faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Питер с притязательным видом понюхал джемпер и поморщился. Стоит поискать ещё, наверняка где-нибудь на нижней палубе есть тот угол, который Квилл не обыскал на предмет более свежей одежды. Хотя, с тех пор, как на корабле стала обитать целая семья Стражей, искать что-то здесь стало просто бесполезно.
Распинывая в стороны какие-то болты и железяки, которые как хлебные крошки повсюду оставлял за собой Ракета, нахмурившийся Командир искал глазами тканевую жертву, от которой не так сильно пахло мужчиной.
— Не вот это ищешь? — в хвосте корабля, у той части, которая условно считалась территорией Гаморы, стояла последняя в галактике Хобериска с последним в галактике чистым джемпером Питера Квилла наперевес. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Wild and Russian


Wild and Russian

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

Wild and Russian
От людей на деревне не спрятаться,
Нет в деревне секретов у нас, -
Не сойтись, разойтись, не сосвататься
В стороне от придирчивых глаз.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://68.media.tumblr.com/1cbd02ade0bd6322ba37c73e93e9d8e4/tumblr_omnptzjCSn1w1an65o2_540.jpg

velen

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Natalia Romanova, Geralt of Rivia

Велен, Вроницы

АННОТАЦИЯ

Раз в тысячу лет открываются врата из совершенно разных миров и в совершенно разных точках. Теоретически оттуда может выйти кто угодно...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

31

Он с некоторым подозрением посмотрел на женщину, сидящую где-то примерно напротив. Он не понимал ее, но считал это нормальным, он не пытался вызнать больше, чем ему полагалось знать. Его дело - предупредить обо всех тех неудобствах, которые ждут их в дороге, но рассказать обо всем попросту не смог бы. Не хватило времени и терпения, да и красочно рассказывать Геральт не умел. Она все обязательно узнает сама, раз уж, уповая на свои силы, отправляется с ним в неизвестно путешествие. Выйдут они за пределы Врониц и только удача будет им помощницей, она укажет им путь. А если удачи не будет рядом, за нее это сделает случай. Ведьмак никогда не останавливается, ему постоянно нужно зарабатывать на то, чтобы выжить не в стычке с монстром, но в мире людей.
И та страшная реальность, о которой Наталья еще не знает, она по-настоящему бывает ужасающей. Свисающие с сучьев обглоданные трупы казненных - это малая часть их великого, жестокого мира. Мира, в котором правит сильный, в котором всё решает сталь. В котором у тебя нет даже малой возможности остановиться и перевести дух, потому что даже за пределами битвы, ты борешься за свое выживание. Когда опасность - это вещь, о которой нужно научиться помнить даже во сне. И это не все те странные вещи, к которым Наташа выражала готовность своим взглядом, своим выражением лица. Он знал, что она жила жизнью такой же активной, она умеет драться, но ее способы борьбы в корне не подходят этому миру. Она ведь даже на лошади нормально не держится. А что если придется убегать? Конь ее просто скинет или она упадет сама, даже мутанту не хватит сил и времени, чтобы оправиться и вскочить. Да и куда там, если позади тебя погоня. Последнее, что ты увидишь - это клинок перед твоим лицом, последнее, что ты запомнишь - чувство горячей крови на своем теле. Своей собственной крови.
Но решение уже принято и что будет дальше... кто знает.
Геральт поднялся со своего места, молча вытер чистенькой салфеткой рот, он не такой варвар, каким мог показаться. Сухо поблагодарил повара, который скрывался в задней части столовой и позвал за собой свою спутницу. Времени у них было мало, терять его попусту незачем. Все приготовления к долгой дороге (на самом деле Волк даже не знал, на сколько она затянется) Геральт производил машинально. Он попросил девушку взять все необходимое, прекрасно понимая, что брать ей, кроме собственного морального состояния. И у него вещей было не так много. Он сгреб в седельные сумки тщательно промытые колбы от эликсиров, приготовит всё, что нужно в дороге, ближайшим вечером во время стоянки, пока алхимия ему без надобности. Хорошенько проверил амуницию: крепость доспехов, их целостность, изношенность; насколько острые мечи, хорошо ли натянута тетива в арбалете и сколько у него осталось болтов. Пересчитал свою зарплату за вилохвоста. Хватит, чтобы добраться до следующей деревни и уж там Геральту оставалось надеяться на хоть какой-то заказ. Теперь он с прискорбием понимал, что придется даже брать утопцев, потому как ничего другого ему не остается и гордость в работе - именно то качество, которое Геральт из Ривии умел в себе подавить. Утопец, так утопец. Риггер, так риггер. Без разницы, кто, если он ведьмаку по зубам. А если когда-нибудь в его руки попадет контракт на существо, что ему не по зубам, что ж, это будет конец истории Геральта из Ривии. Как конец любого другого ведьмака.
- Я надеюсь, ты умеешь стрелять из лука - кинул он полностью готовой к дороге Наташе и свистнул конюху.
Молодчик привел к ним двух конец. Ладную высокую лошадку для Натальи и красивого коня с мощным задом и круглыми боками для Геральта.
- Смотри не ошибись мастью, мастер с тебя шкуру снимет - бросил ему безучастно Геральт, погладил коня по морде.
- Таки не ошибася я, милдстарь. Распоряженице Барона, кхэм, - у мальчика не было трех левых зубов, задних. Это ведьмак понял из говора. - Этот конь для вас.
- Входит в плату? - Кивнул ведьмак и позволил себе немного улыбнуться. - Благодарю. Передай мои поклоны Барону. Седло подобрали моей спутнице? Она плохой наездник, пока что.
- Как велелось.
Он осмотрел лошадь Натальи. Уступчивая, не упрямая, должно быть, не самая породистая и не самая быстрая, но они и не на войну собирались. Возможно, даже, одна из тех лошадей, на которых они сюда прискакали. Подойдет, главное, чтобы нрав свой не показывала и из седла не вывалила.
- Езде будем учиться в дороге - Геральт забрался на на коня, позволил конюху поправить седельные сумки. Конь бил копытом. Вот у него точно характер был. - Приготовься. Будет тяжело и очень больно. Главное, держи в спину и чувствуй, как идет лошадь.
Он ударил коня по бокам и пустил его вниз к воротам. - Поводья натяни правильно, вот как у меня - он продемонстрировал ей ладонь с правильно взденутыми между пальцами поводьями. - Один ремень между мизинцем и ладонью, да, правильно. Управляй лошадью мягко, они умные и поймут, чего ты хочешь, не зря у них в зубах железка. Хочешь влево, слегка мизинцем тяни левой рукой, чуточку, держи правильно локти, не опускай, лошадь примет это за знак стоять. Правую ногу прижми ей в богу, левую отставь, вот так. Видишь, она поворачивает.
Геральт чуть усмехнулся, он помнил, как учился верховой езде сам. И сколько раз лицом собирал навоз.
- Тихонько. Мы никуда не торопимся. Твоя лошадь будет следовать за моей, так что не напрягайся сильно - он направил коня к деревне. Под копытами чавкала дорожная грязь. Люди провожали их взглядами, женщины махали руками, Геральта здесь всегда помнят и всегда ждут. Он знал это.
- Весемир, наш старший ведьмак, научил меня ездить верхом. Мне было семь или шесть лет. У меня ноги столько не раздвигались, насколько широким было седло. Однажды я упал, прямо коню под копыта. Он разобрал мне челюсть так, что Весемир подумал, что скопычусь сам. А нет, и шрама не осталось. Я говорил тебе, кто такие ведьмаки? - Геральт даже не смотрел на свою собеседницу, ее лошадь шла рядом, а впереди... впереди была только дорога. И ожидания ответа от Йеннифер.

+1

32

Наташа оглядела лошадь, прежде чем подойти к ней. Наталья совершенно не умела ездить на лошади и в этом она убедилась, когда они добирались до Врониц. Но Наташа была не из тех, кто легко сдается. Вряд ли в этой жизни было то, с чем она бы не справилась. По крайней мере в ее мире, она легко и быстро обучалась любому мастерству, воспринимала информацию и запоминала. Тут, она и не сомневалась, ее успех потерпит свои трудности, но она была готова к этому. Пусть не физически, не смотря на то, что у нее была хорошая физическая подготовка, но морально. Тут на нее смотрели совершенно иначе. Никто не знал ни ее, ни ее навыков и способностей. И не всякие ее умения здесь были уместны. Какие именно ей предстояло узнать. Наталья ни чуть не сомневалась в своем выборе. Для того, чтобы познать то, что вынужденно сейчас ее окружает, нужно изучить все это не только на слуху, но и на собственном опыте, убедиться, что мир этот совершенно различен от привычного ей, познать его и понять насколько велик процент ее выживания здесь. По привычке, Наталья анализировала все, что происходило вокруг, пыталась продумать каждый свой шаг, но в какой-то момент казалось, что все это совершенно неправильно, что ей нужно делать так, как ей говорят, не обдумывая заранее свои действия. Обстановка вокруг была слишком непредсказуема, чтобы Наташа могла знать точно, как ей следует поступить. Сей факт мысленно отправлял ее обратно в прошлое, в котором она была еще слишком юна для детального анализа собственных действий и делала все именно так, как ей велели. Тогда она обучалась жизни в ее мире, теперь же она обучается жизни в этом мире, поэтому выбирать особо не приходилось.
Оседлать лошадь с чужой помощью оказалось еще пол беды. Седло показалось Наталье гораздо более удобным, чем первое. Да и сама лошадь была куда спокойней, что добавляло неопытной наезднице уверенности. Наташа внимательно слушала Геральта и старалась делать так, как говорит он, не упуская ни единого слова. Наташа всегда была послушной и способной ученицей, вероятно, это пригодится ей и сейчас. Конечно, взять поводья так, как было правильно, получилось у женщины не с первого раза. Зато с первого раза она умудрилась едва ли не упасть с лошади. Однако, рыжей все же удалось удержаться в седле и, наконец, правильно взять поводья. Лошадь шла неспешно, нагоняя другую. Постепенно Наташа разобралась с тем, как нужно правильно сидеть, чтобы удержаться в седле. Это казалось весьма неудобным. Наталье гораздо привычней было ездить на транспортных средствах ее мира. Надобность в лошади, как в средстве передвижения уже давно сменилась более удобным и практичным транспортом. Но жаловаться было не на что - не идти же ей пешком. К тому же Наталья сама изъявила желание отправиться в это нелегкое приключение на поиски Цири.
Наташа поравнялась с Геральтом и наконец смогла отвести сосредоточенный взгляд от поводьев. Впереди виднелась дорога, по бокам обрамленная лесом. Наташа не знала точно, да и не могла знать, куда именно они направляются. Но понимала, что путь предстоял не близкий, а шансы на то, что в конце концов они найдут ту, что им была нужна были ничтожны малы. Наташа предпочитала смотреть правде в глаза, а не окутывать себя никому не нужными надеждами. Удача никогда не сопутствовала рыжей, видимо, они в не в ладах были изначально. Поэтому Наташе оставалось верить только в удачу своего спутника и в то, что он знает, что делать. Быть может, Наташа зря все это затеяла и ей следовало остаться в городе и дождаться Йен, тем самым обезопасив себя, может, этот путь будет слишком сложен и Наталья попусту зря возложила столько надежд на свои силы, но разворачиваться назад было не в ее правилах. Если идти вперед, то идти до конца. Пусть даже тогда ее постигнет разочарование. Весь этот путь, она была уверенна, научит ее большему, чем научилась бы она оставшись. Наташа тверда в своих решениях.
На удивление, но у нее получалось. Постепенно лошадь начала слушать наездницу, а та в свою очередь старалась не допускать никаких резких движений. На какое-то мгновение Наталья представила, как нелепо она смотрится со стороны. Она никогда не задумывалась о том, как она смотрелась со стороны, обучаясь чему-то попусту по тому, что у нее не хватало на это времени. Требовался либо тщательный подход в обучении, либо наоборот. Но сейчас она оказалась вне этих рамок и, от части, могла себе позволить это представить. Это выглядело довольно забавно, Наталья даже усмехнулась, но тут же вновь сосредоточилась на лошади, поводьях и дороге.
Наталья легко мотнула головой и мельком взглянула в сторону Геральта. Кажется, на Наташу свалилось слишком много информации, а времени, чтобы ее расформировать не хватило. Но, к счастью, это было поправимо.
Ведьмаки? — переспросила она, вновь устремляя взгляд на дорогу, — Кажется, нет.
Быть может, Наташ просто не уяснила, кто они такие до этого. Единственное, что она понимала четко и ясно - они не совсем простые люди. Но и не как она, быть может даже не как Стрэндж и понимание Натальи самого их названия могло в корне разниться с тем, что было на самом деле. Пожалуй, ей даже было полезно узнать, кто они такие и что из себя представляют. А так же как ими становятся, если, разумеется, становятся. Конечно, это можно наследоваться из поколения в поколение, но что-то подсказывало рыжей, что генетически это всяко не обусловлено. Скорее этому обучают и, вероятно, с раннего детства. Собственно, как и ее когда-то обучали по программе, так и здесь. Только вот навыки и способности здесь получают абсолютно иные.

+1

33

Геральт тяжело вздох и сам себе улыбнулся. И правда, такой пласт информации, самой важной, конечно же, нужно было рассказать Наталье. Даже если она последние пять минут здесь или же, напротив, пробудет здесь еще лет пять, а то и больше. Он не брался загадывать, но внезапно на его голову, вроде бы, заскучавшую, свалилась забота о пришельце из другого мира. Было ли это совпадением или нет, но это заставило его снова связаться с жизнью, которую он недавно решил покинуть. Снова начать искать дочь, снова связаться с Йеннифер и попросить ее помощи. И все это вокруг одной Наташи, которая взяла и вытянула его из трясины рутинной жизни. Геральт ведь, по сути, потерял всех. У него не было даже Весемира, который всегда помог бы советом. Старый ведьмак, прилично поживший свое, оставалось лишь надеяться, что где бы он сейчас не был, в какой бы мир не попал после смерти, он по-настоящему счастлив. А у каждого ведьмака свое понятие счастья.
Геральт своего так и не осознал, не сформировал. А ведь он уже девятый десяток на земле живет. Может быть, это, и правда, последняя ступень его жизни, последний рывок в конце которого его будет ждать покой. Как бы там ни было, отступать он не имеет права. Да и альтернативы никакой не было. Он вовсе не старался сбагрить Наталью, как это могло показаться, ему приходилось путешествовать в еще более сложной компании. Например, в компании Лютика. Неугомонного человека, который мало того, что никогда не затыкается, либо городит ерунду, либо поет, либо говорит о себе, так еще и попадает вечно в дерьмо разного масштаба и вида.
Наталья, которую нужно было обучить ездить верхом и нормально держать меч в руках - не самая большая проблема. Главное, что в случае чего она всегда может за себя постоять.
- Мы мутанты, простой народ не любит нас, потому что в прошлом у нас имелась не самая лучшая репутация - как и у всего в истории. Герои когда-то все равно побывали злодеями, злодеи так или иначе выросли из добряков, ничего идеально чисто морального нет у них. Все замазано кровью, обманом и несправедливостью, а жертва всего этого лишения - кнехты, не понимающие ничего и не видящие ничего дальше своего двора.
- Нас создали очень давно единственно с одной целью - уничтожать чудовищ, которые населяли этот мир после Сопряжения Сфер. Все эти выродки попали сюда точно так же, как и ты - через открывшийся портал. В истории это время назвали Сопряжением Сфер, якобы какие-то там звезды совпали и весь мир погрузился в хаос, полярность поменялась, совершенно разные миры соприкоснулись. Тогда были созданы мы - бороться за существование человечества. Не за бесплатно, нас никто не поил и не спонсировал, так что наши услыги всегда были платными. Но порой мы брали плату не деньгами...
И вдруг в голове вспыхнули воспоминания. Такие яркие, такие дорогие, ценные и ужасно тайные. Его разговор с Калантэ в Цинтре. Обещанный ему ребенок, оказавшийся девочкой и не пригодный для обучения у ведьмаков. Но уже тогда сеть Предназначения была соткана и Геральт не мог от нее убежать.
- Мы забирали у сельчан детей, мальчиков, чтобы продолжать свой цех. Ни для кого не секрет, каким пыткам подвергается человек во время мутаций. Выживает три мальчика из десяти. Родители рыдали, но ничего не могли сделать. После нас стали бояться. По разным причинам.
Они разбойничали, многие уходили из своих цехов и вместо того, чтобы убивать чудовищ, подавались в бандиты. Ведьмак сам по себе - не человек, особенно опасный для общества, а если он направляет свое оружие против этого самого общества? Он прекращается в чудовище, которое трудно будет победить даже армии. Кнехты сочиняли страшные сказки о ведьмаках, которые съедали детишек и крали их из деревень, как надругались над женщинами и делали прочие типичные злодеяния. Но этого хватило, чтобы ненависть к ним выросла в геометрической прогрессии.
И как теперь все это рассказать Наталье?
- У нас есть несколько школ. Мы называем их цехами. У каждого цеха - своя особенность, своя географическая расположенность. Я из цеха Волка. Мой медальон, чувствительный к магии и ощущающий чудовищ, свидетельствует о моей принадлежности к школе - он продемонстрировал медальон Наталье. Большая волчья голова устрашающе оскалилась и глаза пылали красным светом.
- Есть ведьмаки из школы кота, они там, ближе к Новиграду. Их осталось побольше, чем наших. Наш цех насчитывает всего три ведьмака и то... я не знаю, насколько актуальна информация. Выжил только я и два моих брата. Наш старый наставник погиб... недавно.
Он вздохнул. Будь спокоен, Весемир. Твои мальчишки, которых ты так долго и тщательно обучал, точно не пропадут.
- Насколько мне известно, все остальные школы физически разрушены. Ведьмаки разбежались по всему миру и занялись каждый, чем хочет. Мало кто следует нашему пути. Мало...
Лошади шли хорошо, рассказ подходил к концу.
- Кроме того, в нашем мире существуют чародеи. Простые люди, приспособившие силу, возникшую после Сопряжения Сфер, назвали ее магией, стали ее изучать. Одну такую чародейку я уже упоминал. Йеннифер. Надеюсь, ты скоро будешь иметь честь познакомиться с ней. А в остальном... в остальном наш мир похож на совершенно обычное проявление невежества и несправедливости. Здесь, на Севере два королевства - он обвел территорию вокруг - Редания и Темерия, самые крупные. Западнее - он оказал на светлое небо в никуда - нейтральные Ковир и Повисс. Еще западнее острова Скеллиге с населяющими их племенами морских разбойников. Южнее... Южнее - враг, который всегда хотел завоевать нас - Империя Нильфгаард, враг с которым эта земля никогда не примирится. Недавно прошла очередная война, закончившаяся очередной победой Редании, теперь эти земли опустошены и разграблены. И так было всегда, Наталья. Единственное наше ремесло - это война. Мы придумываем миллиард способов убивать друг друга.
Геральт сказал это сухо, но это издержки характера. Война никогда не нравилась ему, хотя он никогда не принимал ни в одной какое-то непосредственное участие. Когда эти земли разрывали два голодных пса с обеих сторон, Геральт был по-середине, он работал и на тех, и на других.
- Ведьмаки сохраняют нейтралитет. Каждый, как умеет. Мы не ввязываемся в войны и политику. Но... это тяжелее, чем кажется. И цена нейтралитета выше, чем кажется.
Он опять вздохнул.
- Ну, подгоним коней? Пустим их в галоп, я покажу тебе, как это делается. К закату прискачем в ближайшую деревню, там и остановимся. Согласна?

+1

34

Как ни странно, повествование о Ведьмаках не казалось странным, пугающим или же отталкивающим. Разумеется, на Земле, насколько было известно Наталье, такого не было. Родители отдавали своих детей добровольно, пытаясь спасти или защитить их. Они не знали, какое будущее ждет их чадо, куда оно попадет и как сложится его дальнейшая жизнь. Не знали они и то, кем он будет воспитан и каким образом будет происходить это воспитание. Они лишь пытались спасти жизнь своему ребенку. В те годы, когда Наташа только появилась на свет, именно так все и было. Она не помнила об этом, ей рассказывал Иван. Он многому научил девочку и растил ее до того, как отдать в руки Красной Комнате. Он, отчего-то, был уверен, что там ей будет лучше, там ей дадут большее и она со всем справится. Наташа не знала, почему он так решил, а когда спрашивала чаще всего он уходил от ответа, плавно переводя разговор в совершенно иное русло. Со временем Наталья поняла, что занятие это бесполезное и, что никакие настойчивость и упрямство не развяжут ему язык. Он считал свой поступок правильным решением и абсолютно добровольным, поэтому Наташа приняла его позицию безо всякого объяснения ее причины.
Из Наташи не делали искусную убийцу тварей из иных миров, ее не обучали ни магии, ни алхимии. Попусту по тому, что в ее мире в те времена подобное было не столь актуально. Но ее готовили, как убийцу наемницу. Она тоже участвовала в войне. Всего единожды, правда. В ее мире так же хаос и раздор творился на каждом шагу. И Наташа не по собственной воле всегда оказывалась вмешенной в политические дела. Она никогда не интересовалась политикой, у нее даже не было способностей к этому, но все же ей пришлось прочитать множество литературы и изучить множество хитростей, связанных с политикой. Но масштабные войны у них, к счастью, были редки. Люди чаще не ладили между собой, нежели вмешивались в дела других стран. Хотя, в настоящем времени все давным давно начхали на доктрину Монро, а многие и не считались с ней никогда вовсе и тем более не воспринимали всерьез, и активно вмешивались в жизнь стран-соседей и не только их. Наташа же сейчас не принимала ни чью сторону и фактически был нейтралитетом, хоть ее и объявили чуть ли не главным врагом народа. Наталья не была намерена менять свое мнение в зависимости от сложившейся ситуации.
В описании было что-то схожее. У Натальи тоже не было права на выбор - выбрали за нее. Однако в этом мире все было более жестоко. Наташу, конечно, вряд ли бы взяли в школу Ведьмаков, а к чародейству у нее никогда не было таланта. Единственной, кем она могла бы здесь стать - наемницей. И то это зависело от удачи Наташи. Она могла стать и обычной девицей, жить в какой-нибудь деревне, но сама Наталья в этом глубоко сомневалась. Ее-то уж скорее по воле случая забрали бы к Ведьмакам, нежели предоставили бы ей возможность на спокойную мирную жизнь. Хотя, покой тут только снится. Наташа уверенна: даже мирным.
Бесконечные воины, сражения, битвы - все это казалось еще большим хаосом. То, что происходит на Земле, по с тем, что рассказал Наталье Геральт - всего-лишь детское ребячество. Даже те инопланетные железные монстры были сущей ерундой. У Земли были защитники, герои, которых любили и обожали, которых чуть ли не носили на руках и не ставили каждому памятник во всяких городах страны. Здесь же Ведьмаков, которые по сути выполняли тоже самое - защищали и спасали людей - ненавидели. Чью сторону приняла бы Наташа, проживи она здесь всю жизнь - она не могла сказать точно. Ведь она знала лишь то, что лежит на поверхности, общее описание, что лежит на поверхности и доступно всякому. А может быть и не так. Однако Наталья по-своему, но усвоила то, что говорил ей Геральт.
Лошадь шла ровно, не смотря на то, что наездница ей попалась неопытная, но Наташа старалась и лошадь слушала ее. К ночи Наталья окончательно пообвыкнет и перестанет вовсе насчитывать кочки, в которые ее лошадь могла бы попасть, но к счастью, пока они оставались не тронутыми. По крайней мере пока она не упала и держалась верхом более-менее уверенно. Это уже что-то. А значит, с верховой ездой Наташа справится.
- Да, хорошо, — уверенно кивнула рыжая, тем самым отражая свою полную готовность.
Первые азы она уже освоила, теперь можно пробовать совершенствовать свои навыки. Главное - удержаться в седле. Кто знает, что поджидало их за ближайшим поворотом и сколько наемников они повстречают еще на пути. Хватит ли Наташе на них всех стрел, что лежали в колчане. Стрелы Клинта сейчас были бы кстати. Причем, вся его коллекция. Хотя, как успела заметить Наталья, здесь совершенно не обрадуются стреле, выпускающей слезоточивый газ или сеть. Здесь это было чуждо. Поэтому Хоукаю было бы тяжко без его любимых стрел, окажись он здесь вместо Наты. Наверняка, ему бы не понравились те стрелы, что хранились за спиной у Наташи в колчане. Но Наташу они устраивали. Если ими можно стрелять, значит они годны.
Наташа встряхнула головой. Чем больше она будет мыслить, тем больше у нее шансов отстать от своего спутника. В добавок еще и учителя. Раньше в дороге Наталье приходилось учиться всему самостоятельно. У нее не было ни помощников, ни тем более учителей. Многому ее научил лес. Если им придется какое-то время скитаться по лесу, Наталья знала как вынести из этого пользу, найти пищу и временный кров. Правда в этом мире ей будет не так легко. Их лес хранил множество секретов, о которых не мог поведать Наташе тот лес, который когда-то она знала наизусть. Но пока идти в лес необходимости не было, что существенно облегчало задачу.

+1

35

Вот и путь, о котором он ей говорил. Ведьмак окинул взглядом седельные сумки, на минуту призадумался - ничего ли не позабыл по Вроницах, не за чем ему будет туда возвращаться ли? В общем-то, поймал себя на мысли Ривийский, что даже если он что-то там оставил, он не вернется. Просто потому, что ему больше некуда возвращаться. Он жил, как ветер, которого несла работа и желание быть прокормленным и согретым в зиму и холодной ночью. Неизбежность зарабатывать любую копеечку непростым ремеслом убийства. Он чувствовал, что его спутнице это близко по духу, но ему искренне не хотелось втягивать ее в эту жизнь. В паршивую, с какой стороны ни посмотри, жизнь. Там нет добра и нет никакой красоты, а даже такой скупой на понимание прекрасного человек как Геральт знал, что прежде, чем разочароваться во всем вокруг, нужно научиться любить эту жизнь, нужно увидеть красоту, чтобы понять, насколько все может быть безобразно. Другими словами, каждый человек должен был создать для своих грустным дум какую-то почву, обзавестись воспоминаниями, которые не дадут ему уснуть в нужный момент. Просто потому, что они такими были созданы. И если перестать переживать и думать, вспоминать, сожалеть, можно легко превратиться в чудовище.
Или в ведьмака. А кто, как ни ведьмак знает, что это такое - быть им. Постоянно ругать себя за невозможность полностью вдыхать эту жизнь, полностью ее чувствовать. Пусть притупление сенсорики для Геральта не было свойством мутаций, а всего лишь чертой характера, ему удобнее было этим прикрываться. С какой стороны ни посмотри, они все такие были - в чем-то больны, в чем-то недоразвиты, в чем-то не успели или чего-то не смогли понять и впустить в свою жизнь. Ламберт - чувствие, Эскель - любовь. Геральт - красоту.
Посвящать во все это человека, который не был создан для этого мира, Геральт не хотел. И твердо решил, что будет отгорождать Наташу от всего, что могло бы испортить ее впечатление о них.
- И все же, живем мы не в аду - вздохнув, сказал Геральт. - Есть и в нашем мире чудеса, есть и в наших людях нечто такое, чего нет ни в каких других.
И пусть он с ходу не скажет, чего это такое в них есть особенное, просто важно быть уверенным, что оно есть. Иначе и мир не мил. И нет никакого смысла спасать его от угрозы быть сожранным какой-нибудь очень голодной бруксой.
А пока лошади шли, стройно и хорошо, у них было время подумать каждый сам за себя. Геральту нечего было рассказывать, он был уверен, что Наталья знает, что такое война. Разве что никогда не видела ее своими глазами - не войну лука и стрел, войну ржущих лошадей, топота бронированных ног, дробленных мечом и топором костей, разломленной в шлеме головой и вытекающими через вывалившиеся глазницы мозгами. Войну трупов, сожженных деревень, поломанных жизней, изнасилованных детей. Войну страшную. Пир стервятникам. Но если у нее достаточно богатая фантазия, она может представить. Любая война, какой бы она ни была, являлась вещью страшной и в лишнем обсуждении не нуждалась.
Ну а красота. Красота была вокруг них. Геральт считал, что друиды понимают красоту буквально - то, что нужно для глупеньких. Они считают прекрасным всё - от осиного гнезда до лошадиного дерьма  на дороге. И это их право. Может быть, они и были правы в своем видении мира. Нетронутого и прекрасного, дикого, где человек - не лишнее звено, а часть этой длинной цепочки. Друиды научились жить в природе. Научились видеть поэзию в кроваво-красных закатах, привыкли любить отвратительно холодные ночи, научились прощать клацающих зубами и рвущих теплую плоть существ. Научились это любить.
Их научили  это ненавидеть.
Что еще об этом мире мог рассказать ведьмак? Ничего. У Наташи были ее глаза и она все ими видела. А чего не видела - то и представить не сможет, даже если бы Геральт принялся об этом рассказывать в стихах.

Они провели в долгой дороге чуть больше дня. Ночью остановились на привал, расстелили лежанки, Геральт отказался спать. Впал в медитацию, которая заменяла ведьмакам сон. Это позволяло ему быть в постоянном взаимодействии с реальностью, но и отдохнуть тоже. Сидя у костра, он чувствовал дуновение ветра и теплоту остывающего огня, слышал лес, слышал, как чавкают что-то на своем языке (а был ли у них свой язык?) утопцы далеко на берегу реки, слышал, как стонет рожающая волчица за холмом. Слышал, как шныряют вокруг зайца, а когда любопытная лиса утром зашла к ним в небольшой лагерь посмотреть, что люди делают, Геральт даже позволил себе открыть один глаз. Животное застыло, столкнувшись с ведьмаком глазами.
Геральт закрыл глаза и чуть улыбнулся. Он услышал, как лиса вытаскивает из кармана его сумки жопку обгрызанной вяленой колбасы и, довольная кражей, бежит обратно в лес. Кормить потомство перед зимой становится все труднее.
И так продолжалось несколько дней. Днем Геральт показывал Наталье приемы конной выездки, помогал ей ездить верхом, гонял ее лошадь с женщиной верхом вокруг, поясняя, как нужно двигать бедрами и что такое "ощущать лошадь", к вечеру они останавливались на еще один привал, доедали остатки пищи, а когда закончился последний кусок сыра, Геральт поймал и освежевал зайца, пожарил на костре. Без приправы и прочего, даже без соли, но вышло сочно. То, что надо в дороге. Не сказать, чтобы такой режим не задерживал его, но ведь и торопиться им было некуда. Уж Геральту - точно. В конце концов, одним прекрасным вечером он обстругал пару палок и протянул одну Наташе. И начал обучать ее тому, что знал сам.
Это пробудило болезненные воспоминания. Воспоминания о Цири. О девочке, которую они обучали в Каэр Морхене. Ведьмаки настолько хорошо выучили ее, что теперь она в любой ситуации и против любого силача могла постоять за себя. Наталья была ловкая, быстрая, крепкая, она знала, что такое "линия атаки", знала, как уворачиваться, гибкая, она прекрасно владела своим телом и хорошо дралась на кулаках, однако меч - совсем другое оружие и, как Геральт заметил, пусть и не сложное в освоении такой умелой женщины, как она, но все же чуждое ее руке. Однако это убивало время, заставляло развеяться, выводила на разговоры. И снова заставляло его скучать.
Каждую ночь, пока птицы еще не сели ночевать на свои ветки, он выглядывал черного ворона.
Он ждал Йеннифер и с каждым днем не полученного ответа ему казалось, что чародейка просто проигнорировала его. Вполне возможно, что птица еще не долетела, она могла погибнуть по дороге, быть сбитой или застреленной, но все же... что-то внутри подсказывало ведьмаку, что Йен получила письмо. Просто ее еще нет.
И что ему делать, если она так и не появится?
На пятый день они приехали в небольшое село, название которого у Геральта из памяти вылетело. Зашли в корчму, он взял по две огромные кружку пива, попросил Наталью попробовать. Набросали в желудки еды и сняли две комнаты в корчме. Не самые лучшие, зато от проливного дождя в ту же ночь это их спасло...
А утром...
А утром явилась Йеннифер.

0

36

Йеннифер не ожидала получить письмо. Точнее, получить его с таким содержанием. До неё доходили слухи, мол, видели седовласого ведьмака с желтыми глазами и он кого-то ищет. Это мог быть только Геральт, и никто иной, и она прекрасно понимала, что ищет он именно Цири. В очередной раз. Рано или поздно он бы все равно написал, и был бы совершенно прав - чародейка действительно поддерживала связь с приёмной дочерью. Иногда магически, но чаще письменно. Насколько Йеннифер знала, Цири собиралась ехать на границу Белого Сада и Нильфгаардской Империи убивать грифонов. Не слишком сложный заказ, но плату обещали достойную за целую стаю летающих тварей.

Запах в корчме стоял тот ещё.  Чародейка невольно подносит руку к носу, чтобы духами заглушить такое тошнотворное амбрэ. Моча, блевотина, перегар... Не самое лучшее место. Хотя чего она, собственно ожидала от забегаловки в дне езды от Вронниц, которые тоже не назовешь чистейшим местом, благоухающим розами.
Йеннифер остановилась недалеко от входа, осматриваясь. Высматривая Геральта и незнакомку, про которую он писал. Чародейка идет вдоль стены, выискивая знакомую серовласую голову. На женщину кидали однозначные взгляды местные мужики, деревенские бабы фыркали, бубня между собой. Йенна заметила ведьма как раз вовремя, когда пьяненький альфа-самец уже пошатывающейся вальяжной походкой направился к ней.
- Здравствуй, Геральт, -  присаживаясь за стол, произносит чародейка и потом уже обращает внимание на его невольную спутницу. Не знай Йеннифер, что эта женщина из другого мира она приняла бы ее за чародейку. Идеальная кожа, волосы, ногти, одежда. В целом она была слишком чистой для обычной деревенской девушки, да даже горожанки.
Белый Волк был прав, когда предполагал, что Йеннифер сначала расспросит обо всем, что могла знать Наталья. О магии в ее мире, науке, параллельных мирах, существах, населяющих Землю. Как ни странно, но все же большую часть населяют люди, монстров и различных чудовищ было по минимуму. По крайней мере так думала наемница. Магия по большей части существовала только на страницах фантастических книг; в нее не верили, а чародеев и магов считали профессиональными шарлатанами. Не сказать что и здесь в плане мошенников было по другому, но в этом мире точно знали о существовании школ магии, о существовании чародеек и магов. Даже больше - последние годы на них была охота.
- Ты сказала, что у вашего мира последние годы слишком тонкая грань с другими мирами... Ты имеешь ввиду, что материя между ними начала прорываться, заставляя миры сливаться друг с другом?.. - Йеннифер чуть нахмурилась, желая узнать об этом немного больше. Ведь если миры начали сливаться, то может ли это произойти и с их миром? Образуется ли единая Вселенная?
Все оказалось не так страшно, как предположила чародейка. В мире Наты все чаще стали открываться порталы, даже парад планет мог спровоцировать открытый коридор сразу сквозь несколько параллельных миров. Также Романова рассказала о том, что некогда говорил некий Тор - о том, что Земля лишь один из восьми миров. Разумеется по их классификации. На самом же деле их было гораздо больше. Это все сильно истончало раздел миров, угрожая разрывом.
В целом ей все было ясно. Теперь можно было и перейти к делу. Прямо сейчас, в данный момент, Йеннифер не могла связаться с Цири, но все это было поправимо буквально в течение недели. В ее лаборатории было все необходимое: мегаскоп, кристаллы. Если все плохо, то чародейка могла воспользоваться и магией. Заколдованный ворон в миг найдет ее приемную дочь и доставит письмо.
- Здесь не безопасно. Предлагаю провести все операции на Скеллиге - в моей лаборатории, - Йеннифер встала и хотела было уже направится к выходу, но пройдя пару шагов обернулась. - Геральт... Зная как ты не любишь телепорты, с собой не зову. Встретимся в порту. За неделю доберетесь? - чародейка слегка наклоняет голову, поправляет черные кудри и невольно заглядывает в глаза ведьмака. Сердце невольно йокнуло, но ей удалось подавить эмоции. Это только их дело, никого не следует в это вмешивать. Но неловкая пауза все-таки повисла.

Йеннифер, как и обещала, провела все нужные процедуры. Наготовила элексиров, собрала необходимые алхимические элементы, нашла необходимые заклинания и их описания, тщательно все изучила. Даже Мышовура для подстраховки позвала! Геральт и Наталья ждали в столовой, сама же чародейка расхаживала по помещению, время от времени поглядывая в сторону входа. Цирилла должна была прийти с минуты на минуту. За окном хлестал дождь, гремел гром и сверкала молния, завывал ветер. Вероятно поэтому она не услышала как телепортировалась Цири, и обратила внимание только на настойчивый стук в дверь.
- Цири, - Йен не смогла сдержать теплой улыбки, едва увидев дочь.

0

37

Этот мир совершенно отличался от Наташиного. Она осознала это довольно быстро, но не сразу спешила смериться с этим. Даже этот мир смутными отголосками напоминал ей ее прежнюю жизнь. Словно та жизнь была как-то связана с жестокостью этого мира. Но на самом деле здесь все было иначе. И очень скоро Наталья убедилась в этом лично. Этот мир поражал живописностью природы, разнообразием лесной живности, характером, повадками и привычками людей. В какой-то степени он завораживал. Хотелось прикоснуться к нему куда ближе, чем предоставлялась возможность. Ощутить на собственной шкуре то, что годами испытывали на себе люди, живущие здесь. Но с другой стороны, он отталкивал, пугал, от него хотелось бежать. Неведомо куда и зачем, но как можно дальше. Быть может таково было впечатление от услышанных рассказов, а, вполне возможно, так оно и было на самом деле. Наверняка, кто-то мог бы описать этот мир куда еще более живописнее, во всех красках, чтобы дать Наталье возможность понять, что какая-то часть света и в кромешной тьме изредка появляется. Но подобные рассказы Наташу не интересовали от слова совсем. Видеть реальность в розовом свете было отнюдь не ее коньком. В любом случае, она убеждалась в правдивости услышанных слов по пути. И лучше бы ей видеть его так, чем разочаровываться после.
В какой-то момент, она и сама не заметила, какой именно, она перестала сравнивать миры, сталкиваясь с чем-то новым уже не оглядывалась назад, вспоминая о том, к чему она привыкла, ища отличия и сходства. Было здесь и то, что могло отдаленно напоминать мир Натальи. Но то было столь прозрачно, что его можно было не заметить или вовсе упустить из виду. Однако Наташа была крайне внимательна. И все же у Наташи оставалось слишком мало времени, чтобы рассуждать об этом. Она старалась проникнуться теми местами, в которых находилась. Возможно, понять их до конца у Наташи не выйдет. На это требовалось времени куда больше, чем находилась здесь. Она не успеет. Поэтому Наталья вникала в то, с чем сталкивалась на пути, без особого предвкушения последствий. Она честно и до последнего старалась делать все, что было в ее силах, все время пытаясь превзойти саму себя. Это нужно было ей, когда она училась выживать в своем мире, теперь было полезным и здесь. Но не все навыки, которыми столь умело пользовалась Романова в своих шпионских заданиях здесь имели свое место. Постоянно приходилось учиться чему-то новому или же учить заново старое. Для Наташи, неоспоримо, это был весьма бесценный опыт, который есть вполне возможно может пригодиться в будущем. Но сейчас Наталья не смотрела в будущее, живя настоящим. Тем днем и часом, в которые проживала, смутно представляя себе, что может ожидать ее впереди.
За все это время Наташа практически не спала - она не могла даже заставить себя заснуть, она выглядела усталой и была изрядно вымотанной. Но она не зарекалась об этом и даже не пыталась отлынивать от дел, обучения, долгой изнурительной езды на лошади. Наталье удалось освоиться в седле, хоть это было не так просто, но Наталья и не рассчитывала, что будет легко, а стертые до крови бедра безустанно напоминали об этом. К счастью, лошадь Наташе досталась толковая, послушная и смирная, что для неопытной наездницы стало большим плюсом. От Наташи не слышно было не жалоб, ни изнурительных вздохов. Если ей удастся вернуться домой и ее квартиру еще не оккупировали, первое, что Наталья себе позволит - хорошенько выспаться. Сейчас же ей было не до сна, хоть на него и отводились часы.
В последнее время, Наталья мало о чем спрашивала и в основном молчала, усваивая уже накопившиеся за дни информацию. Ей предстояло еще во многом разобраться и пока информации было достаточно. Наташа понимала, что по возвращении, она уже не сможет смотреть на окружающее своим привычным скептическим взглядом. Многое теперь представлялось совершенно в другом свете. И от этого очень сложно будет избавиться. По мимо этого, там Наташу ожидали оставленные неприятности, от которых вряд ли можно было избавиться простым (или не очень) исчезновением в другой мир. Молчание в этот раз было не привычно даже для самой женщины. Но это было весьма удобным. Особенно, когда не каждая полочка еще вмещала в себе то, что должно быть в ней. Наташе даже казалось, что отсутствие диалога не напрягало ее спутника. Каждый был погружен в собственное размышление, изредка перекидываясь дежурными фразами с напарником.
Так они находились в пути около пяти дней. Наташа уже не считала дни, сбившись на третьем, а может и на втором, но длинные бессонные ночи запоминались сами собой, оттого Наталья могла определить примерное пребывание путников в пути. Появившееся в поле зрения село не предало рыжей никакой радости, в общем-то как и никаких других эмоций. Сколько еще таких селений нужно проехать прежде чем они доберутся до места? А ведь Романова и понятия не имела, куда они держат путь. Впрочем, чем быстрее они до туда доберутся, тем лучше. Наташа чувствовала как ее усталость в конце концов перешла к ее лошади, которая время от времени спотыкалась на ходу о что-нибудь не столь существенное. Но Наталья не жалела ни себя, ни лошадь и позволила последней отдохнуть лишь, когда они прибыли на место. Наташа уже не знала, чего ожидать. Довериться абсолютно незнакомым людям было единственным выходом. Ей чрезвычайно повезло встретить Геральта в той деревушки, в которой она оказалась изначально. Неизвестно сколько бы времени ушло у нее на весь этот путь. Хотя, вряд ли она смогла бы добраться самостоятельно. К тому же неведомо куда. И тем более самостоятельно она точно не нашла бы того, кто разбирается в порталах. Быть может, в своем мире таких она отыскала бы, но не здесь. Здесь на первый план постоянно выступала борьба за выживание. И большинство мыслей было именно о ней. Что существенно мешало на пути к желаемой цели. Но сейчас, Наталье казалось, что у нее есть шанс вернуться домой. Что в этом мире действительно есть тот, кто способен ей помочь вернуться в ее мир. Наташа не раз думала о словах Геральта о том, что она может вернуться совершенно в иное время. Это ее не пугало, но настораживало. Сколько бы раз она не обдумывала его слова, столько же она представляла себе то, что будет ожидать ее дома. И всякий раз все сводилось к тому, что было бы лучше, если бы она вернулась в тот же день, в тот же час. Но никто не обещал такой точности.

0


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Wild and Russian


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC