летящим в пропасть камнем, он бы высказал свое желание приземлиться на голову Радовида. Потом, конечно, добавил бы, что хрен разобьется и что не такое переживал, но допустит усталую мысль: "Да, неплохо было бы уже разбиться. После того, как появится гарантия, что Анаис будет в безопасности, Радовид - в могиле, а Талер, Наталис и, хрен бы с ним, Дийкстра с готовностью примут регенство". Вот тогда можно и разбиваться. До тех пор же - лететь, лететь и еще раз лететь.
   В идеале: еще и не слечь с простудой, потому что противное жжение в носоглотке хорошего не сулит, а воевать с кашлем и соплями по колено - последнее дело. Роше кутается понадежнее в шарф и думает о действенной профилактике крепким горячительным. Роше думает, что этот гребаный снег только выпал, а уже надоел. Уже мешает. Уже выдает, сволочь, каждый след, каждый шаг объявляет треском, а мороз выделяет паром каждый выдох. Настроение у Вернона настолько скверное, что позволяет себе мысленно прокостерить весь мир, который решил выйти на него войной, и подумать, что если Трисс и Геральт ему не помогут, то получится тотальная жопа.
   А лес хорош тем, что звуки разносит далеко. До ушей мужчины доходит тихое лошадиное ржание и женский голос. Наконец-то, думает. От волнения аж внутренности противно схватывает, но он быстро берет себя в руки. Каким бы важным ни был вопрос, Роше уже давно не мальчик, чтобы позволять себе такого рода слабости.
   Проходит время, а Трисс, которая уже должна была доехать сюда, так и не показывается, хотя Роше отчетливо слышит, как переступает с ноги на ногу и фырчит ее лошадь. Что встали-то?
  Следуя привычке, бывший командир Синих Полосок идет к дороге тихо, стараясь держаться за деревьями, но убедившись, что тупит на дороге именно нужная ему чародейка, прятать себя перестает: больше никого не слышно да и доверять рыжей можно. Иначе бы Роше не рассчитывал бы на нее так сильно. Но черт бы побрал этих странных женщин! Дома пожрать, что ли, не могла?
- Меригольд! - воскликнул он не очень громко, но хмуро, вскинув руки в какого-хрена-жесте, когда увидел, чем девушка обязана своей задержкой. - Знаешь, я бы как-нибудь пережил, если бы ты пришла на встречу вовремя и захомячила свой хренов сыр во время разговора, раз уж из голодного края сбежала. Я же человеческим языком сказал, что дело срочное!
   Вернон зол. Не на столько на Трисс, сколько по умолчанию. Последние недели его жизни можно коротко ознаменовать словом "нервотрепка" или, например, "бессилие", поэтому Роше злился даже в те часы, когда пытался поспать. В этой злости сейчас он сам, отчаявшийся, проигрывающий. Почти достигший дна пропасти.

+2

4

     Трисс подспудно дернулась, роняя и ловя на уровне груди кусочек сыра. Вернон, мать... Зачем же так пугать, в горле аж все комом! Трисс кашлянула, спешно одной рукой пряча свой обед в сумку и для верности кашляя ещё разок, чтобы крошки не попали в легкие.
Женщина точного возраста Роше не знала, но ей казалось, что ему около сорока, что он намного старше чародейки. По крайней мере его довлеющая злость, ярость явно были старше Меригольд на несколько сотен лет, может тысяч. Тот самый камень: теперь, за свою скромную выходку, он норовил упасть на голову ей (хоть она не имела лысины, не носила корону и не имела детских травм от общения с Пусей).

     Что ж, вот и Роше. В бессменном шапероне (Трисс вспомнила шутку Дийкстры про то, что у него там гнездо с птенчиками, потому он никогда его не снимает), в "так себе" зимней одежде и с вагоном злобы. Но первому, старому ощущению страха перед темерцем Трисс не поддалась. Ей вспомнился Флотзам и "так себе" шуточки Роше, буксировавшего её на плече до портового городка. Тогда сильно кружилась голова, внутри будто все кипело.. Сколько времени утекло с тех пор? Вернон, очевидно, укрепился в своем бессилии и, как следствие, злобе, а она, Меригольд, в необходимости стоять за себя. Ну и побольше практиковаться в магии.

     — Не ори на меня, Роше, - спокойным тоном сказала Трисс, уже спустившись с Гертруды и приняв стойку по букве "Ф". — Я была в пути целый день и, к тому же, боялась заблудиться, - она повела рукой, указывая на одинаковый лес и медленно растущие сугробы. И всё же она была рада его видеть, рада была тому, что следом за Роше тянулись старые воспоминания, ощущения присутствия тех, кого рядом точно быть уже не могло.
Чародейка искоса посмотрела на Вернона, тонким женским взглядом подмечая пару новых морщин и более явные синяки под глазами, более впалые щеки. Как бы это ни было скандально, но в голове всплыл образ Иорвета, на которого она, в противовес Вернону, наткнулась случайно и в дикое пекло. Беличий командир тогда выглядел тоже не лучшим образом, но желание ему помочь на первых порах обернулась для чародейки только головной болью и уймой потраченной магической силы. Но Вернон не поднял бы на неё руку, она была уверена - не хотел же он потом объясняться с Ведьмаком?
— Образ жизни Иорвета не идет тебе на пользу. Я думала, ты будешь с Бьянкой, - бросила она и отошла на несколько шагов, становясь к Вернону боком. Платье поистрепалось, золотая цепь с темерскими лилиями утратила прежний блеск. Во что ты превратился, Вернон? Тоже жрешь корешки?
Трисс сняла удлиненные перчатки и подняла руки вверх, тревожа красивый темный мех своей накидки. Ладони засветились оранжевым и с гудящим звуком над Верноном и Трисс встал магический купол, кое-где отливающий алым. Внутри сразу стало тепло, снег на земле стал таять и из земли полезли ростки свежей травы. Потом купол исчез, оставаясь лишь как тонкая пленка на воздухе, но точный ровный круг черной земли остался прежним.
— Теперь нас никто не видит и не слышит, - "и тут тепло", добавила про себя Меригольд, — если ты хотел узнать, где Геральт, то мы оба напрасно проделали этот путь, - Трисс покачала головой, - он приехал с Цири ко мне несколько недель назад в Новиград, но потом Цири исчезла и Геральт отправился искать её. Где он теперь - я не знаю, - Трисс пожала плечами, думая о том, что, наверное, глупо считать, что Роше вытащил её черти куда только ради того, чтобы осведомиться, отросла ли борода у Геральта или нет.
Из подсознания, меж тем, настойчивым вредным голоском проклюнулась картина встречи с Дийкстрой, когда бывший шпион сообщил, что пора бы ей, рыжей, заплатить по счетам и порешить Радовида (ценой собственной жизни, строго говоря, и Дийкстра этого не скрывал), но Геральт, которого Трисс взяла с собой на эту встречу в качестве моральной поддержки, был разительно против её, Меригольд, участия в делах толстяка. И Трисс была с ним согласна, но... Слишком сильно она желала смерти ненормальному владыке Редании, слишком больно ей было вспоминать тех, кого она не успела вовремя вывести из Новиграда.
Рыжая искоса бросила взгляд на Роше. А что, если...?
~

+2

5

- Вот еще выродка этого вспоминать не хватало, - моментально огрызнулся Роше. Любой дерьмовый день может стать еще дерьмовее, если в присутствии Вернона упомянуть про Иорвета. А если еще и назвать их похожими, то точно жди беды. Сравнивать себя со своим верным врагом мог только сам командир Синих Полосок. И то мысленно. Меригольд, очевидно, слишком хорошо поморозило и растрясло в пути, раз она столь бесстрашно затрагивала подобные темы. С другой стороны, они с ней никогда хорошо и не знались, чтобы та была в курсе: вот с Геральтом - да. Роше вообще ведьмака считал названным братом, а его женщину... Ну, это его женщина. Никуда от нее не деться. Тем более, что Трисс не самый худший вариант. С Йен бы темерец точно не ужился. Меригольд, по крайней мере, располагала к сотрудничеству (считай, дружбе) и не создавала впечатление человека, который прокатит тебя в первый же удобный момент. - У Бьянки сейчас другие дела.
   И все-таки чародейки - забавный народ. Только они могут колдовать скрывающее заклятие, при этом оставляя от него жирный след на земле. Никто не заметит, конечно, после проходя мимо этого места, как в кругу немного не хватает снега. Но уводить Меригольд в лес, как изначально планировалось, было уже бесполезно: след потянется за ними в любом случае, а это даже не отпечатки сапог на снегу. Но стоило поблагодарить чародейку за то, что они теперь хотя бы не мерзнут. Делать этого Вернон, конечно, не стал и даже не подобрел, потому как прекрасно видел, о чем думает Трисс, глядя на него. Видел эту жалость, от которой становилось совсем уж тошно. Так тошно, что вести насчет Геральта не смогли переплюнуть степень этой паршивости. Оно, может, и к лучшему. Нервы у Вернона все-таки не железные.
   Роше сжал губы, коротко выдохнув через нос, и нахмурился пуще прежнего. Помолчал немного, задумчиво разглядывая чародейку. Без всякой цели, в общем-то. Просто требовалось несколько секунд, чтобы взять под контроль вспышку досадной ярости: ну как так?!
   - Что ж, ничего не меняется, - произнес мужчина, и в его смешке можно было разглядеть тень доброй улыбки. Уж за что он Геральта обожал и был готов бить ногами одновременно, так это за умение найти приключения на свою задницу и благополучно из них выбраться. Ведьмак смог спасти свою дочь от Дикой Охоты, Цири встретилась с Белым Хладом и осталась жива. Они выберутся. Снова найдут друг друга и вернутся к друзьям. Роше не сомневался. - Но я не только за этим позвал тебя сюда.
   Он сложил руки на груди, но почти тут же потер шею. Выдал, как всегда привык, прямо, потому что с Меригольд не было нужды вилять и недоговаривать. Он ей ничего плохого не сделал и претензий к ней не имел, она на него, вроде бы, зла не держит тоже, а вот к Радовиду у них обоих кое-какие счеты имеются. Более того, Трисс не дура, чтобы надеяться, будто выдав королю Роше она как-то поможет себе самой. А еще она наверняка понимает, как тяжело будет укрыться от темерского разведчика, если что-то пойдет не так. Но почему-то думать о последнем не хотелось: у Роше осталось очень мало друзей, и если возникнет нужда следить даже за ними... Тем не менее, в нынешнем положении он уже не мог не держать ухо востро. Начинало попахивать откровенной паранойей. Это у Роше-то, который уже давно в игре "Подосри ближнему своему" достиг небывалых высот и, казалось бы, ко всему привык.
- Мне нужна твоя помощь. Ты мастерица устраивать побеги неугодных Радовиду, - мужчина грубо пожал плечами. - Сможешь организовать еще один? Необходимо увезти Анаис подальше и позаботиться о том, чтобы с ней все было хорошо до тех пор, пока я не заберу ее назад. Этот коронованый ублюдок хорошо за меня взялся после того, как нильфы потерпели поражение в войне. Чтобы полностью завладеть этими землями, нужно только выкосить партизан, чем он увлеченно теперь и занят. А еще он в курсе, что у меня дочь Фольтеста. Сама понимаешь, насколько Анаис теперь "безопасно" находиться рядом со мной. Чем быстрее она уедет, тем лучше. Ну так что, могу я на тебя рассчитывать, Трисс?

Отредактировано Vernon Roche (27-10-2017 15:51:17)

+2

6

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/3e/83/0c/3e830ca44f661f7112bfb95d8a7b404a.gif
There's a darkness
living deep in my soul
I still got a purpose to serve..
.

Santana feat. Everlast - Put Your Lights On


     "У Бьянки сейчас другие дела". Ага. Трисс скрестила под грудью руки, едва прищурившись. Вернон всюду брал с собой свою протеже, и вдруг отпустил по своим делам - неувязочка. Да и просто странно -  такие нынче времена, когда твоя правая рука уже начинает подозревать левую. Меригольд повела плечами, будто бы ей было неуютно, и мимоходом бросила взгляд налево, направо, на лес...ей почудилось, будто бы она увидела волчью морду вдалеке. Впрочем, показалось, верно.
Кто знает, на что отважился Вернон, которому, в отличие от белки, пирогов от Трисс не досталось... А от странноватой улыбки-ухмылки Вернона в купе со словами "но я не только за этим позвал тебя сюда" Трисс и вовсе пришла в волнительное состояние, будто бы косвенно получая подтверждение своим неуверенным мыслям. Радовид сговорился с Верноном? Только что, ценное для Роше, он оценил в её голову? Но поверить в свои чисто женские мятежные мысли Трисс не хотела, ну нет, так не пойдет. Сейчас, глядя в глаза темерцу, Трисс убеждала себя в том, что этот человек не поступит так. Но потом... Потом вспомнила, что этот человек ради Темерии и родной матери, вероятно, вспорол бы брюхо. О, Темерия... Ни одну женщину не любил ни один мужчина так сильно, как тебя любит Роше.
Пожалуй, вынужденная пауза на потирание шеи затянулась, и Трисс, неотрывно следившая глазами за темерцем, ожидала продолжения сего славного концерта. Который, чему удивляться, начался со стандартного "Трисс, мне нужна твоя помощь".
"Ну да," - подумала про себя чародейка, - "я бы вышла замуж за Ламберта, если бы хоть кто-нибудь хоть раз в жизни просто позвал меня куда-нибудь исключительно из желания осведомиться о моих делах и благополучии."
А потом как снег на голову слова о девочке Фольтеста. Анаис, о, Мелитэле! Прекрасная, умная девчушка со светлыми глазами и русыми волосами, умным взглядом и не по-детски сообразительной головкой. В таком юном возрасте Анаис пережила куда больше, чем львиная доля её ровесников по всему Северу. Да и Югу, чего таить. После Лок Муинне Роше забрал девчушку и Трисс больше ничего не слышала о её судьбе, хотя даже не допускала коварных мыслей о том, что с ней что-то случится. Скорее небо упадет на землю, чем Роше и Ян Наталис дадут девчонку в обиду, исключено абсолютно и точно.
И вот теперь Анаис нуждалась в помощи Трисс. Да.. Да как Вернону вообще хватало совести спрашивать её о том, может ли он рассчитывать на Трисс в таком вопросе?! Неужели он хоть на минуту допускал, что Трисс Меригольд, бывшая советница при дворе короля Фольтеста может... может отказать?..
Тьфу и растереть.
У Трисс появилась масса вопросов на счет того, что же было между двумя событиями: его просьбы сейчас и Лок Муинне? Если с Верноном и ассоциативным рядом про камень было все предельно ясно, то как же Наталис? Откровенно говоря, Трисс очень симпатизировала этому человеку, её подкупала, как бы это сказать, его узкоспециализированность. Фольтест говорил о Наталисе, что он "чуткий как журавль", когда речь идет об обязанностях коннетабля. Но в остальном, Ян был похож на стеснительного ребенка, которого всё детство тыкали палкой сверстники. В его жизни не было ничего, кроме войска и армии, службы Темерии, и он, наверное, даже не смог себе приготовить поесть, если бы остался без прислуги. Трисс это забавляло, забавляло то, как он мило терялся, когда им доводилось беседовать, пусть и было это всего два раза. Трисс прекрасно знала, что солдаты ценят его за строгость, справедливость и чрезвычайный ум, владение тактикой и стратегией, Натались был воплощением Темерии, но после смерти Фольтеста Темерией не стал. С мужчинами всегда так: проще взять город, чем женщину. Даже думать было больно о том, как этот человек пережил гибель Темерии, она не видела Наталиса очень давно. Так давно, что, кажется, даже начинала забывать его черты. Жаль. Она скучала.

     — Вернон, - Трисс сглотнула и поморщилась, подбирая слова. Нужно было поспешить с этим, чтобы Роше не истолковал неверно её заминку, — послушай меня сейчас внимательно и постарайся не перебивать. Я готова ради Анаис пожертвовать и своей жизнью, - Меригольд смотрела Роше в глаза, в упор, — даже несмотря на то, что я чародейка, Роше, поверь моим словам. Я действительно старалась помогать чародейкам, целительницам и травницам бежать из Новиграда, хотя далеко, далеко не всем мне удалось помочь, о чём я сожалею, но... Ты должен понимать, что я делала это не одна, что мне тоже помогали. Помогают до сих пор. И этому человеку я доверяю, в том, на что был уговор, он неотступен. В общем-то, не совсем он и человек... - Трисс мялась, она не знала, как сказать, особенно помятуя недавнюю реплику Роше в отношении этого самого помощничка.
— Времена изменились, Роше, - ну же, Трисс, хватит тянуть кота за хвост! — И теперь мне помогает... - она посмотрела Роше в глаза ещё раз, — помогает Иорвет.
Пауза. Вот сейчас Роше психанет и взорвется.
— Прежде, чем ты выскажешься, Вернон, я хочу сказать, что Иорвет не изменился, он такая же надменная сволочь, но и ему нужно что-то есть. Ему и его людям. А моим травницам нужен безопасный путь к отступлению, место, где и они, и я, - "а ещё же Ложа, Трисс, ты будешь рассказывать ему про Ложу??" —  можем укрыться, - она сглотнула, — эльфы любят детей, дети - это чудо, для них так точно. И не важно чьи это дети, - Трисс морально готовила себя к тому, что сейчас Роше обрушит на неё целую лавину ненависти и ярости. Но обвинять его за это нельзя.
— Я могла бы укрывать её в своем доме, в Новиграде... Но едва ли это безопаснее, чем твоё укрытие. А скоят'аэли... Рассуди, Роше, кто будет искать овечку в стае волков, если не знает, что они - вегетарианцы?
~

Отредактировано Triss Merigold (28-10-2017 00:38:59)

+2

7

Вернон наблюдал за Трисс так же внимательно, как и она за ним, разве что информации получал больше, привыкший за много лет замечать даже самые мелкие детали, читать по жестам, мимике и взглядам, зачастую оставляемым без внимания даже своим обладателем. Чародейка волновалась, мужчина все чаще задумывался о том, стоило ли звать ее сюда. Чародейки из Ложи славятся верностью только собственным интересам и могут притворяться преданными сколько угодно, пока не дождутся нужного для себя момента. То, что Меригольд попала в немилость своих же подруг/коллег/товарок, еще не давало никаких гарантий, что она не попытается, например, их расположение вернуть. Но отличало ее от других членов Ложи то, что глядя на нее не ловишь себя на мысли: "Сука". Она... человечнее, что ли? Роше долго искал в ней подвох, землю носом взрывал в поисках доказательств ее ненадежности, постоянно за ней приглядывал и был готов в любой момент заковать колдунью в двимерит - хоть один повод дай. Сейчас он, конечно, в десны с ней лобызаться все равно не стал бы, но и уши уже так не вострил: они пережили вместе достаточно, чтобы сделать определенные выводы. А еще Вернон хорошо знал о привязанности Трисс к Анаис, и это стало контрольным аргументом в его раздумьях на тему "звать или нет". Чародейка не навредит девочке сама и не позволит такое никому другому.
   Но что-то тут не так. Меригольд что-то скрывала. Пыталась сказать, боялась и неуверенно начинала еще раз. И это значило, что ее слова Роше снова не понравятся. В какой-то момент девушку захотелось встряхнуть за плечи, мол, да говори уже, женщина, все равно хуже не станет.
   Как выяснилось вскоре, станет. И еще как.
   Лицо Вернона сначала вытянулось от удивления, а руки опустились вдоль тела. Его аж развернуло к рыжеволосой, которая, мать ее, что, всерьез надеялась, что он сейчас успокоится и просто примет ее факт сотрудничества с, сука, Иорветом?!
   - Блять, что?! Ты умом тронулась, Меригольд?! - воскликнул он, в сердцах вскинув руки. Если бы от негодования можно было загореться, Роше поджег бы вместе с собой весь лес. - Гребаная кочерыжка, как вообще можно до такого додуматься?! Ты. Подкармливаешь. Белок?! - мнение о рыжей неумолимо летело вниз. - Они убивают людей, Трисс! Сжигают деревни, грабят, издеваются! А окрепнут, так снова начнут с особым усердием травить жизнь, как во Флотзаме! Или ты уже забыла, как там люди боялись за стены нос показать?! Да как у тебя язык не отсох только оправдывать этих недоносков?!
   Это какой-то пиздец. Тотальный, сука, глубокий пиздец. От того, что пыталась втереть ему чародейка, вяли уши и подгорала задница. Роше не мог отрицать того, что Иорвет союзник не из худших, он может закрыть глаза даже на то, что сотрудничать придется с dh'oine, если это поможет не скопытиться ему самому и его шайке. И раз уж он действительно пообещал помощь, то слово сдержит. Но! Это же, мать его, Иорвет! И-о-р-в-е-т! Террорист, расист и бандит! Времена меняются, да, но вот этот старый хренов лис - нет. Выискался, сволочь, защитник сирых и убогих. Да узнав, кого именно прячет у себя Вернон, он лично носом весь лес перероет, лишь бы найти их, застать врасплох и... Чертова эльфятина. Сама лишь мысль о том, что наследница темерской короны останется под его опекой, приводила в ужас: проще сразу умертвить девочку, чтобы не мучилась, не стала заложницей или хрен знает кем еще. Если Анаис останется у скоя'таэлей, ее можно сразу похоронить вместе со всей Темерией и теми, кто еще ее отстаивает.
   Как ни странно, командира партизан ничуть не удивило опровержение слухов о смерти эльфа. Он хорошо знал, каким изворотливым ужом является его заклятый враг, поэтому новости о том, что тот не сгнил с охапкой стрел в своей туше, как судачили некоторые, вызвала у него странного рода гордость и даже облегчение: убить одноглазого борца за свободу в красной косынке Роше всегда хотел лично. Но теперь уже чуть-чуть попозже. Когда с Темерией разберется. И, кстати, уже будет знать, у какой самаритянки интересоваться, куда можно подкинуть горбушку-другую хлеба несчастным нелюдям-человеконенавистникам.
   - Иорвет вырезал детей больше, чем у него солдат в подчинении! И хрена лысого я доверю Анаис ему или кому-то из его людей, или кому-то, кто будет хотя бы поблизости от них! - Вернон было замолчал, но тут же продолжил опять, будучи не в состоянии и не в желании сдерживать свое негодование. - Ты никого получше найти не могла?! Может, еще бы нильфов попросила или семейную чету скальных троллей? Отчего же нет? - он провел рукой по лицу, как будто пытаясь собрать с него собственные эмоции, и покачал головой. Следующее Роше уже тихо и обреченно выдыхал. - Я с тебя херею...

