пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » so close..


so close..

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

SO CLOSE..
если тебе нужен кто-то понимающий, то следует обратить свой взор на меня
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

--

---

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Станц как Магда
Вольфганг как Герберт

Трансильвания, сразу после инициации Магды

АННОТАЦИЯ

Трудно быть одиноким, трудно держать в себе свои собственные тайны и комплексы. Один невинный разговор приводит двоих вампиров в деревню, где виконт раскрывает шкаф со скелетами, которые хранит Магда.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Herbert von Krolock[/nick][status]графский сынуля[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1811/5d/4999e13efabf.png[/icon][lz]Виконт. Приемный сын графа фон Кролока, любитель мужской крови, стихов и вздохов под окнами Альфреда. Терпеть не может Сару, ревнуя к ней студентика.[/lz][sign]https://b.radikal.ru/b06/1811/08/3c969dd52e3b.gif https://a.radikal.ru/a01/1811/74/2e83c4b3ac60.gif[/sign]

Отредактировано Wolfgang A. Mozart (04-11-2018 21:10:30)

+1

2

Если Магда и помнила что-то из прошлой жизни, то это были жалкие обрывки в дневных кошмарах. Но в них неизменно присутствовал Шагал.
Если, едва проснувшись от смертельного сна, бывшая пассия старого еврея, ныне роковая вампирша, и питала к приставучему хозяину какую-то симпатию, то сейчас всё вновь встало на свои места. Он вновь желал её заполучить (ну и допить молодую кровь, куда без этого). То, что она, опьянённая преображением, ответила ему взаимностью вовсе не означало перемены в отношениях.
Прошло совсем немного времени, когда стало понятно, что Шагал оставался таким же, каким был при жизни. Только теперь никакая мораль в лице жены ему была не страшна. Он упивался тем образом жизни, который вёл, а прислуживаться ему было не привыкать.
Впрочем, как и Магде. Но ей таки пришлось приноравливаться к новым хозяевам, как и ко всем обитателям замка. Не считая профессора и Альфреда, для неё составляли загадку сам граф и его сынок. Куколь не представлял интереса по той причине, что был существом безмолвным, хоть и не глупым, но к тому же совершенно не расположенным к новым жильцам (и наверняка нашёптывал графу от них избавиться).
К графу - по соображениям остатков морали - Магда не приближалась и почтительно молчала в его присутствии (привитое вампиризмом внезапное благородство). А вот Герберт, хоть и был заинтересован исключительно в спутнике профессора, казался субъектом куда более любопытным.
Он был забавным, смешным в утончённости своих манер и совершенно неподобающем для виконта поведении. Но может именно это привлекало Магду в нём в противовес мрачности графа, что пленила дочь Шагала?
Ах, да, юная глупышка Сара только и делала, что проводила время в старинной, огромной ванной замка, щебетала с графом о какой-то чепухе (тот даже вежливо её слушал), порой появляясь в библиотеке. Но что она там делала необразованной Магде было неведомо.
В общем-то у Магды была невзрачная, несчастливая жизнь сироты, поэтому она старалась о несчастливых годах детства забыть. В двенадцать лет девочку определили на работу в гостиницу Шагала (позже Магда узнала, что её присмотрела сама жена хозяина). И по началу всё шло даже неплохо, её кормили и давали крышу над головой, обеспечивая скромный, но самостоятельный заработок.
С дочерью хозяев, будучи на год-другой лишь старше Сары, она даже подружилась. Хотя девчонка всегда казалась ей будто не от мира сего. Но эти отношения продержались недолго.
Через год службы Магда с ужасом обнаружила, брошенные вслед взгляды Шагала. Не смотря на то, что владельцем гостиницы являлся именно он, Магда считала своей нанимательницей его жену, а значит её одну во всём и считала нужным слушаться, хотя расторопна и понятлива была и с распоряжениями хозяина.
Однако угроза и не думала улетучиваться. Едва из ребёнка Магда превратилась в достаточно миловидную девицу (которая рядом со стареющей женой казалась наверняка писаной красавицей), как Шагал стал неотступно следовать за ней. Смог ли он добиться своего Магда предпочла держать в секрете ото всех.
Уже будучи девицей достаточно взрослой, она даже стала с нетерпением ждать, что какой-нибудь молодой человек найдёт её привлекательной и даже без приданого заберёт замуж. Глупо было однако надеяться, что это будет Альфред (поначалу проявивший к ней не далёкий от Шагала интерес). И чем его подцепило это дитя ванной и мочалок? Ах, нет, теперь граф высокопарно зовёт её «звёздное дитя», что отдаёт для Магды пошлостью и напускной симпатией. Или у них, вампиров, так принято? Тогда она не хотела бы привлечь внимание графа.
Вообще ничьё не хотела бы привлечь, ну кроме того, чтобы понять, как теперь в новом обличье обживаться. Поговорить что ли с роднёй графа (с виду вроде не такие высокомерные)? Первая и довольно глупая мысль. Они просыпаются-то раз в год, судя по шепоткам в коридорах профессора  и Альфреда, а также бурных приготовлений в самом замке. Толку с них вечно голодных и сонных? Куколь в этом отношении был также бесполезен как глухой немому.
Оставался Герберт.
Но и тот напускал на свою персону столько пафоса и таинственности, что попробуй догадаться как доподлинно он к подселению относится. Одно Магда поняла достаточно быстро: Сару виконт терпеть не мог.
Теперь, когда никакая мораль не мешала Шагалу, в той же мере не мешала она и ей. Можно было перемыть косточки девице, пролив бальзам на душу младшего фон Кролока, а там, глядишь, он сам завяжет беседу, которая выведет её к необходимому знанию?
Уверившись, что за оскорбление чада Шагал не станет ей мстить, бывшая служанка принялась за дело.
Наверняка в Магде умерла актриса, потому что она достаточно убедительно разыграла неимоверную усталость, проходя с переполненными вёдрами с горячей водой в сторону ванной, неизменно занимаемой Сарой.
Кажется, Герберт как раз поджидал здесь никого иного как Альфреда, а отсутствие ассистента профессора было даже на руку девице.
Магда двигалась намеренно неуклюже, будто бы сгибаясь под тяжестью полных вёдер. Реверанс вышел у неё дурным, что наверняка было неприятно глазу утончённого виконта.
- Прошу прощения, виконт. - Магда посмотрела на собеседника довольно грустным, почти обречённым взглядом. - Альфред, бедняжка, у него совсем не осталось сил носить этой девчонке вёдра с водой!...Попросил ему помочь, но, - она не договорила, громко ахнув, когда одно за другим вёдра полетели на пол, расплёскивая горячее содержимое (может быть даже слегка ошпарив наследника рода фон Кролоков?). - Вот и у меня уже нет сил! Она совсем не думает о нас, а теперь ещё и вы едва не пострадали из-за моей рассеянности. - взгляд будто бы хаотично ищет возможность удалиться за тряпками для того, чтобы навести порядок. Но важнее наведённого беспорядка ей реакция Герберта. Достигли ли её слова цели? - Прошу простить меня, виконт. Я сию минуту всё исправлю!
[AVA]http://funkyimg.com/i/2uCZL.png[/AVA] [NIC]Magda[/NIC][SGN]http://funkyimg.com/i/2uD2x.jpg[/SGN][status]виконтская подружка[/status]

Отредактировано Constance Mozart (24-12-2018 21:15:33)

+2

3

Этот год оказался самым благоприятным и интересным на события, в противовес предыдущему, где на их балу почти случайно оказался - поманённый отцом - хилый крестьянин, из которого обед вышел совершенно скудным, но, тем не менее гости оказались более чем благодарны. Тем более, граф фон Кролок пообещал, что будущий будет гораздо богаче, и не обманул: аж целых три души, три тела, совершенно неподозревающих о том, на что подписаны, приняв приглашение вампира.
Но вместе со звездным дитя и профессором, так же любовью всей гербертовской жизни, в замке оказались незапланированные гости. Старый, пошлый еврей - отец ненаглядной Сары и Магда, павшая жертвой его бурной сексуальности. И если с Шагалом было все предельно ясно и он оставался в замке только ради службы на графа, ради, может быть, ещё одного тамады и наживки для крестьян, то с девушкой было и вовсе не понятно. Конечно граф оставил её под своим крылом из-за вежливости к вампирской крови, но никто из них двоих не вызывал желания и особого доверия. Герберту поначалу вообще стало грустно, поскольку женщин он не любил отчаянно, а затем... Затем он заинтересовался Магдой и то лишь потому, что она пользовалась популярностью у его ненаглядного Альфреда: тот не шугался от нее в коридоре, не бежал прочь, а даже мог побеседовать о чем-то, что их когда-то объединяло. Может быть поэтому фон Кролок-младший обрёл к ней чувство снисхождения? Вампиры в замке обитали - черные, залётные, высокопарные, помимо тех, кто посещал их родовое гнездо ежегодно; но юноша, несмотря на это, оказывался в полнейшем одиночестве, улыбаясь этим красавцам и изредка кивая головой. Они - охотники и странники, они приносят добрые или не очень вести со всех краев Трансильвании, а кто-то забирается гораздо дальше, а виконту оставалось лишь слушать рассказы и глотать нарастающую с каждым годом зависть. ПапА не знал, что сыну хочется гулять, смотреть по сторонам и открывать другие двери, возвращаясь все так же домой, садиться у его колен и рассказывать о новых странах, свежей крови и красивых людях. Всем этим виконт жертвовал, оставаясь подле графа уже несколько десятилетий.
И, как минимум, Магда в этом раскладе, оказывалась единственным существом, что могла бы скрасить ночные прогулки по кладбищенской у парку, развлечь виконта хоть какими-нибудь рассказами из прошлой жизни, которой сам Герберт практически не знал. И ещё один плюс она несла в своём пребывании здесь - она была похожа на виконта даже больше, чем он хотел бы: какая-то замаскированная тоска в глазах, неудовлетворённость, хитрость и, естественно, она имела почти такие же блондинистые волосы, как и вампир. Может быть стоило бы переступить через себя и поговорить с ней? - Думалось фон Кролоку-младшему, когда он в очередной раз незримо крался за Альфредом, отмечая его идеальный стан, его длинные ресницы и невинный взгляд. Его путь окончился как всегда у ванной, где недавно крутился студент, поджидая Сару и заставляя Герберта ревновать. Но в этот раз, профессорский подопечный исчез, пообещав звёздной девочке вернуться, не замечая присутствия виконта.
- Отлично. - Ухмыльнулся вампир и остановился неподалеку, подперев плечом холодную каменную стену, погружаясь в свои фантазии и пытаясь не слушать песнопения Сары, её вздохи и плеск остывающей воды. Боже ж мой, никто не знал, насколько сильно виконт желал ей раствориться в этой пене безвозвратно, чтобы он мог утешить студента и излечить его безответную любовь. Лицо блондина выражало крайнюю степень неудовольствия и презрения когда его ног коснулось что-то горячее. Он не услышал ничего кроме имени возлюбленного, вздрогнул, но нехотя взглянул на нарушителя спокойствия.
- Магда. - Удивлённо резюмировал Герберт, отступая назад чтобы не замочить свои одеяния, сегодня небесно-голубые и безусловно дорогие. Она уронила ведра на пол и уставилась на него так, будто он барин, а она его дворовая девка.
Что происходит? Виконт изумлённо приоткрыл рот и невольно пробежался пальцами по пуговицам пижамки. Почему она разговаривает с ним? Зачем? Магда ведь невольница здесь, заключённая в одном гробу с тем, от кого всю жизнь бежала и все из-за них - вампиров, а она стоит здесь как ни в чем не бывало и делится с ним чем-то. Губы вампира чуть дрогнули, обнажая клыки - первый признак недовольства, но он тем не менее остался на месте.
- Исправь, да. - Он рассеянно взглянул на лужу, которая уже стала гораздо меньше поскольку просачивалась сквозь каменную кладку, оставляя между ними облако пара. Герберт тяжело вздохнул. - Подожди, не нужно. Это Альфред попросил тебя принести ей воды? (Ах, но почему он не обратился ко мне?) Бедный, бедный мальчик.
Виконт аккуратно перешагнул одно из ведер и приблизился к Магде, разглядывая её изучающе. Нет, он не испытывал к ней ничего кроме любопытства, он рассматривал её как новую книгу или атлас, что способен дать интересную информацию. От нее больше не пахло человеком, но она всё ещё не решалась переступить черту той жизни, где в её руках всегда была работа. Впрочем, здесь она не на правах гостя и не вхожа в их с графом семью, поэтому ничего удивительного в том, что сейчас новорожденная вампирша таскала по замку эту треклятую воду. Для Сары.
- Она думает о том, что её ждёт чудесный бал. - Герберт процедил это сквозь зубы и повернул голову в сторону двери в ванную: Сара была занята мочалками и мыльными пузырями, так что разговора их она слышать не могла. - И это будет действительно чудесная ночь, только закончится она не по её правилам. Допустим, Альфред не обязан таскать ей эту воду, но что заставило это сделать тебя? Вы с ним друзья, ты знаешь о нем что-то, о чем я не знаю? - Герберт склонился над девушкой так близко, что со стороны казалось будто он желает её поцеловать, но между тем виконт лишь смотрел в глаза, ища там что-нибудь интересное.
[nick]Herbert von Krolock[/nick][status]графский сынуля[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1811/5d/4999e13efabf.png[/icon][lz]Виконт. Приемный сын графа фон Кролока, любитель мужской крови, стихов и вздохов под окнами Альфреда. Терпеть не может Сару, ревнуя к ней студентика.[/lz][sign]https://b.radikal.ru/b06/1811/08/3c969dd52e3b.gif https://a.radikal.ru/a01/1811/74/2e83c4b3ac60.gif[/sign]

Отредактировано Wolfgang A. Mozart (04-11-2018 21:10:13)

+1

4

Ей ничего не стоило притвориться, что она сейчас же всё приберет. Она даже сделала несколько быстрых шагов в сторону одного из многочисленных ответвлений коридора, где столкнулась с виконтом.
И столь же искусно удивилась, что Герберт её остановил. Тёмные брови взметнулись вверх, светловолосая голова недоверчиво качнулась, но потом  едва склонилась. Ей хотелось говорить, смотря ему в лицо, но дурацкая привычка при жизни служить тем, на кого даже смотреть не хотелось, потому что они смотрели куда не следовало.
Служанка взвесила выгоду от того, чтобы выложить всё сразу так, как задумывалось.
- Что вы, Альфред слишком скромен, да и разве подпустит он кого-то к этой девчонке, если в его силах этому противостоять? - она развела руками. - Впрочем, он никогда не видел во мне угрозы. Я просто хотела ему помочь. Он славный малый, уставший в компании этого странного типа и гоняясь за этой неблагодарной девчонкой. Я вижу это по тому, как стал он неважно выглядеть. Вы тоже это заметили? - ей вопрос показался уместным после того, как фон Кролок пожалел Альфреда вслух. Внимательная Магда, понимала, что эта жалость не из гостеприимности, а от чего-то большего. Большего, чем ей когда-либо было понятно или испытано на себе. - Но, боюсь, ей окажется мало и этого. И ему придётся снова бежать за водой. - она пожала плечами. - С тех пор как эта девица вернулась домой, в гостинице можно даже не упоминать, что там есть ванна - она вечно занята. - не сдержала воспоминаний о прошлой жизни девушка.
Ах, какой же музыкой пролились на слух Магды слова Герберта! Она даже улыбнулась,  представляя, что если тема пойдёт и дальше так благополучно, они смогут отпустить в адрес девицы немало метких замечаний. И как же волшебно звучали слова про бал, пусть и слышала об этом Магда только в сказках и сплетнях заезжих гостей.
- Когда же бал? - её любопытство было так велико, что она осмелилась с интересом смотреть в глаза виконту. О, нет, её если и интересовала перспектива попасть туда, то в последнюю очередь. Живейшим образом её интересовало, когда же случится то, что изменит жизнь дочки Шагала. Чтобы она хоть на один вечер почувствовала тот ужас, беспомощность, страх, обречённость, что испытывала Магда от присутствия её отца все эти годы.
Но миг блаженства лопнул как мыльный пузырь в ванной Сары, которая к тому же никак не могла сменить надоевшую уже мелодию. Стоявший в отдалении, теперь виконт подошёл к ней угрожающе-близко. Любой настолько близкий контакт с посторонним человеком, мужчиной, отпугивал Магду, как вампира (какая ирония!) чеснок.
Она отшатнулась от собеседника, питая уже не столько привычку подобострастно вести себя с окружающими, сколько животный страх. Если бы она была жива, сердце сию минуту выскочила бы из груди. «Этому холёному что от меня надо?» - с отвращением подумала было девушка.
Она едва расслышала слова, который Герберт начал говорить ещё едва склонившись над ней. Половина прошла мимо ушей. Но девушка набралась прежней храбрости, поняв, что ей ничего не угрожает в обществе отпрыска графа. Почти ничего, если его не разозлить.
И то, что она намеревалась сболтнуть в первую минуту могло достичь именно этой цели. Вовремя одумалась, прикусив язык.
- Мы друзья, да, пожалуй, как со всеми, кого мне приходилось привечать в гостинице. Гости очень любят поговорить, а Альфред не отказывал мне в помощи. Но мы с ним едва ли много говорили. Я уже говорила, что он скромный. Гонялся всё это время за Сарой, говорил с профессором о всячески учёностях, которые я не понимаю. - без тени смущения призналась Магда. Да, она не умела ни читать, ни писать. Была научена лишь ставить свою подпись, но это умение ей пока нигде так и не пригодилось. А то что говорили они о вампирах - не в присутствии вампира будет сказано. Но как же ей хотелось упомянуть, что милый друг виконта, отнюдь не такой робкий и имеет вполне себе плотские желания, некогда направленные и на неё, Магду. Но отчего-то не хотелось видеть разочарования на этом тонком, аристократическом лице.
- У нас было не так много времени на знакомство, - с сожалением в голосе произнесла Магда. - Но кое-что я успела понять, услышать от него самого. Он очень способный, добрый, и гораздо умнее меня. Но он совсем не знает жизни, пропадёт с такой, как Сара. Ему только кажется, что он сможет её защитить. Ведь не сможет, от того, что случится на балу? - интонация стала какой-то хищнической и невиданные ранее голод по крови вдруг дал о себе знать. - Разве что он настолько ослеплён любовью к ней, что тоже пройдёт этот путь. - вода под ногами остывала, пар становился более редким. - Вам он тоже понравился. - совершенно не раздумывая произнесла Магда. - Наверняка, его ждёт приглашение на бал, как и Сару. - девушка посмотрела собеседнику прямо в глаза, что было первым её достаточно долгим и открытым контактом с обитателями замка. Она бы не стала отказываться посмотреть на бал: танцевать-то она не умеет всё равно, а вот посмотреть на знать, пусть облезлую, мёртвую в тряпье похуже её собственного - почему бы и нет? В конце-концов отпрыск графа такого тумана напустил, говоря об особенном конце бала для Сары. Как она могла пропустить минуту торжества - пусть и такого незначительного, по сравнению с графским - над Сарой.
Дочка Шагала станет ей ровней, побудет жертвой. Мечтательная улыбка снова тронула губы Магды, обнажая молоденькие, острые клыки.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2uCZL.png[/AVA] [NIC]Magda[/NIC][SGN]http://funkyimg.com/i/2uD2x.jpg[/SGN][status]виконтская подружка[/status]

Отредактировано Constance Mozart (24-12-2018 21:15:18)

+1

5

Сочетание Альфреда и Сары не то что не возбуждало Герберта, оно явственное го бесило, заставляя графского сынка едва сдерживать ярость и оставаться видимо-прохладным ко всему. Но, увы, он не Кролок-старший, он никогда не сможет смотреть на кого-то с прямым хладнокровием, зная, что только минуту назад ты испытывал к этому живому существу что-то сродни любви и тепла, а сейчас безэмоционально смотришь на его бездыханное тело. Он никогда не сможет пройти мимо - он слишком молод и многое вызывает в нем интерес, многое меняется и виконт не желал бы пропустить мимо эти изменения. Это не значило, что граф был далек от новшеств, просто он глядел на них равнодушнее и принимал более неохотно, чем сын.
- Он уже допустил, чтобы его драгоценная Сара мылась мочалками моего отца. - Брезгливо повел рукой Альфред и метнул злобный взгляд на дверь, ведущую в ванну. Сто лет в ней никто не мылся, а теперь только и слышно по всему замку - мыло, губка эта, пена, вода. Отвратительно. - Скромен не то слово, - блондин вспомнил их встречу в библиотеке и этот милый румянец на щеках студента и то, как он всячески уклонялся от прикосновений, от слов с намеками. Да, видимо, никто юному помощнику профессора никогда не говорил комплиментов, только так Герберт мог бы объяснить то его стремление покинуть комнату знаний, его дрожащий голос и плотно поджатые ягодицы.
- О, Магда. А ты хитра. Не думал, что в тебе это есть или когда-нибудь вылезет наружу. - Герберт широко улыбнулся, показывая отсутствие кликов - то маленькое отличие от новоиспеченных вампиров, когда истинные долгожители могли скрывать свои, не демонстрируя жажду крови, а оные показывали только тогда, когда испытывали сильные эмоции - положительные или отрицательные, не важно. - Признаться честно, я было поверил в то, что тебе действительно интересна эта сторона жизни. М-м.. смерти, вернее. Ты ведь попала сюда насильно, тебя никто не спрашивал хочешь ты или нет, и ты продолжаешь держаться как человек. Похвально, но ничего. Скоро ты забудешь о ведрах. - Он медленно обошел вокруг девушки, задумчиво подпирая подбородок кулаком и иногда хмыкал, словно находил в простом камне предмет искусства. Он чувствовал в ней странную историю, такую, о которой не рассказывают никому даже если ты мертвецки пьян - такая же история была и у самого Герберта и знали о ней лишь он и граф, взявший в руки перо и написавший её кровью виконта на чистом французском снегу под окнами Бонапарта. ОН приподнял её лицо за подбородок, заглядывая в алчные, хитрые глаза женщины, которую обидел весь мир и которая, видимо, этому миру жаждала отомстить. Но чем же задела её Сара, что она грезит той ночью, когда граф фон Кролок выпьет её до дна? И, Магда, вынужден тебя разочаровать - она не станет твоей ровней, она станет твоей едой. Зато сладкую попкуАльфреда Герберт спасёт однозначно.
- Бал завтра ночью. - Он проговорил это небрежно, будто бы такие встречи у них  проходят с завидной регулярностью. Впрочем, трепет он мог бы вызвать только потому, что там будет Альфред, а не вся его лохматая родня, вылезающая из своих гробов и склепов раз в столетие, чтобы выпить человеческой крови. К тому же, виконта можно было назвать аллергиком - он пил исключительно мужскую кровь, брезговал свиной, предпочитая голодовку или случайно встреченного в лесу лесоруба. А вот Магде будет интересно и, возможно, её пригласят. Не будет там Шагала, хотя он и вампир, но что-то от прежнего еврея, трясущегося над честью дочери у него осталось. Всех остальных на стол.
- Гонялся.. - Герберт вздрогнул, как будто его попытались оживить с помощью чеснока, зачем-то смял в кулаке голубую рубашку в районе сердца. Оно, разумеется не билось, но виконт все еще помнил, как оно умеет болеть и сейчас он испытывал примерно те же - фантомные - боли, когда каждое слово о человеке, в которого влюблен, ранит сильнее любого клинка. - Гонялся. - Кивнул пространственно, но тут же оживился. - Ты знаешь, дорогуша, спрячь-ка свои клыки. - Он ткнул указательным пальцем по обнаженным клыкам Магды, понимая, что в душе той творится какая-то буря и что бала она ждет с не меньшим рвением чем у отца, но вот зачем? -  Он уже приглашен. Наш юный студент подписал себе приглашение сам, когда явился сюда, преследуя эту..как её. Сару. С чего ты решила, что мне он понравился?  - Несколько секунд виконт молчал, из-за закрытой двери все так же доносилось омерзительное песнопение дочки Шагала, что выбесило Герберта до такой степени, что он подхватил два полупустых ведра и с яростью кинул их вдоль коридора.
- Хватит! О боги, заткните её кто-нибудь! - Он немедля рванул вперед, забыв о цели своего визита, но на полпути остановился, оборачиваясь. - Магда! Иди сюда, немедленно. Сегодня ты составишь мне компанию. Мне нужно переодеться и мы совершим прогулку. - Он кинул взгляд в окно: совсем свечерело, луна уже взошла - большая, кровавой пеленой подернута, морозно-прозрачная. Все как нужно для променада к человеческому теплу. Герберт фон Кролок и сам не знал, что нашло на него сегодня - то ли ревность, то ли он давно не пил человеческой крови, то ли какие-то другие чувства в нем вызвала Магда, хотя какие могут быть чувства у мертвеца? Но виконт знал, что если он оставит все так как есть - беда случиться еще раньше, чем начнется бал. Ну а поскольку Магда оказалась зачинщицей этого разговора, значит она просто обязана быть привязанной одной кровавой лентой к руке графского сына. А он сегодня покажет ей что такое быть пьяным вампиром и непременно появится в опочивальне Альфреда - смотреть на него невинного и умиляться тому, как короток сон человека. А, может быть, и не умиляться..
[nick]Herbert von Krolock[/nick][status]графский сынуля[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1811/5d/4999e13efabf.png[/icon][lz]Виконт. Приемный сын графа фон Кролока, любитель мужской крови, стихов и вздохов под окнами Альфреда. Терпеть не может Сару, ревнуя к ней студентика.[/lz][sign]https://b.radikal.ru/b06/1811/08/3c969dd52e3b.gif https://a.radikal.ru/a01/1811/74/2e83c4b3ac60.gif[/sign]

Отредактировано Wolfgang A. Mozart (04-11-2018 21:09:46)

+1

6

Всё же было в словах Герберта то, с чем Магда согласиться не могла. «Он допустил...да если бы ты помнил, каково это, когда тебя хватают и убивают, а ты цепенеешь от неожиданности. Рассказать тебе, как я умерла? Напомнить? У Шагала отвратительные объятия и цепкие руки». Девушка не могла знать, как стал вампиром её собеседник, с трудом верилось, что граф применил к нему ту же силу, что бывший хозяин к своей служанке. Вот бы спросить у него, что значит добровольно стать вампиром? Нечистью, о  которой сложено столько легенд и страшных сказок, которыми в Трансильвании пугают с колыбели.
И всё-таки она с удовольствием разглядела в Саре глупость и легкомыслие - так продешевить свою жизнь! Даже она, Магда, желала большего - если бы ей дали свободу, богатства, знания...и столько сил, чтобы свернуть Шагалу шею. Жаль, что уже это не способ от него избавиться.
- Девчонка если и не глупа, то уж точно поставить рядом Альфреда и графа совершенно невозможно. На её месте я тоже предпочла бы вашего отца. - фон Кролок производил впечатление даже на простоватую Магду в те редкие минуты, когда им доводилось сталкиваться. А что Альфред? Он бы любил её до безумия, но также боялся бы отпустить от себя как и отец. Служанка не могла догадываться о натуре графа, но чувствовала, что тот может дать несоизмеримо больше. Магда хмыкнула, вспомнив затравленно-заинтересованный взгляд помощника профессора на себе.
- Профессору он доверяет только потому что никого другого у него нет, - озвучила мысль девушка. - Мне кажется, Альфреду не хватает друзей. Они бы и от Сары его отвлекли. - Мальчишке нужны настойчивые и решительные девчонки, как и друзья, способные подначивать робкого парня на подвиги. Но где всё это взять в замке, где живут всего трое? Из задумчивости её вывели совершенно неожиданные слова Герберта. То, что не вполне сознавала в себе молодая девушка, так легко поддалось взгляду Герберта. Свою собственную хитрость она не осознавала как что-то новое, оно стало частью её, прошла Магда осталась в старой, маленькой каморке в гостинице Шагалов. Словно Йони приволок в замок графа совсем другую девушку, а прежнюю её закопал где-то там, в деревне. Польщённая такой похвалой, служанка не очень умело поклонилась, хотя улыбка её стала несколько иной. А потом выражение её лица вовсе переменилось. Впервые девица услышала в свой адрес слова сочувствия, понимания. Но не запоздали ли они? Они были нужны той Магде, а нынешней хотелось попросту рассчитаться за обиды своего детства и юности, если уж не получить то, о чём мечталось.

Его слова впились ей в память, хотя сказаны были так, словно она спросила который час. Впрочем, разве это не часть его жизни, которой он не предаёт значения? Вот если бы его заставили днями таскать вёдра, штопать бельё и отбиваться от нахальных посягательств - это он запомнил бы также надолго, как она его слова про бал.
Завтра, завтра, завтра - звенело в голове и Магда предвкушала. Но вот как убедить дать и ей шанс посмотреть на то, что будет происходить? Её снова снедала ревность: даже смерть дочери Шагала будет обставлена с блеском. Её-то обратили в глухую ночь, когда она пришла, решив попытаться простить своего мучителя. Но он и здесь её использовал в своих сладострастных целях. И один этот факт причинял Магде страдания, хотя ни душа, ни сердце болеть у неё уже не могли. Зато пересыхало в горле от желания выпить крови. Крови Сары Шагал. Как-то поступит с ней граф, когда получит своё? Магде хотелось, чтобы девчонка оказалась в одной из свежевырытых могил на кладбище фон Кролоков.

Увлечённая своими мстительными помыслами, девушка не сразу заметила перемену в собеседнике. Да что это с ним? Неужели этот мальчишка так запал ему в душу? Столько горечи и сожаления было в этом слове. Ну не о Саре же он жалеет, право? Да и не могла его тронуть история бедного сироты-ассистента и бездельницы девчонки, не умеющей применить никаких своих знаний, кроме пения в ванной?
Магде не то чтобы хотелось в этом разбираться, но она считала своим долгом отблагодарить виконта за проявленное к ней участие. Поэтому, пусть и будучи слегка изумлённой такой просьбой, Магда подчинилась, но всё же тихо, словно большой, обнадёживающий секрет, сказала:
- Уже завтра она не будет ничего для него значить, верно? - Если судить по ней самой, то уже завтра ночью у Сары будут совершённо иные увлечения, а может смотреть на неё Альфреду и вовсе не понравится? Всё-таки мужчины слишком горды, чтобы гоняться за упущенным. Но что знает Альфред о гордости?
Магда задумалась: сказать ли отпрыску графа правду? Но это значило бы сознаться, что она ходит по замку, выбираясь из отведённого ей угла. Впрочем, Сара тоже везде совала свой нос, ещё оставаясь человеком.
- Он упоминает в разговорах с профессором о вас и встречах в замке. Я слышала. Зеркала, чеснок и прочее, чего и мне теперь стоит бояться. Но старик как-будто не в своём уме. Такому бы пополнить братство дурачков нашей деревни. А вы..., - Магда снова задумалась, перебирая слова: - Просто поверьте, что я многих повидала за свою жизнь в гостинице Шагала. Когда люди хотят заполучить друг друга, их выдают сущие пустяки. - Но девушка не стала выдавать того, что заметила на одежде виконта. И ей не пришлось об этом даже упоминать, потому что вновь вмешалась Сара.
«Что б ты знал, поёт она так не первый год», - со знанием дела подумала служанка. Ей было жаль неустойчивого к воплям Сары Герберта. Но помешать ему не входило в её планы: девица была уверена, что виконт ничего не сделает «звёздному дитя». Но даже их перебранку она бы послушала с упоением. Что бы они сказали друг другу?
Но сначала к разочарованию, а потом изумлению Магды ничего не случилось. Герберт даже не попытался утопить девчонку в пене или заткнуть ей рот огромной губкой.
Он снова обратил своё внимание на неё (девушка уже успела с опаской подумать уж не ошиблась ли относительно Альфреда). Она оторопело кивнула, не понимая, что задумал этот графский баловень. Куда он её поведёт, для чего? Чутьё её ещё было довольно слабым, чтобы осознать, что она здесь не провинилась, её не отправляют на непосильную работу и не укладывают в чью-то постель. Здесь от неё хотят чего-то совершенно другого. Но даже предположить не могла, что из служанки её, пусть и на одну ночь, поднимут до спутницы виконта. Когда эта мысль стала ей более-менее ясной, девушка с готовностью проводила, а затем дождалась Герберта из спальни. Преобразившегося, ставшего каким-то хищнически-уверенным, что так и притягивало к нему внимание. Впервые она не испугалась исходящего влияния, а постаралась ему соответствовать. Это было совершенно иным чувством. Нет, она не лелеяла глупую мечту сравнить несравнимое, но его сила была так заразительна. И было в ней нечто такое, чего у Магды, как и у Альфреда, не было никогда - друга, надёжного и уверенного, с кем ты разделяешь свои мысли, или чьи подхватываешь сам. Её глаза оживились, да и сама она стала будто бы живее, чем когда-либо была в другой жизни. В той жизни держали рамки, страх, чужая власть. Здесь же не было ничего.
Ей не хотелось задавать глупых, неосторожных вопросов, способных навсегда захлопнуть дверь в новую жизнь, но всё-таки...
- Мы отправляемся вдвоём? Куда же?

...Они стояли на склоне горы, несколько километров путешествия от замка к деревне остались позади. Магда, даже потеряв способность и необходимость дышать, инстинктивно делала вдохи и наслаждалась морозным воздухом по старой памяти. Луна проливала подёрнутый алым свет на спящие человеческие жилища.
- Самое лучшее время, чтобы забыть о прошлом, - произнесла она для самой себя. В воздухе витал запах близящейся мести. Но кому мстить? Всем тем, кто не избавил её от Шагала? Его жене, что приютила, но никогда не защищала по-настоящему от своего мужа? Жадно облизнув губы, она поняла, что сейчас это безразлично.
Снег под ногами снова хрустнул. Она в нетерпении сделала несколько шагов, но не смела обогнать виконта. Что же привело его сюда? Это ей хотелось узнать раньше, чем она наброситься на свою первую жертву.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2uCZL.png[/AVA] [NIC]Magda[/NIC][SGN]http://funkyimg.com/i/2uD2x.jpg[/SGN][status]виконтская подружка[/status]

Отредактировано Constance Mozart (24-12-2018 21:15:05)

+1

7

Могла ли представить себе Магда, что её жизнь будет такой? Наверное, как и сам Герберт - нет. Разницы между ними практически не было, кроме одной: Герберт сам попросил о вечной жизни и вечной смерти, а Магду сделали такой насильно. Никто, кроме графа фон Кролока не догадывался о том, как именно Герберт вдруг стал его сыном: казалось, так было всегда, но нет. Герберт старался стереть из памяти ту самую ночь, когда он, стоя под окнами Компьенского дворца - резиденции Бонапарта - и охраняя его покой, просил у вселенной прислать ему вечный покой, как он думал о том, что вот сейчас бросит караул и поднимется на замковые ворота и бросится вниз, завершая тем самым свою несчастную судьбу, свою никчемную жизнь. Но у вселенной были на него другие взгляды, потому она послала ему тень, скрывавшуюся в ночи; отца, который сделал его своим сыном, принял таким, какой он был от рождения; наставника, подарившего ему новое имя, новый титул и вечную смерть. Это была тайна графского сына, его боль и несчастье, коим он ни с кем поделиться не мог - ну не с Куколем же, в самом деле. Единственной кандидатурой теперь казалась ему Магда, женщина, застрявшая в болоте, имеющая все шансы на то, чтобы стать Герберту если не другом, то товарищем.
- Ты хочешь знать слишком много, Магда. - Одёрнул её Герберт и тут же ласково, почти что нежно пропел:
- У Сары будет очень трудная ночь. - Граф не собирался делать Сару вампиром, не намерен был делать её своей женой или любовницей, он так же не хотел оставлять в живых и профессора с асисстентом, но жалобный взгляд сына подкорректировал планы на Альфреда - им всегда было достаточно одной жертвы, а сейчас их целых три.
- Чеснок? - фон Кролок-младший скривился. - Какая мерзость. Неужели ты думаешь, что они сумеют приблизиться к нам настолько, чтобы воткнуть в наши холодные сердца осиновые колья? Духу не хватит. К тому же, кто им сказал, что это действует? Чеснок, предположим, просто противно воняет. - Виконт пригладил волосы, выбившиеся из общей массы и посмотрел на свои руки. - Тебе не стоит бояться, осталось слишком мало времени, чтобы они смогли осуществить свою мечту и убить кого-то из нас. - Фыркнул виконт и пнул одно из вёдер, лежавших на полу.
- Я и не скрываю своего интереса к нему, Магда. Если хочешь знать, я собираюсь оставить Альфреда при себе и пусть он носит мочалки в мою ванну. - Почти что раздраженно объявил Герберт, затаскивая шагаловскую пассию в свои аппартаменты, по-вампирски холодные, но достаточно уютные, как и все комнаты в замке - пустые, но заполненные старинными вещами. Спали они с отцом в склепе, в гробах, но остальное время Герберт любил проводить с комфортом. Когда-то он попытался оспорить с отцом место их дневной дислокации, каким будет его гроб и всё прочее, но потерпел неудачу - граф был верен традициям. - Подай мне, пожалуйста, черную мантию. - Выбор виконта был остановлен на полностью черном костюме, плотно обтягивающем бедра и торс. В черном он чувствовал себя менее добрым что ли, и более похожим на отца: сразу куда-то исчезала его наивность, юмор, его взгляд становился холодным и непроницаемым, голос стальным, жесты и движения резкими. Герберт менялся практически моментально и не то, чтобы это ему нравилось - просто подходило к сегодняшней прогулке: он намеревался выяснить всё о ней, рассмотреть её под линзами  луны, пустить в огород голодную овечку и посмотреть, не станет ли она волком, так чутко хранящим свою личину. Виконт всегда был хитрым, опасным игроком, только игру его мало кто мог отгадать и даже граф фон Кролок порой ошибался.
- Тебе не нравится компания, милочка? О-о. - Он сложил губки бантиком и томно прикрыл глаза. - Придётся потерпеть. А отправимся мы не так далеко, как ты думаешь. В твое недавнее прошлое.

...С вершины, обрамленной снежной шапкой, хрустящей под тяжелой обувью вампира, открывался потрясающий вид на вечернюю деревню. Откуда-то веяло жареным мясом на вертеле, пирогами, зимними яблоками в карамели, темным пивом, свечами, которые они получали отсюда, засылая Куколя раз в месяц - замок потреблял довольно много воска; если бы Герберт был человеком, то непременно спустился бы в таверну, чтобы хотя бы просто посидеть у огня, выпить чего-нибудь согревающего, но..Теперь ему нечего было греть и не было нужды в простой еде, он научился пить свиную кровь, год за годом, раз за разом, но не Магда. Он лениво повернул бледное лицо, смахнул с плеча невинные снежинки и ехидно ухмыльнулся: запах человеческого страха, крови и пота будоражил её сознание, можно было увидеть кровавый блеск в её глазах - так неотрывно она смотрела вниз, обнажая клыки. Его пальцы сжались на её плече, останавливая порыв стремительно вонзить в кого-нибудь свои зубы и выпить одинокого путника до последнего вздоха.
- Подожди. Еще слишком рано. Представь, что мы нагуливаем аппетит. Это место тебе уже знакомо, не так ли? - Он спрыгнул ниже - ближе к заветному теплу бьющейся в венах крови и подал Магде руку, помогая ей спуститься. До человеческого жилища было рукой подать и собаки уже чувствовали подвох - скулили в своих конурах, скреблись в хозяйские двери, чуя смертельный холод, исходивший от этих двух бледных фигур. - Знаешь, я всё думал, что держало тебя здесь в доме этого мерзкого упыря? Деньги? Ночлег или, может что-то ещё? Как ты оказалсь здесь?
Их променад за околицей напоминал погребальное шествие - медленное, летящее, леденящее душу зрелище. Герберт перебирал меж пальцев её белокурые волосы, зная, что если она дёрнется в сторону и нарушит его наказ, то лишится не только волос, но своей миленькой головы вместе с жизнью. Этакая собачонка, строптивая и неугомонная в руках хозяина. Он честно не желал ей зла, но и срывать отцу Бал не собирался, развлечения развлечениями, но ежегодный Бал - столько надежд и столько вложено в него сил - состоится.
- Расскажи мне.
[nick]Herbert von Krolock[/nick][status]графский сынуля[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1811/5d/4999e13efabf.png[/icon][sign]https://b.radikal.ru/b06/1811/08/3c969dd52e3b.gif https://a.radikal.ru/a01/1811/74/2e83c4b3ac60.gif[/sign][lz]Виконт. Приемный сын графа фон Кролока, любитель мужской крови, стихов и вздохов под окнами Альфреда. Терпеть не может Сару, ревнуя к ней студентика.[/lz][nick]Herbert von Krolock[/nick][status]графский сынуля[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1811/5d/4999e13efabf.png[/icon][sign]https://b.radikal.ru/b06/1811/08/3c969dd52e3b.gif https://a.radikal.ru/a01/1811/74/2e83c4b3ac60.gif[/sign][lz]Виконт. Приемный сын графа фон Кролока, любитель мужской крови, стихов и вздохов под окнами Альфреда. Терпеть не может Сару, ревнуя к ней студентика.[/lz]

Отредактировано Wolfgang A. Mozart (05-11-2018 19:41:36)

+1

8

Теперь Магда знала как пахнет месть. Месть пахла кровью, струящейся по телу жертвы, которое медленно покидала жизнь. Но девушка ещё не знала, как легко нарушить своё же обещание выбирать жертву разумно: она ещё ничего не знала о жажде. Лишь подпевала об этом мерзкому Шагалу. Но испытать на себе...или для начала просто спросить? Может Герберт и не любит, когда ему задают вопросы, но он же сам взял её с собой. Выделил (из немногочисленной) прислуги и взял с собой на прогулку. И непростую. По крайней мере Магде казалось, что всё это имеет какой-то смысл. Она знала слишком мало о жизни после обращения, ещё меньше она знала Герберта. Но ей очень хотелось иметь друга. Настоящего, каких у неё никогда не было. И она не цеплялась за его титул, за то, чего смогла бы добиться, связавшись с ним. Нет, покой снизошедший на эту мёртвую душу нельзя было купить за все богатства мира. Рядом с ним простая деревенская девчонка, никогда прежде не знавшая такого отношения, успокоилась. Она была ему безразлична ровно также, как небезразлична Шагалу. И в этом было особенное наслаждение. Как не странно, Магда чувствовала себя в безопасности в большей степени, чем при жизни. Он не тронет её, если она будет достаточно умна, не причинит ей вреда. А пока у девушки получалось расторопно выполнять его приказы и ничем не досадить. При этом бывшая трактирная девка прекрасно видела, что её характер вызывает у него любопытство. Сам же графский наследник оставался загадкой, но таким как он иначе и нельзя - засмеют (если бы было кому). И Магда относилась к этому с услужливым пониманием. Хотя бы до тех пор, пока спутник не провацировал её. И может быть поэтому его компания нравилась Магде всё больше?
Она думала об этом, стоя на заснеженном холме, пытаясь отвлечься от мрачных мыслей о мести своему прошлому. Но они всё равно кружили навязчивыми снежинками и заставляли некогда милое, а решительное, какое-то порочное лицо вампирши мрачнеть.
Магда видела девочку, бредущую по грязным деревенским улицам, пытающуюся не отстать от ещё молодой, но уже укрупнившейся до размеров дойной коровы, женщины. Девчонка в ободранном платье, кое-как заплетёнными и перевязанными грубой верёвкой, светлыми волосами, слишком напуганная, чтобы попросить спутницу замедлить ход. «Будешь хорошо служить - тебя перестанут бить», - обещала ей старая Фейга, отправляя прочь от места, которое у девчонки язык не повернулся бы назвать домом. У Магды не было повода не доверять Ребекке Шагал, потому что своим родителям она доверяла ещё меньше. Если бы сейчас она могла плакать, то это непременно случилось бы. Потому что Герберт предлагал вернуться к истокам, ещё совсем свежим, словно кровь хлещущая из укуса. Ведь всё это было и правда совсем недавно. Пусть в прошлой жизни, но перед вампиршей ведь целая вечность.
Некоторое время ей нужно на то, чтобы обдумать его не то просьбу, не то приказ. За душой у неё есть тайны, вот только души уже нет. Шагал отобрал даже это! Невзрачную, но бессмертную душу. Она может и не жалела о потере по-настоящему, но коробило, что именно он прибрал её к рукам.
- Всё началось даже не здесь, - Магда всё ещё смотрит вниз по склону, но видит совсем другую деревню, пусть и очень похожую - они все как одна. - У нас была очень большая семья. Страшно даже подумать, когда мы успевали рождаться, если отец почти не бывал дома. Не удивлюсь, если половина из нас принадлежала кому угодно, только не ему. Видать за это он и бил мать до неузнаваемости. Я уже даже не помню какого цвета были её глаза, постоянно заплывшие синяками. И кожа у неё была грубая от тяжёлой работы и постоянных побоев. Нас постепенно отдавали, пристраивали в разные семьи или мы сбегали сами. Даже не знаю, что стало с моими старшими братьями и сёстрами. Да и не стремлюсь узнать. И даже не припомню всех их имён. Я была средней. Третьей или четвёртой. А к тому дню стала старшей. Ты говорил о мести? Мне наверное не осталось кому мстить кроме этого мерзкого старика. Я даже не уверена, что мои родители пережили тот, первый год, когда меня забрала из дома Ребекка. Даже не она, а её родственница или подруга, или...я даже не знаю. Просто она заботилась о нас и однажды позвала меня к себе, когда жена Шагала была у неё в гостях ли, по делу ли. И кажется уже тогда ей старуха разболтала про меня. - Магда хмыкнула. - Вид у меня конечно был очень «товарный» в тот день. Получила своё от отца. Рассечённая щека, синяк на скуле, даже не помню, что прилетело в меня тогда. - и рассмеялась каким-то болезненным смехом, словно снова ощутила ту боль. - «Как только время придёт, забирай её и отправь ко мне», - тогда я не придала значения случайным словам, сказанным уже за закрытыми от меня дверьми. Думаю, уже тогда она знала, что её мужик положит на меня не только глаз. А может и сама этого хотела? Эдакая-то неповоротливая кобыла не для скачек, - ядовитый смех снова разнёсся в пронзительной тишине. - Но я была уверена, что меня ждёт жизнь лучше нынешней. До сих пор не знаю сильно ли я ошиблась. - девушка повела плечом. Хватит откровенничать, а то глядишь мальчишка в жизни разочаруется. Он-то такого небось не представлял никогда. В их книгах такого не пишут. - От Шагала мне ничего не было нужно, он разумеется сразу не понравился. Но у него даже виды на меня вышли не сразу - Ребекка живо взяла меня в оборот, радуясь, что оказалась умнее и способнее, чем ей казалось. Мы даже жили неплохо, у неё не было поводов бить меня, а у него интереса приставать ко мне, покуда в девицу не выросла. - улыбка стала ещё мрачнее, снег под ногой хрустнул. Где-то жалостно скулила собака, пока девушка не отвела от неё пронзительного взгляда; после - забилась в угол. Это доставляло какое-то непередаваемое удовольствие. Из жертвы превратиться в угрозу кому-то такому же живому, как сама когда-то. - Так что же, ей теперь мстить за её наивную любовь и ревность к этому жалкому созданию? Шагал ведь жалок. Отвратителен. Может она ему меня и нашла, чтобы держать от себя подальше. Даже не верится, что они могли когда-то друг друга любить. - Магда задумалась ненадолго. - Только за то, что выставляла виновной меня в длинных руках своего муженька. Ей ведь всё равно не жить без дочки да без него. - И ещё мгновение размышлений. - А ещё был Ярон, этот глупый, трусливый мальчишка, что так и не женился на мне. Один из многих. Слишком много обещал, но потом трусливо женился на другой, той, чьё состояние получше моего, - девушка презрительно сузила глаза. Она конечно не ответила на его вопрос напрямую, но полагала, что её рассказа, более длинного и откровенного вполне достаточно для выводов. - Я конечно, как вы изволили выразиться, хочу знать слишком много, а всё же...хотя что может быть в вашей аристократической жизни такого, чему я могла бы удивиться. Али ваш папенька вас не так уж и любит, если пустил вам кровь? - губы трогает улыбка. Что он ей может сделать? - Вы, разумеется, можете обмануть такую деревенскую простушку как я, но ведь вам самому это уже не так интересно, неправда ли? - Магда всматривается в пустые глазницы окон, выискивает глазами гостиницу Шагалов. - Какую кровь вы предпочитаете - неверных любовников или глупых женщин? - её  взгляд вновь лишён ностальгической тоски и гнева. Он полон интереса охотника. И что-то ей подсказывает, что они ещё нападут на интересную жертву. Более того, спутник казался Магде тем более занятным, чем дальше они шли, чем большими откровениями она делилась с ним, и с чем большей уверенностью ждала такого же ответа. Простое, не глубокое, но очень чувствительное, подсказывало ей, что даже если Герберт взял её с собой как игрушку, то вовсе не намерен метать перед ней свой аристократизм. К чему ему это, если зрителей достаточно лежит на семейном кладбище. Розыгрыши он может приберечь и до бала.
[status]виконтская подружка[/status][AVA]http://funkyimg.com/i/2uCZL.png[/AVA] [NIC]Magda[/NIC][SGN]http://funkyimg.com/i/2uD2x.jpg[/SGN]

Отредактировано Constance Mozart (24-12-2018 21:13:24)

+1

9

[nick]Herbert von Krolock[/nick][status]графский сынуля[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1811/5d/4999e13efabf.png[/icon][sign]https://b.radikal.ru/b06/1811/08/3c969dd52e3b.gif https://a.radikal.ru/a01/1811/74/2e83c4b3ac60.gif[/sign][lz]Виконт. Приемный сын графа фон Кролока, любитель мужской крови, стихов и вздохов под окнами Альфреда. Терпеть не может Сару, ревнуя к ней студентика.[/lz]
Пока Магда погружалась в воспоминания вслед за ней в чужую жизнь окунался и виконт. Он четко видел все её шаги — от маленькой девочки, живущей из года в год под острым и прицельным взглядом человека, желающего снять первые сливки, до взрослой девушки, которую некому было защитить кроме себя самой. Она спрашивала живы ли её родители, та старуха, что привела её в дом Шагала, тот Ярон, который мог бы сделать её гораздо счастливее. Герберт может дать ей ответ на все вопросы, ведь теперь у неё есть особый дар, которым обладали все вампиры - им не обязательно видеть облик человека, они чувствуют особый запах крови, родственной или любой другой, с коей когда-либо случалось встретиться. Это как вырезанное на коре молодого дерева сердце, что через многие годы все равно будет виднеться едва заметным, но узнаваемым шрамом.
Как много между ними столетий, но как одинаковы люди сквозь года: они всё так же похотливы, всё так же не видят чужую боль и заботятся только о своей драгоценной шкуре. Их можно винить и нужно наказывать, если Бог оставил это место, то они — фон Кролоки станут этими богами и вернут хоть часть справедливости в эти замшелые места.
Бледные пальцы Герберта сжались в кулак. Вампир не был похож на мстителя и вряд ли у кого-то возникало желание попросить у него защиты, но это от того лишь, что о нём мало кто знал. Да та же Магда никогда бы не подумала, что графский сынок может решить её проблему - снять с её плеч тяжелый груз прошлого, но он сделает это сам для того, чтобы понимать скем ему придется жить бок о бок еще множество столетий, станет ли Магда ему ближе, нужен ли ему ещё один соратник или Альфреда будет достаточно после того, как он обратит студента?
- Мне жаль. - Сказал Герберт не глядя на рассказчицу, но это не значило, что она ему неинтересна, он высматривал впереди единичные огоньки в окнах, пугливо подрагивающие на подоконниках от сквозняка. Ему вдруг захотелось заглянуть в одно из этих окон, втянуть воздух жилища как раньше, когда он был жив, ведь запах каждого дома говорил о том, кто в нём живет. Если пахло едой соблазнительно и приятно — хлебом, только что изъятым из печи или картофелем, зажаренным в углях, значит и семья была приятной, радушной. Если пахло чем-нибудь кислым, грязью или горечью, значит и хозяева такого дома не отличались ни заботой о себе, ни добротой своих помыслов. Наверное, он соскучился по той жизни, раз иногда позволяет себе такие мысли и такие прогулки — папА о них не знал. Впрочем, сейчас он мог бы, как и отец, появиться в любом жилище и притащить на бал еще одну жертву, но планы были уже приняты — звездное дитя всегда одно. А бонусами можно и здесь позаниматься.
- Ты, наверное думаешь, что не заслужила подобной жизни? - Он хмыкнул и, наконец, повернулся к вампирше, засматриваясь на её лицо — красивое, впрочем, но слишком уж обезображенное яростью и обидой. Ничего, она ещё переживет эти ощущения, перемолет их в муку и забудет, если только убрать с её глаз единственное напоминание о прошлой жизни — самого Шагала, с которым она в наказание спит в одном гробу. - Заслужила. Поверь, никто не предопределит нашу жизнь или то, что мы называем жизнью сейчас, лучше чем мы сами. Выбор всегда есть и ты могла бы уйти оттуда куда-нибудь ещё, найти другое место, менее оживленное, но спокойное. И не была бы ты соблазном для Шагала, для кого-нибудь ещё, если бы ты повесилась на каком-нибудь дереве в лесу. - Он усмехнулся, вспоминая собственный выбор. - Всё могло бы быть иначе. - Герберт почему-то захотел притронуться к её волосам, и не передумал даже после её вопроса об отце.
- Мой отец? - Жуткая улыбка расползлась по бледному лицу Герберта. - Ты действительно считаешь его моим отцом? Граф сделал это потому что я просил или потому, что в ту ночь ему было скучно. - Виконт склонил голову набок, забавляясь с её волосами, мягкими и шелковистыми, с её черным — тоже по случаю — платьем, вернее с оборками на рукаве. - Он был моим спасением и наказанием, не знаю кем был для него в ту ночь я. - Он пожал плечами. - Моя жизнь была лучше твоей, я был одним из сыновей богатого и заметного в обществе человека, но выбивался из семейного устава своими предпочтениями. Меня никто не бил, но всеобщее отвращение и нелюбовь я чувствовал кожей, каждой клеточкой своего тела. Я не понимал в чём моя вина, ведь я не выбирал каким мне родиться. Я стал их неудачным экспериментом. И настолько это было унизительным, Магда, что я придумал сброситься с высоты — расшибиться в кровавую лепешку прямо на глазах у Бонапарта, которому принадлежала моя семья и моя повинность охранника его спокойной жизни. - Те ворота он помнил до сих пор: белоснежно-серый камень, холодный как смерть в любую погоду, и барельеф над двумя колоннами в виде скрещенных секир и двух пик, покрытых каменным саваном: отличное место, чтобы быть упокоенным под ними. Он помнил, что не было в нём страха, только чувство несправедливости и унижения, но сознание его цеплялось за какую-нибудь другую возможность прекратить свои мучения. - Я был в двух шагах от того, чтобы закончить своё существование, мне не было жаль ни себя, ни свою семью. Все что я хотел это вечного покоя, и он дал мне его, появившись за секунду до шага в темноту. Ты знаешь, я даже не испугался, хотя не помню, - Герберт задумчиво поднял глаза к ночному небу. Не испугался ли он — юный виконт, которому претила жестокость? - наверное, всё же я представлял себе вечность иначе. Но я ни о чём не жалею и тебе желаю того же. - Вампир искренне улыбнулся Магде. - Ни ту и не другую. - Он вновь превратился в капризного мальчика, который переел шоколада, но продолжает требовать чего-нибудь вкусненького. - Я предпочитаю кровь невинных юношей, а если таковой не получаю, то целый год устраиваю отцу голодовку. Он не слишком балует меня в этом плане, можешь считать, что Альфреду крупно повезло - я его не обижу никогда.
Наконец, Герберт остановился неподалеку от гостиницы — большого трёхэтажного деревянного здания и блаженно закрыл глаза. Он чувствовал присутствие не только тех, кто сейчас пытался уснуть в своих холодных постелях, кто предавался жарким утехам или просто ворочался с боку на бок; он чувствовал и Альфреда отдалённый запах, и Сары и даже Магды, не стертый временем с простого деревянного стола...
- Посмотри на них. Безмятежны и просты, думают, что Бог простит их за грехи, если они сами о них забыли. Они ненавидят и боятся нас потому что мы и есть Его слово, его длань, его кара. - Его лицо заострилось и стало как будто бы старше, чем время успело отмерить, Герберт дрожал едва заметно то ли от злости, то ли от нетерпения. - Назови мне имя. Одно имя из твоего отвратительного прошлого — этого достаточно на сегодня.

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » so close..