faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьупрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Тайму Год!!
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Красота, верно, создана для того, чтобы что-то портить.
Если повезет как фабричному рабочему, вкалывающему по двенадцать часов в сутки на пропахшей прогорклой ворванью китобойной мануфактуре — только мысли; прикоснувшись к красоте, он скособочится от невозможности быть постоянной, неотъемлемой частью этого великолепия, но печаль его быстро угаснет — у простого народа попросту нет на нее времени. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Этот поезд в огне


Этот поезд в огне

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

ЭТОТ ПОЕЗД В ОГНЕ
И ЛЮДИ, СТРЕЛЯВШИЕ В НАШИХ ОТЦОВ, СТРОЯТ ПЛАНЫ НА НАШИХ ДЕТЕЙ
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://68.media.tumblr.com/9d81e044b88214b6a4dee90acd2ed618/tumblr_ovbts6mOnS1qa0s3ho2_250.gif https://68.media.tumblr.com/04efadf35ec823cbf99fad357dee89ab/tumblr_ovbts6mOnS1qa0s3ho1_250.gif

Imagine Dragons – Believer

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Cassian Andor, Jyn Erso

0 ДБЯ, Явин - Патриим

АННОТАЦИЯ

"Тюрьмы бывают разные, капитан. Свою ты, похоже, везде таскаешь с собой".

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+3

2

"Я жду от вас беспрекословного подчинения, капитан. Сейчас и впредь", с этими словами генерала Дрейвена Кассиан просыпался несколько дней подряд. Он чувствовал, как накаляется обстановке в Альянсе. Получил некоторые данные о том, что пара его отрядов на Внешнем Кольце была атакована и с прискорбием понял, что это вовсе не дело рук Империи. Бандиты, головорезы, контрабандисты, охотники за головами. В общем, весь сброд, который только можно придумать - весь он обитает на краю галактики. Империя пытается контролировать тот сектор, но ничего не выходит. Вся территория от Татуина до Оссуса контролируется Хаттами, а они, как всем известно, не подчиняются никому и ничьей власти не признают. Андор уже было сам решил вылететь на Ланник, где произошло самое большое столкновение между его людьми и бандитами Куссо Хаттом, но генерал строго настрого запретил ему покидать Явин, да и к тому же лишний раз напомнил, что лететь капитану не на чем.
Это создавало нервную обстановку.  Единственным приятным временем на Явине было время, проведенное с Джин. Из них получилась неплохая компания, кстати говоря. Кей умел разрядить обстановку, да и дроид в конце концов признал, что в компании Эрсо капитан становится "более сговорчивым". Как он тогда выразил это? "Я до сих пор считаю тебя небезопасной Джин Эрсо, однако если ты делаешь капитана более мягким, я допущу возможность вашего близкого общения без моего присутствия". Спасибо, Кей. Дроид постоянно смешил их.
И Кассиан... как будто больше стал доверять Джин. Последние пять дней они просидели над стареньким, списанным U-крылом, который капитан выторговал у генерала Додонны. Естественно, заверил Кассиан, только для личного пользования. На службе он будет пользоваться тем, что ему предоставит Альянс. Однако само осознание, что теперь они не прикованы к земле как-то немного... успокаивало нервы? Нервы, накаленные до некуда. Им всем не сиделось на месте, они постоянно ходили к хакерам и узнавали прогресс. Три дня назад, заверил их Шерсть, все пошло куда лучше. Ребята, не знающие ни сна, ни отдыха, докопались до данных, а с помощью информаторов Кассиана на Хоке, главной хакерской базе Империи, им удалось достать подлинную лицензию новейшего восстановителя данных. В результате, прогресс налицо. Все довольны, кроме Дрейвена, который целыми сутками торчал в рубке и смотрел на синие экраны. Кассиан никогда не видел его насколько озадаченным.
Каждый вечер Кассиан мониторил входящие сигналы. Огромные пласты информации о передвижении Имперских кораблей в их небольшом секторе. Планеты здесь расположены слишком тесно друг к другу, это позволяло им постоянно держать связь со всеми разведывательными маячками, но и не давало им даже шанса  развернуться  в случае чего. Если Империя наткнется хоть на один их разведывательный корабль или прибор, начнутся поиски, а учитывая то, какими средствами поиска чего-либо в космосе, имеет Империя, не быть найденными шанс у них даже меньше, чем ноль процентов.
- На Цереа засекли наших разведчиков. Поймать никого не удалось, - докладывал генерал, стоя к Кассиану спиной - но Империя начала там поиски. Времени у нас все меньше. От Цереа до нас всего десять световых лет, более двухсот парсеков. Это...
- Полтора часа на световой скорости - кивнул капитан.
Дрейвен повернулся к нему, посмотрел долго и испытующе.
- Нужно что-то делать.
- Я отзову разведчиков из того сектора.
- Нет, - оборвал его Дрейвен. - Это будет еще более подозрительным. Империя привыкла, что наши агенты всюду по Внешнему Кольцу. Нам на руку сыграет их уверенность в том, что мы не будем прятаться у них под носом. Но...
- Мы не можем быть уверены в их уверенности.
- Именно - жестко подтвердил Дрейвен. - Я сам займусь чисткой наших границ.
- Генерал! - В рубку разведки ворвался солдат альянса в типичной полукруглой шляпе, ее белая часть светилась зелено-голубым отсветом в полумраке. - Расшифровка данных завершена на сто процентов. У нас есть рапорт.
Дрейвен застыл на месте. Капитан сделал шаг вперед.
- Незамедлительно поднимайте штаб - приказал Дрейвен. - Кассиан, собирайся. К вечеру я отдам приказы.
- Мы улетаем? - Спросил Андор.
- Мы? - Переспросил Дрейвен.
- Я, Кей и Джин Эрсо.
- Эрсо останется тут.
Кассиан чуть нахмурился, поджал губы. Был ли у него смысл спорить с ним?
- Джин пригодится мне.
- С каких пор Джин служит в разведке? - Спросил у него ядовито генерал, забирая у офицера датапад с данными.
- Джин Эрсо официально не числится ни в одном штабе. Она находится под моим протекторатом и наблюдением. Я считаю уместным держать объект ближе к себе.
Генерал усмехнулся, посмотрел в каменное, ничего не выражающее лицо разведчика.
- Собирайтесь. Вы летите на Патриим - он посмотрел в датапад и что-то сильно увеличил.
- Нам не на чем лететь - соврал Кассиан.
- Я отдам приказ поставить на ваш корабль оружие. Исполняйте, капитан. Все детали получите позже. У нас нет времени, чтобы его терять.

В самом деле, времени у них не было. Кассиан связался с Джин по комлинку, попросил ее собирать вещи, если какие имеются, вечером они вылетают на Патриим. О том, что расшифровка данных завершена он сообщил ей уже лично, когда они, нагруженные вещами скорее для боя, нежели для личного пользования, направлялись в свой отжатый у Додонны корабль. Там уже копошилась целая куча техников в разноцветных комбезах, но главный техник, саластанка Хуур Т'ааби'c сама лично присутствовала при проверке вооружения. Она встретила их теплой, по-саластански милой улыбки. У Хуур не было одного круглого уха.
- Корабль практически готов к вылету, еще несколько важных проверок и тестов, капитан, заносите вещи.
Они так и сделали. Закинули большие рюкзаки, Кей занял свое место в пилотном кресле и помогал техникам налаживать систему навигации.
Кассиан в это время обратился к Эрсо:
- Данные в Ла'Му расшифрованы, - уведомил он ее тихим, готовым к диалогу на эту тему, голосом. Ему в руки буквально сунули датапад и сподписью Дрейвена - детали их полета на Патриим, план разведки, необходимая карта портового города, файл с размещением патрульных служб, в общем - всё, что смогла собрать разведка за семь часов работы. Но и это уже - ценная информация.
- Ну, так мы хотя бы не будем слепыми - он протянул датапад Джин. - Насколько мне известно, Патриим давно числится ценной планетой для Империи. Они создают видимость не значимости - комментировал Кассиан все, что видела Джин на экране. Все карты, схемы, звездные дорожки руления, даже отдаленные снимки звездных разрушителей прямо в атмосфере планеты. - Сведения о Патрииме доставила наша разведка. По данным, они развернули там целую кампанию по вывозу ресурсов.
На картинках все имелось. Снимки ужасного качества, некоторые слишком отдаленные, некоторые откровенно смазанные, но разведке и ради этого пришлось много поработать.
- Империя контролирует всю зону города - на карте это было отмечено, красные линии пересекали почти всю карту и в этой гамме было даже трудно разобрать, где и с чем пересекаются узкие улицы. - Первым, на что наткнулась наша разведка - странно частые отключения связи в той области. Кое-какие переговоры имперского офицериата удалось вытянуть.
Он оглядел бегло салон начищенного до блеска U-крыла, саластанка о чем-то живо беседовала, даже спорила с Кеем.
- Посмотри последний файл переговоров. И кем он подписан. Я не знаю, какими средствами его удалось перебросить нам, но...
А подпись стояла явная "гранд-мофф У. Таркин".
- Если в этом замешен этот человек, нам нужно быть предельно осторожными. Таркин не держит рядом с собой идиотов.
Об этом говорило все его окружение от уборщиков до секретарей.
- Вполне возможно, что он уже знает, что его сообщение о перевозе некоего ценного для "проекта" ресурса, перехвачено. И готовится, что в городе появится саботаж и начнет работу разведка.
Он подошел к Джин, забрал датапад из ее рук, внимательно и долго посмотрел в глаза.
- Держи бластер рядом - практически прошептал он.
- Всё готово! - Уведомила их громко саластанка и отогнала от корабля своих подчиненных, как тараканов.
Кассиан снова бросил взгляд на корабль. Ну что ж... будем надеяться, что еще один они не потеряют. Кивком он отблагодарил их.
- Отправьте копию рапорта об осмотре в кабинный компьютер, полет у нас будет напряженный.
Саластанка отсалютировала и вырвала из рук молодого помощника свой датапад.
- Наша цель - подтвердить или опровергнуть информацию о грузе, который они перемещают с планеты, но самое важное в другом. Мы будем иметь груз, который придется сопровождать. К тому времени наши люди подготовят операцию по вывозу этого груза, наша цель - обеспечить полную его безопасность.
Он пропустил Джин первую в кабину, стукнул по панели управления дверью и закрыл ее. Кей запустил двигатели, они, словно новенькие, очень быстро начали прогреваться. Корабль подвис в воздухе.
- Все может быть намного сложнее - продолжал свою речь капитан. - Вполне возможно всё это связано с "Разрушителем планет", Таркин - один из людей, который был завешен в странном "проекте" с самого начала. Об этом у нас нет прямых сведений, но я в этом уверен в этом на сто процентов.
- У тебя странная система исчисления, Кассиан, ты никогда не учитывая десятки в своих целых числах - встрял Кей - специалист по вычислению процентов.
Кассиан ему нервно улыбнулся, занял свое место рядом в пилотном кресле.
- Готов?
- Готов - ответил ему дроид. И они подняли U-крыл в воздух.
- Поехали.

+1

3

Джин так осточертело быть привязанной к одному месту, что грядущую миссию она восприняла с неожиданным даже для самой себя энтузиазмом, особенно с учётом того, что связь Патриима с "Разрушителем планет" всё ещё была на грани домыслов и догадок. Последние две недели они только и делали, что пытались придумать себе хоть какое-то занятие, чтобы убить время.
И, видимо, отчаявшись сделать это, решили убить себя.
— То есть, наш план в том, чтобы просто прыгнуть в ловушку и надеяться, что она не захлопнется? — Эрсо и не пыталась скрыть скепсиса. — Скажи, что у тебя есть запасной.
К удивительной для разведчика тяге Кассиана рисковать даже когда игра, вероятно, не стоит свеч, Джин уже привыкла. Больше всего её удивляло, что она добровольно полетела с ним, хотя никакой особой необходимости в этом не было. Самым важным сейчас для неё было совсем не "куда" и "зачем", а "что угодно, лишь бы не сидеть сложа руки". В какой-то момент Эрсо поняла, что к этому сводится вся её мотивация за последние пару недель — что с починкой корабля и дроида, что вот с этой внезапной вылазкой.
Единственным, что Джин делала по логичной и объяснимой для неё самой причине были почти бесполезные потуги удалённо прорваться к некоторым базам данных.
Сообщение на комлинке застало её врасплох как раз в тот момент, когда она пыталась подключиться к одному зашифрованных каналов имперской разведки. Джин увлеклась этой головоломкой так сильно, что от шипения передатчика чуть не подпрыгнула на месте. Кассиана, попавшего под горячую руку, она едва не послала, и только заветное "Собирайся, через час отлетаем" заставило её сломя голову броситься к дорожному рюкзаку.
Наконец-то!
Сборы заняли примерно десять минут. На этот раз Джин всё-таки решила не грузить на корабль вообще всё, что попадётся под руку, ограничившись двумя бластерами, самодельной дубинкой, парой детонаторов, сменной одеждой на случай непогоды, небольшим запасом выданных ей в столовой пайков и кайбером, с момента последних событий сменившем шнурок.
На месте её ждал уже почти готовый корабль и краткие пояснения Андора о грядущей миссии. Джин не смогла сдержать своего разочарования, когда узнала, что, в общем-то, ничего серьёзного они обнаружить так и не смогли. Ну, потому что когда вообще было новостью, что Империя снова где-то мутит воду?
Она легко запрыгнула в пассажирский отсек, бросила рюкзак к остальным вещам и устроилась на одной из скамеек внутри салона, прислонив спину к холодной стене. Новый корабль, который они практически вытащили со свалки, всё-таки выглядел, и, на поверку, вёл себя гораздо лучше предшественника, бесславно канувшего в высоких травах Ла'му.
Джин молчала до того момента, как их U-транспортник прыгнул в гиперпространство, ковыряясь в датападе в попытках запомнить как можно больше — карту города с расположением домов, зоны патрулирования, закрытые, тщательно оберегаемые от посторонних глаз сектора, скрывавшие в своих стенах что угодно от простых складов с оружием до заводов, в которых, предположительно, могли прятать рабов или важные материалы для постройки чего-то серьёзней, чем пары ионных пушек для очередного звёздного разрушителя.
Кайберы, подумалось ей.
Снова всё упиралось в эти хаттовы кайберы.
Когда Кассиан покинул кресло пилота, Джин оживилась, бросила на него внимательный взгляд исподлобья и протянула датапад. Андор казался ей нервным и взвинченным. Интуитивно она понимала, что дело вряд ли было в том, что грядущее задание будет опасным. Опасным заданием, по большому счёту, было для них вообще любое. Может ли быть иначе, когда главные действующие лица — капитан разведки с позывным Фалкрам и дочь имперского учёного, которую разыскивают вот уже пятнадцать лет?
К опасности не то, чтобы привыкаешь, но начинаешь воспринимать её совсем не так.
Было что-то ещё.
— Уилхафф Таркин, — сказала она негромко, пытаясь проверить свои догадки.
Ей был знаком этот взгляд, эта застывшая в попытке сохранить лицо мимика. Она смотрела на Андора, а видела себя в тот момент, когда кто-то случайно или намеренно упоминал Орсона Кренника.
— Вот, опять, — хмыкнула она, склонив голову набок. — Ты каждый раз делаешь так, когда слышишь это имя.

+1

4

Кассиан, и правда, напрягался каждый раз, когда речь заходила о Таркине. Никто не заметил это, но он тихонько проклинал судьбу за то, что она снова решила свести их. Разведчик никогда не жаловался на характер заданий, как никто другой Андор понимал, что, в общем-то, не ему выбирать, в каких помоях вариться, это война, а значит нужно просто заткнуть свои "хочу" и "не хочу". Как придется, так и придется. Однако в нём постоянно боролись эти две натуры - солдат и человек. Солдат шел туда, где горел огонь, человек противился, понимал, что сгорит заживо. Солдат шел на смерть, осознавая, что это необходимо. Человек - боролся за жизнь. И этот страх никуда не денешь, ничем уже не победишь. Это сидит там, глубоко в подкорке сознания и не вылезает наружу в обычное время.
Нет, Кассиан вовсе не страдал психозом, хотя после того, что он перенес, он был близок к этому. Сперва он не мог спать, он постоянно слышал голосса в голове. Навязчивые, не дающие нормально жить. Через какое-то время это прошло. Начались панические атаки, с которыми штатный психиатр, милая тви'лекка доктор Кёрдис справилась быстро. Она заверила Кассиана - он не болен. Но Кассиан Андор прекрасно понимал, что нормальным от Таркина он уйти не мог.
И вот это снова. Снова какой-то странный шум в голове. Он отвернул голову, выдохнул. Упражнения, которые ему прописала доктор как будто бы помогали во всех случаях, даже в случаях повышенного нервоза. Страх на секунду ушел. Джин вовсе не была виновата в том, что спросила обо всем этом. Она ничего не знала, а капитан не хотел говорить. По своим причинам.
Он опустил плечи. Даже думать о том было трудно, не то, чтобы рассказывать. Он не находил слов и все в нем противилось - не хочу больше никому никогда об этом рассказывать. Это было не со мной. Это было давно. Этого не было.
Столько всего за один раз. Если с человеком на пыточном столе можно сделать такое...
Империя должна быть уничтожена. А они все - Таркин и ему подобные - ответить за всю жестокость и аморальность своих методов.
- Ты не знаешь, кто такой Таркин? - Нервно, почти раздраженно, словно наэлектризованный ответил ей Кассиан. Он бил словами, как током. - Каждый на моем месте волновался бы. Я надеюсь, что у тебя не будет повода в этом убедиться.
Он сказал это излишне жестко, учитывая характер их... быстро развивающихся отношений и симпатий, это даже у Кея вызвало некоторую озадаченность. Будто бы пес, учуявший ссору хозяев, он обернулся и уже собирался вмешаться в это.
- Кассиан, сейчас не лучшее время для...
Он все понял по глазам капитана. Андор держал радио-станцию корабельной локальной связи. На том конце с ним хотел поговорить генерал Дрейвен. Однако Кассиан настолько выпал из своего обычного состояния, что не контролировал ни себя, ни окружение. Так, например, он вовсе забыл о том, что включена громкая связь и голос генерала сочился по закрытому, зашифрованному миллионами кодов доступа каналу агента Фалкрама.
- Приоритет задания "А". До связи, капитан.
И повесил трубку. Кассиан не сразу понял, что произошло. У него в душе словно все с ног на голову перевернулось. Надо было себя как-то успокоить. Он посмотрел растерянно на Джин, потом осмотрел корабль. Как будто машинально искал себе занятие.
- Займитесь своими делами. Оба - спокойно добавил капитан, но это спокойствие настолько шло вразрез с общим видом Кассиана, что даже дройд не поверил в эту хорошо наигранную, но неискренность.

+1

5

Джин не стала продолжать разговор, хотя взглядом ясно дала понять, что вывернуться Кассиану на этот раз не удалось. Так уж получилось, что отсутствие ответа само по себе служило неплохим ответом. Без конкретики, конечно, но это уже мелочи. В деле явно было замешано нечто личное, Андор был не из тех людей, которые паникуют, когда вспоминают кого-то из высшего командования Империи.
Даже такого человека, как Уилхафф Таркин.
Джин была далека от политики, насколько в принципе может быть далёким от неё человек, умышленно предпочитающий не вникать в эти детали, намеренно отделивший себя от них, чтобы упростить общую картину. Но имя было на слуху, и какое-то общее представление Эрсо всё-таки имела. Да, существовал огромный риск попасться. Да, ходят слухи, что от Таркина ещё никто не уходил живым и в здравой памяти. Да, лучше бы держаться от таких громких личностей в стороне. Да, миссия имеет огромную важность, если сам гранд-мофф приложил руку к интересующему их объекту.
Она вновь посмотрела на Андора.
Это действительно было похоже на панику, решила Джин. Страх, вполне объяснимый для солдата, впервые отправляющегося туда, где горячо и опасно. Для рядового, едва вступившего в Альянс — но не для бывалого капитана разведки.
Так или иначе, тянуть из него эту правду клещами, надавив на больное, она не собиралась. Каждый имеет право на тайны. Она ведь не рассказала ему про Кренника, так? Она умолчала о том, откуда у неё кайбер. Это были темы исключительно личные, что-то, чем не делятся с другими людьми. Слабость, если угодно.
И пока они оба уважали эти границы друг у друга, они могли сосуществовать мирно и работать эффективно.
Поэтому, умерив своё распалённое любопытство, Эрсо просто перевела тему разговора, зацепившись за сообщение Дрейвена и, конечно, проигнорировав неловкую попытку разведчика пресечь вообще все разговоры в шаттле. О каких таких делах он вообще говорит, если они уже летят сквозь гиперпространство и единственное, что им остаётся — ждать?
— Что это всё значит? — спросила она. И, видя, что Андор снова собирается ответить что-то в духе "не твои заботы, займись чем-нибудь полезным", Джин нетерпеливо добавила. — Мы в одной лодке, Кассиан. Если ты просишь меня рискнуть жизнью, я тоже хочу понимать, за что.
Эрсо смерила его долгим испытывающим взглядом и сложила руки на груди, ясно давая понять, что на этот раз просто он от её расспросов не отделается.

Отредактировано Jyn Erso (09-10-2017 02:48:38)

+1

6

Она судила справедливо. Но ведь и Кассиан много ради чего рисковал жизнью. Это отличало их друг от друга, Джин постоянно требовала ответы, она хотела знать, за что рискует головой, Кассиану же эти ответы были не нужны. Он, как и многие в Альянсе, понимал, что есть вещи, которые не нужно объяснять. Доверие своему командованию - один из средств, за которые они вынуждены уважать Империю, как систему. И как победить, если они не будут отличаться таким же доверием? Шайка, у которой не было ни прошлого, ни будущего, напуганные люди, угнетенные и брошенные с обрыва - меньше всего им всем хотелось слепо кому-то доверять, но Альянс был другим. И имелись в их рядах те, кто доверял ему слепо.
Таким был и Кассиан. Это требование ответов даже немного развеяло гнетущее состояние. Было время, когда он не знал ничего о том, что делает, как и большинство разведчиков. Просто потому, что каждый из них мог попасться и взболтнуть лишнего, поэтому рядовых разведчиков в детали задания не посвящают, но Джин ведь, конечно же, случай единичный и особенный, так?
- Если я скажу, что ты на месте всё узнаешь, тебя это не устроит, так? - Спросил он, так же внимательно и долго смотря ей в глаза и пытаясь понять, чего она от него, в сущности хочет. И эта нарастающая напряженность... уж очень не хотелось с нею дальше лететь на задание, не хотелось ее хранить в себе. Нет у них времени, чтобы ссориться.
- Это значит, что там рабы. Скорее всего - сухо ответил ей капитан и пожал плечами. - Их будет эвакуировать Альянс. Теоретически, мы не связаны с этой операцией, но...
Разведчик вздохнул.
- Мы обязаны обеспечить им безопасность. Приоритет "А" значит "сделай или умри". Устроит тебя такой ответ?
Кого же, интересно, устроит ответ "сделай или умри". Уж точно не такую свободолюбивую даму, как Джин Эрсо. Умирать на Патрииме за левых ей людей она не собиралась и вполне резонно, что единственная интересующая ее цель на планете - сведения о Разрушителе планет, пожалуй, на ее месте Кассиан рассуждал бы точно так же. Но он был человеком иного склада. Он прекрасно понимал, что помочь тем людям никто, кроме них не сможет и они до смерти сгниют на этих работах или в конце концов их всех расстреляют. Это они уже видели и с этим мириться не хотели. Как разведчик, Андор будет обязан им помочь, но сделает, постарается сделать, больше, чем от него требовал протокол. Просто потому, что в большой семье не обязанности не распределены настолько четко, чтобы им следовать. Пусть считают это его личной инициативой в свободное от работы время.
- Таркин... - совершенно внезапно Кассиан сам завел об этом разговор, опять переключившись на личное - славится своей любовью к личным рабам.
Он тяжело вздохнул, посмотрел себе в ноги, как будто не находил себе места.
- Это просто очень важно, Джин. Не только потому, что Дрейвен определил задачу вывести людей живыми первостепенной. Это важно, потому что я знаю, что это такое - побывать в личном пользовании у этого человека. Он оставляет шрамы, которые никогда не зарастают. Не переживай, тебе не придется рисковать головой. Этот приказ был отдан мне. В твоем случае, будет достаточно доставить данные из имперского штаба на Явин, вряд ли это будет трудной задачей, учитывая общий хаос, который Альянс устроит на Патрииме.
И всё казалось простым. Только как оно на самом деле выглядеть будет...
Когда вокруг начнут взрываться имплодеры, а штурмовики - стрелять во всё, что движется.
- Тебе не придется рисковать жизнью - он опять нервно заулыбался ей. Если сказать правду, Кассиан хотел бы думать, что она готова рискнуть жизнью ради чего-то... но он не знал, ради чего. Вдруг он понял, что практически ее не знает. Не знает, как она себя поведет. Но уверен, что в каких-то вещах она не отступит назад и этих "каких-то" вещей будет достаточно, чтобы быть уверенным в том, что информация доедет до командования.

+1

7

— Это всё, что мне хотелось знать, капитан Андор, — Джин выдержала его взгляд и кивнула. Просто кивнула без всякого выражения, отвернулась, уставившись в вязкое марево гиперпространства за узким иллюминатором — холодное, пустое, но притягательное и завораживающее. До прибытия на Патриим она сохраняла это отстранённое молчание, облачившись в него как в защитную броню. Молчание не было враждебным или обиженным, хотя со стороны могло показаться так.
На самом деле, ей просто нужно было время всё осмыслить.
Джин не собиралась его утешать.
Ей нечем было его утешить. Нечего дать. Едва ли у Джин нашлась бы куртка, способная подсластить пилюлю такой степени горькости. Да и Кассиан не нуждался в этом. Вряд ли он рассчитывал вызвать чью-либо — тем более, её, — жалость своим рассказом.
Ну, а для того, чтобы понять, что рабство — это плохо, чтобы считать освобождение пленных это такой же частью миссии, как и поиск информации о работе, в которой замешан её отец, Джин не требовалось трагичных примеров из его прошлого. За всем этим Кассиан как-то упустил, что её в Альянс тоже не с шёлковой подушки ранним утром вытянули.
Но это — это уже разговоры из разряда "Давай соревноваться, кто больше страдал".
Всем досталось по мере того, сколько они смогли вынести, в противном случае их бы здесь не стояло. Оставалось лишь принять всё это и двигаться дальше с горем пополам, или затевать бесполезные споры, истина в которых не только не рождается — истина в них умирает. Некрасиво корчась, докучая всем своими визгами, умоляя, чтобы кто-нибудь милосердный её уже добил.
Джин не собиралась и толкать речи о том, что ей всё-таки есть дело до кого-то, кроме себя. Хотя было бы враньём сказать, что такие суждения о ней от человека, который не был ей безразличен, её не задевали. Сама попытка затронуть эту тему казалась Джин бредом словившего приход от спайсов. "Ах, ты думаешь, что я никогда бы не рискнула собой ради кого-то другого? Сейчас я подробно расскажу тебе, как я бы рискнула, в каких позах и с какими словами".
Пустое, в общем.
Но Джин не жалела, что задала вопросы. Теперь она немного лучше представляла, что их ждёт и, конечно, немного лучше стала понимать, что заставляло Андора реагировать так, а не иначе.
И всё-таки есть такие скелеты, которым лучше оставаться под надёжным замком.
По крайней мере, до поры-до времени.

Гиперпространство выплюнуло их внезапно. Патриим, в общем-то, на первый взгляд ничем не отличался от сотен подобных ему планет. Серость, холод, безжизненная пустошь — мир явно негостеприимный, но всё-таки обитаемый. Империя часто выбирала такие для своих сомнительных делишек.
Насколько Джин могла судить, они подлетали с тёмной стороны, там, где сканеры и датчики не могли их засечь. Увидев, что Кассиан вновь надиктовывает что-то в станцию связи, она едва заметно покачала головой и прыгнула в кресло пилота, приняв на себя управление. Эрсо перебросила больше энергии на стелс-систему, потянула ручку управления и переглянулась с Кеем, который едва ли был доволен её вмешательством.
Для дроида, подумала Джин, он был просто удивительно сентиментален.

+1

8

- Ты уверена, что справишься с управлением, Джин Эрсо - с явной тревогой спросил дроид. Кассиан проверял вооружение последние несколько минут, перебирал начищенные о блеска штурмовую винтовку и небольшой пистолет Семнадцатый Ди Эйч. Ему срочно надо было придумать, куда скинуть вооружение. Их встретит свой человек, так что незамеченным дадут пронести только один пистолет, остальное, вместе с гранатами, придется спрятать там, куда они в случае чего смогут быстро добраться. Но учитывая то, что город полностью оккупирован Империей, это становится практически невыполнимой миссией. Впрочем, выбора у них все равно нет.
- Я уверен, что она справится - ответил Кею Кассиан ровно, обыденно, даже не поворачивая головы. Он еще раз окинул взгляд их скромные пожитки и вздохнул, опуская голову. - Это все придется оставить на корабле.
Это означало только одно - на миссию они пойдут практически голые. В случае чего, скорострельные пистолеты смогут перестрелять дальнобойные, но медленные пушки штурмовиков, но тем не менее, сила зарядов у их личного оружия намного меньше и они всегда будут рисковать временем. Там, где штурмовику нужно будет выстрелить всего три раза, им придется стрелять в два раза больше. Броня у штурмовиков только внешне была хрупкой, на самом деле, многие солдаты после вооруженных стычек выживают.
А им хватит одного салаги. По их данным у каждого солдата была личная станция, позволяющая включить сигнализацию.
- Сначала отключим систему связи. Вальнем целый сервер - уведомил всех капитан. Он подошел к пилотным местам, посмотрел долго в лобовое стекло, потом на компьютеры, которые вычисляли траекторию полета и примерную посадку. Кей быстро ввел координаты стоянки - недалеко от города, придется потом идти пешком, но сложности начнутся потом. - Из радио-рубки, если повезет, доберемся до хранилища и IT-комнаты. Там хранится терабайты данных. У нас вряд ли будет время выбирать, так что будем скачивать все. На это уйдет примерно восемь минут, может быть, чуть больше, если пропускная способность сервера окажется ниже запланированной. Будем надеяться, что в этом массиве будет хоть что-нибудь про Разрушитель Планет.
Он постучал Джин по плечу. Картина приближающейся серой планеты, ничем не отличающейся от всех остальных планет, где крепко сидела Империя, как будто на какое-то время увлекла его. Только позже Кассиан понял, что машинально вглядывается в орбиту. На радаре ничего не было и это ему казалось крайне странным. Он подошел ближе, практически высунувшись между пилотами, глазами он постоянно смотрел на радар и на орбиту. И не мог понять, где врет техника, а где его обманывают глаза.
- Поверни на десять часов, - тихонько прошептал Джин Кассиан, потому как именно она взяла на себя управление движением их маленького, юркого корабля.
- Запускаю помехи - сказал рядом Кей.
- Нет - оборвал его резко Кассиан. - Уберите все сканеры. Мне кажется, нас пытаются поймать.
Он не отрывал взгляда от холодной поверхности планеты. В космосе расстояние обманчиво и вполне можно не заметить маленький приближающийся к ним объект, особенно если он движется по определенной траектории и при определенной скорости, сокрытый в космической тени. А если он движется еще и по искусственной орбите - он не оставляет радиационного следа, никакой навигатор такой объект не засечет.
- Назад! - Крикнул капитан, когда на них из черного пространства космоса вышел огромной Имперский крейсер и его тень поглотила их настолько, что на мгновение ничего не было видно, кроме его огромного пуза. Он схватился за руку Джин и чуточку подвинул ее ладонь, направляя корабль мягко в сторону. - Гаси скорость.
Он говорил так тихо, будто бы имперцы внутри могли услышать их.
- Они нас не видят. Турели тоже, пока мы не слишком близко к ним. Осторожно - по траектории между лазерами и лучом захвата - он показал на навигационный компьютер, который так же был абсолютно чист. - Гасите двигатели. Пойдем на бреющем.
Кей кратко кивнул и сбросил всю энергетику с корабля со своей стороны, Джин полностью лишила двигатели скорости, они шли машинально, их полетом управляли только закрылки и предкрылки, гравитационные поля, позволяющие кораблю совершать маневры в невесомости.
- Видишь как искажается пространство рядом с куполом главного реактора? - Кассиан практически слился с креслом Джин, насколько близко он в данный момент находился. Капитан указал на выступающую "гангрену" на пузе разрушителя. - Эффект нагретого воздуха. Это луч захвата. Попадемся в него и нам хана. У разрушителей есть "слепая зона" - между восьмой порядковой линией автоматических турелей и лучом захвата. Опасная зона, но здесь в силу инженерной перспективы, не располагается  никаких датчиков.
- Конструкция разрушителя не позволяет в этой зоне ничего разместить - добавил с умным видом Кей.
Джин вела корабль осторожно и очень напряженно. Но плавно.
- Нас скрывает его космическая тень - капитан осторожно подвинул ее пальцы чуть левее, корабль пошел плавно на левый бок, будто бы маленькая, плывущая, не мотая хвостом, рыбка под гигантом-хищником, пытаясь оставаться не замеченной.
На них смотрел красный глаз направленного прямо им в лобовое стекло дула турели.
- Нырни вниз - он убрал руки от РУД-а и дал Джин чуть сосредоточиться. - Потом запусти глушилки. Я запущу двигатели и мы скользнем по кривой на орбиту.
- Скорее всего нас засекут - уведомил Кей, но Кассиан посмотрел на Джин, ловя себя на том, что опять оказался слишком близко.
- Готова?
Он сильно сжал ручку, запускающую двигатели.
Их в самом деле засекут, но у них есть право одной ошибки. И сейчас придется им воспользоваться.
- Обманем их. Турель выстрелит в выпущенную ЛТЦ. Если повезет - штурман проглотит наживку. Если нет... Будем надеяться, что их поиски нас затянутся и к тому времени мы уже будем в колонне заключенных.

+1

9

Наживка сработала. Малиновый луч лазера скользнул мимо них, когда корабль на полном ходу удалялся прочь от звёздного разрушителя по коридору, подсвечиваемому навигационным компьютером, пытаясь скрыться в атмосфере планеты. U-крыл тихо, уверенно и легко, скользил мимо астероидов и космического мусора, а потом земля начала притягивать их. Шаттл трясло, Джин до белеющих костяшек пальцев вцепилась в ручку управления двигателями и смотрела только перед собой широко распахнутыми глазами.
К опасности нельзя привыкнуть, даже если двадцать минут назад она была уверена в обратном.
Эрсо не любила пилотировать. В небе она чувствовала себя беспомощной, лёгкой мишенью для любого, кто мог случайно заметить их. Попытка удрать от звёздного разрушителя лишь в очередной раз доказала это. У Джин тряслись руки...
Другое дело бой на земле. Только там она чувствовала себя в своей стихии.
Она смогла выдохнуть спокойно, только когда шаттл приземлился в ущелье в паре километров от оккупированного импескими войсками города. Оставив Кея разбираться с остывающими двигателями, она вернулась в пассажирский отсек и распахнула дорожный рюкзак. Замерла.
— Ты не прав, — спокойно произнесла она, не глядя на Кассиана, разворачивая свёрток с походной одеждой и доставая потрёпанную штормовку. Балахон, который поможет скрыть репликатор кода, ручной комлинк и оружие.
Не прав, считая себя единственным, кому не всё равно; не прав, думая, что один знаешь, как тяжело приходится тем, кто выступает против Империи, хотелось сказать ей, но Джин промолчала. Взвесила пистолет на ладони, задумчиво хмыкнула, хмурясь, и отложила в сторону, достав со дна складную дубинку.
Они могли пронести только один бластер, но кто сказал, что это единственное оружие, которое им доступно?
Джин закрепила дубинку за поясом, накинула сверху штормовку и развернулась к дроиду и разведчику, которые тоже завершали свои приготовления.
— У меня плохое предчувствие насчёт этого, — заявил Кей-Ту, подгоняя Джин в спину своей тяжёлой механической рукой, которая без проблем смогла бы с треском переломить её хребет пополам, приложи он чуть больше силы.
Эрсо нервно усмехнулась, прогоняя напряжение, но тревога не желала уходить вот так просто. Она протянула руки, позволяя дроиду застегнуть на запястьях электрические кандалы и спрятала в рукаве чип, отпирающий их.
Чёрная птица с широкими крыльями, следившая за повстанцами своими красными блестящими глазами, с громким криком слетела с крючковатой сухой серой ветки безжизненного дерева, взмыв в небо. На мгновение их накрыла её огромная тень. Джин посмотрела наверх и замерла.
Прямо над их головами кружила целая стая, разрывая уши криками, так похожими на имперские сирены.

+1

10

Вот так в очередной раз было - ты не прав и думай потом сам, как это понимать. Кассиану ничего не оставалось, кроме как кивнуть головой и принять сей факт - он не прав. А в чем неправ - только Джин Эрсо могла знать. Сейчас им было совсем не до загадок, учитывая, насколько сложное задание им на этот раз выдалось. Их ждала настоящая гонка. Успеть всюду, помочь всем. Разведка не в первый раз сталкивалась с подобными заданиями, но вот Эрсо… для Джин это могло оказаться сложным, но она ведь и виду не подаст, правда? Что-что, а что такое война Эрсо так же прекрасно знала.
Он посмотрел на нее, снова. Она так просто дала заковать себя в наручники, хотя даже у Кассиана где-то ёкает. Это всегда - лишние воспоминания. Притвориться несчастным пленником оказывается не всегда так просто, как кажется на первый взгляд. Капитан перевел взгляд на Кейту. У него был хороший дройд, но все же перепрограммированный и в его схемы практически не вшита функция вранья. Как поведет себя Кей - Кассиан не знал. Естественно, он ничего лишнего не скажет, а вот даст ли понять, что он - не типичный имперский охранный дройд - за это его товарищ никакой гарантии не давал. Поэтому Кей должен был сопровождать их ровно до тех пор, пока их не перехватит под свой конвой, группа штурмовиков. После этого они должны были встретиться в рубке. Кей с легкостью проникнет туда. Пусть не добровольно, но силой.
- Эй, - капитан заметил, как Джин напрягается, наблюдается за птицами, Кассиан чуть ткнул ее локтем в плечо, потому что к другому не располагали закованные руки. Кей насильно повернул их, заставил опустить головы и не поднимать глаз. - Не волнуйся. Я знаю, что делать.
Плохое такое успокоение. Если он рассчитывал на то, что его профессионализм станет поводом довериться и слепо куда-то следовать, то он глубоко ошибался. Простой порой ему, вестимо, подобного не хватало, оттого он стал думать, что с Эрсо прокатит.
- Я буду рядом - добавил он, чувствуя, что должен сказать что-то эдакое, при всем том, что ему хотелось самому себя в этом заверить. А если все пойдет наперекосяк, что он сделает? Он точно знал, что ни за что не бросит Джин одну. Просто не сможет. Он привязался к ней, пусть у них и не было так много времени, чтобы это сделать, а ее внутренний мир все еще был для него наглухо закрыт.
А потом он улыбнулся ей. Так, будто бы все это была веселая игра.

+1

11

— Это должно меня успокоить? — отшутилась она. Тем не менее, вопреки всему ей самую малость стало легче.
Она опустила голову, созерцая свои ботинки и небольшой пятачок пыльной почвы прямо перед собой, а потом зашагала к возвышавшимся над их головами массивным стенам чужого города.
— Когда запахнет палёным, постарайся не очень бросаться на амбразуру, — пробормотала Джин на выдохе. — Я в курсе, что тебе мои слова сейчас как AT-AT рогатка, но мне бы хотелось вернуться в полном составе.
Птицы продолжали преследовать путников до того самого момента, как они примкнули к хвосту небольшой группы конвоируемых рабов. Мрачное напоминание о том, что база вот-вот взорвётся, висело над их головами чёрной тенью, и Джин не могла отделаться от страха, сжимавшего нутро. Кто-то всегда остаётся в выигрыше, подумалось ей. Падальщики сегодня получат свой корм, так или иначе.
Но страх — это хорошо. Опасней было бы не бояться.
На них никто не смотрел. Ни расслабившиеся и зевавшие на посту штурмовики, ни серые, сливающиеся с пейзажем рабы с бесцветными масками сломленных и отчаявшихся пленников вместо лиц. Были люди и инородцы, всего около двадцати душ, за вычетом двух штурмовиков в белой блестящей пластоидной броне и ещё одного охранного дроида как две капли воды похожего на Кея.
Если бы пленные не утратили желания сражаться, они бы запросто смяли их, и были свободны. Но они не помнили, как это — сражаться. Они не смотрели по сторонам. Они просто продолжали идти, переставляя ноги, словно просто запрограммированные на эти простые действия роботы. Они больше не боялись. Они смирились. И утратили надежду на спасение.
Джин украдкой сжала руку Кассиана, бросила на него случайный взгляд и спрятала руки в длинных рукавах.
Через несколько минут они достигли пропускного пункта.
— Откуда они? — услышала Джин голос прямо впереди. Сердце замерло на мгновение и забилось с утроенной силой. Она осторожно подняла взгляд. Имперский офицер, холёный, в идеально выглаженной форме, смотрел на них оценивающе. Прямо за ним стояло трое штурмовиков. Остальные пленники уже шли дальше, их же почему-то остановили. — Этих я не помню.
— Они... — по тону голоса Кея Джин поняла, что дело труба и как можно незаметней нащупала спрятанную в потайном кармане рукава отмычку. — Эти пленники отбились от своей группы. Я уже наказал их за непослушание. Так что они наказаны. Я веду их назад, где их накажут другие.
Она снова переглянулась с Кассианом, как бы спрашивая у него "Серьёзно...?"
Джин мучительно захотелось приложить ладонь к лицу, и только жесткие кандалы, врезавшиеся в запястья, мешали это сделать.

Отредактировано Jyn Erso (09-10-2017 22:43:44)

+1

12

"Сила, помоги нам", поймал себя на мысли Кассиан. Он не мог видеть дроида, но ему было ужасно стыдно. Ну вот, таким простым велением таланта всё портить их миссия может подойти к концу, так и не начавшись. Кассиан слегка поднял взгляд, цепляясь за штурмовиков и офицера. У него была маленькая иголочка на форме, рядом с воротником и как нарочно Кассиан не мог ее найти - особый знак, что это именно их человек. Это могло бы спасти ситуацию, но Андор просто обязан был быть уверенным в своих выводах на сто процентов. Без всякого сомнения. И никак не мог сделать выводы. А выбираться из этой лужи как-то надо было.
И он сделал то, что пришло ему первым в голову - он начал брыкаться. Они ведь рабы? А никакой раб не будет счастлив такой участи, а Кассиан... Кассиан Андор был очень глупым рабом и очень упрямым - идеальная наживка для вот такого лагеря, где характер ломают на раз-два. Он быстро попытался высвободить руки, дернулся на офицера, толкнул его в живот и все это произошло так быстро, что штурмовики даже бластеры свои достать не успели. Вот тебе и хваленая реакция имперских солдат. Однако реакция дроида была идеальной и Андор об этом так же знал. Он почувствовал, как его оттягивают, как холодные пальцы впиваются в его хрупкую, людскую шею и сжимаются до того, что разведчик позволил себе вскрикнуть - совершенно искренне, Кей причинил ему боль. Он почувствовал, как легким усилием какая-то сила подняла его над землей и в другой момент мир потух ровно на секунду. Он крикнул, сам по себе, не контролируя. Тело съежилось, сжало. Капитан зажмурил глаза, понимая, что все они сделали правильно и надо было похвалить Кея, но в этот момент, когда он не мог двигаться, когда ему хотелось стонать от боли, у Кассиана вырвалось только предательское:
- Сука.
И Кей снова поднял его, выпрямил, точнее даже сказать встряхнул и толкнул к офицеру. Глаза у того были по пять копеек и только тогда, едва прозревший капитан понял, что перед ним - их человек, потому что он никогда не видел, что может имперский охранный дроид сделать со взрослым мужчиной одним взмахом руки.
- Уведите их - задрав резко голову сказал офицер своим людям. Кассиан бросил на него строгий взгляд, даже осуждающий. Нельзя подавать виду, нельзя ни на минуту давать остальным понять, что тебя что-то пугает. И подставной офицер это быстро понял. Он осмотрел Кассиана и Джин, критическим, полным недовольства взглядом.
- Пусть будут в этой группе. Доложите потерявшим, что мы нашли их людей. И... в карцер их, обоих.
Он сунул Кассиану в последний момент маленькую карту памяти - взламывающий рубку код доступа. Их маленькую надежду что, возможно, все получится.
- Дроид, пойдешь со мной. Надо будет тебе логи почистить - Кассиан бросил Кею многозначный взгляд, но вряд ли тот понял, посему капитану ничего не оставалось, кроме как кивнуть.
- А куда этих ведут? - Полюбопытствовал дроид. Офицер резко остановился, осмотрел дроида с головы до ног.
- Слишком много вопросов у тебя для охранника. Пожалуй, надо стереть тебе память.
- Уверяю, в этом нет никакой необходимости... я проходил чистку две недели назад, а по протоколу...
Голос Кея угас. Их всех затолкали в транспортер, Кассиан тут же прибился к боку Джин. Было очень тесно, люди и инопланетяне попросту не помещались в грузовичок.
Андор уткнулся Джин в затылок и тяжело выдохнул.
- Возьми - он протянул ей карту. - Это код доступа к рубке. Пойдешь туда одна - он шептал это ей буквально на ухо. - Я буду прикрывать тебя и следить, чтобы никто не прошел. Сейчас нужно выбраться отсюда, освободить людей, начать панику. Это будет сигналом остальным повстанцам. Справишься? - Он посмотрел ей в глаза, а потом чуть усмехнулся. Конечно, она справится, тупой вопрос.

+1

13

Прямо на её глазах развернулась целая драма. Джин едва удержалась от того, чтобы сделать шаг в сторону, покоситься на  Кея и Андора и растерянно прошептать "Я не с ними, я просто шла мимо". Впрочем, эта фраза ясно читалась в её взгляде.
Но у разведки, как оказалось, в очередной раз всё схвачено. Подставные офицеры, значит? А это всё — просто знакомство? Ну-ну.
Джин позволила затолкать себя в транспорт, уткнувшись носом в пропахшую кровью и потом широкую спину одного из рабов, невольно поморщилась, когда рука опасно хрустнула... Кажется, всё-таки обошлось без вывиха. Она осторожно расстегнула свои энергокандалы и размяла затёкшие запястья, словив полный подозрений и недоумения взгляд мужчины спереди, потом неуклюже развернулась лицом к Кассиану и нащупала замок на его наручниках, пару раз ткнув не совсем туда, куда планировалось. Она скорчила самое извиняющееся выражение лица, на которое была способна и надеялась, что Кассиан его разглядел. Даже с учётом нагромождения вокруг людей и не-людей Джин чувствовала себя очень неловко.
— Бинго, — тихо прошептала она куда-то в район ключиц, когда оковы с тихим щелчком спали с его рук.
Было так тесно, что через тонкую ткань ветровки Андор мог на собственной шкуре ощутить каждый угол спрятанных под одеждой приспособлений. Джин неловко извернулась, взяла карту с кодами доступа и спрятала её в нагрудном кармане. Остаток пути они просто смотрели друг другу в глаза и пытались делать вид, что всё нормально.
И только когда транспортник резко остановился и вся эта замысловатая конструкция из слипшихся друг с другом тел опасно покачнулась, грозя разорвать грузовичок изнутри, Джин, почувствовавшая было дуновения свежего воздуха снаружи, вознесла благодарность Силе или кто там заведовал всем вот этим безобразием.
Она вцепилась в руку Кассиана, чтобы не потерять его среди толпы чужих хмурых лиц. Через пару мгновений их подняло и вышвырнуло на улицу. Джин подобралась и сделала вид, что всё ещё в наручниках, украдкой нащупав и вытянув из-за пояса дубинку.
Через пару секунд Эрсо уже плечами пробивала им путь за спины штурмовиков, и только удостоверившись, что всё под контролем, кивнула Кассиану.
Вспышка выстрела отвлекла ведроголовых конвоиров, а пара верных ударов прочной дубинкой по сочленениям завершили дело.
Всё шло по плану. Пока что.

Отредактировано Jyn Erso (10-10-2017 22:32:17)

+1

14

Кассиан крикнул остальным, чтобы вылезали из транспортера, схватился за блестер, выстрелил, практически не целясь. Белая броня этих ребят и без того была прекрасной мишенью даже для очень неопытного стрелка, а Кассиан был очень опытным. Он даже краем глаза мог зацепиться за нужный шлем. Второму он выстрел в колено и тот упал, потянулся за комлинком именно в тот момент, когда разведчик выстрел ему в уязвимую шею в упор. Он вскрикнул и успокоился. Люди осторожно вывалились из грузовичка, Кассиан взял из рук Джин отмычку и как можно быстрее освобождал всех от наручников.
- Джин, водитель! - Едва ли не шепнул ей капитан, но Джин хватило и шепота, чтобы понять. Из носа транспортера вылезло еще три штурмовика и один не вооруженный водитель, у которого в загашнике имелся шокер. Одна такая граната им под ноги и считай, что они все схвачены. - БЕГИТЕ!
Он откровенно накричал на пленных, придавая им гону. Сейчас было выгоднее, чтобы они начали громить. Это неизбежно означал бунт, это неизбежно означало, что кто-нибудь умрет, в кого-то прилетит пуля. Штурмовики не будут пытаться подавить это маленькое восстание, они просто уничтожат всех, кого удастся, а на их места приведут новых. Если от этого места еще что-нибудь останется, но Кассиан просто надеялся, что некуда будет уводить рабов. Они разнесут это место в щепки.
Он резко дернул Джин за руку, схватился ладонью за край шлема противника и со всей дури ударил его лбом о стальную обшивку транспортника. Тот еще пытался брыкаться, Кассиан приложил его еще раз, а потом стащил с него шлем и выстрелил в упор между глаз. На них посыпалась искра чужеродной, горячей крови, труп осел, выпустил из рук парализующий шокер, которым собирался ударить Эрсо. Она бы справилась, но подстраховать не помешает.
- Я спрячу тебя, а ты сними с них броню. Переодеваемся.
Он оттащил за руки и подмышки всех тех, чья броня уже была прожженна выстрелами, скинул в какой-то вырытый  котлован, огляделся. На крыше он заметил несколько снайперов, которые, как мыши, перебирались, едва ли не ползком.
- Альянс уже здесь - он сунул Джин бластер штурмовиков. Их блестеры могли с легкостью выдать их, а им сейчас лучше как можно быстрее пробраться в рубку незамеченными.
Андор быстро прилепил бомбы-липучки на транспортер, поставил на ручной взрыв и надел на голову шлеп. Воняло в нем ужасно - чужим человеком, его слюнями и невесть еще чем, кажется, дешевым табаком. Андор настроил визоры на шлеме, постарался как можно больше информации достать из карманного компьютера, но, как и думал, многого у штурмовика не имелось. Жил он скромно, знал мало.
- Пойдем, - напряженно сказал он Джин, смотря в безликий белый шлем, а потом усмехнулся. - Знаешь, мне нравится больше смотреть на твое лицо, чем на вот это.
Он настроил личную частоту в двух шлемах, отправил сообщением Джин. Их переговоры никто не услышит, по крайней мере, до поры, до времени. Тут наверняка у солдат столько личных линий было создано, что найти еще одну нужную - попотеть придется.
Вдруг завыла сигнализация. Кассиан перешел на бег. В лагере была объявлен бунт. По общему каналу в их шлемах прозвенел недовольный, раздраженный, злой голос командира - поймать бунтовщиков, прикончить их всех, не допустить произвола!
Кассиан резко свернул с общей дороги, по которой выводили АТ-СТ в сторону и провалился в темноту густой тени.
Мимо них прошла колонна штурмовиков. Кассиан взял за руку Джин и нажал на детонатор. Меньше чем в ста метрах от них прогремел взрыв такой мощи, что даже у них заложило уши.

+1

15

Каждый раз, когда Джин надевала на себя броню штурмовиков, она понимала, почему эти ребята так позорно мажут по целям. Визоры не давали почти никакого обзора, мельтешащие перед глазами подсказки, приказы, сообщения отвлекали, а о том, чтобы свободно вращать головой в этой штуке не могло идти и речи. Броня не подходила ей по росту, мешала двигаться и резко пахла палёным пластиком и потом. В общем, чувствовала себя Эрсо, мягко говоря, не в своей тарелке.
— Включи воображение, — фыркнула она в ответ на ехидный комментарий разведчика, пытаясь освоиться и привыкнуть к этому балласту. Повела плечом, согнула-разгонула руки и ноги и, через пару секунд передышки решила, что с этим ещё можно работать. Неудобства, в общем-то, только подстёгивали разделаться со всем быстрее.
Зато во встроенном компьютере была карта! Одной заботой меньше: не придётся искать путь наощупь. Буквально.
Она перехватила поудобней бластерную винтовку и быстрым шагом поспешила за Кассианом, провожая глазами бегущих им навстречу ничего не подозревавших штурмовиков, всполошившихся от устроенного повстанцами переполоха. На первом уровне здания на них не обращали никакого внимания даже с учётом того, что таких же как они, бегущих против течения, находилось немного.
— Сюда, — произнесла она излишне тихо, хотя никакой необходимости в этом не было. Их переговоры никто не слышал.
Створки дверей захлопнулись, запирая их в лифте, стремительно поднимавшем повстанцев на четвёртый уровень. Именно там, если судить по карте, находился инфоцентр и небольшой архив. Что там хранилось — не знал никто, но надежды возлагались колоссальные.
— В твоём гениальном плане есть что-то о том, где нам потом вылавливать дроида? — спросила она, ожидая, пока они достигнут нужного этажа. — Пока мы шли, я заметила с десяток таких же. Куда его увели?
С каких пор её стала волновать судьба жестянки, Джин не запомнила. Настолько привыкла слушать его никому не нужные саркастичные замечания, что теперь пустота немного давила. Кей неплохо заполнял вот такие неловкие паузы.
Когда лифт поднял их на четвёртый уровень, пришлось вести себя осторожней. Повстанцы не сбавили шагу, но по сторонам озирались чаще и каждый проносившийся мимо небольшой отряд невольно заставлял сердце ускорять бег. Но не ведроголовые были их основной головной болью. Чем дальше они с Кассианом шли, тем реже им встречались патрули и тем чаще — офицеры различной степени важности. Пока они не обращали на двух заблудившихся штурмовиков никакого внимания. Как скоро удача повернётся к ним задницей, Джин загадывать не бралась, но бластер на всякий случай держала наготове.
Сама рубка, на удивление, оказалась едва ли не пустующей. Кажется, их небольшой саботаж действительно сработал и всем резко перестало быть хоть какое-то дело до хранимой на базе информации. Которая, к слову, вроде как, считалась бесценной. Та лёгкость, с которой им удалось проникнуть внутрь, невольно заставляла Джин почувствовать тревогу. Что там Кассиан говорил про ловушки?
Но времени медлить не было. Скоро от этого места и камня на камне не останется.
— С какой целью вас сюда направили? — спросил офицер безопасности, смерив их презрительным взглядом поверх тонкой оправы очков. Если никакой ловушки нет, подумала Джин, всё очень плохо у Империи и с офицерами, и с безопасностью.
Вместо ответа она достала дубинку и хорошенько оглушила его прежде, чем он успел хоть как-то среагировать. Двух штурмовиков, охранявших вход, взял на себя Кассиан.
Джин со вздохом облегчения стащила с головы шлем и огляделась.

Отредактировано Jyn Erso (11-10-2017 01:58:50)

+1

16

Андор выдохнул, тяжело, грузно. Перед ним лежало два трупа, точнее, два тех, что застрелил он и один тот, которого прикончила Джин. Получается, что троих безвольных людей они убили, не во время оказавшихся у них на пути, но другого выбора не было. Кассиан давно понял, что некоторые вещи решаются только смертью. И, совершенно обычным для себя образом, он не чувствовал никакого разочарования или сожаления. Он всегда убивал хладнокровно, быстро и без лишних, не нужных размышлений.
Однако напряжение в разведчике никуда не делось. Джин была права, когда вспомнила Кея, он должен был быть уже здесь, Андор попытался связаться с ним, но никто на связь не выход ли капитан начинал откровенно нервничать. И ему было наплевать на то, что это видит полная сарказма Эрсо, плевать, что она о нем подумает. Кей был важен ему не просто как товарищ, но как и один из механизмов его плана по быстрому саботажу.
- Без Кея нам отсюда не выйти, - выругался Кассиан и заходил по рубке, проверяя дверные проемы и окна. В городе началась паника, глушила всяческие звуки сирена, рабов освобождали подставные лица Альянса, а в небе уже разразилась настоящая битва.
Их не хило тряхнуло, так, что Кассиану пришлось схватиться за первым попавшийся поручень и оглянуться - на них посыпалась потолочная штукатурка и опять все заглохло.
- Альянс начинает бомбардировку, - его голос не дрогнул ни на секунду, однако разведчик это все выговорил быстрее, чем обычно, выдавая нервозность - скачивай данные. Обойдемся без Кея. Я тебя прикрою. Как только ты запустишь код, тут все на уши встанут. А ты видела сколько там народу. Выйдем через балкон, на крыши. Если они будут еще целы. Давай.
Он устроил себе баррикады в виде перевернутых столов с каким-то непонятным барахлом, но шлем надевать не стал, в нем был просто отвратительный обзор, а при перестрелке это недопустимо. Империя, конечно же, при разработке своего обмундирования рассчитывала на то, что штурмовикам не надо будет смотреть по сторонам, ибо их будут прикрывать. Империя не рассчитывала на то, что Альянс когда-нибудь окажется хитрее, а их солдаты станут расходным материалом в этой войне.
Как только Джин запустила поиск информации и просунула руки в ручной кластерный поиск, и здесь начала выть сирена. Да так громко, что сбивала с толку. Штурмовики и офицеры быстро смекнули, в чем дело и Кассиан заслышал громкий топот в коридоре. Он толкнул катящийся столик с барахлом прямо в дверной проем и на мгновение сбил штурмовика с толку. Этого хватило Андору, чтобы сделать первый выстрел и тут же спрятаться за косяк - несколько выстрелов блеснули совсем рядом. Разведчик сжал крепко в руках свое единственное оружие и уповал на собственные навыки. После серии упорных перестреливаний, громкий офицер бросил дымовую шашку и Кассиан закашлялся. Штурмовики в дыму видели превосходно в своих шлемах.
- Быстрее! - Крикнул он Джин, насколько ему это удавалось, не пуская солдат внутрь, однако один из них все-таки прорвался. Кассиан вступил с ним в рукопашный бой. Он настолько сильно впечатал штурмовика в стену, после чего продырявил ему бок, что упустил самое главное - время. Этого хватило, чтобы офицер залез к ним в рубку и наставил на Джин бластер. Их окружили.
Кассиан застыл. Он обменялся с офицером непонятным взглядом и дал тому понять, что им терять нечего.
Они же повстанцы.
В следующий момент, он выстрел в первого солдата. Прогремел еще один выстрел, за ним второй. Кассиан вскрикнул, когда почувствовал выстрел совсем рядом с ухом, настолько близко, что левая часть лица у него неистово горела. Он с бешенством вмазал офицеру по лицу, один из штурмовиков подпалил броню Андора и разведчик поймал себя на мысли, что будь он сейчас в своей обычной форме, от него и мокрого места бы не осталось. Он вытолкал офицера на площадку, уповая на то, что остальных вырубит Джин и борьба эта продолжалась не меньше пятидесяти секунд прежде, чем Кассиан выбил ему челюсть и не скинул в открытую аварийно шахту лифта. Едва удержался на ногах сам и пристрелил еще одного зеваку, который подоспел в самом конце и, запыхавшись, полз к рубке по лестнице.
Андор ввалился в рубку, не зашел. Выдохнул, чувствуя, как у него сминаются органы под тяжестью опаленной брони, скинул с себя это дерьмо резко и совсем неаккуратно, а потом окинул взглядом Джин. Он сидела у запущенной системы уничтожения данных, держала в руке диск, полный данными и вокруг нее блестела лужа крови.
- Сила благая, Джин, - капитан подскочил к ней моментально, осматривая поврежденную боем броню, тут же стал откровенно раздевать ее, трогая мокрой, но свободной рукой ее лоб. - Куда тебя ранили? Не двигайся. Я перевяжу ранение, давай, - едва ли скроешь, когда трясутся руки. Так вот, у Кассиана тряслись руки так, будто бы он две тонны на плечах нес только что.

+1

17

Очень сложно сосредоточиться, когда кругом всё искрит и взрывается, свистят бластерные заряды. Джин это удалось, наверно, только чудом — инстинкт самосохранения вопил похлеще имперских сирен, требуя бежать или сражаться, но было дело, куда более важное, чем эти жалкие попытки цепляться за собственную жизнь.
Она не знала, стоят ли данные всего этого. Она не знала даже, пригодятся ли они им. Кассиан однажды сказал ей, что восстание живёт надеждой и только в этот момент, в опасности, она действительно поняла, что это значит.
Стреляла Эрсо почти наугад, интуитивно, каждый раз, когда краем глаза замечала в дыму мелькнувшую облачённую в белую броню руку или ногу, шлем, серый китель. Времени рассматривать, что именно они копируют, не было. Она смогла лишь обнаружить ту часть, что отвечала за оружие и секретные разработки, зацепилась пару раз глазами за слово "кайбер", фигурировавшее в пояснении.
Она надеялась. Надеялась, что это то, что им нужно. Надеялась, что всё не зря.
Запустив копирование данных, отпрянула от панели управления вовремя — как раз в тот момент, когда выстрел прожёг там, где секундой назад была её голова, огромную дыру с безобразными, оплавленными краями.
Она не видела Кассиана — всю рубку застилало облако удушливого дыма, щипавшего глаза. Лёгкие разрывались острой режущей болью, Джин, громко закашлявшись, выстрелила в грудь приближавшегося штурмовика — это его не убило, но на время вывело из строя, — а потом сняла с пояса дубинку и, ловко нырнув под готовые схватить её руки, ударила в затылок. Имперец задёргался и осел на землю.
Инфопанель мигала, требуя подтвердить код доступа для деинсталляции данных. Эрсо метнулась к ней в один широкий шаг, помещая чип в кластер, после подключилась с помощью репликатора — система, не заподозрив подвоха, запустила удаление.
Но Джин отвлеклась, и этого было достаточно, чтобы один из штурмовиков, вооружённый своей верностью приказам и виброножом, появился слева... и Эрсо не успела среагировать. В один момент произошло две вещи: она потянула рычаг, пытаясь неловко увернуться от выпада, и лезвие безжалостно вгрызлось в её ногу. Джин выстрелила практически в упор, испачкав руки горячей кровью, и, вскрикнув, осела на блестящий чёрный пол, выдёргивая нож из жуткой драной раны. Пачкая красным белоснежную броню, хлынула кровь.
Штурмовики продолжали наступать — Джин слышала за стеной их крики. Кассиана всё не было. Глупо надеяться, что он выжил.
Она стиснула зубы и, подняв винтовку, уложила ещё одного, едва мелькнувшего в проёме. Рана не была серьёзной, но если не остановить кровь, очень скоро она не сможет даже поднять руку от наступающей слабости. Джин поднялась на колени, дотянулась рукой до чипа с данными. Жалкой дискеты, доставшейся им такой ценой.
Почему это важнее, чем жизнь? Почему повстанцы — и она, в том числе — готовы были рискнуть собой, лишь бы вытащить данные, которые, возможно, даже не имеют никакого отношения к делу?
Джин сплюнула на пол от злости, сжав в руке чип.
Кровь, вытекающая из раны, мешалась с той, что принадлежала задевшему её штурмовику.
Она на миг зажмурилась, закрыла глаза, дожидаясь сигнала — может быть, скопировать они смогли лишь малую часть, но удалить нужно вообще всё, у них вряд ли в ближайшее время появится ещё настолько же прекрасная возможность подложить Империи свинью таких габаритов.
Потом, сквозь полуопущенные ресницы, различила движение слева от себя; белую тень, мелькнувшую в дверях призраком её кошмара. Она понимала, что это всего-навсего штурмовик, прорвавшийся и спешащий её убить, но страх всё равно сжимал сердце ледяными руками. Она подняла бластер... и опустила, когда разглядела лицо. У штурмовиков не было лиц.
Было бы очень иронично, если бы она случайно застрелила Кассиана, подумалось Джин.
— Всё нормально! Нормально, — повторяла она, пока Андор освобождал её от брони. — Бывало и хуже. Я просто, ну, знаешь... — Джин взяла в руки его лицо, чтобы он перестал паниковать, и послушал её наконец, — ...я отдыхаю. Когда ещё выдастся посидеть, на такой-то службе?
Она бегло осмотрела его и, не заметив никаких травм, кроме царапины на щеке, вздохнула с облегчением.
— Надо выбираться, — Джин отпорола от своей недавней брони полоску эластичной чёрной ткани и несколько раз обернула вокруг бедра. Да уж, быстро теперь не побегаешь. — Как там остальные? Ты можешь узнать что-нибудь?

+1

18

У них не было времени, но в тот момент, когда ледяные руки коснулись его лица показалось, что время встало. Андор думал, что прошла целая вечно прежде, чем он понял, что все это время смотрит ей в глаза. Капитан выдохнул - живая. И, если повезет, проживет чуть дольше, если не истечет кровью. У них не было бакты, у них не было даже возможности нормально перевязать рану, он сделал крепкий жгут чуть выше ранения, но этого было недостаточно. Однако всё развеивалось - она смотрела на него и пыталась в чем-то убедить.
Есть ли моменты жизни, говорящие о большем?
Он приблизился, осторожно поцеловал её в лоб. Жест скорее эмоциональный, нежели продуманный, но если рисковать - то всем и сразу. Так повстанцы живут. Живут, а не существуют - в этом вся разница.
- Знаю только то, что начинается наступление и нам лучше... убраться подальше от горячих точек. У нас есть информация, - он вырвал микрочип из прожженного выстрелом компьютера и вложил в ладонь Эрсо, сжал ее пальцы. - Доставишь ее в Альянс.
Это был приказ, но звучал он совсем не в приказном тоне.
Капитан помог ей подняться, помог опереться на него. Четвертый уровень в здании - самый высокий, недалеко его глаза нашли выход на крышу. Он был заблокирован, но один меткий выстрел из бластера и любая дверь не на кодовом замке отпирается. Пришлось лезть по обыкновенной лестнице и Кассиан мог только догадываться, какую боль ощущает Джин. Он помогал ей, чем мог, подталкивал, вылез первым и за локоть помог взобраться на крышу. Вид открывался замечательный, если не брать в расчет, что они находились в самом центре имперского лагеря для пленных.
Многое уже охватил огонь. Слышались людские крики, где-то шагал малый шагоход типа АТ, всюду внизу сверкали выстрелы. Повстанцы успели соорудить баррикады и отстреливались, клубами вздымалась земля. Кассиан почти истерично искал взглядом то, что могло представлять собой конвой с рабами. А потом над ними прогремел оглушительный выстрел - висящий прямо над их головами звездный разрушитель активировал толстую броню и стал защищаться. Его облепили, как комарье, две эскадрильи, по узкой улице, как тонкий наконечник стрелы, пролетел А-крыл и выпустил ракету по позиции Империи. В небо взлетело несколько человек в белых доспехах.
Они с Джин стояли в самом центре бури.
- Смотри, транспортник - он указал на крупную точку в небе. Толстый круглый нос транспортника медленно двигался к портовой части военного городка. - Там все окуппированно. Империя не даст ему сесть. Джин...
Кассиан повернулся к ней, положил одну руку ей на плечо. Лицо, наполненное болью, бледная кожа из-за потерянной крови.
- Это очень важно - начал он говорить ей, напряженно, теряя при этом тот образ совершенного, собранного разведчика - без нашей помощи транспортник не сядет. Наша информация... она важна. Но там люди, которым мы тоже должны помочь. Я должен идти.
Он знал, что она может отказаться идти с ним. И ни в чем ее не винил.
- Спускайся по аварийной лестнице вниз, иди к позициям Альянса, улетай с планеты, доставь людей и информацию на Явин. Я должен им помочь.
Потому, что если не такие, как он, то кто?

+1

19

Едва ли вид с крыши можно было назвать прекрасным. Патриим всё-таки достаточно серая и угрюмая планета, пустая, жизнь из которой высосала ради своих целей Империя. Может быть, когда-то и здесь тоже были растения, возможно, те серые скрюченные деревья тоже цвели зеленью ещё несколько лет назад, но сейчас взглядам повстанцев открылся лишь тусклый пустынный горизонт с пиками скал вдалеке, чёрная земля, и поднимавшаяся ближе к стенам пыль. Или дым?
Отсюда всё было видно как на ладони — и смерть, и жизнь. Лилась кровь, гремели взрывы, эхом долетая до них запоздало.
И над этим всем, прямо перед их глазами — стервятники, ждущие своего часа.
Боль в ноге немного успокоилась — или Джин смогла подстроиться под неё, неважно. Важно другое: она всё ещё не считала, что сделала всё, на что была способна. Сложно найти силы сражаться за абстрактные данные, которых, возможно, там и не было, но глядя сверху вниз на развернувшийся на подступах к строению бой за свободу, труднее было просто развернуться и уйти.
Когда, в конце концов, Джин Эрсо проходила мимо такой заварушки?
— Вернуться одной? — фыркнула Джин, переводя взгляд на Андора. — Да Кей с меня три шкуры спустит. Наверняка он уже греет двигатели.
Если какой-нибудь незадачливый повстанец его не подстрелил. Эмблема на дроиде всё-таки имперская.
— Веди, — она кивнула Кассиану и, благодарная, что капитану в голову не пришло спорить, последовала за ним к турболифту. Безопасней способа оказаться сразу на месте у них бы не нашлось.

Они прибыли на место минуты через три — лифт доставил их прямо внутрь завода, занятого Альянсом. Дела, насколько Джин заметила, шли очень плохо, Империя наступала снаружи, рабы тряслись, ожидая своей очереди для погрузки в бронированные капсулы, мимо них сновали туда-сюда солдаты повстанцев, помогая раненым, спеша выполнять понятные им одним приказы. Но, несмотря на всё, она больше не видела во взглядах узников равнодушие. Страх и отчаяние, злость, горе, паника, надежда — всё смешалось в одно, вытеснив тупую пустоту и смирение.
Это оглушало, сбивало с ног.
Джин ожидала увидеть кучку трясущихся обречённых безумцев, а встретила целый слаженный организм, держащийся на помощи и поддержке, живущий одной целью — чтобы кто-то завтра тоже встретил рассвет.
— ...через пять минут, продолжайте... — услышала она краем уха, осторожно прошла вперёд, огляделась растерянно. За стенами гремел бой, транспортник пытался сесть, Империя блокировала все подступы к взлётной полосе, примыкающей к ангару.
Но у них была надежда. Иногда это всё, что нужно.
Пяти минут не хватило, чтобы даже те немногие выжившие рабы погрузились в капсулу, но больше времени у них не было. Раздался чей-то крик, с оглушительным скрипом оторвалась от земли огромная дверь, отделявшая их от боя снаружи...
А потом начался ад. И Джин, не раздумывая, прыгнула в этот чистый огонь борьбы — потому что даже сгореть в нём казалось правильным.

Отредактировано Jyn Erso (13-10-2017 03:57:13)

+1

20

Кто бы мог подумать о том, что через какое-то время Джин и Кассиан вместе будут помогать людям выбраться из имперской ловушки? Она, скептик, которая не верит в дело восстание и он, человек, который никогда ничего не хочет доказывать. Теперь они сражались на одной стороне и хотели одного результата, чтобы напуганные, истерзанные, загнанные в угол люди и инопланетяне, не выбиравшие подобной участи стать рабом, поняли, что свобода есть и есть люди, которые несут с собой эту свободу. Дело было даже уже не в пропаганде и не в том, останутся ли они в Альянсе, хотя ведь идти им все равно некуда, дело обстояло в том, что Альянс взвалил на себя огромную ношу избавителей и упорно следует по этому пути.
Он уже видел подобные картины и в них ничего удивительного не находил. А вот для Джин разбитые лица, наполненные горящей страстью выбраться отсюда явно были в новинку. Она ведь тогда на Вобани люд не рассматривала, она сама была в числе тех, кто хотел сбежать.
- Капитан, - отдал честь один из солдат повстанцев, который, должно быть, отвечал за погрузку рабов в контейнер. - Блокировка с завода еще не снята, транспорт не может приземлиться в точку сборов, но остальные контейнеры с людьми уже на взлетной площадке. У нас нет времени и мы думали поднять тросами...
- Никак нет - рыкнул недовольный Кассиан. - Вывозите всех. Блокировку я сниму...
- У нас нет ключей доступа, здесь нужен опытный хакер, а среди наших только простые солдаты.
В его глазах читалось "Альянс не знает, что делать", они не связывались с командованием, Империя создает слишком большой и сильный фон помех, чтобы нормально функционировала связь, да и вряд ли командование предложит им какой-то разумный вариант. Они будут готовы пожертвовать теми, кто ждет своей очереди сейчас, а здесь, солдаты, повстанцы, бойцы - они не будут готовы пожертвовать ни собой, ни рабами, которым помогали залезть в висящий над землей на репульсорах стальной, непробиваемый ящик. Не ради этого они пошли в восстание, чтобы допускать возможности. Чтобы решать тем, кому достанется свобода, а чьей свободой можно пренебречь.
Андор лихорадочно думал, что делать. На том конце завода, откуда уже ушли последние остатки сил Альянса находилась панель управления воротам в док и защитным экраном, который не пускает транспортник на посадочную площадку. Если бы у него было...
- Капитан? - Услышал он чавкающий голос. Кассиан обернулся, оглядывая побитого, истощенного мон-каламари с чешуей земляного цвета. Огромные рыбьи глаза неясно сверкали, как будто ослепленные. - Я могу вам помочь.
- Чем? - Устало вздохнул капитан.
- У меня есть персональный ключ владельца этого завода - мон-каламари протянул ему тоненькую флешку, не больше и не толще минизнца на сухом плавнике.
- Откуда он? - Кассиан не нашел ничего умнее спросить.
- Из первых рук - каламари, как правило, не умели улыбаться, но по изменившейся рыбьей физиономии капитан угадал эту улыбку. - Пусть вам сопутствую океанские ветра, капитан. И мы выберемся отсюда. А если нет, - каламари пожал плечами - мы умрем свободными.
Андор резко мотнул головой, посмотрел решительно на раненную Джин. За что они борются, если не за это?
- Никто не умрет сегодня. Спасибо - выговорил Кассиан и сжал флешку в руке. - Я сниму защитный экран, а вы начинайте движение. Джин, прикрой конвой!
Операция началась. Та самая, от которой у Кассиана невольно бежали мурашки по телу от предчувствия чего-то плохого, он взобрался на уровень выше, зашел в пустой штаб управления, где разве что валялись трупы имперских офицеров и начал программу взлома. Удивительно, но ключ в самом деле сработал и заводская система приняла сигнал за подлинный. Кассиан одним движением снял защитный экран и их всех оглушил сильнейший шум завывающей сирены. Как будто раненный зверь она надрывалась прямо над ухом, сотрясая, придавливая наболевшую душу к стенкам.
Он соскочил с платформы, перепрыгнул через парапет, упал на песок и огляделся. Повстанцы начали движение, а вместе с ними начали движение имперские войска, вышедшие на той стороне завода. Началась страшная перестрелка. Повстанцы создали живой щит, люди в серой одежде, переодетые разведчики в потрепанной имперской форме падали, раненные, а кто-то, держась за различные прожженные бластерами части тела, все еще продолжал движение и отстреливался. Кассиан бросился им на выручку.
- Быстрее! Быстрее! - Кричал он ведущим конвой и тянувшим контейнер с людьми на репульсорах. Защитная затворка завода закрывалась, неизбежно ее исполинские колья тянулись к земле.
В шуме и гаме он не замечал, как по нему стреляют, не замечал, как стреляет сам. Не считал, скольких прикончил, не считал, скольких потерял. Тех, кто еще двигался на земле, но не мог самостоятельно подняться, он поднимал своими руками, вел к конвою, отдавал в руки повстанцам, толкал, призывая идти и забыть про боль. Все поболит. Все переболит. Потом. Когда все закончится.
Ужас захватил с головой. Толкучка, бешенные крики повстанцев, бластеры, заряды, приказы имперских оциферов, грохотом разливающиеся эхом повсюду.
Кассиан почувствовал, как шальной заряд прожигает плоть и одежду. Он схватился за левую руку, опустился на одно колено, теряя равновесие. Боль застлала глаза. Он оказался в конце конвоя, один из повстанцев поднял его, поставил на ноги и приказал голосом генерала Дрейвена - "Иди!"
Андор с глухом звоном в ушах вернулся в реальность, прикрикнул от боли и сжал бластер. Ну уж нет, он так просто эти ублюдкам не дастся.
- Прикрываем уходящих, давайте! - Они построили снова живую стену. Один из повстанцев активировал щит над их головами, Кассиан оттащил под щит раненного, а потом обернулся. Если они не поторятся, за конвоем им не успеть.
А потом по их позициям ударили ракеты АТ-СТ и щитовой купол разлетелся, как тонкое стекло, разбился со звоном. Андор припал к земле, закрыл голову руками. один из повстанцев вскочил на ноги, побежал. Другой помогал капитану подняться, но оказался застрелен.
Кассиан вскочил на ноги, не слыша ничего, не чувствую никакой боли. Адреналин ударил в кровь и пальцы впились в спасительный бластер, позволяющий ему выиграть время. Но он уже чувствовал, что не успевает. Конвой прошел задвижку, оставшиеся повстанцы убегали, им приходилось нагибаться, чтобы выбраться на взлетную площадку. Как бы быстро он не бежал - ему не успеть.
И все было напрсно. Отчаяние. Страх. Горечь захватила душу настолько, что капитан развернулся и начал стрелять по имперцам, потому что ничего другого ему не оставалось и ничем больше он не мог помочь.
Альянс уходил. Он оставался.
Снова попятился, упал в землю, когда ноги заплелись в толстом слое песка. Империя оказалась ближе, чем ему казалось, один из штурмовиков наступил ему на позвоночник и выбил из рук бластер. Он видел, как Джин Эрсо, забыв про собственное ранение, но все же машинально хромая и держась за раненную ногу, бежит к опускающейся затворке.
Один, два...
Кассиан смотрел ей прямо в глаза.
- Стойте - холодным тоном сказал до боли знакомый голос. Голос, опустивший Кассиана Андора на самое дно. В самый ад. - Подождите. Негоже так обращаться с нашим гостем. Правда, капитан Андор?
Он целил в Джин или кого-то другого, но Кассиану было неважно, он со всей дури ударил Таркина по колену, тот сделал шаг назад и с размаху, что было силы ногой пришелся по подбородку капитана. Боль распустилась пышным цветком по всему лицу и шее. Он откинулся, глотая горячий воздух на холодном песке.
Он надеялся, что затворка закрылась прежде, чем Таркин успел выстрелить хоть в кого-то...
Прежде, чем ему ударили по голове, он успел представить, как Джин и Кей высаживаются на Явине и несут информацию к генералу. Как люди разгружаются и плачут от счастья, как это обычно бывало. Стоило ли это все его жертвы?
Без сомнения, стоило.

Ночные снайперы - Когда ты умрёшь

Отредактировано Cassian Andor (13-10-2017 12:50:55)

+1

21

Время утекало сквозь пальцы водой, стремительно, неумолимо, каждую секунду отсчитывая чьей-то жизнью. Джин не помнит, сколько раз приходилось ей совершать этот безумный челночный бег, помогая всем, кому ещё можно было помочь. Кровь сочилась по ноге, пропитывая штаны, повязка, наспех сооружённая накануне, сползла до колена, перед глазами плясали цветные круги, искажая стоящую перед глазами картину боя, но каждый раз, когда казалось, что ещё один бросок до завода и обратно она совершить уже не сможет, Эрсо видела что-то, что проигнорировать была не в силах.
В рядах рабов были не только крепкие мужчины, привыкшие к труду. Дети, женщины, старики — Империя не видела различий, "каждый вносил свой вклад во искупление былых преступлений". Джин слышала уже эту песню не раз и была сыта ей по горло.
Смерть не делала различий тоже — пленные умирали, умирали штурмовики, как и офицеры, повыскакивавшие из своих укрытий, падали замертво рядом с ней солдаты Альянса, врезался в исполинские стены завода дымящийся Y-крыл, подбитый СИД-истребитель летел под страшным креном — и в следующую секунду взрывался от пущенной в него ионной ракеты.
Джин подхватила под руки и прижала к себе, закрывая от вида бойни и свистящих зарядов простого человеческого мальчишку, когда в нескольких десятках метров разорвался, растерзав пространство, термальный имплодер, разбросав в стороны тела повстанцев и отряд штурмовиков, с которыми те вступили в бой. Уши заложило, глаза заволокло белой пеленой, висок пронзила жгучая боль — она слышала только собственное дыхание биение сердца и плач ребёнка. Джин помнит, как чьи-то руки забрали цеплявшегося за её одежду мальчика — детские кулачки разжались неохотно. Ей говорили что-то — она машинально кивала головой, и срывалась обратно вновь, чтобы помочь двум разведчикам  прикрыть отход тех, кто не успел погрузиться в капсулы.
В следующую секунду Джин вновь бежала, пригибаясь неловко и хромая, а кайбер под рубашкой обжигал сильнее раны в ноге.
Когда бластерные заряды в старой Е-11 кончились, она взяла из рук мертвого Следопыта тяжёлую винтовку с прицелом, присоединившись к конвою. Несколько раз она теряла из виду Кассиана, но он снова и снова возникал в поле её зрения, и это немного успокаивало.
Увидев, как один из имперцев готовится бросить в повстанцев термальный детонатор, Джин сняла его точным выстрелом, но отвлеклась, и плечо насквозь прошибло болью. Она упала на колени, кто-то помог ей подняться, и вместе они побежали к укрытию. Рядом гремели взрывы, но Джин больше не слышала звуков, и мир вращался перед её глазами как в замедленной съёмке. Кто-то с силой дёрнул её к спасительному транспортнику, но она вырвалась, когда увидела, что Кассиан всё ещё плетётся сзади. Краем глаза заметила, как искрятся от попадающих в него лазеров пушек, щиты U-крыла, — их корабля — как откидывается дверь, и остатки выживших бегут к ней, боясь не успеть.
Джин с воем раненого зверя продиралась вперёд сквозь поток тел, сбивающий с ног.
Преодолевая боль и накатывающую темноту, она, забыв обо всём, тянула руку навстречу, как будто могла достать до него, вытащить, спасти, но дверь захлопывалась неумолимо. Джин с отчаянием смотрела в его глаза, понимая, что не успевает, краем глаза замечая сзади, выступающий из тени статный силуэт в сером кителе. У мужчины были жесткие, резкие черты лица, седые волосы, а взгляд пронизывал до кости...
"Таркин", с ужасом поняла она, делая последний рывок вперёд и словно с запозданием глядя на то, как Кассиана скручивают, как нос начищенного сапога врезается ему в лицо, как он плюётся кровью. Мимо молниями били выстрелы, плечо и ногу жгло, но Джин было всё равно.
Она в последнем, отчаянном жесте, зажимала спусковой крючок своего бластера, пока он не перегрелся, но выстрелы так и не достигли цели.
Дверь закрылась в тот момент, когда она, упав и по инерции проехав ещё метр по пыльной плите, врезалась в неё рукой, ломая ногти об холодный грубый металл. Крик, который издала Джин, не был похож на человеческий.
Слишком поздно, эхом звучали в её голове слова отца.
В следующую секунду чьи-то сильные руки оторвали её от пола, рывком ставя на землю и потащили к двери U-крыла. В пассажирский отсек набилось много народу, кто-то подхватил её, звучали наперебой голоса, но Джин слышала только один:
— А где Кассиан? — спрашивал у неё дроид своим невозмутимым голосом.
И ей нечего было ему ответить. Невидящим взглядом она смотрела куда-то мимо него, едва ли осознавая, что происходит.
— Где Кассиан? — нетерпеливо повторил он.
Чёрные крылья стервятников кружили в небе, стремительно приближаясь, чтобы разорвать её на части. В ушах стоял их крик. Створки схлопнулись, и она упала на колени, а стая падальщиков накрыла её с головой.
— Мы вернёмся, — шептала она в бреду, пока чужие руки наспех перевязывали её раны. — Мы отомстим.

Отредактировано Jyn Erso (14-10-2017 10:07:07)

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Этот поезд в огне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC