пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » i didn’t ask for this thing called love, and yet here i am anyway [HO]


i didn’t ask for this thing called love, and yet here i am anyway [HO]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

I DIDN'T ASK FOR THIS THING CALLED LOVE,
AND YET HERE I AM ANYWAY

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s2.uploads.ru/DwU7e.gif http://sa.uploads.ru/zy5Sh.gif http://sf.uploads.ru/fTwOk.gif http://s5.uploads.ru/9k0aO.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

werewolf!jason grace & human!percy jackson

дом Джейсона & квартира непонятных мужиков Перси & tba

АННОТАЦИЯ

but the hope is beating in an empty place in my chest
and the compass in my hand can never point north
it just has me following an arrow straight back to you

and where I should be is touching you
and what I should say is the one thing with the power to break me
and who I need, is you

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Percy Jackson (12-07-2018 11:54:30)

+1

2

sleeping at last - venus
after a while, i thought i'd never find you
i convinced myself that i would never find you
when suddenly I saw you

https://68.media.tumblr.com/85e8b293d2ff7a89146cb5179aa22d3d/tumblr_npwg7tNZfE1u83k0io1_250.gif

Джейсон отчётливо помнит тот самый момент, когда через всю его жизнь словно морской перешеек пролегла черта. Она разделила его жизнь на невзрачное "до" и полное смысла "после". Джейсон не знал, что у него есть проблемы с осмыслением своего места и предназначения до тех пор, пока его взгляд не поглотила океанская бесконечность.

Весь мир провалился во мрак. В единственном оставшемся участке света стоял Он.

Волчий слух, столь остро реагирующий на все шорохи, выделил из толпы, обратился к биению одного единственного сердца.

Джейсон почувствовал себя абсолютно беспомощным и в то же время - всемогущим. Теперь он был способен на в с ё. Преодолеть океаны, покорить горы, выстоять в смертельной битве, а затем... Покорно упасть на колени к чужим ногам.

Груз свалившихся мыслей был так велик, что Джейсон не смог устоять. Он резко встал на колени, чувствуя как от столкновения с жестким потертым паркетом их неприятно саднит. Боль не привела его в чувство. Она не имела смысла, как и вообще все вокруг, кроме одного единственного человека.

Пары не были обычным делом. Они - настоящая редкость. Невероятное везение. Джейсон никогда, даже себе, не признавался в том, что хотел бы встретить Своего человека. Но в глубине души он мечтал почувствовать себя завершенным. Цельным. Такое ощущение могла дать лишь идеальная вторая половина. Джейсон в тайне мечтал, но никогда не надеялся всерьёз. Он совсем не путешествовал, не находился в поиске, не заглядывал в глаза каждой прохожей. Жил обычно и вот оно случилось.

at first i thought you were a constellation
i made a map of your stars, then i had a revelation:
you're as beautiful as endless
you're the universe I'm helpless in

Джейсон почувствовал, как жжёт в лёгких. Он забыл, как дышать, когда внутри зародились не мысли, а инстинкты. Вот он. Его человек. Его пара. Джейсон его совсем не знал, но уже хотел его оберегать и радовать. Гладить по тёмным волосам, когда ему плохо. Прижимать к себе, защищая от всего мира. Исполнять каждый каприз. Слушать каждое слово. Быть рядом, ничего не прося взамен. Все это товарным поездом врезалось в мысли и сердце, с металлическим скрежетом превращая их в крошево. Но один только взгляд на Него восстанавливали Джейсона по кусочкам. В тот момент его не волновало даже то, что его пара вдруг того же пола, что и он сам. Да и к тем, кто пытался узнать все ли с ним в порядке и помочь подняться, Джейсон остался равнодушен.

Одному богу известно, почему Перси согласился с ним познакомиться, когда Джейсон совладал с собой и смог подняться с пола. Чудик, падающий на колени в центре бара. Вряд ли хоть кто-нибудь поверил, что он просто потерял линзу. А вот почему Перси согласился встретиться и на следующий день, было совершенно ясно. Джейсон носом чуял заинтересованность, хотя самому ему на уровне старых привычек было странно - он очаровательно улыбался парню, знакомился, звал на... Свидание. Джейсон всю жизнь испытывал тягу лишь к женщинам, но он смотрел на Перси и не мог себя контролировать. Перед ним стоял самый привлекательный и желанный человек на всём белом свете.

Джейсон понимал, почему Перси приехал к его дому и отправился на прогулку накануне. А вот что именно - страх, любопытство, глупость - привело его сегодня? Разумеется, Джейсон пригласил его сам, но и не надеялся, что Перси ещё хоть раз появится перед ним. Он не был напуган шоу, устроенным накануне. Наоборот, был любопытен и увлечён, ближе к вечеру напрямую предложил переспать со словами, что у него никогда не было оборотней. В тот момент Джейсона разрывало от противоречий: а со сколькими и кем у него тогда было; его пара хотела его; его пара - парень...

Джейсон думал, что Перси отпугнёт благородное предложение не торопиться и подождать или в одиночестве квартиры тот бы вдруг понял, что все это - дикость. Что надо собирать вещи и убираться подальше от монстров. Сложно винить человека, сталкивающегося с неизвестным, если он вдруг попытается отстраниться, спрятаться. Если бы Перси хотел всего этого, Джейсон сделал бы все возможное, чтобы оградить его от встречи со сверхъестественным, даже если бы это означало, что и ему самому придётся держаться на расстоянии. Одна мысль о том, чтобы насильно навязать Перси свое общество, вызывала неприятную дрожь и непринятие.

i was a billion little pieces 'til you pulled me into focus
astronomy in reverse, it was me who was discovered

Ночь была сложной. Джейсон не мог уснуть и метался, бродил из стороны в сторону. Его невидимой силой тянуло в сторону дома того, кто перевернул все его существо. Джейсон хотел оказаться со своей парой. Но и пугать Перси таким вниманием не хотелось.

Перси Джексон. Даже его имя отзывалось громкими ударами сердца. Джейсон чувствовал себя диснеевским принцем, который от любви готов был петь. И самое поразительное, его это ничуть не тревожило. Ему вдруг стало неважно, насколько нелепым и смешным его могут посчитать, когда всего лишь хотелось искренне демонстрировать приобретённые крылья.

Джейсону, может, и хотелось бы казаться более сдержанным, но стоило сначала услышать заранее, а затем увидеть как по дороге к его дому едет машина, он тут же заулыбался. Просидев почти час на крыльце, он бодро подорвался с места и пошёл навстречу.
Внутри все трепетало, а в голове как на пластинке на повторе и было слышно: "Перси", "Он рядом", "Я так счастлив".

- Я рад, что ты приехал.

Джейсон не мог юлить и скрывать. Стоило Перси вылезти из машины, как Джейсона невидимым магнитом притянуло к нему ближе. Здравый смысл заставил в определённый момент остановиться и держать дистанцию, не напирать, не смущать. Джейсон попытался спрятать улыбку, опустив голову, будто увлеченно занятый тем, что проводит рукой по разгоряченному пыльному капоту. Джейсон кивнул в сторону дома, тем самым приглашая пойти за собой.

- Очень смело с твоей стороны явиться в логово большого злого волка после того, как узнал, о том, кто он есть на самом деле.

Или глупо. Оборотни не были мопсами и даже овчарками. Они огромны и во много-много раз сильнее людей. Они опасны и в том случае, если настроены дружелюбно. Что угодно может спровоцировать зверя внутри них. По этой причине многим оборотням приходилось жить в изоляции, чтобы никому не навредить. Человеку об этом было неизвестно, разумеется. Да и Джейсон доверял себе и своим навыкам, он волк уже не первый год. И если не он умеет контролировать себя, то кто?

Джейсону не хотелось нервировать Перси, чтобы у того создалось впечатление, будто его загоняют в ловушку и лишают путей отступления. Поэтому расположиться он предложил на крыльце, на скамье или лестнице, как только Перси будет удобно.

- Будешь что-нибудь? Что угодно кроме алкоголя, у меня его нет.

Хотя, возможно, Перси бы он понадобился с учётом того, какой разговор предстоял. Джейсон до сих пор не был уверен в том, стоит ли вываливать на его нового знакомого всю суть импринтинга. Даже ему, а он прекрасно знал об этом явлении задолго до, свыкнуться было сложно. С другой стороны, чем дольше он тянет, тем, получается, больше врет. Утаивание правды тоже считается ложью. Возможно, Перси никогда не сможет простить, если его будут водить за нос. Кроме того, Джейсону на подсознательном уровне хотелось быть честным со своей половиной. И все же, так сразу перейти к основной теме было сложно. В ожидании ответа, подходящего момента или знака свыше, Джейсон нервно вытер влажные ладони о джинсы и сунул их в карманы, продолжая стоять и никуда не присаживаясь.

[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN][AVA]https://68.media.tumblr.com/88bddaf957685099bd8e32fd3360639d/tumblr_oovig09Me41utvmoto10_250.gif[/AVA]

+1

3

У Перси были проблемы с людьми, и начинались они ровно там же, где и отношения. Перси был хорошим, дружелюбным парнем, вполне приличным любовником и, если верить Луке, совершенно отвратительным бойфрендом. Перси чувствовал, что проблема крылась в том, что на вопрос «кого ты больше любишь: меня или своих селёдок?», он развернулся и уехал в институт, скомканно извинившись на пороге. У него горел важный проект, ему нужны были хорошие оценки и публикации исследования и, возможно, он действительно любил учебу и работу чуть-чуть больше, чем Луку. Перси просто не мог круглыми сутками вертеться вокруг него преданной болонкой с голубым бантиком, заглядывать в рот при каждом слове и никогда не отказывать во встречах, какие бы важные дела у него на этот момент ни были назначены. Эти отношения были не для увлечённого Перси, ему мало было замкнуться на одном человеке и получать всю радость жизни из отношений. У Перси был целый мир, но Лука не желал этого понимать. Его раздражали поздние задержки Перси в университете, его занятые подработкой выходные, запах рыбы от одежды, разговоры о морской биологии. В какой-то момент Перси понял, что Луку раздражает все, что приносит ему радость, и дальше находиться в таких отношениях просто нельзя. Ради здравого рассудка их обоих.

Перси было жаль расставаться с Лукой. Тот был красивым, умным и обаятельным. Его любили многие, кто знал его поверхностно. Душа компании горячий Лука Кастеллан и сердце Перси завоевал на какой-то вечеринке общих друзей. Все, что было дальше показало, что за харизмой Луки скрывается не самый приятный характер. После этого Перси перестал пытаться заводить отношения. Его сердце не было в дребезги разбито, и он не страдал по Луке, он лишь понял, что не может дать людям то, что они хотят видеть от своего парня. Даже если следующий любовник не будет капать Перси на мозги и унижать его за такой образ жизни, то будет страдать сам. Перси не хотел причинять людям боль и заставлять их грустить или чувствовать себя недостаточно интересными или важными или приятными, чтобы отвлечь его от учёбы. Перси был уверен, что все люди заслуживают кого-то, кто будет их любить всем сердцем и уделять им достаточно времени и внимания, просто сейчас это был не он. Его интересовали учеба, грядущая стажировка за океаном, в конкурсе на которую он участвовал, подработка в исследовательском центре и морская биология. Иногда ему казалось, что в конце концов он просто женится на Аннабет Чейз, такой же увлечённой своим делом с архитектурного факультета, с которой они делали большой проект с многоярусным аквариумом. За это время он успел узнать, что его умственные способности ни во что не ставят, но почему-то им восхищаются. Как Аннабет могла это сочитать, Перси не знал, но это были, пожалуй, одни из самых стабильных его отношений за всю жизнь. Они проводили время за проектом, разговаривали на темы, в которых ничего не понимал один из них, и все было настолько спокойно и гармонично, что Перси подумал, что если его жизнь так и продолжит крутиться вокруг аквариумов и морских побережий, он женится на Аннабет, и они будут счастливо заниматься тем, что им нравится и не мешать друг другу. Даже если Аннабет была совершенно и бесповоротно асексуальной, а Перси секс наоборот чертовски любил. В тот момент он уже понимал, что схожий образ жизни и понимание увлечений партнёра намного важнее, чем любые постельные развлечения. Не особенно весёлое осознание в двадцать лет, но имнно оно в числе прочего привело Перси в бар.

Он понимал, что не может дать кому бы то ни было полноценнее отношения, а знакомства в баре ни к чему не обвязывали. Вряд ли кто-то приходил туда найти любовь всей свой жизни и сыграть пышную свадьбу. Это-то Перси и было нужно. Никаких обязательств, никаких претензий, никакой необходимости видеть этого человека где-то ещё кроме постели или туалетной кабинки. Перси очень любил свою учебу и работу, но что бы там ни утверждал Лука, секс он любил в той же мере, и его отсутствие Перси очень расстраивало. Несмотря на образ жизни Перси не был типичным бабником, который забывает лица и имена и считает, что лишь так можно наслаждаться жизнью, разводя наивных на секс, а потом сбегая утром. Нет, утром Перси сбегал и иногда очень стремительно, потому что вечно куда-то опаздывал, но они никогда не хотел обидеть человека, с которым провёл ночь подобным своим поведением. Это всего лишь было честным по отношению к ним обоим. В отношениях Перси бы принёс одни разочарования, в то время, как в постели был весьма приятен.

Джейсон Грейс отличался от обычного знакомства в баре. Для начала он не мог стоять на ногах и внимание Перси привлёк, бухнувшись на колени прямо на деревянный пол, что должно было быть достаточно неприятным ощущением. Каким бы приятным ни был Перси в постели, вот так перед ним на колени ещё не падали. Джейсон, конечно, сделал это не перед ним, но вниманием завладел. Глядя на него, Перси впервые задумался о том, что у него есть тип. Джейсон был красивым, с хищными, ястребиными чертами лица, светлыми волосами и шрамом на губе. Перси мысленно прикинул, чем его зацепил в первую встречу Лука, потом подумал об Аннабет, и решил, что раз Джейсон подходит под типаж, то он стоит хотя бы одного свидания. К тому же он был действительно привлекательным, и Перси мог выкроить время для свидания с ним, чтобы переспать уже там. Видимо, Джейсон не часто бывал в барах, и система секса после обмена именами или вообще сразу его не устраивала. Перси пожал плечами и согласился на свидание. Он ничего не обещал и планировал вежливо объяснить, что он не заводит отношений. Как выяснилось позже объяснять надо было Джейсону, и объяснения эти были поистине грандиозными.

Для начала, Джейсон бы оборотнем. Эта новость была настолько абсурдной, нереальной и совершенно не вписывающейся в окружающую действительность Перси, что тот сразу поверил. Когда перед ним вместо Джейсона оказался здоровый волк, он даже не попытался найти какие-то рациональные объяснения происходящему. Потому что их не было. Либо всё было по-настоящему, либо Перси очень знатно обдолбался, а наркотикам он сказал нет ещё на первом курсе и навсегда перестал разговаривать с галлюциногенными веществами. Он под ним уже успел возомнить себя сыном Посейдона, поплавать в аквариуме с хищными рыбами и выбраться оттуда невредимым. Что в тот момент казалось очень логичным, учитывая, кем ощущал себя Перси, но на трезвую голову осозналось редким везением. Во второй раз Тюхе могла оказаться не на стороне отпрыска морского бога. Исходя из всего этого, оборотни действительно существовали, и Джейсон был одним из них. Перси, как человека, связанного с изучением животного мира, пусть и не наземного, разрывали десятки вопросов, не каждый из которых был достоин человека науки, потому что в конце концов Перси было двадцать, и его чувство юмора засулживало отдельного внимания. Но в целом, Перси решил, что все это можно отложить на постельные разговоры, потому что оборотень был чем-то новым и совершенно невероятным, поэтому Перси твёрдо решил с ним переспать. У него никогда не было оборотней. До этого момента он вообще не знал, что они существовуют. Такие вот. Как в сериалах и фильмах. Красивые и прям волки.

Происходящее было настолько ненормальным и не поддающимся каким-либо логическим объяснениям, что Перси даже толком не кричал и не пугался. Шок был слишком велик, что его разум решил смириться с сумасшествием, которое происходило, вместо того, чтобы действительно его осознавать. Перси было любопытно больше, чем страшно. Где-то в глубине сознания он понимал, что столкнулся с чем-то столь же опасным, сколько невероятным, и ему нужно с вниманием и осторожностью общаться с Джейсоном. Но Перси любил приключения. И Джейсон выглядел как стоящая авантюра. И очень целомудренная, потому что на второй раз Перси тоже отправили домой без секса. Возможно, Джейсон хотел дать ему время свыкнуться с произошедшим, потому что понимал, что в тот момент в Перси говорил шок и не до конца осознанный переворот в собственном мире. Перси не мог с ним спорить. Вернувшись домой, он около часа сидел на диване, смотря в стену. Мысленно он рвал на себе волосы, кричал и тыкал пальцем в Джейсона, потому что оборотни существуют и это, черт возьми, не какая-то тупая шутка Гроувера. Это была реальность, в которой жил Перси. Кто ещё существует? Вампиры? Демоны? Барабашка под его кроватью, который тырит его вещи? Перси на всякий случай прошёлся по квартире и попытался его вызвать на разговор, аргументируя свои призывы тем, что уже знает об оборотнях, его пустили в тайный круг знаний, он готов. Потом он понял, насколько странно это выглядело и вернулся к созерцанию стены.

Оборотни существовали, и Джейсон ждал его ещё на одну встречу. Перси было интересно, не приносят ли оборотни людей в жертву на какую-нибудь кровавую луну, но знал, что они не признаются, если он спросит. Перси все ещё было больше любопытно, чем страшно. Он был учёным, который хотел посвятить свою жизнь изучению прекрасных и неизведанных уголков мирового океана, он любил природу и тайны, которые она хранила. Джейсон был такой тайной. Если, конечно, он не являлся сбежавшим генетическим экспериментом правительства. Или тайным оружием какой-то организации. В таком случае это, скорее, было делом защиты животных. Но можно ли рассматривать подобное обращение с Джейсоном как плохое обращение с животными? И если на него есть документы, как на Ситча, то будет ли он рассматриваться законом как сбежавший домашний пёс? Перси задумался над этими вопросами ещё на двадцать минут. Он был обязан приехать к Джейсону ещё раз. И, наконец, переспать с ним, потому что помимо всего прочего, это знакомство затевалось как перепих в баре, и Перси очень хотелось трахаться с того самого вечера.

Кажется, Джейсон был действительно рад, что Перси приехал, а не убежал с крикам на другой конец страны. Или не сдал его контролю за животными. (А так можно было?) Перси улыбнулся Джейсону и не стал спрашивать про генетические эксперименты правительства прямо с порога.

— Я надеялся узнать, что ещё у злого волка большое, — Перси был неправильной Красной шапкой. Он игриво вздернул бровь и облизал губы. Перси не был особым мастером долгого и томного соблазнения, да и секс такой не любил. Задорно и громко потрахаться — вот это было для него. — Я обойдусь без напитков.

Они прошли к крыльцу дома, и в Перси закралось подозрение, что это не приглашение на секс на свежем воздухе. Он опустился на ступеньки и поднял взгляд на нервно стоящего над ним Джейсона:

— Я бы сказал тебе подойти поближе, чтобы я мог дотянуться до твоей ширинки, но ты, кажется, не для этого стоишь передо мной в такой удобной позе. Сядь, пожалуйста, ты меня нервируешь и дразнишь.

Какую ещё потрясающую историю Джейсон собирается ему рассказать, раздвинув границы разумного мира? Лучше бы ноги ему раздвинул, ей богу. Или перед ним, не так уж это принципиально. Неужели кровавая луна правда существует? И Джейсон хочет извиниться, прежде чем они выпотрошат тушку Перси ночью? Или они набирают новых волков в стаю, и Джейсон сейчас встанет на одно колено и предложит вместе выть на луну? Перси не знал, какой из вариантов напрягал его больше, поэтому решил подождать, что скажет ему Джейсон. Как показала практика, тот умел превосходить даже самые смелые ожидания.

+1

4

Джейсон был готов к тому, что его будут опасаться и обходить стороной. Это та реакция, которую он ожидал от людей на новость о существовании оборотней. Это та реакция, которую он бы назвал правильной. Бояться неизвестного, а тем более большого и клыкастого, совершенно естественно. Тайны интригуют и в то же время пугают. Вряд ли кто-то с большим удовольствием и энтузиазмом зайдёт в абсолютно тёмное помещение, не задумавшись хотя бы на секунду. Что ждёт в этой комнате? А вдруг там нет пола? Или прямо у входа стоит препятствие, в которое можно врезаться? Оборотни были куда страшнее незнакомой комнаты. Они могли загрызть маленьких людей в одно движение челюсти. Всего лишь немного сомкнуть пасть на шее и клыки проткнут все важные артерии. Люди имели мало представлений о настоящих оборотнях, но культура подпитывала образ не то кровожадных монстров, не то подростков без бровей и с сопливыми проблемами. В целом, они не являлись ни тем, ни другим. Кто-то был монстром, жаждущим убийств, и таких пытались истребить или изолировать свои же, так как оборотни, как и люди, желали спокойной жизни. Другие были детьми с низкосортным драмами, которые казались им главными проблемами их жизней.

В основном оборотни были людьми с обычными личностями и необычными способностями. В их власти большая сила и вместе с тем ответственность за окружающих. Но люди об этом не знали. Джейсон попытался рассказать Перси, но тот не обязан был слушать и принимать за правду сказанное. Он мог думать, что его обманывают и на самом деле его хотят сожрать. Или хотя бы отнестись скептически. С лёгким испугом? Просто не быть таким... Доверчивым.

Джейсона это немного взволновало, ведь если Перси так просто и без страха является к оборотню, то... Насколько безопасной жизнью он живёт? Кто-то может и не быть таким же запечатленным как Джейсон, который расшибется на миллион маленьких волчков, но сделает все, чтобы Перси был в безопасности.

Но с другой стороны Джейсон радовался тому, что пара его не избегает, не поливает святой водой и не пытается сделать из него чучело. Перси не боялся, не отталкивал. Он приехал к нему, снова, и откровенно заигрывал. Облизывал губы, приковывая взгляд Джейсона к ним, вскидывал брови и намекал на размеры. Джейсону были непривычны такие шутки со стороны другого мужчины. Раньше он бы вообще отнёсся к ним негативно и, может, раздраженно. Он никогда не интересовался людьми своего пола и, как и любой другой мужчина, трепетно относился к теме неприкасаемой маскулинности. Но вот Перси шутит с ним про размер члена и... Ничего? Джейсон чувствует лишь желание усмехнуться в ответ и, возможно, действительно показать, что у него ещё большое. Показать и дать прочувствовать.

Было сложно не думать о таком, когда Перси в открытую говорил про то, что если бы Джейсон стоял ближе то можно было бы дотянуться до его ширинки. Чтобы расстегнуть и снять с него джинсы и трусы. Чтобы отсосать ему?.. Джейсон живо представил руки Перси на своём члене. Его язык, губы... Из-за разыгравшегося воображения внутри все стянуло в жгуты, и единственное, что его спасало, это отсутсвие у Перси острого нюха. Иначе бы он знал, что испытывает Джейсон испытывает заинтересованность, ровно как тот чувствовал все эмоции того, кто сидел перед ним на лестнице.

Джейсон улавливал каждое маленькое изменение в запахах. Годы жизни в качестве оборотня помогли ему разгадать многие оттенки эмоций. Горечь была признаком злости, а мускус - возбуждения. Удушающая гниль преследовала тех, кто боролся за свою жизнь, а те, кто следил за своим питанием и физической формой были вполне себе вкусными. И так оборотни, которым было интересно химическое проявление эмоций, сплав гормонов внутри организма, могли много сказать о первом встречном по одному только вздоху. Увлечения, плохие привычки, образ жизни, как давно был секс и нет ли месячных. Порой это раздражало, так как наваливалось оглушающим скопом ощущений, тем более если не повезло остаться с толпой в одном замкнутом помещении. Но Джейсону приятно быть предупрежденным о тех, кого он встречал на своём пути. И ведь он не только улавливал запахи, но и остро слышал. Биение сердца, к примеру. И когда перед ним был всего один человек, не было никакой проблемы в том чтобы распознать, кому именно оно принадлежало. Перси не боялся и не сказать, что волновался, но сердцебиение его было учащённым. Его беспокоила ситуация, как беспокоит красивая девушка в мини, идущая впереди. Отклик есть, но он незначительный и ни к чему не приводит. Перси хотелось, чтобы привело. Кажется, он действительно хотел того, о чем говорил так прямо. Разумеется, с чего бы ему врать или притворяться, видно же, что ему абсолютно комфортно в своей ориентации. Так же, как было  комфортно Джейсону. Пока он не понял, что его смысл жизни - двадцатилетний американец без мягких буферов, да еще и с членом между ног. Головой он понимал, что должен испытывать как минимум личностный кризис на этот счёт. Но одного взгляда на Перси хватало для того, чтобы прекратить волноваться о таких мелочах. Мужчина или женщина, какая разница? Перси был совершенным. Он прекрасно выглядел, вкусно пах, приятно звучал. Его улыбка рассеивала в голове Джейсона все сомнения, а взгляд мог заставить Альфу стаи оборотней приклониться перед ним на колени. Отказать накануне было сложно. Джейсон смотрел на ладони Перси и представлял, как прикасается к ним, как переплетает их пальцы, как гладит по предплечьям вверх. От Перси пахло солёной водой, можно сказать морем - смесью рыбы, водорослей, настоящей стихийной свободы. Этот вкус хотелось слизывать языком и пробовать. Хотелось склониться над Перси и провести пальцем по его подбородку, заставить задрать голову, подушечкой пальца едва оттянуть нижнюю губу, укусить за неё. Это то, чего примерно хотелось Перси, то, что он транслировал на Джейсона, а тот принимал эти эмоции и не сопротивлялся им, отзывался. Он хотел сделать то, что предлагал Перси.

Но он - Джейсон Грейс, рассудительный и обязательный человек. Он взял на себя ответственность за почти десяток оборотней, держал их в узде, не позволял им лишнего. Вот и себе он этого не позволил. Он обязан был поговорить с Перси, предупредить его, объяснить. Это было правильно. Иначе он его фактически предаст, а о таком даже думать было противоестественно. Пара важнее всего и всех на свете. Джейсон не знал Перси, но уже на одних только инстинктах хотел делать лишь то, что скажется на нем положительно. Даже если это означало не поддаться собственным порывам и физическому желанию человека. На его месте Джейсон хотел бы знать такую незначительную деталь. Пока он мог выполнить лишь одно желание - не нервировать и сесть. Джейсон послушно кивнул и опустился на лестницу крыльца, близко к Перси, но почти не соприкасаясь с ним. Разве что совсем немного плечом, от чего чувствовалось тепло, идущее от активного молодого человека. Джейсону хотелось обнять его, погладить по спине, дотронуться ощутимее, лечь к нему на колени и просить гладить по голове.

- Как ты? Редко оборотни открываются кому-либо, я даже представить не могу, что ты сейчас чувствуешь.

Джейсон хотел быть правильным, внимательным, осторожным. Он был для Перси незнакомцем, умеющим превращаться в гигантского волка. Хотелось сделать его знакомство с новой гранью этого мира наиболее комфортным, как и пребывание рядом с Джейсоном.

Джейсон всю ночь искал варианты того, как лучше рассказать о запечатлении. Репетировал речи - и грустные, и весёлые - в зависимости от того, что Перси предпочитал.  Дело столь тонкое, что нужных слов попросту не существовало. Ну как сообщить кому-то о предназначении и судьбе? "Привет! Как тебе сегодня погода? И, кстати, ты - любовь всей моей жизни, хочу завести с тобой щенков и вместе состариться". Пугающая перспектива. Джейсон был вынужден ограничить себя заботой о стае, других оборотнях, но вначале и ему было сложно. Не о таком он мечтал лет в шестнадцать, представляя свою дальнейшую жизнь. Он хотел сколотить группу и колесить по Америке, а не выколачивать зубы вампирам и учить молодых оборотней успокаиваться от медитаций.

Поэтому Джейсон решил начать издалека и воспользоваться любопытством Перси. Он, как человек биологической науки, с живым интересом воспринимал то, что касалось новых для него видов. А этот вид был неопознанным для всей человеческой расы в целом.

- Я вчера рассказал об оборотнях далеко не все, как ты мог догадаться. У нас в стаях тесные доверительные отношения. Мы читаем мысли друг друга, когда находимся в виде волков. Это выстраивает особую связь. И в принципе оборотни трепетно относятся к своей стае и семье. И возлюбленным. Особенно если речь идёт об истинных парах.

Это была наживка, которую Джейсон забросил в воду с надеждой на то, что Перси поинтересуется что это такое и с чем его едят. И, предупреждая всплеск любопытства, продолжил:

- Это тот, с кем оборотню уготовано быть самой судьбой. Идеальные совпадения, предначертанные половинки. У оборотня происходит запечатление и... Это сложно описать словами. Будто весь мир и смысл жизни сосредотачивается в одном единственном человеке. Очень сильное чувство. Непреодолимое для оборотня даже в физическом смысле. Вся наша сущность в момент настраивается на существование одного единственного человека. И мы сделаем все, чтобы ему угодить. Быть теми, кого в нас захотят увидеть. Потому что пара для нас - в с ё.

Джейсон не читал лекцию, он говорил от души. Всего пару дней назад с ним случилось это и былой жизни как и не существовало. Он хотел быть другом, соратником, любимым Перси. Поддерживать и радовать его. Прикасаться, слушать, дышать одним с ним воздухом. Джейсон смотрел на Перси и все внутри затапливало теплом, покалывающим трепетом в солнечном сплетении. Ему было так жаль, что он не может вывалить все скопом, а затем заграбастать в свои объятия. И в то же время, он не хотел довести Перси до истерики новостями последних дней. Одного шок-превращения, с парнишки точно хватит.

- При этом совсем необязательно, что встреча между идеальной парой состоится. В нашем обществе это редкий и особенный случай. Так как жизни оборотня и человека становятся связанными, никто не смеет причинять вред нашей паре.

Джейсону казалось, что основной смысл он полностью передал. Возможно, недостаточно глобально и красочно описал, но слова не были его самой сильной стороной. Он начал с сути и решил узнать реакцию на само понятие "запечатление", а уже потом подвести Перси к осознанию мягко, чтобы он не взваливал на себя все разом.

[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN][AVA]https://68.media.tumblr.com/88bddaf957685099bd8e32fd3360639d/tumblr_oovig09Me41utvmoto10_250.gif[/AVA]

+1

5

Если Джейсон говорил о стае, то можно было предположить, что он всё-таки не являлся плодом тайного правительственного эксперимента. Или их, таких сбежавших, тут была целая банда, которые компенсировали свои птср и физические увечья рассказами про стаю и семью. Перси сощурил глаза и посмотрел на Джейсона. Тот не выглядел особенно травмированным. Да и вряд ли правительство позволило бы им вот так тут жить и рассказывать первым встречным о том, что они умеют превращаться в чертовски больших волков. Перси представить себе не мог, что волки могут быть такими большими. Пожалуй, ему самую малость хотелось потрогать шерсть Джейсона и его нос. Или не малость. Ему очень хотелось зарыться руками в его шерсть, потрогать кожаный нос и уши. Перси так и не смог определиться, было ли это оскорбительным или наоборот вполне естественным. С одной стороны, чего ещё Джейсон ожидал бы от человека, который увидел огромного волка? Кроме праведного ужаса, обморока и дикого крика? Но Джейсон не был какой-то соседской собакой, которую можно потрепать по голове, он был личностью вполне себе мыслящей, даже если совершенно непоследовательно, потому что Перси до сих пор не понимал, где его секс. Даже если Джейсон был хорошим человеком, как любят говорить те, кто не спит с другими людьми сразу после знакомства, то зачем он пришёл в бар? Зачем он познакомился с Перси? Перси не мог сказать ему нет, Джейсон был действительно горячим и красивым. Перси смотрел на его рот, пока он говорил, и решительно не понимал, почему они до сих пор не в постели или на любой другой поверхности — горизонтальной или вертикальной, это не имело значения.

Если бы Перси не нуждался в регулярном сексе, он бы после Луки просто отложил в долгий ящик любые человеческие отношения кроме рабочих и его дружбы с Гроувером и Аннабет. Но ему хотелось получать удовольствие в постели, так уж получилось, что ему это нравилось, поэтому он ходил в бар и знакомился с людьми на одну ночь, от которых утром очень быстро сбегал на пары удовлетворённый и без необходимости звонить и запоминать имя и породу третьего питомца матери. Поэтому сейчас Перси испытывал лёгкую досаду от того, что он познакомился с таким потрясным парнем и сейчас сидел рядом с ним на крыльце и разговаривал. Перси не помнил, когда в последний раз так много говорил с тем, с кем познакомился в баре с одной единственной целью. Джейсон заинтересовал его, а потом и вовсе потряс, превратившись в волка. И только поэтому Перси был до сих пор здесь. Одетый.

— Я чувствую, что в ближайшее время буду верить во все сверхъестественное, — развел руками Перси. — И надеяться, что в моем доме всё-таки обитает домовой, и Аннабет преувеличивала, когда называла мою неряшливость чёрной дырой, где бесследно пропадают вещи.

Перси думал, что, наверное, дело в массовой культуре, которая уже давно насаждала среди подростков и людей постарше образы волков и вампиров в роли любовников. Да и в принципе популярность жанров со сверхъестественными существами, вполне возможно, повлияла на сознание Перси и позволило ему не биться в истерике от вида оборотня и не бежать к врачу проверять свою голову. Оборотни существовали, и вроде как Перси давно был готов к этому. Их образы смотрели с экранов телевизоров или вырисовывались в книгах, о них шутили, снимали сериалы, фильмы, делали фотосессии, и в таком окружении сложно было сойти с ума от одной только мысли, что всё это оказалось правдой. Оборотни существовали, и после пары часов в неподвижной позе со стеклянными глазами Перси нашёл в своём сознании место, чтобы уместить это знание. Он сидел рядом с парнем, который превращался в большого волка, возможно, выл на Луну, ел кроликов, а ещё их было больше одного, и где-то бродила целая стая таких же волкозадых. Перси мысленно отметил, что это было отличное название для группы, и если бы он создавал её из оборотней, то обязательно так назвал. Волкозадые. И хвост на эмблеме. «Поцелуй меня в мохнатый зад» было бы первым их синглом. Или "Ты моя луна". Судя по тому, что начал говорить Джейсон, волки были теми ещё шерстяными романтиками.

— Чувак, я стесняюсь спросить, ты с парнями до этого спал?  — Перси ни в коем случае не хотел сказать, что эта история про пару не была романтичной или интересной, но порой мужчины, которые до этого клеили только девушек, а потом пережили кризис ориентации и столкнулись с необходимостью как-то впечатлять парней, продолжали делать это заезженными сопливыми методами. Которые даже не на всех девушках работали. Что уж говорить о парнях в барах. — Потому что этот подкат выглядит подготовленным для девочки в кружевной юбке, которая будет стеснительно сводить ножки на барном стуле и натягивать эту юбку до коленей.

Перси ноги сводить не собирался. А очень даже наоборот. Он хотел оседлать Джейсона. Во всех смыслах. Сперва как человека, а потом собирался найти способ осторожно поинтересоваться, можно ли как-то прокатиться на спине огромного волка. На самом деле, эта история про запечатление была очень странным способом познакомить Перси с миром оборотней. Джейсон мог бы рассказать больше про стаю. Как становятся её частью, как туда попадают, как он сам стал оборотнем, теряют ли они контроль в полнолуние, единственные ли они сверхъестественные существа или есть ещё, бывают ли оборотни, которые превращаются не в волков. Словом, можно было рассказать множество других вещей, которые определенно входили бы в ЧАВО про оборотней, если бы что-то подобное существовало. Возможно, там был бы и вопрос про запечатление, но он был бы одним из многих и далеко не первым. Начало знакомства с оборотнями в таком романтичном ключе вызывало множество подозрений, что Джейсон так соловьем заливается неспроста.

Однажды к Перси уже подкатывал парень, используя в роли соблазнения рассказы о том, как он готовится к свадьбе. Набивал себе цену, конечно же, мол посмотри, у меня скоро свадьба, но я всё равно не смог перед тобой устоять, и я пойду на измену ради тебя, хотя мой партнёр такой прекрасный и усиленно готовится к торжеству. Если Джейсон собирался провернуть то же самое, то Перси обойдётся без истории о том, что он прекраснее пары. Конечно, можно было предположить, что Джейсон говорит это просто для того, чтобы впечатлить и зацепить Перси этой историей о том, что целый мир переворачивается от вида одного человека, и больше ничего не имеет смысла, кроме его счастья. Это было прекрасной историей, и Перси верил, что такое действительно случается. После огромного волка он мог поверить во что угодно. И, наверное, это было прекрасно. Перси знал, что он не может поставить человека выше своего увлечения работой. Возможно, через какое-то время это пройдёт, а, возможно, и нет. Возможно, Перси так и останется человеком, повенчанным с работой. И для него такая пара могла бы стать решением всех проблем. Его бы больше не интересовали рыбы, океаны, исследования, аквариумы и искусственные экосистемы. Его бы интересовало только благополучие его человека. Эта картинка на какое-то время заняла Перси, но потом он очнулся от уносящих его в печальную даль мыслей. Он знал, чем это обычно кончается. Он начинает думать о Луке. Он не страдал по нему, но сложно было не вспоминать слова человека, которого Перси искренне обидел и ранил своими приоритетами. Он провёл рукой по волосам. История про пары была впечатляющей, и Перси верил, что это потрясающе — встретить кого-то, чьё счастье стает твоим приоритетом, но сейчас он был в нужном состоянии, чтобы дать Джейсону и без этих красивых разговоров.

— Запечатление — это что-то, конечно, очень красивое, но давай оставим эти разговоры на потом? — предложил Перси. — Ты можешь рассказать мне это пока будешь растягивать, и я надеюсь, что у волка большие не только зубы, и это займёт прилично времени.

Одним движением он оказался сидящим у Джейсона на коленях. Тот сидел удобно рядом, и Перси даже не понадобилось полностью вставать. В отличие от его члена. Он дразняще качнул бёдрами и, не долго думая, стянул с себя футболку. Ему правда было интересно, кто такие оборотни. Как они живут. Как вообще происходит обращение. И даже про пары он бы потом обязательно спросил у него, потому что это, кажется, была не сказка из женских романов, а самая настоящая часть жизни оборотней, пусть и не очень частая. У Перси было много вопросов к Джейсону, но всё это можно было оставить на потом. Перси всегда был гиперактивным, возможно, поэтому ему было чертовски грустно без регулярного секса. Например, сейчас. И даже если Джейсон действительно не подкатывал раньше к парням, Перси готов был стать его проводником в радужном мире однополого секса. Не сходя с этого же крыльца.

Перси отбросил ненужную футболку в сторону, взял лицо Джейсона в руки и поцеловал, мыча на грани стона облегчения. Даже если Джейсон впервые будет заниматься сексом с парнем и будет ужасен, Перси уже был доволен тем, что это, наконец-то происходит.

+1

6

Джейсон был рад, что ответ Перси не включал в себя мат, слова крайней степени отвращения и желания забраться куда-нибудь в подвал и там влачить своё существование. Перси был удивлён, но он же не хотел вернуться на пару дней назад и никогда не столкнуться с Джейсоном? Не узнать об оборотнях? Это было бы естественное желание - забыть о том, что доставляет дискомфорт. Но это... Расстроило бы Джейсона? Он только обрёл свою пару, только нашёл его. И представить жизнь без него было уже сложно. Прошло всего два дня, а Джейсон уже испытывал подобную привязанность. Подобное сильно пугало. Независимо от того, что он был ответственным за стаю оборотней, он привык быть чуть более... Свободным. Ни в одной из тех, с кем он встречался, Джейсон не нуждался, как в воздухе. А вот если Перси пропадёт из его жизни, это будет сравнимо с перекрытием кислорода.
Страшно быть зависимым настолько от того, кого знаешь два дня. И в принципе зависимым от кого-либо. Оборотни были связаны со своими парами неизвестными силами, которые не подчинялись осмыслению даже мистических существ. Они умирали в тот момент, когда пара лишалась жизни. Джейсон представил оборотня, которому (не)повезло запечатлиться на том, кто склонен к суициду. Или на умирающем, угасшим настолько, что даже сила оборотней не выравнивала их жизненные показатели. Быть во власти такого вот человека... Да и чем ситуация с незнакомцем лучше? Считалось, что импринтинг возможен лишь в случае идеального совпадения. То есть в теории Перси должен быть его идеальной половиной, они должны совпадать во взглядах, увлечениях, вкусах или дополнять друг друга. А что если Перси плохой человек? Или, что ещё более интересно, плохим человеком является Джейсон? Он варился в обществе оборотней, затрагивая человеческое лишь косвенно - работа, магазины, места кормежки вампиров. Но вдруг он полностью растерял навыки добровольного обоюдного общения с людьми? Сердце Джейсона выстукивало взбалмошный радостный ритм, а голова анализировала, сопоставляла и рассуждала. Лучше бы было отключиться и действовать по наитию, меньше моральной мороки.
- Не верь во всех подряд. Большая часть - сказки.
Вслух Джейсон успокаивал, но про себя думал: кто такая Аннабет? Подруга? Сестра? Девушка? Перси мог быть бисексуалом-изменщиком, разве нет? Нет, такой бы Джейсону не понравился, а значит они не могли бы быть идеальными совпадениями. С другой стороны раньше Джейсон считал себя исключительно гетеросексуальным. Но кто такая Аннабет? И почему она в курсе про неряшливость Перси? Как давно они знакомы? Джейсону хотелось знать про Перси все, но он не мог начать расспрашивать, потому что это будет подозрительно.
Тем более Перси расценивал его в качестве объекта для секса. Об этом говорило его тело, да и в словах Перси не пытался юлить. Он напрямую заявлял о подкатах, что вызвало в Джейсоне искреннее недоумение.
- Это не... То...
Только и вымолвил он, слегка шокированный тем, что его рассказ посчитали методом съёма. Это не было подкатим. И это неприлично спрашивать про то, был ли опыт с мужчинами. Нет, не было, в этом и суть! Никаких мужчин и сейчас бы не было, если бы не запечатление на Перси! Джейсон пытался издалека обьяснить ему, постепенно привести к мысли, что вот он и есть пара оборотня. Его пара. И не было это никакой романтичной чушью для девушки в кружевной юбке. Для Джейсона это теперь буквально жизнь...
Но винить Перси он не мог. Тот, будучи человеком, не обязан был верить, вслушиваться. Да даже если выслушал и поверил, он просто не мог это чувствовать так, как Джейсон. Это было немного обидно. Сила гравитации буквально притянула его к земле, а  человеческая часть пары... Что же, не отнеслась к этому с достаточным уважением. Никакого тебе екнувшего сердца, предчувствия, внезапно проснувшегося чувства. Он привлёк Перси физически, не более. Тот даже не хотел его слушать, предлагая продолжить нести чушь пока Джейсон будет его растягивать?
Проблема заключалась в том, что Перси очень хотел физического. А Джейсон очень много думал. И пока он думал, Перси действовал.
Он вдруг оказался на коленях Джейсона, раздеваясь и потираясь, явно намекая о своей заинтересованности и желании прекратить болтать. Возбуждением запахло так сильно, что Джейсона ошеломило и отключило в нем любую рассудительность. Он не считал себя бревном, но и очень страстным тоже удаваться не получалось. Всегда это был просто секс: поцелуи, объятия, бесхитростные движения, одинаковый набор слов и лишь отличающиеся имена. Джейсон не чувствовал скуку, ему нравилось, но, как оказалось, предыдущие ощущения меркли на фоне тех, которые вызвал в нем Перси. Все дело в том, что это была его пара? Других объяснений у Джейсона не было. Его в секунду охватило огнём и выбило весь воздух из лёгких. Все мысли и сомнения испарились, оставив лишь клокочущее желание обладать, вжимать в себя, проникнуть под кожу и потечь по венам. Перси поцеловал его, делился не воздухом, но собой, и дышать действительно стало легче.
Джейсон не должен был этого делать. Не должен был поддаваться. Обязан был оставаться здравомыслящим, но тело уже действовало само по себе. Губы отвечали на поцелуй, жадно хватая и по-волчьи прикусывая. Руки подхватили и прижали к себе, чтобы не уронить, а ноги уже поднимали с лестницы. Джейсон вжал Перси в стену. Столкновение с ней прошло безболезненно, так как защищая спину своей пары, Джейсон выставил вперёд руку, принимая удар на неё.
Свою пару.
В груди привычно забурлило, заклокотало, поднялось по шее и сорвалось с губ рычанием. Его. Пара.
Джейсон не любил говорить о внутреннем волке, ведь он был одной личностью. Одним целым. В его голове не сидел мохнатый волк, подсказывающий как поступить в той или иной ситуации. Метафизический волк не приказывал, не выл в голове. Его не существовало, но в то же время он влиял на всю жизнь оборотня. Волк сидел не в голове. Он пробуждался в инстинктах. И именно они могли подтолкнуть, заставить, ограничить. Инстинкты были намного сильнее разума, если не пытаться их контролировать. Контроль - именно это давалось сложнее всего. Джейсон учил оборотней, грубо и жестоко, если была необходимость, выбивал из них инстинктивное волчье желание оскалиться, загнать, задрать. Он прошёл через овладение своим внутренним Я сам и контроль его не давал сбоев. До тех пор, пока объект его запечатления не оказался на его коленях. Контроль сорвало, разрушило, разбило на кусочки. Инстинкт подтолкнул Джейсона навстречу Перси. Поэтому он с напором целовал, держал свободной рукой за шею. Волк, то есть он сам, жаждал заполучить Перси, оставить на нем свою метку, след, запах. Заполнить его собой, самому пропитаться им всем. Они должны были принадлежать друг другу. Вот что значил импринтинг. Вот чего Джейсон желал больше всего на свете.
Быть частью Перси. И делать его счастливым.
В полностью освобождённом сознании появилась несмелая мысль о том, что все это неправильно. Неверно. Что Джейсон не сказал самого важного. Не объяснил. Если он воспользуется желанием Перси, если поддаться собственному, это разрушит то доверие, которое ещё даже не начало формироваться между ними. Джейсон не хотел уходить из жизни Перси после одного перепиха. Перси ему теперь жизненно необходим. Оберегать его было гораздо важнее, чем вжимать в стену. Поэтому Джейсон остановился, пусть и в несколько этапов. Прекратил целовать и резко ткнулся носом в шею. Втянул в лёгкие запах пары, наслаждаясь  им и запоминая, посчитал до десяти и, едва отстранившись, поднял взгляд. Джейсон все ещё не отпускал Перси, продолжая его удерживать, но и остановиться было невероятно сложно, не могло быть и речи о том, чтобы пустить вовсе. Только не сейчас, когда Джейсон чувствовал уязвимость и нуждался самом главном для себя человеке.
- Перси. Перси, послушай меня.
Говорить со сбитым дыханием было сложно. Да и говорить в целом, когда хотелось продолжать. Но Джейсон обязан оградить Перси от плохого. А значит, он не может пользоваться любопытством  и похотью своей пары, для начала необходимо рассказать правду.
- Я не просто так все это рассказал, понимаешь? Ты - это тот самый человек. Ты - моя пара.

[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN][AVA]https://68.media.tumblr.com/88bddaf957685099bd8e32fd3360639d/tumblr_oovig09Me41utvmoto10_250.gif[/AVA]

+1

7

[AVA]http://s2.uploads.ru/7f5Qc.gif[/AVA]Перси охуел.

Он бы хотел сказать, что испытал удивление, обескураженность или потрясение, но всё это он испытал день назад, когда Джейсон разделся не так, как Перси того бы хотел. А сейчас он просто и бесхитростно охуел. Что ещё должен испытывать человек, когда ему сообщают, что он судьбой предначертанная любовь всей жизни оборотня, которого видел в третий раз в жизни. Да даже если бы это был не оборотень, Перси бы очень скептически отнесся и к человеку, который назвал бы его центром вселенной за три встречи без секса. Хотя, возможно, у оборотня было больше оправданий. Перси не знал, что было лучше.

Полминуты назад Джейсон, наконец, взял всё в свои руки: и происходящее, и Перси. Тот застонал ему в рот уже откровеннее, обхватывая ногами. Перси растрепал волосы Джейсона, впиваясь ногтями ему в шею, подбадривая. Не зря, ему хотелось переспать с оборотнем, эти животные порывы были чертовски горячи. То, как Джейсон прижимал его к стене, как кусал губы, как рычал. Он действительно рычал. Перси никогда не думал, что это может настолько заводить. Люди не зря любили хищников и оружие, в прикосновении к чему-то смертельно опасному всегда был свой шарм. Перси спал с людьми, которые сжимали ему руки и не давали двигаться, но Джейсон показывал совсем другую силу, ему не нужно было обездвиживать Перси или причинять ему боль, чтобы напомнить, что он опасный хищник. Это уже было в нем, даже в том, как он подставил руку, чтобы смягчить столкновение спины Перси со стеной. И это возбуждало. Ему хватало сил спокойно удерживать Перси на весу, прижимая к стене, а не пытаясь его повесить на нее. Перси было будто жарко в собственном теле, ему хотелось скорее раздеться, скорее почувствовать Джейсона, то, как он будет двигаться. Он уже потянулся к его одежде, бормоча, что это не честно, что раздет здесь только он, как Джейсон прекратил ртом целовать и рычать, словом, делать прекрасные вещи, и начал говорить.

И Перси охуел.

Он замер, выпучившись на Джейсона, потому что ладно, ладно, оборотни существуют, эта мысль вроде как не стала для Перси последней в здравом уме. А вот эта вполне могла — оборотни существуют, и один из них запечатлелеся на нем. На него? Как вообще используют это слово? Как вообще используют это знание? Как принять эту мысль и растянуть вдоль спинного мозга? Это такая шутка? Способ соблазнения? В таком случае, он был очень неуместен, потому что язык Джейсона уже был во рту у Перси, и он готов был предоставить еще пару мест, где этому языку следовало бы быть. Хорошо, стоп. Перси хотел спросить у Джейсона, есть ли у него узел, но, похоже планы изменились, потому что он охуел.

— Что... что ты несешь? — Перси уперся руками в грудь Джейсону, потому что поза не располагала к серьезным разговорам. Может быть, рано было паниковать? Это могло быть каким-то эвфемизмом? Нет, эвфемизм заменял неприличные слова, эвфемизмами они могли бы заниматься, но теперь приходится подбирать метафоры. Окей, метафора. Может быть, это метафора к влюбленности? Может, Джейсон просто так влюблен, что хочет показать серьезность своих чувств? Волки так делают? Может они всегда хотят угождать своим парам? Возлюбленным? Парням, которых они не могут трахнуть уже третий день? — Отпусти. Отпусти меня.

Перси не мог дальше находиться в такой позе. Он оттолкнул Джейсона, неловко взмахну ногами, чуть не падая на пол. Пол. Стены. Хорошо, Земля не остановила свой ход вокруг солнца, не сменила направление, и весь мир продолжает работать нормально, за исключением проблемы глобального потепления, истончения озонового слоя и загрязнения Мирового океана. Все в порядке, Перси не сошел с ума, мир не сошел с ума, Джейсон, возможно, сошел с ума, а сошедший с ума оборотень — это могло быть достаточно опасно. И принести Перси проблемы, на которые он еще не нарывался. Внезапно Перси подумал, что его желание и мнение по поводу истинности своей для Джейсона пары может вообще не иметь значения. Джейсон был намного сильнее него и при желании мог удерживать силой столько, сколько ему будет угодно. Оборотень, который завел домашнее животное, это очень забавно, если это домашнее животное не Перси. 

— Какая пара, Джейсон? Мы видим друг друга третий раз в жизни. Я даже твоей фамилии не знаю.

Такой себе аргумент, но Перси был ошарашен тем, что Джейсон ему сказал. "Ты моя пара". Перси ничья пара. В этом, помнится, и была проблема с Лукой. Так что для Джейсона были очень плохие новости — Перси не мог и не хотел заводить отношения. У него не было на это времени, моральных сил и банального желания. Ему было хорошо в своей жизни между университетом, работой и чужими постелями. Секс — это круто, отношения — не особенно. Однажды, возможно, но сейчас Перси слишком хорошо помнил, какими изматывающими были ссоры с Лукой, как он бесконечно звонил ему в университет и на работу, как кричал и не давал вставить слово, как портил настроение и мешал работать или учиться. Как приезжал и устраивал публичные сцены, которые Перси в принципе ненавидел. Как не выпускал его из дома, объясняя это тем, что ему нужно время с Перси. А Перси нужно было, чтобы его оставили в покое. Поэтому Джейсону придется отложить свои прекрасные волчьи чувства в долгий ящик, потому что, в отличие от лица Луки, о Джейсона, наверное, руку можно и сломать, да и Перси не знал, что будет, если скандалить с оборотнем. Возможно, он откусит ему лицо?

— Ты в своем уме? Что... что это вообще значит?

Перси помнил, что сказал ему Джейсон, но одно дело, когда это сказано про какого абстрактного оборотня и абстрактного человека, которым можно и позавидовать и поразмышлять, а если бы это случилось со мной, и совершенно другое дело, когда это действительно происходит и относится лично к Перси. Очень лично. Перси сделал шаг назад, создавая между ними с Джейсоном хотя бы иллюзию комфортного расстояния. Совсем немного времени назад комфортным расстоянием между ними был член Джейсона в заднице Перси, но теперь он пересмотрел свои приоритеты. Кажется, теперь ему нужно было выпить. Что-то алкогольное. Перси не находился в отрицании, скорее пытался понять, что это значит, и что с этим теперь делать? Существование оборотней где-то там — это одно дело. Пусть себе существуют и бегают за, видимо, титановыми фрисби. Но сейчас оборотни начали существовать непосредственно в жизни Перси, и он не хотел вот так взять и оказаться кем-то предначертанным судьбой Джейсону Волкозадому.

Перси не хотел быть должным. Он не хотел какие-то обязательства и ожидания кроме тех, которые на него возлагают его преподаватели. Особенно профессор Хирон, курирующий его стажировку за океаном. Потенциальную стажировку. Результаты были только через несколько месяцев, и Перси еще предстояло несколько недель впахивать, чтобы показать им всем, какой он классный. Эта ответственность и ожидания были теми, которые Перси нравились. Все остальное было не для него. Он не хотел становиться чьей-то парой и центром вселенной. Не потому, что Перси был безответственным или эгоистичным. Возможно, он был немного ветреным, но он из искренней человечности не хотел расстраивать других Лишать их чего-то важного для них, но не для него. Значительного. Хорошего. Поэтому ему не нравилось то, что сказал Джейсон. Не нравилась эта идея пары, перед фактом которой его поставили вот так бесцеремонно вместо коленно-локтевой. Перси в один момент почувствовал то, что чувствовал с Лукой — чужие ожидания, которые он не мог оправдать, требования, претензии, груз разочарования другого человека.

Перси не понравилось.

Перси догадывался, что если он говорил с оборотнем, то это могло быть что-то серьезнее обычной влюбленности, и просто так сейчас развернуться и уйти не получится. Нужно было поговорить об этом, как-то решить эту проблему? Перси не хотел называть чужие чувства проблемой. Это не было проблемой, проблемой был Перси, у которого в жизни были другие приоритеты. Ему хотелось извиниться перед Джейсоном, посоветовать найти кого-то более расположенного в собачьей верности, которую ему тут расписывали, и вернуться к своим селедкам и коту.

Перси осмотрелся в поисках футболки, поднял ее с земли и надел. Секса с Джейсоном больше не предвиделось. Перси не хотел давать ему надежду или провоцировать. Он до сих пор в принципе не был уверен, что его не запрут в этом доме, пока не разовьется Стокгольмский синдром.

— Учти, я очень накладный в содержании, мне нужны аквариумы и безлимитный интернет, — предупредил Перси. — Держать меня взаперти насильно — не стоящая идея.

Если Джейсон действительно готов был стать тем, кто был нужен Перси, то друг — это единственная вакантная позиция, которую он мог предложить ему.

+1

8

Если бы в толковом словаре к понятию «неловкость» требовался наглядный пример или цитата, то вот они – живое его воплощение. На какое-то мгновение повисла пауза. Джейсон слышал лишь биение двух сердец, крик надоедливых птиц над ближайшим полем с клубникой, шорох заячьих лап на дорожке из гравия. Оборотень никогда не мог остаться в полной тишине, потому что всё вокруг наполняли звуки. Животные, ветер, вода, насекомые – всё это сплеталось в причудливые мелодии, которые окружали даже в самой глубине леса, на самой высокой вершине. Джейсон ценил эту способность, ведь от неё напрямую зависело его спокойствие, безопасность, финансовое положение. Но сейчас он слышал, как сердце Перси постепенно замедляется, а затем срывается в резкий галоп. В этот же момент он завозился и потребовал отпустить себя, попутно пытаясь оттолкнуть оборотня. Тот не хотел этого делать, но оказалось, что не так просто ослушаться того, кого видишь центром вселенной. Джейсон отпустил Перси также резко, как тот завозился, и успел разве что, не дотрагиваясь, протянуть руки, чтобы если что поймать и не допустить падения. 

Перси был на взводе, его сердце взбалмошно билось. Он нервничал, отчего Джейсону хотелось лезть на стену, метаться на месте, как-то выслужиться, успокоить. Это было новое ощущение, впервые испытанное за все годы его жизни. Никогда он не ощущал такую потребность угодить, вызвать одобрение, остановить землю и крутануть её в обратном направлении, если потребуется. Джейсону хотелось обратиться и заслонить собой человека, избавить от всего, что доставляло ему неприятности.

Увы, единственной неприятностью здесь был он сам. Защищать от себя самого очень сложно, тем более, когда не можешь оставить, убежать, уехать на другой континент. Джейсон сделал бы это, лишь бы Перси было комфортно. Но это было попросту невозможно с физической точки зрения. Джейсон хотел свернуться вокруг ног Перси и просить его прощения и, в то же время, зарыться в землю так глубоко, как только возможно. Что такое гордость или хотя бы Я было инстинктами забыто. Поэтому Джейсону ничего не оставалось, кроме как послушно стоять на одном месте и виновато смотреть на парня, для которого всё это было слишком. 

- Грейс.

Коротко бросает Джейсон, отвечая на фразу про фамилию. Теперь Перси знал и её, но вряд ли ему было от этого особо легче. Кажется, его боялись, что впивалось в затылок ледяными иглами беспокойства. Почему Перси его боялся? Джейсон никогда ни за что не причинит ему вред. Он и другим не позволит это сделать. Если потребуется, он убьёт, изничтожит, на клочья разорвёт любого, кто попытается. Он был страшным монстром и опасным охотником, беспощадным, но не для Перси. Для него он готов стать послушным рабом на привязи, беспрекословно выполнять всё без кнута.

- Это значит…

Джейсон чувствует бессилие, потому что он не знает, что ответить. В нём борются сразу два сознания – человека и оборотня. Логика пыталась побороть инстинкты доводами, но они словно бульдозер сминали всё на своём пути. Что значит, нельзя полюбить так просто? Что значит, это ненормально - кого-то возвышать на пьедестал? Вот же он, Джейсон Грейс, любит его так сильно, что у него разрывается сердце от одной мысли, что он причиняет неудобство. Вот он, Джейсон Грейс, готовый не дышать до тех пор, пока Перси не разрешит. Да, люди не влюбляются так Беспрекословно и Абсолютно. И уж точно не за две встречи. Они не способны пренебречь собой ради того, кого знают всего несколько часов. А Джейсон отдаст свою почку, печень, сердце. Пойдёт и прыгнет со скалы, если ему прикажут. Для человека импринтинг значит потерять себя. Для оборотня это значит обрести смысл мироздания. Все люди ищут его - этот смысл, рождаются и умирают так и не поняв, в чём он. А Джейсон смотрел сейчас на него. На то, как его Смысл делал шаг подальше, что отзывалось болью в сердце.

Я подвёл свою пару. Я заставил его злиться, грустить и бояться.

Вот что билось в голове, мешая Джейсону мыслить здраво. Возможно, он уже никогда в жизни не сможет этого сделать. Не сможет быть до конца здравомыслящим, потому что одно слово от Перси и он поменяет свои взгляды, веру, образ жизни, себя самого.

Импринтинг был ненормальным с точки зрения человека, поэтому Джейсон боялся. Боялся быть зависимым настолько от того, кого не знал, как следует. Оборотень переставал принадлежать себе, вверяя свою жизнь другому существую, поклявшись в вечной верности. И это до чёртиков пугало. Перси мог одни взглядом разбить его сердце по кусочкам. Одним слово лишить жизни. А ведь он совсем не знал Перси Джексона. Что это за человек, хороший он или плохой? Милосердный или с прогнившим сердцем? Любит ли он, в конце концов, мясо или рыбу? У людей были свидания, месяцы и годы, чтобы узнать друг друга. У Джейсона было одно мгновение, за время которого переставал существовать он Прежний, и появлялся он Новый – покорный для своего человека волк.

Для оборотня импринтинг был всем. Невероятной редкостью и чудом. Источником невероятной силы, ведь ради своей пары он сделает всё: свернёт горы, иссушит океаны, вырежет весь город. Встреча с Перси пугала из-за неизвестности, но в то же время, Джейсон рядом с ним дышал полной грудью как никогда. Он ощущал вкус жизни. Солоноватый словно море, с рыбным привкусом. Вот какой был у жизни вкус.

- Это значит, что… Ради тебя я живу.

Джейсон пытался прокрутить в голове множество вариантов, но только этот казался правильным. Ты смысл моей жизни, Перси. Без тебя я умру, Перси. Весь мир крутится вокруг тебя. Нет, всё это не то, слишком патетично.

- Я знаю, это слишком. Для меня тоже. Но это просто случилось и всё.

Он прекрасно понимает, что это чересчур для его человеческой части, как и для Перси. Но он был бессилен. Нельзя отменить импринтинг. Нельзя убежать от запечатления. Это на всю жизнь. Какой бы долгой или короткой она ни была. Для него это навсегда. До самого последнего вздоха. Пока бьётся сердце Джейсона, Перси Джексон будет для него Всем. Это сложно принять, но уже ничего не изменить. Джейсон просто должен принять это, не пытаться противостоять логически, отговорить себя. Это было вероятно настолько же сильно, как и превращение людей в волков. То есть, вполне реально.

Джейсон не двигался с места, лишь взглядом следя за передвижениями и действиями Перси. Это казалось правильным – стоять и не нервировать. Или же просто не хотелось сталкиваться с тем, что Перси будет его физически избегать, отходить ещё дальше, пугливо дёргаться от каждого шага. От него не пахло диким ужасом, но человек правда чего-то опасался. Об этом же говорила его следующая фраза, которая ввела Джейсона в полное недоумение.

- Что?

Джейсон был в шоке. Перси думал, что его сейчас схватят, посадят в подвал и никогда не выпустят? Сделают пленником? Будут давать передвигаться по дому только в цепи, лишат связи с внешним миром, начнут насиловать? Вот это представлял себе Перси всё это время? Что же, это было… Не так уж и нелогично, думать о подобном. Не только Джейсон не знал, чего ожидать от своей пары. Но и Перси знал его не больше. Перед ним правда мог оказаться маньяк, психопат, пользующийся превосходством силы. И к тому же, Перси не знал понятий оборотней. Пока Джейсон думал о своём центре мира, тот, видимо, переживал, что сильный оборотень получит от него своё любыми способами.

- Я ни за что этого не сделаю. Не причиню тебе вред, просто не посмею. Ты всегда можешь приказать мне не двигаться с места, если от этого тебе станет спокойнее. Я выполню всё что бы ты ни сказал. Тебе не стоит меня бояться, пожалуйста.
[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN][AVA]http://68.media.tumblr.com/3c8fe03be4408b4886490fc09cb84175/tumblr_otvysxtN8F1r7rw99o3_250.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Grace (02-10-2017 18:50:36)

+1

9

[AVA]http://s2.uploads.ru/7f5Qc.gif[/AVA]Перси нервно рассмеялся, запуская пальцы в волосы, растрепав их еще больше, если это вообще было возможно. "Ради тебя я живу". Перси слышал это разве что в сопливых мелодрамах, его собственные отношения никогда не заходили так далеко, чтобы кому-то захотелось сообщить вечно занятому морской биологией Перси Джексону, что теперь он смысл жизни и вся Вселенная вертится не вокруг солнца, а вокруг него. При таких фразах Перси представлял себе то ли какие-то чрезмерно драматичные сцены с хватанием за ноги и за руки, то ли что-то ужасно печальное и кровавое с порезанными венами. Перси вздрогнул, подумав о том, что Джейсон мог оказаться из последней категории и все кончится тем, что Перси придется выламывать ему двери и вызывать скорую. Перспективы, плавниками летучей рыбы предстающие перед Перси пугали его все сильнее.

Проблема была в том, что Перси был недостаточно черствый для того, чтобы наплевать на всех людей, которые хотели от него чего-то, что Перси не мог или не хотел им давать. Если это был не секс, разумеется. Перси знал, что ему будет мучительно грустно говорить Джейсону, что он обратился не к тому центру Вселенной, и этот центр заинтересован, чтобы вокруг него вертелись работодатели и стажировки, а не оборотни. Но Перси не смог бы отвернуться, если бы Джейсон начал причинять себе вред из-за отказов. Очень сложно быть добрым и незаинтересованным в отношениях. Оставалось надеяться, что Джейсон не будет делать ничего, что вынудит Перси сдаться. Он выглядел достаточно адекватным. Кроме этих "я живу ради тебя" эпизодов. Вроде бы он не был похож на человека, который однажды пришлет Перси свою фотографию в крови в ванне со словами, что вот тебя нет, и жить мне незачем. Перси хотелось биться головой о стену. Почему именно на его долю, человека честно и искренне желающего от людей только секса и никаких обязательств или обещаний, второй раз сваливаются какие-то вот такие отношения? Почему Джейсон не мог найти кого-то более подходящего? Почему Лука не мог найти кого-то более подходящего? Почему это всегда Перси? Можно ему просто спать с людьми и заниматься биологией?

Почему Перси нужно думать о том, как он встрял, а не шутить о том, что фамилия Джейсона отлично подходит для ролевых игр? Грейс. Перси не был особенным любителем или умельцем подобного. Природная прямота и непосредственность мешали ему соблазнительно изображать хотя бы что-то. Он мог неплохо изобразить тирекса. Но вряд ли в этом мире был кто-то, кто нашел бы это сексуальным. А если такой и был, то Перси предпочёл бы никогда с ним не сталкиваться. Зато Джейсон со своей фамилией мог бы отлично подойти. Мог бы. Если бы не одна досадная деталь - он "жил" ради Перси. Боже, это был так абсурдно, что вдумываться в это серьезно было чертовски страшно. Потому, что это была уже не как-то занудная ответственность за чужие чувства, это могло превратиться в ответственность за чужую жизнь. Перси не хотел жить с постоянным волнением, что сделает Джейсон. Не хотел прятаться или отказывать себе в чем-то из-за того, что какое-то волчье запечатление выбрало его из сотен других людей, более подходящих для верности и счастья. Серьезно, Джейсон был красивым, у него был дом, он был вежливым и довольно спокойным, многие бы не просто согласились на его предложение, а еще бы и приплатили за эту возможность. В какой-то момент Перси почувствовал себя немного дураком, что стоял напротив такого парня и думал о том, как бы вежливо вернуть ему его Вселенную, которая сейчас зачем-то решила замкнуться на нем.

— И это нельзя никак отменить? — наконец, спросил Перси. — Может, ты найдешь кого-то другого? Более подходящего? Потому что я не тот человек, Джейсон. Вообще. Это всё, — Перси взмахнул руками, неловко пытаясь обрисовать запечатление в воздухе, — не просто слишком. Я человеческих-то отношений не хочу, а чтобы вот прям так. Нет. Нет. Точно нет. Давай ты передумаешь?

Утешало то, что Джейсон не собирался держать его взаперти. Это определенно было плюсом и немного добавляло Джейсону очков адекватности, дающих хоть какую-то гарантию, что он не начнет себя резать или еще как-то пытаться продемонстрировать, насколько буквально он говорил о связи Перси с его жизнью. Не утешали, с другой стороны, все эти обещания. Перси может просто ему приказать? Перси не любил приказы. Ни в каком их виде. И отношения, построенные на том, что один приказывает, а другой выполняет, казались ему на редкость отстойным раскладом. Кажется, Джейсон слишком серьезно к этому относился. Любовь - это прекрасно, бесспорно, то, как описывал это Джейсон и вовсе походило на влажную мечту всех романтиков, но нельзя же было настолько тянуться ко второму человеку? Зависеть от него? С другой стороны, Джейсон в начале их встречи говорил о непреодолимости этого чувства с физической точки зрения, так что мысли, что он выполнит все, что тот скажет, возможно, не была такой уж абсурдной. Джейсон много сказал о важности и силе запечатления. Возможно, он не шутил и сейчас? Перси невольно подумал, что будет, если послать Джейсона? Он действительно пойдёт и трахнет себя? Идея звучала бредово, но довольно горячо.

— Серьезно? Прям все, что бы я ни сказал? — Перси хотелось немного охладить энтузиазм Джейсона, потому что его идея отношений напрягала с каждым словом все больше, и нужно было наглядно показать ему нежизнеспособность такой модели. Он не был готов ни физически, ни морально к тому, что кто-то окажется настолько к нему привязанным. А еще Перси немного скептически относился к идее Истинной любви. То есть оборотни существовали, и этот факт переворачивал все с ног на голову, но это ведь не означало, что магия существует в других аспектах жизни? И это концепция единственного и неповторимого была для Перси сложно осознаваемой и немного нереальной. Какие такие силы Вселенной привязали Джейсона к Перси? Как это работает? Почему Перси никто не спросил? Почему Вселенная не поинтересовалась у него, нужно ли ему еще одно домашнее животное, кроме подобранного кота? — Хорошо. Заберись на дерево и провой с самой верхушки.

Это был вызов уровня пяти лет, но Перси не верил, что хоть кто-то в здравом уме будет выполнять все просьбы и приказы другого человека. Особенно того, которого знает три дня. Три неполных дня. С другой стороны, речь шла об оборотнях и, возможно, Перси немного допускал мысль, что Джейсон не преувеличивал. Но должны же быть у этого разумные границы? Хотя о какой разумности можно говорить, стоя на крыльце напротив оборотня, который только что нарек тебя смыслом своей жизни, центром Вселенной и еще черт знает чем. Голосом в голове, который советует делать всякие гадости.

Это выглядело немного не честно. Наверное, и по отношению к Джейсону тоже. Потому что, кажется, он тоже не выбирал Перси и не принимал решений. Он говорил, что для него это тоже слишком. Но он хотя бы испытывал весь этот прекрасный коктейль чувств, о которых тут рассказывал. Буду кем угодно, и дальше по тексту. А Перси испытывал недоумение, досаду и очень хотел вернуть все в тот момент, когда они просто целовались на ступеньках и единственной проблемой было промедление Джейсона. И эта проблема была довольно быстро решена. Перси вернулся мыслями в тот момент, и у него появилось еще больше вопросов. А еще закралось нехорошее подозрение.

— Я же не закрепил это как-то, поцеловав тебя? Не подписал какой-то контракт? Это что-то значило?

Вдруг Перси своими действиями сделал это необратимым?

О боже, почему он просто не мог сидеть дома в тот день?

+1

10

Смешок, сорвавшийся с губ Перси, не имел ничего общего с весельем. Он был пропитан нервной горечью, да и отчаянное растрепывание волос подтверждало, что человек испытывает исключительно негативные эмоции. Такое состояние колко отзывалось под рёбрами. Джейсон знал свою пару всего двое суток, но ему уже было противоестественно расстраивать его. Причинять боль, моральную или физическую, вызывать неодобрение, нервировать – всё это было неправильно. Джейсон должен заботиться и оберегать, стараться делать мир вокруг Перси лучше, а не сводить его с ума новостями, обрушенными на непривыкшую голову. Дня недостаточно для того, чтобы осознать существование оборотней в целом, а Джейсон очень сильно углубился в тему. Он бы и рад был немного потерпеть, но это было бы обманом. Да и некогда было тянуть. В тот момент, когда Перси забрался на его колени, уже не просто откровенно намекая, а приступая к конкретным действиям, у Джейсона не осталось выбора. Он не мог умолчать сегодня и отложить сложный разговор на неделю, месяц, полгода. Сказать паре правду – правильно. Но то, что правда так расстроила и шокировала, причиняло боль ему самому.

Только её Джейсон сейчас и ощущал, ведь каждое новое слово, сказанное Перси, эхом отзывалось в груди. Они молотом били по рёбрам, проламывая их, заставляя осколки впиваться в сердце. Перси называл себя не тем человеком и просил передумать. Джейсона не должно было это волновать, ведь знакомы они были всего двое суток. Они не жили в романтическом фильме, где герои влюблялись друг в друга с первого взгляда. В их реальности Джейсона инстинктами привязало к Перси на всю оставшуюся жизнь и всё. Логика пыталась бороться с этим иррациональным чувством бесконечной привязанности, взявшимся из ни откуда. Они друг другу никто, нельзя дорожить кем-то, кого знаешь так мало, больше, чем собой. Да ему вообще должно быть плевать на слова Перси, они не должны задевать, потому что он незнакомец. В голове крутились эти мысли, словно заевшая пластинка. А сердце предательски сжималось.

Джейсон чувствовал себя виноватым, поэтому он опустил голову и взгляд. Он с удовольствием исполнит любую просьбу Перси, любой его каприз и желание, но передумать не в его силах. Не поможет ни самовнушение, ни гипноз. Это не та ситуация, где можно заставить себя забыть человека, отказаться от него, а потом долгие месяцы и годы исцелять разбитое сердце. Джейсон может отстать от Перси ценой своей жизни, другого не дано. Произносить этого вслух он не стал. На Перси и так слишком многое вывалилось, не хватало ещё пугать и ответственностью. К тому же, он был совсем не обязан её нести. Перси не виноват, что сущность Джейсона выбрала его в качестве своей идеальной половины.

- Это нельзя отменить, я не могу передумать.

Джейсон поднял взгляд на Перси, стараясь выглядеть не настолько жалко, как он себя ощущал. Ему очень бы хотелось вернуть время вспять и не заходить в тот чёртов бар в тот самый вечер. Ничего бы не случилось, след всё равно был ложный и нужного вампира там не оказалось. Джейсон мог бы просто проехать мимо и, как знать, их с Перси пути больше никогда бы не оказались так близко друг к другу. Да, он бы никогда не узнал свою пару, но зато ему не пришлось бы испытывать то, что терзало сейчас. Он не нужен тому, ради кого готов умереть. И это нормально, абсолютно логично. Джейсоном руководили древние неизвестные силы, а Перси – всего лишь человек, живущий по человеческим понятиям. У него свои принципы, желания, взгляды и нужды.

- Я не требую от тебя отношений. Я ничего от тебя не требую. Поступай, как знаешь. А я просто буду.

Братом, другом, тихой тенью, следующей по пятам. Незнакомцем, с которым не будет встреч. Всё, что Перси захочет. Как угодно. Лишь бы он был. И позволил Джейсону хоть изредка смотреть на него издалека. Если бы это не случилось с ним самим, то он назвал бы себя слабаком, размазнёй, мерзким и отвратительным. Для своей человеческой части он таким и был – полностью потерял себя, готов отдать свою жизнь во власть другого человека, унижаться, если потребуется. Но в то же время это то, чего жаждало его сердце. Всё его нутро будет стремиться к этому всю жизнь – быть угодным для Перси, неважно какими средствами, какой ценой. Джейсон позволил незнакомому парню причинить себе боль. Он безжалостно расправлялся с врагами и за меньшее. А Перси он готов был простить всё, даже если тот собственными руками пробьёт ему грудную клетку и остановит его сердце.

Не принадлежать себе - ужасное ощущение.

Ещё ужаснее то, что он его таким считал. Ведь для этого он создан.

И интонация, и выражение лица Перси были крайне скептическими. Ещё бы, кто в здравом уме поверит в такие заявления? Джейсон уже пытался представить себя на месте человека, которому сначала говорят об оборотнях, а затем о предназначенности судьбой. Он бы назвал всё это сумасшествием и предпочёл бы держаться подальше от этих бредней. Только в книгах персонажей интригует всё неизведанное и они с удовольствием бросаются в приключения. В жизни люди хотели спокойствия, мира, гармонии. Чтобы меньше проблем, меньше нервов. Быть парой оборотня – та ещё выматывающая «работка». На месте Перси он бы себя послал, а тот, стоило отдать ему должное, отлично держался. Делал странные предположения, просил о чём-то нелепом, но в остальном – всё хорошо. Он мог взять первый попавшийся в руки предмет и швырнуть в Джейсона. Обозвать его самыми последними словами. Угрожать судом, если тот посмеет приблизиться. Или дробовиком. Перси мог отнестись к нему жёстко, безжалостно, а вместо этого он пытался объяснить словами.

Возможно, в этом причина, почему он запечатлелся на Перси.

Джейсон повернулся голову в поисках подходящего дерева. Все они были довольно высокими, ведь оборотень предпочёл глушь шумной городской жизни. Зато тут были раздолье и свобода. Неподалёку – его собственная территория, которая была им всем местом работы. Всё вокруг окружала природа – их родная стихия. Они могли резвиться волками и работать людьми. Поэтому деревья, как и полагалось лесам, были не какими-то красиво обрезанными кустиками. Мощные гиганты, стремящиеся своими верхушками ввысь.

Джейсон бросил свой занятие, когда от Перси повеяло волнением с новой силой. Он тут же обратился к нему и взглядом, и вниманием. Оглядел с ног до головы, прислушался – нет ли каких угроз. Действовал абсолютно автоматически, рефлексами. И только потом осознал, что, вероятно, главная причина переживаний и страхов Перси всё ещё он сам, Джейсон Грейс.

- Это ничего не значило и не будет. Если только ты не захочешь принять это. Я и сам не знаю, как это.

Теория и рассказы очевидцев, слухи – всё, что у них было. Что значит принять? Что-то на эмоциональном, духовном уровне. Нет никакого ритуала, не нужно совершать определённых действий. Видимо, нужно просто-то искренне захотеть, чтобы твоим спутником стал верный оборотень, а там уж судьба, провидение, вселенная или всевышняя магия сама всё сделает. Точно также, как она столкнула их нос к носу, и заставила Джейсона обрести смысл жизни в парнишке, которому всё это было ненужно.

Оставалось надеяться, что это немного успокоит горячую голову Перси. А у него самого была цель. Он действовал не из упрямства, попытки доказать что-то и убедить. Слова пары не были приказом, который он обязан выполнить. Всё воспринималось чем-то естественным и логичным. Если Перси сделает счастливым такой поступок, значит, Джейсон хочет его исполнить. Видимо, так это будет работать? А если Перси скажет кого-то убить, Джейсон будет считать это настолько же естественным, раз об этом просит пара? Он не боится запачкать руки, ему уже приходилось это делать. Но одно дело, когда речь идёт о жизни или смерти, защите себя и других. Совсем иное – каприз и временное помешательство. Только и оставалось надеяться, что Перси – нормальный и человечный молодой парень с нелепыми заданиями на проверку, а не злой гений. Не хотелось бы стать оружием в чьих-то руках.

Взглянув на Перси ещё раз Джейсон глубоко вздохнул и, резко развернувшись, пошёл к примеченному дереву. По пути он подворачивал рукава рубашки и внимательнее разглядывал ветки, предполагая, за какие из них лучше цепляться. Ген оборотня не давал ему навыка горного козла или обезьяны, но у него была ловкость, сила и чувство баланса. В последний раз он залезал на деревья лет десять назад, зато очень часто покорял горы. Он должен справиться хотя бы для того, чтобы не упасть в грязь лицом перед своей парой. Даже если тот не был ни в чём заинтересован.

Как и предполагалось, подъём давался легко. Не ребёнку ли природы справляться с такими задачами? Забираясь, он смотрел лишь вверх, но постоянно прислушивался к тому, что происходило вокруг. Прислушивался к Перси. Там ли он ещё? Наблюдает ли? Возможно, за ветками и зеленью Джейсона уже и вовсе не видно, но вскоре он дал о себе знать воем. И пусть в человеческом виде это было не так громко и проникновенно, он прекрасно знал, как правильно это делать. В какой части груди, диафрагмы должен зарождаться вой. Будь он волком, было бы красивее, но Перси просил о другом. И хотя выл он совсем немного, через несколько мгновений послышался ответ. Время поливки кончилось, но на полях всегда кто-нибудь оставался подремать или вместе провести время. Сегодня это были Хейзел и Фрэнк, альфа мог отличить каждого из своих волков. Услышав их вой, Джейсон невольно улыбнулся. Его подбадривали, поддерживали. Он чувствовал себя опустошённым от того, что Перси он был не нужен, а стая давала силы продержаться хотя бы до земли. Спускался Джейсон не менее осторожно, чем поднимался. Он вообще ни в чём не действовал опрометчиво. Когда осталась последняя ветка, он попросту с неё спрыгнул, приземляясь на ноги.
[AVA]http://68.media.tumblr.com/3c8fe03be4408b4886490fc09cb84175/tumblr_otvysxtN8F1r7rw99o3_250.gif[/AVA][SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN]

+1

11

Если бы Перси получал доллар каждый раз, когда кто-то говорил ему, что он неправильно живет, то ему не пришлось бы выбирать между покупкой машины и дома с бассейном. А еще в таком случае от этого хотя бы был бы толк, потому что Перси никак не мог взять в толк, потому люди так стремились ему донести, что так жить нельзя. Как "так"? Занимаясь сексом с незнакомцами? Отказывая от отношений? Некоторые, едва узнав, что пару раз в неделю он выбирается в бар и спит с кем-то, кого видит в первый и последний раз, буквально в ярость приходили от того, что он наслаждается такой жизнью. Кто-то, конечно, хлопал его по плечу, но огромное количество слушателей тут же всплескивали руками и кричали, что Перси не прав. Будто секса без отношений для этих людей не существовало вовсе. А, может, и просто секса в свое удовольствие. Перси не понимал это. Не понимал, почему в глазах такого количества людей секс представлялся частью отношений, причем не обязательно приносящей удовольствие. Ты должен заниматься сексом, если ты в отношениях. А если ты не в отношениях, то ты должен в них оказаться. Секс как что-то свободное, задорное и совершенно автономное рассматривался далеко не всеми. Перси не до конца понимал, где произошел сбой и он перестал быть мужчиной охотником, достойным уважения. Видимо потому, что частенько охотились на него. А если ты хоть раз оказался снизу, значит, секс для тебя в глазах общества уже вне отношений недопустим? Не то чтобы Перси много об этом думал. Ему было в целом не так важно, как и кто его осуждает, если это были не его друзья. А его друзья не занимались бессмысленным промыванием мозгов. Ведь именно этого Перси избегал во всех возможных отношениях, находясь под впечатлением от скандалов Луки. Возможно, если бы Перси не пережил эту череду претензий и недовольств, то он бы продолжил верить в место для отношений в его жизни. Но пока он помнил, как чувствовал себя бесконечно виноватым и раздраженным, он хотел бездумного, зажигательного и ни к чему не обязывавшего секса.

А теперь Джейсон говорил, что они пара, и это нельзя отменить, он не может передумать, и все, что он сказал ему про вечность и крепость чувства, теперь реальность Перси. Перси. Который неловкую беготню по утрам с любовником считал слишком обременяющей. Пара. Перси хотелось закатить глаза так, чтобы больше не видеть этого смиренного выражения на лице Джейсона или побиться головой о стену. Как можно было объяснить, что ему ничуть не легче от того, что Джейсон тут обещает не настаивать на отношениях? Совсем. От этого, наверное, только хуже. Если бы Джейсон прижимал его к стене и требовал сейчас же стать его любовью и опорой, Перси бы чувствовал себя в полном праве послать как можно дальше мохнатый зад незваной судьбы. Но Джейсон не прижимал его к стенам, ничего не требовал и удивительно быстро смирился с тем, что за долго и счастливо он обратился не к тому парню. Он просто будет. Перси хотелось по-детски передразнить Джейсона и спросить, понимает ли он, в какое положение его ставит. Перси не хотел отношений не потому, что ему дорога была какая-то мифическая свобода или в нем бурлило желание покрыть весь мир. Или хотя бы город. Бар. А потому что он не хотел тратить свои силы на то, что того не стоило. Разочаровывать людей. Чувствовать себя виноватым за то, что он причиняет людям боль и неудобства. Не по злому умыслу, а потому что просто не тот человек. С другими приоритетами. И вот перед ним стоял Джейсон, который уже сейчас вызывал у него чувство вины. Потому что он просто был. Весь такой по-собачьи преданный. Это было похоже на плохую шутку. Вся эта ситуация была похожа на такую шутку. Из всех людей, которые хотели отношений — честно и искренне были готовы тратить время на другого человека, — Джейсон выбрал Перси, который не для секса знакомился последний раз на первом курсе университета. И Перси не нравилось, что его это трогает, что он не может перестать чувствовать себя ответственным за это расстройство на лице Джейсона конкретно и в его жизни в общем. Этого Перси и хотел избежать. Тоски от того, что он не оправдал чьих-то ожиданий.

— Джейсон, я... — что Перси мог сказать? "Тебе очень не повезло"? "Ты выбрал худшую пару на свете"? "Тебе не светит ничего, кроме дружбы"? "Мне жаль, что мы не потрахались"? "То есть, я рад, но мне жаль"? Последняя мысль была доминирующей, когда Джейсон пошел к дереву, закатывая рукава. Перси должен был признать, что Джейсон был очень привлекательным. Хорошо сложенный, красивый, да еще и все эти его волчьи повадки. Если бы не вся эта фигня с запечатлением и парой, Перси бы провел в постели Джейсона все время, пока бы не отключился от усталости. Но вместо этого он наблюдал за тем, как Джейсон лез по дереву. Он был ловким. Цепким. Перси в очередной раз с грустью подумал, сколько людей обрадовались бы возможности связать свою жизнь с ним. И что он не в их числе. Перси ненавидел это чувство, которое возникало иногда даже в нем, будто с ним и правда что-то не так, что он отказывается от такой возможности. От человека, который тут недавно рассказывал, как будет вечно любить его и ставить на первое место во всех вопросах. А Перси выглядел эгоистичным и глупым. Будто собственный спокойный сон выше... чего? Удачной партии? Если бы Перси сейчас согласился встречаться с Джейсоном лишь потому, что он был привлекательным и вроде бы удачной возможность, то он был бы еще большим гадом, чем, наверное, выглядел сейчас. Это правда ощущалось так, будто Перси пинал собаку.

Тем временем Джейсон действительно забрался на верхушку дерева и завыл. Перси говорили, что ради него горы свернут, но в этот момент он ошалело понял, что если это произнесет когда-нибудь Джейсон, то это будет всерьез. Перси не ожидал, что Джейсон действительно это сделает. Идея достойная пятилетнего ребенка, не выставляющая Джейсона ни в коей мере в выгодном свете. Если он хотел покрасоваться, то явно бы не выл с верхушки сосны, как предложил ему Перси. Но вот он там. Это было... немного ошеломляюще. Перси еще не понял до конца, что произошло и какие силы связали их с Джейсоном, но, судя по его действиям, связали хорошо так. Крепко. До воя с верхушки дерева, который большинство людей посчитали бы глупы и унизительным. Но Джейсон пошел, забрался по веткам и завыл. Не совсем по-волчьи, но Перси показалось, что человек тоже так не может. Наверное, это было нечто максимально похожее на волчий вой, что Джейсон смог изобразить с человеческой гортанью. В ответ ему почти сразу завыли еще голоса. Стая, понял Перси. Где-то здесь бродили еще оборотни. Интересно, а оборотни могли запечатлеться на одном человеке? Перси решил не проверять и пока не знакомиться с остальными. К тому же это, возможно, дало бы Джейсону какую-то надежду, а Перси очень не хотел расстраивать его еще больше. Поэтому ему нужно было быть максимально прямолинейным. И выражаться ясно. Ох, это было не к Перси настолько же, насколько и отношения.

— Ладно, чувак, я понял, волки шуток не шутят, — выдал Перси, когда Джейсон спрыгнул с дерева и направился к нему. Это все было слишком серьезно. Слишком. Он просто хотел переспать с горячим парнем. А потом тот рассказал ему, что оборотни существуют, после этого рассказал, что они пара, а теперь повыл с дерева только потому, что Перси так сказал. А Перси по жизни говорил очень много разных глупостей. И если Джейсон будет выполнять все, что он скажет, то это кончится плачевно для них обоих. Хотя для Джейсона уже сейчас расклад не самый вдохновляющих. — Давай... давай все обсудим? Что тебе нужно? Как это работает? Запечатление?

Перси пытался вести себя как взрослый человек. Потому что перед ним стоял Джейсон, и он был такой же личностью, заслуживающей любви и понимания. И Перси раздражало то, как жаль ему отказываться в этом. Хотя он имел на это право, он не обязан был с кем-то встречаться, если ему этого не хотелось. Но вся эта история с запечатлением выглядела совершенно не похожей на обычные человеческие отношения. Конечно, и там люди стреляли себе в голову от несчастной любви, но все равно это казалось серьезнее. Джейсон не наседал на Перси и не кричал, и не злился, и на этом фоне вся позиция Перси о том, что отношения отстой из-за требований и ожиданий, разбивалась вдребезги. Перси был хорошим парнем и не мог бороться с чувством вины. Хотя бы с этим пунктом, отказываясь от отношений, он угадал. Они вызывали чувство вины за неоправданные ожидания.

— Ты будешь приносить мне дохлых животных? Выть под окнами в полнолуние? Потому что я хочу продолжить жить так, как жил. Ты ведь не будешь убивать любого, кто будет на меня смотреть? Или трогать?

Перси старался все говорить вопросительно после воя с дерева, а то глупый эксперимент показал, что Джейсон что угодно мог воспринять как желание своей пары и выполнить в точности, каким бы абсурдным оно ни было.

Интересно, а палку он принесет?

Здоровая, наверное, нужна.

Хватит, Перси, ты уже по уши встрял, еще с оборотнем в принеси палку играть вздумал.

(Это должна быть целая ветка).

А еще он старался не говорить "с кем я буду спать". Этот разговор уже был не из приятных, и Перси казалось,
что не стоит прямо с порога говорить о том, что он не собирается блюсти целибат.[AVA]http://s1.uploads.ru/93fF4.jpg[/AVA]

+1

12

От Перси пахло сожалением и грустью. Джейсон не знал, что именно происходило в его голове, что именно вызывало у него эти эмоции, но иррационально он хотел сделать для него, чтобы взбодрить. Это вряд ли было нужно самому Перси, да и Джейсон, честно говоря, предпочёл бы заняться собственными переживаниями и попытками смириться с ситуацией, в которую он попал. Но вместо этого, подходя к своей паре и чувствуя его печаль, Джейсон думал, что хочет сделать его счастливым. И неважно, придётся ли ради этого лезть на деревья, в озеро, прыгать босиком на муравейнике или просто исчезнуть.

Джейсон догадывался, с чем могут быть связаны эмоции Перси. Он и сам их испытывал в какой-то мере. Они оба этого не хотели, это был не их выбор, а… Вселенной? Сложно не верить в судьбу, когда тебя невидимой не рвущейся нитью привязывают к другому живому существу. Несправедливо было лишь то, что во всём этом Джейсон оказался один. Да, Перси был его парой, но насколько было известно, для них запечатление не значило ровным счётом ничего. Их мир, гравитация, смысл жизни не менялись. Их не тянуло магнитом. Не мучило вполне физически отсутствие рядом. Почему с этим сталкивались только оборотни? Джейсон не желал Перси страданий, но, если бы тот знал, что альфа испытывает на самом деле. Что происходит в его голове, как его сильно тянет к незнакомому человеку? Может, он бы понял. Может, он… Хотя бы говорил с меньшим пренебрежением. Что Джейсону нужно? Его прежняя спокойная жизнь.

Он ведь даже никогда не любил мужчин! Он и сейчас, наверное, не любил? Это импринтинг, это не совсем то чувство. Они сильно связаны, но в то же время не совсем тождественны. Если объект запечатления будет хотеть только платонических чувств, поддержки, бесконечного уважения, родственной любви откуда взяться сексуальному желанию? А когда Перси забрался к нему на колени, Джейсон испытал именно его. Вряд ли он остановился бы, если бы не все эти обстоятельства. Он бы трахнул Перси прямо там, у стены, в клочья разорвав всю его одежду, об этом он думал в тот момент. Что он хочет взять, хочет обладать, хочет оставить следы, пропитать своим запахом. Думая об этом сейчас он даже не был уверен, действительно ли у него это получилось бы? Мужчины его не возбуждали. Как природа собиралась поступить с ним в тот момент? Нарушить обычный порядок вещей, развить новые вкусы, сломить старые? Всё это было неправильно.

- Немногое. Могли бы мы иногда видеться? Когда и где тебе удобнее. Можем говорить о чём-то или ты будешь заниматься своими делами. Ты же студент? У тебя, наверное, много домашней работы. Я могу с чем-то помогать или не мешать. Мне будет достаточно, если мы будем проводить немного времени рядом.

Делай что хочешь, Перси. Живи своей жизнью. А я побитой собакой похожу за тобой.

Вот что такое запечатление, вот как оно работает. Просто обычная магия, которая делала оборотня абсолютно зависимым от кого-то. Джейсон слишком привык быть верхом пищевой цепочки, которой не страшен даже медведь. Он привык к силе, к власти в их иерархичном обществе. У него были свои слабости, но он не был слабым. Сейчас он ощущал себя незащищённым, поставленным в уязвимое положение. Когда ты главный хищник леса очень странно оказаться домашним пуделем, ластящимся к чужим ногам. Это раздражало. А в подсознании билась мысль, что если бы только Перси ему это позволил, позволил быть рядом и ластиться к его ногам, это сделало бы Джейсона счастливым. От бессилия и отсутствием власти над самим собой Джейсону хотелось бежать со всех ног, волчьих лап очень далеко. Врезаясь в воздушные потоки, не останавливаясь ни на секунду, пока не кончится его огромный запас сил. Но даже это он вряд ли теперь сможет сделать.

- Я не знаю, как именно оно работает. Не могу объяснить это. Я увидел тебя и не смог стоять на ногах. Оно обрушивается и всё тут.

Ему сложно было обрисовать словами всё то, что он испытал в тот конкретный момент. Любое вербальное описание казалось незначительным, неспособным описать всю суть в достаточно понятной мере. Никакие сложенные в слова буквы не сравнятся с желанием Джейсона быть рядом с Перси. К тому же он не мог объяснить это, как какой-нибудь любой другой биологический процесс. В человеческом мире аналога попросту не существовало. Было бы легче, если бы Перси мог читать его мысли. Почему импринтинг не давал паре такую способность? В конце концов, она была у стаи, почему бы не с предназначенным судьбой человеком? Тогда бы Джейсону было достаточно лишь подумать о Перси, чтобы тот понял, какая буря эмоций связана с ним. Что ему ничего от Перси не нужно, а, наоборот, он хочет быть нужным для Перси. Что он выполнит любую просьбу и не потому, что это магическая способность, а потому что оборотень хочет радовать его. Что Джейсон чувствует себя живым рядом с ним, а как только он сядет в машину и уедет, будет подавлен разлукой. Как всё это объяснить человеку и не казаться чрезмерно драматичным? Только вот персонажем кино или книжки с гиперболированым эмоциями Джейсон не был. Это его зависимая жизнь.

- А ты хочешь, чтобы я всё это делал?

Ответил Джейсон вопросом на вопрос, потому что он не был уверен. По крайней мере, насчёт дохлых животных и воя под луной. Последняя часть была более ясной в плане желаний Перси. Он не хотел, чтобы оборотень мешал его жизни. Внутри неприятно заклокотало раздражение на всех тех, кто мог бы трогать Перси. Это была ревность? Ощущалась также горько и мерзко, хотя причин не было. Перси не был его, чтобы он имел на эту эмоцию право.

- Я ничего не сделаю, если только ты не попросишь об этом. Обычно мы не причиняем вред людям.

Обычно нет, но если Перси попросит у Джейсона не будет выбора. Оставалось надеяться, что у его пары нет врагов и тех, кому он бы хотел навредить. К тому же, Джейсон не собирался мучить себя и присутствовать там, где на Перси кто-то смотрит. Кто-то трогает его. Оборотень медленно повёл головой из стороны в сторону, отгоняя эти мысли. Его не касается, что и с кем делает Перси.

- Даже когда я в обличии волка, у меня человеческое сознание. С чего бы мне приносить тебе дохлых животных?

Джейсон вскинул брови и снисходительно улыбнулся. Перси, возможно, вовсе шутил? Джейсону хотелось показать, что он не только преданно может заглядывать ему в рот, но и другие эмоции у него тоже были. Даже если он не чувствовал в себе моральных сил на них. Возможно, увидев улыбку на лице оборотня, его пара немного успокоится и прекратит грустить?
[AVA]https://68.media.tumblr.com/88bddaf957685099bd8e32fd3360639d/tumblr_oovig09Me41utvmoto10_250.gif[/AVA]
[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN]

+1

13

Перси понял неизбежность происходящего совершенно внезапно. Он стоял напротив Джейсона, и осознание поразило его будто молнией - пронзило от макушки до пят, заставив вздрогнуть, сжаться всему. Перси понял, что это навсегда. И это слово ему не понравилось. Навсегда это было слишком долго на взгляд человека, который только начал строить свою жизнь. Для Перси, который весь был погружен в свою учебу и будущую работу, который был опьянен идеей однажды найти способ содержать в неволе больших белых акул. У Перси в голове был целый мир, а реальность навсегда привязала его к одному человеку. Оборотню.

То есть Перси не обязан был как-то на это реагировать, у него были все права на свете сказать сейчас Джейсону, что им не по пути, развернуться и уехать навсегда. Забыть вообще, что Джейсон и оборотни существовали и жить своей жизнью так, как Перси хотел. Но он уже не мог. Джейсон выглядел жалким и покорным, и Перси это немного побешивало. Злиться на него и все бросить было бы намного проще, прижми Джейсон его сейчас к стене и скажи, что Перси теперь его. В какой-то мере это было горячо, но скорее всего просто бы выбесило Перси до предела и полностью оправдало бы безжалостный уход. Но Джейсон полностью соответствовал мокрым мечтам девочек-подростков: только просил и ничего не требовал. Был тихим и послушным. Словом, делал все, чтобы Перси чувствовал себя отвратительно. Вот, перед ним стоит отличный парень, который ни в чем не виноват и исполнит любое его желание, а Перси не хочется ничего. Не хочется, чтобы Джейсон делал его счастливым и считал своим миром, солнцем, центром гравитации. Он хотел задорно с ним потрахаться, потом задать с десяток дурацких вопросов об оборотнях и наесться картошки фри и бургеров, потому что секс с оборотнем наверняка ужасно выматывает. Это был идеальный план. Но сейчас Перси приходилось следовать совершенно другому сценарию.

Безысходное положение вспомнилось, всплыло вновь в голове. Это его реальность теперь. Оборотень, который хочет делать его счастливым, и от которого Перси никогда не сможет куда-то деться. Перси не любил рамки и ограничения. Не любил людей, которые диктовали ему как жить и, тем более, приказывали. Джейсон, казалось бы, не сделал ничего из этого. Но злил только сильнее. Потому что Перси не мог его обвинить, не мог ткнуть пальцем и спросить, какого черта он все это затеял. Джейсон был такой же беспомощный, и ему было хуже. Потому что он что-то чувствовал к Перси. К Перси. Представить страшно, что он натворил в прошлой жизни, что в этой его запечатлели на Перси Джексоне, который скорее узнает кого-то по члену и заднице, чем по имени. Хорошо, возможно, это было слегка преувеличением, но очень хорошо передавало то, как Перси раздвигал свой круг знакомств. Вместе со своими ногами. И чужими тоже.

Возможно, это был такой укор от Вселенной. Мол, смотрим, мама не этого для тебя хотела. Разумеется, Салли не пела у колыбели сына о том, что в будущем у него будет крепкий член, чтобы на нем поскакать, но точно хотела, чтобы он был счастлив. И Перси был. С рыбами, аквариумами, биологией и походами по барам. Там он никого не обижал и не разочаровывал. И тем более не вызывал такого выражения лица, как у Джейсона сейчас. Перси не знал, что ему делать. Подойти и обнять? Похлопать по плечу? Почесать за ухом? Как унять это ощущение безысходности, которое повисло между ними? Они - два взрослых человека, и ни один из них не хотел и не собирался оказаться в такой ситуации, но тем не менее, они здесь, смотрят неловко друг на друга. И Перси в этом смысле проще, ему жить только с собственной совестью, а в голове Джейсона, кажется, фейерверки запечатления взрывались. Перси было стыдно даже назвать это проблемой. Ему тут говорят, что хватит просто пары раз видеться и посидеть рядом, а он думает, что это жуткое неудобство, и как же он будет дальше трахаться и жить.

— Так, ты вот это брось умирающего хищника изображать, — Перси снова провел в воздухе руками, изображая вот это вот выражение Джейсона, когда он смиренно соглашается быть мохнатым ковриком, лишь бы рядом с Перси. Это было жутко. Очень жутко вызывать у кого-то такие эмоции. Это только дураки думают, что вот бы кто-то их так любил. Нет в этом ничего веселого, когда от тебя настолько зависит состояние и счастье другого человека. И он готов быть таким жалким, лишь бы получить хоть немного твоего внимания. Перси очень боялся облажаться. А еще прекрасно знал, что сделает это. Он не хотел этой громадной ответственность. Боже, мама же предупреждала, что заводить собаку — это очень ответственно. Что бы она сказала об оборотне. Как там говорят? Если у тебя не умерло растение, заведи кошку? Перси завел кошку, и она была в полном порядке, но он все равно не чувствовал себя готовым к оборотню. Господи, да за что же ему такое? Почему он должен был стать залогом чьего-то счастья? Перси было до чертиков страшно от того, что может случиться, если он сделает что-то не так. Он не хотел этого, просто не хотел, пожалуйста, пусть он перестанет быть настолько важным для живого существа, которое он знает три дня с натяжкой. И не его на член Джейсона. Перси очень хотел сделать все правильно. Он желал Джейсону только хорошего. И это был не он в роли пары. — Если это нужно, то мы будем проводить время вместе. Ты нормальный парень, вроде бы, так что почему бы нам не стать друзьями? Собака — друг человека, и все дела. Ладно, ладно. Это я зря. Прости. Аннабет зовет меня Рыбьи мозги именно за это. Я говорю, потом думаю, потом снова говорю глупость.

Перси замолчал, думая, насколько только что уронил в глазах Джейсона веру в компетентность Вселенной. Ладно говорить, что он не подходящий человек, но вести себя откровенно по-дурацки, будто, это то, чего желает Вселенная Джейсону — запечатлеться на нелепом Перси, который хотел большую белую акулу, а не отношений. Отличное предназначение. Джейсон родился и жил, чтобы слушать то, как Перси несет откровенный бред, потому что никто не готовил его к такой ситуации. Хотя, если послушать его в обычной жизни, то к ней его тоже не готовили. Только на экзаменах люди верили, что Перси не ходячее недоразумение. Вот в Австралии в аквариуме Саншайн-Кост есть два маленьких ската: Печенька и Крем. Перси лучше об их судьбе беспокоился, чем обо всей это выходящей за рамки нормальности ситуации. Проблема была в том, что они уже в ней оказались. И с ней нужно было жить, а не продолжать ошалело вскрикивать после каждого слова Джейсона. Делу это не помогало, а лишь заставляло Перси говоришь больше чуши.

— Возвращаясь к уже сказанному, про дохлых животных я ляпнул, не подумав. Хотя, в свое оправдание, скажу, что впервые говорю с оборотнем на такие интимные темы. Возможно, у вас так принято. Откуда я знаю о ваших традициях, берущих начало где-то очень давно. Может нам с тобой в полную луну перед стаей потрахаться надо, потому что консумация запечатления. Это вполне укладывается в логику происходящего. К слову о полной луне, ты превращаешься? Теряешь контроль? Придешь ко мне? — возможно, Перси перестал вскрикивать после слов Джейсона, но, кажется, Джейсон сейчас начнет вскрикивать после его умозаключений. Возможно, сейчас Джейсон думал, что Перси так много учится и у него нет времени на отношения не потому, что он такой увлеченный, а потому что очень тупой. — И я не хочу, чтобы ты кого-то убивал или калечил из моего окружения. С остальными людьми поступай, как хочешь, я тебе не указ.

Вообще-то, указ. И еще какой. Перси подумал, что ему предстоит долгая работа над фильтром между мозгом и языком. Потому что такие шутки выглядели очень неуместными. Потому что были не шутками и не какими-то забавными каламбурами. Перси почувствовал себя Кейт, которая узнала, что это лицо Дэдпула, а не костюм на Хэллоуин. Ему хотелось развернуться и покричать в Клинта от неловкости.

— Бро? — предложил Перси, протягивая руку.

+1

14

Перси потребовал прекратить изображать умирающего хищника и активно вхмазнул руками. Джейсон удивлённо вскинул обе брови, но не на чужую бурную жестикуляцию, а на саму просьбу. По нему так заметно, какие эмоции им обуревают? Как Перси понял, что Джейсон подавлен? Увидел в выражении глаз, на лице прочёл? Раньше Джейсону казалось, что у него не настолько живая мимика, чтобы так легко можно было понять, о чём он думает. Может, ему стоит чаще смотреться в зеркало или иногда напоминать себе, что по человеку всё понятно больше, чем по волку. Джейсон медленно, но, соглашаясь, кивнул. Он и правда раскис, его поглотили собственные размышления. Оборотню, нашедшему пару, положено бегать по планете, громко подвывая и размахивая хвостом. Такой реакции он ни разу, конечно, не видел от других. Но и уныние ему встречать не доводилось.

Джейсон Грейс слишком много думал. Кто-то скажет, что это хорошее качество, снижает риск совершить глупый поступок. Но на самом деле порой это мешало нормально жить. Он не выдумывал на пустом месте, но раздувал задатки проблем в настоящее бедствие. В чём-то сдерживал себя, в итоге пропускал удачные моменты. Некоторые оборотни всю жизнь ищут и не могут найти свою пару, которая сделала бы их цельными. А ему повезло. Джейсон счастливчик. Пусть перси не хочет видеть его рядом с собой в качестве «пары». Пусть не хочет связывать себя с ним какими-то обязательствами. Но он стоял живой и здоровый, вот чему стоило радоваться. К тому же, он не отказывался идти на контакт. Поэтому Грейс вздохнул полной грудью, расправил плечи и высоко поднял голову. Он нашёл свою вторую половину и у него есть шанс наладить с ним связь. Стать с ним другом, родственной душой, о большем он и не мечтает.

Когда Перси затараторил про собак, про Рыбьи мозги, какую-то Аннабет, Джейсон поймал себя на мысли что внимательно наблюдает за выражением чужого лица. Он едва прищурился и растянул уголки губ в улыбке. Перси был забавным, болтливым, немного нелепым. За пять секунд он выложил столько всего, оставив Джейсона полностью очарованным. Его интонация, фразы, которые он подбирал, жестикуляция – всё казалось очень органичным. Перси Джексон не был занудливым типом, но и беззаботным придурком тоже. Немного торопливый, с чувством юмора, беспардонный. Помолчав пару мгновений он принялся говорить с новой силой. Он оправдывался, придумывал нелепости об оборотнях. Очевидно, они всплывали в его голове и тут же срывались с языка, оставляя Джейсона в недоумении.

- Что…

Джейсон успел только удивиться, не намереваясь перебивать Перси. Альфа уже откровенно посмеивался, потому что как можно услышать про консумацию «импринтинга» перед стаей? Для него это звучало как дикая шутка, хотя он понимал, откуда могут расти ноги у таких предположений человека. Конечно же, из массовой культуры, в которой было не очень много правды.

- Мы не те оборотни, которые получаются из укусов и которые сходят с ума в полнолуние. Я полностью себя контролирую, не стоит волноваться.

Мягко улыбаясь, Джейсон покачал головой. Он не обижался на нелепые предположения, в конце концов, для Перси он – загадка, новый вид. Наоборот, он был крайне рад, что оборотни вызвали такой интерес у его пары. Он смирился с их существованием, раз не пытался окропить святой водой или нагнать сюда всех охотников округи. Это правда значило многое. Независимо от того, какими будут их отношения, было важно отношение Перси к оборотням в целом. Если он будет бояться их или ненавидеть, всё будет плачевно. Джейсон тот, кто он есть – на одну половину человек, на другую – волк. Он превращается в огромного дикого зверя, но оставляет человеческое мышление. Охотится за вампирами и оберегает покой на своей территории. Внезапное обращение в далёком прошлом выбило у него землю из под ног, заставляло немного ненавидеть себя и окружающих, сходить с ума от всех изменений в теле. Но Джейсон принял свою сущность, научился жить по-новому. Если этого не сможет сделать его пара, пусть они будут даже просто иногда встречающимися товарищами, это будет причинять боль. Но Перси, кажется, не испытывал никакого дискомфорта, что перед ним не совсем человек.

Запечатление причиняло ему неудобство, это однозначно, но это Джейсон мог контролировать. Точнее, проявление своих эмоций.
Он мог бы расплыться в счастливой улыбке и взглядом, полным искреннего восхищения, любоваться на Перси. Это то, чего он правда подсознательно желал.Его пара была очень интересным человеком, которого так просто с первого взгляда и не раскусить. Его правда не волновало, что Джейсон мог в своё свободное время калечить каких-то беззащитных прохожих? И ему было бы совершенно нормально, устрой тот кровавую баню в центре? Что-то подсказывало, что если бы он подтвердил такое странное предположение, то Перси убежал бы отсюда и запретил приближаться к себе.

- Я не убийца, я же сказал. Обычным людям вреда я не причиняю.

Он охотник. Выслеживает оленей, кабанов, медведей. Вампиров. Многие люди могли раздражать чисто с человеческой точки зрения, но и им бы Джейсон не стал ничего делать. Изредка ему приходилось демонстрировать силу, чтобы отпугнуть кого-то, защищая, но это всё, что он мог себе позволить. Он нёс ответственность и не мог быть плохим примером для своей стаи. Даже те, кто умудрялся колоть словами в сердце, были всего лишь людьми. Они сломаются от одного крепкого удара оборотня, поэтому им нельзя было себе позволять срываться. Сломать чью-то машину? Запросто. Чей-то хребет? Запрещено. К тому же, стае не нужны были проблемы с законом. 

Джейсон опустил взгляд на протянутую руку, видя в этом жесте предложение мира. Перси давал ему возможность быть тем, кем он был. При этом и себя он не лишал привилегии быть собой. Его позиция была ясна, и он имел на неё полное право. И всё же, он давал Джейсону шанс быть рядом, пусть и в таком статусе. Этого оборотню достаточно - иногда видеться и только.

- Боюсь, я слишком староват для бро. Друзья?

Предложить быть друзьями тоже было немного по-детски. В последний раз он говорил такое Талии в глубоком детстве, когда они поругались из-за того, кому достанется кукла, а кому машинка. Оба хотели машинку. Джейсон отдал сестре всё, хотя до этого они и успели подраться и посидеть взаперти в качестве наказания.

Рукопожатие было крепким, но не продолжительным. Принебрегать чужой добротой он не собирался. С физическим контактом они закончили, хватило одного несдержанного поцелуя и прижимания к стене. Несмотря на то, что Перси этого хотелось бы (Джейсон знал, что внешне он привлекает свою пару), да и Джейсон, по всему видимому только и ждал разрешения, позволить такому случиться было бы несправедливо к ним обоим. И если человек смог бы пойти дальше, для Джейсона такая близость, а затем выстроенная дистанции стали бы мучительным событием. Ему хватит обычных разговоров, встреч где-нибудь в городе. Может, как-нибудь они посидят в баре и вместе посмотрят бейсбольный матч. Даже такая мелочь будет для оборотня счастьем, ведь он будет близ своей пары. Перси не знал, что на самом деле мог сделать с Джейсоном его полный отказ от контакта, и всё равно согласился.

- Спасибо.
[AVA]https://68.media.tumblr.com/88bddaf957685099bd8e32fd3360639d/tumblr_oovig09Me41utvmoto10_250.gif[/AVA]
[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN]

+1

15

...
Перси знал, что нельзя садиться в машину к незнакомцам, если они предлагают тебе конфеты или что-то еще пососать. Ему не чужды были банальные понятия о собственной безопасности. А еще ему не чуждо было желание упростить себе жизнь и пропустить этап выселения из своей кровати и дома ночного развлечения. Собрать все вещи в комок и сбежать, натягивая одежду в лифте, было куда проще и приятнее, чем неловок мяться от желания остаться одному, когда в твоей кровати валяется тело. Перси не и так не был силен в словах, а в таких ситуациях особенно. Перси не любил обижать людей, а выставить кого-то за дверь исключительно в лучших чувствах бывало непросто. Поэтому Перси чаще всего уезжал с кем-то из бара в неизвестном направлении. Конечно, это было не самой безопасной линией поведения, но Перси искренне считал, что если кто-то очень захочет его убить, он это сделает даже в туалете бара, а все остальное было рефлексиями, усложнявшими жизнь. Перси не всегда полагался на собственные ощущения того, собирается ли его развлечение на ночь его убить и ему просто не понравилась кабинка в туалете или можно спокойно унестись с незнакомцем в страну разврата. Иногда ему подсказывал бармен, чего не стоит делать. Перси очень любил простоту в жизни. И очень редко ее получал.

Когда Перси собирался в бар, он надел на себя ту потрепанную футболку с выцветшим логотипом чего-то очень популярного в девяностые, которую носил только во время поиска с кем бы переспать и с одной единственной целью: чтобы его спросили, почему он пришел в бар в такой невзрачной футболке, а он бы ответил "для того, чтобы мне было не жалко, когда ты разорвешь ее на мне". Перси был плох в подкатах, но этот ему удавался, и он не чувствовал угрызений совести за то, что пользовался им не один раз. Сейчас Перси выбрал эту линию поведения из чистого упрямства: он узнал о запечатлении и не переспал с Джейсоном, который мог бы разорвать на нем одежду и оставить о себе воспоминания еще на пару дней. Животное обаяние и повадки хищника на голову превосходили попытки выглядеть альфа-самцами, которые успел увидеть Перси. Но, обидевшись на Вселенную, он решил дать человечеству шанс проявить себя. Человечество шансом эти воспользовалось моментально. Так Перси оказался заперевшимся изнутри в ванной комнате. Один день ярче предыдущего. Перси сочно выматерился. Шепотом. Потому что сейчас он выигрывал время тем, что прикидывался отправившимся в душ. Что ж, трюк с футболкой сработал. Слишком хорошо даже. Теперь порвать хотели не только деталь одежды.

Перси не любил жесткий секс. Он любил его задорным и активным, но все эти игры в изнасилование и хватания за горло ему были чужды. Не любил он унижения еще и в постели, где все было направлено на то, чтобы ему было хорошо. А хорошо ему было со свободными руками и свободным дыханием. Именно поэтому новость о том, что к парню, с которым Перси уехал из бара, подтянулись дружки, Перси не понравилась. Что-то подсказывало ему, что если даже игры в изнасилование не приносят ему совершенно никакого кайфа, в какой позиции он бы них ни играл, то настоящее изнасилование тем более оставит у него моральную травму. Не то чтобы настоящее изнасилование понравилось хоть кому-то, разумеется нет. Это всегда ужасно. И сейчас это ужасно грозило Перси. Уйти из квартиры он не мог, отбиться от парочки не совсем дружелюбных парней с недотрахом тоже. Перси не был тонким-ломким мальчиком, но и на соревнования по пуэрлифтингу никто его отправлять не спешил. Ситуация получалась на редкость дерьмовой. А Перси медленно начинал паниковать.

В дверь постучали. Размашисто так. Терпение находящихся за дверью подходило к концу. Разумеется, ведь Перси сам недавно рассуждал на тему, что в бар ты идешь потрахаться, а не тратить свое время. Вот, пожалуйста, получите адептов той же философии. Сразу нескольких. И, кажется, не очень трезвых. Возможно, изнасилованием этот вечер для Перси не кончится. Или кончится. Насовсем. Перси никогда не понимал этой странной идеи групповых изнасилований, особенно среди натуралов, которые с одной стороны впадали в истерику от гомосексуальных намеков, а с другой считали, что трахнуть девушку компанией — это неплохой досуг. В чем была разница, Перси не знал и узнавать на собственном опыте не хотел. А шанс-то был, вон за дверью сразу несколько желающих познакомить его с захватывающим миром группового секса. И, может быть, пьяных убийств. Перси невольно подумал о бутылках, которые заметил в комнате, и где они могут оказаться, если все пойдет по самому плохому сценарию. Перси смотрел порно и знал, что будет дальше. Только вот в порно перед видео показывали интервью с главным героем, где он говорил, как ему это нравится и как все добровольно. У Перси такого интервью не было. У него был подкат в баре, дорога до этой квартиры и несколько откровенных намеков. И, вот, еще один удар в дверь и раздраженное требование выйти. Перси прикинул, сколько времени им понадобится, чтобы эту дверь вынести, и хотят ли они секса настолько, чтобы заморачиваться. Результаты мозгового штурма Перси не утешили. Немного времени и определенно настолько.

Наверное, любой нормальный человек в этой ситуации позвонил бы в полицию. Но нормальные люди очень редко оказываются в таких ситуациях, поэтому Перси решил подойти к своему спасению с изюминкой и нашел в контактах номер Джейсона, с которым у него было все сложно. Джейсон был хорошим человеком, приятным собеседником и, пожалуй, неплохим другом, если бы не воспоминания об их знакомстве, которые висели в воздухе между ними. Сколько бы Перси ни называл Джейсона "бро" (потому что тому не сто лет, что Перси выяснил сразу, а, значит, он в самом возрасте для этого слова), "друг" и "чувак", они оба знали, что это не просто дружеская встреча. Джейсон был готов на все, что бы Перси ему ни приказал, потому что весь мир для него клином сошелся на нелепом морском биологе. Вселенная не отличалась изысканным чувством юмора, и альфе стае оборотней в пару достался Перси. Перси! Кому вообще могло бы прийти в голову, что он мог бы стать хорошей парой? Кроме странных высших сил мира оборотней, связавших Джейсона с ним. Перси старался быть хорошим другом. Он уделял Джейсону время, прикасался к нему, не провоцировал на тупые поступки, в которых Джейсон не мог ему отказать, и живо интересовался оборотнями. И мучился от чувства вины, хотя именно его он планировал избегать с самого начала своей жизни без отношений. А теперь он регулярно сидел напротив парня, который мог бы свернуться у его ног послушным пуфиком и пытался с ним дружить. С одной стороны это было отвратительно — напоминать Джейсону, что вот он я, твоя пара, и ты мне не нужен. Но с другой, так было лучше. По крайней мере, Джейсон так сказал, что ему будет достаточно и таких встреч. Перси знал, что их совсем недостаточно хотя бы потому, что помнил, как Джейсон целовал его и прижимал к стене. После этого дружба не могла быть достаточной. Но и предложить больше ничего не мог. Одноразовый секс был бы еще большим мучением для оборотня, которого и без того жизнь не пощадила.

Перси старался не поддаваться раздражающему чувству вины. Потому что он ни в чем не виноват. Он не выбирал Джейсона, не охотился на оборотней, чтобы запечатлеть кого-то на себе, и был совершенно не обязан встречаться с кем-то, если сам того не хотел. Он и так уделял Джейсону больше времени, чем Луке. А с Лукой они встречались. И Перси тоже чувствовал себя виноватым перед ним. Возможно, ответ был в том, что Джейсон не устраивал Перси истерик, не хватал его за руки до боли и не мучил бесконечными претензиями. Он был просто рад проводить с ним время. Кажется. Перси еще не до конца осознал все аспекты запечатления. И, если он хочет, чтобы у него был еще шанс, ему надо срочно выбираться из этой квартиры.

— Эм, Джейсон? Я понимаю, что поздно, но я, короче, сижу тут в ванной в квартире какого-то мордоворота и его братанов, и у меня где-то минут двадцать до того, как они вынесут дверь и изнасилование будет самым лучшим раскладом. Очень хорошим раскладом, потому что мне не нравятся их лица. А если мне не нравятся их лица, то и другие части тела тоже вряд ли приведут в восторг. Так что на изнасилование я тоже не согласен. В общем, если ты сейчас свободен, как насчет того, чтобы вытащить меня отсюда? Пожалуйста?

Перси очень быстро и очень много говорил. Ему было страшно. Он не понимал до конца, почему позвонил Джейсону, но что-то ему подсказывало, что тот окажется на месте в разы быстрее полиции и поможет ему. Перси знал, что Джейсон его не бросит и спасет. Приятная мысль, если бы не ситуация, в которой она посетила светлую головушку Перси.

+1

16

Когда Джейсон увидел имя Перси на экране телефона, то испытал иррациональную радость. Даже такие вот мелочи делали его счастливым. По сути – это единственное, что у него было. Перси не нарушал их договорённость, приходил на встречи, хотя Джейсон догадывался, что тот был слишком занят и иногда это было для него в напряг. Да что догадывался, судя по разговорам Перси, его жизнь… Не кипела, нет. У его ритма должно было быть особенное определение. Его жизнь находилась в постоянном движении, как вода в океане. В некоторые моменты это был шторм – гулянки, бары, случайные знакомства, в другие моменты – штиль, когда юный биолог проводил часы за чтением, наблюдениями за своими подопечными. У Перси были свои увлечения, интересны, взгляды и планы, и Джейсону не хотелось его как-либо беспокоить, но ему приходилось. Он старался проводить встречи как можно реже, но, когда внутри начинало физически болеть, колоть, тогда он сдавался. Связь между волком и человеком была незыблемой и её не волновали желания разума. Джейсон старался напоминать о себе как можно реже, чтобы не казаться навязчивым, поэтому звонок, при котором инициатором был Перси, воспринимался подсознанием более чем благоприятно. Джейсон перехватил корзину с продуктами левой рукой, а правой приложил трубку к уху. Он ещё не услышал голос своей пары, но уже улыбался.

Когда Джейсон узнал о поводе, по которому звонил ему Перси… он всё забыл. Ни на секунду он не засомневался в чужих словах. В голосе пары слышалось нервное напряжение, хотя парень старался говорить и говорить. Болтать было его излюбленным делом, но за эти встречи Джейсон успел выучить интонации и особенности голоса. Сейчас Перси был на взводе. Джейсон ещё не дослушал до конца, а уже направился к выходу. Корзину с продуктами он всучил в руки одному из продавцов и рванул к машине. К чёрту еду, манеры и вообще весь мир. Перси был в беде. Эта мысль заволокла всё сознание, вытеснив здравомыслие и хладнокровие. Это было недопустимо, Джейсон должен был мыслить за них двоих и руководить. Но дикий животный ужас скрутил внутренние органы в тугие жгуты, впрыснул адреналин в кровь и заставляли гнать с бешеной скоростью. Джейсон справлялся со всем и сразу – управлялся с машиной, и держал телефонную трубку у уха. Он не мог бросить Перси, он должен был быть рядом хотя бы так.

- Не говори, не провоцируй их. Возьми что-нибудь в руки, что-то потяжелее. Перси? Я еду, я уже близко.

Он старался говорить, заполняя тишину. Перси не должен был чувствовать, что он остался один со своей бедой. Джейсон никогда и ни за что не бросит его, не оставит разбираться с проблемами. Он готов принять на себя все удары, что приготовит жизнь для его пары. Очень жаль, что оборотни не могли телепортироваться одной силой воли, потому что больше всего на свете, ему хотелось быть рядом и обнимать, защищать, быть опорой.

Джейсон чувствовал, как колет кожу, как было всегда за мгновение до обращения. Но волки не умели водить, а огромный зверь на улицах вечернего города привлечёт слишком много ненужного внимания и паники. Если бы не годы тренировок и самообучения, если бы не титанические усилия, оборотень бы не сдержался и обратился. За последние годы он никогда ещё не был так близок к потере контроля, но он был дико напуган. Его разум поглотила паника.

Джейсон засыпал с мыслями о Перси. Просыпался с мыслями о Перси. Весь день проводил в мыслях о Перси. Весь мир крутился вокруг него. Джейсон словно Луна для Земли. Фобос для Марса. Ганимед для Юпитера. Вечный спутник рядом с планетой. Сила притяжения не давала им разбежаться по разные стороны галактики. Но и столкнуть им было непозволительно.

Перси для него смысл всего и сразу. И в то же время главное его мучение.

Он слышал от стаи, видел в их мыслях, как Перси соглашается садиться в машину к незнакомцам, если они предлагали ему секс. Вот так вот просто, останавливались у обочины и предлагали. Перси ни разу не заходил в бар, чтобы просто выпить, каждый раз он уходил с новым мужчиной. Он не обязан был любить Джейсона, отвечать ему взаимностью и думать о его чувствах. Джейсон это знал. Но каждый раз, когда он слышал от других, когда видел своими глазами, вдыхал чужие запахи, его это медленно убивало. Отравляло, словно пущенная в сердце стрела, наконечник которой был смазан ядом. Словно укус африканской чёрной мамбы. Он не имел права ни о чём просить и что-либо требовать, возмущаться. Он и не делал ничего из этого, хотя всё что он чувствовал – боль и ярость.

Всё это сейчас казалось неважным: причиняло ли поведение Перси боль или нет, хотел ли Джейсон большего. Перси попросил вытащить его из западни. Перси сказал: «пожалуйста». Оборотень чувствовал подкатывающую от волнения тошноту и вжал педаль газа в пол. Никакой человек в принципе не заслуживал того, что могли сделать с незадачливым парнишкой, понадеявшимся на жаркую ночь. Но мысль, что могли сделать больно именно Его Паре, сделать что-то против его воли, сводила с ума. Поэтому Джейсон гнал как угорелый, не останавливаясь и чудом маневрируя между машинами. За ним уже должны были выслать наряд полиции, но он уже был на месте. И чем ближе он был, тем спокойнее себя чувствовал. Он был рядом, это чувствовал и волку внутри него. Он уже не допустит, чтобы что-то случилось с Перси. Джейсон начал чувствовать, как к нему возвращается самообладание. Его больше не сковывал страх. Над паникой возобладала бурлящая злость.

Он выключил зажигание и сунул ключи в карман, чтобы прохожие не заинтересовались брошенной машиной. Натянув капюшон толстовки на голову, Джейсон как можно более обыденно дошёл до дома и зашёл в подъезд. В мыслях было абсолютное спокойствие и холодный расчёт. Это состояние было непродолжительным, Джейсон был уверен в этом, и действовал он, скорее, как хищник, который предупреждал вмешательство в охоту. Джейсон шёл убивать и было бы здорово, если бы ему дали на это время.

- Перси. Я за дверью. Закрой уши.

Всё это время он не выпускал трубку из рук, но теперь он отбил звонок. Джейсон дышал размеренно – вдох-выдох, вдох-выдох -  и это был плохой знак. Плохой для тех, чьи глотки он собирался разрывать собственными зубами. Панику он задушил на корню, устпил место дикому зверю внутри себя. Хоть и в облике человека, но волк вышел на охоту. Обычно они охотились стаей, так было устроено природой. Но он был сильным, он был вожаком. И он готов был убивать и умирать ради Перси, возрождаться и умирать заново, если это значило, что пара будет в безопасности. Убирая телефон в карман, Джейсон начал стучать в дверь. Он не останавливался до тех пор, пока не послышались шаги и ругань, крики с требованиями ответить, кто пришёл. В глазок Джейсона видно не было – он предусмотрительно прижался к стене. Оборотень мог выбить дверь, но это привлекло бы внимание соседей гораздо раньше, чем крики ужаса.

Стук не прекращался. Дверь закономерно открылась, впуская вместе со сквозняком и Джейсона. Ему не стоило никаких усилий оттолкнуть мужчину вглубь помещения, закрыть за собой дверь и, главное, запереть замок. Его появление навело шум и вызвало возмущения. Ему угрожали. Его крыл матом и показывали нож. Хищный внимательный взгляд голубых глаз опустился с лиц собравшихся на лезвие. Собирались ли им причинить вред Перси? Резать его кожу? Угрожать и требовать подчинения?

Волк прислушался – приглушённое сердцебиение в отдалении принадлежало Ему. Испуганный, загнанный словно маленький зверь. Джейсон в эту секунду не думал о том, как Перси здесь оказался, зачем он сюда пришёл и с кем из этих мужчин собирался трахаться изначально. Его мотивы, желания, всё это не имело значения, ведь главным сейчас было то, что он был невредим. Если бы ему что-то сделали… Если бы Джейсон не успел…

Он был сосредоточен, прислушиваясь, но вся его сущность была настроена на защиту и сражение. Волк не пропустил чужой удар. Когда первый ублюдок решил преподнести гостю урок, целясь кулаком в лицо, Джейсон попросту перехватил его руку.

Он сам устанавливал правила, да и в целом они негласно ходили в глобальном сообществе оборотней. Они не могли раскрывать свою сущность, это запрещено, если им хотелось продолжать жить по-людски, а не прятаться в лесах. Джейсон был не всегда хорошим, но стремился к правильности, стремился к чести и соблюдению законов, даже если они были своими собственными, а не общепринятыми. Его принципы запрещали ему трогать людей, ведь они были в десятки раз слабее даже не превратившихся оборотней. Он не нарушал свои собственные правила, даже если его выводили из себя. В этот раз, Джейсон поступился своими принципами. По сравнению с жизнью Перси, жизни этих людей стоили ровным счётом ничего.

Молниеносное движение и нападавший уже лежал на полу, корчась и прижимая к себе сломанную руку. Из открытого перелома торчала уродливая кость. Запах крови и хруст костей лишь раздразнил хищника. Он нападал первым. Был безжалостен. Его умудрились задеть ножом, но порез на руке начал затягиваться ещё до того, как Джейсон успел забрать оружие из рук противника. Нож без труда вошёл в чужую плоть – бедро. Оборотень без труда прокрутил рукоять, разрывая ткани, зная, что так они вряд ли когда-нибудь восстановятся. Вторую ногу ублюдка он попросту сломал, ударив по колену ногой. Тогда оставшийся человек смог ударить его по спине деревянным стулом, но Джейсон лишь пошатнулся, а вот древесина треснула. В обычной драке это было бы подло - бить противника, когда он не видит. Но оборотень знал, что происходит не только в этой квартире, но и во всех соседних. Он не боялся боли и мог вынести гораздо большее давление и боль. Схватив человека, Джейсон резко вздёрнул его в воздух и с силой обрушил на пол спиной. Этого было бы достаточно, но успокоиться он уже не мог. С его руки капала чужая кровь. Взгляд заволокло красной пеленой. Хищник требовал умертвить, убить каждого присутствующего. Всех, кто собирался причинить вред Перси. Его Перси. Подошвой ботинка Джейсон наступил на чужое горло и с силой надавил. Сломается ли шея раньше, чем кончится воздух - неважно. Эту сволочь он живой не отпустит. Никого из них. Сдерёт с них кожу и вывесит в окно. Будет вырывать их органы ещё пока они будут в сознании.

Джейсон никогда не демонстрировал свою силу перед людьми, не желая, чтобы они считали его монстром.

Но, судя по всему, именно им он и являлся.
[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN][AVA]http://78.media.tumblr.com/f75ff82fc22ff5e8d0e4779482cb5d8e/tumblr_ou6fz51erl1w5qnypo8_400.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Grace (13-11-2017 01:58:19)

+1

17

Проблемой Перси, помимо очевидного, было то, что он был настолько сосредоточен на ужасе обязательств перед Джейсоном, что совершенно забыл о том, кем тот являлся. Перси запечатление пугало намного больше тем, что он оказался связан на чертовски долгий срок с кем-то, чем тот незначительный факт, что этот кто-то был оборотнем. Главным неудобством сложившейся ситуации для Перси было то, что он внезапно оказался в каких-то странных отношениях с Джейсоном, когда он отношений не хотел вовсе. И теперь то мучился от вины, то от злости на Вселенную, то просто от неудобства перед Джейсоном за то, что он так жестоко лишил его Судьбы и Вечной любви, но ни одна эмоция Перси не была связана с тем, что Джейсон был оборотнем. Это как-то отошло на второй план, потому что не вызывало неудобств. Возможно, не будь в этой истории запечатления, Перси бы уделял больше внимания тому, что его друг превращается в огромного волка, но в их ситуации отношение к нему Джейсона волновало его куда больше, а сам факт оборотнечества незаметно выносился за скобки, а потом и вовсе как-то исключался из уравнения. То есть, конечно, если бы Джейсон не был оборотнем, не было бы и запечатления, но для Перси эпицентром проблем сущность Джейсона не была. Поэтому он совершенно забыл подумать о том, на что Джейсон способен и кем в действительности является. Для Перси он был волкопарнем, над которым очень неудачно пошутила Вселенная, и с кем сейчас Перси должен видеться. Но это было далеко не исчерпывающее описание того, кем Джейсон был на самом деле.

Перси немного расслабился, когда Джейсон пообещал приехать. В конце концов, даже если дверь вынесут до его приезда, мучиться Перси недолго. Джейсон еще сказал Перси не провоцировать их ничем, то, кажется, с эти три амбала справлялись и без его помощи, подбадривая и раззадоривая друг друга какими-то агрессивными и пьяными шуточками. К тому же Перси, кажется, уже достаточно спровоцировал одного из них в баре. Иначе не оказался бы здесь. Впрочем, совет Джейсона был принят, и он решил не отвечать ничего больше необходимого на настойчивые требования вытаскивать свою сладкую задницу из ванной. Перси поежился, представляя, что от этой задницы останется, если он сейчас выйдет или Джейсон попадет в пробку. Или у него спустит колесо. Или он будет стоять на пешеходном переходе и ждать, когда его перейдет старушка. А она будет очень медленно идти, и Джейсон не будет ее торопить, потому что это старушка, а Перси тем временем доведут до состояния, когда он будет передвигаться со скоростью не большей, чем у этой пожилой женщины. Если вообще будет. Или там будет переходить дорогу школьная экскурсия. И дети будут идти-идти-идти, такой же бесконечный поток, как поток сперматозоидов, которые окажутся в Перси и на Перси в ближайшее время. Но, наверное, Джейсон бы сказал об этом по телефону? Перси очень хотелось сказать, что самым тяжелым в этой ванной были его яйца, потом что главную тяжесть представлял его взгляд в будущее, но решил не провоцировать еще и Джейсона. Поэтому Перси нашел вантуз. С его губ слетела пара смешков.

— Знаешь, они ведь в прямом смысле мне этот предмет потяжелее в задницу засунут, — поделился Перси ироничными рассуждениями с Джейсоном. Ну, вот, совет не провоцировать уже летел к чертям, ведь Перси мог такое сказануть и его недоделанным насильникам. Несостоявшимся. Будущим, судя по тому, как потрескивала под ударами дверь. — Мне почти лестно, что эти парни готовы делать ремонт и устанавливать дверь ради моей задницы. Уверен, она именно настолько потрясающая, но с меня хватит комплиментов.

Перси становилось страшно. Он понимал, что с ним вот-вот случится что-то ужасное и непоправимое, и это будет не короткий момент, это будет долгая пытка, которая в лучшем случае кончится его сломанной психикой и физическими увечьями, а возможно и вовсе закончится его смертью. Хотя, все-таки, он надеялся, что даже если эти парни готовы сесть за изнасилование, то срок за убийство им не понравится. Скорее всего они бросят Перси потом где-нибудь в переулке. Джейсон найдет его по запаху? Перси подумал, что все его планы со стажировкой и учебой могут полететь к чертям, потому что буквально через несколько минут его жизни поломают на мелкие кусочки и не факт, что у Перси хватит сил ее собрать. Возможно, Перси был слишком драматичен, но он слышал, что пережить изнасилование это чертовски сложно, и сомневался, что у него это получится за один вечер. Перси объективно оценивал свои силы — он не сможет ни справиться с этими тремя насильниками, ни сбежать. Он держал себя в хорошей форме, но чтобы уложить троих голодных до секса мужчин, нужно было что-то больше нескольких посещений университетского спортзала в неделю. Например, сверхъестественные способности оборотня. Перси подумал, как нечестно вызывать Джейсона вытаскивать его из чужой постели, но Перси очень-очень не хотелось там, в первую очередь, оказываться, поэтому выбирать не приходилось. Перси нужен был волкозадый супергерой. Наверное, у него на груди был бы воющий волк. Как S у Супермена. Очень стильно. Перси прижал руку с вантузом ко лбу, молчаливо признавая собственную нелепость. Его вот-вот изнасилуют, покалечат и, может быть, убьют, а он спланировал дизайн супергеройского костюма для Джейсона.

Нужно ли говорить, что Перси не закрыл уши, как Джейсон его попросил? Сперва он просто облегченно выдохнул, осознавая, что ему больше не грозит ничего страшного, кроме экзамена через месяц, да и тот больше не пугал Перси так, как недавно ожидавший его сценарий. Если профессор в задницу знаниями ебал студентов фигурально, то эти мужики собирались вполне себе на практике и, может быть, одновременно. Перси находился в каком-то пограничном состоянии, потому что его еще не успел пробрать ужас от предстоящего насилия, но и осознать, что это так и останется драматичными предположениями, тоже не смог. После знакомства с Джейсоном Перси частенько оказывался в ступоре. А вот глупости он делал на протяжении всей своей жизни, и благодаря своему нечеловеческому везению, еще ни разу не оказывался из-за них в больнице. Может быть, Перси тоже оборотень. Оборотень-косяк, какой-нибудь. Вроде того, что он совершает нечеловеческие глупости, а потом снова нормальный член общества. Слава богу, знакомства с другими членами общества на сегодня у него откладывалось.

Перси услышал пыхтение, стоны, треск и звуки падающих тел. Или мешков с картошкой. Но Перси был, возможно, безрассудным, но никак не глупым, и понимал, что вряд ли Джейсон пришел бить этих мужиков мешками картошки. Или они ими Джейсона. Бить. Перси внезапно понял, что не особенно обдумывал (ха-ха, вот это новость) дальнейший сценарий, если Джейсон успеет приехать до начала вечеринки. Наверное, он рисовал у себя в голове какие-то глупые картины из голливудских фильмов, где Джейсон вышибет ногой дверь в ванную, которой суждено было пасть сегодня смертью храбрых, и унесет Перси на руках. С другой стороны, Перси вряд ли дался бы брать себя на руки и уносить. С еще одной стороны, ему было не очень важно как, лишь бы подальше. Но все эти развязки предполагали то, что Джейсон не будет задерживаться в дверях, а пойдет сразу к Перси. Но он был еще там. Так Перси и вернулся к самой первой мысли этой истории — за проблемами запечатления, он не подумал, кем действительно был Джейсон.

Когда Перси вышел из ванной и бросил, наконец, вантуз на пол, он увидел картину, которую раньше мог лицезреть лишь на экранах. Трое мерзавцев валялись на полу, один безуспешно пытался зажать хлещущую из ноги кровь, у другого на горле стоял Джейсон. Кругом были куски дерева и еще что-то, видимо, разлетевшееся в процессе драки. Перси замер, глядя на Джейсона. Тот выглядел пугающе. Не так сексуально, как это было в третью их встречу, когда Перси плавился от мысли, что сейчас потрахается с хищником. Нет, это было что-то слепое, звериное, дикое. Что-то незнакомое и абсолютно неподконтрольное. Джейсон смотрел на задыхающегося у него под ногой мужчину с выражением, которое Перси никогда не ожидал увидеть на человеческом лице. Возможно, потому что, что лицо Джейсона и не казалось больше человеческим. Перси не знал, как он это видел, но перед ним стоял дикий зверь, пусть и выглядел он до сих пор, как Джейсон Грейс, который выл с сосны по одной просьбе Перси.

Перси не думал в этом ключе о Джейсоне. Он не думал, сколько вреда тот может причинить, если захочет, не думал, насколько он действительно опасен. Конечно, он в целом размышлял о том, что Джейсон превращается в огромного волка, но дело было в том, что сейчас он не превращался. Он просто так раскидал троих мужчин и сейчас медленно убивал одного из них. Перси смотрел на это и не мог двинуться с места. Джейсон пугал. Не возбуждающим страхом, о котором так приятно размышлял Перси, прижатый к стене, а самым настоящим. Его злоба и дикость не были направлены на Перси, но тот все равно испытал этот ужас от осознания силы и ярости, заключенных в Джейсоне. Он может убить всех в этой квартире. Черт, да он делает это прямо сейчас. И на его лице нет каких-то моральных дилемм, его руки не дрожат, он знает, что делает и идет к своей цели. Он убивал раньше. Возможно, много, Перси не знает. Джейсон говорил о вампирах, но все это звучало для Перси фантастической выдумкой из какой-то книги для подростков. Оборотни против вампиров, да таких сюжетов в кино больше, чем Перси может вспомнить. Но все это было по-настоящему. Перси видел настоящее убийство сейчас перед собой. Потому что он позвал Джейсона помочь и даже не подумал о том, как тот это сделает. Перси мыслил своими величинами — для человека вытащить кого-то значило войти, спасти и уйти и минимум увечий для себя. Людям было свойственно избегать убийств. Себя и других. А для Джейсона, для зверя, это значило убить всех, преграждающих путь, а потом прийти к Перси.

— Джейсон? — Перси не знал, почему его голос звучал вопросительно. Он сомневался, что Джейсон услышит и осознает? Он сомневался, что Джейсон в себе? Конечно, он был в себе. Перси должен был это понять. Подобное поведение не было каким-то помутнением сознания или влиянием Луны. Джейсон действовал вполне осознанно. И это пугало еще больше. — Джейсон, отпусти его.

Перси даже не старался звучать уверенно. Этот день был чертовым стрессом и сумасшествием для него, и он просто хотел домой. Без поездок за город с расчлененными трупами, которые надо закапывать. Он хотел, чтобы Джейсон отвез его домой, а там Перси примет ванну, закутается в одеяло и будет сидеть так, пока не поймет, что морально готов вернуться к нормальной жизни. Но Джейсон перед ним убивал человека, и Перси должен был что-то сделать. Даже если эти люди были мразями и собирались сделать с ним что-то ужасное, он не хотел, чтобы они умерли. Смерть это слишком страшно даже для таких мерзавцев.

— Джейсон, прекрати их калечить, — еще раз попросил Перси. Вроде бы Джейсон должен был выполнять все его желания. Или для этого нужна была какая-то особая командная интонация? Как с собаками? Лучше сейчас этого не говорить, потому что Джейсон не выглядел расположенным для подобных шуток.

Отредактировано Percy Jackson (06-11-2017 20:01:33)

+1

18

Therr Maitz – Harder ♪
Люди самонадеянно называли себя самыми опасными хищниками на планете. Посмотрите на них, в их руках огнестрельное оружие, а в голове – Разум. Он руководит ими и не опускает до уровня животных, действующих на инстинктах. Человек не попадётся, словно зверь, в расставленные силки и ловушки. Он не станет бегать за своей добычей, выслеживать её, давать возможность убежать. Он засядет в засаде, а затем нажмёт на курок, с громким выстрелом обрывая жизнь того, кто даже не попытался побороться за свою жизнь. Люди считали, что нет никого сильнее и умнее их.

А затем они сталкивались с такими, как Джейсон. Или вампирами, для которых добычей были люди. И вот уже их загоняли в ловко расставленные ловушки из уговоров, очарования и физической силы. С монстрами не помогало оружие, не то, что мог себе позволить среднестатистический житель Америки. А разум легко попадался на лисьи уловки.

Люди думали, что громкая ругань и нож способны напугать одного человека. Человека, возможно, да. Но Джейсон не струсил и не отступил бы, даже если бы лезвие оружия вошло ему в сердце. Он оказался не по зубам людям, которые считали себя настолько сильными и всемогущими, что загнали в ванную мальчишку. Студента, который любит морскую биологию. Молодого парня, который прекрасно понимал, что с ним могут сделать.  Охотники хотели загнать зайца, а нарвались на волка. И если в природе они не нападали в одиночку, то оборотень мог и без стаи с лёгкостью справиться с толпой.

Слух уловил глухой стук, с каким на пол упал какой-то предмет, и мягкие шаги, дыхание четвёртого человека в квартире. Перси больше не прятался в ванне, теперь медленно продвигаясь по комнате. Наличие рядом пары лишь подстегнуло Джейсона в желании избавиться от угрозы. Он сильнее упёрся подошвой на чужую шею, не двигаясь ни на миллиметр от чужих попыток оттолкнуть. Человек хватался за носок ботинка, за щиколотку, но всё было тщетно. Джейсон не отвлёкся от жертвы, даже когда послышался зовущий его голос Перси. Воздух наполнялся солоноватым запахом страха, но его перебивал металл. Крылья носа Джейсона то и дело раздувались – кровь оказывала на хищников особый эффект, ведь она означала, что победа близко. Что добыча ранена и вот-вот упадёт без сил. Аромат заполнял вместе с воздухом лёгкие и сознание, играя на оголённых инстинктах. Перси просил отпустить, но Джейсон лишь едва склонил голову, прислушиваясь. Разве человек не должен хотеть как раз иного? Чтобы волк наказал тех, кто мог причинить ему боль. Кто сделал бы это, доберись они первыми. Разве Перси не должен чувствовать себя отомщённым? Почему он просит отпустить, когда может дать приказ убить и Джейсон сделает это с огромной радостью. Ради него оборотень сотрёт в порошок всё человеческое население, ураганом пройдясь от города к городу.

Перси попросил ещё раз и на тот раз его голос добрался до более человеческой части. Джейсон тут же убрал ногу с чужой шеи, отчего человек тут же зашёлся в мучительном хрипящем кашле. Конечно же, Перси не хотел ничьей смерти, Джейсон и сам бы себе не простил гибель этих никчёмных, но людей. Он сорвался лишь потому, что они угрожали самому дорогому, что у него было. Что он готов защищать ценой своей жизни. Даже не бросив взгляд на существо у своих ног, Джейсон мягко развернулся в сторону Перси и сделал несколько шагов по направлению к нему. Только теперь Джейсон до конца осознал, кто был источником запаха ужаса, заполонившего комнату. Не те, кто пострадал от его рук. Перси.

- Я не причиню тебе вреда.

Джейсон показал руки ладонями вверх - никакого оружия и когтей. Только чужая кровь на правой ладони, которую он тут же сжал в кулак, чтобы Перси не смотрел лишний раз. Джейсон подошёл близко, надеясь, что за ним не будет видно картины, развернувшейся за спиной. У него не было ни капли жалости. Только страх, что собственная пара отвернётся от него и проклянёт, назовёт чудовищем, отчего на лице застыло неуверенное выражение. Перси и так слишком легко отнёсся к тому, что его новый знакомый – оборотень. Он задавал вопросы, иногда совсем нелепые, но его будто бы это совсем не волновало. Возможно, наука и образование биолога позволяли ему смириться с наличием нового, пусть и ранее ему неизвестного, вида. Но даже они не гарантируют отсутствие страха после увиденного, даже если Джейсон будет собственной жизнью клясться, что не сделает Перси ничего плохого. А, может, тот и не боится за себя. За окружающих скорее. Или его пугает, что на самом деле Джейсон Грейс – это волк в человеческой шкуре, а волков принято бояться, принято убивать. Перси для этого даже не надо браться за оружие.

Взгляд внимательно прошёлся сверху вниз, проверяя на наличие физических увечий. Джейсон принюхивался, прислушивался к сердцу. Он должен был выяснить, успели ли ему что-нибудь сделать. И если да… К счастью, присутствующих, на стоны тех из которых ещё остались в сознании Джейсон не обращал внимание, здесь был Перси. Он попросил не убивать их, и Джейсон ни за что не ослушается, даже если будет жалеть перерезать им глотки когтями. К счастью, физически с ним всё было хорошо, но вот его сердце билось так, словно могло вот-вот пробить себе путь наружу, в крошку ломая рёбра. Вероятно, причина такой реакции – сам Джейсон и то, что он здесь устроил. Оборотень опустил взгляд в пол, не чувствуя достаточной уверенности, что Перси ещё хочет, чтобы он на него смотрел.

За содеянное ему не стыдно. Он защищал и боролся за пару. Ещё не так давно, само наличие его было странным. Что значит жить только ради чьего-то вздоха? Что значит забыть себя самого по первой просьбе другого человека? Как можно ставить одного превыше всей стаи, своей волчьей семьи? Но запечатление словно дым клубился и заполнял лёгкие. Словно химия, проникающая в вены с одним нажатием на шприц. Как бесконечная глубина Марианской впадины, принимающая в свои чёрные объятия. Запечатление сродни одержимости. Это зависимость, положившая голову огромного волка себе на колени. Иногда Джейсон чувствовал, что его ломает. Он хотел видеть Перси, хотел дышать им, слушать каждое его слово, каждый непонятный для него рассказ о работе. А когда они виделись, оборотень чувствовал себя сильным, лучшим. Проходило несколько дней, и начиналась дрожь. С этой зависимостью было невозможно бороться, он и не хотел. Один человек важнее стаи. Джейсон готов поступиться собственными принципами, если ему скажут. Его жизнь имеет значение, только если в ней есть Перси.

Поэтому каждый, кто пытался или если попытается в будущем, причинить ему вред, будет сожран. Джейсон уничтожит любого. А затем примет то наказание, к которому его способен приговорить самый строжайший судья из всех – Перси, его пара.

- Они угрожали тебе. Я не смог остановить себя. Не хотел.

Джейсон не пытался оправдаться, но ему хотелось дать знать – он не садист, которому доставляет удовольствие причинять боль другим, более слабым. Совсем нет, он не наслаждался собственной силой и мощью, держал её в узде, прятал от людей. Он действовал согласно инстинктам и соизмеримо их поступкам. Они бы не жалели Перси, если бы добрались до него первыми. Оставили бы они его в живых? Как знать. Вот и Джейсон не хотел давать им шанс быть уверенными в завтрашнем дне. Как и не хотел, чтобы Перси чувствовал какую-либо ответственность. Да, ради него чуть не убили человека, но это был выбор не его, а оборотня.

Джейсон вскинул голову, когда до острого слуха донесся вой полицейской сирены. Соседи не растерялись, да? Лучше бы они прислушивались к тому, что некоторые угрожают поиметь чью-то задницу, к угрозам, тогда всего этого можно было бы избежать.

- Полиция уже едет. Ты можешь сказать, что это я. Или я могу уйти, но тебе придётся врать.

Он давал Перси выбор, не желая принуждать его к лучшему для себя варианту. Джейсон знал, что всё это грозило тюремным сроком, даже если хотя бы одного можно списать на самозащиту, то двух других он увечил с жестокостью, и не жалел. Не об этом. Лишь о том, что он напугал того, для кого хотел быть самым лучшим. Именно поэтому необходимо дать Перси право решать. Если он считает, что подобное насилие должно быть наказано, значит так и будет. Если его принять, то, возможно, останется шанс, что однажды Джейсона простят и смогут смотреть без ужаса.
[SGN]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/SGN][AVA]http://78.media.tumblr.com/11da6a2bcbd5be207bb7df4f2165792b/tumblr_orwze9bnLL1w5qnypo6_400.gif[/AVA]

0

19

У Перси были сложные отношения с пьяными людьми. Он мог выпить сам и часто был в барах, поэтому слегка веселое окружение его не особенно напрягало, другое дело было с пьяными вдрызг кадрами, которые слишком громко разговаривали, тянули свои руки, куда не следует, буянили и были больше похожи на свиней, вырвавшихся из хлева. С ними у Перси были проблемы. Не на том уровне, как у любого здравомыслящего человека, которых хочет держаться как можно дальше от нетрезвых и непредсказуемых товарищей. Перси не переносил их на дух, потому что жил с одним таким слишком долго.

Салли Джексон была прекрасной матерью и хорошим человеком, но почему-то терпела рядом с собой одного из самых отвратительных людей, которых Перси когда-либо встречал. А он был общительным. Отчим Перси был неряхой, алкоголиком и просто грубияном, что оставило неизгладимое впечатление. Перси помнит, как Гейб отвратительно обращался с его матерью, с ним самим, как звал своих дружков и они пили, курили и играли в покер в гостиной. Перси помнит, как пахло куревом, выпивкой и блевотиной все: диван, одежда Перси, его мать. Отвратительно было наблюдать, как он шлепал своими волосатыми сальными руками Салли по заднице. Собственно, в Гейбе было отвратительно все, был ли он трезвым или нет. Но после выпивки, он становился просто невыносимым. Он не следил за языком, за руками, за своим поведением, а Перси был вынужден за этим наблюдать.

Возможно, такая обстановка дома стала одной из причин увлечения Перси учебой и наукой. Это было поводом не возвращаться домой, не видеть Гейба и не дышать его отрыжкой. Перси пропадал на курсах, пока учился в школе, а потом в университетских лабораториях и на дополнительных занятиях. Конечно, он был увлечен морской биологией и был бы погружен в это с головой и без стимула в виде невыносимого отчима, но это делало вечера за учебой более приятными. Наука стала для Перси тем, что спасало его хотя бы ненадолго от страха, отвращения и бессилия. Он не мог ничего сделать, чтобы помочь матери. И сейчас вся эта картина, когда Перси выходил из какого-то укрытия, когда пьяный агрессор угомонился, очень сильно напоминала жизнь с Гейбом. И эти пьяные парни тоже очень сильно напоминали отчима. Будто у Перси был какой-то извращенный дэдди-кинк.

Сейчас Перси плохо понимал, почему уехал с одним из них. Возможно, он успел выпить что-то с дружками, а может Перси он нравился ровно до того момента, как предпринял попытку перейти от настойчивых заигрываний к насилию. Возможно, ему просто стоило меньше давить и предложить групповой секс сразу, тогда Перси возможно бы даже сказал да. Однако, согласия Перси никто не ждал и, ожидаемо, его не получили. Оставалось надеяться, что эта компания не скоро возьмется за старое. Если вообще возьмется. Джейсон хорошо их приложил. И совершенно об этом не жалел.

Перси не был уверен, нравится ли ему то, как быстро Джейсон оказался здесь и что пока не сказал ни слова о том, что он сам виноват, что оказался в такой ситуации, или пугает то, с какой готовностью Джейсон вышибал дух из неудавшихся насильников. И, кажется, не собирался останавливаться, если бы Перси его не попросил. Он бы убил их? Перси понимал, что они поступили ужасно, и могли сделать с ним что угодно, но сам факт того, что за это они бы умерли был для него… новым и знакомым одновременно. Он знал Джейсона очень мало, они были едва ли друзьями - иногда виделись, говорили о разных вещах, Перси задавал вопросы про оборотней, рассказывал о себе, и как-то совсем не думал, что сидящий напротив него может легко убить кого-то. Ради Перси. Потому что кто-то заставил Перси бояться. Это не льстило, это скорее пугало. Будто Перси держал поводок огромного бойцовского пса и знал, что не удержит его, если кто-то слишком резко дернется. Перси хотелось обнять Джейсона, а потом ударить его за месиво, которое он тут устроил. Или наоборот. Потому что он его спас. Вытащил из редкостного дерьма. Перси чувствовал, что доверие между ними стало крепче. Если оно вообще было. Хотя позвонил же ему Перси, когда оказался в этой ванной. Теперь он понимал, почему. Потому что Джейсон был сильным, готовым оказаться рядом и помочь, и без раздумий убил бы того, кто причинил Перси боль.

— Меня смущает не то, что ты можешь причинить вред мне, меня напрягает то, кому ты можешь причинить вред из-за меня. Я находил уже труп на коврике. мне не понравилось.

Это всегда кончается так. Перси окружает себя сильными людьми, на которых можно положиться, а потом он смывает кровь с ковров, пола, чужой одежды и своей головы. Салли Джексон была отличной матерью и хорошим человеком. И поэтому ее оправдали в суде, и четыре ножевых ранения Гейба, одно из которых стало смертельным, было признано самозащитой. Ею они и были, рано или поздно терпение должно было кончиться даже у самого прекрасного человека. Перси было пятнадцать. Он услышал, как Гейб повышает голос, как обещает выгнать их и его дома, как грубо обращался к Салли. А потом говорит, что, возможно, на улицу стоит выбросить только Перси, потому что от него никакого толка в отличие от Салли, которую можно трахнуть. После этого были звуки борьбы, вскрик Салли, глухой удар и, наконец, тишина. Перси нравилась тишина без звука голоса Гейба, но в тот раз она его напугала. Они вызвали полицию сразу же, потом начался долгий судебный процесс, общение с копами, адвокатами, странные взгляды в университете, но Перси и Салли все выдержали. У нее остался синяк от удара, а у соседей было достаточно историй про бухих дружков Гейба. Сейчас Перси стоял в этой комнате напротив Джейсона, смотрел на три тела и понимал, почему его мама вообще оказалась в такой истории. Это просто случается. Перси был на нее слишком похож.

Перси не раздумывал о том, заслужил Гейб смерти или нет. Он не мыслил тогда такими категориями. В тот момент, когда Салли ударила его ножом, он представлял опасность для неё и ее сына. И не в глобальном смысле, но в тот момент Гейб заслуживал того, чтобы его остановили любым способом. Он был опасен. Он причинил Перси и Салли много душевных и физических страданий. Желал ли Перси ему смерти? Нет. Он не желал смерти и этим трём бедолагам, нарвавшимся на пару оборотня. Стал ли Перси по-другому смотреть на мать после убийства Гейба? Нет. Она сделала то, что должна была. Но в ее намерениях не было холодного и осознанного желания убить Гейба. Она нанесла четыре удара в состоянии аффекта, она не делала это с мыслью, какие органы задеть, чтобы точно убить ненавистного мужа. А вот Джейсон делал это так. Он хотел их убить. Он был не одичавшим от страха зверем, не рвался отчаянно к Перси. Он методично убивал. Он сам признался Перси, что не хотел и не мог остановиться. Это не было похоже на то, что сделала Салли. Она была слабее Гейба, она была напугана и измучена. А вот Джейсон обладал преимуществом, позволявшим ему просто отмахнуться от этих троих как от назойливых мух. Вместо этого Джейсон взялся за мухобойку.

— Иди, — махнул он Джейсону, когда тот сообщил о приближении полицейских. — Не первый раз мне общаться с полицией.

Перси не хотел проблем Джейсону. Не таких. Как бы там ни было, и как бы жестоко не обошёлся Джейсон с недонасильниками, он вытащил Перси, который по своей собственной глупости оказалась в этой истории. Джейсон заслуживал хотя бы благодарности за это. Ведь он действительно спас задницу Перси. В прямом и переносном смыслах. А, может, и его жизнь.

— Спасибо, — сказал Перси после неловкой паузы. — Я немного рад, что в крови на полу валяются они, а не я. Если уж надо было выбирать. Но на сегодня больше никаких увечий. И… подождёшь меня в паре кварталов? Я разберусь с копами и не отказался бы от компании. Если у тебя нет каких-то волчьих дел.

Перси все еще выглядел бледным и испуганным. Он подозревал, что начинает исчезать адреналин, и, возможно, ему понадобится время, чтобы все это переварить. От попытки группового изнасилования до Джейсона-ниндзи, который врывается в квартиру и ломает людям конечности. Перси представил волка, который машет хвостом и держит в зубах оторванную руку. Потом подумал, что знак Супермена на волке надо выбрить, потому что волк в трико смотрелся бы глупо. А потом просто опустился на пол. Он не был готов сейчас раздумывать о чём-то. Он просто хотел домой.

+1

20

Джейсон не знал о прошлой или нынешней жизни Перси сверх той меры, которую тот определял самостоятельно. Многое было ясно благодаря усиленным чувствам восприятия, куда более острым, чем у людей. Оборотни знали, что окружающие ели, пили, болели ли они, не занимались ли сексом пять минут назад. Это не было осознанным вторжением в чужую жизнь, поэтому правилом хорошего тона было не использовать против собеседников то, о чем говорили их запахи или другие сигналы организма. Они даже в общении друг с другом старались не особенно этим пользоваться, в конце концов, так ли важно, съел кто-то из стаи карри или кусок медвежатины. Джейсон знал, что Перси любит не полезную пищу, много времени проводит с живыми морскими существами и часто занимается сексом. Но он не искал лишнюю информацию, не рылся в доступных источниках. Честно говоря, он даже на странице Перси в фейсбуке посмотрел всего пару последних записей и не лез не в своё дело (впрочем, это же социальные сети, если человек туда что-то выставляет, то он не должен обманываться насчёт того, что этого не узнает кто-то конкретный). Поэтому Джейсон понятия не имел, какой такой труп на коврике находил Перси. Была это случайность или он просто оказался не в то время не в том месте? Была ли жертва его знакомым? Принесло ли это какие-то проблемы? Джейсон свёл брови к переносице. Несмотря на неподходящий момент и совершенно другие недотрупы на не ковриках, его очень заинтересовал этот неожиданный вброс информации. Защищал ли кто-то Перси ценой чужой жизни? Есть ли в его окружении ещё один человек, который готов пойти ради него на преступление? Чего сам Перси, видимо, не хочет. Джейсон едва повел головой в сторону, прислушиваясь к сердцебиению того, у кого кровоточила нога. Если бы полиция не была так близко, Джейсон бы наложил жгут.

Перси отпустил его, что вызвало у Джейсона предательский укол облегчения. Он сделал бы так, как сказал Перси, но мало кто хочет попасть в тюрьму на самом деле. Даже если ему было нечего бояться.

- Всегда можно сказать, что ты не слышал ничего конкретного. И не видел. Это будет правда.

Перси разговаривал с полицией, что опять-таки вызывало вопросы, и он был умным парнем, однако в стрессовой ситуации смекалка нередко подводила. Если ложь будет слишком откровенной или, наоборот, не очень правдоподобной, возникнут подозрения. Меньше всего Джейсон хотел проблем для Перси. И если они появятся, он просто во всем признаётся. Но до этого можно попытаться разыграть карту того, что Перси за дверью и правда ни о чем не знал. А затем надеяться, что трое насильников не вызовут у полиции сочувствие, что никто не увидит в этом деле шанс подняться вверх по служебной лестнице или проявить твердолобость. В конце концов, это была только драка и самое большое увечье - рана в ноге.

- Я буду рядом.

Пообещал Джейсон, потому что нет для него таких волчьих или человеческих дел, которые были бы хотя бы приблизительно так же важны, как Перси. Джейсон отсидится в безопасном месте неподалеку и услышит, если понадобится Перси. Он был бы рядом, даже если бы его не просили об этом, потому что он должен был и хотел защищать и поддерживать свою пару. А та, возможно, оказалась в неприятностях из-за него. Если бы не полиция, Джейсон был остался тут. Он почти сделал это, когда Перси вдруг осел на пол. Почувствовал, как все внутри него тянется к человеку. Хотелось обратиться и лечь рядом, кольцом окутывая и защищая. Слишком много для одного человека, не так ли? Сначала Перси чуть не стал жертвой группового изнасилования, а теперь собственными глазами видел то, что бывает с теми, кто угрожает паре оборотня. Джейсон - одна из причин, вызвавших бессилие Перси, поэтому остаться он не мог. Несмотря на то, что он готов был начать скулить, встать на колени и обнимать. Джейсон потянулся рукой к Перси, но, не зная наверняка, можно ли, не стал рисковать и прикасаться.

- Я рядом.

Прошептал он ещё раз, борясь с желанием ткнуться носом в чужую макушку, а затем развернулся и зашагал прочь как можно быстрее, чтобы его решимость не успела лопнуть как воздушный шарик.

Джейсон не вернулся к своей машине до тех пор, пока не уехала полицейская. Он внимательно следил за тем, сколько человек в неё садится, но, видимо, Перси не показался им настолько подозрительным, чтобы везти его в участок и допрашивать всерьёз. Может, правильно рассудили, что один парнишка с тремя довольно крупными мужчинами так легко не справился бы, да и его руки и лицо были в порядке, на одежде не имелось признаков борьбы. Как только патрульный автомобиль скрылся за углом, как до этого сделала скорая, Джейсон покинул место укрытия - крыша соседнего дома, на которой точно не стали бы искать кого-либо, столкнувшись с тем, что пожарная лестница находится слишком высоко, а дверь в самом здании закрыта. Для оборотня это, конечно же, проблемой не являлось, но при этом он находился на выгодной позиции, видел и слышал все, что происходило вокруг. Ему было бы легче, если бы окна на месте нападения были открыты, но чёртов пластик хорошо сдерживал звуки. Джейсон то наворачивал круги, то сидел на месте, полностью замерев. Он волновался, но не потому, что его личность могли установить и начать на него охоту. Дичью Джейсон никогда не будет, это даже не требует доказательств. Не только потому, что он стоит выше в пищевой цепи, чем любой другой человек. Но и потому, что только личность такого склада мог быть Альфой. Уверенный, непрошибаемый словно гора, он мог подавить окружающих одним взглядом. Даже если его посадят на цепь, человек, который сделает это, будет чувствовать, что это его загнали, что это он в безвыходной ситуации и захочет сбежать. Ну и наконец, преступление было не настолько серьёзным, чтобы на виновника устроили облаву. А вот то, что происходило с Перси, в каком он состоянии, заставляло сердце оборотня биться учащённо. Может, есть все-таки одно единственное существо, которое способно не только сомкнуть оковы на волчьей шее, но и заставить того смотреть в пол. Один единственный человек, ради которого он может сорваться. Джейсон сжимал и разжимал кулаки, чувствуя нарастающую злость. Ему необходимо заняться этим, своим контролем, научиться справляться с новым знаменателем, который сводил с ума того, кто был для других примером хладнокровия и самообладания. Он обязан научиться мыслить здраво, даже если дело касается Перси. Тем более, когда дело касается его. Для того, чтобы уметь реагировать четко, сдержанно и быть опорой в ситуациях, когда у Перси будет что-то идти не так. Хотел бы Джейсон использовать "если", но он был уверен и в темпераменте своей пары, и в беспокойстве собственной жизни. Джейсон дал себе обещание обуздать те инстинкты, которые обращали все его нутро в сторону одного единственного человека, выворачивали наизнанку и пробуждали необузданного зверя, сдерживаемого одной лишь клеткой из рёбер. Он не будет бороться с ними, сомневался, что это возможно, но научится использовать. Для начала, он прекратил психовать и, угомонившись, просидел на одном месте в ожидании, когда все уберутся. Как только это случилось, а Перси оказался на улице, Джейсон поспешил к нему. Он нарочно шёл шумно, даже наступил в небольшую лужу, чтобы предупредить о своём скором появлении.

- Как все прошло? Ты в порядке?

Рука Джейсона потянулась к спине Перси, к его лопаткам, но на них так и не легла. Застыла на мгновение, а затем безвольно опустилась в привычное положение. Он не был уверен, уместен ли даже незначительный контакт, жест поддержки, в такой короткий срок после несостоявшейся попытки изнасилования. Да и не боялись ли его теперь, увидев, на что он способен?

- Я отвезу тебя. Если ты хочешь.

Последнюю фразу он добавил неуверенно. Не знал, все ли ещё Перси хочет поддержки или предпочтёт получить её от кого-то другого. Возможно, кого угодно, но не Джейсона. Может, времени, проведённого с полицией, хватило, чтобы Перси осознал, что произошло, что оборотень почти пошёл на убийство. Монстр, живущий под кроватью, оказался не таким хорошим, как могло показаться в начале. У него были не только длинная шерсть и мокрый волчий нос, но и клыки, которыми он разрывал чужие глотки. Кого теперь видел в нем Перси, Джейсон не знал.
[sign]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/sign][icon]http://78.media.tumblr.com/11da6a2bcbd5be207bb7df4f2165792b/tumblr_orwze9bnLL1w5qnypo6_400.gif[/icon]

+1

21

Перси плохо понимал, откуда у него берутся силы двигаться и что-то говорить, не запинаясь и демонстрируя ясный рассудок. Видимо, его организм, почувствовав угрозу его жизни, задействовал какие-то скрытые ресурсы, которые раньше просыпались в Перси только после третьего оргазма, и то если партнер был действительно горячим. Перси вспоминал все эти дикие истории о том, как парализованные люди выпрыгивали из окон, чтобы спастись от пожара, или как кто-то не мог спуститься с дерева, куда невообразимым образом залез, спасаясь от медведя. Один такой медведь, который пробудил бы в ком угодно инстинкт самосохранения, ждал его где-то на улице.

Перси обнял себя руками. Его то бросало в жар, то накатывала апатия. Он уже не был напуган, потому что ему больше ничего не угрожало, но порой под кожей будто начинали копошиться насекомые от мысли, что могло бы с ним произойти. Его могли держать, конечно, его бы пришлось держать, Перси бы ни за что не согласился расслабиться и терпеть, чтобы избежать большей боли. Это было бы унизительно, страшно, мучительно и, возможно, смертельно. Может быть, они бы даже не планировали это, а так бы получилось случайно. Перси пару раз моргнул, отгоняя эти мысли. Это было отвращение, а не страх. Мерзкое, сосущее чувство. Перси нравился секс, и он был уверен, что можно найти человека, который будет разделять с тобой любые предпочтения в постели. Скорее всего, тому же Джейсону пришлось бы обойти всего пару баров, чтобы найти того, кто согласился бы переспать с ним в волчьем обличьи. Перси нравилось получать удовольствие и доставлять его другим. И когда кто-то пытался получить секс силой, это казалось Перси глупым, диким и обидным. Перси испытывал обиду от произошедшего. Будто ему дали пощечину или глупо отчитали на виду у всего университета. Перси слышал о том, что испытывают жертвы изнасилования, и никогда до конца не понимал, почему им стыдно, ведь ему всегда было так кристально ясно, кто злодей в этой истории. Но сейчас он разговаривал с полицией, и определенно не был виноват в том, что его попытались принудить к сексу, но он испытывал стыд. Где-то на донышке, не успевшее сформироваться до конца чувство стыда было в нем. Перси почти точно знал, что что бы он ни сделал, к кому бы ни сел в машину, с кем бы ни ушел из бара, изнасилование никогда не было бы его виной. Нормальные люди не насилуют других. Не причиняют им боль, если те сами этого не хотят. Перси был нормальным человеком. Эти трое - нет. И это было полностью их виной от начала до конца. Но Перси неловко переминался с ноги на ногу, потому что это было обидно и стыдливо. Потому что это тут же казалось чем-то непристойным, чем-то, демонстрирующим твою слабость. Но не ту слабость, когда ты никак не можешь открыть банку с огурцами, и ту, из-за которой тебя хватают три мужика и трахают до тех пор, пока кровь не начинает капать на пол вместе со спермой. Возможно, Перси испытывал все эти чувства, потому что был парнем. А, может быть, это испытывал каждый на его месте.

Полицейский, видя, как то и дело стекленеют глаза Перси, перешел к завершающей части допроса. Там, где он берет номер телефона Перси, чтобы позвонить ему, если появятся еще вопросы. Перси знал эту процедуру. Иногда в таких случаях еще просят не покидать город, но в этот раз все обошлось малой кровь. Полиция спросила Перси, что здесь произошло. Перси рассказал, что уехал из бара с тем, которого увезла скорая, потом, когда понял, что вечер перестал быть томным, заперся в ванной под предлогом душа. Новый знакомый и его приятели сразу были не очень трезвыми, а за то время, пока Перси тянул кота за яйца, чтобы за них не тянули его, и вовсе достигли свинского состояния и, видимо, подрались, что-то не поделив. Перси вышел, когда затихла возня и послышался звук сирен. Предположить, что Перси сам избил троих мужиков было бы дикостью, да и поверить в его гнусные намерения, когда он то и дело обнимал себя руками или принимался смотреть в пустоту перед собой, было сложно. Перси не хотел никаких обвинений и продолжения этой истории, он хотел домой. Неудавшиеся насильники получили сполна от озверевшего Джейсона. Усвоили они урок или нет, Перси проверять не хотел. Он точно знал, что переживет это, и не останется травмированным на всю жизнь, но точно знал, что это будет не так просто, как оправиться от драки с придурком с кампуса. Попытка изнасилования была большим, чем попытка причинения физического вреда, она затрагивала что-то глубже и болезненнее любого сломанного носа.

Когда Перси вышел из здания после допроса, Джейсон ждал его там. Перси не был уверен, что боится Джейсона, несмотря на то, что недавно собственными глазами увидел, на что тот способен. Это было не столько проблема самих действий Джейсона, сколько их легкости. Человек, ломающий руки другому человеку прикладывает к этому усилия, Джейсон же, кажется, даже не запыхался в этой короткой потасовке. Он мог намного больше, чем увидел Перси, его потенциал был не на уровне “увечья, которые он может причинить”, а на на уровне “размер кусочков, на которые он может разорвать труп”. Вот, что заставляло Перси смотреть на Джейсона внимательнее, чем раньше. То, что он не задумывался, не считал это насилием, то, что он даже не старался для того, чтобы искалечить тех мужиков. Ему не было сложно практически убить трех людей. Ни морально, ни физически. Перси не знал, какой сценарий пугал его. Тот, где Джейсон на самом деле является монстром с совершенно иными представлениями о морали. Или тот, где для него не существует этой морали там, где дело касается Перси. Ответственность отношений выбивала Перси из колеи с самого начала, но теперь он понял, что это, оказывается, еще и ответственность за жизни окружающих его людей, потому что сегодня он понял, что Джейсон мог убить троих просто потому, что Перси попросил его вытащить из квартиры. Там не было даже прямой просьбы. Возможно, контроль Джейсона Перси тоже переоценивал. В какой момент он снова попросит что-то безобидное по человеческим меркам, что волк в Джейсон воспримет как разрешение убивать и калечить? Перси прекрасно знал, что говорит много и всякую чушь, и раньше его это не беспокоило. Кто-то находил это забавным, кто-то раздражительным, но только Джейсона какая-то случайная фраза могла вдохновить на убийства. Много убийств. Настоящих. До смерти.

Джейсон был опасен. Технически, каждый человек был опасен, они жили в США, где в любой момент в университетскую аудиторию мог заскочить человек с автоматическим оружием, и Перси в прямом смысле отдаст свою жизнь морской биологии, потому что сдохнет посреди пары по биоинформатике. Но Джейсону не нужно было оружие, чтобы быть опасным. Не нужно было готовиться или планировать что-то. Он мог просто... он мог просто превратиться в огромного волка и перекусить человека пополам, откусить ему голову, руку, да сделать что угодно. Он был страшнее человека с автоматическим оружием, потому что все это оружие и смертельная опасность были заключены в нем самом. Возможно, Перси был худшим вариантом для запечатления оборотня, потому что следить за своим языком не умел никогда. И теперь у него был здоровый пес, у которого вместо команд “сидеть” и “лежать” были команды “убей” и “искалечь до смерти”. А ведь когда-то Перси волновал лишь сам факт того, что Джейсону нужно то, что он не может ему дать. Теперь же проблема была куда больших масштабов.

— Меня не посадят. И их, скорее всего, тоже, потому что я не собираюсь выдвигать обвинения и трать еще хотя бы час своей жизни на эту историю, — поделился Перси. — Но ты, скорее всего, это слышал, для этого бабушке такие большие уши.

Джейсон стоял рядом с ним, напряженный и скованный какими-то своими внезапно появившимися ограничениями, потому что совсем недавно Перси был уверен, что у Джейсона вообще нет никаких барьеров в поведении. И Перси от этого нервничал только большие. Ему казалось, что он ушел от одних насильников к другому. Он помнил, что Джейсон обещал не причинять ему вреда, но все эти метафизические волчьи законы Перси были знакомы лишь на словах, а на деле он знал лишь то, что Джейсон может сделать с ним, что угодно, если захочет этого. Но он попросил его остаться, потому что Джейсон вытащил его из этого дерьма и потому что он ни разу не сделал то, что Перси бы не хотел. Наверное, Перси доверял Джейсону свою жизнь в этот момент, но не доверял жизни других. Все было сложно, сложнее, чем когда они познакомились и на Перси обрушились все эти новости. И ему нужно было время понять, как он себя чувствует по этому поводу.

— Я мог бы поймать попутку, но, кажется, на сегодня достаточно поездок с незнакомыми мужчинами. Я бы предпочел машину, но ты можешь превратиться в огромного волка и отвезти меня домой на спине. Даже это не сделает этот вечер еще более диким.

+1

22

Джейсону не нравится здесь. Для него не было незнакомых улиц, но тут, в одном из жилых районов, он чувствует себя чужаком. Здесь слишком душно, всё в камне. А ещё смердит канализацией и помоями. Оборотню сложно жить в большом городе, поэтому он предпочитает уединение в лесу. Но он не может уехать, потому что обещал дождаться Перси. Когда тот, наконец, появляется Джейсон чувствует, как от волнения собственное сердце бьется быстрее. Больших усилий стоит остаться на месте, а не подорваться вперёд, навстречу человеку. К тому же Джейсон чувствует, что Перси этого не хотел бы. Он кажется потерянным. А ещё Джейсон слышал, как проходил допрос. Перси иногда замолкал и отвечал не сразу. Джейсон больше всего на свете хотел ворваться в квартиру и забрать его оттуда. Скрыть от взглядов полицейских и расспросов, но, к счастью, он смог сохранить рациональность. Лучше было дождаться и ничего не предпринимать. Он и без того наворотил дел и теперь корил себя - он не должен причинять вред людям, даже паршивым.

- Не буду отрицать, но у меня есть свой кодекс. Я не показываю, что мне известно до тех пор, пока мой собеседник сам этого не захочет. Создаёт иллюзию личного пространства. Не многие любят обсуждать что они ели на завтрак или что у их геля для душа запах морской свежести.

Джейсон соглашается, ведь он правда слышал разговор Перси с полицией точно так же, как чувствовал сейчас ритм его сердца, а ещё разговоры людей из домов вокруг. Он несмело улыбается, желая разрядить обстановку, но вряд ли это возможно. Вечер Перси получился слишком насыщенным. Чересчур. Ему пришлось прятаться в ванне от тех, кто мог причинить ему не мало вреда. А затем пришёл тот, кто причинил много вреда уже им. Джейсон Грейс. Он показал себя настоящим зверем, монстром. Тем, кем являлся на самом деле. И теперь Перси хотел держать дистанцию. В его взгляде появилось что-то новое. Осознание? До этого момента Перси не приходилось сталкиваться с этой стороной жизни оборотней. Ему нравились большие звери, их повадки, то как шумно дышали, зевали или махали хвостами. Но оборотни - это не милые щенята. Они могут убивать голыми руками, даже не моргнув. По крайней мере, худшие из них. Такие как Джейсон.

- Я подвезу. На машине. Прости, не хочу потом возвращаться голышом через весь город.

Джейсон окидывает Перси взволнованным взглядом, думая о том, как скоро он справится с произошедшим, а затем садится в машину. Не включает музыку, подумав, что шума за сегодня для Перси уже достаточно. Вместо этого приоткрывает окна, впуская в салон вечерний воздух и шум города. Фоновые звуки умели неплохо убаюкивать. Джейсон ничего не говорит. Он даёт Перси время подумать или побыть в прострации. Все разговоры сейчас будут пустым звуком. Нелепой попыткой заполнить тишину. Неловкости от неё Джейсон все равно не ощущал. Он смотрит на дорогу и прислушивается к Перси. Хочет как-то помочь, но у него не так уж много опыта в подобных ситуациях.

А ещё он думал думал о том, что поступил неправильно. Будучи альфой стаи, он столько сил и времени отдал на обучение оборотней контролю. И сам потерял его, пусть и по-своему. Он позволил ярости захватить разум. Оборотень должен хотеть защитить пару, это естественно даже с точки зрения инстинкта выживания. Но суть в том, что Перси уже ничего не угрожало в тот момент, как Джейсон добрался до квартиры. Он устроил расправу и месть. И это тоже можно было назвать потерей контроля, несмотря на то, что он держал зверя в узде.

Когда ты, будучи человеком, получаешь вдруг неограниченную физическую силу, а к ней скорость, улучшенное восприятие и способность обращаться в волка, в мыслях многое меняется. В один момент из 17-тилетнего подростка становишься чертовым суперменом. Если и до этого в твоей голове были идеи о справедливости и о том, какой паршивый был мир вокруг, сложно не ступить на путь мстителя. Сила позволяет защищать слабых. Осознание, что таким образом он навлекает беду на своих, что пользуется силой во зло - приходит не сразу. Джейсону потребовалось дождаться появления других оборотней и ответственности за этот молодняк, чтобы осознать - пороками человеческого мира должны заниматься люди, а приговорами - суд. Если делать это по своему желанию, то вскоре становишься похожим на тех, с кем борешься. Оборотни слишком сильны. Разборки с людьми с их стороны бесчестны. Поэтому их удел - вампиры и прочие создания, которые наводят ужас на окружающих. Джейсон знал, что те, кто загнал Перси в угол, наверняка так уже поступали. Какой-нибудь молоденький мальчишка или девчонка, может несколько, точно пострадали. Ублюдки заслужили, чтобы их поймали и напугали до смерти, но то, что сделал Джейсон, перешло границы. Ему повезёт, если все это дело будет замято. Нельзя привлекать человеческое внимание к миру оборотней. Нельзя бороться с людьми, когда их предназначение заключается совсем в ином. Джейсону давно не 17, он знает законы своего мира. Поэтому он больше не должен допустить подобных срывов со своей стороны.

Вечером город становится свободнее, поэтому добираются быстро, несмотря на то, что Джейсон едет не спешно. Он не хочет волновать Перси быстрым вождением, да и сам хочет быть осторожнее - привлекать внимание сейчас ни к чему. Обычно дорога его успокаивала - проблески огней, симпатичные виды во время остановке, сосредоточенность на дроге, отсекающие все остальные мысли. Джейсон надеется, что это действует также магически и на Перси. Остановившись, наконец, у дома, где тот жил, Джейсон выключает мотор и откидывается на кресло. Он только теперь понимает - он тоже был напряжён всё это время. И только теперь выдыхает. История не совсем закончилась, могут быть последствия, но хотя бы Перси теперь ни что не угрожает. Не сегодня. Разве что его мысли, страхи и кошмары. Джейсон поворачивает голову в сторону Перси и смотрит на него, какое-то время не говоря ни единого слова.

- Если хочешь поговорить о чем-нибудь...

Предлагает не так уж и смело. Они ведь не такие уж и друзья. Просто два человека, внезапно связанных друг с другом. Несмотря на это, Джейсон чувствует, как ему хочется успокоить Перси, заставить его улыбнуться, пообещать, что теперь он в безопасности. Но не боится ли Перси его больше, чем всех остальных? Тут нечему было бы удивляться. Вряд ли Перси сталкивался с чем-то таким же жестоким в реальной жизни. Он видел такое в фильмах, а теперь - это его реальность. Никто не умер, но мог бы. Оборотню ничего не стоило отнять жизнь, хотя бы с точки зрения усилий. Джейсон опускает взгляд, а затем вовсе его отводит. Он смотрит на дорогу - в жилом районе движение совсем никакое, автомобили стоят не на тротуарах, а на парковочных местах рядом с домами. Джейсон точно не стал хорошим и чудесным событием в жизни Перси. Он принёс с собой непонимание, шок, вероятно страх. Он может изменить это, если только будет держаться от Перси подальше. Но по закону подлости и иронии, это будет медленно сводить с ума его самого. Перси не захочет поговорить с ним, ведь он станет причиной его бессонницы. Джейсон не удивится, если он вообще больше не захочет общаться или будет делать это через силу. Ему и до этого приходилось выкраивать для этого время в расписании. Вероятно, его начнут избегать. Но Джейсон защитил Перси, сделает это ещё раз, если потребуется. Это главное.

- Я побуду здесь какое-то время. Если тебе что-то понадобится, позови.
[sign]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/sign][icon]http://78.media.tumblr.com/11da6a2bcbd5be207bb7df4f2165792b/tumblr_orwze9bnLL1w5qnypo6_400.gif[/icon]

0

23

Перси определенно не хочет ничего обсуждать и ничего говорить. Он хочет пережить эту ночь и двигаться дальше, не оглядываясь на то, что с ним только что почти произошло. Почти. Этого не случилось, и сейчас Перси может пойти в свою постель и никогда больше не возвращаться к случившемуся. Он цел, просто напуган и сбит с толку. Он собирался вывалить в ванну всю соль и пену, которых у него в доме было бесчисленное множество, и пролежать там до тех пор, пока его руки не станут похожи на губку. А потом еще столько же простоять под душем, чтобы бегущая вода смыла все, что не осталось в ванне между пеной и солью. И разноцветными бомбочками. Перси даже не стыдно было признаться, сколько денег он тратит в магазине на разнообразные мыла, гели, пены и бомбочки — все, что раскрашивает воду его ванны в разные цвета и создает нужное настроение. Если бы Перси не собирался посвятить свою жизнь заботе об океане и попыткам познать его, он бы вел канал в Инстаграме, где показывал бы людям десятки разных коктейлей из продуктов для ванн. Например, он бы составлял разные ванны в тематике "Гарри Поттера", Мстителей или греческих богов. И шутил бы, что голубее его ванны в стиле Посейдона только он сам.

Впрочем, Перси так много времени проводил с рыбами, что Джейсон все равно говорил ему, что он пахнет ими и настоящей морской солью. Интересно, Джейсон бы смог вынести поход с Перси за мылом? Или хотя бы прибывание в его ванне? Думать о ванне было хорошо и приятно, эти мысли постепенно уносили Перси от того, что не случилось, кажется, менее часа назад. Перси посмотрел на часы на приборной панели и убедился, что был не так уж далек от правды. Чуть больше часа отделяло его от пытки. Чуть больше часа и Джейсон.

Перси повернулся к нему и на какой-то момент позволил себе отбросить все эти моральные вопросы, которыми задавался с тех пор, как увидел мужчин, корчащихся от боли и травм на полу. Чтобы подумать об этом, Перси нужна была свежая голова, а сейчас там у него творилась неразбериха и чертова куча мыслей. Поэтому он не стал думать о том, что пошло не так и почему. Не стал думать о том, кем является Джейсон на самом деле, думать о том, что ему пора бы перестать относиться к Джейсону как к какому-то хаски и признать, что на нем запечатлелся монстр. Но был ли он монстром в смысле его устремлений и морали, или был монстром в том виде, в котором все люди понимают что-то, превосходящее их по силе и возможностям? Раньше бы Перси ответил второе, но сейчас он помнил тех мужчин. Знал ли он Джейсона толком? Определенно, нет. Но все это Перси собирался оставить на завтра, послезавтра или вообще на пару недель. Сейчас он потянулся к руке Джейсона, которая все еще лежала на руле, и крепко сжал ее.

— Спасибо, — сказал Перси. Он потянул руку Джейсона на себя, чтобы сжать двумя ладонями. — Я рад, что позвонил тебе, а не полиции. Ты спас мне жизнь или хотя бы здоровую психику. Спасибо. Я не знаю, нужна ли оборотням помощь хоть в чем-то, но ты можешь позвонить мне и попросить сделать что-то не совсем законное. Или просто помочь.

Перси ожидал, что после этого Джейсон позвонит ему, чтобы сделать что-то незначительное и символическое, потому что представить, чем он может помочь ораве оборотней, Перси не мог представить всем своим мозгом ученого. Разве что побыть приманкой для вампира, но что-то в Джейсоне подсказывало, что вряд ли он позволит Перси делать что-то настолько безумное. Это был отдельный пункт в списке изучения сверхъестественного мира. И на это Перси не нужно было разрешения Джейсона. Разумеется, Перси не надеялся, что его обещание не используют, он бы действительно сделал все, о чем бы попросил Джейсон. Просто Перси серьезно сомневался, что Джейсон потребует от него что-то серьезное. Например, спасти его жизнь в ответ. Как же мало Перси знал об оборотнях и о Джейсоне.

После знакомства с Джейсоном, термин "самая дикая ночь" в жизни для Перси перестали иметь сексуальный подтекст. То есть, потенциальное изнасилование, конечно, такой подтекст имело, но не в том плане, в котором привык Перси. Раньше под определение дикой ночи для него попадали марафоны секса, тройнички, особо необычные любовники и все в этом духе. Ну, или та ночь, когда в их океанариуме родился первый детеныш касатки. Это была хорошая дикая ночь, потому что Перси был совершенно зачарован происходящим и, пожалуй, влюбился в океан и его обитателей с новой силой. После знакомства с Джейсоном рейтинг диких ночей нещадно превращался в какие-то угрозы для жизни. Например, там была та самая ночь, где Джейсон чуть не бил потенциальных насильников Перси. И та, где чуть не умер он сам.

Самолет Перси приземлился вечером на сорок минут позже запланированного времени. Перси немного дремал в кресле и лениво смотрел на закат, навстречу которому летело его воздушное судно. Все было красиво и очень мирно. Поездка в Европу ему понравилась, и домой он возвращался с легкой грустью, но слишком переполненный эмоциями и приятными воспоминаниями, чтобы всерьез переживать. К тому же, переживать Перси начал, когда во встречающей толпе узнал обеспокоенные лица волков из стаи Джейсона. В первый момент Перси подумал, что это очень мило, что они волновались о его прилете, и что его надо встретить из-за позднего прилета. Потом Перси собрался возмутиться, что Джейсон опять приставил к нему мохнозадую свиту. И, в конце концов, Перси всерьез начал волноваться. На него смотрели серьезно, обеспокоенно и переминались с ноги на ногу, будто им не терпелось отсюда уйти. А потом, потом началась очередная дикая ночь Перси.

Его чемодан быстро бросили в багажник и погрузили в машину. Перси бы посмеялся, как забавно он выглядит со стороны, зажатый на заднем сидении между двумя оборотнями, но ему было не до шуток. Джейсону было очень плохо. И очень плохо не "съел на ужин больного оленя", а очень плохо "завтра олень будет на поминках". Поэтому лицо Перси в момент слилось с общим настроением стаи. Он не понимал толком, почему и как может помощь, но если ему нужно было оказаться рядом с Джейсоном — хорошо. Он будет там, если их не остановят за превышение скорости. Перси всерьез сомневался, что волки не сожрут его просто, чтобы поехать дальше. С каждым новым вопросом, который задавал Перси, потому что гнетущая тишина ему не нравилась, и потому что ему нужно было понять, какого черта сейчас происходит, тучи только сгущались. Так он выяснил, что в состоянии Джейсона виноват он.

Перси был... Перси был в состоянии, очень похожем на то, в котором он был в первый разговор о запечатлении. Только теперь это было более личное. Он знал Джейсона, знал принципы работы этой связи. То есть, думал, что знал. Перси был ужасно напуган, переживал и был очень-очень зол. Он собирался устроить Джейсону выволочку, как только тот очнется. Вариантов Перси не признавал. Он не собирался убивать вожака волчьей стаи, который, возможно, может ловить пули зубами и плевать ими во врагов. Нет, не сегодня. Эта ночь не станет более дикой. Перси смотрел на бледное, покрытое испариной лицо Джейсона, и думал, что убьет его сам, как только он очнется. Главное, чтобы он очнулся. Иногда Джейсон дрожал, и Перси в такие моменты гладил его по волосам или рукам или плечам. Контакт с ним должен был исправить ситуацию, по крайней мере, волки так сказали ему, когда под конвоем привели в эту комнату, где откидывал коньки Джейсон. Перси забрался на кровать, бросив рюкзак прямо на пол. Он действовал интуитивно на основе того, что сказали ему оборотни. Ведь Джейсон не удосужился сообщить ему, что может умереть ко всем чертям, если не будет видеться с Перси. Такая маленькая, незначительная деталь. И сейчас он, кажется, правда собирался умереть.

Джейсон выглядел ужасно. Перси даже казалось, что у него впали щеки. Или это было слабое освещение. Или его паника, потому что от него и какой-то его магической связи зависела жизнь Джейсона. Жизнь. Самая настоящая. Перси не знал, что делать, он просто старался дать Джейсону понять, что он здесь и умирать нет никакой необходимости. Он прикасался к нему, просил прекратить валять дурака и паниковал. Перси не привык, что в его руках находится чья-то жизнь. Внезапно очень хрупкая. Через какое-то время, Джейсона перестало лихорадить, и Перси начало клонить в сон. Он лег на кровать, обнимая Джейсона со спины. Кажется, волки перестали нервно ходить за окнами и выть. Возможно, это было признаком того, что Джейсону становится лучше. Или хуже. В любом случае, Перси не знал, что еще может сделать. Он мог быть сделать и пытаться каким-то способом передать Джейсону все, что у него было.

Чтобы убить его, как только он очнется.

— Как ты себя чувствуешь?  — спросил Перси утром, возвращаясь в комнату, которая чуть не стала для Джейсона последней остановкой в жизненным путешествии. У Перси была чашка чая и мрачная решимость донести до волчьей головы Джейсона все, что он испытал за последнюю ночь. — Надеюсь, что достаточно хорошо, чтобы придумать самое убедительное в истории человечества оправдание, потому я оказался здесь, и почему узнаю от твоей стаи, что ты собрался героически умереть в одиночестве. Из-за меня.

Отредактировано Percy Jackson (25-08-2018 21:31:45)

+1

24

Джейсон не желал Перси зла, не хотел испортить его жизнь и ограничивать. Он и так сделал это настолько сильно, насколько можно. Заставил общаться с собой и другими оборотными.

Впрочем, с этим у Перси проблем не было. Пусть его основной темой научных исследований были морские обитатели, у Перси все равно была душа ученого. Новый биологический вид, хоть и состоящий из уже известных частичек, для него стал выигрышем в лотерею. Перси задавал много вопросов и изучал. Джейсон отвечал, иногда много времени посвящая попыткам осознать, что происходит в чужой голове, потому что какие-то темы были совсем странными. Но Перси хотел узнавать оборотней. Джейсона это радовало, пусть он и не подавал знака. С тех пор, когда Перси увидел его... другим - злым и кровожадным, диким - Джейсон думал, что их общение навсегда изменится, несмотря на то, что его благодарили и обещали ответную помощь. Но Перси, кажется, не стал его бояться больше. Поэтому, конечно, чёрт возьми, он ответил бы на любые вопросы, если это означало, что Перси не убежит с криками ужаса. Единственное, о чем Джейсон просил, так это осторожность. Эту информацию нельзя было показывать другим и так просто разглашать, ведь тогда им придёт конец. Тема идеального солдата была не новой. Оборотни - идеальные кандидаты для воплощения концепции.

Знакомство с Джейсоном удовлетворило научный интерес Перси и открыло для него столько нового. Но в остальном сильно ограничивало. Джейсон отнимал его личное время. И пусть и не принуждал ни к чему, вряд ли Перси хоть на минуту забывал о каких-то там вселенских предназначениях. Поэтому когда Перси сообщает что улетает в Европу, Джейсон лишь мягко улыбается и просит написать, когда самолёт приземлится. Джейсон знает, что это время станет для него пыткой, но он молчит. Он не имеет права просить или заставлять Перси остаться. Связь между ними была особенной, почти магической. Её нельзя было увидеть или потрогать, но между оборотнем и его человеком будто пролегала нить. Они были связаны ею. Эта нить могла незримо натягиваться, обматываться вокруг шеи и удушать, если они вдруг были слишком далеко. Внутри города это почти не ощущалось, наверное, даже расстояние в целый штат было бы неприятным, но приемлемым. Но Европа? Она находится через океан. Это очень далеко.

Джейсон знал, что ему будет плохо. Он знал, что в теории оборотень может умереть, если надолго разлучить его с парой. Но он понятия не имел, что все эти разговоры окажутся правдой. У него почти не было примера чужого запечатление перед глазами. А сам он был не так хорошо осведомлён о деталях, ведь это явление случается с оборотнем один раз в жизни - никакого предыдущего опыта попросту нет. А его стая по большей части ещё слишком молода для подобного. Джейсон готовился к боли, к большому её количеству. Он ожидал, что он будет словно сгорать заживо или что вены словно наполнятся раскалённым свинцом. Физические мучения не новы. Он перетерпел её слишком много. Джейсон был уверен, что справится. Вместо этого боли почти не было, не в прямом смысле этого слова. Сначала он был просто обеспокоен. Потом он срывался на окружающих и плохо себя контролировал - ему хотелось обратиться, чтобы скалиться, рычать и проливать чужую кровь. А в какой-то момент он просто почувствовал, что не может встать. У него не парализовало ноги, нет. Просто у него не было ни сил, ни смысла. Все для него потеряло краски и вкус. Словно всё, что имело для него какое-то значение, исчезло. Его больше не волновала стая. И он сам. Всё, что он испытывал - тоска. Бесконечная грусть от того, что Перси не было рядом. Что он не мог взглянуть на него, хотя краем глаза. Почувствовать его запах. Джейсон не ел и не пил, поэтому вскоре боль все-таки пришла. Организм Джейсона не сгорал в диком костре. Он истлевал. Медленно и мучительно. Минута за минутой он будто бы исчезал с планеты. Тело не слушалось, а сознание постоянно проваливалось в бесконечность космоса.

Пару раз Перси присылал фотографии и сообщения. Джейсон смотрел на текст и картинки подолгу, часами, так как не чувствовал ход времени. Надеялся, что картинка сможет хоть немного восполнить пустоту, образовавшуюся в нём. А ещё вспоминал их разговоры. И тот раз, когда Перси взял его за руку - это было так нежно и приятно, несмотря на то, что в тот вечер случилось много плохого. Перси мог тогда возненавидеть Джейсона, а вместо этого благодарил. Он был нежным и очень измождённым. Его хотелось обнимать, прижимать к себе как можно сильнее, и обещать, что всё наладится. Но фотографии не помогали. Джейсон даже не мог обратиться. Он уже ничего не мог, а самое главное - не хотел.

Такое состояние альфы сводило с ума и всю стаю. Они не могли слышать его пустые мысли, но они все-таки были одним целым. И порой не надо иметь мистическую связь, чтобы страдать из-за чужой боли. Они пытались быть рядом - ненавязчиво, но близко, чтобы помогать и ухаживать. Ему предлагали есть, гладили по голове и просто сидели рядом. Некоторые, как Кларисса, зло разбрасывала вещи и угрожала слетать за Джексоном, чертовым мальчишкой, чтобы притащить его сюда силой. Джейсон запретил им мешать поездке Перси, в том числе писать ему сообщения. Стая не послушать только в день прилёта Перси.

Джейсон чувствовал, как расстояние между ними становится меньше, узнал тот момент, когда самолёт приземлился, но он не мог исцелиться по-волшебству. Регенерация не могла излечить истерзанную связь. Джейсон не стал вдруг в одно мгновение обычным собой. Понимая эта, стая рванула в аэропорт, чтобы встретить Перси. Они привезли его, и Джейсон смог начать дышать. Конечно, он не знал, что они планировали сделать. На тот момент он уже не приходил в себя, пропадал в звенящей пустоте. Он был так ослаблен и измучен, что практически ничего не понимал - где он, какой сегодня день, что происходит.

Джейсон давно потерял ощущение времени. Но в какой-то момент он вдруг кое-что почувствовал - солнечный свет. В тех местах, где касался его Перси, становилось тепло. Оно разливалось по всему телу, обволакивала словно вода - Джейсон будто нырнул с огромной высоты, его оглушило и дезориентировало, но вода приняла его в объятия. Он убаюкивала его. Волнами нашёптывала просьбы не глупить, прийти в себя. Сознание Джейсона позволило этому тёплому ласкающему течению подхватить его. Унести к теплу и солнечным лучам, гладящих его изнурённое тело.

Джейсон не просыпался до самого утра. Когда он открыл глаза, Перси рядом не было, но слышал, что тот в доме. Джейсон, изрядно уставший от бессилия, медленно сел. Ему пришлось упереться руками в матрас - голова кружилась от смены положения. Ощущал он себя... Он уже не был уверен в точности ощущений, потому что в последний раз болел и испытывал похмелье до своего обращения. Но он помнил, что когда несколько дней лежишь с высокой температурой, а затем вдруг она опускается, чувствуешь некоторое опустошение. Главное, что он в принципе себя чувствовал. Пройдя через подобное, он понимал, как это много стоит. Только сейчас у него есть возможность испугаться. То, какую власть над ним имела связь с парой, поражало.

На пороге вдруг появился Перси. Все внутри Джейсона встрепенулось. Они так давно не виделись, и вот, наконец, их встреча. Но какая... Джейсон чувствует, что Перси зол. У него это не отражалось на лице, да и псевдо-спокойная интонация могла обмануть любого. Кроме того, Перси буднично держал чашку чая, словно они всю ночь просто работали над проектом, а теперь чувствовали себя немного помятыми. Но Джейсон ощущал чужую злость на подсознательном уровне. Всем-таки, он умудрился испортить поездку. Перси не смог спокойно вернуться домой и там прийти в себя после перелёта. Он наверняка переругался, когда его потащили сюда. Оставалось надеяться, что это делала не Кларисса.

- Я не хотел мешать твоим планам. Не хочу тебя ограничивать. Я знал, что это может быть опасно, но и представить не мог, что будет так.

Джейсону не надо описывать словами, как именно. Перси всё видел своими глазами. Интересно, испугался ли он? Джейсон правда не думал, что окажется при смерти. Он знал, что паре нельзя разъезжаться на большое расстояние, на надеялся, что они не нарушат лимит. И ещё думал, что небольшой срок имеет значение. Нельзя же всю жизнь быть привязанными друг к другу? Или в этом теперь суть? Они, в каком-то, одно целое. Куда идёт один, туда и второй. Иначе нельзя, ведь надо оказывать друг другу поддержку во всём. Джейсон смущённо опускает взгляд и смотрит теперь на коленки Перси.

- Ты ждал эту поездку, я не хотел мешать.
[sign]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/sign]

Отредактировано Jason Grace (29-09-2018 17:43:33)

+1

25

Перси очень редко в жизни было действительно страшно. Не то чтобы он был чертовским смелым или каким-то неуязвимым героем. Он просто относился ко всему легко и был достаточно азартным и любящим движение в жизни, чтобы многие пугающие события для него переходили в категорию немного вышедших из-под контроля развлечений и отличных историй, которые можно рассказать после. И, сидя в машине с мрачными оборотными, Перси был очень напуган. Его связь с Джейсоном регулярно открывалась с новой стороны, заставляя Перси останавливаться и переосмысливать своё место в этой истории. Сперва он думал лишь о том, что подводит человека, который по велению матушки природы хотел положить к его ногам весь мир, потом он понял, что это не просто человек, а настоящий зверт, который к миру может положить ещё и трупы врагов Перси. Или тех, кто просто плохо с ним поступил. Или плохо посмотрел. Или потрогал не в том месте. Теперь Перси понял, что ко всему этому Джейсон мог и был готов положить свою сосбтвенную жизнь. И Перси было чертовски неуютно от этого осознания. Ему не нужна была жизнь Джейсона. Перси был довольно старомоден, и даже если бы они с Дежйсоном решили сойтись, то ему бы хватило цветов, кино под открытым небом и поцелуев на вершине колеса обозрения. Серьезно, для Перси в этом заключались приятные аспекты отношений. Ну, ещё в регулярном горячем сексе. Но он определенно не хотел, чтобы кто-то ради него умирал. Из-за него.

Перси неловко прочистил горло. Он чувствовал себя ужасно. Все эти оборотни собрались здесь, чтобы забрать его из аэропорта, потому что их вожак умирал, а Перси был беззаботен и наивен. Он не знал, что делал своим отсутствием, не знал, чем это может обернуться для стаи и для Джейсона. Перси лишь начинал познавать оборотней, но его скудных знаний было достаточно, чтобы он понял катастрофичность ситуации в масштабах не только одной жизни, но и в масштабе целой стаи волков, которым нужен был вожак, друг, брат. Перси понимал, что ему не за что извиняться, потому что он не знал о такой особенности его связи с Джейсоном, но это не мешало ему чувствовать себя глубоко виноватым перед этими оборотнями, которые, наверное, прошли через ад из-за его неведения. Это было на Джейсоне, он принял это решение один, не советуясь с Перси, просто скрыл от него столь важную информацию, но, возможно, Перси стоило спросить его. Быть более настойчивым, более осмотрительным, предполагать больше осложеннний, чем уверял его Джейсон. Перси бросало из ужаса в чувство вины, а потом в злость. Он готов был по-волчьи рычать от раздражения, что оказался в этой ситуации по милости Джейсона. Но его злость могла подождать, а вот Джейсон, судя по всему, нет.

Перси чувствовал, что держит в своих руках чужую жизнь. Чужое сердце. Чужие лёгкие. И это была не красивая метафора, не глубочайшее понимание привязанности Джейсона к нему и их связи. Это был чертов прямой смысл, и Перси иногда трясло не меньше Джейсона. Он беспомощно оглядывался на волков, которые столпились вокруг кровати Джейсона, будто вот-вот собирались отпевать своего слишком молчаливого вожака. Перси, скрежеща зубами, думал, что, может быть, и придётся. Потому что он собирался убить Джейсона голыми руками, когда тот придёт в себя. А пока он беспомощно обнимал почти бездыханное тело. Джейсон был очень сильным, Перси с удовольствием отметил это ещё в тот раз, когда они целовались на крыльце этого самого дома. А сейчас Перси казалось, что его кожу можно поранить простым прикосновением, кости - разрушить, слишком сильно сжав. Отнять жизнь, просто оказавшись далеко.

Перси бы очень сильно испугался этому открытию, если бы у него было время и силы на это. Измотанный после перелёта, напряженный будто обнаженный нерв, он не мог думать о чём-то другом, кроме мольбы Джейсона не умирать и прийти в себя. Перси гладил его по лицу, по рукам, груди, спине. Он прикладывался рядом, потом снова садился, начиная нервничать. Говорил что-то, просил стаю помочь, обьяснить. Потому что Перси ничего не понимал в этой связи за пределами того, что рассказал ему Джейсон, и вся эта ситуация находилась от его рассказов так же далеко, как от зоны комфорта Перси. Он вроде бы только освоился в стае, подружился с Уиллом Соласом, начал проводить с Джейсона время без напряжения. Стал узнавать о жизни оборотней, проникаться ею, понимать какие-то вещи. Перси был интересно, как работает этот мир. Его захватывала и интересовала жизнь волков, в нем было много интереса, много вопросов, много готовности узнавать и понимать. Перси думал, что Джейсон знает об этом, что видит, что Перси старается быть сносной парой в заданных улосвиях, что испытывает привязанность к загадкам оборотней и к их жизням. Но, видимо, Джейсон, отказав ему однажды в выборе, решил отказать в этом.

К утру, когда Перси совсем вымотался из-за эмоций и пережитого и уснул, Джейсону стало ощутимо лучше. Проснувшись, Перси мог увидеть разительные изменения в цвете коже, в положении его тела, в дыхании и сердцебиении. Перси был морским биологом и понимал немного в ветеринарии, поэтому оценить улучшения в состоянии Джейсона мог. Поэтому он выбирался из кровати, где они лежал, чтобы принять душ, в котором он не был уже больше суток, и приготовить себе немного еды. Силы Перси определенно понадобятся очень скоро, потому что он не собирался позволять Джейсону опустить эту тему. Ему нужны были ответы, нужна была точная информация. Перси нужно было быть уверенным, что он не убьёт Джейсона. Потому что чужие жизни и абстрактная опасность Джейсона — это было одно, но то, что Перси мог сотворить такое с живым существом, пугало его до слез. Он не хотел быть ответственным за чужую жизнь. У него был его кот, и это был тот максимум, который Перси устраивал. А теперь, уходя в сортир, он не был уверен, что у Джейсона не случится сердечный приступ. Настоящий такой. С печальными последствиями. У Перси было очень много вопросов, часть из которых относились к времени, что они уже знакомы, но основная масса была направлена на будущее, которое им придётся разделить в куда более буквальном смысле, чем Перси планировал.

Если честно, он не задумывался так далеко вперёд. Он не думал о том, что будет, если он найдёт себе другого парня, если заведёт отношения, если что-то в его жизни поменяется. И сейчас он как никогда ясно понимал, что все в его жизни уже поменялось. Ему просто никто не удосужился сказать, насколько. Что делать, если Перси решит переехать? Снова куда-то уехать? А его стажировка? Что будет тогда? Его буду держать насильно? Джейсон умрет? Стая переедет с ним? Перси начинал злиться все больше, агрессивно макая пакетик зеленого чая в кипяток. Он не просил этого. Не хотел быть ответственным за жизнь кучи волчьих задов, которые в рот смотрят Джейсону. Не хотел быть ответственным и за Джейсона и его чёртову волчью жизнь, которая оказалась на волоске из-за безобидной поездки в Европу. Перси не знал, что его злит сейчас больш — сам факт всего этого или то, что ему не сказали об этом и по сути, он понятия не имел, на что ему злиться и каких ограничений ждать. Перси ещё раз макнул пакетик чая, потому что никогда не был достаточно терпеливым, чтобы оставить его там и подождать, пока он заварится естественным способом. Сейчас он сомневался, что не задушит этим самым пакетиком Джейсона, когда тот придёт в себя. Когда Перси убедится, что не убил его.

— Ты не хотел мне мешать? — Перси начал обманчиво спокойно. У него были ещё влажные волосы, которые он зачесал назад. Он не знал, чья на нем одежда — что-то из футболок и штанов, которые он дал Джейсону, чтобы смягчить его тоску по паре, или что-то из волчьего гардероба. Перси было не важно — оно было свежим, и он впервые за сутки не чувствовал себя липким и противным. Возможно, это немного примиряло его с действительностью, но не настолько, чтобы не сделать угрожающий шаг в сторону Джейсона. — Ты не хотел мне мешать?! Это бы на твоей могиле и написали, волчара! «Здесь покоится тот, кто не хотел мешать»! Ты вообще предоставляешь, через что ты заставил меня пройти своими ебучими секретиками?

Перси поставил чашку на край комода, потому что кипяток в руках при его уровне раздражениях и агрессии мог стать опасным оружием и ссослужить Джейсону очень плохую службу. Перси никогда не был жестоким человеком или кем-то, склонным к решению проблем насилием. Перси даже драки не особо любил — в мире было множество других способов получить выброс адреналина. Но сейчас он был зол и напуган, и его действия могли резко отличаться от привычной модели поведения. В конце концов, так он ощущал себя в первый раз в жизни.

— «Мешать» это просить отвезти твою пьяную кузину в другой конец города, а то, что ты сделал называется другими словами! Ты рассказывал мне сказки о том, каким послушным и сосредоточенным на мне тебя делает эта связь, так какого черта ты решил скрывать от меня что-то настолько важное?!

Перси практически перешёл на крик, и готов был поклясться, что видел какое-то движение в окнах. Правда, ему было совершенно все равно. Сейчас он был сосредоточен на Джейсоне, который пришёл в себя достаточно, чтобы Перси мог выпустить наружу весь ужас, который испытал за эту ночь.

— Ты вообще думал своей волчьей головой, что будет со мной, если я вернусь, а ты героически сдох, чтобы меня не напрягать?! Я твоя пара, Джейсон. Твоя стая. Ты не имеешь права так поступать со мной.

Перси не понимал до конца оборотней. Но он понимал достаточно, чтобы знать о нерушимости и важности их связи с Джейсомном. Хотел того Перси или нет, но был частью жизни стаи теперь и навсегда. По крайней мере, если Джейсон не решит себя убить ещё раз, чтобы не напрягать Перси.

Перси зарычал от раздражения, снова хватая чашку чая и отпивая немного. Говорят, зелёный чай успокаивает. Перси молил богов, чтобы в этом была лошадиная доза спокойствия.

+1

26

Джейсон за многие годы жизни в статусе альфы привык быть самым старшим, главным, авторитетным. Даже если по возрасту некоторые его оборотни ему ровесники, все равно он был для них словно старший брат и отец в одном лице. Джейсон не был добрым и пушистым, по характеру он словно какой-то спартанец. Стать сильнее через боль. Учиться на своих ошибках. Сталкиваться лицом к лицу со страхами, а не убегать от них. Он не любил, когда с ним спорили, да никто и не пытался. Он все-таки альфа, его слово - закон, всем приходилось либо соглашаться с его суждениями, либо терпеть их, прикусив язык. Но чаще всего, его решения принимались как априори верные. Такая в стае оборотней динамика. У них оставалась человеческая воля, но они были подчинены чему-то единому, связанному на уровне мыслей. У Джейсона никогда не было альфы, он не знал, что это, но в чужих мыслях видел себя со стороны. Его могли иногда бояться, нервничать перед ним при оплошностях, но он все ещё был тем, кого слушались и воспринимали главным.

Когда ты авторитет, на тебя редко кричат. У оборотней это может восприняться как невольная конкуренция, а они хоть и не звери, но такие вопросы решали жёстко. Другие, обычные люди чувствовали и опасались на инстинктивном уровне. Да и Джейсон - человек довольно спокойный, на конфликт не идущий. Поэтому он не помнил, когда его в последний раз так отчитывали. Возможно, в детстве. Джейсону совсем непривычно чувствовать себя настолько подавлено виновато. Но Перси сам по себе, по характеру своему, полон необычного, а кроме того - он пара. Не просто оборотня, а альфы стаи. Если и существует в этом мире хотя бы одна сила, которой подчиняется даже он, то это - Перси. Их отношения, предназначенные природой, по иерархии стояли выше, чем понятие лидерства. Они лежали совершенно в другой плоскости. Они никак не соприкасаются с инстинктами, требующими отстоять своё место. Это непривычно и даже странно, сидеть, понуро опустив взгляд. Необычно это и для стаи. Джейсон прекрасно слышал их - они вокруг. Не так их много, видимо, приставленный к ним дозор из самых волнующихся за вожака. То, что они были тут - приятно, но Джейсон подумает об этом когда-нибудь, не сейчас. Судя по притихшим голосам и не раздающимся шагам, стая либо боялась уходить, не зная, на кого точно и чей гнев падет, либо были слишком заинтригованы.

Джейсон поднял на Перси несмелый взгляд. У них было все настолько сложно, что невольно Джейсон каждый раз боялся. Каждая встреча могла быть последней, потому что Перси бы вдруг устал от всей это связи.

Он был уверен, принимая то решение - умолчать. Не сказать. Позволить Перси быть свободным хотя бы на это время поездки. Это было важно для него, а что важно для Перси, то имеет значение для Джейсона. Сам он мог вытерпеть любую боль или, если понадобится, пожертвовать собой, но главное в его жизни - это счастье и безопасность Перси. От расстояния страдал только оборотень, человек не обладал подобным восприятием. Поэтому риск он брал на себя, готов был столкнуться с ним. Джейсон полагал, что отдых в Европе для Перси важнее него, потому что планы поехать туда появились раньше, чем Джейсон. По человеческим меркам он был для Перси почти никем. Знакомый. Даже не друг. Джейсону надоело постоянно брать и брать - время, свободу, право на одиночество и незнание. Перси имел на все это право, но всего этого у него теперь не было в полной мере. Разве мог Джейсон лишить его после этого ещё и банального отдыха?
Он верил в правильность своего решения. Но чего Джейсон не учёл, так это возможных последствий для самого Перси. Для начала вовсе не рассматривал столь тяжелое состояние, а знания о возможном летальном исходе воспринимались байкой с припиской "со мной этого не случится". Кроме того, он явно оскорбил Перси, посчитав, что для него развлечения могут стоить чужой боли.

Джейсон чувствует злость Перси. Её можно увидеть невооружённым взглядом, но ещё она оседает чем-то кисло-горьким на языке. Гнев - не самая приятная эмоция. Но подсознательно он не может не отметить, какой Перси... Почти уютный. В одежде, пропитанной их общим запахом, с сырой головой и пахнет от него шампунем Джейсона. Свой биологический запах ощутить сложно, но какую-то привычную химию - шампуни, парфюм, крем после бритья - вполне. Перси должен быть пропитан всем им, ведь он караулил тут, всю ночь рядом, пытаясь восстановить своим присутствием истерзанную расстоянием связь. Перси был не обязан это делать. Джейсон, наверное, выдержал бы. Они же были уже в одном городе. Но он не мог винить испугавшуюся стаю. До этого им ни разу не приходилось видеть Джейсона в таком паршивом состоянии.

Ещё Перси злобно макает пакетик с чаем в чашку и это такое обычное, и в то же время домашнее, бытовое действие, совсем неосознанное. Привычка выработанная годами, и Джейсону выпада честь увидеть её. Узнать о Перси чуточку больше.

Если бы только не ситуация - слова Перси сделали бы его самым счастливым.

Оборотни много полагаются на чутьё, оно хорошо развито, почти не подводит. Их интуиция напрямую связана с инстинктами и улучшенным восприятием. Они слышат больше, ощущают все запахи вокруг, хорошо видят ночью - это помогает подстроиться под ситуацию быстрее, чем людям. Главное было научиться слушать собственный организм, вовремя распознавать, когда это нерациональное волнение, а когда - реальная опасность.

Но будучи людьми они так же много внимания уделяли вербальной составляющей общения. Слова могли лгать, делали это очень часто - оборотень такое распознаёт быстро. Или быть пустым звуком. А иногда слова были способны изменить жизнь.

Перси говорит, что они пара, они - семья. Он зол, обеспокоен и расстроен, а вместе с ним и Джейсон. Но он слышит эту фразу и на секунду мир перестаёт для него существовать. Он поражено смотрит на Перси. В какой момент он начал самого себя воспринимать частью жизни Джейсона? Да, Перси вынужденно ввязался в эту историю, проводил в его компании время, но для него это было скорее как... Очередное занятие в университете? Приходится ходить на них даже тогда, когда не хочется, зато можно узнать много нового. Перси был где-то вокруг, но не рядом. А сейчас он так прямо называет их связанными. Даже если речь идёт о стайных отношениях. Он ведь оборотень, вожак, до появления Перси самым важным в его жизни была именно стая. Она и сейчас - главный его приоритет. Но если стая была, положим, Луной, то Перси - Солнцем. То, без чего жизнь не может существовать в принципе.

- Перси, прости меня.

Джейсон смотрит на Перси и медленно поднимается на ноги. Физически он чувствует себя лучше, но истощение даёт о себе знать - он слаб. Он бы хотел сейчас прикоснуться губами к влажным прядям на голове Перси. И не только потому, что оборотень всегда хочет контакта с парой, но и потому что он чертовски хотел пить. И все же он встаёт, чтобы не казаться слабее на фоне кровати. Он заслужил порицания и гнева Перси, тому не стоит сдерживаться.

- Прости, что не подумал о том, что тебя это может так задеть. Я хотел, чтобы ты хорошо провёл время и я не знал, что все зайдёт так далеко.

Джейсон понимал, что задолжал не только извинения, но и объяснения. Он не хотел убить себя таким способом или кого-то мучить, вызвать чувство вины и ещё какое другое. Он просто переоценил свои возможности.

- Это моя ошибка.
[sign]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/sign][icon]https://66.media.tumblr.com/c49dcd8c5f946a5fcd6107af94c3b826/tumblr_paj81fQETb1uoc6xgo4_400.gif[/icon]

0

27

Перси не сомневается, что был бы расстроен, если бы Джейсон сказал ему о последствиях его поездки за океан заранее. Если бы пришел к нему и сказал, что может умереть, если Перси слишком увлечется европейскими каникулами. Возможно, Перси бы даже был чертовски раздражен из-за своих эмоций по этому поводу и из-за того, что на него накладывают какие-то ограничения. Перси терпеть не мог, когда ему что-то запрещали, ограничивали или пытались загнать в рамки. Чаще всего это вызывало в нем совершенно противоположную реакцию - Перси вставал в позу и делал все, чтобы нарушить эти ограничения. Или просто уходил. Перси начинало потряхивать от любого необоснованного ограничения. А, бывает, и обоснованного. Например, когда Перси говорили, что садиться в машину к тому, кто предлагает тебе секс посреди ночи на пустой дороге — очень плохая идея. Перси понимал, что это риск, но расценивал его как минимальный, за столько времени случайного секса он примерно научился распознавать людей, с которыми лучше не оставаться наедине. Иногда эта интуиция его подводила, но в большинстве раз он оказывался прав. Так или иначе, в случае подобного запрета Перси бы принял к сведению и предельно вежливо попросил бы не лезть в его жизнь. А вот если бы Джейсон сказал ему сидеть в городе и оставить все свои планы в тетрадке с блестками и единорогам под подушкой тринадцатилетнего Перси, он бы, скорее всего, отреагировал бы очень бурно.

Границы удушали, запреты заставляли подрагивать руки, покалывали ладони в неконтролируемом раздражении. Эта сцена могла бы стать очень некрасивой. Насколько же некрасивой. как происходит сейчас. Перси отдавал себе отчёт в том, что он волнуется за Джейсона больше, чем мог бы волновался за случайного человека в своей жизни. Даже не так — в этой ситуации Перси волновался не только из-за того груза, который лежит на нем из-за связи с оборотнем, но и за Джейсона как за самостоятельную личность. Джейсон играл в его жизни самостоятельную от связи роль — как друг, как собеседник, как тот, кого Перси звал с собой на университетскую вечеринку, потому что не хотел идти туда один или только с Аннабет и попадаться на глаза Луке. Разумеется, Перси бы не хотел, чтобы за него умер какой-то случайный человек, с которым он ни разу в жизни не разговаривал. Но в случае с Джейсоном это уже давно было личным. И это Перси тоже раздражало. Перси, если честно, раздражало все в этой ситуации, но больше всего то, что из нее не было идеального выхода. Скажи Джейсон об этом раньше, скажи сейчас, они бы все равно застряли посреди чертовски неприятного разговора. Этого или какого-то другого.

Наверное, сейчас Перси больше всего ранило то, что он старался — правда старался быть хорошей парой по мере своих возможностей. Он ничего не обещал, он не мог дать Джейсону отношения его мечты, но он пытался дать все, на что был способен. Он проводил с ним время, он общался с ним, он знакомился с оборотнями, и пускай это звучало очень напыщенно, будто время Перси стоило чертовски дорого, что каждый, кому он его уделял, должен был быть благодарен. Но его у Перси действительно всегда критически не хватало на человеческие отношения, и то, что он уделял его Джейсону действительно что-то значило. Может быть, он уделял его недостаточно, может быть, он вечно был не к месту или отвлекал Джейсона от дел, но Перси правда старался. Его поставили в эту дикую ситуацию с запечатлением, но он правда пытался быть терпимой парой, а не оставлять Джейсона одного с этим разбираться. По видимому, этого было недостаточно, чтобы Перси стал достаточно... каким? Сильным? Вовлеченным? Каким ему нужно было стать, чтобы Джейсон поделился с ним этой незначительной подробностью об их связи?

— Ты думаешь, что если я не оборотень, то недостаточно понимаю серьезность происходящего? — Перси сделал угрожающий шаг вперед. Ему было больно и обидно. Ему казалось, что он старался достаточно, чтобы Джейсон заметил это, чтобы смог вести хотя бы отдаленно нормальную жизнь. Перси казалось, что он заслужил доверия и всех паролей и явок в сверхъестественный мир. Перси не сдал оборотней, никому не рассказал, не сделал ровным счетом ничего, что могло бы заставить Джейсона подумать, что для Перси эта история недостаточно серьезна. Перси показалось, что он снова стоит перед Лукой и думает, что старается недостаточно, потому что, что бы он ни делал, Луке все равно недостаточно. Он все равно недоволен тем, как Перси ведет себя в отношениях. - Ты думал, что если мне не больно, то мне плевать? Что все это было для меня... чем? Посещением живого уголка?

Перси начинал распаляться, подходя к Джейсону все ближе. Его почти потряхивало от эмоций. Рациональной частью себя он понимал, что ему нужно сесть и очень хорошо подумать обо всех последствиях этой ситуации, о новых оттенках запечатления, которые сейчас перед ним открылись и об ограничениях, с которыми он столкнется в скором будущем. Всего этого было так пугающе много, что Перси сосредоточился на том, что подступало в горлу прямо сейчас. За кого Джейсон его принимал? За того, кому будет плевать на чужую смерть или боль? На того, кому плевать лично на Джейсона? В какой момент Перси произвел впечатление такого человека? Если раньше он чувствовал неприятную вину за то, что нарушил все жизненные планы Джейсона и не собирался создавать с ним волчью семью, то теперь он испытывал злость. Да, он не собирался. Да, он был чертовски неудачным выбором. Но ему было жаль, окей? Он не хотел быть тем человеком, который причиняет Джейсону боль любого порядка. Он не хотел лишать его волчьего идеала отношений, жизнь, да чего угодно. Перси не хотел быть причиной даже соринки в глазу Джейсона. Но теперь, кажется, он узнал, что о нем были совершенно другого мнения. Его считали способным наплевать на чужую боль и отправиться в путешествие. Или приехать к полуживому обороню и продолжить свою жизнь так, будто ничего не случилось. Джейсон думал, что Перси мог спокойно перенести даже сам факт того, что Джейсону было больно и плохо на протяжении всего его путешествия.

— Ты думал, что раз я не ощущаю эту связь, то мне плевать, как ее ощущаешь ты?! — Перси подошел почти вплотную, достаточно близко, чтобы выглядеть угрожающим, но недостаточно, чтобы ему пришлось смотреть на переносицу Джейсона. — Я делал все, что мог, чтобы ты жил своей чудесной волчьей жизнью и как можно реже думал о том, как Вселенная тебя невзлюбила, если запечатлела на мне. Но ты решил, что мне плевать на твою боль. Ты понимаешь своей волчьей головой, насколько это неправильно?!

Перси сделал глубокий вдох. Он понимал, что срывается, понимал, что действует под гнетом эмоций, под влиянием остатков страха, гнева, сомнений, обиды. В нем бурлила сейчас вся таблица Менделеева эмоций, и Перси не понимал, почему. Что он сделал не так, чтобы Джейсон принял его за такого безразличного человека? И сколько боли Джейсон скрывал от него еще? У Перси к горлу подступила тошнота от мысли, что когда-то еще Джейсон так же лежал на кровати без движения из-за того, что не считал, что Перси был достаточно серьезен, когда согласился участвовать в его жизни.

— Я каждый день жалею, что не могу дать тебе всех этих прелестей запечатления. Как ты думаешь, каково мне было узнать, что я не просто лишаю тебя какой-то мистической связи, но еще и причиняю боль?! — Перси раздраженно толкнул Джейсона в грудь. — Я плачу над "В поисках Немо", ты думаешь у меня сердца нет что ли? Ты думаешь, я смогу спать ночами, зная, что тебе плохо из-за меня?! Я едва спал ночью, пытаясь вернуть тебя к жизни, потому что мне не плевать на тебя, Джейсон! И если ты этого еще не понял, то ты чертов идиот.

+1

28

Джейсону ужасно осознавать, что он подвёл Перси. Все, чего он хочет - защищать, оберегать, делать лучше. Но, преследуемый благими, казалось бы, мотивами, он достиг кардинально другого. Сейчас от Перси чувствовалась обида и злость. И Джейсон знал наверняка, кто в этом виноват - он сам и никто другой. Он решил, как будет лучше. Не узнал обо всех рисках. Даже не предупредил об их возможности. Не рассказал, а, значит, не дал Перси самому решить, чего он хочет. Не позволил ему выбрать - хочет он рискнуть или отказаться от идей.

Оборотню хотелось защищать свою пару от обидчиков. Но что делать, когда обидчиком становился сам оборотень? Самого себя не укусить, голову не отгрызть, не напугать. Решать подобное можно лишь в голове, анализируя и приходя к каким-то выводам.

Но как он должен был поступить? Если бы Джейсон сказал, что отъезд Перси поставит оборотня под удар, то тому пришлось бы отказаться от планов. Точнее, ему бы предоставили выбор, но Перси добрый, он бы не хотел мучений Джейсона. Это Джейсон знает, пусть Перси в это мгновение уверен, что нет. Он добрый, честный, хороший. Да, шумный, и задиристый и очень, очень рисковый. Но Перси - хороший человек. Он живёт в мире с окружающей природой, интересуется ей. Перси бы отказался от планов, и тогда в его взгляде тоже застыла бы боль и злость. Смог бы он простить Джейсону такую "привязанность"? Смог бы с ней смириться?

Не рассказав, он вызвал те же негативные ощущения, но при этом Перси получил то, чего делал. Долгожданную поездку. Ему было весело и здорово. Ради этих положительных эмоций Перси, ради его радости, Джейсон готов был терпеть любую боль. В этом жизнь оборотня - счастье их пары. Любой ценой и жертвами. Даже если самому было плохо.

То есть, Перси в любом случае был бы расстроен. Но сейчас у него хотя бы есть воспоминания о другой стране, впечатления, новый опыт. Перси не просил и не попросил бы Джейсона испытать боль ради его собственного благополучия. Джейсон решил это сам. Ради Перси. По крайней мере, так он думал.

Джейсон не принял в расчёт это - этот инцидент перечеркнёт все те положительные эмоции, которые Перси получил от поездки. У него не было времени постепенно прийти в себя после новых впечатлений, тихонько втянуться в бытовые дела. Его сразу окунули в ту реальность, с которой он свыкся, но принял ли её?

- Прости меня.

Джейсон извиняется, потому что Перси недоволен. Они стоят очень рядом, но жар идущий от Перси - никто иное как раздражение. Джейсону так хочется сесть у его ног, обнять и вымолить прощения. Хочет обратиться волком и скулить - ему очень жаль, это не просто слова. Джейсон должен был поинтересоваться мнением Перси. Нечестно было лишать его знаний обо всех обстоятельствах. Несправедливо было сбрасывать на него такие новости. В секунду перечеркивая все счастье от поездки необходимостью спасать Джейсона.

- Я думал, что поступаю правильно, но все испортил.

Джейсон опускает взгляд и переминается с ноги на ногу. Перси так рядом и так расстроен. Его хочется обнять и утешить, но Джейсон не рискует. Он лишь стыдливо опускает взгляд в пол и мечтает о возможности перенестись на пару недель в прошлое. Зная, какие эмоции вызовет все это у Перси, Джейсон бы все ему рассказал. Может, они бы придумали что-то иное? Теперь уже не узнать, ведь Джейсон пропустил возможность поделиться с парой важной информацией и принять решение вдвоём. Сообща.

Вместе с тем Перси говорит и другие важные слова. Они отзываются теплом в грудной клетке. И обнять Перси хочется уже не только из желания утешить. Но и потому что он говорит, что Джейсон ему не чужой. Джейсону бы так хотелось чувствовать его тепло, дарить своё. Погладить по напряженной спине, пообещать, что такого больше не повторится.

Но оно повторится.

Может, Джейсон бы и рискнул это сделать, но он понимает - теперь Перси знает. Теперь он осознает, насколько ограничен. До встречи с Джейсоном у него на ладони был весь мир, нужно было лишь приложить достаточно усилий. Теперь у него за спиной всегда будет волчья Тень. Не злая, не угрожающая, но постоянно идущая по пятам, закрывающая весь этот простор. Перси был свободен, Джейсон не ограничивал его. Перси ограничит его собственная доброта. Он не хочет причинять боль Джейсону. А Джейсон не может так просто бросить свою стаю и отправиться следом за Перси на край земли.

- Я не думаю, что ты не принимаешь происходящее всерьёз. Пойми, я хотел, чтобы ты сделал то, о чём мечтал. Хотел твоей радости. И я правда не думал, что мне будет настолько плохо. У меня было не так много возможности общаться с оборотнями с парой. Я и сам во всём только разбираюсь.

Это так. Пара - это редкость. Это счастье и благословение. Пару находят далеко не все оборотни, лишь малый процент. Истинную пару, конечно. Её отсутствие не мешало оборотня любить, как люди. Без такой зависимости от человека. Без всех этих ужасных ограничений. Такие оборотни были счастливы, их возлюбленные - тоже. А что же Джейсон? Он сделает жизнь своей пары невыносимой.

Джейсон делает шаг назад и садится на край кровати. Он закрывает лицо руками и усиленно трёт его. Нервничает. Не знает, как ему поступить, как всё исправить. И возможно ли исправить в принципе? Нет. Разве что остановить своё сердце и навсегда избавить Перси от связи с этим миром оборотней. Но Джейсон хотел жить. Хотел иметь возможность быть с Перси рядом. Просто общаться с ним.

- Мне так жаль, Перси. Я порчу в твоей жизни абсолютно всё.

Джейсону больно от этого. Это неправильно. И он ощущает это, чувствует где-то внутри себя. Ему беспокойно, неприятно - вызывать такие эмоции у пары плохо. Разочаровать пару, лишать её счастья, злить, подвергать такому страху. Каково Перси было этой ночью? Думал ли он, что ему делать, если Джейсон не выберется? Чувствовал ли, что ненароком, но подвёл? Джейсон надеялся, что нет. Он хочет продолжать извиняться, но вдруг понимает, что не сделал кое-чего важного. Перси не был обязан ехать сюда и ухаживать за ним. Джейсон бы постепенно сам восстановился, ведь расстояние между ними уменьшилось. Но он провел ночь рядом. И Джейсон помнил ощущения близости пары - это так тепло, хорошо, безопасно. Это было то, чего Джейсон никогда не испытывал от других людей.

- Спасибо тебе. Ты меня спас.
[sign]all of a sudden, its not gravity holding you to the planet
it's him. nothing else matters

http://68.media.tumblr.com/3e735dcafe0de60c466af776cef7488a/tumblr_mh94w1ZOhQ1rs9gsro2_r1_250.gif
you would do anything
be anything to him
[/sign][icon]https://66.media.tumblr.com/c49dcd8c5f946a5fcd6107af94c3b826/tumblr_paj81fQETb1uoc6xgo4_400.gif[/icon]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » i didn’t ask for this thing called love, and yet here i am anyway [HO]