+2

8

Лицом сердит
И нравом груб!


     Трисс молча слушала и считала до десяти. Глаз не отводила, но и поглощать ярость Вернона не был намерена. Она просто слушала и смотрела, как в глазах темерца скачет огонек злости.
Ну, да. Если бы Вернон сказал "а, ну ладно", от удивления Трисс на месте родила бы кого-нибудь (с учетом того, что к деторождению способна не была). Но удивлять до такой степени Вернон магичку не стал. Хоть щит бы дал для того, чтобы рыжая смогла выдержать этот эмоциональный поток.
Она скрестила на груди руки и сделалась скептично серьезной. Конечно, Меригольд была лояльной чародейкой. Но не надо забывать, что она была чародейкой.
— Ты закончил? - спросила она, мысленно всё же одергивая себя, чтобы не спровоцировать Роше на ещё большую злость и ярость; ни к чему это было. — "Террорист, расист и бандит", - повторяла следом за Роше Трисс, — "времена меняются, да, но вот этот старый хренов лис — нет"... Знаешь, что тебе следует сделать, Роше? Всё, что ты сказал о Иорвете, попробуй примерить на себя, - она всплеснула руками, размыкая их, — а на твоем счету сколько убитых детей, а? - с чуть большим вызовом, чем планировала, спросила Трисс, снова смыкая руки под грудью. — Тоже мне, святой выискался, - в сторону бросила Меригольд, — да вы стоите с Иорветом друг друга. Вам доставляет удовольствие думать о том, как изящно вы прикончите друг друга, да только от слов к делу так не один и не перешёл, - чародейка пожала плечами. — У меня было достаточно времени, чтобы пообщаться и с тобой, Роше, и с скоя'таэлем.
Что это вообще за дела такие. Психовать и махать руками прерогатива её, женщины, но никак не темерского партизана. Ах, ну да. Иорвет-то такой же, даже поболее. Может, у всех мужчин так: чем старше они становятся, тем больше истерик могут закатывать на пустом месте, стоит задеть больную тему?
С вызовом глядя Вернону в лицо, Трисс повела рукой и купол, скрывающий её и Роше исчез. Строго говоря, она вполне серьезно считала, что Вернон напрасно брызжет тут слюной, ведь объективно выхода у него всё равно нет.
Трисс вставила ногу в стремя и, оттолкнувшись от земли, забралась в седло, Гертруда нервно заплясала на месте, Трисс пришлось натянуть поводья, чтобы кобылка успокоилась.
— Я замерзла стоять здесь, Вернон, и выслушивать от тебя то, чего не заслужила. Иорвет за такое отношение ко мне заплатил расцарапанной мордой и болью в спине, - Трисс не задумывалась, как это звучало, — если ты позвал меня сюда, значит ты доверял мне, а я доверяю эльфу. Не во всем, конечно, но касательно нашего уговора точно. Ко всему прочему, я бы не отошла от Анаис ни на шаг, и не позволила ни Иорвету, ни его эльфам и коснуться девочки. А ты сразу...
Она откинула с лица волосы, фыркнув. Гертруда, точно почуяв расстройство Трисс, нетерпеливее прежнего затанцевала на месте, так, что Меригольд пришлось успокоить лошадку при помощи магии.
— И ещё, Вернон. Я не хочу с тобой ссориться, потому что хочу помочь. Не ради тебя и не ради Темерии. Ради Фольтеста и Анаис, - сердце вновь стукнуло в грудь. Только от мысли о том, как эти вояки содержат девочку у себя в лагере, мурашки лезли под кожу.
— За мной следит Дийкстра, а я считаю, информация о том, где содержится Анаис, ему не нужна. К Иорвету идти он побоится, - она вдруг задумалась, а потом слезла с кобылки и протянула поводья Гертруды Роше.
— Возьми мою лошадь, в сумках есть еда, запасная женская одежда, уверена, Анаис она пригодится, - сердце кровью обливалось при упоминании ребенка, — только не ешьте её, - она усмехнулась, — я вернусь назад через портал, а завтра встречусь с Иорветом. По своим вопросам. Мы будем в семи котах, если до завтра утихомиришь своё эго - приезжай туда. Поговорим. А решите устроить резню с белками - я специально для вас повторю Градобитие Меригольд, - рыжая чародейка повела бровью.
Чуть помедлила, потом сделала по направлению к Роше шаг, чуть улыбнулась и по-дружески хлопнула по груди.
Потом наколдовала портал и была такова.
~

Свернутый текст

Давайте не будем растягивать болтавню слишком сильно. Общая суть и так ясна, я сказала всё, что хотела)
Роше, от тебя ответный пост увидеть будет очень здорово)
Потом, думаю, если ты согласишься, мы обменяемся парой постами с белкой и уже ты присоединишься.

+2

9

- Я, как минимум, не пылаю ненавистью к целому народу, - в данную минуту Роше был настроен решительно и твердо. Он ни в коем случае не отдаст Анаис под защиту Иорвета, даже если Меригольд будет готова поручиться за него на собственной крови. Это опасно. И это чертовски плохая идея. Поэтому Вернон, наблюдая, как демонстративно чародейка навострилась уезжать, мысленно пожелал ей приятного пути и беличьего хвоста на поясе. Охренеть. Это же надо додуматься... Но мужчина благоразумно оставляет тему Иорвета, их схожести и вообще всего, что гуляет рядом, потому как это попросту Меригольд не касается: что они собираются делать, что нет, похожи или различны, насколько сильно хотят друг друга порешить - это только их дело. А еще не хотелось потом объяснять Геральту, почему его женщина не дожила до его возвращения. Или почему не дожил сам Роше, хотя объяснение этого легло бы уже на плечи Меригольд. Вернон прекрасно понимал, как сильно может аукнуться ему этот ее дурацкий план. И нет, Роше еще не настолько сошел с ума и не в таком безвыходном положении, чтобы уповать на Иорвета.
   - Да делай ты, что хочешь, - только и произнес он, разворачиваясь в ту сторону, откуда пришел. Останавливать Трисс не собирался. Вернон скорее отвезет Анаис к Наталису и внесет корректировки в их общий план или отправит принцессу за море сс Бьянкой. Да, помощница будет долго орать и возмущаться, да и самому командиру без нее придется тяжелее, но лучше так, чем...
   Он повернулся. Трисс слезла с лошади и заговорила снова, но, по сути, к любой ее фразе темерец уже заведомо относился негативно, в ожидании новой глупости. Роше разочаровался. Последняя его надежда растаяла вместе с рыхлым снего пом под ногами. Осталось только прыгнуть с места в карьер и понадеяться на удачу.
   Тем не менее, от помощи для Анаис он не отказался. Коротко кивнул, мол, верно, ей пригодится. Вслух же сказал:
   - Попрошу пригнать туда твою кобылу. Нам она не нужна.
   Хватало тех скакунов, которых они оставили "на крайний случай". По сути, для того, чтобы отправляться на дальние встречи или отступать. Лошадей было совсем немного, но даже их содержать в зимнюю пору очень трудно. Лишний рот только в убыток.
   Стискивая поводья в напряженных пальцах, Роше был уверен, что с чародейкой они увидятся не скоро. Если увидятся вообще. Встреча в "Семи котах" виделась такой же реальной, как намерения Радовида вернуть Темерии былое величие.
   - Бывай, Трисс, - сказал он напоследок. Гул открывшегося портала давил на уши, а яркий свет разорванной реальности заставлял щуриться. Холод Роше почувствовал лишь тогда, когда проход захлопнулся за чародейкой, словно его и не было. Словно не было тут и никакой Меригольд. Глубоко втянув холодный воздух, Вернон замер на несколько секунд. Выдохнул. Переглянулся с лошадью и погладил доверчиво подставленную морду:
   - Ну что, пойдем?
   Настроение распологало вздернуться на ближайшем суку. Или вспороть кому-нибудь глотку. Но сделать первое никогда не позволит гордость, а для второго не было никого подходящего. Нужно просто ехать в лагерь, который Роше все чаще стал мысленно называть домом, успокоиться и подумать, как можно выйти из сложившейся ситуации. С Яном он, конечно, погорячился: слишком уж важная ему отведена роль, чтобы трогать его раньше времени. Но Роше как-нибудь выкрутится. Выкручивался же раньше.

+3

10

В таверне было шумно, тепло и пахло жареным мясом с травами. Люди вокруг предавались своим будничным делам: напивались и играли в гвинт. С нижнего этажа доносились звуки кулачного поединка. Похоже, сегодня был какой-то местечковый турнир, судя по тому, как часто кто-то спускался прямиком вниз, едва удостоив взглядом бочки с алкоголем и насаженного на вертел поросёнка над очагом. Ну что ж. Пускай выбивают зубы друг другу всласть, а лучше - ломают шеи. Меньше потом будет возни с этими пьяными телами, во хмельной смелости сующих свой нос дальше освещаемых огнями деревень кустов.
Иорвет в своём тёмном углу повёл плечами, сильнее закутываясь в тёмный, подбитый мехом плащ, и придвинул к себе пинту пива. Его пришлось заказать, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Благо угол он выбрал удачный: у окна в той части таверны, что скрывала то и дело открывающаяся дверь, пропускающая новых посетителей.
Иорвет внимательно следил за новыми лицами, выискивая среди них одно очень важное. Но чародейка пока не появлялась, впрочем, упрекать Меригольд в опоздании было ещё рано - это Иорвет пришёл до назначенного часа, чтобы осмотреться. Ему нечасто доводилось бывать в человеческих поселениях, тем более - пить в их тавернах. Поэтому он то и дело кидал настороженные взгляды по сторонам.
Вот тот перекаченный типчик с постной мордой уплетающий жаркое - точно наёмник, недавно получивший неплохие деньги, а потому позволивший себе такую роскошь как еда в достаточно приличной таверне. А вот эти двое в другом тёмном углу, перешёптывающиеся, низко склонившись друг к другу - точно карманники, ожидающие, пока насладившийся зрелищем люд на нижнем этаже повалит на свежий воздух, чтобы срезать кошели у наиболее неосторожных. На Охотников за колдуньями и солдат, благо, никто из этой публики не походил. И к одиноко сидящему остроухому тоже никто не цеплялся. Иорвет знал себя и не искал неприятностей. Пока что.
Без своей привычной кольчуги, без лука с гербами специальных отрядов на перевязи колчана, в рубахе, полностью скрывающей татуировку на шее и плече, Иорвет чувствовал себя как-то... не Иорветом, что ли. Даже кричащую бардовую повязку на пол лица пришлось сменить, и теперь пустую глазницу закрывала чёрная материя, придавая эльфу сходство со скеллигским пиратом. Но так было нужно ради безопасности.
С куда большим удовольствием Иорвет бы встретился на своей территории. В лесу за прошедшие почти полтора года он освоился хорошо, а благодаря услугам Меригольд его отряд смог пережить одну зиму в полном составе и теперь готовился так же успешно переждать новую. По-сути, под самым носом реданской армии откармливалась и тренировалась настоящая маленькая эльфийская дружина, успешно скрывающая свою деятельность. Благо у Радовида не хватало солдат, чтобы прочёсывать все дороги, все затерянные в лесах руины. Пропадающие из-за трупоедов, во множестве расплодившихся после недавней войны, небольшие караваны давно стали обыденностью.
Однако же, Иорвет не был бы тем, чьим именем пугают детей по ночам, если бы такая лесная жизнь его устраивала. Нет. Он хотел выйти из этого сумрака, напомнить зажравшимся d'hoine, чья это земля на самом деле. Что зря они думают, будто новый король убережёт их от скрывающегося среди мохнатых елей и столетних дубов ужаса. Его отряд требовал крови. Его отряд хотел действовать.
Иорвет скривился и сделал небольшой глоток пива. На вкус оно было горьким. Так себе, впрочем, местным выбирать не приходится.
Увы, если выдать себя сейчас, очень скоро Радовид вышлет за скоя'таэлями своих карателей, с которых станется попросту поджечь лес, избавившись не только от белок, но и от доброй половины новиградских предместий. Не будет Радовида - можно будет действовать.
Именно поэтому Иорвет и ждал чародейку в таверне. Та, кажется, нашла ещё одного недовольного безумным королём человека, готового поучаствовать в их маленьком заговоре. Хорошо бы кого-то достаточно проворного, чтобы узнать о перемещениях цели. Без ведьмака (хоть какого-нибудь) пытаться убить Радовида в его замке - чистой воды самоубийство. Но ведьмака (никакого) у них в распоряжении не было, да Иорвет и не доверился бы кому-то из этого цеха во второй раз. А король, опасающийся покушения, всегда разъезжал по захваченным землям в сопровождении маленькой армии, да, к тому же, пускал несколько отвлекающих внимание кортежей по другим дорогам.
Настоящий псих.
Рука помимо воли легла на рукоять сабли, легонько её сжав. Это успокаивало, помогало собраться с мыслями. Назначенный час приближался, хотелось бы встретить Меригольд в спокойном и приподнятом настрое.
Скула дёрнулась, когда совсем рядом какой-то кмет уронил на пол глиняную кружку, тут же разлетевшуюся на несколько осколков, и грязно выругался.
В следующий раз он лучше проберётся в заброшенный дом на окраине Новиграда, чем будет сидеть в таверне!
Дверь в очередной раз отворилась, впуская нескольких путников. Внимание сразу привлекла точёная фигурка, которую не скрывали даже складки длинного плаща. Завидев Иорвета, она тут же двинулась в его сторону, присаживаясь по другую сторону стола. Не сбрасывая капюшон с рыжих волос, конечно. Опрометчивое решение, когда листы с твоим портретом на каждом позорном столбе красуются.
- Не уверен, что хорошая идея обсуждать наше дело при такой толпе, - прошептал Иорвет. Его паранойя только усилилась. - Или мы ещё кого-то ждём?
~

Отредактировано Iorveth (31-10-2017 20:34:22)

+2

11

      С мужчинами вечно было много мороки, они вели себя как дети. Наблюдая за тем, как упиваются войной Геральт, Иорвет, Роше и другие мужчины, вплоть до королей, императоров, Трисс думала о том, что им это просто нравится. Им нравится щеголять друг перед другом своей хваленой тактикой или великолепной стратегией.
Мальчики могли вырастать, но оставались взрослыми мальчиками. И это было забавно... Если бы, увлекшись своими играми, мальчики не гибли.

      Тёмно-коричневый меховой капюшон скрывал её личность. Сегодня вылазка за стены Новиграда едва не кончилась двемиритовыми кандалами. Трисс про себя чертыхнулась, отмечая, что стража по-прежнему не дремлет и так же сильно желает её крови, как раньше. Но не на ту напали! Адреналин в крови бурлил от осознания того, что она в очередной раз улизнула у них прямо из-под носа. Но голос разума настойчиво сообщал, что такие трюки обратно заканчиваются на костре.

      В таверне пахло мужским потом, похлебкой из капусты и разлитым алкоголем. Затхлый воздух помещения едва ли когда-то двигался, казалось, он здесь в буквальном смысле... стоял. Чародейка поморщилась, кашлянула в кулак и покрутилась вокруг себя в надежде увидеть белку. Есть! Силуэт в самое густой тени с на секунду промелькнувшей полоской острых черт. Иорвета тяжело было с ем-то спутать, хотя бы даже его гордая осанка выдавала в нём Aen Seidhe. Трисс вспомнила Киарана.

     Лавируя меж столов и пьяниц и упрямо покачивая бедрами, Меригольд добралась до столика Иорвета. Сев напротив, она пододвинула к себе его стакан и заглянула внутрь, немного поморщилась, затем сделала глоток. Иорвет, очевидно, был не в восторге, что чародейка заставила его оказаться в стану d'hoine, насчет чего у них был достаточно долгий разговор. Трисс боялась быть пойманной, Иорвет боялся ,кажется, себя самого. Но здесь, вдали от Новиграда, а не в темных лесах, окруженных черт знает чем (белками, кстати, в том числе), Трисс отнюдь не чувствовала себя уверена.
— Скажи, что ты по мне скучал, - бросила чародейка, изящно вытирая губы рукавом и немного кашляя, все-таки местное пойло - не боклерское вино.. далеко...
— Извини, Иорвет, я не сказала тебе, зачем мы здесь на самом деле, - ей показалось, что в его взгляде проскользнуло непонимание, след недоверия... Впрочем, Трисс ощутила это лишь потому, что сама думала достаточно часто о том, что настанет тот день, когда эльфу больше не потребуется помощь Меригольд и он просто убьет её. Или попытается убить. Это не вселяло уверенности, но рыжая имела особенность верить в лучшее. — Я знаю, что ещё пожалею об этой встрече, но имей в виду, что я делаю это в наших интересах. И в твоих, и в твоих.
Она внимательно посмотрела на Иорвета, потом виновато и коротко ему улыбнулась. Нравился ей этот эльф, было в нём одновременно полно и мерзкого, сволочного, и детского, наивного (или, впрочем, типично мужского?).
— Впрочем, кто знает, придет ли этот третий, - пожала она плечами, оглянувшись украдкой у себя за спиной. — Надеюсь, меж тем, что ты вооружен.
Она рассчитывала, что Вернон придет. Он должен был прийти, потому что все мужчины так делали. Её обидели его последние слова и вообще она хотела сказать бы ему пару ласковых, но удержала себя вовремя по той же причине, по какой сейчас, строго говоря, подвергала риску и себя, и белку. Именно поэтому она спросила, вооружен ли он, потому как одна она бы не справилась (так, чтобы Иорвет тоже жив остался), а Вернон был настолько себе на уме... Хотя Трисс просто хуже его знала, и за исключением встреч и Фольтеста и поездке на его плече по Флотзам... Просто у Вернона не только голова, но и душа была в шапероне, ровно как у Иорвета - за кровавой повязкой.
Трисс вздохнула, задаваясь в очередной раз вопросом, на кой черт чей-то всё это нужно.
~

+2

12

Вернувшись в лагерь, Роше не испытал ни облегчения, ни спокойствия. Только тепло. Физическое. За время дороги он успел продрогнуть, и теперь жжение в носоглотке только усилилось, не говоря о том, как сильно онемели от встречного морозного ветра лицо, руки и ноги. В пещерах, занимаемых партизанами, было теплее. В палатках, на теплых матрацах и под шерстяными одеялами должно быть еще лучше, но Вернон не торопился проверять сие на личном опыте.
   Его встретили двумя рапортами: один реданский разведотряд не вернулся с болот, другой шерстит лес далеко западнее - группа большая, ее требуется завести в ловушку или разделить и только потом уничтожить. Его ребята старались на славу. Они молодцы. Не став этого скрывать и похвалив бойцов за хорошую работу, бывший командир Синих Полосок сам отвел в стойло своего жеребца и кобылу Меригольд. Сам налил им воды и набил соломой кормушки, игнорируя суетливые просьбы сегодняшнего дежурного по конюшням оставить работу ему. Роше нужно было подумать, а перед тем - перестать поддаваться влиянию эмоций и все как следует обдумать. Такие вещи ему лучше всего давались за работой. Мужчина расседлал лошадей, отмечая, что животинка чародейки очень многим напоминает собственную хозяйку, после чего взял вьюки и направился вглубь лагеря: вручить подарки адресату.
   - Ставь блок! - услышал он командный, но веселый голос Бьянки. Стук дерева о дерево. - Открываешь бок! - снова звук столкновения и воинственный детский вскрик, больше напомнивший рычание. - Плохо!
   Они тренировались перед палаткой, неподалеку от костра. Что было, в общем-то, необычно, поскольку час уже для занятий слишком поздний. Жизнь у принцессы, несмотря ни на что, состояла из довольно плотного графика: уроки рукопашного боя и фехтования, грамота, история, политология, экономика и многое другое. Конечно, партизане не могли дать ей достойного для монарха образования, даже книги раздобыть могли не все, но старались вложить в голову девочки как можно больше. Многое приходилось преподавать, исходя лишь из собственного опыта, но Роше твердо считал, что сейчас важно обучить ее самому главному: каким человеком нужно быть, как нужно любить свою страну и править ею, как следует защитить себя, если вдруг случится, что рядом никого не окажется - а остальное она сможет нагнать уже при дворе. Учителя найдутся. Анаис - ребенок не в пример умный и способный, но как и многие, ленивый. Ей интереснее учиться на деле: махать мечом или кулаками, готовить ловушки, охотиться и лазать по деревьям, но капризничала и отказывалась осваивать науку она, к счастью, не слишком часто. Или Бьянка ее просто прикрывала, чтобы Роше не отчитал. И именно Бьянка проводила с принцессой большую часть времени - никому другому Вернон бы не доверил, а у самого на все времени не хватало. Да и не привык он все-таки с детьми возиться. Одно дело успокоить малявку, донести до нее определенную информацию и проверить, как она ее усвоила, а совсем другое - быть с ней с утра до ночи, присматривать, воспитывать... Нет, Вернону привычнее война, как бы часто в своих мыслях он ни приходил к выводу, что она ему уже поперек глотки костью стоит.
   Они быстро заметили его.
   - Вернон! - воскликнула Анаис, тут же устремившись к нему под недовольный возглас Бьянки, мол, какого рожна отвлеклась от поединка, но замечание это повлекло за собой только озорной детский смех. Это не могло не вызвать улыбку. Мужчина слишком хорошо помнил, в каком состоянии выводил эту девчушку из пристанища Детмольда и как упорно потом пытался вывести ее из замкнутого состояния, заново научить не бояться и разговаривать. Он аккуратно устроил свою ношу на земле, припадая на одно колено, и обнял малявку, обвившуюся руками вокруг его шеи. Такие приветствия тоже были непривычны для него, но... приятны. Погладив белокурый затылок, Роше слегка отстранился, чтобы посмотреть в радостно блестящие глаза. Слишком взрослые для ребенка, слишком много повидавшие...
   - Ты разве не должна готовиться ко сну? - спросил он.
   - Бьянка разрешила...
  - Где ты был так долго? - вмешалась упомянутая. Деревянный меч все еще находился у нее в руке, но даже с ним девушка умудрялась выглядеть внушительно. Сердилась. Последнее время Роше не сильно торопился посвящать ее в свои планы, а она думала, что виной всему подорванное доверие. На деле же Вернон просто не хотел взваливать свой груз на ее плечи. В своей правой руке он не сомневался: она верна ему до печенок - в этом и состоит загвоздка. Не Темерии, не королю, не Полоскам, не Анаис - Бьянка верна Роше. Он спас ее, учил, он воспитывал и думал сделать ее своей преемницей, потому как сам не вечен, а именно в ней есть то, что делает из обычного солдата отличного командира. Даже если сама девушка не пропитана патриотизмом, она продолжит дело Вернона, если тот попросит. Но если она сейчас вмешается в его дела (а она вмешается, если узнает о них достаточно подробно), то тоже прыгнет в пекло - и что тогда останется Темерии, если все пойдет наперекосяк? Их трупы и кучка дилетантов, которые не смогут продолжить дело? Нет уж, спасибо. Бьянка должна была стать продолжением Вернона, но пока она только скалила зубы и отчаянно не хотела принимать тот факт, что дело тут не в доверии или каких-то сомнительных обидах. Дело - в дисциплине и чувстве долга. И пусть, после той почти самоубийственной вылазки борзость ее поумерилась (спустя три недели без оружия-то и операций), но ситуация все равно оставалась не той, какую хотелось бы видеть - слишком норовиста девка, слишком упряма и своевольна (в кого бы, а?). С недавних пор Бьянка снова почувствовала смелее. Видно, решила, что нянчась с Анаис, она имеет право опекать и его: "Поешь, Роше, выспись, Роше, я все сделаю сама, Роше, ребята справятся и без твоей руки, Роше". Вот и сейчас полезла.
   - Я же сказал, нужно было встретиться кое с кем, - невозмутимо ответил темерец. Блондинка нахмурилась и едва заметно скривила губы. Дернулся шрам на ее подбородке, под отсветами пламени выглядящий сейчас отчасти даже жутковато. Но красиво.
   - Очередная тайна не для моего ума?
   Ядрена вошь. Неужели обязательно сейчас?!
   - А это что? - вмешалась в намечающуюся ссору Анаис, кивнув на сумки. - Можно посмотреть?
   - Валяй. Это все твое, - Вернон потрепал светлую макушку и выпрямился. - Гостинец от Трисс. Помнишь ее?
   - Трисс! - радостный возглас стоило трактовать как положительный ответ. - А почему она сюда не приехала? С ней все хорошо?
   Вернон взглянул на Бьянку и наткнулся на слишком отчетливый упрек. Едва качнул головой, мол, не смей начинать сейчас. Вслух же ответил:
   - Да, она в порядке. Просила передать привет и обещала повидаться, как только сможет. У нее много дел. И у нас тоже, поэтому вы с Бьянкой сейчас пойдете разбирать сумки и спать, чтобы к завтрашнему дню набраться сил.
   Это для девочки была просьба. Для Бьянки же, считай, команда: никаких вопросов, поговорим потом.
   - Да пошел ты, - прочитал Роше по ее губам. Она небрежно швырнула деревянный макет на землю и стремительно направилась к Анаис. Подобрала сумки и сказала, нет, процедила яростно сквозь зубы:
   - Пойдем, милая.
   - Сумки оставь потом у седла. Нужное сразу заметишь.
   - Как прикажете, командир.
   Только когда они отдалились, Вернон устало выдохнул и потер лицо. И пошел раздобыть водки. Хорошо бы еще придумать, как уладить проблему еще и с Бьянкой - до кучи к прочим, - пока все не вышло из-под контроля. Столько проблем, а как с ними разбираться - пойди сообрази, Роше.
   Зайдя в свою палатку позже, Вернон прислушался: к суете лагеря, к шорохам, доносящимся из "королевского шатра" по соседству. Анаис примеряла вещи, Бьянка увлеченно ей в этом помогала и советовала, как удобнее завернуться, чтобы разница в размерах не слишком бросалась в глаза. Мужчина огляделся вокруг: темнота. Даже зажженная свеча не принесла света. Само собой, в понимании не физическом...
   Большой глоток спиртного. Прерывистый выдох. Горечь и жар, спускающиеся по пищеводу и плавящие нутро. Вернон чувствовал их, но не ощущал, что согревается. Присев на высокий матрац, обернутый парой одеял и еще парочкой же устланный сверху, Роше сжал губы.
   Ну, что ты теперь будешь делать? Обречешь своих людей на голод, но выгребешь все имеющиеся сбережения, лишь бы отправить Бьянку и Анаис за море? Похеришь последний план, который остался, и вытащишь из подполья Наталиса? Что? Ну? Что же ты, Вернон, сука, Роше, водки в рот набрал?!
   Погано. Они все - в чертовски поганом положении. А еще этот чертов Иорвет, который умудрился нагадить даже здесь, даже сейчас! Остроухий гад! Оказался для Вернона главным препятствием к последнему благополучному выходу просто тем, что выжил. Вот оно как, а? Эльф всегда умел появляться вовремя, тут у него не отнять. И даже о том не зная, теперь эльф снова выискался для Роше последним гвоздем в крышку гроба.
   Иорвет.
   Иорвет...
   Невольно Вернон задумался, что бы сделал на его месте заклятый враг. Что сделал бы сам Роше, если бы Иорвет пришел к нему, потрепанный и затраханный этой жизнью, и привел бы кого-нибудь - да ту же свою Саскию! - и попросил укрыть. Или привел бы ребенка, маленького, ни в чем не повинного ребенка, который, скажем, через несколько лет сможет по праву возглавить Дол Блатанна и обеспечить нелюдям мирную и спокойную жизнь. Привел бы и сказал, что просит не за себя - за мелюзгу, на чьих плечах лежит будущее целого народа. А может, и не только одного. Что бы сделал тогда Вернон? Убил бы обоих? Не убил бы. Ни ребенка, ни Иорвета. Не по чести это. Укрыл бы малявку? А, черт его разберет...
   О чем ты, Роше? Начни с того, что Иорвет бы к тебе попросту не пришел.
  Но Иорвет, ты знаешь, тоже не станет стрелять, если обратишься к нему. Наперво, по крайней мере, так точно.
   У эльфа тоже есть честь, а еще: если бы ему требовалось просто спустить с Вернона шкуру при первом удачном случае, то он бы давно сделал это. Но также Иорвету есть, за что темерцу отомстить. Иорвет не упустит возможности надавить на него, потому как Анаис, ребенок она или нет, а все равно dh'oine и будущая королева Темерии (если ты, Роше, не позволишь Радовиду одержать верх), а значит, монарх, а значит, угроза для белок. Но что важнее - она дочь своего убитого с помощью Иорвета отца.
   Ох, Роше... что же ты будешь делать?..
   Для начала - глотну еще.
   Отдавать Анаис под опеку Иорвета - чрезвычайно опасно, даже под присмотром чародейки. Отправлять за море - дорого, долго, ненадежно. Отвозить к Наталису - осложнять ему и без того трудную задачу. Оставить у себя - равносильно собственноручно совершенному убийству.
   Что делать, Роше?
  И как же так получилось, что единственная зацепка - это твой враг?
   Как так получилось, что друг оказался в недосягаемости, но враг выступил из тени так ловко и умеючи, будто был всегда рядом? Будто только этого и ждал.
   Решай.
   Лучше выпью.
   Ты бы помог ему?
   Нет.
  Тогда почему ты до сих пор об этом думаешь?
   Да иди ты на хер.
  Вернон раздраженно фыркнул и едва удержался от желания разбить чертову бутылку. Как и был, в одежде, забрался под одеяла и укутался с головой. Он лежал еще долго, не в силах ни уснуть, ни убедить себя в каком-либо решении.
   Когда со стороны входа послышался шорох ткани, Роше притворился, что спит, и Бьянка, пройдя внутрь, чтобы погасить свечу, сразу же ушла обратно. Бьянка вот ушла, а внутренний голос снова настойчиво шепнул:
    Решай.
   Невыносимо захотелось взвыть.
   Засыпал Роше с мыслью, что на целый рой вопросов, касающихся его самого, ответ ему мог дать только Иорвет.

   Просыпался он с этими же мыслями, и это было просто отвратительно. Заложенное горло только прибавляло причин для того, чтобы очередной день прошел в дурном настроении. Тихо выругавшись, Вернон поднялся с койки и размялся. По-скорому привел себя в более-менее приемлемый порядок и покинул палатку.
   В собственное решение не верилось до сих пор.


***
   В корчму "Семь котов" Роше заходил взволнованный и напряженный. Он не заметил скоя'таэлей в округе,
и это было очень странно, учитывая, что Иорвет никогда один не ходит, вечно с выводком своих белок, которые прячутся во всех доступных и не очень для этого местах. Но ведь и Вернон в этот раз тоже явился один. Странные времена... Черные времена.
   В ту секунду, когда мужчина открыл дверь, ему подумалось, что решение явиться сюда было ошибкой.
   Он оглянулся, цепким взглядом выискивая фигуры, похожие на тех, кто нужен, но скорее именно почувствовал, а не увидел - взгляд.
Внимательный, пронзительный взор, направленный на него. Повернув голову, Роше столкнулся с ним, готовый увидеть, пожалуй,
что угодно, кроме того, что пришлось наблюдать по факту. Иорвет в гражданском, без красного платка на голове, без... без вообще всего, что Роше привык видеть на нем. Такой эльф странным образом оставался собой и кем-то совершенно другим вместе. Напрягшийся - молодец, так и нужно, остроухий, - удивленный. И все равно какой-то...
   Времена меняются.
   Брехня. Они никогда не меняются так стремительно.
   Особенно - для эльфов. Особенно - для Иорвета. И почти похож ведь сейчас, чертяка, на нормального. Взгляд разве что выдает.
Вернон нахмурился, одергивая себя от рефлекторного желания взяться за меч, сжал кулаки. Не сколько от злости, сколько от обыкновенного способа скрыть дрожь в пальцах: не всякий раз приходишь задавать врагу те вопросы, которые предпочел бы спрашивать у друга. Не всякий раз раскрываешь перед ним ладони, на которых покоится последняя соломинка, за какую может ухватиться Темерия. Иорвет не дурак, быстро поймет расклад, и когда это произойдет, Вернон обязательно об этом пожалеет.
   Он тяжело опустился на скамью рядом с Меригольд, не отрывая хмурого, сверлящего взгляда с главаря белок, и положил все еще сжатые руки на стол - смотри, мол, не биться пришел. А лучше бы так.
   - Ну здравствуй, Иорвет.
   А остроухий гад действительно отожрался. Даже выглядеть стал моложе, что ли. Аж смотреть тошно.
   - Трисс.
   И как же тяжело перед ним вот так, без оружия. Сейчас бы кинжал в ладонь - для успокоения. И Вернон даже бездумно потянулся пальцами к рукаву, где необходимое имелось, но одернул себя: не сейчас.
   - Я думал, ты пошутила про него.

Отредактировано Vernon Roche (03-11-2017 09:43:37)

+3

13

— Скажи, что ты по мне скучал, - Трисс обворожительно улыбнулась, отпивая из кружки. Иорвет закатил глаза. У Меригольд была странная, непонятная привычка даже в самой хреновой ситуации делать вид, что всё происходящее - детский утренник.
- Не скажу, - чуть наклонившись вперёд сказал Иорвет. - А то ты ещё решишь, что мы теперь друзья.
Предводитель скоя'таэлей, несмотря на долгое уже сотрудничество с чародейкой, от которого обеим сторонам всё больше было пользы, чем вреда, цеплялся за границу, отделяющую деловые отношения от дружеских. У него никогда не было друзей среди d'hoine и, хотелось бы надеяться, и не будет. Межрасовое соперничество рано или поздно разрушило бы любую подобную связь. Седрик, конечно, на подобные заявления ученика покачал бы головой и выдал какую-нибудь мудрёную фразочку. Или просто назвал бы Меригольд "славной".
Пришедшие в неподходящий момент воспоминания о бывшем учителе неприятно ожгли душу.
— Извини, Иорвет, я не сказала тебе, зачем мы здесь на самом деле...
Тот напрягся всем телом. Инстинктивно ладонь легла на рукоятку сабли, даже сквозь перчатки чувствуя успокаивающую шершавость кожаной оплётки.
- Надеюсь, ты не заручилась вдруг поддержкой командующего Храмовой стражи, - усмехнулся Иорвет, стараясь шуткой успокоить разыгравшуюся паранойю, - который ограбил реданскую казну и ему очень нужно избавиться от монарха, пока тот не прознал и не посадил его на кол.
У Трисс было сложное выражение лица. Как будто Иорвет своим предположением попал прямо в цель. Это заставило эльфа забеспокоиться. Чародейка была уверена, что, если этот загадочный "третий" всё же придёт на встречу, Иорвет будет вне себя от ярости. Паранойя всё росла.
Дверь в таверну в очередной раз отворилась, пропуская нового любителя деревенского пива и кулачных боёв.
В шапероне.
Паранойя иронично рассмеялась.
Вот ведь... Как меняются времена. Вчера вы верные враги, а сегодня должны сесть за один стол и поговорить.
- Я думал, ты шутила, Меригольд, - по странному стечению обстоятельств они сказали почти одно и то же. Чародейка рядом с Роше ощутимо напряглась, но Иорвета куда больше интересовал Роше, и он разглядывал лучшего своего врага не отнимая ладони от рукояти сабли. Конечно, если дойдёт до драки и эльф снесёт человека башку в этом дурацком шапероне, Меригольд, вполне возможно, расстроится, что кровь испачкает её одежду. И поднимется паника. Ну да ничего, так Иорвету будет даже проще уйти, затеряться в лесной темноте.
Иорвет улыбнулся, хотя на обезображенном шрамом лице эта гримаса походила на волчий оскал, а не на выражение дружеских чувств. Которых, конечно, и в помине не было.
- Роше, - прошипел Иорвет, - какая такая нужда вынудила убийцу женщин и детей сесть за один стол со мной, по твоим словам, "самым обычным выродком"?
Несмотря на жгучую ненависть, которую предводитель скоя'таэлей питал к командиру Синих Полосок, было в этом бурлящем котле ярости место не только для неё. Много лет эльф и человек гонялись друг за другом, всякий раз изящно уходя из месяцами планируемых засад и обходя хитроумные ловушки. Много лет грезили о том дне, когда кто-то из них совершит ошибку.
На оставленной в лагере перевязи сайдака висело четыре герба специальных отрядов Северных королевств. На их бывших владельцев Иорвет организовал настоящую охоту, разве что без собак, затравливая и вырезая эти отряды подчистую, головы затем насаживая на колья и под покровом темноты выставляя на всеобщее обозрение у городских стен.
Холёного аэдирнского рыцаря он скормил главоглазу. По частям.
Каэдвенский командир повёлся на россказни о богатствах, спрятанных в эльфийских катакомбах. У туманников был очень сытный ужин.
Проще всего было с отрядом из Бругге. Их всех просто утыкали стрелами на границе с Брокилоном. Правда, после пришлось спешно бежать через лес, потому что обладатель зелёного герба, оказывается, объединил усилия с реданцами, которые то ли опоздали, то ли предали своих союзников. В любом случае, судьба их так же была незавидной.
Но Роше... С ним всё было сложнее. Будь в Иорвете меньше ненависти, он мог бы честно сказать, что уважает своего врага. Но так мог сказать что-то вроде "я отдаю должное этому ублюдку, но предпочёл бы видеть его на том свете, а не на этом". Одно то, что Роше всё ещё жив, находится в более-менее здравом уме и даже пытается в кои-то веки заняться чем-то полезным накидывало пару очков в его пользу.
- Неужели с моей помощью надеешься вырвать свою драгоценную Темерию из реданских лап? - Иорвет не был бы собой, если бы не бил по больному, самоуверенно глядя Роше прямо в глаза. Весь его вид просто кричал "что, ублюдок, понял, каково это, когда у тебя нет дома, когда на тебя объявлена охота, когда всё, что ты можешь, это идти до конца, зная, что всё равно умрёшь и вся твоя борьба бессмысленна, и ты просто хочешь уйти красиво, чтобы молва запомнила?"
Неприятное ощущение готовности объединиться терзало Иорвета где-то в районе селезёнки. Он бросил на Меригольд полный острой злости взгляд. Чародейка, увы, выглядела как-то слишком спокойно.
- Выкладывай, Роше, - Иорвет отпил из кружки пиво, которое ему совсем не нравилось, и с громким стуком поставил на стол. - Здесь все свои.
~

+2

14

- А тебе, смотрю, подачки dh'oine поперек глотки не застряли, - вернул шпильку Роше, следящий за Иорветом чутко и внимательно. Он и забыл уже, каково это, пререкаться и спорить с остроухим выродком, внешне держась почти что непринужденно, но только и выжидая удачный момента, чтобы резко перевести взаимные оскорбления в бой. В этот раз драться им было крайне нежелательно, и понимание этого меняло всю ситуацию в корне. И вот они оба: натерпевшиеся, находящиеся в весьма затруднительном положении и понимающие, что из той ямы, где очутились, вылезти можно только сообща - а все равно держатся, словно хозяева положения. Безнадежные гордецы. Особенно Роше, которому больше всех здесь требовалась помощь, выглядел так словно пришел сюда схватить Иорвета, а не... вот это все.
   Но старый лис слишком проницательный и догадливый. И странно, что не стал язвить больнее, ковырять глубже. Знай себе, перешел к делу с таким видом, будто они все действительно тут свои. Как бы не так. Что ж, актерское мастерство ему всегда давалось лучше, чем Вернону. Авось, за счет его спокойных щей они привлекут меньше внимания и не вдохновят местных настучать страже.
   - Не гони, Иорвет, ни хера ты не свой, - Роше слегка сощурился, губы поджал, скрывая за озлобленностью собственную неуверенность в том, что действительно стоит делать то, зачем он, по сути, сюда и явился. Но раз пришел, значит, в глубине души уже решил. Только одно дело думать об этом, а совсем другое - выдать врагу все, как есть, самую великую свою ответственность и угрозы, нависшие над ней. Видимо, этого Иорвет сейчас и дожидался. Чтобы бить уже наверняка. Пусть попробует. Долго после этого не проживет точно.
   От волнения в груди заныло еще сильнее, но темерец только едва заметно взмахнул ладонью в объясняющем жесте, мол, ну слушай, золотая рыбка, хрен с тобой. Когда он заговорил, голос его звенел привычной сталью и манерой человека, который уже много лет как привык говорить в командном тоне, даже перестав это замечать. Профдеформация. Иорвету должно быть знакомо.
   - Мне нужно найти надежное укрытие для одной девочки, - сказал он, глядя Иорвету в глаза. Конечно, он не собирался говорить, кем именно приходится эта девочка и почему ее нужно так беречь. По крайней мере, сейчас. Может, эльф решит, что это его дочь, в конце концов. Будет в чем-то прав. Если вообще поверит в тот факт, что с такой жизнью у Роше могут быть дети или хотя бы женщина, которая выдержала бы всю его беготню и безграничное поклонение Темерии. Но эти беспочвенные надежды партизан сразу же отмел: уж каким он эльфа никогда не считал, так это тупым и непроинформированным. Конечно, остроухому известно, какая буча поднялась вокруг детей Фольтеста в Лок Муинне, и наверняка наслышан, что кто-то умудрился похитить единственную выжившую наследницу трона, а потом совершенно случайно Вернона Роше, верного пса темерского короля, объявили вне закона. Если Иорвет не узнал до сих пор, то обязательно догадается теперь. Потому что, тварь такая, не тупой. И достаточно хитрожопый, чтобы не упустить из рук еще одного венценосного dh'oine. Но хуже всего было осознавать, что Роше сам предоставляет ему столь удачную возможность, непонятно на что рассчитывая.
   -  Так, чтобы время от времени я лично мог убедиться, что с ней все в порядке. Не знаю, насколько долго, - добавил мужчина честно. - Будет зависеть от того, как сильно у Радовида подгорит задница гоняться за мной.
   Сам он делал ставки на полгода. Может, чуть дольше. Если безумный реданский король приберег для них что-нибудь особенное.

+1

15

Иорвет скользящим движением переставил многострадальную кружку с горьковатым пивом ближе к Роше.
- А ты выпей. Не брудершафт, конечно, но я слышал, у людей есть такая традиция братания, выпить из одного кубка.
Конечно, слышал он это давно, лет так сто тридцать назад, и за это время традиции могли поменяться. Если он всё не перепутал, и пить не полагалось из какого-нибудь особенного кубка, и не пиво, а смешанное с кровью вино... D'hoine, что с них взять. Варварам варварские обычаи.
В самом деле, не отвечать же сейчас очередной шпилькой в стиле "а я смотрю, тебе гордость вон тоже не мешает принимать помощь от естественного врага, когда прижало". Потому что драка ничего не решит. Иорвет сам себе подивился. Пару лет назад многолюдная таверна вполне могла сойти за отличную арену для боя. А сейчас приходилось нажимать на себя, чтобы не перегнуть палку, потому что драка Иорвету не поможет.
С удивлением предводитель скоя'таэлей признавал, что изменившиеся времена заставили измениться и его. И испытывать беспокойство по этому поводу.
Что ж. Рефлексией он увлечётся где-нибудь в другом месте. Желательно на краю живописного водопада, в покое, нарушаемом лишь щебетанием птиц и звуками флейты. Давненько он не играл на флейте, слишком много времени уходило на поддержание порядка в отряде, на вылазки, на прочие дела. Но мысли о музицировании придётся оставить на потом, потому что Роше - удивительно, что без очередного полного сарказма монолога! - наконец изложил, что у него стряслось и что ему надо.
Иорвет слушал внимательно, не меняясь в лице. Гаденькая ухмылка кривила его губы, хотя под этой маской эльф испытывал другие чувства.
Вопреки гнусным инсинуациям, убийство детей не доставляло Иорвету удовольствия. Даже сознание того, что перед ним детёныш d'hoine, который вырастит и голодной саранчой пронесётся по землям, по праву принадлежащим Aen Seidhe, мешало заносить клинок.
Иорвет нахмурился. Неожиданным образом у Роше появился ребёнок. девочка, о которой он, по каким-то причинам, очень пёкся. Его настолько беспокоила её жизнь, что он был готов объединиться с врагом, лишь бы обеспечить её безопасность. А грозил ей, судя по всему, ни кто иной как сам реданский король! Очевидно, это не просто ребёнок. Он очень важен для Роше и, похоже, важен для Радовида.
Иорвет прикрыл глаза и улыбнулся нехорошей улыбкой догадливого лиса. У Фольтеста же осталась дочь, он ничего не путает? Что ж. Это может оказать полезным в перспективе.
- Есть одно место, пожалуй, - с ленцой в голосе протянул эльф. - D'hoine туда не ходят, да и вряд ли вообще помнят, что это место существует. Люди не очень-то любят вспоминать обо всём, что связано с Проклятием Чёрного Солнца.
Иорвет сам наткнулся на эту башню случайно, исследуя лес, который стал для него сначала временным, а теперь постоянным убежищем. Удивительно, как это заброшенное строение столько лет простояло после того, как заточённая в нём девица то ли сбежала, то ли померла. Но внутри было сухо, пусть и ужасно пыльно, и не завелась никакая тварь.
Башня была слишком далеко и неудобно расположена, чтобы превратить её в склад припасов или второй лагерь, так что пришлось на время позабыть о её использовании. А тут повод выискался.
- Сможешь навещать свою девочку, главное, не заплутай, я тебя потом по болотам искать не буду.
Иорвет фыркнул и откинулся на стуле, заложив руки за голову.
- Будешь мне должен, Роше, - добавил эльф, чувствуя, как внутри теплеет от довольства.
Пожалуй что выйдет выгодный союз.
~

+2

16

Ирвет смеялся. Или не смеялся? Впервые Роше затруднялся четко ответить на этот вопрос и определиться с собственной реакцией. Пожалуй, вражда с этой белкой являлась одним из тех немногочисленных столпов, на котором сейчас держались остатки прежней, привычной Вернону жизни - и сейчас она рушилась, эта облитая человечьей и нелюдской кровью колонна. Потому что времена изменились, Иорвет - спорить с этим теперь было бесполезно - тоже, а вот пес Фольтеста за ними не успел. Отставив борьбу со скоя'таэлями до лучших времен, мужчина почему-то решил, что когда настанет пора, они с Иорветом, коли тот не подохнет к тому времени, снова столкнутся нос к носу с мечами наголо. И это стало бы верным признаком того, что жизнь продолжается, возвращается понемногу в старую колею...
   А на деле получалось другое: эльф, которого Вернон мечтал торжественно вздернуть на главной вызимской площади и который попил ему немало крови, протягивает ему "кубок мира", а его гаденькая ухмылка больше напоминает старую привычку, чем искреннее злорадство. У темерца не получалось уловить исходящую от него ту ненависть, что была обычно неотъемлемым спутником Иорвета и сочилась из его слов вместе с презрением. Старый лис был... почти что спокоен. И сейчас, только сейчас Роше увидел в нем истинную гордость и стать Aen Seidhe, не прикрытую в эту минуту ничем. И вот это - выбило из колеи. Вернон не понимал, как вести себя с таким Иорветом. Плеваться ядом, вроде, расхотелось тоже. Поведение давнего врага настраивало на мирный лад. Где такое видывали? Раньше они с удовольствием бы  хоть зубами вцепились друг другу в глотку, перевернули бы этот треклятый стол, посоревновавшись для начала, кто кого им придавит. А теперь, вот, сидят. Пьют.
   Вернон взял кружку правой рукой, - той самой, которую держал поблизости от спрятанного в рукаве кинжала, - и сделал пару больших глотков. Не столько в демонстрацию готовности идти на мировую, сколько успокоить нервишки. Последнее время делать это такими методами приходилось часто. Только обычно пойло не такое дрянное. Впрочем, вкуса мужчина почти не почувствовал, спасибо больному горлу и занятой совсем другими вещами голове.
   - И все? - не выдержал Роше, поставив кружку между ними. - Никакого злорадства? Вопросов? Торга? Даже не скажешь, какие рукожопы местные dh'oine, что делали это пиво, и как приятно было бы обмазать им рожи медом да пихнуть в муравейник за напрасную порчу продуктов? Надо же, Иорвет, а времена действительно изменились!..
   Отчасти Вернон даже злился на Иорвета за такое поведение. Он готовился к отказу, к возмущениям, к пылкой дискуссии и даже к драке - собирался ступить на привычную твердую почву их долгой вражды. А в итоге угодил на хрупкий лед... партнерства? Если на самом деле не окажется, конечно, что Роше вдруг растерял форму и не почуял той беды, в которую столь умело заводил его сейчас враг. Что ж, эльф всегда умел быть резким и внезапным, как понос - врасплох заставал так же легко, как дышал.
   Сам факт того, что сейчас темерец крепко ему уступает, травил изнутри так, что зубы сводило. Безумно тянуло курить.
   - Мне нужны гарантии, что там она будет в безопасности, - продолжил он гнуть свое. - В том числе, и от засранцев из твоей бригады. Чем меньше народу знает, тем лучше.
   Нужно было сказать обо всем этом Бьянке. Она имела право знать как и союзе, на который пошел Роше, так и о месте, где будет Анаис. Если она там будет. Если ничего сейчас не сорвется. И все, со стороны Вернона осведомленных больше не будет: чем меньше людей знает, тем сложнее будет Радовиду раздобыть информацию. Бьянка и Трисс точно не пойдут стучать, Иорвет... пожалуй, тоже нет, вряд ли его чем-то привлекает сжигающий нелюдей ради забавы Радовид. И этот круг лиц бывшего командира королевского  спецподразделения вполне устраивал. Но - нужны гарантии. Гребаные гарантии, которые в нынешнее время превратились в самую настоящую роскошь.
   Он все-таки полез за трубкой и табаком. Иорвет расселся слишком вольготно, чтобы быстро выхватить меч и снести ему башку, если вдруг захочется. Самому Вернону бросаться на него сейчас тоже совсем не хотелось: больно уж доверительно держался эльф. Никакого подозрительного блеска в глазах, жестов, ноток в голосе, даже поза, вон, максимально открытая - в такой момент убивать бросится только подлая крыса. А Роше потихоньку привыкал к тому, что от сидящего напротив в этот раз засады ждать действительно не придется.
  Странные времена настали, правда?
  Раскурив трубку, темерец пару раз затянулся сам, а потом протянул эльфу встречный символ доброй воли:
   - На, - сказал, - какой кубок дружбы без трубки мира? Тем более, табак поприятнее этих помоев будет.
   Вот и докатился Вернон Роше до того, что лично перечеркнул многолетнюю вражду. Так легко, словно... Словно на самом деле был готов к этому задолго до.

Отредактировано Vernon Roche (08-11-2017 18:05:39)

+3

17

- А зачем мне это говорить? - Иорвет изогнул в недоумении правую бровь, всем своим видом выражая "подобное поведение недостойно моей королевской особы, глупый d'hoine. Ты хочешь опускаться до уровня этих смердов, вот и опускайся, только, ради Аэлиренн, без меня".
Роше был прав, конечно, что требовал гарантии. Если бы в руки Иорвета вдруг попал потомок Лары Доррен, он бы тоже носился с ней, как с хрупкой фафоровой куклой и сделал бы всё для её выживания. Потому что это была бы надежда. Надежда всего эльфийского народа не на возвращение себе былого величая, нет, но надежда на новую жизнь в новом мире. Ради этого стоило бы бросить все силы, пойти на сделку даже со злейшим врагом.
Прав был Роше и в другом. Как можно меньшее количество людей и эльфов должно знать, где будут скрывать дочку почившего короля Темерии. Откройся этот союз, у скоя'таэлей появилось бы много вопросов. Которые они начали бы задавать, потрясая в воздухе клинками. Потому что одно дело принимать помощь от чародеев, взамен помогая им безопасно перебираться в Ковир. Принимать помощь от париев, таких же изгоев, которых в лучшем случае ждёт относительно быстрая смерть на костре, не так болезненно для гордости. К тому же, чародеи, останавливаясь на некоторое время в лагере, вели себя смирно, а могли и подлечить кого с простудой или какой-другой болячкой. Иногда среди небольших групп знахарей были и Aen Seidhe. Иорвет рассчитывал, что по прибытию в Ковир они проболтаются среди своих, кому, кроме рыжеволосой Меригольд, обязаны своей жизнью. С какой стороны не посмотри - выгода.
С мрачной иронией Иорвет отметил, что и Синие Полоски Роше вряд ли придут в восторг от подобных перемен.
Да и помимо этого... Нельзя, чтобы девчушка сидела в башне одна. Кто-то всегда должен находиться рядом. Кто-то, кто успокоит ребёнка, если ночью завоет какая тварь под стенами. Кто проконтролирует, чтобы она вовремя ела, хорошо спала и чему-то училась. Наверняка же Роше как-то организовал процесс обучения? Не собирается же он садить на престол пусть благородного происхождения, но совершенно неграмотного ребёнка? Была же у темерского командира блондинистая такая девица, резкая, как стрела, щеголяющая в рубашке, что себе не каждая распутница позволит. Её заботам наверное принцессу поручил? Но если эта особа будет в башне, а потом туда зачем-то придётся прийти Иорвету, где гарантия, что она не попытается прирезать временного союзника вопреки (по?) приказу Роше?
- Ну и дрянь, - с чувством сказал Иорвет, делая короткую затяжку и тут же закашлевшись. - Вы, d'hoine, что, полынью с носками трубки набиваете? Дрянь, а не табак.
Но и из своих эльфов Иорвет бы не смог выбрать, кого оставить с девчонкой. Да, в его отряде были женщины. Возможно, кто-то из них даже любил детей. Эльфийских. И, пожалуй, воспринял бы подобное назначение, как наказание и ссылку.
Так себе ситуация складывается.
- Своим я пока ничего не скажу, можешь не сомневаться. А вот как твои больно ретивые бандиты отнесутся к тому, что ты их будущую королеву эльфам отдал?
Иорвет насмешливо фыркнул, сложил руки на столе, кончиками пальцев правой руки чувствуя холод спрятанного в рукаве узкого ножа.
- Ты не доверишься никому из моих, я - никому из твоих. Поэтому предлагаю, чтобы безопасностью твоей принцессы занялась третья сторона.
Иорвет обратился к чародейке:
- Не найдётся ли у нашей многоуважаемой Трисс знакомой, мечтающей сменить место жительства с тесного Новиграда на уютную башню в лесу?
~

+2

18

Kamelot - My Confession


     Трисс молчаливо наблюдала за происходящим, увлеченно потягивая из кружки Иорвета пиво так, будто они три бродяги, едва-едва собравшие деньги на это пойло.
Потом кружка стала достоянием братской любви, как и трубка Роше... Трисс наблюдала за происходящим как кот наблюдает за бантиком на нитке. Благо, оба собеседника были так увлечены друг другом, что не замечали, как периодически Трисс насильно сдерживает в себе смех. Строго говоря, можно было решить, что у Трисс поехала крыша, но женщина почему-то почти полностью была уверена в том, что враги друг другу не причинят никакого вреда, это, к слову, подтверждал рассказ Геральта о том, как эти двое расстались во Флотзаме. Роше ведь тогда не убил Иорвета, очевидно потому, что не был достаточно зол.
Но Меригольд нравилось наблюдать за происходящим на "сцене", нравилось, что на её глазах, можно сказать, творилась история, что впору было брать блокнот и записывать, зарисовывать...
Несколько раз Меригольд всё же хотела вмешаться (хотя бы чтобы сказать обоим "да вы что, серьезно что ли?!"), но разумно сдерживала себя, в сотый раз удивляясь, как изменился Иорвет (или она просто плохо его знала?) и как самопротиворечит Роше, буквально на лбу у себя показывая фразу "да, я гордый, но выхода нет. А ты, Меригольд, заткнись". И Трисс про себя (и иногда не про себя) хихикала. Старая семейная парочка... Меригольд им даже завидовала, потому как они испытывали друг к другу сильные и искренние чувства (кому есть дело до того, что они отрицательные), а вот сама чародейка по-прежнему была одна.
Меж тем события продолжали развиваться. И от звука своего имени Трисс почему-то неприятно поежилась, у Иорвета был и голос-то такой, будто даже если бы он говорил комплименты - звучали бы они как самая заправская издевка. Потом он ещё любил так растягивать слова, точно бы они у него были резиновые, и делать странные окончания в словах. Ещё Трисс не нравилось, что он держит руку на сабле.
Она медленно перевела взгляд на Вернона, смотря ему в глаза за долгое время, что он находился здесь... А потом, прыснув, рассмеялась, едва не касаясь лбом грязной столешницы. Она старалась смеяться тихо, но несколько человек все равно повернули к ней свои не самые приятные физиономии. Нет, ну правда! Видели бы эти двое свои нарочито важные физиономии. Нет, ну, на каждого в отдельности Трисс уже порядком насмотрелась, оценивая тот градус пафоса, которые они максимально могут выдать, но теперь... Словом, когда на петушиный ринг вышли два самых главных петуха - перьев в округе грозилось быть просто немерено.
— Вы бы видели себя со стороны, - прикрывая рот ладошкой, прошептала Трисс, затем поправила прическу. — У меня нет, Иорвет, но я думаю, у тебя есть, - она повела бровью, выжидательно глядя на эльфа, затем повернула голову к Роше, — и у тебя тоже.
Она подождала чуть-чуть, чтобы в головах уложилось.
— В Новиграде в последнее время все сложнее оставаться незаметной: плакатами с моим лицом можно полностью и на два раза изнутри и снаружи обклеить мой дом. Сегодня меня едва не поймали, - она стала говорить ещё тише, натянула на лицо капюшон, — к тому же, как посредник между вами двумя, - она опять усмехнулась, — я лучшая кандидатура. Да и доверять кому-то ... - Трисс вовремя удержала себя от того, чтобы сказать имя. С другой стороны, Иорвет всё равно узнает её, когда увидит, но у Роше ведь свои строгие темерские правила, — её я не буду.
Трисс тревожно оглянулась.
— Нам пора идти. Смена караула будет через полчаса, я должна успеть пробраться обратно в город и решить свои дела, - Трисс посмотрела на Иорвета, — встречаемся послезавтра у дерева, сожженого молнией на закате. Ты покажешь мне дорогу, - потом она повернулась к Роше, — приводи её утром туда же, где мы встречались в последний раз, - Трисс поднялась на ноги и, оказываясь у Вернона за спиной, положила ладошку на плечо темерца, мягко, по-женски сообщая ему мысль, что все будет хорошо, что она никому не даст в обиду Анаис. Затем она посмотрела в лицо эльфу и мышкой выскользнула из корчмы, унося с собой приятный и легкий розовый запах.
~

Отредактировано Triss Merigold (11-11-2017 22:41:48)

+2

19

Синие Полоски не сказали бы Вернону ни слова против. Только уточнили бы, не нужно ли организовать патрули по периметру. Но Синих Полосок больше не было - стараниями этого жирного борова Хенсельта. От Синих Полосок - только Бьянка, которая обязательно будет поставлена в известность. Роше до сих пор помнил тот день, когда вошел в служивший столовой шатер, и увидел своих людей повешенными. Нет больше Синих Полосок. Есть только Вернон, Бьянка и добровольческий полк. И вот он как раз и захотел бы вздернуть Роше на суку за то, что он делал сейчас.
   - Тоже мне, знаток выискался, - огрызнулся ворчливо мужчина, одарив Иорвета таким взглядом, мол, ну и отдай тогда обратно, буржуй доморощенный. Но в целом, эльф правду говорил, курево не самое лучшее. Просто давно уже пришлось привыкнуть к тому, что есть. А вот если бы табака не было вообще, командир партизанского движения стал бы еще злее. Это только кажется, что дальше уже некуда.
   Когда Трисс засмеялась, темерец как раз выдыхал сизый дым. И даже на секунду переглянулся с Иорветом, чтобы убедиться, считает ли он тоже этот чародейкин выпад странным. Мурло эльфа оставалось с таким же пакостным выражением, что и всегда, в общем-то, но что-то из разряда "я нахожу эту человеческую женщину причудливой" Роше заметил. Хотя, мог и ошибиться. Черт его знает, что на уме у этого остроухого. Но одно можно было сказать точно: видеть происходящее со стороны Вернон категорически не хотел. Что-то подсказывало ему, что зрелище будет исключительной убогости. А вот против Трисс в качестве воспитательницы и защитницы будущей королевы совсем не возражал. Если не она сможет позаботиться об Анаис, то кто? Тем более, что они уже знакомы и неплохо ладили в свое время.
   Вернон хрипло кашлянул, прикрыв рот кулаком. Мысленно попросил у больного горла самоисцелиться до завтрашнего дня, потому как болеть все еще некогда.
   - Добро. Твоя лошадь ждет прямо перед корчмой, - только и произнес темерец, поймав себя на мысли, что в последнее время как-то уж больно часто его стали трогать без цели нанести вред. За исключением Анаис, каждое такое касание заставляло его рефлекторно напрячься в ожидании угрозы, а когда он понимал, что таковой не последует, начинал чувствовать себя очень странно, можно даже сказать, не очень хорошо, но у него хватало других дел, кроме как анализировать собственное состояние. - Береги себя, Меригольд.
   После этого Вернон снова смерил внимательным взглядом Иорвета. До зубовного скрежета непривычного Иорвета, который  либо крепко хлебнул (хотя и без того ведь хватало ему) дерьма за то время, что они не виделись, и поэтому поумнел, либо по каким-то причинам упорно прятал свое умение адекватное себя вести до сих пор. Так или иначе, но спокойным эльфа наблюдать очень непривычно. Как будто кто-то другой... Но иной раз взглянешь, и нет - все тот же пафосный и наглый выродок.
   - Тогда завтра покажешь мне дорогу к башне, - произнес Вернон без тени вопросительной интонации. Он не поведет Анаис вслепую, лично не убедившись в пригодности места. - Не хочу сюрпризов. Предлагаю выдвинуться с утра. Откуда и когда именно?

+2


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Холод на границах королевств [the Witcher]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC