faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Кабинет Р Первого — единственное место второго этажа, где стены молчали. Они казались страшно уродливыми, не имея на себе ни единой надписи. Это место было изгоем среди прочих других. Даже в кабинетах на партах, стенах, в самых различных закутках, можно было найти свежие надписи, которые, в отличие от стен коридора и комнат, тщательно подтирали невидимые уборщицы, а может и сами учителя, которые сильно раздражались завидев подобного рода деятельность. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » ¿Quién eres tú, la máscara?


¿Quién eres tú, la máscara?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

¿Quién eres tú, la máscara?
Hoy puedes ser cualquier cosa, pero no tú mismo.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sd.uploads.ru/6nyjE.gif


УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Jessamine Kaldwin, Corvo Attano

20 день месяца ветра 1821 года

АННОТАЦИЯ

Ежегодного маскарада у леди Бойл ждут все не меньше, чем Праздника Фуги, ведь это такое красочное, яркое событие, самый богатый, самый шумный прием, по сравнению с которым даже пиршества в Башне Дануолла меркнут. Многие начинают готовиться заранее: выбирать маску, выбивать себе приглашение. Кажется, лишь Лорд-защитник не слишком заинтересован в подобном, периодически морщит нос или отворачивается, в лучшем случае вежливо отмалчивается на вопрос, пойдет ли он на бал. Впрочем, невоспитанность «серконского варвара» уже поросла легендами, так что стоит ли удивляться…
Наверное, мало кому приходило в голову, что ему надо делать вид, что он и не думает являться на маскарад, чтобы отвести от себя все возможные подозрения, а самому, нежданному прийти в поместье и внимательно следить за той, кому изначально заказана дорога на бал… той, кто его небольшими стараниями инкогнито все же сможет потанцевать на вылощенных мраморных полах у леди Бойл. Лишь бы только она сама не узнала о роли собственного Защитника…

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Красота, верно, создана для того, чтобы что-то портить.
Если повезет как фабричному рабочему, вкалывающему по двенадцать часов в сутки на пропахшей прогорклой ворванью китобойной мануфактуре – только мысли; прикоснувшись к красоте, он скособочится от невозможности быть постоянной, неотъемлемой частью этого великолепия, но печаль его быстро угаснет – у простого народа попросту нет на нее времени.
Если же очень повезет, как принцессе, привыкшей к красоте иного рода, – неброской, консервативной и сдержанной – и бежавшей ради иного из дворца под покровом ночи – не столько мысли, сколько настроение. Недозволенное оттого притягательнее, что к нему нельзя прикоснуться, но стоит перспективе (не такой уж и туманной, ибо отделанное золотом именное приглашение, даром что забракованное императорской канцелярией, чего-то да стоит) забрезжить на горизонте – отказывает чувство и страха, и стыда.
Какое-то время Джессамина и впрямь боялась своей решительности.
Безбрежное море нежного шелка и кричащего золота, вино, приглушенный смех и скрученный в невесомые кольца табачный дым, шлейфом тянущийся за гостями – так, верно, описал бы сегодняшний прием какой-нибудь романтично настроенный школяр из Академии Дануолла, но юной леди Колдуин хватило меньше получаса в поместье у Бойлов, чтобы свести на нет всю эту пошлую поэтическую шелуху. Ей было всего шестнадцать, и от сверстников она отличалась наличием понимания, с которым люди относятся к аристократической вольнорасхлябанности, – наследные принцессы взрослеют чуточку раньше – но даже для нее, сдержанной и аккуратной в мыслях, Маскарад Бойлов стал запретным плодом, до которого удалось дорваться.
Ее блуждающий взор, будь он виден за массивной волчьей маской, горел предвкушением и испугом, сердце ее схватывал пьянящий восторг – и до этого момента оно не знало ни одного чувства, в своей яркости подобного этому.
Омрачалось все лишь тем, что Джессамине, затянутой в строгого кроя брючный костюм и спрятанной за волчьей мордой, служившей надежным камуфляжем посреди бесконечного тока таких же гротескно наряженных гостей, казалось, что ее всюду узнают. Если не по лицу, так по жестам, хотя принцесса усердно старалась не выдавать в хрупких пальцах нервного тремора: даже тогда, когда в первой части вечера гости выражали свое почтение леди Бойл и ее дочерям, Джессамина безукоризненно исполнила книксен и спокойно подала руку, предусмотрительно освобожденную от колец.
Позже она поняла: то, что казалось ей узнаванием, являлось простым оцениванием. Аристократы были одинаковы что при дворе, что здесь – только во дворце масками им служили показная вежливость и тонкие манипуляции. Одинокая девушка сама по себе привлекает внимание, но одинокая девушка на ежегодном маскараде Бойлов, куда заявиться без пары – поступок по аристократическим меркам весьма дерзкий – привлекает куда больше. Ей, наверное, следовало взять Корво с собой.
Корво.
Джессамина отчего-то болезненно скривилась.
Всякий раз, стоило принцессе мысленно обратиться к Лорду-защитнику, чувство вины, зловредно напоминая о себе, укалывало ее сердце. Она, разгневанная запретом отца на посещение Маскарада, выговорила Корво все свое возмущение – а в этом, сейчас Джессамина это понимала, было мало приятного.
И она убежала из Башни, не уведомив его о своих планах: просто сделала вид, что глубоко расстроена, заперлась изнутри в своей комнате, а ночью, прихватив удачно похищенное днем приглашение на чужое имя и волчью маску с демонстрационного стола в дворцовом фойе, тихонько выбралась через окно из покоев в сад, соорудив крепкую веревку из простыней. Тогда поступок казался ей правильным: Джессамина была зла, требовала справедливости и желала хоть что-то в своей жизни сделать самостоятельно, без помощи следующего за ней по пятам Корво, но сейчас ей было попросту совестно. К тому же, будь на месте Джессамины какая-нибудь легкомысленная девица, это преступление сошло бы ей с рук, но принцессе, стоит хоть кому-то из императорского окружения узнать о ее дерзком побеге, такую вольность не простят.
Ей только и оставалось надеяться на то, что Корво отнесется с уважением к ее чувствам (которые, в силу сложного возрастного периода, то и дело бросались из крайности в крайность) и не додумается заглянуть в ее покои. Тогда ни у кого не будет проблем: через час-другой, насмотревшись на маски, салюты и опробовав каждый сорт сыра, Джессамина просто сядет в новомодный рельсовый дилижанс, спокойно доедет до Башни и все по той же импровизированной веревке взберется на балкон своей комнаты – хлопот-то.
Приглушенный бокалом морлийского вина здравый смысл отчаянно кричал ей об абсурдности задуманного плана, но Джессамине, счастливой и разве что самую малость пьяной, было совершенно плевать.
Она чувствовала себя такой сильной и взрослой.
В особняке мягко играла музыка, время от времени взрывались салютом конфетти золотые китовые изваяния, расставленные по углам богато убранных к празднеству покоев; фуршетный стол, расположившийся в центре, как выброшенный на берег кит, занимал большую часть облюбованной Джессаминой комнаты – и внимания со стороны пришедших поглазеть на разнузданную роскошь Бойлов гостей заслуживал столько же. Чтобы не выглядеть совсем уж печальной в своем вынужденном одиночестве, принцесса отступила к блюду с осетром: изжаренный до хруста, нарезанный на куски и затравленный уксусом, он не вызывал желания обмакнуть мясо в поданный к нему соус и попробовать – от бодрящего страха и пьянящей вседозволенности Джессамину воротило, и она обращалась только к вину.
Пока ее не побеспокоил голос – глухая, смазанная из-за ношения маски вальяжная речь.
– Неужели волчица не голодна? – осведомился расплывшейся в зубастой улыбке кот – выбранная мужчиной маска показалась Джессамине жуткой (хотя едва ли она, при своем-то выборе, могла судить). – Да и бокал ее почти пуст. Могу я предложить одинокой леди еще вина?
Эта обходительность показалась юной Колдуин почти подозрительной.
Она насторожилась и огляделась – обращались действительно к ней. Полуобернувшись в сторону гостя, Джессамина попыталась придать себе вид спокойный и расслабленный: за каких-то ничтожных полчаса, проведенных на приеме, она уже успела увериться в том, что ни жесты, ни положение плеч, ни даже голос, искаженным наличием маски, ее не скомпрометируют – если она будет достаточно осторожна.
– Благодарю, но нет. Непристойно предлагать леди вина, если она сама о том не просит, – Джессамина старалась, чтобы голос ее, сам по себе чистый и звонкий, теперь шел из груди – дабы не выдавать возраст.
Ей казалось, сказанного будет достаточно для того, чтобы отвадить скучающего аристократа от ее едва ли бросающейся в глаза персоны, но Кот, напротив, придвинулся ближе к столу – и Джессамина инстинктивно напряглась.
– Вы, верно, впервые на маскараде? Не тревожьтесь, – настырность раздражала, но ни осадить, ни поставить его на место Джессамина не могла – монарший авторитет не действует там, где правят маски и веселье. – Я ведь тоже чту традиции. После мы обязательно покурим.
Джессамина была достаточно взрослой, чтобы понять, что именно подразумевают мужчины под этой фразой, но ей недоставало опыта, чтобы парировать выпад с достоинством – и она, ошарашенная, не нашлась с ответом. Принцесса моргнула – хвала Бездне, маска скрыла ее растерянность.
И щеки ее загорелись отнюдь не из-за выпитого вина.

+3


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » ¿Quién eres tú, la máscara?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC