пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Маски сброшены [Marvel: Secret Empire]


Маски сброшены [Marvel: Secret Empire]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Маски сброшены
"Так всегда происходит в фильмах ужасов: герои разделяются и первым убиваю весельчака… после чёрного… а затем кувыркающихся подростков".
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sd.uploads.ru/JumkG.jpg

"В это доме все время гостит кто-нибудь –
Не стесняйтесь, коль вам довелось!
Знать, беседа длинна – я налью вам вина:
Добрый вечер, мой пленник и гость!".

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Wade Wilson и Peter Parker

начало декабря, альтернативная Америка, Нью-Йорк [правление Гидры]

АННОТАЦИЯ

Перевоспитание — дело тонкое и непростое. Особенно выбивать из героя его же героизм и отвагу. Но Дэдпул явно уверен в успехе своего занятия. Впрочем, для начала жертву для перевоспитания нужно поймать...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Peter Parker (19-06-2018 09:35:19)

+4

2

Вы когда-нибудь пробовали поймать насекомое в своей квартире? Жука, муху, таракана, паука (ну, ладно, арахноидов тоже сюда можно подключить). Скорость реакции насекомого намного превышает человеческую. Даже нет, не так: зрение насекомого реагирует быстрее и человек кажется двигающимся, как в замедленной съёмке.
А что, если есть нечеловеческие рефлексы? Это же просто прекрасно, любое насекомое можно буквально плевком сшибить. А что если насекомое, на самом деле, человеческого вида и истинно насекомьих талантов? Ну, ладно, талантов паукообразных. Уже не так круто. А что, если добавить к этому, что в роли квартиры выступает не много, ни мало, а весь Нью-Йорк? Уже вырисовывается задачка почти невыполнимая. И это даже не упоминая о привычке насекомого "арахноида" к скрытности. Режим обязывает.
Большинство просто плюнуло бы с высокой колокольни на такой квест, кому такое вообще впёрлось, когда проигрываешь с самого начала, но мир не без добрых людей. Точнее, не без тех, кто может это сделать. А если добавить к этому ещё и искреннее желание поймать особо шуструю цель?
Дэдпул лыбится во всю ширину пасти и перезаряжает пистолеты. Холодное оружие было бы предпочтительнее, но шуму нужно наделать как можно больше.
- Питти, хватит прятаться! Не заставляй меня искать гигантскую липучку для мух или травить тут всё и всех к чертям, - вербовка Паркера - это, знаете ли, вопрос чести. Бро не предают бро, а Паук упорно не понимает, что сопротивление режиму вещь неправильная. Гидра, в глазах многих, - оплот зла, но разве кто-нибудь из таких вот пытался рассмотреть её внимательнее? "Грёбаные идеалисты!"
Дэдпулу везёт (если можно назвать везением навыки), Паркер не дурак и при его отлове они, в какой-то степени, на равных. Чего стоит недельная слежка по всему Нью-Йорку, когда Уэйд уже задрался сам себя материть за схожесть с ищейкой, чего стоит отказ от плана разносить все возможные укрытия и препятствия, чего стоило отказаться от взятия заложников, в конце концов. Ну, как отказаться...
Вот, один сидит, спелёнутый скотчем что паутиной (ну разве можно обойтись без иронии?), какой-то заброшенный склад, а до того - перестрелка с какими-то из "вольнолюбцев". Ну, банальной подворотенной компании. Четыре трупа, один заложник, трупы - как вынужденная мера, чтобы привлечь внимание упорного борца за справедливость, а выживший - ха! кто бы мог подумать, что считалочки пригодятся. Выживший тот самый шишел-мышел, который плюнул и вышел.
- Эй, Паучок, как насчёт попытаться спасти эту заразу? - выстрел и сдавленный вопль скотчатого кокона, рот которого предусмотрительно заклеен тем же скотчем. Потому что нефиг нервировать Наёмника, там и так не всё гладко с выдержкой. - У него осталась одна нога, две руки и голова, а мне скучно.
Ходит слух, что Уэйд окончательно поехал крышей, но, простите, разве он хоть когда-то был нормальным? Даже количество трупов осталось прежним. Но в команде он стал работать явно лучше. И после этого Гидра - зло? Ха.
- Ни одной ноги! - вровень с выстрелом. - Паучо-о-ок, тебя то я убивать не собираюсь! - на Питера планы далеко идущие, можно сказать глобальные, но сначала его надо убедить сотрудничать. а для этого поймать, как минимум. Чёртов особо шустрый засранец. - Мы что, больше не друзья? - голос у Дэдпула весёлый, настроение от порохового дыма и запаха крови всегда скачет вверх. - Я же сейчас буду гадать на "любишь-не любишь" с помощью трофея, а у него не так много пальцев!
Почти любовно огладив рукоять армейского ножа, Уэйд вздыхает и плюхается на пол, прямо в лужу крови.
- Вот чёрт. А, хрен с этим, - мокро, конечно, но вполне терпимо и, отложив пистолет, Дэдпул вытаскивает нож. - Считаю до десяти.
Он совершенно не ждёт, что Спайди появится с поднятыми руками, даже, скорее, наоборот, ждёт драки или хитрой ловушки, но погоня уже порядком утомила, тем более, когда на пути попадались только те, кого и противником то не назвать. Да чего, чёрт возьми, таить греха, он действительно рассчитывает на сопротивление.

+3

3

Питер ощущал, как его руки дрожали. Он едва мог устоять на стене и не свалиться вниз, скрываясь в тени. Прохлада декабрьского воздуха не помогала прийти в себя. Вид Дедпула с пистолетом в руке холодила кровь. И тот, кто был ни в чем не виноват. Его убьют. Его тело остынет, а кровь впитается в асфальт, а потом смоется каким-нибудь старательным уборщиком…
Сколько уже длятся эти догонялки или прятки! Почти весь Нью-Йорк стал их местом для этой «смертельной» игры. Какого черта нужно Дедпулу, а точнее Гидре, от него, — Человека-паука — вопрос интересный и волнительный. Если бы дело было в убийстве… то это дело в принципе касается всех тех, кто сейчас прошел против системы. И эти мысли не давали покоя с тех пор, как на его хвост сел наемник. Ну как хвост, он старательно его выслеживал, но Питер сумел обмануть его, что, в принципе, удавалось из-за того, что даже теперь его реальное имя затерялось в хаосе, что творился вокруг. Но уснуть прямо на крыше вверх ногами!.. Вот это с ним было впервые. Не самая приятная поза для сна, но зато вполне удобно…
Крик Дедпула заставил Питера закатить глаза, что под маской видно не было. Уйти и скрыться сейчас ему мешал сам факт взятия заложника со стороны гребаного идиота. Вот кто промыл мозги этому и так ненормальному человеку? Впрочем иногда Питер жалел, что сам не успел это сделать…
Он поправил капюшон, тихо вздыхая. Вместо его привычного костюма была толстая темная толстовка с большим воротом, закрывающим поллица, и с капюшоном несмотря на маску. И теперь помимо красного цвета присутствует черный, а не привычный синий. И в нем было действительно проще скрываться. Думается, яркое обтягивающее трико гораздо более заметное, чем это…. А очки теперь как бы писк моды, нежели те большие белые глаза…
Питер мотнул головой, снова всматриваясь в силуэты. Дедпул выстрелил. Что-то глухо отозвалось в груди при виде скорчившегося незнакомца и явно скучающего мучителя. И Питер ненавидит себя не за то, что не может помочь. За то, что он сомневается, черт подери. Сомнения в том, что ему следует выйти, что… что все не прекратиться само, что это хоть что-то решит. Когда он стал настолько пустым?
Еще один выстрел врезался в грудь, заставив чуть ли не застонать от отчаянья. Справиться ли он? — Почему такой вопрос возникает сейчас!
— Питер, противник находиться в довольно легкой позиции. Есть вариант отступить... — металлический голос не застал врасплох, он слегка оглушил.
Но это подействовало.
— Нет, Карен. Нет... — с этими словами Питер сорвался с места, все еще ощущая, как руки трясутся.
Как же он ненавидел выступать против друзей, товарищей, с которыми они дрались бок о бок, а теперь… Что сотворилось с миром теперь? Что дала им Гидра? Тоталитарный режим? Людям нельзя думать. Людям нельзя существовать. Лишь машины, машины послушные и милые. Как кролики…
Кстати о кроликах.
Питер резко появился из темноты, буквально вырываясь из ее пут. Он резко пальнул паутиной раз — заставил руку Дедпула с ножом отпрянуть назад от своей жертвы, а вторая паутина полетела к пострадавшему, оттягивая его назад. Так Питер и приземлился рядом, разрывая скотч у пленного руками. Неприятно, больно. Жертва не могла идти, но поползет, если ей это нужно будет, а сам Пит…
— Ты не умеешь выбирать способы встречи, ты знаешь? — Питер слегка сделал шаг назад. — Так навязчиво ты еще не напрашивался…
И Питеру пришлось снова выпустить паутину, зная, что на этом дерьме дело не закончиться..

Отредактировано Peter Parker (04-09-2017 19:15:55)

+3

4

"Страйк"
Дэдпул, - честное слово, - скалится так счастливо, будто только что подстрелил Санту и захватил не только мешок с подарками, но и сани, и оленей с красноносым Рудольфом во главе.
- Я люблю Рождество, Питти! - именно на такую реакцию он и рассчитывал. Конечно, как Паук может остаться в стороне, когда обижают сирых-убогих-беззащитных - непримиримо скучных! - Уэйд даже не заметил, что последнее сказано вслух. Кувырком откатившись назад, заодно освободив свой зад из подсыхающей лужи крови, он почти зевнул, глядя, как лихорадочно Паучок освобождает заложника. Нужен ли ему этот заложник? Да нахрен он вообще сдался. Цель - вот она, сверкает  тем, что теперь служит аналогом супергеройского костюма. К слову, сочетание красного и чёрного гораздо более стильное, чем та красно-синяя пижама, которую так любят дети.
- Этот способ искать встречи очень даже замечательный. Ты же здесь. Всё-таки соскучился и не мог больше противостоять моему обаянию? - Дэдпул ухмыльнулся, напрягаясь. От Паучка так и веет разочарованием, страхом, осуждением и всем тем набором эмоций непонимающего, винящего во всех бедах новый режим. - Если бы я явился с цветами - тебе понравилось бы больше?
От паутины Уэйд ушел одним плавным движением. Слишком предсказуемо. Чёртов гуманист-Питти, который привык рассчитывать на свою паутину и не носит при себе даже банальный пистолет. Серьёзно? и в лучшие то времена паутина не была абсолютным оружием, а сейчас, когда самоконтроль Дэдпула ослаблен до предела и ничто, совершенно ничто его не сдерживает, эта паутина и вовсе игрушка.
- Теперь я вожу! - пистолет в руке появляется как по волшебству  и пуля выбивает бетонную крошку в считанных миллиметрах от паучка. Нет, конечно Уэйд не хочет ему навредить. Есть ещё шанс найти решение, есть ещё шанс объяснить Питеру то, как он не прав, совершенно и в корне не прав, как он ведёт бесполезную борьбу, которая, если он подумает, не будет нужна даже ему самому.
Паутина намертво прилепила нож к руке. Игрушка то игрушкой, но сколько иногда хлопот. - Питти, - новый выстрел попадает в руку скулящей и пытающейся уползти груды мяса. Именно груде мяса, потому что люди уж точно не такие жалкие. - Как ты знаешь, ты нужен Гидре. Ну, может слышал такое.
А вот паучье чутьё - штука та ещё. С другой стороны ДА У ПОСЛЕДНЕЙ ТУМБОЧКИ В ПРИСУТСТВИИ НАЁМНИКА БУДУТ ВОПИТЬ ОБ ОПАСНОСТИ. У Уэйда получалось обмануть Таксмастера, что там этот локатор Паркера.
- У тебя один шанс подумать. Здесь и сейчас. Рекомендую поступить по-умному, в Гидре, знаешь ли, соцпакет, бесплатные обеды и страховка покрывает стоматолога, - ни капли не сомневаясь, Дэдпул подошел ближе к Паркеру, убрав пистолет и вторым ножом равнодушно срезая паутину с руки вместе с перчаткой и кожей. Он знал, что сейчас, ну почти наверняка, Питер будет держать дистанцию, прыгать по стенам, скакать, словно не паук, а саранча. Но, право слово, что, калечить его? Что-то внутри ещё протестовало, всё-таки, бро. Хотя видит всё, что может и не  может видеть, наверно стоило переломать глупому мальчишке руки и ноги, вырубить арматурой по голове и не размениваться на слова.
Ярость захлёстывает чёрная и непроглядная, как у чёртова Халка, ей богу, и хочется уже поотрывать глупому насекомому все конечности. Голоса молчат, а вот рефлексы, суки, требуют действовать. Да грёбаное всё.
Движения - медленные, вокруг - тишина, ножи возвращаются на место, а отрастающая кожа чешется, как тварь. Сволочь.
Пора бы уже сделать хоть что-то, но слишком нужно, чтобы Питти кинулся в драку первым. Рукопашная то будет, конечно, в этом Уэйд не сомневается, но терпение на исходе, а он ведь тут кто? Этот, правильно. Пар-ла-мен-тёр. Внутри идёт обратный отсчёт. Либо Паркер всё-таки что-то сделает, либо... далеко груда мяса не уползла. И очень благоразумно, заложник, всё-таки, оказался крайне действенным, пусть и примитивным методом.
Цель он взял на мушку даже не глядя.
- Три... Два... - всего секунда до очередной смерти, которая оставит пятно на совести Паркера.

+2

5

Питер крепко сжал кулаки, завидев фигуру в столь похожем костюме. Перестань, хватит бояться. Уже давно пора было привыкнуть, что ничего и никогда не будет так, как было. Безопасно для них, героев. Прекрасно для диктаторов. «Рождество, как же. Как будто ты католик». Питеру хотелось пошутить, но он лишь сжал губы поплотнее.
В данный момент очень сложно было определить, чего опасаться больше: гребаной подмоги, которая могла заявиться в любой момент с их супер-пупер пушками (не чета разработкам Старка, конечно же) или же тем фактом, что против него гребанный совсем свихнувшийся Дэдпул. То есть вот прям еще хуже, чем был, хотя стоило думать куда уж больше.
— Отвали от меня уже — это будет замечательным подарком, — посоветовал Питер, резонно замечая, что в него бы уже полетела пара пуль, если бы его хотели убить. И, если честно, то и не только пули. — А цветы принесешь мне на могилку.
Впрочем, и до пуль было недалеко. Одна такая свинцовая подружка Уэйда пролетела рядом, нисколько его не задевая. Наемник надвигался медленно, словно решив перевести переговоры. Пистолет неприятно громко щелкнул о кобуру. Раздался скрежет металла, и к уже тлеющему запаху крови добавился новый аромат. Питер ощущал все, видел все, и от этого голова шла кругом. Он старался жить, как мог. У него есть свои правила и идеалы, они не совпадали с диктатурой Гидры. И это правильно. Некогда Капитан Америка был лучиком света и надежды в их стране, а в одну секунду превратился в Тьму, которая несла людям Америки Ад. Питер не понимал, навряд ли сможет понять, как так случилось, что тот, кто длительные годы боролся с преступной организацией, вдруг встал на ее сторону. Герой должен спасать людей и быть на стороне справедливости, а не пасть и не погрузить аз собой все в небытие. Зачем тогда нужна эта сила, которую они все получили некогда? Путем случайных ли модификаций или насильственных. Впрочем, без этого фактора и не было бы у героев вечных врагов и противников.
Питер колебался. При словах, что он нужен Гидре, в голове возник лишь один вопрос: «ты издеваешься?» Не похоже, что ответ был бы положительным. Питер буквально ощущал, как на него надвигалась опасность. Все тело не то оцепенело, не то вопило, чтобы он убирался куда подальше от этого гиблого места. Но тихий шорох, стоны позади не давали ему это сделать. Герой понимал, что поступил опрометчиво, поставив все из-за одного человека, но кто, если не он?
Сволочь. Просто сумасшедший! Дэдпул выхватил пистолет, но Питер оказался быстрее; он резко развернулся, метнул паутину и оттащил жертву с места обстрела. Так вечно продолжаться не могло — нельзя бегать с грузом и все время уворачиваться от пуль. Питер знал, чего хотел от него наемник. Не мог не знать и не дать это ему. Ближний бой. Поэтому не дожидаясь, пока прозвучит еще один выстрел — судя по всему роковой — Питер резко двинулся с места, хватая Уэйда за руку, в которой он держал пистолет, и со всей силы пиная того. Хоть бы тот грохнулся на пустые бочки, во избежание. Потерял равновесие что ли и…
— Нет, каким местом ты думаешь? Мне и присоединиться к Гидре? Извини, у нас  этой организацией отношения не сложилось. Понимаешь, штука сложная: по мотивации меня данное место работы не устраивает…
Питер закинул паутину в сторону на траекторию Дэдпула, чтобы она резко прилепила его куда-нибудь, но и это навряд ли удачный план. Точнее, навряд ли он сработает. Кому, как не ему самому знать, что этот чертов живчик имеет прекрасные инстинкты. Нужно было увести его подальше от склада, подальше от жертвы. Забудь.
С этими мыслями, юноша сделал переворот назад, схватил паутиной первый попавшийся предмет, закинув его наугад, почти не целясь. Второй рукой он преградил раненного человека развалившийся коробкой, из которой торчала металлическая сеть. Еще лучше. Затем Питер повернулся проверить, как вообще идут его дела.
Херово.
— Карен. Готовь шок-паутину.
— Хорошо, Питер. А может, включить режим «Мгновенного убийства»?
— Что?! Нет, никогда не…
Питер осекся, ибо Дэдпул не собирался вообще так легко сдаваться. Паутина рядом с ним казалась не самым серьезным оружием, но другого не было. И не нужно было. Хоть противник и был бессметным, но ранить того, кто некогда хотел стать его товарищем, казалось дикостью. Да что здесь вообще было нормальным?! Почему именно ему повезло наткнуться на чудика, которому пришелся по вкусу новый режим и теперь, видимо, решил поделиться этим с ним. Причем «поделиться» — неверное слово, а ложное.
— Может, ты будешь хорошим мальчиком, и свалишь? Ну, или хорошим мальчиком Гидры, и попытаешься меня убить, а не пороть всю эту чушь.
От того факта, что Уэйд его даже не пытается убить, становилось не по себе. Питер не мог так… вот так. Но пора было выбросить это из головы. Питер забросил Карен, если в этом Богом забытом месте водоотведение. И даже было электричество вместе с пожарной системой. Отдать команду Карен взломать тут все, и включить пожарную систему, Питер признал, что план слишком хаотичный и глупый. Он не был уверен, что попадет Дэдпулу паутиной. Нет, не так: что тот не увернется…

+2

6

Чёртов мальчишка упорно держал дистанцию, сделав исключение только чтобы бездарно толкнуть, пытаясь отвлечь Дэдпула от заложника. "Серьёзно?" От паутины Уэйд увернулся откровенно зевнув. Можно было, конечно, поуворачиваться от увлекательных головопроломок и костекрушителей Паркера, но, право, на кой оно нужно, если морально встряхнутый Паучок всё равно допустит ошибку?
- И что тебе не так с мотивацией? Тоталитаризм - как путь к порядку! Сокращение преступности, вырезание криминальных элементов. Не за это ли ты сам боролся, а? - Хохотнув, Дэдпул увернулся от бочки запрыгивая на одну из низких балок, наблюдая за Паучком с плохо скрываемым интересом. - И чем тебе режим мгновенного убийства не угодил? Как-то раз ты целенаправленно оставил меня в канализационном монстре с бомбой наперевес. Думаешь, твоё убийство будет менее больно, чем разорваться пополам?
От чистоплюйства Паркера хотелось плеваться и материться в голос. Просто чёрт, насколько же надо быть упёртым типа-хорошим-парнем, чтобы пытаться не убивать даже бессмертного, мать его, наёмника.
- В Гидре я, кстати, наёмник. Хорошая верность традициям, не правда ли? Энтузиаст на хорошо оплачиваемых добровольных началах, - главным было не останавливаться. Во-первых, противник Паучок серьёзный, несмотря на пацифизм. Хотя бы потому, что кидается на защиту невинных, упорствует против вступления в Гидру и с самоубийственной одержимостью пытается не допустить ничьей смерти. Даже временной. Даже бессмертного мутанта. Ох, честное слово, Дэдпула это бесило так страшно, что даже отпускало. Хотелось встряхнуть Питти и заботливо осведомиться, совсем он придурок или да. Во-вторых - главная причина, почему Дэдпул старательно изображал из себя горного козла, перескакивая с балки на балку.
- Ох, был бы я воздушным гимнастом - сейчас было бы моё  лучшее шоу! - хмыкнув, он замер за одной из вертикальных балок под потолком. Причина номер два в том, что Паучок - шустрый и обладает отличным чутьём. И обрывать веселье всё ещё не хотелось, как назло, как бы ни хотелось, вместе с тем, поскорее донести свой трофей до подвалов Гидры. Мнение самого трофея, конечно, Уэйда нисколечко не волновало.
- Раз, два, три, - три выстрела в "маячки" противопожарной системы - и сразу получились просто каникулы на Гавайях. Радостно заверещала сирена, зажглось мигающее аварийное освещение, а шум воды, льющейся из системы распыления - ни дать, ни взять водопад, - четыре, пять. Мы как на Гавайях, блять! - в голове щёлкнуло, когда Уэйд не увидел привычных символов на своих словах. Привычные символы на сказанном вслух? - Ого, да я совсем спятил! Эй, Паучок, мы всё ещё в комиксе или я реально могу тебя прибить так, что не воскреснешь? - честное слово, огорчение в голосе Уэйда было совершенно искренним. В голове словно переключались режимы. Наверно, не хуже, чем в навороченном костюмчике Паркера, но Дэдпула это скорее раздражало. Какие комиксы, какие символы, что?.. - Никогда не бейтесь головой дети, даже случайно.
Выпрямившись, как Кэп на знаменитых обучающих видео, Дэдпул достал пистолет и горестно вздохнул. Если и так поехавшая крыша стала протекать ещё сильнее - то дело пахнет керосином. Мысленно он уже практически видел труп Паучка и даже согласен был надеть костюм безутешного родственника (ну, не оставаться же в своём костюме его убийцы!). Сморкаться в платочек под проникновенную речь священника не хотелось до ужаса, так же как и лишаться потенциально полезного Гидре агента. Да и, в конце концов, лишаться бро, который когда-то, "в другой вселенной. стоп. что?!" честно помогал встать на безубийственный путь - это кагбэ.
- Зашквар, ребятоньки, - почти пропев сей неутешительный вывод, Уэйд широко ухмыльнулся, вырывая чеку светошумовой гранаты. - Эй, Паучок, начинаем вечеринку!
Сам он привычный, а вот Питти с его обострёнными слухом и зрением - явно несладко. Впрочем, Дэдпул честно выждал секунд десять, давая ему сделать хоть что-то, не теряя бдительности в знак уважения перед противником. И только потом едва не рухнул за спину Паркеру, ухмыльнувшись и равнодушно протянув.
- На-до-е-ло, - удар рукоятью пистолета в авторстве Уэйда мог бы вырубить наверно, и Джаггернаута, что говорить о мелком Питти? Трофей на плече, вокруг веселье, впереди - подвалы Гидры и разговор по-душам. Что ещё для счастья надо? - Ах, да, точно, - поудобнее устроив бесчувственного Паркера на плече, Дэдпул наугад разрядил обойму по укрытию, воздвигнутом Паучком для заложника. Нет, правда, не оставлять же калеку с психологической травмой мучиться до конца жизни. - И не говори потом, что я бессердечный подонок.

+3

7

"Серьезно". — Констатировал факт Питер, пытаясь хоть что-то сделать, чтобы от него отлипли. Просто убрались. Чтобы в голове этого ненормального человека что-то щелкнуло, ему надоело, и он ушел. Нет, конечно же нет. это было бы слишком легко, чтобы его желание так просто исполнилось. Несбыточная мечта. Вместо этого Уэйд стал изображать обезьянку. Скорее гориллу. Мутанта. Ладно, можно было ожидать, что паутина для победы над ним - не совсем то. Не так прямо, но вверх идиотизма — длинный язык противника, который говорил без умолку о каких-то непонятных вещах. Питер понимал, почему его так хотели убить (и убивали), вот только внутри самого супергероя росло беспокойство. И чем яростнее он пытался отбиться, тем сильнее в нем крепло это чувство.
— Не вспоминай о случайных убийствах. Сам виноват — сам получил, — скорее прошипел себе под нос Питер, чем ответил на все эти глупые фразы.
Слишком резко что-то проскользнуло в голосе Уэйда. Что-то явно нехорошее. Все почти сразу же изменилось, по спине Питера пробежал холодок. Он сжал зубы. Наверное, это было интуитивно: если не видно лица, то и эмоции по его выражению не прочитаешь; остается только вкладывать все в интонацию и тембр голоса. Уэйд часто говорил шутливо и игриво, но вот когда тон меняется, то стоит ждать беды. Срочно нужен план, чтобы убираться подальше.Все это плохо кончится.
Граната успела взорваться. Питер еле успел отскочить, то глаза резануло. Сильно и больно, хотя защитные слегла худо-бедно сработали, защищая чувствительные глаза от травмы. Пришлось передвигаться почти вслепую. шаг назад, еще один, и почти пришлось отскочить. Чутье просто завопило, погружая Питера в еще более нервозное состояние. Он почти успел увернуться, то все равно получил по затылку рукоятью пистолета. Ноги подкосились, н осознание Питер не потерял. От боли на миг все превратилось в бело-красную пелену, а затем он услышал выстрелы. Сдавленный стон человека. Сердце сжалось. Нет, нет. Нет, мать твою!
— Пусти меня.
Одновременно с этими словами, Питер от всей души, совсем не сдерживаясь (от чего мог сломать не одно ребро) пнул Уэйда коленкой, а затем добавил локтем прямо в эту тупую бошку.
— Извращенец. Пусти меня… — Яростно пыхтел юноша, вспоминая реки крови, ощущая запах, будто они находились среди побоища.
Неприятно.
Ему удалось с удачей вырваться из не сильно крепких объятий, ибо кое-кто решил пострелять. Питер оттолкнуться рукой от пола и приземлиться в двадцати шагах от наемника. Причина была проста: тот самый заложник был расстрелян, убит. Питер сжал зубы. Спокойно. Только спокойно. Нельзя, нельзя поддаваться гневу. Хотелось наброситься на Уэйда и хорошенько отметелить его, вбить в эту голову то, что так нельзя. Паркер прекрасно понимал, что ничего этим не добьется, но ум шел вразрез с эмоциями. Что тут скажешь.
На полу — вода. Впереди труп. И Уэйд. Питер не сильно долго думал, прыгнул почти сразу же как приземлился, теперь свисая с балок. Паутину-бомбу напротив того места, где стоял его противник. Еще одна паутина зацепила пол под водой. Жидкость не сильно залила пространство, но распространилась достаточно… чтобы позволить энергии электричество дойти до чьих-то чужих ног.
Шок-паутина прекрасно послужила для этого. Даже после нее Питер, ощущая боль и тошноту даже после непрямого удара, решил сменить местоположение. Ужасно хотелось, чтобы все поскорее закончилось.
— Что тебе от меня надо-то...

+1

8

"Ну и крепкий же!". Это могло бы быть комплиментом, но нет. Это ни разу, вот совсем не было им. Питти мало того, что оказался только дезориентированным и от взрыва, и от удара пистолетом, так ещё и с ловкостью заправского ужа ухитрился выпутаться из дружеских объятий. А вы сомневались, что они дружеские? Да как вы вообще посмели!
- Это самые дружеские объятия в мире, я же чемпион по обнимашкам! Верьте, блять, - последнее получилось скорее шипением, пусть и сдобрено было предельно дружелюбным оскалом.
Рёбра болели, факт. Кажется, как минимум одно из них Паучок доблестно сломал. Голова тоже болела, видимо от удара локтём, но всё это было фигнёй по сравнению с тем фактом, что Паучок так отчаянно сопротивлялся походу в гости на базу Гидры и очень дружелюбной беседе.
- И не надоело тебе? - судя потому, как лихо Паучок скакал, вопрос был риторическим. - О, я понял, ты хочешь играть. Так это я только за! - Уэйд успел сделать только шаг навстречу, когда тело прошил добротный электрический заряд. И вот что, что, - а шокеры и их производные он не любил всеми фибрами души. Мало того, что больно, так ещё и костюм к гниющей коже пришкваривается так, что отдирать - одно мучение. - Что мне от тебя надо? - регенерация медленно, но работала. Не влияя на голоса в голове, которые сейчас устроили перепалку на тему того, что и как стоит сделать с Питти, но работала. Боль постепенно уходила, пальцы подёргивались всё меньше. Раздражал разве что озоновый душок, но то такая мелочь, право слово. - Мне от тебя нужно осознание того, насколько продуктивно может быть твоё сотрудничество с Гидрой. Или со мной. За мной должок, - "из другой вселенной. чёрт, опять?!" - так что я запросто возьму тебя в напарники. Поверь, это отличное предложение! Грех таким разбрасываться.
"Да он же не понимает!" "Всё он понимает. Просто его не устраивает". "Значит, мы решим за него".
Напрягшись внутренне, Уэйд лениво прислонился к одной из вертикальных балок, демонстративно зашипев от ощущения, как сломанное ребро встаёт на место. Если уж Паучка даже удар рукоятью пистолета не вырубил - придётся идти на крайние меры. Не хотелось бы, конечно, но честное слово, Питти сам напросился. Точнее, даже выпросил более радикальные меры. - Окей, я даже согласен предпринять только одну попытку! Начало - считай со мной! - через три. Два. Один.
Кинуть себя на какое-то непонятное сооружение из контейнеров - легко, оттуда - на балку и, не давая Питти опомниться, снести его всем весом, падая на бетонный пол и только успев перевернуться на бок, спасая его от удара об бетонный пол, после которого Питти вряд ли бы выжил. А дальше - дело техники. Оглушенный противник - лёгкая добыча. Убивать - ни за что, но на базу Гидры этот трофей должен попасть любым путём.
- Прости, друг, но так реально лучше, - Вставать, когда рёбра сломаны больно, конечно, но счёт шел на секунды. Секунда - удар - хруст. - Упс. У Паучка теперь нет одной задней лапки, - Наклониться и, схватив за голову, предельно точно приложить об бетонный пол. Череп не проломит, но вырубить - запросто. И теперь уже наверняка, судя по тому, как обмяк Паркер. - И сознания тоже нет.
Хмыкнув, Уэйд подхватил на руки свою бесчувственную ношу и, напевая песенку про единорога на радуге, неспеша двинулся к выходу.

+2

9

Голова слегка болела, но упорно надавливала тисками на виски, словно стараясь выдавить все, что было внутри, всю эту серую жидкость. Но отдыхать некогда, даже выдохнуть было опасно. Питеру было плохо, он устал, но не упустил руки, не сдался. нет, он не мог так поступить. Человек, что он так стремился спасти — мертв. Это его чертова вина. Пусть он боялся, был нерешительным, но ни за что нельзя оставлять человека в беде, особенно в такое время, когда вокруг была жестокая диктатура и лишение всех прав. Кажется, даже право жить необходимо было заслужить или заработать.
Уэйд был... жутким. Питер ощутил, как по телу прошлись мурашки от его оскала, от его разговоров с самим собой. Казалось бы, не первый раз он видел подобное у наемника, но почему-то иногда лот этого пробирало. Слишком непредсказуемый, порой жуткий и такой веселый от всего происходящего; это реально вообще привыкнуть к этому человеку? Впрочем, не ему об этом говорить и думать: они были по разные стороны баррикад. Этот факт вызывал еще один вопрос: зачем Гидре нужен он сам? Паутина? Так они ее не получат ни за какие сокровища мир. Это его разработка! Не такая уж и ценная, если посмотреть на все штуки-дрюки подлой организации. А во-вторых, сам он был... Да зачем? Даже тот же Уэйд стоил явно больше, чем неопытный герой в этом прогнившем мире.
— Для тебя все игра, — тихо зашипел Питер, осознавая, что шутеры почти и не действовали, лишь едва замедляя Уэйда.
А хватит ли ему сил, чтобы вновь выстоять против второго раунда один на один? Вряд ли. Питер не был так уверен, но и считал, что особого выбора нет. Разве что попытаться сбежать. Все равно ему оставаться здесь было уже незачем. Больно кольнуло осознание собственной никчемности.
— Что? Я уже тебе сказал — нет. Ты не заставишь меня передумать.
Питер не хотел слушать. Он сбросил паутину, перевел ее в стандартный режим и отскочил. Он огляделся, пока Уэйд болтал, пытаясь найти рациональный поход к бегству. Когда вокруг было пусто, да и живого места на территории почти не осталось после их драки (расстрелянные коробки смотрелись поистине жалко, а раздолбанные от удара о бетонный пол Паучком — и вовсе почти разваливались).  Приметив одного не очень большое окошко (ему хватит), Питер перевел взгляд на Уэйда, чтобы заметит, что тот всей тушей летит на него. Это не сказать, что было опасно для самого Паркера, поэтому чутье и молчало. Изобретательное гадство. Один большой и большой удар. Дыхание сбилось окончательно. Ноги, что и так держали хозяина на одной силе воли, подкосились, и Питер не смог удержать себя и Уейда в вертикальном положении. Да и навряд ли бы смог.
Удар, Питер сдавленно охнул. Перед глазами поплыло, захотелось уползти и передохнуть, забиться в норку. Попытка не увенчалась успехом. Только он попытался совершить движение вперед, совершенно не понимая куда и зачем, просто на инстинкте, как Питер ощутил крепкую хватку, приглушенный голос. Кажется, это была нога. Дикая боль. Питер буквально вскрикнул, а потом заорал. Питер начал проваливаться в небытие, уже не ощущая следующего удара о бетон. Его сознание поглотила спасительная тьма.

***

When did I become so numb?
When did I lose myself?

NF — Paralyzed

Из горла вырвался хрип, и уже только потом Питер понял, что очнулся. Он не хотел открывать глаза. Все, что можно болеть  — болело. Не так сильно, жить и соображать было можно, но настолько гадко, что не описать. Не сразу Питер осознал, что произошло. Удары, злая усмешка, дикая боль и хруст. Кажется, ему сломали ноги, а перед этим сбили как кеглю в боулинге. Неприятное ощущение? да, к ним добавился стыд и мысли: "И что теперь?"
— Fuck you, — сдавленно, едва слышно все же выругался Питер; чуть ли не впервые в жизни.
Пришлось открыть глаза. Он был один, что не удивительно. Вокруг была почти полная тишина. Только где-то за стенкой шумели приборы, раздавался едва различимый писк. Божечки, он в подвале, как в каком-то комиксе или дешевом романе. Питер попытался повернуть головой, но едва смог это сделать, ощутив укол боли. Его горло что-то пережимало. То ли веревка, то ли проволока, то ли еще какая херня. Руки тоже были связаны, а вот ноги... С ногами хрен пойми что - как будто сплошное месиво, которое посылало жгучую, горячую боль. Они могли неправильно срастить за то время, что Питер был без сознания, а это значит — придется еще раз ломать потом...
Если вообще настанет это потом.
Захотелось пить, а еще — сахарной ваты. Питер нахмурился, будто съел лимон, кашлянул и вновь ощутил волну новой боли в груди. У него будто не оставалось живых мест, хотя парень подозревал, что он еще хорошо себя чувствует. Сложно представить степень повреждений, если не видишь их.
Зато Паркер различал место, в котором находиться, хотя разглядывать было особо нечего. Полупустая, темная комната. Он привязан, не то подвешен к чему-то. Явно к твердой поверхности. Его "кандалы" впивались в его тело довольно тонкими нитями. Хотя странно это было называть нитями. Попытка дернуть рукой не увенчалась успехом. Во-первых, это ничего не принесло, кроме ощущения тошноты. Питер боролся с ней, но с каждой  секундой не был уверен, что его все же не стошнит.
Пронесло.
В общем, он, комната, темнота и какие-то вещи. Больше похоже на два ящика в дальнем углу. Небольших, возможно даже металлических. Комнату, кстати, освещал неяркий свет ламп, что были прикреплены к стенам. Словно в клубе. Но Питер бы наотрез отказался "веселиться" в таком месте. Он разглядел знак "Гидры". Это не утешало. Снова дерганье рукой, сильнее. Боль усилилась вместе с тошнотой. Но Питер занервничал, терпение переросло в истерику.

+1

10

- Не дёргался бы ты, тебя размазало как жука по стеклу, - Уэйд совершенно спокойно встал с ящика в неосвещённом углу, и предельно дружелюбно улыбнулся. - Сейчас додёргаешься. Вырубишься от боли или заблюёшь свой модный костюмчик.
Уэйд был доволен и вёл себя так, будто снова дома, будто вот сейчас сядет на продавленный диван и перебросится дежурными колкостями с Слепой Эл. А что нервничать то? Долгожданный "и трудноотлавливаемый, я замечу!" гость был на положенном месте и уходить не собирался. Тут, на самом деле, даже привязывать его не было необходимым, но как ещё показать уважение к другу и противнику, если не показать, что его воспринимают всерьёз?
- Больно? - Дэдпул легко пнул ногу Питти носком тяжёлого сапога и, услышав недовольное шипение, разулыбался ещё шире. Ну, точно не сбежит! Куда бежать, если ноги - сплошное крошево из мяса и костей? - Не волнуйся. Наши медики тебя подлатают. Если будут считать, что они и твои медики тоже. Смекаешь, к чему я веду?
Ну ещё бы Питти не смекал. В чём, в чём, а в его интеллектуальных способностях Уэйд не сомневался даже в периоды особо сильных обострений. Впрочем, оставался фактор невообразимого чистоплюйства с лозунгом.
- Врагу не сдаётся наш гордый Варяг, - душевно и на русском пропел Уэйд и, достав нож, перевёл, - если в общих чертах и на английском - это о том, что хоть сдохнуть, но принципы не предать. Не двигайся, - нож легко скользнул между цыплячьей шеей Паркера и проволокой, которая лениво имитировала гарроту.
В конце концов, Уэйду не особо нравилась атмосфера пыточной. А Питти в таком виде, да ещё и само помещение выглядели так, будто Пулу нужно было нацепить плащ, пальто и, потрясая Томми Ганом, громогласно вопрошать неведомого Джонни о том, где деньги. Против итальянцев Дэдпул ничего не имел, но у них тут серьёзный разговор, вать машу, какие тут ассоциации с старыми фильмами?
- Итак, как ты понял, у тебя не слишком много вариантов. Первый - ты соглашаешься на сотрудничество с Гидрой. Второй - ты отказываешься и тогда у нас будет много, очень много времени вместе, - нож аккуратно скользит по маске, вскрывая ткань, но на коже оставляя только тонкий и лёгкий порез. Сейчас Уэйду не хочется ни шутить, ни перебрасываться шуточками. Здесь, в этих стенах, действует что-то особое, от чего в его голове остаётся только один голос, который диктует кровавые законы и жестокие решения. Который, как дрожжи кинутые в унитаз, устраивает цунами самых тёмных и опасных мыслей, желаний, порывов. Таких, например, что Уэйд сам не замечает, как нож на треть входит в плечо Паркера.
- Пойми, друг, ты нужен нам любой ценой. Ты будешь отличным агентом, тебе так не кажется? - голос остаётся ровным и добрым, нож проворачивается и убирается. Ох, не истёк бы мальчишка кровью. - Мы готовы поступать как хорошие парни. Вот, например... о. Пить хочешь? Чёрт, как я мог забыть о гостеприимстве!
Уэйд думает о том, что в случае согласия готов напоить Питти его же кровью, но это приходится отметать. Отметать рычанием, ударом по своему же лицу, сраной дыхательной гимнастикой. Вода. Хорошие парни пьют воду, соки и алкоголь. Ультрахорошие, типа Питти - соки, газировку и никакого алкоголя.
- Нет нет нет, Уэйд, кровь - отвратная идея, - бормочет он сам себе и поворачивается к Питти с улыбкой заботливого дядюшки. Наверняка ему так улыбался дядя Бэн.

+1

11

Слова Уэйда не успокаивали. Питер начинал паниковать, понимая, что едва ли есть шанс вырваться из этой комнатки. Он замер тут с не самым адекватным человеком во всем мире, который мог его легко убить, но не стал этого делать. Иначе бы Питер уже лежал бы там, в доках. Даже эта мысль не принесла спокойствия. Разумные доводы, что "пока жив, всегда успеешь вырваться из любой передряги" не помогали; они тонули в мыслях о собственной жизни, о долге, о собственных близких людях. Тяжело быть супергероем, когда сам ты — едва ли достиг возраста "взрослого и разумного человека". Возможно, Питер и был умен не по годам, но отнюдь не взрослым.
Удар. Питер зашипел, сомкнул зубы, чтобы не закричать. Он различал фигуру Уэйда перед собой, но ничего не мог сделать. Дернув руками, Питер даже простонал, будто отвечая: "Да, блин, больно!". Тело не слушалось, сознание находилось в смятении. Новая попытка дернуться принесла лишь боль. И, если его собеседник был готов болтать хоть всю ночь (или был день?) напролет, но вот сам Паркер не был готов к беседе. Ни морально, ни физически.
— А вы всегда так с гостями... обращаетесь? М-мило...
Это был скорее шепот, но ехидства Питеру было не занимать. Хотелось орать, срывать злость на противнике. ДА в конце концов ударить нормально. Освободиться и перестать ощущать боль! Медики? Питер боялся представить, что из себя сейчас представляли его ноги, руки... все тело. Кажется, болело везде. Снова затошнило. Питер прикусил язык, пытаясь подавить этот порыв. Сил дергаться не было, но он пытался. Все равно. Сначала нужно... набраться сил, отдохнуть. Хоть немного привести голову в порядок. Но здравые решения расходились с делом. Питер дернул головой, отворачиваясь от Уэйда.
Кожа у шеи ощутила холод. Чутье молчало. Питер прикрыл глаза, но прекрасно заметил нож. Что? уже убивать будет? Убивать же... да... Но нет, страх поглотил все доводы, все слова, что ранее сказаны были ему: вербовка агентов в Гидру. Эта информация как-то сама собой растворилось под легким взмахом ножа. Проволока у шеи отпустила, вяло опустилась, освобождая. Немного. Легче дышать, правда, не стало.
— Почему вместе с тобой? — Питер бы рассмеялся, только было не смешно. Голос получилось контролировать, и удалось сказать эти слова громче, чем раньше. — Можно мне более этического собеседника для этих деловых бесед.
Питер не отвечал толком ничего, да и что он мог ответить? Ранее он сказал все, что думал. Он не хотел вступать в эту организацию, что поглотила мир, что поставила свои правила и принципы выше морали и долга. И... Питер закрыл глаза и зажмурился. Сквозь дурноту и боль проявилось упрямство и... вера. Да, можно назвать это верой в справедливость, в правильность... Не то, что связано со всеобщей праведностью — то, что считал правильны он. Пусть его едва ли можно назвать одним из отряда Сопротивления. Но Питер видел, что творилось на улицах, вокруг. Скрываясь и путешествуя по городу, он слишком много видел...
Нож проходится по маске. Питер сам не замечает ,как дает слабину и вздрагивает: от отвращения ли или страха, и сам понять не может. Но едва ли он желает, чтобы Уэйд увидел его лицо. Только не этот тип. Царапина. Не больно. Нет, не так больно, чтобы перекрыть ту боль от ран, что уже поглощала все нутро. Ломило, надрывало. В этом богом забытом месте осталось хоть что-то настоящее, не запрятанное в тени?
— Лучше бы ты забыл, — проговорил Питер с обреченностью, открывая глаза.
Он не видел причин молчать, разве что, если это повысит шансы на улучшения его состояние "меня переехал грузовик". Увы. Тошнота переползла из живота к горлу, заставляя проглотить последнюю часть фразы, сдерживая порыв. Что бы просил наружу? Он давно нормально не ел. Мысль о еде в текущей ситуации делала только хуже, а лживая доброта от Уэйда — словно приправа. оставляла на языке яркий привкус злости.
Улыбка заставила Питера замереть, поморщится. Лучше бы и правда — забыл. Уэйду не подходит такой тон. Не подходить выглядеть так, будто он тут не "уговаривать" его собрался, а просто поболтать о Спасители нашем. то есть о капитане Роджерсе. Питер вновь дернулся, уже сильнее. В этот раз тело было на удивление послушным, качнулось в сторону. Мысль о том, что пить чью-то кровь... Питер непроизвольно сглотнул, потом еще раз. хоть его губы и пересохли, но едва ли во рту было сухо. Скорее наоборот.
Боль в животе резанула ярче всего.
— Не хочу.

Отредактировано Peter Parker (21-04-2019 21:19:36)

+1

12

- Если бы я забыл о гостеприимстве - ты бы уже был мёртв, - Уэйд смеётся вполне даже весело, словно атмосфера разом разрядилась. Как будто вот так и должно быть: спокойно, уютно, светская беседа. Накатило отличное ощущение того, что и Питти стало гораздо уютнее. Говорят ведь, что человек ко всему привыкают? а у Паучка эта. как её. ну такая, высокая.
- О. Адаптивная способность, - лыба расползается на всю ширь рожи, а настроение резко скачет вверх. - Да не буду я тебя кровью поить, мы решили, что это плохая идея.
В чём огромный плюс Паучка - ему не надо объяснять, кто такие "мы". И какое "Мы" - это Уэйд, а какое - Гидра. И от этого простого осознания накатывает почти что умиление. Дэдпул подцепляет кончиком ножа маску Паучка и слегка её оттягивает, но тут же отпускает.  Против того, чтобы увидеть его лицо выступают и Уэйд, и все, кто живёт в его голове. Прям единогласно. - Ёбаная демократия.
Пить не находится на первый взгляд. На второй обнаруживается ржавое ведро и какой-то кран почти у самого пола. Что там про гостеприимство?
Нож вспарывает верёвки,Держащие Паучка и Уэйд отходит к стене, кивая на ведро и кран, типа "вон, мол, пей сколько влезет" и добавляет совершенно искренне.
- Чувствуй себя как дома, - в конце концов, куда Паучок сейчас денется? Впрочем, помогать ему желания нет. То самое, тёмное, которое настаивало на том, чтобы напоить друга "что?" кровью и так негодует. Так что пусть ползёт. На сломанных ногах, на отбитых руках. Это совершенно не проблемы Дэдпула. Его проблема - донести до мальчишки, что Гидра - лучший из имеющихся у него варианты. Остальных, впрочем, не так уж и много, но это либо быстрая смерть, либо медленная и мучительная. Но первый вариант Паучок никогда не сделает, а Уэйд согласен предоставить только второй.  Потому что какого чёрта заботиться о том, кто не ценит предоставленную свободу выбора и действий?
И всё же, Питти, по мнению Дэдпула, двигается недостаточно быстро, поэтому со стула его приходится буквально стряхивать ударом ноги, да и без пинка для ускорения обойтись не удалось.
- Не очень-то вежливо так затягивать паузу в беседе, если ты не знал, - голос - ну чисто учитель хороших манер, а рука тянется к пистолету, потому что вот видят все грёбаные черти, кажется ускорения пленнику можно придать только старым добрым методом "танцуй от пуль".

+1

13

Питер начал плохо соображать. Было так плохо, что уже не важно что с ним будут делать. Из-за таких ран он не мог умереть, не мог даже отрубиться, но страдать — пожалуйста, всегда. Не много крови вытекло, но достаточно, чтобы ощущать дурноту и слабость .а вместе с этим дикое желание пить. Ноги, кажется ноги у него были переломаны... Его регенерация не расчитана, что за считанные часы возможно срастить кости ,а если и да — то явно не в той вот установке, что они были сейчас. Отсюда и дикая боль. организм пытается, но едва ли что-то получится.
А вокруг было так мрачно. Перед глазами то плыло, то выстраивалось в красивую и слишком четкую картинку. Работать.. .А когда-то он очень хотел работать ученым, спасать жизни и просто стать первооткрывателем в какой-либо сфере. Давно это было ,словно в прошлой жизни. Ему было лет пять? Еще до исчезновение отца с матерью и их смерти. Нет, кажется, четыре.
Питер простонал, зажмурившись. НУ о чем он думает.
—Адаптироваться к тебе — это уже выше моих... способностей, — как-то невзначай, но также иронично шепчет Питер, едва ли понимая что.
Даже отголоски фраз Уэйда — лишь какое-то эхо. Невообразимо устал, но еще в сознании и способен говорить "нет". Вот просто нет. несмотря на то, что физически и морально Питер был разбит. он ощущал всю прелесть своего положения, а в голове то и дело возникали воспоминания о прошлом, о чем-то хорошем или плохом. редкие такие мысли-воспоминания. Походило на то, что он просто не способен сосредоточиться на чем-то одном и серьезном - ну да, на настоящем.
Едва ли Питер сразу замечает, как нож поддел его маску, как резко отпустил, и лицо осталось прикрыто тканью. Он замечает это, не в силах ни противостоять, ни как-то прокомментировать это. Хотя, казалось бы, такому, как Дэдпул, могло стать любопытно... Ножи режут веревки, руки хватают вздох, Питер не может удержать себя от попытки сделать шаг и... падает,а одновременно с этим ему прилетает пинок от мучителя. Вскрик. Ноги отдает новой волной боли. Питера стошнило, кашель. Это было столь естественно — шагнуть, что мозг не сразу отработал уже полученную информацию — ноги. Вздох. Выдох. Ощущать, как под ребрами еще бьется сердце, как тело еще способно двигаться! Это немного успокаивает. Оказывается, Паркер прекращает дрожать, выдыхает и перестает задыхаться. Он не мог дышать? Только уже потом замечает перед собой ведро. Горло ноет болью и сухостью. Вздох, тяжелый и хриплый. да, после этой сцены как нельзя хочется пить.
Еще один пинок. Вслед.
Питер шипит, хрипит, ощущая себя живым мертвецом. Он еле ощущает, как все же пробует сделать рывок вперед, а уже потом перед глазами поплыло. Но Питер заметил. Шутеры... Шутеры еще при нем? Да, они были на руках. Рука вскидывается вперед, заряд паутины мал... наверняка мал. Карен отключена, не у кого было спросить, но базовые настройки работали, запустились от попытки хозяина и...
Первый рывок.
Паутина прилипла к ведру.
Взмах руки.
Ведро полетело в Уэйда (ну упс).
Второй рывок.
Открыть кран.
Вода, ржавая и грязная, фу, полилась по полу, а Питер.
Рассмеялся, издал легкий смешок и перевернулся следующим своим движением на спину и... простонал. От боли. Глаза застила пелена, черная и мрачная. От боли. Через несколько минут, секунд? Не известно. Он все еще лежал на спине? питер еле открыл глаза. Линзы на маске смешно дернулись. Из горла снова чуть не вырывался стон, но его даже удалось задержать. Кажется, пол был мокрым? Или это костюм?
— Идите к черту....

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Маски сброшены [Marvel: Secret Empire]