faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Кабинет Р Первого — единственное место второго этажа, где стены молчали. Они казались страшно уродливыми, не имея на себе ни единой надписи. Это место было изгоем среди прочих других. Даже в кабинетах на партах, стенах, в самых различных закутках, можно было найти свежие надписи, которые, в отличие от стен коридора и комнат, тщательно подтирали невидимые уборщицы, а может и сами учителя, которые сильно раздражались завидев подобного рода деятельность. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » to take others [Gotham & Marvel]


to take others [Gotham & Marvel]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

to take others

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://cdn.playbuzz.com/cdn/e516cd68-db54-4af5-8be8-1896f1b3eee2/2ec657ba-81b7-44d7-bd40-b260484e126a.gif
https://media.giphy.com/media/8JLU8SaryXnSE/giphy.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Fish Mooney & Jessica Jones

несколько лет назад; Готэм-Сити, бар Фиш

АННОТАЦИЯ

Килгрэйв привык делать то, что ему вздумается, брать то, что ему приглянется. Он не знает слова «нет» или «нельзя», потому, что ему можно все. А когда его распутство приводит к проблемам, с которыми он не способен справится за не имением необходимой физической силы, в силу вступает приказ «Джессика, разберись!»
[Разговор по душам]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

В её клубе царят лишь её правила. Даже время здесь течет по-иному, предпочтя подчиниться владелице. Здесь причудливо смешались и переплелись лучшие из эпох, что успел повидать мир. Зачем выбирать какую-то одну, если есть возможность насладиться всеми сразу? Добро пожаловать к Фиш Муни!
— Босс, снаружи посетитель, — готэмские улицы полны привычных режущих слишком нежные уши звуков. Даже в светлое время суток, здесь проворачиваются темные делишки, и её клуб – одно из средоточий таковых. Это сказывается и на количестве посетителей. Их вдоволь. И они продолжают приходить сюда, прекрасно осознавая, чем это может закончиться. Для кого-то это могло бы показаться удивительным, но не для неё. Это – Готэм. Здесь можно продавать опасность как особый сорт дури. И неплохо на этом заработать.
—Вот так сюрприз, — не отворачиваюсь от бухгалтерских книг, бросает она. Ровные колонки цифр вызывали куда больше интереса и желания пообщаться, нежели один из громил. В конце концов, если бы заявился кто-то действительно имевший вес и значение, он бы не стоял на пороге в ожидании хозяйки. А всех прочих привозили её люди и помещали перед ней на коленях, с кляпом во рту и чуть живых. Встречи с мисс Муни искали слишком многие, а время, как известно, деньги. Незачем растрачивать ни первое, ни второе на всех и каждого. — Скажи, что еще закрыты, — выводя на полях «задолженность погашена» (должник, к слову, числится среди пропавших без вести), велит она.
—Но у неё брошь, босс, — раздраженный вздох, ручка ложится на барную стойку, видимо, придется объяснить вышибале, что за женщинами вводится такая странность – носить украшения. Фиш, к слову, носит парик, предпочитает благоухающую свежестью сирень в аромате своих духов и не любит самостоятельно держать зонтик над головой в дождливую погоду. И не только потому, что руки должны быть заняты битой, чем-то колюще-режущим или огнестрельным. Хотя и поэтому тоже. Словом, не стоит удивляться женским причудам. Тем более, если они столь безобидны.
Развернувшись на крутящемся барном стуле, мисс Муни, сохраняя невозмутимость, интересуется:
—Сколько ты уже работаешь на меня?
—Пару лет… Кажется, — неуверенно отзывается мужчина.
—Думаешь, ты успел узнать меня за это время? — громила кивает. Другого варианта ответа не предусмотрено, если бы он не справлялся, его место давно занял бы кто-то более перспективный, расторопный и сообразительный. Ну а пока все три качества наличествуют, он здесь, и даже выказывает понимание того, где-то облажался. — Именно поэтому ты и решил, что меня может заинтересовать посетительница с брошью, — и вот сейчас стоит выложить все догадки и предположения о том, как вышибала пришел к сему умозаключению.
—Такую же должен был утром доставить человек от ювелира, — а ныне уже послеобеденное время. Фиш тоже заметила, что заказ опаздывает, но не придала значения. Это – Готэм, рано или поздно, каждый начинает думать что он незаменим и может бросить вызов тем, кому обязан этой иллюзией. Ромону, обслуживающему семью Фальконе, судя по всему, подумалось, будто уже может себе это позволить. Муни планировала разочаровать его через пару дней, заодно и всем прочим напомнить, как просто вынуть проржавевшую шестеренку и заменить на другую, новенькую и блестящую деталь, которая обеспечит еще лучшую работу механизма. И так до следующего смельчака. Привычный, казалось бы, сценарий, но может рано еще бить тревогу и обращаться к таким радикальным мерам? Нужно только понять, следует разрубить нынешний узел или же есть возможность его распутать.
—Уверен? — не сводя тяжелого взгляда, спрашивает женщина.
— Да, босс, — отчеканивает тот. Что ж, стоит взглянуть. Она поднимается со стула, направляясь к черному ходу. На плечи опускается темно-серое пальто, на городских улицах вообще редко бывает тепло, в Готэм-сити своя фирменная погода, шутить с которой никому не хочется. Женщина спускается по ступенькам, охрана следует за ней. Необходимые предосторожности, да и статус подразумевает наличие свиты. В проулке, ведущем к черному ходу её куба, Фиш замечает брюнетку. И брошь тоже замечает. И правда, точно такую же она заказывала у Ромона. Откровенного говоря, ни один из способов и сценариев, по окончанию которых оная могла оказаться у брюнетки, мисс Муни категорически не устраивал.
—Обычно я поручая вести переговоры с незнакомыми мне людьми моим помощникам, — произносит она. Женщина не стеснялась демонстрировать силу, в этом городе по-другому выжить нельзя, съедят за милую душу не поперхнутся. Однако, к прямо сейчас она не спешит показывать who's the boss. Умением перекрывать кислород (иногда и в буквальном смысле) Фиш овладела в той же степени, что и навыком с первого взгляда определять, сколько проблем может доставить тот или иной человек. И брюнетка, несмотря на вполне заурядный, безобидный, среднестатистический вид, сулила их немало. —Но раз уже мне знакомо это, — скользнув взглядом по украшению, роняет она, — готова сделать исключение. Итак, что вы обе хотите мне рассказать?

Отредактировано Fish Mooney (15-09-2017 00:46:31)

+3

3

Я смирно сидела на краю кровати, боясь пошевелиться. У меня затекло все тело, пересохло горло и до жути хотелось в туалет, но все мои желания - бытовые - были словно урезаны. Я сидела и смотрела в одну точку - на него. А он стоял перед зеркалом и любовался собой, примеряя какой-то костюм, который казался мне омерзительным, фиолетовый цвет смотрелся на нем ужасно, но я не могла высказать свое мнение - он приказал мне любоваться им и я любовалась. Я не отдавала себе полный отчет о том, что я делаю и почему. Его приказы казались мне моими собственными. Словно часть меня хотела того же, чего и он, а остальная просто оказалась подавлена и просто не могла пробиться сквозь первую, дабы пришло осознание того, что я вольна распоряжаться своими действиями как угодно мне, а не этому ублюдку в фиолетовом костюме. Но я сидела и, черт возьми, улыбалась, глядя на него.
Он оборачивается и останавливает свой взгляд на мне. Его улыбка настолько неестественна и крива, что мне невольно хочется плюнуть ему в лицо, но я не могу.  Непозволительно. Он делает пару шагов на встречу ко мне и склоняется к моему уху.
Ты должна кое-что сделать ради меня, Джессика, — своим противным голосом, произносит он и целует меня в скулу.
Мне неприятно. Я хочу дернутся, отстраниться от него, ударить со всей силы, чтобы его тело оказалось впечатано в противоположную стену. Но, пока я в его плену, я не могу себе этого позволить. Мой разум затуманен его желаниями. Много раз, когда он оставлял меня одну, когда проходило время действия его приказов — ничто не вечно — я задумывалась, любовь ли это? Это ли чувство заставляет меня находиться рядом с ним, позволять ему делать все, что он захочет. Это не было похоже на любовь, но отчего-то мне казалось, что это именно это чувство. Не было ни чертовых бабочек в животе, не желания разделить с ним поцелуи, прикосновения, нежность, которая и на нежность на самом деле не была похожа. Но я чувствовала привязанность. Словно мы были соединены какой-то невидимой нитью, на столько прочной, что ее не разорвать и поэтому мы всегда будем вместе. Я всегда буду принадлежать ему, а он..  будет пользоваться этим. Он же любит меня. Так он говорит мне, убеждает меня в этом. Проблема в том, что на самом деле он не знает, что такое любовь на самом деле. Он хочет, чтобы я была с ним, его привлекают мои способности, не исключено, что и внешность, но он редко называл меня ласково, а мне казалось, что так и должно быть. Когда он злится - я - конченная шлюха, последняя мразь - и я понимаю, что виновата. Не выполнила приказ так, как требовал он. Однако, бывает он и называет меня «сладкой», но такие случаи крайне редки. Порой я даже не знаю, как реагировать на них. Мне хочется улыбаться каждый раз, когда он говорит что-то подобное, но с другой стороны, из его уст даже это слово звучало как-то отвратительно. Мне не хотелось слышать ни первое, ни второе. Но, услышав, как меня называют «сладкой», я, черт возьми, улыбалась, как полная дура. А ему это нравилось.
Оторвавшись от изучения губами моих скул, он произнес новый приказ, которому я должна была незамедлительно подчиниться и выполнить его. Этот больной ублюдок опять влез в какое-то дерьмо, в котором предстоит разобраться мне. Прятаться за женскую юбку, видимо, его главная фишка, но я не могу не выполнить его просьбу - или приказ? - и сделаю все, что в моих силах, чтобы вытащить его из кучи говна, в которое его непомерное эго просто обожает вступать.
Можешь встать и уйти, Джессика, — произносит он и тут же добавляет: — немедленно!
Я послушно поднимаюсь с кровати, мне с трудом удается удержаться на ногах. Я чувствую боль во всем теле, меня шатает, но все же, превозмогая боль, я направляюсь в сторону выхода.
Дура! Стой! — слышу я и тут же замираю на месте. — Подойди ко мне, Джессика. — я разворачиваюсь и послушно подхожу к нему. — Почему ты такая тупая, Джессика? — раздраженно произносит он и, взяв с тумбы бровь, прикалывает ее ко мне на кофту. — А теперь прочь! Видеть тебя не могу такую. И, подумай над своим поведением. Прочь!
Я ухожу. Спускаясь по лестнице, я думаю о своем поведении. О том, что я сделала или не сделала, о том, чем я могла так огорчить его. Брошью? Я не взяла ее, подчиняясь последнему приказу. Я понимаю это, но продолжаю думать о своем поведении на протяжении всего пути к бару.
Я впервые в этом городе, я не имею понятия, где находится бар, в который мне нужно, но внимательно смотрю на таблички, которые прохожу мимо. Они кажутся мне смутными, размазанными. Мне с трудом удается разбирать слова, они перемешиваются с мыслями над поведением. Я бродила по городу довольно долгое время, иногда, я обращала внимание на часы. Подсознательно, я отсчитывала время влияния его на меня. Слабо, но я различала грань между этим влиянием и его отсутствием.  Однако, все же мне удается добраться до места. На центральных дверях красуется табличка с надписью «закрыто». Это не могло остановить меня, я прошла бы внутрь через нее безо всяких проблем, даже не задумываясь, но я помнила его приказ. В нем не было ни слова сказанyого о том, чтобы я ломала дверь. Я обошла здание и остановилась возле черного входа. Я постучала в дверь. Открыли не сразу, однако, пару минут спустя в дверях появился мужчина. Окинув меня взглядом, он открыл рот, чтобы что-то произнести, но я опередила его.
Мне нужна хозяйка, — отчеканила я слова, словно заученную скороговорку.
В ответ на мои слова он сообщил, что бар закрыт, я повторила свои слова более настойчивее. Мужчина вновь исчез за дверью.
Что же с моим поведением не так? Я делаю все, что в моих силах, но он все равно не доволен мной. И это.. это ужасно. Постоянное чувство вины перед ним словно ходит за мной по пятам. Он ждет от меня невозможного.. Я видела злость в его глазах, он постоянно раздражен, когда что-то происходит не по его воле, но сегодня, в добавок ко всему этому я впервые увидела волнение и даже страх. Он был чем-то напуган, но я не могла понять чем именно. А сам он никогда мне ничего не говорил.
Я медленно перевожу взгляд на возникшую передо мной особу, усиленно хлопаю ресницами, пытаясь отогнать мысли прочь и вникнуть в ее слова. С затуманенным разумом сделать это не так-то просто. Я смотрю на нее пустым, уголки губ приподнимаются, образуя на лице глупую неуместную полуулыбку. Он боится ее?
Эта брошь больше не ваша, — с точностью передаю я его слова. — Вам стоит забыть о ней, если не хотите неприятностей.

+2

4

Слова повисают в воздухе. Обычно после этого слышится, как щелкают затворы и спускаются курки. Но коль скоро сегодня явно не самый обычный день, с этой программой стоит повременить. Полуоборот к мальчикам мальчиком и безмолвный приказ. Нет, пока босс не желает, чтобы брюнетку пристрелили. Недобрый прищур темных глаз и хлесткое «ц-ц», она знает толк в дрессировке, уверенно натягивает повадки своих цепных псов и те успокаиваются, присмиревают. Смышленые детки, уже поняли, что мамочка сама разберется и сама скормит пулю, если других вариантов не останется. А им придется пробежаться по улицам города и принести парочку хороших новостей, чтобы поднять женщине настроение. Фиш пристально смотрит на брюнетку и после сказанного, задает ей один-единственный вопрос, более или менее уместный в этой ситуации:
— С тобой все в порядке, детка? —в интонациях и мимике слишком явно читается почти материнская забота настолько же фальшивая, насколько показная. Мисс Муни обеспокоена состоянием женщины постольку, поскольку оная как минимум пьяна, обкурена или под кайфом. Или головой ударилась. Или все вместе. Охрана вздыхает у неё за спиной, готовая приняться за рутину и ожидая от босса команду начинить девку пулями. А после, предварительно сняв брошь, сбросить тело с пирса в залив, кормить рыб. Впрочем, возможно именно сегодня, все так просто не закончится. Всегда можно под покровом ночи привести тело поближе к магазину Ромона и разыграть попытку неудачного ограбления. И усадить за раскрытие какого-нибудь очень недовольного своей мизерной зарплатой копа. Свой человек в готэмской полиции никогда лишним не будет, клан дона Фальконе только выиграет и укрепится еще больше. Но все это пока гипотетически. Фиш слишком любопытно, что может скрываться за фасадом.
—О каких неприятностях ты говоришь? — в этом городе доставлять проблемы – забота и привилегия мисс Муни, а также семьи Фальконе. Если неприятности хочет доставить кто-то другой, он или она просит разрешение у Кармайна, на худой конец у Марони. Не пожелавшие быстро исчезали и медленно умирали. Понимает ли брюнетка, что она угрожает не только одной из лучших лейтенантов, но и всей семье, к которой она принадлежит? Неужели Фальконе становится слабым? В Готэм-сити все возможно, все что угодно может показаться невероятным вчера, но с приходом нового дня и нового рассвета, любая дикость становится закономерностью. Перед ней стоит незнакомка, служившая пока что косвенным доказательством тому, что власть старика ослабевает. Это, впрочем, одно из множества объяснений. Можно назвать это паранойей, но проблема в том, что в этом городе только параноики живут достаточно долго, и только предприимчивые параноики убеждаются в своих подозрениях и успевают подготовиться к худшему.
Итак, что если Фальконе хочет, чтобы его посчитали слабым? Фиш не давала повода усомниться в своей преданности, но порой оный и не нужен, достаточно лишь формальной причины, мелочи, которую не составит труда раздуть до нужных размеров. После предательства не далеко и до отставки, и хорошей пенсии оная не предусматривает. И достойных похорон тоже.
—Брошь едва ли тебе к лицу и… костюму, — кто бы не приложил к нему руку, он точно мужчина и точно тот еще больной ублюдок. Само одеяние в общем-то весьма презентабельно, но коль скоро в арсенале женщины было умение встречать по одежке и по ней же определить проводят ли владельца по уму (или всего лишь в последний путь), считывать сигналы по внешнему виду мисс Муни научилась. Глядя на незнакомку, она явственно увидела желание стилиста сначала изнасиловать, а потом убить объект своих притязаний. Хотя в очередности этих двух действий возникали некоторые сомнения. Ей почему-то казалось, что происходить им одновременно, притом в самом ближайшем будущем. —Но ты всегда можешь попробовать меня переубедить, — в переводе на более простой и понятный язык «спровоцируй меня, чтобы всё обернулось для тебя плохо». Или не делай этого, и мы может быть договоримся, а после отправимся если не по домам, то в больницы, а не в морги. Это уже немало.  В Готэм-сити не играют в хорошего и плохого копа. Здесь играют в плохого и очень плохого копа. И в этих играх новичкам не везет.

+3

5

Эта бровь больше не ваша, — вновь повторяю я, одни и те же слова, как заученную скороговорку.
Слово в слово, точь в точь. При этом совершенно не понимая зачем, к чему повторять одно и тоже. Тем более, когда та, кому требовалась передать эти слова, прекрасно расслышала их и с первого раза. Но Ему, видимо, нравилось выставлять меня полной дурой. Нравилось смотреть, как я унижаюсь, а я воспринимала это как должное. Всегда. В прочем, как и сейчас. Я искренне не понимаю, что не ясного в моих словах и почему у нее после возникают вопросы. Женщина должна была уяснить эту простую истину, принять, проглотить и смириться, но вместо этого она задает вопросы. Страшно глупые вопросы. Но от них я чувствую себя именно так, как хотел он. Нелепо, по-идиотски и чрезвычайно неловко. Я не могу ответить даже на них, у меня в голове вертится совершенно иной вопрос - вопрос, о моем поведении. Я должна думать о нем, не прекращать думать до тех пор, пока он не скажет «стоп» или «хватит», до тех пор, пока его контроль надо мной не прекратится по истечению срока. Но он все еще действовал.
Я смотрела на женщину все тем же затуманенным взглядом, чуть склонив голову на бок. Краем глаза я видела мужчин позади нее, готовых вот-вот, стоит лишь их хозяйке щелкнуть пальцами - прострелить меня насквозь. Так вот чего он боится. Смерти. Приди он сюда вместе со мной, они могли замочить и его. Но он мог бы взять их под свой контроль и заставить их убить собственную хозяйку. Однако, он этого не сделал. Он отправил за этим меня, зная, что, если что-то пойдет не так - меня убьют. Им ничего не стоило нажать на курок. А оправдание этому они придумали. Этот город, это место. Что я о них знала? Ровным счетом ничего. Я впервые покинула родной район,  причем не по собственной воли. Любая его прихоть теперь не проходила не на моих глазах. Он издевался надо мной как мог. А спастись я не могла - не знала как. Долгое время мне казалось, что так и должно быть. Что, если он занимает слишком много места в моей жизни, значит, так надо. Это правильно. Так я считала. До тех пор, пока действие его контроля не прошло и я на каких-то пару минут смогла мыслить самостоятельно, вернуться к реальности и понять, что к чему. Произошло, так сНо и об этом он так и не узнал. Он был слишком занят собой, чтобы заметить даже элементарно мой чистый, не затуманенный взгляд. Он просто произнес новый приказ и все вновь встало на свои места. Все, кроме того, что я запомнила те минуты, поняла, что реальность, в которой я нахожусь, будучи рядом с ним, искажена настолько, что подчиняется только ему. Он здесь царь и Бог и я обязана выполнять любые его прихоти хочу я этого или нет.
Он просил передать Вам это, он хотел бы, чтобы Вы не беспокоились о ней, он позаботится о ней, он хотел бы решить все мирным путем, — говорю я, не зная точно, на какой из вопросов, заданных выше, отвечаю. Язык поворачивается произнести вовсе не это, поэтому приходится делать над собой усилия. — Но боялся, что «мирный путь» Вам не понравится, поэтому прислал меня.
Я не понимала, что считаю и зачем, но что-то внутри меня заставляло это делать. Счет не мешал мне так, как, например, мысли о своем поведении. Он словно был частью меня - внутренним давно забытым инстинктом. Счет шел на уменьшение. Сперва тысячи, сотни, теперь десятки. Постепенно, необходимость говорить о броши исчезала на второй план, а "заученная" фраза стиралась из памяти, словно я никогда ее и не знала. Я встрянула головой и вгляделась в лицо стоящей передо мной женщины. Я никогда не встречала ее раньше, собственно, как и он меня. Поэтому она не боится меня - она не знает, на что я способна. Будь Он рядом, Он пожелал бы показать мои способности и у меня не было бы возможности ослушаться его. Кто знал, чем могло это закончится. Наверняка, .он знал, поэтому его здесь нет. Но мне это на руку. По истечению действия его контроля я смогу выбраться из этого ада и стать самой собой. Пусть и ненадолго. В отличии от него, я не ищу неприятностей. Изначально у нас с ним были совершенно разные дороги, нам не по пути. Но я влекла его и Он даже не задумался над этим. Хотел лишь, то бы я постоянно была рядом. Как символ защиты, как трофей, как напоминание о том, на что он - или мы вместе - способен.
У вас найдется что-нибудь выпить? — именно после этого вопроса весь Его план рухнул, все пошло не по сценарию. Вопрос мог оказаться не уместен, следуя за произнесенными ранее словами, но я впервые заговорила не его словами и не по его приказу. Это что-то значило. Но сейчас только я понимала, что именно. И, мне нужен был бокал охриненно дорого виски, чтобы окончательно прийти в себя.

+2


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » to take others [Gotham & Marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC