faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьупрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Тайму Год!!
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Красота, верно, создана для того, чтобы что-то портить.
Если повезет как фабричному рабочему, вкалывающему по двенадцать часов в сутки на пропахшей прогорклой ворванью китобойной мануфактуре — только мысли; прикоснувшись к красоте, он скособочится от невозможности быть постоянной, неотъемлемой частью этого великолепия, но печаль его быстро угаснет — у простого народа попросту нет на нее времени. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Всадник на вороном коне [The Witcher]


Всадник на вороном коне [The Witcher]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Всадник на вороном коне
Идёт охота на волков
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/OCTJfk2.gif https://i.imgur.com/zpO8R5f.gif

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри.
Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей.
И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий;
елея же и вина не повреждай.
Откровения 6:5-6

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Triss Merigold & Iorveth

лето 1272 г. Окрестности Новиграда

АННОТАЦИЯ

В Час Презрения бывшие враги становятся друзьями, если у них есть общий враг.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Iorveth (14-09-2017 21:20:22)

+3

2

Ведьмак 3 - Каждому ещё по партейке!


     Война идет, войне дорогу. Сбитая с толку, немного потерянная, но и не думающая сдаваться. Как-то раз, там, на Холме, она уже сдалась. Это ощущение было с Трисс до сих пор, ползало по её коже, даже когда она изо всех ил тёрла по ней вехоткой. Не проходило, не сдавало позиций, не позволяло заснуть, не вспомнив, как упала в обморок от страха.
В одиночестве, впрочем, была и своя свобода, было своё спасение: она чувствовала себя свободной, никогда не спешила на встречи. Знала, что и за неё позаботятся... Её любимые люди сами позаботятся о себе, а её тревога ничего хорошего не принесет, только головную боль наутро - она знала, она пробовала.
     Война неожиданно стала спасением для чародейки. Нильфы и сами не подозревали того, что отвлеки все внимание Радовида на себя, дав оставшимся в живых (очевидно, по очень счастливому стечению обстоятельств) чародейкам глоток свежего воздуха. Только вряд ли это очень надолго.
Дом Меригольд в Новиграде, прекрасный дом в три этажа стоял на продажу. Рыжей оставалось только скрипеть на него зубами, выдумывая план, как бы возвратить себе своё же.

     Лето в Новиграде всегда было жарким, прибрежный климат и соленая влага заставляли местных жителей изнывать от марева. Сегодня был как раз такой день. Солнце не палило - жгло, и Меригольд подумала, не заключила ли Храмовая стража уговора с самим светилом. По своему обычаю чародейка летом носила глубокие красивые вырезы, что, как это было типично для Новиграда, почти не выделяли её среди остальных женщин, несмотря на капюшон, скрывающий лицо. Магии никакой: вы идете, вы видите голые сиське, вы не обращаете внимания на лицо. Правда, магия, скрывающая характерный шрам через всю грудь, требовала больших усилий.
     Жила Меригольд в Обрезках, вернее приходила ночевать, и то не всегда. Она искала чародеев, чародеи находили её. Иногда Меригольд брала мелкие заказы, и её всё ещё не поймали. Иногда чародейка заказывала какие-нибудь травы или элексиры из Ковира, Вызимы или Цинтры. Война мешала поставкам, они были дорогие и шли долго, но, тем не менее, они были. Ни одна война не смогла бы перекрыть собственную глотку.
     Только последнее время того купца, что обслуживал чародейку, все время постигали какие-то головокружительные неудачи: то возница сбежит, то коня подстрелят, то товар украдут. Конечно же Меригольд разозлилась, и когда и в третий раз ей не привезли желаемого, едва не превратила прощелыгу в толу разбегающихся лягушек. Стоило бы проверить, врет ли торговец или нет, но для этого пришлось бы рискнуть жизнью. Впрочем, если необходимый товар так и не приедет к Трисс, последствия могут оказаться куда менее приятными, чем банальная смерть от храмовых. Кое-что было в последней повозке...

     Меригольд давно не выбиралась за стены Новиграда, последние несколько месяцев она проводила либо в Обрезках, либо под городом. Иногда ночью на улицах. Но сегодня выбираться на окраины ночью было не только глупо, но и опасно. Она перебралась через широкий мост на востоке Новиграда на "материк" и умерила шаг. Широкая дорогая шла рядом с густой порослью кустарников или молодых деревьев, кое-где превращаясь в непроходимый, заваленный валежником лес. У моста была небольшая будка, в которой должен был быть смотритель, но создавалось такое впечатление, что ему и самому было страшновато тут сидеть одному. Дальше - тише.
     По спине стекала струйка пота от жары, в капюшоне с накидкой было безмерно жарко, и Меригольд не терпелось скинуть с себя дурацкий балахон, но здесь было всё ещё слишком опасно. Она пошла в сторону корчмы "Семь котов", решая не сворачивать с дороги. Брок говорил, что последние две телеги ехали этим путем, значит шанс наткнуться на что-нибудь, что подскажет гнустного засранца, удумавшего грабить честных торговцев, достаточно велик.
Дорога петляла, слева и справа здесь стояли стенами деревья, и чародейка, наконец, сняла капюшон, абсолютно не планируя больше таиться, а адже совсем наоборот. Она откинула с плеч накидку и та повисла на шнурках сзади, открывая свежему ветру и декольте, и шею. И всё ещё никого.
Тогда Меригольд встала посреди дороге и уперла руки в бока. Повертелась вокруг своей оси, отчетлива чувствуя что-то... Вернее, кого-то.
     Что ж, простое заклинание чужого присутствия. Ладони чародейки засветились голубоватым, она подняла руки вверх и произнесла:
     - Ostende te! - большая сфера набухла вокруг чародейки а потом разлетелась по сторонам. В ветках по правую сторону от дороги ударила молния. Потом ещё две. А следом не заставила себя ждать и стрела. Три стрелы. Только этим Меригольд было не удивить.
     - Buxum praesidium! - и оранжевая сфера превратила стрелы в бабочек.
     - А теперь моя очередь! - фыркнула рыжая и сколдовала несильное заклинание вроде аарда Геральта. Эльфы повалились с веток как спелые яблоки, но успели выпустить по Трисс ещё три стрелы. Не попали.
     Рыжуля метнулась вглубь леса, ожидая найти эльфов. Нашла. И само смешное, что они лежали в россыпи яблок.
     - А вот это уже ни в какие рамки, - Трисс подошла ближе к одной из эльфиек и углядела на её шее тот амулет, который заказывала не так давно себе. Чисто из женского недовольства.
     Вокруг руки чародейки снова загорелся воздух и она, приняв боевую стойку, смотрела на эльфов сверху вниз.
     - Давайте без глупостей, я не хочу никого убивать, - голос был твердый, уверенный, - кто у вас тут главный по краденым ожерельям?
~

Отредактировано Triss Merigold (14-09-2017 22:31:05)

+1

3

В этот лес Иорвет с отрядами скоя'таэлей пришёл вскоре после того, как нильфы перешли Яругу. Он не стал дожидаться и выяснять, какая сторона первой заявит свои права на Нижнюю Мархию и начнёт охоту за остатками войска Саскии, и счёл за здравую идею пересечь Каэдвен и затаиться в относительно безопасном месте, пока d'hoine снова режут друг другу глотки.
В этот раз он собирался действовать умнее и не плясать не под дудку нильфов, не под сладкие песенки Энид ан Глеанны, которая наверняка собирался опять вешать лапшу на уши и предлагать помочь Чёрным, некогда милостиво подарившим Старшему народу кусок земли в Синих горах. В сердце юного только лицом эльфа жил гнев и ярость, и, обосновавшись у границы Велена и земель Новиграда, он планировал стрелять в любого, кто осмелится сунуться в густую чащобу.
Благо беженцев и обозов снабженцев, равно как телег мародёров и прочего сброда было достаточно, чтобы эльфы не испытывали недостатка в еде и тряпках, а волки и трупоеды - в еде, что побуждало их не искать пропитание в эльфийском лагере.
В то же время, Иорвет старался быть осторожным, нападая далеко не на каждый караван. Ему не нужны были выжившие, а чем больше людей в обозе - тем выше шанс, что кто-то ускользнёт. Конечно, в условиях военной неразберихи вряд ли на усмирение белок пошлют солдат, пока трупов не станет слишком много. А вот тот, кому эта земля в конце концов достанется, точно решит разобраться с эльфами, чтобы подняться в глазах местных кметов. А то те ещё начнут жечь амбары, да солдат тухлой похлёбкой травить.
Так и жилось Иорвету в последние пару месяцев ни шатко ни валко, да ещё и в в информационном вакууме. Из подслушанных разговоров (потому что иногда всё же полезнее сначала слушать, а потом стрелять) он знал, что атака нильфов захлебнулась, но и войска северян успеха не имели, так что пока всё относительно стихло. Обе стороны удерживают позиции, а между ними творится полная неразбериха. Всё как всегда, впрочем.

Этот день начинался так же, как и все предыдущие. Иорвет встал раньше всех в лагере, чтобы проверить дозорных и на личном примере показать, как важна дисциплина в их нелёгком деле партизанской войны. Дозоры не спали, а значит сегодня не придётся проводить беседы и отсылать провинившихся чистить спёртую из покинутой деревеньки в болоте картошку. Хотя кто-то её чистить всё же будет, вероятнее всего - Каэдан, вывихнувший ногу, а потому временно к иным делам не пригодный. Пусть приносит пользу отряду помощью в готовке.
Последние несколько дней были удачны для эльфов. Им попался гружёная ящиками с реданским гербом телега - видим, отбилась от каравана, прошедшего буквально за пару часов до неё. А в ящиках отобранное у крестьян просо, что для эльфов означало несколько недель сытой жизни. На полный желудок партизанить легче. А недоедающий враг лучше довольного жизнью.
Правда, Иорвет не считал участившиеся караваны добрым знаком, как молодые его подчинённые. Значит, что прочие дороги захватили чудища или чьи-то войска, и скоро за свободный путь через лес может разыграться битва. Не хотелось бы попасть в её эпицентр. Иначе это не они, а ими кто-то поживится.
За последние пару месяцев Иорвет пересмотрел своё отношение к мародёрству.
- Фидаиль, Инес, - он махнул рукой паре белок, выбравшихся из палаток и ожидающих теперь приказаний от лидера. - Идём сегодня в патруль. Возьмём Кревана с собой.
И ничего, в общем-то, не предвещало, что этот день чем-то выделится. Потому что похлёбка с просо и капустой была сытная, небо над головой синее и безоблачное, и от реки, которую эльфы тоже патрулировали, не несло дымом и гарью. Тишь да благодать, прям хоть полезай на верхушку дерева, как всамделишняя белка, да играй на флейте что-нибудь умиротворяющее. Но у судьбы были явно иные планы.
У тракта их первым делом встретило отлетевшее колесо телеги.
Иорвет поднял ладонь, призывая к бдительности, а потом вынул из ножен одну из своих любимых сабель. На тракте нужно быть готовым ко всему, в том числе к тому, что появятся желающие отобрать у тебя право грабить людей на этой дороге.
Потом они увидели кровь и тянущиеся в кусты кишки. Протащили метра четыре, не меньше, прежде чем сожрать печень.
Иорвет брезгливо сплюнул. Будь он ведьмаком, наверняка бы определил, что напало на незадачливого человека и его лошадь, и что потом их пожевало. Но он не был ведьмаком, зато видел много трупов, чтобы знать, что трупоеды редко нападают на живых, в отличие от тех же эндриаг. Но совсем не хотелось выяснять, какая последовательность была в этот раз.
- Оставьте как есть, - сказал Иорвет, отступая от трупа. - Трупоеды и так сожрут.
Куда больше его интересовала потерявшая колесо телега, чей след тянулся дальше через поломанные кусты. Лошадь понесла, сбросила возницу, поломала оглобли и унеслась куда-то дальше в лес. По крайне мере её туша не валялась рядом с разбившейся о дерево телегой. Да и сундук на этот раз был только один. Содержимое мешков уже растащили ночью дикие звери.
Иорвет кивнул, разрешая своим людям заняться мародёрством, а сам пошёл дальше по следу лошади. Если её не сожрали и она, успокоившись, бродит где-то рядом, можно попытаться изловить. Конина в хозяйстве пригодится.
Но далеко уйти он не успел. Магия отозвалась неприятным покалыванием на коже. Иорвет замер и навострил уши. Неужели засада? За ними послали солдат с чародеем? Нет, иначе их бы уже окружили и перебили, а не позволили разойтись. Да и из кустов на Иорвета до сих пор никто не выпрыгнул с мечом наголо.
Осторожно ступая и прячась за широкими стволами деревьев, Иорвет вернулся назад. И увиденное превзошло все его возможные ожидания.
- Трисс Меригольд, - своим полным ехидства голосом поприветствовал эльф чародейку. - Какая встреча.
Иорвет вышел из тени дерева на полянку у телеге. Его люди явно не были рады встрече с чародейкой. Но, похоже, намерения у неё были вполне мирные.
- Дышите свежим воздухом или снова ищите розы памяти? - всё же, Иорвет не мог не сопровождать каждую свою фразу изрядной долей сарказма. - Если что, эльфийских садов в этих лесах нет.
Зато были катакомбы. Правда, в них обитали какие-то твари, а Иорвет не собирался терять своих людей в попытки их оттуда выселить.
- Но я бы вам рекомендовал вернуться домой. Знаете, тут довольно грязно, а вы же не хотите запачкать свои чистые сапожки?
~

+1

4

I can feel your anxiety
Restless mind
Searching for love to embrace

Kamelot - Grace


     Это был тот самый, без глаза. Полный ненависти и ярости, обиды на целый мир. Трисс не говорила с ним лично, да и их встреча заключалась только в том, что Иорвет попробовал их с Роше и Геральтом убить. Паскудная история для выстраивания хороших отношения, да даже хотя бы для взаимной не неприязни. Предводитель белок был последним, кого Меригольд ожидала бы здесь увидеть. Она не испугалась, но по спине пробежал неприятный холодок... Такой скользкий, липкий. Это ведь был Иорвет, тот самый Иорвет, который ненавидел людей, ненавидел чародеек, ненавидел даже представителей собственного рода, если они были не скоя'таэлями.
В тот день, когда чародейка впервые увидела Иорвета, она долго... Долго думала о том, что стало с этим старцем в теле юноши, сколько он пережил? Что именно сделало его таким?
Когда чародейка находилась во Флотзаме с Геральтом и Роше, она нашла хорошего собеседника, даже друга в лице Седрика. Это был старый, измученный эльф. Общаясь с ним, Трисс удивлялась тому, насколько он глубокий человек, насколько умудренный жизнью. Седрик видел очень много, и продолжал видеть во сне... И выбрал жизнь в Биндюге, в небольшом людском поселении подле Флотзамских стен. Это удивляло её, она спрашивала его о том, почему он оставил скоя'таэлей, почему предпочел всему бродяжничание по лесу, ловушки и водку. Седрик задумчиво улыбался, опуская взгляд.
Он кое-что рассказывал о Иорвете, но после этих рассказывал у чародейки не было случая посмотреть на предводителя белок в живую. Сопоставить слова почившего эльфа и этого преисполненного ярости и ненависти эльфа. А теперь случай предоставился. Вот он, Иорвет, прямо перед Трисс. У неё заскоблило где-то в груди... Вообще она считала, что он, как это... неплохой. "В нём слишком много чести для эльфа," - сказал о нём Седрик, - "он на ней буквально помешан. Не умеет прощать, очень упертый, эмоциональный и, к сожалению, глубоко несчастный". Трисс спросила, отчего эльф считал предводителя эльфских террористов несчастным? Седрик пояснил свою фразу: "слишком многим ему пришлось заплатить за Врихедд, за собственную жизнь. За шрам, за своих людей. Он не видел ничего доброго, ничего хорошего. Он разучился доверять, пообещал себе, что никогда больше не доверится. Но в сущности знаешь, Трисс... Он ведь неплохой".
Острые черты лица, тени, пролегшие под скулами, впалые щеки, силуэт челюсти, и эти характерные с кончиком уши. Иорвет был немного выше Трисс, но не слишком выдавался в плечах - типичная форма тела для эльфа, как у статуэтки. Однако многослойная одежда: стеганый поддоспешник, кольчуга, нагрудник. Этот пояс с гербами через грудь. Иорвет прятался за всем этим... И, кажется, терпеть не мог, когда что-то давит ему на горло.

     Трисс потушила огонек в ладони и обернулась к эльфу. Из взгляда пропало ожесточение, и чародейка не встала в закрытую позу, как привыкла делать это при деловых беседах. Хорошо, что Иорвет не читал мысли - он явно не желал бы к себе сочувствия, тем более от девчонки, раз в пять младше его.
— Очень рада, что ты в приподнятом настроении духа, Иорвет, - Трисс несколько нагнула голову набок, — и удивлена, что на твоей шее нет чего-нибудь из моих побрякушек, как на той эльфийке, - Трисс обернулась, выразительным взглядом поглядев на остроухую. Та показательно сорвала с шеи ожерелье и бросила чародейке под ноги. "Все белки такие истеричные?" - задалась про себя Трисс.
— Здесь не Флотзам, и, тем не менее, что я вижу? Эльфский старец с телом юноши бродяжничает здесь, нападая на караваны людей, которые ничего против нелюдей не имеют, а после считает оскорблением, если его называют террористом, - Трисс развела руками и перенесла вес с одной ноги на другую. — Леса Флотзама стали недостаточно плодовитыми на телеги?.. - она покачала головой, — столько лет, Иорвет, и все, чего ты достиг - это наука разбоя и партизанства, - затем вновь развела руками, — не надоело? Неужели не хочется заняться чем-то... законным. Наконец, вырастить детей?
Она внимательно посмотрела на эльфа, чуть нахмурившись. Она не знала, заденут ли её слова Иорвета, но ей хотелось... Почему-то ей хотелось ему помочь. Да, она прекрасно знала о том, что он творит.
Но ей казалось, что даже самое грязное всегда можно очистить.
Ей захотелось помочь.
~

+1

5

Катись, колесо, набирай разбег,
На железных крыльях да в небеса,
В тумане — зверь или человек,
Когда до полуночи два часа?
Мельница - Колесо

Скрестив руки на груди, Иорвет исподлобья наблюдал за чародейкой. Их нельзя было назвать даже шапочно знакомыми, так - она попыталась его обездвижить заклинанием, в ответ на что он приказал нашпиговать рыжеволосую красавицу стрелами. не самое приятное первое знакомство, пожалуй, хоть вполне в духе и Иорвета, и общемировых тенденций последних лет. Барды любят такие истории, почему то считая, что со взаимной попытки убийства начинаются самые драматичные и долгие истории любви и дружбы. публика любила такие песни. Особенно если бард - миловидная девушка с высоким голосом и отличным вибрато, в нужный момент заставляющим слушателей разрыдаться от переизбытка чувств.
- И кто же читает мне морали? - с вечным своим ехидством усмехнулся он. - Четырнадцатая с холма, выжившая благодаря своей трусости. Послушная кукла Ложи чародеек, благодаря которым погибло три короля и несчётное число их же собственных коллег, - Иорвет загибал пальцы, подсчитывая. Руки он, впрочем, всё так же держал скрещенными на груди. - Я слышал, смерть на костре одна из самых мучительных. Особенно при сухом сожжении, когда подкожный жир начинает плавиться... Скажи, Меригольд, по ночам тебя не преследуют крики своих товарок по цеху?
Иорвет хмыкнул. В былые времена он бы оглушил чародейку и бросил где-нибудь у дороге на забаву проезжим, если бы не прикончил сразу. Но то в былые времена, а сейчас, несмотря на внутреннюю злобу и мелочные обиды, он не мог не признать, что, в кои то веки, кому-то приходится хуже, чем ему. Он не испытывал жалости по отношении к Меригольд, потому что, чего греха таить, в своих бедах она была виновата. Никто ведь не тащил её волоком в ложу чародеек? Его вон тоже не тащили во Врихедд. сам пошёл и сам получил по башке.
Но за преступления Иорвета расплачивались его невиновные собратья, дети и женщины, а из-за Меригольд на кострах горели безобидные травницы и алхимики. И не все из них были d'hoine.
Сейчас они - предводитель скоя'таэлей и чародейка - были в одинаковых условиях. Беглецы, парии, которых ничего хорошего в будущем не ждало.
- Меригольд, ты, верно, не расслышала, - ласково, будто с ребёнком разговаривал, продолжил эльф. Вдруг и правда не расслышала? Чародейки вечно витают где-то в своих мыслях, - я предлагаю тебе уйти, пока не поздно. Забери свои побрякушки и иди.
В самом деле, и без чародейки проблем хватает. Она ему не нужна ни мёртвой, ни живой, несмотря на все свои потенциально полезные навыки. В отряде Иорвета не было чародеев, а они могли бы очень пригодиться, потому что эльфы, хоть и отличающиеся сильным иммунитетом и хорошо приспособленные к выживанию в условиях лесов, болот и гор, всё равно болеют, всё равно калечатся и голодают. И если лес может одарить их целебными травами, то с едой сложнее. Одной охотой сыт не будешь, к тому же, мясо - продукт скоропортящийся, а условий для его заготовки у эльфов не было. Вылазка в катакомбы в поисках необходимых грибов и достаточно холодного места, чтобы засолить мясо, увенчалась провалом.
- А впрочем, Меригольд, - в голове вдруг созрел план. В былые времена, он бы просто оглушил чародейку и швырнул под землю - выкосит гулей и выберется - молодец, нет - так туда и дорога. Но в новые времена приходилось идти на некоторые компромиссы. В том числе с собственными людьми, не в меру горячими, недальновидными. С Инес точно придётся поговорить. - Если я не ошибаюсь, и кошмары по ночам тебя всё же мучают, думаю, у меня есть предложение, как облегчить твою совесть.
Иорвет усмехнулся.
- И тебе даже не придётся убивать короля.
Хотя, если кто-нибудь, чародей ли, нильфгаардский шпион ли, перережит Радовиду его поганую глотку, Иорвет даже свечку в храме за этого героя поставит.
- Всего лишь прогуляться по эльфийским катакомбам к нашему общему будущему благу, - закончил Иорвет. - Так что, чародейка, выслушаешь меня? Или всё же начнёшь кидаться огненными шарами?
~

+2

6

Что ты знаешь про меня?
Чему ты веришь про меня?
Что ты хочешь от меня —
Что ты знаешь…


     Она сжимала кулаки. Огонь не объял тонкие запястья, но она сжимала кулаки до тех пор, пока в ладони не впились аккуратненькие ногти. Взгляд острый, она свела брови и опустила подбородок, глядя в упор на эльфа.
Сволочь. Какая же он мерзкая сволочь, каждое его слово - десять граммов в сердце. Один за другим удар, удар, удар. Было такое чувство, что Иорвет сейчас - это сама же Меригольд, выбравшаяся из хорошенькой рыжей головки и взявшая себя же в оборот.
Злость, ненависть - вот что. Трисс хотела запустить в негодяя огнем, обрушить с небес пламенный град, спалить к чертовой матери весь его лес, всё до последней ветки. За то... за то, что он сказал правду. Что осмелился сказать правду ей в глаза, не выплясывая реверансов, не жалея её. Испытывая, кажется, отвращение к её персоне. Ну как же, "малышка Меригольд", трусиха и ведьмачья девка. Будут ещё неплохие клички.
— Замолчи, - сквозь зубы только и смогла что выдавить она. Только "замолчи" и ничего больше. Всю жизнь сопротивляться тому, кем её считают, и не сделать ничего, что этому званию бы перечило. Почему же все катится к чертовой матери, о, Мелитэле?! Сколько ещё испытаний выпадет на женскую долю?
Однако эльф, выплевав весь припасенный для чародеек яд в лицо безобидной по своей сути Меригольд, поспешил увернуться. Уж на сковороде, ну нет! Так просто ты не отвертишься от того, что сказал. Не каждому позволено оскорблять чародейку. И надо иметь определенную храбрость, чтобы посметь высказать в лицо магичке то, что высказал гордый эльф.
Гордый и сумасшедший. О, Мелитэле, мать, дай сил!
— Нет, что ты, не начну, - коротко и надменно бросила Трисс, вздергивая подбородок, упираясь руками в бока и хмыкая, — самодовольный кретин, - злобно и негромко прошипела она, потом сделала несколько шагов по направлению к Иорвету, оказываясь на расстоянии в шаге и, прищурившись, рассматривая единственный свободный от повязки глаз, отливавший зеленым. Не боится, посмотрите-ка на него, считает, что контролирует ситуацию, что имеет право смотреть с высока. Считает, что предугадал все, рассчитал и взвесил. Как бы не так.
Трисс замахивается и наотмашь отвешивает эльфу такую эффектную пощечину с оттяжкой, что и краснолюд бы позавидовал. Без магии тут обошлось. Без огненной магии. Острая скула сперва бледнеет, а потом быстро начинает заливаться красным. Особенно ярко краснеют три параллельных царапины наискось. Она не отходит назад, хотя знает, что это опасно - стоять просто так около эльфа, к тому же такого старого, злого и преисполненного ненависти как крынка с молоком.
— Это тебе за то, что позволил себе оскорбить женщину, - сказала она твердым и уверенным тоном. В самом деле - кто-то должен был поучить этих эльфов манерам.
И вообще, это все дело было крайне обидным, потому что Трисс готова была помочь, она внутри сопереживала этим беглецам, лишенных собственного дома. Но она требовала к себе уважения, как учила Йен, как требовала Йен. Чародейское ремесло - это непростой труд, он отнимает не только много времени, но и много сил, в том числе энергии. Это не скакать с мечом или луком, обирая тех, кто не может защитить себя. А что насчет противника "по зубам"?
Трисс сконцентрировалась, готовая отразить атаку как от Иорвета, так и от других эльфов в радиусе. По её глазам можно было увидеть, насколько она зла, насколько яростна.
И она требует сатисфакции.
~

+1

7

Иорвета не просто так называли старым лисом. Он всегда нападал из засады, по ночам, подкрадываясь к ничего не подозревающим d'hoine, как рыжая воровка к курам. И бил. Точно, по самому больному, чтобы убить наверняка. Сворачивал шеи и тащил больше не способную сопротивляться добычу в свою укромную нору. Кормить лисят. Лисы, что бы о них не говорили, были отличными семьянинами. Может не такими воспетыми в балладах, как волки или рыси, но достойными не меньшего.
Конечно, Иорвет знал, что чародейка не оставит просто так сказанные им слова висеть в воздухе. Если он что-то и понимал в магичках, так это их мстительность и злопамятность. Неудивительно, впрочем. Когда твоё положение в обществе всегда такое шаткое, начинаешь учиться ловить зубами новую волну и рвать глотки тем, кто обидел тебя в пору презрения.
"Она сама напросилась", - мрачные мысли блуждали в голове эльфа, пока он поднимал руку и легко касался горящей от пощёчины щеки, впрочем, не задерживаясь на ней. Всё же, не огненный шар. С его лицом и похуже вещи случались.
Только пришлось коротко зыркнуть на скоя'таэлей, готовых немедля перерезать чародейке горло за такое неуважение к их командиру. Пышущие гневом юнцы, чья гордость уязвлена. Он бы сам с удовольствием сейчас сомкнул руки на тонкой шее Меригольд. Вот только... А что он от этого получит? Он не гражданин Новиграда, за мёртвую Меригольд ему не отсыпят мешочек крон из храмовой казны. Да и... себе он точно не сделает лучше, если сейчас даст выход своему гневу.
- Неплохой удар, чародейка, - с ехидным смешком оповестил женщину Иорвет о том, что совсем не пострадал. - Я думал, вы в своей жизни ничего тяжелее посоха не держите, а тут такой удар! Соседи по трущобам научили?
Возможно, Меригольд ждала, что он на неё набросится тот час же, а не будет с таким ехидством восхищаться её физической силой. Возможно, это сыграло роль эффекта неожиданности, поэтому, когда Иорвет резко подался вперёд, вскинув руку, она не успела сразу среагировать и отпрянуть или защититься иначе. Ладонь эльфа, сильная, тренированная, легла на загривок рыжей чародейки, указательный палец чуть надавил на точку у уха. Меригольд выдохнула и вытянулась в струнку, привстав на цыпочки.
- Но всё ещё недостаточно быстро, - сказал он, тут же убирая руку и отпуская чародейку. Просто так, без демонстрации своей силы, он оставить эту пощёчину не мог. Опять же, в глазах подчинённых нужно было сохранить авторитет. Да и душа требовала хоть какой-то мести, хоть какого-то выхода за это унижение. Иорвет никогда не признал бы себя неправым, никогда не понял бы, что зря сказал все эти злые, желчные слова, вместо того, чтобы проигнорировать замечание Меригольд о детях, гордости и чем, по её мнению, должно бы заниматься эльфу вместо того, чтобы скакать по лесам и стрелять в её сородичей.
- Надеюсь, на этом наш обмен любезностями можно считать законченным? - миролюбиво уточнил Иорвет. Он перевёл взгляд на своих скоя'таэлей. - В лагерь, - коротко приказал он, и эльфы, быстро собрав награбленное, ретировались.
- Моё предложение всё ещё в силе, - сказал Иорвет, заложив руки за спину в доказательство своих миролюбивых намерений. Мол, смотри, я больше не пытаюсь показать свои отличные знания человеческой анатомии. - И я до сих пор уверен, что мы можем договориться ко взаимной выгоде.
Иорвет смотрел на чародейку сверху вниз, что было легко при их разнице в росте. Как будто он делал ей одолжение, как будто мог бы и сам справиться, но решил упростить себе жизнь.
- В этом лесу есть эльфийские катакомбы, соединённые, как я полагаю, с канализацией под Новиградом, - начал излагать своё предложение эльф. - Я бы хотел иметь возможность их использовать, но там завелись какие-то твари, а ведьмака в округе не сыскать, - он усмехнулся, представив, насколько забавна может выглядеть эта картина - предводитель белок, платящий ведьмаку за накеров или какая ещё херь живёт в этих руинах. - Предвосхищая твой логичный вопрос, что с этого иметь будешь ты, отвечу. Я готов вывести чародеев из Новиграда через эти ходы. Небольшими группками, конечно, иначе я подставлю сам себя. И я верну побрякушки, за которыми ты сюда изначально пришла, - поразительная щедрость для того, кого называют обманщиком и выродком. Но в этот раз Иорвет был честен. И рисковать жизнью одной чародейки ему было легче, чем подставить своих людей, чьи жизни ему были куда дороже.
- Что скажешь, Меригольд? Мир?
~

Отредактировано Iorveth (05-10-2017 15:51:13)

+1

8

     Иорвета долголетие ничему, кажется, не учило. Совсем ничему. Трисс сжала губы, яростно вздымая полуоткрытую грудь от учащенного дыхания.
Высокомерная остроухая гадина. Прохвост. Долбанутый дятел. Лисий хвост! Выхухоль!
Трисс с тихим зверином ревом выдохнула, не спеша оборачиваться к эльфу. Она не любила, когда трогают: а) её,  б) её вещи, в) её внутренний мир.
Иорвет как будто билет в жизнь купил - сделал все, чего только не следовало делать. Оставалось ему ещё последний кусок её любимого лимонного пирога съесть - и это точно была бы война. Трисс, как пить дать, не успокоилась бы, пока не выбила из зазнавшегося остроухого весь гонор. Причем без магии, к черту пафос!, только физическое насилие, только хардкор! Все только для того, чтобы выместить из себя ту злобу, что Иорвет вылил на чародейку просто в таком количестве, что можно было обмазаться.
— Кажется, я теперь понимаю Роше, - себе под нос буркнула чародейка, не забывая о взгляде исподлобья, которым можно было города рушить (вот оно настоящее Градобитие Меригольд!). И выглядело бы оно ещё более впечатляющим, если бы чародейка не была такой молодой и умела нагонять обстановку как та же Йен. Но Трисс была простая как орен (хотя иногда только за счет этого и выигрывала). Иорвет, как Йеннифер, был полон разговорчивых тараканов в голове, да в таком количестве, что они уже давно заправляли командиром Белок, побуждая вытворять какие-то абсолютно безрассудные вещи. До сих пор Трисс не знала, слухи ли были о том или нет, что безумный эльф скормил какого-то человека своему ручному (тоже слух?) главоглазу, причем конечно же живого.
Всё, что говорил командир эльфов о сотрудничестве, было, по своей сути логично и обосновано. Но-о-о-о не для разъяренной чародейки, от сознания которой все отлетало, как вода от маслянистого покрытия. От самодовольного эльфа Трисс ожидала чего-то совершенно другого. Наивная, милая Трисс Меригольд и её вера в лучшее в людях, которые так страдают, когда веру не оправдывают... Только, может, Иорвет и сам был таким же, тоже не умел уступать?
Но тут, увы, кроме как битву двух баранов ожидать чего-то иного было нельзя. И Иорвет так просто не мог признать себя в меньшинстве, и Трисс не собиралась прощать ему всего, что он тут наговорил.
Женщины вообще по своей натуре мстительны и злопамятны. Стоит ли говорить, в коей мере это усугублено у чародеек?..

     — Понятно, Иорвет, - только теперь она стала медленно оборачиваться к нему, сверкая глазами, — может быть ты не умеешь обращаться с женщинами потому, что у тебя их никогда не было?
Левая рука чародейки быстро зарделась и, сжав магию в кулачок, она бросила её на землю. Неосязаемая сила, вырывающаяся копьями из земли, взяла двух оппонентов в круг, отрезая от внешнего мира. Трисс не сводила взгляда с Иорвета, и даже в лице не изменилась, только рукой держала магический круг, сжимая для того, чтобы усилить поле.
— Я тебе не девчонка на побегушках, и союз с тобой не похож на сотрудничество, скорее на твое снисхождение.
Она с силой махнула рукой, и земля под ними затрещала, заходила ходуном.
А потом оба с огромным пластом земли полетели вниз.

     Да, говорить о том, что Трисс не предвидела такого исхода событий, не следует. Кто же знал, что прямо под ними в такой близости от поверхности находятся те самые катакомбы, которыми грезил предводитель белок. Но тем было лучше. Чувствуя ещё будоражащий остаток злости, Трисс не потеряла равновесия в отличие от Иорвета, который упал на спину, не очень удачно перенеся левитацию вниз, чародейка не задумываясь залезла сверху, сдавливая голенями и коленями руки проворному предводителю скоя'таэлей и принялась бить ему по лицу, плечам, груди, да и по всему вообще, до чего могла дотянуться и что не перекрывал руками гордый Aen Seidhe.
Пыль густым облаком оседала на дерущихся, заставляя кашлять и жадно хватать воздух, который тут был весьма и весьма затхлый.
— Из-ви-няй-ся, - сквозь сжатые зубы с перерывами на замах требовала Меригольд, — остроухий мерзавец.
~

+1

9

В гневе Иорвет был страшен. Он мог придумать изощрённую пытку и не менее изощрённую казнь для глупца, осмелившегося вызвать его ярость. И обмазывание лица мёдом для последующего близкого знакомства с муравейником или отправка живьём на корм главоглаза была только верхушкой айсберга. Садистская фантазия Иорвета границ не знала. Конечно, Радовид мог бы потягаться с ним в воображении, но, в конце концов, у короля просто больше возможностей.
Однако ярость и вспыльчивость предводителя белок компенсировала та скорость, с которой он отходил. И, если несчастному пленнику к этому моменту посчастливилось ещё оставаться в живых, он мог рассчитывать на милосердную быструю смерть. Правда, случаев, когда кто-то доживал до момента возвращения душевного равновесия Иорвета, было немного. И один из таких прецедентов явно не понимал, насколько ему повезло и счастья своего не ценил.
Чародейская гордость была одной из причин, по которой Иорвет не любил магов. Возможно, подсознательно он чувствовал, что эта гордость родственна тем чувствам, что он испытывал в отношении собственного народа. Он был готов признать что-то общее с d'hoine. Пищевые пристрастия, например. Но точно не более высокие чувства, свойственные вообще всем разумным существам. К эльфским чародеям скоя'таэль относился немного получше, но тут основная причина нелюбви крылась в Энид ан Глеанне. Вот уж точно, змеюка, предавшая собственный народ...
Когда Меригольд пошла на новый круг их взаимных претензий, Иорвет в первую минуту едва подавил в себе желание закатить единственный глаз. он ведь извинился, чего этой женщине ещё надо? Должна понимать, что это максимум, на который она может рассчитывать. пусть радуется, что он ей все пальцы по одному не переломал, чтобы колдовать не смогла. В общем, когда чародейка только по настоящему завелась, Иорвет уже успокоился, а потому такой всплеск эмоций оставил его равнодушным и недовольным.
- Меригольд, прекрати, - с ленцой протянул он, из-за чего слова примирения прозвучали как очередная издёвка. Будь у Иорвета личный психоаналитик, он бы наверняка сказал, что такие снисходительные интонации не способствуют установлению долгосрочных доверительных и дружеских отношений. Но, скорее всего, уже на середине сеанса мозгоправа бы подвесили над углями за большие пальцы ног.
Иорвет собирался предпринять новую попытку достучаться до обуреваемой эмоциями чародейки, пока его собственное пламя не вспыхнуло снова, но земля ушла из-под ног раньше, чем он успел прокричать "Bloede magwyr!" И нет бы Меригольд отпрянуть, потому что падение с большой высоты леший знает куда не способствует развитию конфликтов, но нет. Жажда сатисфакции совсем затмила глаза.
"Психичка", - зло подумал Иорвет, пытаясь увернуться от хлёстких ударов. Щёки пылали. Пламя гнева разгоралось. И требовало выхода.
Ему удалось высвободить одну руку, которой он попытался отмахнуться от ударов рыжеволосой мегеры. Безуспешно. Тогда эльф пошёл иным путём, вспомнив, что он, вообще-то, сильнее человеческой волшебницы. Рука нащупала один из камней, что когда-то был частью потолка пещеры, в которую они рухнули. Крепче сжав своё оружие, Иорвет попросту треснул им Меригольд по затылку. Она смешно дёрнулась, прежде чем рухнуть на эльфа всем своим, к счастью, лёгким телом. Она дышала, конечно. У предводителя скоя'таэлей был большой опыт в оглушении противников, когда они ему требовались молчаливыми и живыми.
"Пусть ещё посмеет, - мрачно подумал Иорвет, спихивая с себя обмякшую чародейку, - меня мерзавцем назвать". Не убил же. Пусть радуется.
Наконец эльф получил возможность рассмотреть, куда это они провалились. Потирая ушибленную спину, он встал и задрал голову вверх. До виднеющегося в дыре лесного полога было метра четыре, не меньше. Ему повезло, что при падении спину не сломал. Не стоило и думать, что удастся допрыгнуть. А кричать и звать на помощь бесполезно, потому что своих людей он отправил назад в лагерь. Ждать же, пока очнётся Меригольд... С неё станется оставить его здесь, внизу, улетев на волю на метле. Или на чём там эти мегеры летают?
Иорвет вздохнул. Они очутились в одном из коридоров катакомб, раскинувшихся глубоко и далеко под лесом и городом. Эта их часть была эльфу совершенно незнакома.
По хорошему, нужно было дождаться, пока Меригольд очнётся и снова с ней поговорить, но... Иорвет был не таким. Здесь, в этой пещере, чародейка находилась бы в более выгодных, чем он, условиях. К тому же, пока она очнётся, может пройти час, за который на запах свежей крови может прийти какая-нибудь тварь, либо же Иорвет вконец изведёт себя бездельем. К тому же, он и так хотел, чтобы чародейка очистила для него подземелья...
При себе эльф всегда имел не только оружие, но так же верёвку и фляжку с алкоголем. Поэтому сначала он свёл и связал руки Меригольд за спиной, а потом отрезал кинжалом край своего плотного доспеха и намотал на найденную тут же палку, закрепив импровизированный факел так же верёвкой. Он смочил ткань выпивкой, достал из-за пазухи кремни и поджёг. Если удача улыбнётся ему и масло в старинных светильниках ещё осталось, он сможет по пути иногда их поджигать. А копотью от факела отмечать на перекрёстках дорогу.
Взвалив на спину бесчувственную чародейку, Иорвет двинулся вперёд по правому коридору, мысленно прикинув, что он ведёт на северо-запад. Там как раз находился обнаруженный его отрядом вход в катакомбы.

По внутренним ощущениям, прошло уже не менее часа. Меригольд всё ещё не пришла в себя, но какие-то признаки жизни подавала. Коридоры походили один на другой. Всё было в пыли и грязи, а в нишах в стенах лежала труха. Должно быть, когда-то сюда приносили цветы для усопших, но время всё превратило в прах...
Впереди послышался какой-то шум.
Иорвет напрягся. Максимально тихо и осторожно он опустил свою нашу на пол, прислонив спиной к стене. Он не был ведьмаком, но интуиция трубила, что такие звуки - низкие, утробные - человек издавать неспособен. Да и откуда здесь, под землёй, взяться человеку? Расхитители эльфских гробниц давно выдали бы своё присутствие светом факелов и громкими разговорами, но которые сбежались бы все окрестные твари.
Вынув одну из сабель из ножен, Иорвет встал в оборонительную стойку, напряжённо вслушиваясь во мглу перед ним. Звуки приближались. Тварь чувствовала кровь. И вина тут была не только чародейки. Иорвет и сам был покрыт ссадинами и царапинами.
Длинная когтистая тень мелькнула слева, и эльф вовремя успел вскинуть меч плашмя. Неприятный скрежещущий звук резанул слух. Эльф сделал выпад вперёд, рубанув наискось от плеча. Кем бы ни была тварь, она зашипела и отпрянула, оставив на самом кончике сабли несколько капель крови.
В который раз Иорвет пожалел, что так и не обзавёлся серебряным оружием. Но ведьмачьи мечи на дороге не валялись, да и не каждый кузнец смог бы такой выковать. Сейчас серебро очень бы пригодилось, с учётом того, что в тесноте коридора Иорвет не мог орудовать обеими саблями.
Тварь напрыгнула на него сверху - залезла на потолок? - повалив на пол и выбив саблю из рук. Он успел выставить колено вперёд, ловя силу падения и отправляя тварь в полёт через себя. Острые челюсти клацнули совсем рядом.
Иорвет перекатился, вскакивая и вынимая вторую саблю. Но ему не понадобилось атаковать. Магическое пламя, горящее без дров и дыма, объяло чудовище.
- Молодец, Меригольд, - фыркнул Иорвет, убирая в ножны саблю и поднимая с пола вторую, - теперь на эти крики сбежится весь местный паноптикум.
- Но за спасение жизни спасибо, - подумав, добавил он.
~

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Всадник на вороном коне [The Witcher]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC