faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Питер с притязательным видом понюхал джемпер и поморщился. Стоит поискать ещё, наверняка где-нибудь на нижней палубе есть тот угол, который Квилл не обыскал на предмет более свежей одежды. Хотя, с тех пор, как на корабле стала обитать целая семья Стражей, искать что-то здесь стало просто бесполезно.
Распинывая в стороны какие-то болты и железяки, которые как хлебные крошки повсюду оставлял за собой Ракета, нахмурившийся Командир искал глазами тканевую жертву, от которой не так сильно пахло мужчиной.
— Не вот это ищешь? — в хвосте корабля, у той части, которая условно считалась территорией Гаморы, стояла последняя в галактике Хобериска с последним в галактике чистым джемпером Питера Квилла наперевес. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » if we were invincible [fbawtft]


if we were invincible [fbawtft]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

if we were invincible
if we could never die
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/E5iYkkI.gif https://i.imgur.com/4M2MPIj.gif
https://i.imgur.com/ZCQcio1.gif https://i.imgur.com/rYNclaK.gif

Caught myself before I fall
I see through all the reasons we are letting go
Even if this day won’t come
I’ll burn a thousand moons just to light a single sun

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Theseus Scamander & Gellert Grindelwald

somewhere in Europe. late February, 1927

АННОТАЦИЯ

Тёмные маги не любят разговаривать при свидетелях.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

0

2

The time has come
For me to talk to you
And I don't mean
To hurt your pride
But everybody needs a friend sometimes
To make you see the light
Scorpions — The Game Of Life

Когда Тесею было восемь, отец взял его на Гебриды. Когда-то прибывшие из солнечной Греции первые из рода Скамандеров поселились именно там. Гористая, перемешанная с лугами и торфяниками местность напомнила им родную Аттику, чья жидкая земля давала всходы лишь живучему винограду, да неприхотливой оливе. Но Гебриды были суровей. Их терзали жестокие ветра, приходящие с севера снежными бурями, с корнем вырывающие деревья. Но суровый климат новой родины не сломил характер людей, чьи предки сложили головы под стенами легендарной Трои. Нет. Там, в испещрённых узкими острыми ущельями горах, среди заливных лугов были выкованы новые Скамандеры, не знавшие иной родины, кроме туманных островов.
Тесей, подставив лицо до костей пронизывающему холодному ветру, разглядывал омываемый тёмными волгами пляж. Белая пена мешалась с песком, покрывая стык тверди и моря толстым грязно-охровым налётом. Он спросил тогда, почему же теперь семья живёт в Дорсете? Отец посмеялся, похлопал по плечу и ничего не сказал.
Тесей не любил горы, несмотря на то, что всю жизнь провёл рядом с ними. Не любил потому, что привык. Каждый день, вставая с лучами рассвета дома, он выходил на крыльцо и смотрел на укутанные сизой дымкой утреннего тумана прибрежные скалы, и высокие лесистые холмы. Похожий вид открывался и из окон башни Гриффиндора. Тот романтический образ гор — пристанищ фейри, легендарных королей и ждущих спасителей принцесс — что воспевали поэты, не находил отклика в его сердце. Глядя на заснеженные вершины он видел лишь причудливые последствия движения тектонических плит, а не вдохновляющих и опасных почти что божеств. Даже когда судьба завела его в Альпы, глядя с узкой тропки на раскинувшуюся внизу зеленую долину, он не чувствовал того возбуждения, что охватило его младшего брата.
Ах да. Ньют ведь был в восторге из-за драконов.
Снег вокруг лежал плотной периной, сохраняя причущиеся под его толщею травы и корни. Снег совсем не походил на привычный Тесею. Он лежал ровным рассыпчатым слоем, а не комками серого цвета, как в Лондоне. Хотя, Тесею давно не доводилось видеть в столице Британии настоящего, как в Хогвартсе, снега. Если он и шёл, то только под руку с дождём. А потом заморозки превращали этот союз в неприглядную ледяную корочку.
Тесей выдохнул. Вырвавшийся из лёгких воздух стал паром, поднимающимся ото рта к высокому синему небу. Было холодно.
Тесей перевёл взгляд на своего спутника. Лицо его — все ещё непривычные новые черты — кривила судорога. Значит, аппарация перенесла их достаточно далеко, чтобы поплохело даже столь сильному магу.
Молча ожидая, пока Гринлевальд придёт в себя, Тесей погрузился в раздумья. Интересно, любил ли тёмный маг горы? Или за проведённые в Дурмсиранге годы так же превратили их в его душе лишь в обычный элемент ландшафта?
Гриндевальд поправил воротник своего тяжёлого мехового пальто. И правда, в таком климате чёрный драп, любимый Тесеем, не спас бы от скорого переохлаждения. Гриндевальд стал походить на крупного пушного зверя и, совсем немного, на погибшего младшего Кеммериха. Тот так же кутался в своё оставшееся от ученических времён пальто, сидя к походного костра.
Тесей огляделся по сторонам. У него ещё оставалось некоторое время до того, как жадный до внимания болгарин перетянет все мысли на себя. С ним сложно угадать, сразу ли он озвучит свой план или будет ходить вокруг да около, как робкая девушка, боящаяся прямо сказать, что ей приглянулся юноша.
Ну или юноша, которому приглянулся юноша. Это сравнение было даже более подходящим.
— Вы ничего не хотите мне сказать?
Они сделали несколько шагов вверх по склону. Здесь ельник переходил в широколиственный лес, в это время года голый и сиротливо смотрящийся на фоне колючих красавиц.
Тесей много чего мог бы сказать Гриндевальду. Помимо банального "что вы собираетесь делать?" Были у него и другие вопросы. Например, незакрытым белым пятном в воспоминаниях маячила причина, по которой тёмный маг проник в дом Тесея несколько недель назад. Или вопрос "почему вы сменили палочку?" Слишком сильно новая отличалась от старой формой, это было несложно заметить.
Но нет. Тесей хотел сказать кое-что другое.
— Есть кое-что, вы правы, — кивнул Тесей, кося глазами вправо на какую-то долю секунды. — За нами следят... Не оборачивайтесь, продолжайте идти...
Гриндевальд скривился. Конечно, он ненавидел, когда за ним наблюдали. И не терпел чужих приказов.
— Двое. Мужчины. Они очень осторожны... Опытные охотники, — продолжал передавать свои наблюдения Тесей. Гриндевальд выигрывал у него как Легилимент, когда возникала необходимость прямого втордения в чужую голову. Он просто с силой ломал все преграды неподготовленной жертвы. Эффективно и эффектно, но в долгосрочной перспективе порождало много проблем. Тесей же был достаточно собранным, чтобы концентрироваться не только на себе и своих эмоциях, но и ясно чувствовать людей вокруг себя. А два чужих сознания, помимо из, отчётливо выделялись на фоне снежного безмолвствие леса.
— Мы вызываем у них любопытство, но и страх, — Последнее могло порадовать тёмного мага. — Не могу сказать определённо, маги ли они или магглы. Увы, я не знаю языка, на котором они думают. Что-то западнославянское, полагаю.
Зато стало более понятно, где географически они находятся.
— Вы хотите, чтобы они отказались от преследования?
Вопрос только в методах.

***

Тесей молчал. Он выслушал Гриндевальда, не поведя и бровью, лишь глаза, наблюдающие за передвижениями тёмного мага двумя ледышками, выдавали в нём живого человека. Человека, не желающего никого пускать близко, и речь сейчас шла далеко не о прикосновениях, хотя чужая ладонь на загривке заставила его инстинктивно напрячься, пусть и не отстраниться.
Гриндевальд, как всегда, нашёл максимально неподходящее время и место, чтобы поиграть в знатока человеческих душ. На язык так и напрашивался вопрос "у вас там что, близость к немецким границам так на население влияет, что каждый мнит себя Фрейдом или Кёлером?". Но он, конечно же, смолчал. Как всегда предпочитал молчать, стоило кому-то задвигать обличительные речи и исповеди. Только с младшим братом, только с Ньютом не всегда удавалось избежать разговора.
Но это не тот случай.
Если человеку несколько раз повторить то, что он и так знает, ничего не изменится. Не откроются новые глубины понимания, не изменится поведение. Может быть, возникнет лёгкое раздражение, как от попавшего в глаза снега. Тесей и сам знал, почему пришёл к Гриндевальду. Сам это и сказал в первую же встречу. И знал, что не просто так к тому Рождеству переделал все дела и попросил брата последить за кошкой.
Впрочем, наверняка они ещё не раз вернутся к этому разговору. Разве что в "я не стал бы вас убивать за предательство" верилось с трудом. Как иронично, что они — тёмный волшебник и британский аврор — были предельно честны друг с другом. Но Тесей бы убил за предательство. Просто потому, что не стоит оставлять за плечом потенциальную угрозу.
Он прикрыл глаза, отрешаясь от снега и леса, от шороха ветра в покрытых льдом иголках, и от воркования птиц. Он настраивался на сознание людей, которых и не собирался убивать, и даже если бы Гриндевальд этого потребовал, постарался бы убедить, что два трупа без очевидных признаков смерти привлекут ненужное внимание. Как хорошо, что тот и сам это понимал.
Настроиться на аппарацию по чужим мыслям было крайне тяжело. Его инструкторы бы вообще назвали затею бредовой, если не сумасшедшей, но Тесей уже знал, что это возможно.
Он достал из-за полы пальто палочку, становясь так, чтобы наблюдающим из-за деревьев людям была видна только его спина, и коротко взмахнул. Поднявшийся вдруг ветер снёс с заснеженных елей их белое покрывало, на считанные секунды создавая непроницаемую завесу между магами и охотниками. Этого мгновения, впрочем, было достаточно.
Тесей аппарировал. С занимаемой им теперь позиции хорошо просматривался склон, на котором стоял ожидающий его возвращения Гриндевальд. И спины двух мужчин, начавших оборачиваться на хлопок аппарации. Тесей был быстрей.
Два коротких заклинания, две синие вспышки и вот перед ним покорными его воле куклами застыли охотники, так некстати решившие выбраться в эту часть гор.
Кто были эти люди? Пришли ли они сюда с ружьями в поисках фазанов, чтобы накормить семьи? Или же это простые браконьеры, идущие проверить ловушки на куниц? Знай Тесей язык, на котором говорили охотники, он бы смог установить это точно. Не то чтобы эти знания могли принести ему пользу в будущем, но так было бы проще работать с воспоминаниями. Вложить в головы правдоподобную легенду, а не просто стереть последние полчаса жизни и оставить под кустом, пока не очнутся. Это ведь не самая лучшая идея. Здесь холодно и лежание на снегу не лучшим образом скажется на здоровье магглов.
Особого выбора не было.
Тесей задумчиво смотрел на тела у своих ног, будто бы в нерешительности вертя в руках палочку. Дело было сделано, но он пока не спешил возвращаться, хотя промедление тёмному магу не понравится. Тот работал с чужими воспоминаниями куда грубее, но быстрее.
Тесей взмахнул палочкой, накладывая лёгкие согревающие чары на охотников. Продержатся, пока те не придут в себя.
На его счету слишком много чужих жизней, чтобы убивать понапрасну.
Пожалуй, что Гриндевальд прав. Тесей ведь не предаст его просто потому, что старая сторона предложит ему более выгодные условия, просто потому, что станет угрожать жизням его близких (а на этот случай в голове уже был план). Нет. Только потеря веры в убеждения, в общее благо, в шанс, что, пусть будут жертвы, но ещё одна Великая война будет предотвращена. И что останется от самого Тесея, если он потеряет эту землю под ногами?
— Нас больше не потревожат.
Смерть была бы милосердием. Из него бы Тесей убил предателя. Но Гриндевальд более жесток. И нельзя не признать, изощрённей в своей жестокости и в своей честности.
Ветер набирал силу.
~

0

3

Evgeny Emelyanov – Sorrow
Гриндевальд не сомневался, что Тесей справится. Такие люди не подводят. А если и подводят, то по хорошо продуманному собственному плану, так что успеваешь испытать лишь легкое удивление, пока знакомое лицо сопровождает проникновение холодного клинка меж ребер. И тем не менее пока что сомневаться в лояльности Скамандера не приходилось. Пожалуй, если бы не паранойя, болезненный опыт с доверием, настороженная интуиция, он бы уже давно подпустил Скамандера ближе.
Развернувшись спиной к чаще, в которой скрылся британский аврор, Геллерт подставил лицо холодному ветру. Кожа его, вопреки озлобленной стихии, горела изнутри. Горло сохло, сердце билось так шумно, будто бы кто-то вытащил его из груди и поднес теперь к уху. От каждого толчка крови по кровеносным сосудам его само словно чуть шатало. Тёмный волшебник прикрыл глаза, зная, что скоро дурнота пройдёт. Сначала станет совсем жарко, невыносимо, а потом всё пройдёт. Кости словно раскалятся, выжигая своим жаром плоть изнутри, тошнота стянет горло, голова закружится так, что он напрочь забудет о том, что всё также спокойно стоит на пологом склоне, и в какой-то момент сам факт существования станет невозможно болезненным, но потом... Потом резко полегчает, боль отступит, признав очередное поражение, от слабости не останется и следа.
Геллерт открывает глаза, отмечая, что, как и предлагал, всё также стоит на склоне, сцепив руки за спиной, лицом к безумствующей стихии. Он расцепляет заиндевевшие пальцы, чтобы коснуться складки над губой, и оказывается прав, отмечая на бледной коже воинственно-алую кровь. Магией он избавляется от любых намеков на то, что так же, как и другие, смертен, и к тому моменту, когда Тесей возвращается, в своей обычной невозмутимости стоит, задрав голову к размазанному серому мареву неба, будто бы силясь разглядеть что-то в нём.
- Благодарю, - всё также глядя в небо, тихо, еле слышно сквозь вой ветра изрекает Гриндевальд, неясно, кому адресуя свою короткую фразу.
- Далее мы пойдем пешком. Без магии, потому что она оставляет свои следы, - взгляд лже-синих глаз переходит на фигуру Тесея. Геллерт медленно протягивает ему свою ладонь. - Вашу палочку, пожалуйста. И в спокойных радужках фальшивого цвета медленно перетекает, словно содержимое лава-лампы, пугающая мощь, замороженная ярость. Один неверный шаг, лишнее промедление и иллюзия безопасности рухнет, угроза сорвётся с поводка.
Тёмный волшебник кивает, выражая ли подобным жестом благодарность или же своё одобрение. Чужая палочка скрывается за пазухой, свою же он наоборот извлекает на свет божий. Конец временной замены Старшей палочки беззвучно касается сначала лба Скамандера, затем Геллерт щелкает себя по плечу. Оба они по немой команде становятся прозрачными, обтекаемыми красками внешнего мира.
- Меры предосторожности, - негромко объясняет Гриндевальд, хотя Скамандер и сам не дурак, уже догадался. Не дожидаясь, пока заклинание обхватит полностью его величественную медвежью фигуру, Геллерт прячет палочку и выдвигается навстречу ветру.
- Моя палочка находится сейчас во владении госпожи Фламель, - безэмоционально нарушает молчание Геллерт несколько метров вверх по заснеженному склону спустя. - Вы, наверное, думаете, почему бы мне не разобраться с ней? Ведь Гриндевальд так привык решать свои проблемы, - он многозначительно протягивает слово, не вдаваясь в подробности, и лишь резко хмыкает в ответ на завывание ветра. - И я правда могу разобраться с Фламель. Самое дорогое, что есть в её жизни, сейчас в моих руках. Её сын, - на всякий случай, ровным голосом поясняет болгар. - Но место Фламель обязательно займёт кто-нибудь другой. Зачем мне в таком случае новый неизвестный враг, если я могу использовать старого уже изученного? - Геллерт самодовольно усмехается, продолжая двигаться вперёд. Но мысль о том, что главе французского аврориата, наделенной теперь всеми необходимыми для его поимки полномочиями, возможно тоже что-то известно про него, заставляет его взять паузу в монологе. Отвлекшийся на собственные раздумья, Гриндевальд оступается, левая лодыжка под слоем снега проваливается чуть глубже - в звериную ли нору или просто неровность почвы, и всё же весь величественный корпус кренится будто бы большой корабль, нашедший на риф. Нащупав опору в плече британского аврора, болгар легко вырывается из природного капкана, бросив на Скамандера быстрый тревожный взгляд - если бы Ньютон был не в безопасности, его брат вряд ли согласился бы на эту миссию, не так ли? Обозленный на собственную минутную слабость, болгар скалится, хмурит брови.

+1

4

Горло щекочет смесь не самых приятных запахов. Тесей коротко чихает в меховой воротник пальто, потеревшись о него носом как недовольный кот.
Ветер донёс до него запах шахты. Каменная пыль здесь ощущалась не так сильно, как если бы они были на другом склоне горы, откуда её и принёс шальной ветер, но всё равно было не очень-то приятно. Тесей не любил аромат промышленности, хоть и жил в городе, заводов в котором было едва ли не больше, чем людей. Поэтому если его и заносило в рабочие районы по делам, он старался как можно быстрее их покидать.
Задрав голову, Тесей посмотрел на солнце, определяя его положение. Потом снова на окружающие их горы. Но смолчал, внимательно выслушивая всё, что говорил ему Гриндевальд, с удивительной преданностью позволяя тёмному магу получить в своё распоряжение лавровую палочку с пером феникса в сердцевине. Без главного своего оружия Тесей чувствовал себя неполно. Будто был скульптурой, которой мастер по одному ему видимой причине отсёк руки по локоть.
Тесей следил за Гиндевальдом холодным, звериным взглядом, теряясь в догадках, что такого он может увидеть, что лишение волшебной палочки превращается в меру предосторожности. Но он позволил себе усмехнуться, стоило болгарину упомянуть мадам Фламель. Признаться честно, если бы Гриндевальд вдруг решил убрать главу созданного для его поимки отдела, Тесей бы приложил все усилия, чтобы его отговорить. Не потому, что питал какие-то тёплые чувства к бывшей подруге или из аврорской солидарности. Просто, Гриндевальд прав, убей он Фламель - её место займёт кто-то другой, быть может, ещё более фанатичный. Но не только в этом дело. Смерть от руки Грозы Европы превратила бы Каролин в мученицу, святую, символ борьбы с тёмным магом и его армией приспешников. Её бы вспоминали в своих пламенных речах политики, о ней бы говорили, что она была что Жанна д'Арк, сверкающим мечом рассекающая ровный строй англичан. Все бы позабыли, какая же она тварь, потому что о святых, какими бы они ни были при жизни, в житиях пишут только одобренную сверху красивую и мотивирующую ложь.
Нет, убивать Фламель сейчас - никудышная идея. Как и вообще, быть может, убивать. С этой ведьмой надо бороться другими путями. Долгими, сложными.
- Дискредитируйте её, - Тесей говорил ровно, не перекрикивая ветер, но его было хорошо слышно. - Сделайте так, чтобы она впала в немилость во французском Министерстве. Если её снимут с должности, если там решат, что от ваших фанатичных врагов больше вреда, чем пользы, в будущем вам будет легче взять эту страну под контроль.
Тесей вновь глянул на небо. Снегопада, вроде, не предвиделось.
- Мы в Рудных горах, не так ли? - Тесей поймал взгляд Гриндевальда и понял, что не ошибся в своём предположении. - Я бывал здесь однажды. Во время войны, - уточнил он. - Магглы добывают здесь металл для своего оружия, не подозревая, что многие века назад кельтские маги зарыли здесь опасный артефакт, - он замолчал, предаваясь не самым приятным воспоминаниям. Им тогда невероятно повезло, никто из группы не погиб. Но воспоминания о жутких, похожих один на другой подземных тоннелях, об их гладких гранитных стенах с вкраплениями слюды, подобно звёздам отражающей свет волшебных палочек, отдавали неприятным холодком по хребту. -  Впрочем, его там больше нет.
Инстинктивно Тесей чуть не подал увязшему тёмному магу руку, но тот и сам ухватился на плечо, вытягивая себя из ловушки.
- В войну на те рудники сгоняли преступников и пленных. Их не так жалко, если штольню завалит или природный газ взорвётся. В мирное же время приходится и платить шахтёрам больше, и считаться с их союзами. А бараки для заключённых снесли или превратили в склады. До новой войны, конечно.
Да, с Рудными горами у Тесея были связаны не самые приятные воспоминания. Его сослуживцы по добровольческим отрядам, из тех, кто родился в Австро-Венгрии (когда она ещё была империей), рассказывали много баек про эти места.
- Про эти горы говорят, что одному сюда лучше не соваться. Особенно в юго-восточную часть. Тут, например, обитают вампиры, - главное Ньюту об этом не рассказывать, а о ещё захочет поискать их самолично. - Что интересно, и правда обитают, - пара огненных заклинаний их отпугнула, впрочем. - Если бы мне вдруг захотелось держать врага в заточении, я бы, пожалуй, выбрал именно эти горы. Здесь в здравом уме никто искать не будет.
Тесей, впрочем, не стал продолжать говорить вслух родившуюся в голове смутную догадку о цели их визита в горы.
- Вам нездоровится? - вместо этого спросил он, внимательно наблюдая за Гриндевальдом. Своим видом тот и не показывал странностей своего самочувствия. Это была ещё одна смутная догадка. Тесею было интересно, насколько проницательным он был в этот раз.
~

+1

5

Склонив голову и опустив глаза, Геллерт усмехнулся в черный густой мех. Он не просто так отправил Скамандера за охотниками, справляться с проблемой, которую вполне бы мог устранить сам. Ему хотелось скрыть факт своего временного недомогания. Глупо было надеяться, что это поможет, когда имеешь дело с лучшей ищейкой Британских островов. Он обернулся, встречаясь взглядом с голубыми глазами. Иногда не стоит пытаться обмануть умного человека, чтобы самому не показаться дураком.
- Это временное недомогание. Пройдет через несколько минут, - он уверенно дернул плечами, отводя взгляд к горизонту, за которым то и дело неустанно наблюдал. - Терри уже обмолвился об моих татуировках. И я сказал вам, что он считает, что я влез туда, куда не следовало. Так бывает, когда тратишь магии больше положенного. Она возвращается, поразительно быстро, но, - Гриндевальд нахмурился, словно вид холодного неба чем-то раздосадовал его, - но сильные рисунки обычно наносят одновременно с защитными. К сожалению, этого сделать я не успел, - он снова дернул плечами, на этот раз медленно, равнодушно, будто речь шла ком-то другом, чья жизнь ему была совсем неважна. В памяти всплыло напоминание о том, почему именно Геллерт бросил свои дела на Востоке и стремительно вернулся в Европу. Он шумно, упрямо выдохнул носом пар. И счел подобные детали не обязательными для посвящения в них Тесея. - Так что это небольшая плата. За могущество. Посмотрим, - мех вздрогнул от очередного выражения равнодушия. - Будет совсем плохо, придётся найти время для командировки на восток, - подбородок дернулся в сторону собеседника, улыбка тронула уголки его пухлых губ, и на какое-то мгновение межличностное расстояние сдвинулось до почти дружеского, будто бы это они с Тесеем были здесь, в Рудных Горах в войну.
- Вы чертовски проницательны, мистер Скамандер, - Геллерт, до этого поравнявшийся с Тесеем, снова пошёл вперёд, увеличивая дистанция не только на местности. - И сказанное вами лишний раз убеждает меня в правильности выбора места, - тон его голоса стал холоднее завывающего ветра. - Раньше я был более радикален в своих мерах - все не согласные со мной не должны были существовать. Я думал, лучший враг - мертвый враг. Однако тогда, в Америке, я бы предпочел умереть, чем терпеть это унизительно заключение. Я предпочел бы расстаться с жизнью, чем остаться наедине со своими демонами. Смерть, она не дает человеку достаточно времени. Чтобы осознавать весь ужас ада. Получается, я был милосерден к своим врагам. Больше этого не будет,  - сцепив руки за спиной, он стоял, возведя глаза к холодному горизонту, ветер безустанно трепал меховой воротник, будто в отчаянной попытке оторвать его, но тот не поддавался. Гриндевальд обернулся, взглядом ища встречи с глазами Тесея, пытаясь выяснить, насколько тот уловил его замысел. Скамандер был умен и обладал рядом других замечательных качеств. Поэтому он стоял там, где стоит, и слышал то, что ему позволили услышать. Гриндевальд питал теплую надежду, что если с ним что-нибудь случится, именно Тесей сможет продолжить начатое. Да, его приспешники не знали о существовании британского аврора, но в скором времени болгар собирался это исправить. Познакомить его с теми, что были основными звеньями его ветвистого плана, с теми, что в отличие от Роули не буду пытаться выследить Скамандера и причинить ему и его близким вред, если на то не будет действительно веской причины. Вспомнив о Роули, Геллерт зацепил  в памяти и момент в британском Парламенте, когда он пригрозил Тесею жизнью его младшего брата. Теперь казалось, что так многое успело случится с тех пор, а ведь едва-едва минуло полгода. Гроза Европы сурово сжал челюсти, осторожно подумав о том, понимает ли теперь Тесей, что Гриндевальд не сможет больше исполнить озвученную тогда угрозу?

+1

6

начит, всё-таки тюрьма", - подумал Тесей, разглядывая снежно-горно-лесной ландшафт, раскинувшийся перед ним. Что ж, это было ожидаемо, что рано или поздно Гриндевальду в голову придёт идея её создания. Если убивать всех, лишишь себя не только врагов, но и потенциальных союзников, да и репутация будет страдать ещё сильнее (будто в цивилизованном мире без того отзывались о тёмном маге не иначе как о "болгарском выскочке" и "белобрысом ублюдке).
- Как вы планируете договорить с дементорами? - поинтересовался Тесей. - Или вы собираетесь обойтись тёмной магией, чтобы удерживать узников?
Больше, чем подробности плана создания тюрьмы, Тесея интересовали татуировки Гриндевальда. Это была новая для него область магии, о которой даже слышать не доводилось. Может, кто-нибудь из Отдела Тайн и интересовался подобными практиками, но у него не было знакомых среди невыразимцев. А даже если бы и были, вряд ли кто-то из них рассказал бы о таких исследованиях. Окклюменции обучали всех служащих самого таинственного подразделения Министерства.
Дементоры, как мысленно заметил Тесей, были хорошими стражами, но была у их охраны одна небольшая, но важная отрицательная черта - все их узники слишком быстро сходили с ума от безысходности. Они терялись в своей памяти, переставали узнавать авроров, которых посылали к ним на допрос, в конечном счёте заболевали и умирали. Если Гриндевальду нужно не просто место для пленных врагов, но ценные знания, которыми они могли бы поделиться, дементоры были не лучшим выбором.
Пристальный, пронизывающий до костей взгляд льдисто-голубых глаз Тесея остановился на затылке тёмного волшебника. Паранойя в душе невесело хохотнула, куснула сомнениями: что, если сейчас ты поучаствуешь в создании тюрьмы пострашнее Азкабана, а потом сам же станешь одним из её узников? "Что ж, - успокоил тьму в сердце Тесей, - тогда я создам лазейку для себя". С минимум сообщённой Гриндевальдом информации работать было тяжело.
- Слышали когда-нибудь о големах, мистер Гриндевальд? Еврейские маги когда-то, до принятия Статута, создавали их для защиты своих домов. На них не действует магия, даже самый сильны Конфундус, и они подчиняются только тому, кто владеет паролем. Из-за Статута их всех пришлось уничтожить, но формулу ещё можно найти в некоторых древних манускриптах.
Чёрная плотная ткань пальто тёмного мага и снег, звёздной россыпью нанесённый на него ветром, вновь напомнил о тоннелях под Рудными горами. Они сводили сума. Какие бы заклинания кельтские маги не наложили на эти лабиринты в древние времена, с течением веков их чары извратились, превратившись в ловушку, коварней которой придумать сложно. Тихие шепотки за спиной, лёгкие прикосновения теней к коже, отдающие могильным тленом и режущими глубоко воспоминаниями... Лучше Гриндевальду не знать о том, что сокрыто под землёй...
Тёмный маг остановился на краю обрывы. Выйдя к нему, Тесей окинул взглядом узкое ущелье меж двух высоких пиков, склоны которых были почти гладкими. Так вода точит камень. Когда-то, возможно, тут был водопад и река, но всё давно пересохло, русло заросло травой и кустами, и люди позабыли об этом месте.
Здесь было холодно и неуютно, будто это место было отрезано от всего остального мира. Идеальное место для тюрьмы.
~

+1

7

Гриндевальд улыбнулся. Общество Тесея ему нравилось. Не нужно было вдаваться в раздражающие уточняющие подробности - британец всё схватывал налету, а если что и спрашивал, то по делу, подходя вплотную к самой сути. На его вопросы хотелось отвечать, Тесею хотелось рассказать многое. Такие приступы откровенности на Геллерта нахлынывали нечасто и в редком обществе.
- Заключение в Америке натолкнуло меня на мысль, что лучший способ удержать заключенного - заставить его желать этого заключения, - таинственно произнёс Гриндевальд, всё ещё неподвижно замерев перед обрывом. Из серого безобразного месива облаков показалось внезапное солнце, неожиданно яркие лучи больно резанули по зрачкам, и тёмный волшебник зажмурился. Слабость отступила, и он чувствовал, как внутри, по его жилам, уверенно перетекала прежняя магическая мощь. Недавний приступ казался неправдой, плохим сном, ложным опасением, не более. Геллерт опустил взгляд на собственные пальцы, которые более не дрожали, но не обнаружил следов крови, беззвучно усмехнулся, подумав, что все опасения Алистера насчет татуировок преувеличены. Однако примесь неясного страха всё же дрожала робкой тенью где-то на дальних задворках его подсознания.
- Големы, - вслед за Тесеем повторил Гриндевальд, то ли подтверждая, что что-то знал о них, то ли усиленно цепляясь за нить разговора, пока её вел другой участник беседы. - Интересная мысль, мистер Скамандер, - Геллерт кивнул в подтверждение своим словам, мысленно ставя пометку у себя в голове, чтобы позже прикинуть, насколько это дополнение впишется в его общий план, будет ли в нём необходимость. Но всё же хорошая перестраховка, не так ли?
- Магия всегда оставляет следы, - с этими словами Гриндевальд отвернулся от пропасти, выглянувшее солнце символично подсвечивало его силуэт несколько долгих секунд перед тем, как снова кануть в пелену облаков. - Давайте же проверим, с чем нам придётся работать, - и он задиристо усмехнулся, проходя мимо Тесея.
Пришлось немного поплутать - прибегать к помощи магии Гриндевальд не хотел, морща лоб и силясь понять без неё, куда следует пойти дальше. То и дело он замирал, встав посреди хода, будто бы пёс, взявший след, и стоял так некоторое время, неподвижный, частенько по колено утопая в сугробах, но будто бы не замечая сего значительного факта. Наконец, оба волшебника вышли прямо ко входу в разгаданные Тесеем шахты. Вид деревянных балок особого доверия не внушал. Нахмурившись, болгар долго сверлил их взглядом, словно тем самым проверяя на устойчивость. Какова была статистика несчастных случаев на подобных предприятиях? И всё же вопреки собственным опасениям он не торопился вытаскивать волшебную палочку, всё ещё торгуясь с рисками собственной затеи. Гриндевальду очень хотелось, чтобы пропитанная тёмной магией почва таковой и оставалась. Чистой, без примесей бытовых и прочих заклинаний. На этот случай он даже захватил с собой масляную лампу, чтобы не шарахаться на ощупь в потёмках ветвистых коридоров.
- Знаете, Тесей, - начал Геллерт, уверенно шагнув на ржавые рельсы, на ходу безуспешно чиркая спичками. - Иногда полезно заглянуть в глаза своим демонам, - Гриндевальд снова хмыкнул, с огоньком света в стеклянной коробке решительным шагом направляясь навстречу тьме.

+1

8

So look around...
This dismal place...
Some things have changed...
What can't be new to them...
I'm glad you're here.
I see you're well.
You're welcome home...
Embrace your hell.
Akira Yamaoka feat Mary Elizabeth McGlynn - Elle Theme

Вокруг простирался пасторальный пейзаж. Зелёные холмы Шотландии, утопающие в предрассветном тумане молочно-белого цвета;  речка, змеящаяся между ними, такая узкая и мелкая, что ни один уважающий себя кельпи бы в ней не завёлся; ивы, низко нависающие над этой самой речкой, чьи волосы редко шевелились на ветру.
- Волнуешься перед экзаменом?
У девушки были очень светлые волосы. Такие светлые, что казались почти прозрачными, но это просто рассвет так играл, создавая иллюзию. Две тонкие алые ленты резко контрастировали на этом фоне, сразу привлекая внимание.
- Я вот волнуюсь. У меня хорошо с боевой магией и маскировкой, но боюсь на зельях что-то неправильно смешать.
Девушка нервно покусывала губы, сжимая в руках полевой цветок. Кажется, василёк. Он очень шёл к её светло-голубой мантии, накинутой поверх аврорской формы. Не успела переодеться толком, так спешила сбежать на природу после занятий.
- У тебя-то точно всё выйдет как надо, - улыбнулась она. У неё была очень красивая улыбка. - Я в тебя верю. А ты веришь в меня. Поэтому мы лучшие на курсе.
Она запрокинула голову, полной грудью вдыхая туманное марево.
- Ты умерла, - вкрадчиво напомнил Тесей своему видению, прекращая подпирать ствол ивы спиной и делая два шага вперёд. - Ты умерла, Дора.
Он это точно знал.
Холмы Шотландии совсем пропали за белесой завесой, готовясь в любой момент принять облик чего-то ещё. Таково уж было свойство этого места.
Тесей ненавидел Рудные горы.
В сарае было темно, пахло старым сеном и смертью. С потолка свисали какие-то проржавевшие цепи. Если бы здесь было откуда взяться ветру, они наверняка бы жутковато поскрипывали, превращая и без того неуютное место в больную фантазию какого-нибудь сельского маньяка.
- Когда ты вернёшься, что ты сделаешь со шрамами?
Ладонь мягко вела по груди вверх, стараясь вобрать в себя знание о каждой отметине на ней, о положении каждого выпирающего ребра.
- Я хочу свести свои. Не хочу слишком часто вспоминать об этом. Мне и без того будет чем любоваться в кошмарах.
У неё тоже были светлые волосы. Не такие прозрачные, как у Доры, куда темнее и плотнее. Нёбо щекотал запах лазарета, смешанный с горьковатым табачным привкусом.
Ну да. Тогда он ещё курил.
Тесей отнял изящную женскую ладонь от груди, концентрируясь на том, что было действительно важно. К Сибилл он вернётся совсем скоро.
Когда их послали сюда во время войны, они знали об этом месте только то, что местные заслуженно считают его гиблым. Они добывали здесь уголь и металл, пока не забрались слишком глубоко. То, что маггловские учёные назвали природным галлюциногенным газом, на самом деле было тёмной магией. Пропитавшая скальную породу так, что камень здесь был чёрный. Он нашёптывал.. всякое...
Они вернулись все. Но Блейн с тех пор пил не просыхая.
Главное в этих камнях не забыть, что правда, а что ложь. Интересно, испытывают ли силы этих шахт Гриндевальда? Или он для них настолько тёмен, что неразличим на фоне чёрных гладких стен?
В комнате их было трое. И ящик джина на них. На столе в ряд стояло восемь пустых бутылок и миска с каким-то мясом, к которому они едва притронулись, всё больше налегая на алкоголь.
- Тупые твари, - рычал Перси в укрывшие его лицо ладони. - Тупые, психованные, бесячие твари! Суицидники звезданутые!
- О, - язык у Дениз заплетался настолько, что прорезался французский акцент, - ты ещё слишьком т'гезв, есьли можешь такие слёжные слёва п'гоизносьить...
Перси молча налил себе ещё. Потом, подумав, долил и друзьям, в процессе расплескав немного джина и грязно выругавшись на ирландском.
- Ненавижу, сука, кентавров!
Тесей быстрым шагов преодолел очередное ведение, пройдя через пошедшую рябью стену. Ведь никакой стены и не было. Зато где-то впереди был Гриндевальд. И где-то впереди он должен окончательно победить тёмную магию. Потому что, Мерси Льюис, он не позволит тёмному магу развлекаться, наблюдая, как нападают демоны на его сторонника.
Злость, медленно закипающая в душе, придала сил. Шаги становились всё уверенней, шире. Стоило отдать Гриндевальду должное - устроить тюрьму в месте, которое может запечатать тебя как в худшем твоём кошмаре, так и в раю, отличное решение. Почти гениальное. Хватит ли только у него сил обуздать дикую магию этого места? Не много ли на себя берёт пусть величайший тёмный маг эпохи, но всё же простой смертный?
Но кто - если не Гриндевальд? У кого ещё хватит не только сил, но и дерзости бросить вызов своим кошмарам? Пусть болгарин сколько угодно храбрится, но все люди чего-то да боятся. Конечно, в его случае это будет не какая-то банальная темнота или пауки. Но что-то да будет. Жизнь простого маггла, возможно?
Он влетел в раскрытую дверь, застыв на пороге кабинета.
Шторы здесь опущены. Они бархатные, бордовые, поэтому пробивающийся сквозь плотную ткань свет кровавыми разводами стекает по ореховым панелям стен. И удушающе пахнет огневиски.
Вокруг форменный бардак. Ящики стола выдвинуты, дверцы книжных шкафов раскрыты, бумаги и книги разбросаны по полу. И над всем этим - высокая фигура разъярённого и пьяного человека.
- Где шкатулка, Скамандер?
- Что, бутылку потерял, Блейн? - скалится и зло выплёвывает в лицо Тесей, с мрачным, колючим триумфом отмечая, как взбесили мужчину эти слова. Тот обнажил белые зубы в звериной улыбке. Сказывалось впечатление, будто он вот-вот кинется на своего гостя, попытается разорвать беззащитную шею.
- Не. Смей. Брать. Мои. Вещи, - рычит он, поворачиваясь корпусом. На самом деле, они одного роста, а когда Тесей стоит так, высоко держа подбородок, он кажется даже чуть выше. Всё дело в алкогольном дурмане, он которого щипет глаза. Из-за него обычный человек приобретает звериные черты.
- Я ничего не брал, но я даже рад, что твоя треклятая шкатулка потерялась и ты сегодня больше не выпьешь ни капли.
- Там револьвер! - рявкнул Блейн, поднимая руку в замахе, но, столкнувшись с ледяным взглядом голубых глаз, опускает.
- О, так ты, значит, со всеми слоями населения тесно общаешься, - едко замечает Тесей, умалчивая, что и у него дома есть эта маггловская смертоубийственная игрушка.
- Заткнись!
- Спроси лучше своего домовика, куда ты задевал свою игрушку. Уж он получше тебя знает, в какой комнате ты просыпаешься и какую громишь. А хотя! Нужен револьвер? Акцио!
Шкатулка прилетает откуда-то из-за спины прямо в руки. Небольшая, с резной крышкой. В таких как раз хранить оружие.
- Мне не нужна твоя помощь, Скамандер! - голос Блейна всё ещё похож на звериный рык, когда он вырывает шкатулку из рук Тесея, от чего её край больно царапает запястье Скамандера. 
- Отлично, - со внезапной спокойной холодностью отвечает Тесей. На самом деле он зол. На себя, на Блейна, на огневиски... Но больше всего, на самом деле, на других людей, которые никогда не присутствовали в этом доме. Которые даже не знали имён орущих друг на друга здесь и сейчас людей. Они даже не знали, что эти люди были магами.
- Что, злишься? - Блейн зашёлся безумным смехом. - Что твою помощь отвергают, Герой Войны, наш мистер Правильность, глава Ордена Зануд? Что и без тебя справляются?
- Вижу я, как ты справляешься, - хмыкнул Тесей, носком ботинка отталкивая от себя пустую бутылку из-под алкоголя.
- А я не просил твоей помощи! Нахера ты пришёл? Морали мне читать? Да иди ты, трахай мозг братцу своему...
Тесей всегда был быстр. В тёмной одежде, которую он для себя выбрал, в строгих пальто и плащах он казал массивней, чем был на самом деле. Это обманывало противников, думавших, что аврор будет лёгкой целью. Обычно это была последняя ошибка в их жалких жизнях.
Тесей налетел на Блейна, толкая спиной на столешницу, хватая за вороты рубашки, но не пытаясь ударить по лицу и ничего не говоря.
- Задело, да? - желчно усмехается Блейн, хотя положение у него не лучшее.
- Да нет, - голос приобрёл стальные нотки. - Понять пытаюсь, зачем я пытаюсь спасти человека, который сам себя спасать не хочет.
Он отпустил Блейна и отступил на шаг, наблюдая, как тот, пошатываясь, принимает устойчивое положение.
- Меня здесь держит только то, что ты до сих пор как-то умудряешься жить. И даже выполнять свою работу, пусть тебя там и держат больше за былые заслуги. У тебя в руках револьвер, но ты до сих пор не стреляешь. Почему?
Блейн и правда держал револьвер. Нащупал, должно быть, шкатулку в минуту непродолжительной борьбы с Тесеем, чтобы в нужный момент садануть по затылку, да не понадобилось.
- Боишься нажать на спусковой крючок? Потому что трус или всё-таки думаешь, что для тебя не всё потеряно?
Тесей развернулся, не боясь, что раздастся выстрел в спину. В последнее мгновение глаза Блейна блеснули узнаваемой холодной голубизной.
- Ты бы хорошенько подумал об этом, Блейн. Потому что я больше не приду. Как ты и хотел.
Звук захлопнувшейся двери больно ударил по ушам. Тесей зажмурился. А когда открыл глаза - не было никакого нового видения. Только шахта, только чёрные гладкие стены, прожилки слюды на которых казались звёздами на ночном небе. И Гриндевальд, молчаливо наблюдающий за Тесеем.
- Вы правы, мистер Гриндевальд, - ровным своим, обычным голосом сказал Тесей. - Общение со своими демонами бывает очень полезно.
~

Отредактировано Theseus Scamander (01-11-2017 00:30:35)

+1

9

Ramin Djawadi – Chaos is a Ladder
Огонёк впереди неровно дрожал, обозначая продвижение Гриндевальда по заполненному тьмой коридору. Он думал об этом ещё там, в гостиной в далеком, кажущемся теперь точкой другой вселенной Париже, когда Скамандер только переступил порог комнаты. Кто из них пойдёт первым? Пустить Тесея вперёд, не зная, что именно может поджидать бравого британского аврора в хитросплетениях этих коридоров? Пусть этот вариант и был безопаснее, потому что потенциальный противник мелькал бы у него перед глазами, но логики в данном решении было мало - хотя бы потому что Тесей не знал, куда именно идти и что искать. Кроме того, Гриндевальд не исключал возможности, что спустив талантливую британскую ищейку с поводка, не потеряет одного из своих лучших последователей в ветвистых туннелях, что тьма заберет его, как и многих до него. Поэтому взвесив все за и против, Гриндевальд пошёл первым. Спину стягивало напряжением от паранойи - последователь, побывавший здесь до Геллерта, рассказывал, что один из его людей неожиданно напал на него. И это при том, что все трое, ступившие во тьму, относили себя к тёмным волшебникам. Какая же будет реакция у благородного Скамандера, Гриндевальд не знал. Это было любопытно, Геллерт вытянул шею, мотнул головой, будто бы смахивая со лба светлую челку, постарался незаметно взглянуть через плечо на продвигающийся за ним силуэт. Оставит ли здешняя тьма на нём свой отпечаток? Скамандер обмолвился, что уже бывал в здешних местах, но будучи от природы дотошным - в хорошем смысле этого слова - насколько далеко британский аврор мог позволить себе зайти? И всё же каждую секунду Гриндевальд был готов задействовать волшебную палочку в целях самообороны - да следующий за ним Тесей был безоружен, но тем не менее не безвреден.
- Страх делает нас управляемыми, - он сбавил шаг и они со Скамандером поравнялись. - И всё же в его переосмыслении сокрыта страшная сила. Вот только доступно это не всем, - в задумчивости шепнул Гриндевальд. Коридор разветвлялся, слабое отражение света масляной лампы тревожно дрожало, осторожно касаясь чернеющих стен. Вытянутая вверх рука затекла, но Геллерт был упрям и сосредоточен. Он мотнул головой в сторону левого ответвления, приказывая Тесею продолжать следовать за ним.
- Вы что-нибудь слышали о Хельмуте Шнайдере, мистер Скамандер? - не распускаясь больше на философские размышления, отстранёно спросил Гриндевальд, парой фальшиво одинаковых глаз перекинувшись на силуэт идущего рядом собеседника. - За всю жизнь этому человеку минимум дважды удалось попасть на первую полосу Ежедневного Пророка, - уголки пухлых губ чуть дрогнули, сдерживая непрошеную улыбку. - Первый, тот, что заполнился мне больше всего, - когда он предал меня, - пальцы крепче обхватили рукоять лампы. Где-то в глубине коридоров что-то взвыло, застенало, но Гриндевальд не сбавил шага, не обернулся. - Это было, пожалуй, моей большой ошибкой, но я примерно оценивал риски, знал, на что шёл. Какая водилась за Шнайдером репутация, я должен был подозревать, что, прожив всю жизнь крысой, он ей и останется. Что в какой-то момент ему покажется, что соседская лужайка зеленее и он переметнется, - с холодным спокойствием повествовал болгар. - Второй раз повод для статьи был куда менее праздный - я бежал из тюрьмы. Некоторое время этот факт усиленно пытались скрыть - не знаю, на что они надеялись. Что после моей неосторожной ошибки, я снова так просто попадусь к ним в руки? Но когда исчез Шнайдер, истина больше не могла оставаться негласной. В статье написали, что я его убил, - пожав плечами, смято закончил свой рассказ Гриндевальд. Он затих, некоторое время всматриваясь в пустоту в тёмном коридоре.
- Тьма этим и привлекательна, мистер Скамандер. Она имеет доступ к потаённом уголкам нашей души. Но если вы спросите меня, что я вижу, вступая в её владения, то я отвечу вам - ничего.  Не потому что у меня не тайн, о которых хотелось бы забыть, и не потому что я в ладах со своими демонами, нет. Потому что вы приходите сюда незваным гостем, которому никто не рад, поэтому тьма противится вам и пытается противостоять, - он взял паузу, оглядываясь по сторонам, шаря взглядом по стенам, пока наконец не нашёл место, куда мог бы пристроить лампу, высвободив руки.
- Эта сила будет вести себя как брошенный человеком пёс, прирученная некогда тварь - огрызаться на всякого, кто захочет подойти ближе. Кроме того, кто придёт сюда на правах хозяина, - Гриндевальд улыбнулся, вновь поворачиваясь к Скамандеру спиной. Разумеется, он мог только предполагать, что здешние силы пропустят его, не попытавшись задурманить мысли ложными видениями, как это случилось, он предполагал, со Скамандером. Риск был велик, и оставалось только гадать, что ожидало бы в противном случае безоружного британского аврора. Как бы дорог ему не был Тесей, сколько бы Геллерт им не восхищался, он и его мог пустить в расход. Гриндевальд подошёл к двери, так хорошо сливающейся со стеной, что даже зная точно её местонахождение, некоторое время приходилось приглядываться, напрягая зрение в слабо освещаемом мраке.
- Такие вещи как предательство, ненависть, вражда, имеют чудовищную силу. Как бы сильно мне не хотелось убить Шнайдера, какой-то частью сознания я понимал, что это будет пустой тратой драгоценного ресурса. Я знал, что стоит мне только встретиться с этим человеком, я не сдержусь. Ещё кое-что журналисты Ежедневного Пророка упустили, намеренно ли не донесли до общественности - Хельмут исчез за несколько дней до того, как мне удалось бежать. Все знали, кто предал меня, потому что предателя воспевали на первых страницах Ежедневного пророка. Сам Шнайдер полагал, что будет в безопасности, ведь я окажусь за решеткой. Вот только один из моих приспешников воспринял моё предательство как личное оскорбление и пришёл за Хельмутом раньше, чем я об этом попросил.  Действие через третье лицо позволило мне сохранять Шнайдеру жизнь всё это время. И теперь, спустя годы, я вижу во всём случившемся великую иронию - подозревал ли человек, предательством отправивший меня в тюрьму, что сам станет надежным фундаментом моей собственной?- закончив свой рассказ, Геллерт припал спиной к двери, костяшками пальцев легко побарабанив по её деревянной поверхности. Нечленораздельный звук ответил изнутри, Гриндевальд перевёл взгляд на Скамандера, скорее всего, уже обо всём догадавшегося, и залился страшным, отдающим безумием хохотом.

+1

10

Лицо Тесея сохраняло каменное спокойствие, однако за этой привычной маской дела обстояли несколько иначе. После порции насланных тёмной магией подземелья видений побаливала голова, а во рту поселился неприятный вкус будто бы от зачерствевшего грубого хлеба. Так что, чтобы выслушать Гриндевальда и не закатить при этом глаза, потому что, ну конечно же, тёмный маг не мог обойтись без проникновенных речей. Вот уж точно, правильно делает, что лично выступает с речами. Так болтает - заслушаться можно. В первые раза три. Потом уже слегка надоедает. Равно как и громкий смех, эхом отражающийся от тёмного гладкого камня.
"Позёр", - подумал Тесей, чуть сводя брови к переносице. От головных болей у него портился характер всегда, особенно - когда его дар только раскрывался и он ещё не научился полностью его контролировать, то и дело ухватывая из голов проходящих мимо учеников и учителей вещи, для постороннего разума не предназначенные. Тогда, правда, под рукой всегда были снимающие спазмы зелья, а сейчас - только Гриндевальд, от чьего ржания ситуация не улучшалась.
Конечно, Тесей знал историю Хельмута. Дело было в самом начале 1924 году, когда мысли о том, что мир магглов неуклонно катится в бездну и кто-то должен это предотвратить уже посещали голову Героя Войны, но он пока не раздумывал об этом структурно. Прочитал об этом в газете, покачал головой, да пошёл на работу, оставив отсыпающейся после ночной смены Сибилл горячий суп на плите.
Да, верно... Дело было в начале двадцать четвёртого. Тогда никто ещё и представить не мог, что чинивший беспорядки белобрысый волшебник станет Грозой Европы. Что во второй раз его не удастся так просто поймать, что его выходки будут становиться всё масштабней, всё более дерзкими, создавая проблемы сначала немецкому, а потом и остальным европейским министерствам магии, хотя Англию эта чума обходила стороной.
Всё в том же двадцать четвёртом Тесей пил в баре в Мюнхене пиво с Абрахамом, обещая проследить "английски след Геллерта Гриндевальда".
А через два дня Абрахама случайно застрелили маггловские служащие правопорядка, разгонявшие бунтующий и требующий смены власти народ.
Тесей, конечно, в память о друге выполнил его последнюю просьбу. И вот теперь стоял по правую руку от опаснейшего тёмного мага современности. Иронично.
Чуть наклонив голову набок, как любопытная сова, Тесей ждал, не соизволит ли Гриндевальд сказать что-то ещё, когда с той стороны двери ударилось что-то тяжёлое. В подземелье была хорошая акустика, поэтому звук казался громче, чем на самом деле.
В голове Тесея мигом пронеслось сразу несколько мыслей, одной из основных среди которых была "как он решает продовольственную проблему?". В самом деле, кто же кормит этого узника? Кого ещё не беспокоят видения? Не инферналов же, в самом деле, использует для этого тёмный маг?
И одна ли в этом коридоре камера?
Тесей скосил глаза, но света было слишком мало, а эхолокацией летучей мыши он не обладал, так что ничего разглядеть не мог.
Не очень хотелось думать, что и его, Тесея, в один далеко не прекрасный день может постигнуть подобная судьба. Гриндевальд ведь верно напомнил, что верность Тесея ему весьма ограничена. И, хотя пока поступающие приказы не шли вразрез с личными, весьма малочисленными и широкими, моральными принципами британца, что-то да могло поменяться.
Удар повторился. А следом Тесея будто окатило ледяной водой. Только не из ведра и даже не из бочки. Его будто швырнули в арктические воды, да ещё и с привязанным к шее камнем.
Его приговорили к казни.
Какое-то чудо, а, скорее, чья-то магия позволяла ему дышать под толщей воды. Он не мог достичь дна, но и всплыть ему было не дано. Он только и мог, что беспомощно молотить руками и ногами, пока безжалостные тиски подводного давления дробили его кости. но он всё ещё был в сознании. Он кричал, но изо рта его вырывались только пузырьки воздуха и неразборчивое бульканье. Вокруг не было никого, ни отбившейся от косяка рыбёшки, ни хищной касатки, способной прервать его мучения. Никто не слышал его, никто не видел его, никто не помнил его.
Но он продолжал кричать.
Что-то тёмное вдруг кинулось на Тесея, и тот, пусть перед глазами всё ещё стояла солёная морская глубина, резко отшатнулся вправо, больно проехавшись плечом по каменной стене. Ему удалось сморгнуть и вернуться большей частью в реальность, чтобы понять, что ему действительно не кажется. Кем бы ни был нападавший, в этот раз это была не галлюцинация.
Тесей ловко поднырнул под слабую, занесённую для удара руку, перехватывая за предплечье. Ударом под колени лишив нападавшего возможности дёрнуться, он затем сильно дёрнул руку на себя, выбивая из сустава плечо. В ответ раздался только сиплый хрип. У человека не было сил кричать.
И ему было очень-очень-очень холодно...
- Мы были там, - мне страшно этих строк, -
Где тени в недрах ледяного слоя
Сквозят глубоко, как в стекле сучок, - процитировал Тесей, делая шаг назад от распластавшегося на камне тела.
Холодная игла вновь кольнула его сознание, заставив инстинктивно вздёрнуть руку и потереть висок. Больше всего на свете Тесею сейчас хотелось увидеть солнце.
~

+1

11

Идем же.
В нас есть дорога.
Есть дьявол.
И с нами Бог.

Возможно, каких-то пять минут назад он бы так не поступил. Что бы он не говорил, как бы не угрожал, а Тесей импонировал ему своими выдающимися качествами и доставлял эстетическое удовольствие красивым профилем. Но сейчас тьма опьяняла Гриндевальда, вилась около него, терлась у ног, как бродящая собака, признав в нём хозяина, чувствуя, что он пришёл сюда не для того, чтобы уничтожить её, как-то навредить, что он пришёл сюда не случайно, как большинство магглов, нарушающих её покой. Тёмная сила беззвучно взывала к его тёмной стороне и находила отклик. А Тесей, на пару с ослабевшим, едва горевшим в стеклянном плену лампы огоньком, был враждебным представителем света, тьма шипела на него, агрилась, и Геллерт не удержался - рука сама собой отворила замок, выпуская обезумевшего пленника, даря ему мучительную ничтожную надежду. Скамандер, пусть и поглощённый очередной иллюзией, сумел увернуться от атаки, и ослабевший враг пал, издавая странные, похожие на нечленораздельное скуление, плач ли, звуки. Почему-то этот момент немного отрезвил Геллерта, сообразившего, что если он хочет, чтобы от британского аврора в будущем ещё был какой-либо толк, надо выводить Тесея из подземелий.
- Он умрёт здесь, - с некоторым брезгливым презрением откровенно поделился Гриндевальд, пленник смиренно притих и замер, словно неживой. - Но его смерть даст этим стенам и этой тьме новую жизнь, - поднимая на Тесея глаза, Геллерт не сдержал самодовольной ухмылки. Он равнодушно перешагнул через распластанное на полу тело, становясь ближе к Скамандеру.
- Вам нужно на воздух, - сухо срезюмировал тёмный волшебник, что в его случае было скорее разрешением наконец покинуть изводящее и проверяющее на стойкость британского аврора место. Он протянул Тесею лампу, в чужих руках огонь вспыхнул увереннее и ярче, страшными бликами дрожа в фальшивых голубых глазах тёмного мага. Он щелкнул указательным пальцем по стеклу, сгусток пламени отделился, покидая пределы надежного укрытия, и повис в воздухе. Гриндевальд не был уверен, что Скамандер запомнил дорогу, а потерять его и потом разыскивать, совсем не уповая на успех, -  у Геллерт не было на это времени.
- Я догоню вас, - огненный проводник двинулся вперед. Гриндевальд схватил пленника за шиворот, без труда поднимая на ноги, с нежной угрозой шепча что-то на немецком.

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » if we were invincible [fbawtft]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC